авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«6 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Предисловие Мы рады представить вашему вниманию сборник материалов, подготовлен ...»

-- [ Страница 10 ] --

Отношение сотрудников к новому УПК. В ходе опроса респонденты выказали негативное отношение к новому Уголовно процессуальному кодексу. Особенной критике подвергались нормы закона, которые предусматривают санкцию суда на производство обыска и арест. «Законодательство, безусловно, должно совершен ствоваться. Но не так, как это сделано с введением «мизулинского» УПК, который дает заметные преимущества подозреваемому в совершении преступления, ущем ляя при этом права потерпевших. Лично я считаю, что новый УПК существенно затруднил борьбу с преступностью»510, – поделился своим мнением респондент.

Другой сказал: «В настоящий момент процессуальное законодательство, на мой взгляд, создает режим наибольшего благоприятствования преступнику....

По нормам предыдущего УПК, достаточно было только тяжести преступления и данных о том, что преступник намерен скрыться, и прокуратура давала санкцию на арест!.... А по новому УПК тяжесть преступления не является основанием для ареста. Мы теперь должны доказывать суду, что человек помимо тяжести соде янного хочет скрыться или может совершить новое преступление. И это надо до казывать! У нас были такие ситуации, когда убийцы пачками освобождались суда ми, они не арестовывались ими!…Но со временем эта ситуация выправилась»511.

Респондент судья отметил, что сотрудники МВД не успевают адаптировать ся к новым быстро вводимым законодательным актам, что влечет за собой нару шения: «Я считаю, причина процессуальных нарушений связана с тем, что в пос леднее время было введено в действие много новых законов. Этот объем надо было освоить, надо было научиться применять на практике те или иные правовые нор мы. И все это делалось в процессе работы, а это очень сложно. Надо все таки при принятии каких то законов, давать время на адаптацию сотрудников правоохра нительных структур. Это нужно для выработки навыков, для осмысления новых положений закона. И вот пока не наработана практика, а на ее основе и рекомен дации, и допускаются процессуальные нарушения»512.

Неформальные «правила» в подразделениях МВД. Как и в любых других кол лективах, в процессе совместной работы сотрудники руководствуются не только должностными инструкциями, но и неформальными правилами.

Милиционеры отмечали, что от системы внутренних отношений во многом зависят характер и результаты работы. Они придавали особое значение руководи телям подразделений и опытным сотрудникам, которые, с точки зрения боль шинства интервьюируемых, существенно влияли на формирование системы от ношений.

Но высказывались и другие, порой противоречивые, мнения.

«Все зависит оттого, насколько здоровые традиции сложились в том или ином милицейском коллективе. И здесь многое зависит от начальника того или иного подразделения, начальника отдела внутренних дел»513, – говорил респондент.

Из интервью с прокурором. Тверская область. 2004.

Из интервью с начальником РОВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с председателем районного суда. Тверская область. 2004.

Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

244 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Однако он же сказал: «…каким бы ни был начальник, решают все кадровые сотрудники, проработавшие не менее 10 лет. А вот этого, так скажем, срединного слоя в коллективах и нет»514.

«В настоящее время никаких таких корпоративных правил нет – говорил еще один сотрудник. Все разрушено! Старый костяк кадров ушел, а новый еще не сформировался.... Так что каких то устойчивых традиций сейчас нет...»515.

В то же время он сказал, что «для тех сотрудников, которые уже работают долгое время, у которых процесс адаптации закончился, и они состоялись уже как милиционеры, есть определенные табу». Но для молодых милиционеров, «кото рые не имеют социальных установок… социально милицейских установок, для них табу никаких нет, – отметил он. – Извините, но есть такие случаи, когда участковый свободно угоняет машину!»516.

«Очень многое зависит от начальника того или иного подразделения», – говорил бывший милиционер517. При этом он отметил особую роль опытных сотрудников: «В органах молодые прислушиваются не к начальникам, а к тем, кто уже прослужил порядочный срок. Прислушиваются к тем, кто служит ря дом. Ну, например, ко мне, а не к начальнику приходили мать или жена с просьбой повлиять на сына или на мужа, повлиять на тех, кто начал не в меру выпивать»518.

Из сказанного следует, что позитивные системы отношений в подразделени ях МВД достаточно хрупки: плохой начальник или недостаток опытных сотруд ников могут их легко разрушить.

Отвечая на вопрос о неписанных правилах в МВД, респонденты милиционе ры говорили о том, что «нельзя подставлять напарника», «нельзя перекладывать на других свою работу». Некоторые говорили также, что нельзя «выслуживаться».

Из ответов респондентов следует, что в коллективах действуют принципы негативной солидарности. Они применяются в отношении сотрудников, допус кающих «вынос сора из избы».

Так, один из респондентов поведал о «справедливом» начальнике, который уволил такого сотрудника за разглашение сведений о распитии спиртных напит ков, сказав при этом: «Я тебя увольняю не за то, что водку пил, а за то, что всех предал! Мне такие сотрудники не нужны».

Начальники и подчиненные считают «предателями» тех, кто разглашает све дения о нарушениях и злоупотреблениях сотрудников, если эти деяния являются допустимыми с точки зрения коллектива. Иными словами, существует круговая порука.

Таким образом, можно говорить о наличии в системе МВД микроколлекти вов, групповое сознание которых допускает, а, возможно, и поощряет различные отступления от формальных кодифицированных правил, в том числе и произвол.

Данный вывод представляется правомерным, поскольку он основывается не только на высказываниях респондентов, опрошенных в Тверской области, но и на массе примеров негативного группового поведения сотрудников правоохранитель ных органов в других регионах.

Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах Приоритеты в работе. Респонденты милиционеры не могли четко ответить на вопрос о приоритетах в их работе. Они явно испытывали затруднения. Но затем начинали говорить разное.

Рядовые милиционеры сказали, что о приоритетах в работе особо не задумы ваются. «День прошел, и ладно… Цели и задачи и основные направления деятель ности в милиции – это не попасть под пулю, под прокурорскую проверку и полу чать хорошее жалование»519.

По мнению старших офицеров, приоритеты в работе не носят конкретного ха рактера: «…Фактический приоритет – достижение наилучших показателей по чисто формальным показателям..... Не думаю, что это правильно. Но, на мой взгляд, главным приоритетом в работе правоохранительных органов должно стать завоевание доверия у общества, чтобы общество понимало смысл нашей деятельности»520.

Милиционеры назвали также ряд направлений работы, которые у всех на слуху.

В результате приоритеты были расставлены в следующем порядке: борьба с терро ризмом, торговлей наркотиками, преступностью, охрана общественного порядка.

Проблемы произвола Сотрудники МВД, как следует из интервью, не считают проблему произвола актуальной. «Я не считаю, что преступность среди сотрудников милиции – это проблема», – сказал бывший сотрудник милиции (имеющий судимость). При мерно такие же суждения высказывали другие милиционеры.

Однако прокурор имеет другое мнение: «Есть такая проблема!... я не хочу сказать, что нет тех, кто, работая в милиции, кого избил, ограбил.... Есть изби ение подследственных...»521.

Оценивая масштабы произвола, адвокат сказал: «Превышения полномочий – это такая вещь, которая, носит латентный, т.е. скрытый характер. И лишь неболь шая часть этих нарушений обнародуется. Поэтому нельзя сказать, что происходит в действительности. Имеющая статистика на этот счет не отражает истинного положения в органах милиции. Хотя даже эта скудная информация дает представ ление о том, что такая проблема весьма серьезна»522.

Милиционеры склонны оправдывать произвол «служебной необходимостью».

Как сказал один из них, «борьба с преступностью – это война.... Нас убивают, а мы и пальцем не можем тронуть? Милиционер психанул, двинул какого то уго ловника, и, пожалуйста, дело заводят! Я считаю, что это неправильно. Нельзя бить по рукам милиционера, надо бить по рукам преступника»523.

Судья также признал, что случаи милицейского произвола – явление неред кое. «А что касается серьезности проблемы превышения служебных полномочий сотрудниками милиция, то такая проблема есть. Чаще всего случаи произвола допускает сотрудники тех служб милиции, которые непосредственно работают с гражданами: это ГАИ, это ППС»524.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с начальником РОВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с прокурором. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с сотрудником ППС. Тверская область. 2004.

Из интервью с председателем районного суда. Тверская область. 2004.

246 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Предпосылки и причины произвольных практик Респонденты называли культурно исторические, актуально политические и внутренние служебные предпосылки и причины произвола.

«Почему проблема произвола милиции существует? Я думаю, на это влия ет и наше тоталитарное прошлое, – говорил исследователь из университета МВД. – У нас не закреплено правое положение каждого гражданина, т.е. цен ность каждого гражданина и … его защита. Если бы государство берегло своих граждан, не было бы тех перекосов 30 х гг., не было бы произвола силовых орга нов и сейчас»525.

В качестве предпосылок произвола также называли кризисное состояние со временной российской государственности: «… произвол – только одна из острых проблем в ряду не менее острых проблем государства. Вот мы говорим о милиции, о суде, о прокуратуре, а что в стране у нас где то уже наведен порядок? Так что произвол и деградация милиции лишь следствие, а не причина. А причины имеет и социальные и политические корни»526.

И, разумеется, большинство респондентов указывало на самые разные про блемы повседневной деятельности МВД (указаны выше), которые, по их мнению, служат источником произвола.

Проблему произвола сотрудников МВД в Чечне респонденты квалифициро вали как особую, нетипичную. Причины произвола в этой мятежной республике объясняли тем, что «там идет война», «там другие приказы».

Говорили и о том, что «в Чечне милиции делать нечего» (имея в виду, что войс ковые и другие «контртеррористические» операции должны производить войско вые подразделения или специально обученные отряды – спецназ). Высказыва лись также соображения, что и главными силами по борьбе с терроризмом долж ны быть не милиция, а ФСБ и прочие специальные службы.

Некоторые респонденты подчеркнули, что командировки сотрудников МВД в Чечню неблагоприятно воздействуют на их эмоционально психическое состоя ние: «А какие злые мужики приезжают из командировок?… Чечня даром никому не проходит!»527.

Однако незаконные задержания, избиения, пытки, другие нарушения прав граждан, которые можно оценивать как произвол, распространены не только в Чечне, но и в Тверской области.

Неправомерные административные задержания:

проблема «плана»

Сотрудники милиции могут нарушать закон, стремясь достичь формальных показателей, по которым оценивают их работу. Так, судя по интервью, в МВД все еще полностью не снята проблема необходимости выполнения негласного «плана по задержаниям». «В милиции были планы на задержания, на раскрытие преступ лений и т.д. есть они и сейчас…План с одной стороны заставляет работника мили Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах ции задерживать, кого попало, или скрывать факт преступления, чтоб не иметь лишней головной боли»528 – рассказывал респондент.

«Ну, план не план, а работа должна быть видна? – говорил другой. – А когда наша работа видна? Когда есть задержания, когда есть административно аресто ванные, когда штрафы выписаны, правильно? Это такая же работа, как и все…ре зультат должен быть! А так выходит, что мы прошлись по улицам, покатались на машине, и что?... А где результат?»529. При этом «…никого не волнует право мерность составления протоколов» [о задержании. – ред.]530.

Один респондент отрицал наличие плана, как он выразился, на «админист ративное задержание». «Это уже ушло! Такое сейчас не практикуется. Сейчас тако го сделать невозможно. Вот раньше – да! Я помню, как таким образом и деньги долговые вышибали, всякое бывало. Но это было в те…в прошлые времена. Нет, как такового плана нет! Бывает план по административным арестам! Но это тяже лая вещь! Административный арест накладывает судья. Ну, как правило, план ад министративного ареста бывает раза два в год, чтобы убрать из города всю эту блевотину, убрать потенциальный криминал любыми способами. Кто поддается профилактическому воздействию, воздействуем профилактически. А кто – нет, тогда арест! И это бывает тогда, когда проводятся большие, массовые мероприя тия. Вот говорят, сколько там у вас на учете, 760 человек? Давайте из этих “закройте” 350 человек!» 531.

Невыполнение сотрудником «плана» наказывается. Как рассказывал один из них, «невыполнение плана сказывается на зарплате. И перво наперво тебе “ре жут” оклад. И еще по итогам года это влияет на размер 13 той зарплаты. Как говорится, наказывают рублем. Нам к окладам положены доплаты за сложность, напряженность и т.д. И если ты перевыполняешь план, то должен получать по максимуму»532.

Сотрудники МВД считают, что у граждан нет эффективных способов препят ствования задержаниям: «Практически любого можно задержать в административ ном порядке… Поводов для задержания и искать не надо. Вот милиционер взял за рукав нарушителя, а тот руку отдернул, разве не сопротивление? …Он и не догадыва ется, что оказывает сопротивление представителю власти и как бы самой власти!»533.

Бывший сотрудник правоохранительных органов, который был осужден, рас сказал также о технологии задержаний: «Обговариваем это с участковым, и если он давно на участке работает, то помощь оказывает большую. Или со спецротой ППС договариваемся, момент выжидаем.… Мы то сами не можем произвести админист ративное задержание. Выходит такой Вася, допустим, за хлебом, а паспорт дома оставил. Ну, и задерживают его на предмет выяснения личности. Если выпившего дурака подкараулили, то это еще лучше. По закону на выяснения личности дается 3 часа. А где есть 3, там и 5 найдется. За это время Вася пару раз оскорбит кого нибудь в дежурке, и – все! Трое суток минимум сам себе и нам обеспечил!»534.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с сотрудником ППС. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

248 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Судя по интервью, на практике понятие «план» может подменяться поняти ем «результаты». Один интервьюируемый пояснял: «С неопытного сотрудника требуют результаты в работе, а он результат дать не может, что называется, «заши вается». Такая ситуация – это проявление когнитивного диссонанса… у следовате лей и оперативных работников она возникает достаточно часто, когда проблем много, их надо разрешить, а как разрешить – неизвестно.... И поневоле чело век выбирает метод или способ скорейшего решения проблем»535.

Очевидно, что требование достижения «результата во что бы то ни стало»

провоцирует произвольные практики.

Использование административных задержаний для расследования уголовных дел. Респонденты подтвердили использование в МВД такой неформальной прак тики как административные задержания и административные аресты при рас следовании уголовных дел. По их мнению, подозреваемому проще вменить ад министративное правонарушение, а затем собрать различные доказательства и аргументы для возбуждения уголовного дела и поменять статус задержанного.

Респондент рассказывал: «…человека задержали прямо на улице под надуман ным предлогом, вроде того, что он не в том месте бросил окурок! Затем быст ренько сляпали протокол об административном нарушении, отвезли в суд, где судья “нарисовал” пять суток административного ареста за мелкое хулиганство.

Пять суток с подозреваемым “душевно” беседовали, в результате чего появилась явка с повинной»536.

Судьи, с точки зрения одного из респондентов, не отказывают поддерживать усилия милиционеров по административным арестам: «Раньше как было? Если человек в пьяном виде задерживался не один раз, то ему давали 15 суток ареста. И за эти сутки нужно собрать доказательства. И собирали. … Бывало, что началь ник ОВД звонил судье и просил: “Мы тут пьяного Иванова задержали. Нам надо его подержать, есть на нем кое что». И судья в таких случаях никогда не отказыва ла. Я думаю, что и сейчас, если нужно не отказывают”537.

Судя по ответам респондентов, случаи таких задержаний нередки. Один из них сказал: «Я всегда провожу задержание, если есть сигнал о серьезном преступ лении, иногда и провоцируя подозрительную личность на такое задержание»538.

Однако другой отметил, что «… если уголовников задерживают в административ ном порядке для последующей работы, то только матерых, а не какую нибудь шелупень... Это бывало не так часто, как хотелось бы. Ведь преступник не сидит, и не ждет, когда же за ним придут…»539.

Административный арест подозреваемого в уголовном преступлении практикует ся и как мера упрощения для сбора доказательств: «Неправомерный арест по уголов ному делу – это же лишний пинок от начальства! А вот административно аресто вать можно просто. Так как что нибудь он да нарушит. А за то время, что он в ИВС, можно собрать материал. Если не подтвердится вина, отпускают. И чело век, если с ним не начинают работать ОУР, бывает, даже не догадывается, за что на самом деле был арестован. Чаще получается, что арестовали не зря! Если не на Из интервью с преподавателем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах первом допросе, то потом начинают давать показания. Тут приходится информа цию выжимать, а что делать?»540.

Административные задержания и аресты при расследовании уголовных дел, с точки зрения некоторых сотрудников МВД, провоцируются также тем, что в этих случаях не обязательно приглашать адвоката. Как сказал один респондент: «Им же голову могут намылить, если выйдет неправомерное задержание. Потом же надо сразу адвоката приглашать, а что с адвокатом выяснишь? Ребят тоже можно понять, правильно?»541.

В милицейской практике имеются также случаи, когда административное задержание или арест применялись как мера воздействия на гражданина, подав шего жалобу на те или иные неправомерные действия сотрудников милиции:

«…один такой гражданин накатал на одного сержанта нашей роты такую кляузу.

Нагородил такое, падла, в этой жалобе, что хоть стой, хоть падай! Его задержали, привозят в машине в дежурку, и спрашивают по пунктам: это было? Было, говорит.

А это, что тоже было? Не помню, говорит. Так прошлись по всей жалобе, и многое этот так называемый гражданин, позабывал. Отпустили его, а на следующий день он забрал жалобу, так как понял, что ему еще по этим улицам ходить»542.

Протокол о задержании часто не заполняется, или заполняется «задним чис лом». Но это рассматривается сотрудниками милиции не как нарушение, а как неизбежное следствие условий работы: «Если искажаются какие то сведения, то это бывает, когда ошибается дежурный, который все эти бумаги заполняет, потому что народу в дежурной части – не продохнуть! Ну, и, само собой спешка! Бывает, что то где то упустил, сократил, не дописал! Бывают такие недочеты, но чтобы это делалось умышленно – нет!… Эти погрешности происходят оттого, что недоком плект кадров, большая загруженность сотрудников, интенсивность работы. Если бы сидел себе в кабинете и спокойно заполнял бумаги, но так практически не бывает! Обстановка меняется каждый час, а то и каждую минуту. Потом сам харак тер работы. Дежурим то ведь сутками»543.

Незаконные методы воздействия на задержанных и арестованных. В ходе интер вью с сотрудниками правоохранительных органов лишний раз подтвердилось, что на задержанных и арестованных оказываются незаконные метода воздействия. И хотя сотрудники из числа милицейского начальствующего состава умалчивали об этом, их подчиненные, в том числе и бывшие, рассказали о некоторых методах работы, применяемых на практике.

Так, например, бывший сотрудник милиции, который был осужден, говорил:

«Преступник начинает давать информацию только тогда, когда его припирают к стенке. А чем припирают, это неважно. Когда преступник заговорил, его передают следователю, и тот закрепляет собранный материал. Следователь может припе реть показаниями свидетелей…экспертизой…или коленкой. Да, выбивают пока зания! Но другого отношения они не понимают…»544.

Он пытался оправдать «превышение полномочий»: «А что такое превышение полномочий? Если он делает все, чтобы изобличить преступника, применяет все Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с сотрудником ППС. Тверская область. 2004.

Из интервью с сотрудником ППС. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

250 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола средства из благих побуждений, а не из корыстных, то где здесь произвол? Вот там стукнули задержанного, так этот задержанный матерый уголовник, на нем пробы негде ставить, он людей резал! Я считаю, что по 286 статье надо привлекать только тех, кто берет взятки и за деньги закрывает уголовные дела! Вы думаете, будут наказаны «оборотни в погонах?»545.

В ходе реализации проекта были описаны конкретные случаи произвола.

Из изученного нами дела З на (2004 г.) вытекает, что арест использовался для оказания давления на больного человека и принуждения его к «нужным» показа ниям.

Неправомерное физическое и психическое насилие использовалось в ходе «Андреапольского дела» (2001 2003 гг.). К задержанному Г ву, больному раком, применялись угрозы насилием.

В Заволжском ОВД г. Твери пьяные оперативники допросили задержанного ими наркомана (2002), затем выбросили его со второго этажа ОВД. После этого вывезли и бросили за городом. (Милиционеры осуждены.) Силовые методы воздействия были применены и к В ву, задержанному по подозрению в хищении мобильного телефона (2004 г.) В ва допрашивали в ОВД одного из районов г. Твери три дня и все три дня избивали. Допрос проводился под руководством начальника УР РОВД.

При выяснении обстоятельств покупки украденного инструмента сотрудни ки одного из РОВД г. Твери жестоко избили добросовестного приобретателя граж данина Ж на в его собственной квартире (2004 г.).

Один из респондентов рассказал о применении пытки холодом: «Был у меня один такой задержанный. Задержали, а он молчит! Я снял с него свитер, надел… пристегнул к батарее наручниками и открыл форточку. Тогда мороз был с ветром, как раз в форточку дуло, а сам вышел. Так этот фрукт начал орать уже через полча са: больным почки, больные почки! Почему то не думал о почках, когда бабу душил! Ну, а после проветривания, все рассказал с деталями. А я его пальцем не тронул» 546.

Проблемы правовой защиты задержанных и арестованных. В ходе реализации проекта выявлено, что основными проблемами являются нарушения процедуры разъяснения задержанным их прав, создание препятствий адвокатам, неуведом ление родственников задержанного о задержании.

На вопрос: «Выполняется ли требование разъяснять права задержанным?»

респонденты дали противоречивые ответы. Один говорил: «Нет, конечно, не вы полняется»547, другой – «Это требование выполняется»548.

В качестве причин нарушения установленной процедуры разъяснения прав назывались правовая безграмотность правоохранителей и задерживаемых, нехват ка времени, «бесполезность» процедуры, отсутствие у милиционеров соответству ющей «привычки» и «ненужное» ограничение действий милиционера, возникаю щее вследствие точного предписанного законом исполнения процедуры (разъяс нения прав).

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с осужденным сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с начальником РОВД. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах Вот наиболее характерные высказывания респондентов на этот счет:

«Наша общая беда – общая правовая безграмотность. В милиции распрост раненно мнение, что у того, кто совершил преступление, нет прав, а те, кто их защищает, уводят преступника от ответственности. Такова психология людей, кто обязан обезвредить преступника, и это надо понимать. С другой стороны, разъяс нив права задержанному, сотрудник автоматически ограничивает свои действия.

А ограничивать себя ему, он считает, не с руки. Нет еще у сотрудников и професси ональной привычки к такой процедуре, а может, это строго и не требуют от них?»549;

«Нет на это ни времени, ни привычки»550;

«Это там, на Западе, такие традиции, мол, вы можете хранить молчание и тому подобное. Я считаю, что не обязательно разъяснить эти права... пользы от этого я не вижу! Наша практика показывает, что когда ночью идет большая достав ка, то люди, которые считают, что их права в чем то ущемлены, видны сразу! Они сразу говорят, что им нужен адвокат!»551;

«К сожалению, разъяснение прав задержанному воспринимается как лиш няя морока. Есть соблазн упростить процедуру, и, на взгляд сотрудника милиция, ненужные формальности»552.

Респондент милиционер рассказал, каким образом происходит порой «разъяснение прав» на практике: «Мы обязаны были задержанному разъяснять его права. И он должен был расписываться в протоколе, что со статьей 247 озна комлен. А на деле говоришь задержанному: “Здесь распишись, здесь и вот здесь!” На деле никто ничего не разъясняет»553.

Тем не менее, в среде правоохранителей есть понимание целесообразности соблюдения установленной процедуры: «Разъяснение прав, конечно, помогает не только задержанному, но и правоохранителю. И здесь никаких ограничений, в принципе, быть не должно. Я считаю, что и пьяному, и бомжу надо разъяснять его права. Хотя, думаю, это не всегда дает результат. Но пусть это будет привычкой каждого милиционера»554.

Помимо проблемы с разъяснением прав, существует проблема доступа задер жанных и арестованных к адвокатам.

«Права задержанного, подозреваемого сейчас не нарушаются. По крайней мере, за время работы по новому УПК в практике нашего суда подобных наруше ний не было. Конечно, подозреваемый может не соглашаться с задержанием, но он имеет право в 3 дневный срок обжаловать свое задержание. И все эти процеду ры проходят при наличии адвоката. Всегда» – говорил судья555.

Однако полученные в ходе реализации проекта материалы и другие источни ки свидетельствуют, что сотрудники МВД нередко препятствуют деятельности адвокатов.

Адвокат также отметил наличие проблемы: «Я лично встретил препятствия на допуск к подзащитному. Я пришел с ордером по соглашению (у меня было Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с участковым. Тверская область. 2004.

Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с начальником РОВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с председателем районного суда. Тверская область. 2004.

252 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола заключено соглашение с родственниками моего подзащитного). Я попросил сле дователя представить мне протоколы допроса подзащитного и те документы, ко торые должны были предъявляться и предъявлялись ему. На что следователь мне ответил в том духе, мол, откуда мы знаем, что с вами заключено соглашение. И тут же мне поставили условие: вместе со следователем поехать в изолятор или они сами доставят подозреваемого к следователю, и подозреваемый сам должен напи сать заявление, что желает видеть меня адвокатом! А когда, мол, будет такое заяв ление, вот тогда они меня к делу и подпустят. Ну, разумеется, ничего общего со смыслом нового закона о допуске адвоката к делу это не имеет»556.

Однако существует проблема эффективности деятельности адвокатов, дви жимых зачастую исключительно интересами личного заработка: «Сейчас есть дежурные судьи, есть дежурные адвокаты. И это требования закона выполняется.

Но все дело в людях, в тех же адвокатах, например. Привозят мужика из деревни, укравшего что то по мелочи. Приходит в отдел адвокат и видит, что с задержан ного взять нечего и спрашивает мужика: “Адвокат нужен?” А мужик отвечает:

“Да я не знаю…”. Адвокат продолжает дальше: “Так, если нужен адвокат, то готовь 3 тысячи!”. Мужик почесал репу: “Не, тогда не нужен!”. Адвокат сует бумажку: “Пиши, что тебе адвокат не нужен!»557.

Правовая защита задержанных и арестованных затрудняется также другим нарушением закона, которое допускают сотрудники МВД – неуведомлением род ственников задержанного о задержании: «Бывают и такие случаи, когда с задер жанным оперативники начинают работать, что называется, за рамками законных процессуальных действий. Они умышленно сутки, двое суток не уведомляют о задержании человека его родственников. При этом оперативники ведут “душев ные” беседы с человеком, и, что называется, “выдерживают” подозреваемого558.

Контроль над милицией как способ противодействия произволу. Контроль над деятельностью МВД, с точки зрения опрошенных сотрудников милиции, в ос новном является чрезмерным и неэффективным.

Внутренний служебный контроль также недостаточен. Так, респонденты под вергли критике такую контролирующую структуру как управления собственной безопасности МВД: «Эта структура используется как средство борьбы, как сред ство наказания. И получается, что выявляется и наказывается само зло, а вот при чины не выявляются. А ведь надо бороться с причинами, порождающими произ вол. Но если мы не знаем причины, мы не можем устранить явление»559.

Некоторые респонденты отмечали, что суд может являться препятствием для произвола: «Если предположить, что кого то незаконно, без доказательств арестовывают, то судебный контроль помогает избежать таких ситуаций. Но, с другой стороны, этот контроль очень усложняет каждодневную работу для нас!

Это с точки зрения органа уголовного преследования. Наша работа значительно усложнилась»560.

Были и противоположные мнения:

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с прокурором по надзору. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах «Конечно, судья больше верит следователю, чем обвиняемому и адвокату.

Для суда все таки привычнее работать с прокурором, со следователем, чем с ад вокатом»561;

«Судьи привыкли бороться, а не исследовать доказательства, вести судебное следствие, так и борются до сих пор. Вероятно, поэтому так мал процент оправда тельных судебных приговоров»562;

«Если прокуратура просит избрать такую меру пресечения как арест, судья обязательно арестует…»563.

Последнее мнение иллюстрирует изученный нами случай произвола – дело З на (2004). Судья районного суда Тверской области, не приняв во внимание, что З н тяжело болен, дала санкцию на его арест. Через две недели З н умер в СИЗО от диабетической комы. «Как в этом случае суд справился с ролью контролера? По лучается, что еще до предъявления обвинения суд вынес З ну приговор»564, – ска зал адвокат.

Отвечая на вопрос «Помогают ли прокуратура и суд решать вопросы, связан ные с охраной правопорядка и борьбой с преступностью?», адвокат ответил: «У ме ня там такое количество ответов на мои жалобы и ходатайства, подписанные про курором, что пора создавать отдельный архив. Все ответы совершенно не мотиви рованы и бессодержательны. Главный их пафос в следующем постулате: органы милиции все делают правильно, и претензий со стороны прокуратуры к ним нет»565.

Высказывались и другие критические суждения в адрес прокуратуры: «Про куратура дала милиции карт бланш по такому принципу, что – да! там работать некому, пускай хоть эти работают. Поэтому прокуратура смотрит сквозь пальцы на неправомерные многие действия сотрудников милиции, и реагирует прокуратура только на какие то вопиющие случаи»566.

Критика респондентами судейской практики не носила тотального характе ра. При всех недостатках судебного контроля над процедурами ареста и обыска, некоторые респонденты признали положительную роль судов и говорили, что есть судьи, которые ответственно подходят к рассмотрению дел, а не «штампуют»

постановления об аресте.

В целом же введение в действие нового УПК, который формально перерасп ределил роли между прокуратурой и судом, не привело к существенному измене нию методов деятельности органов внутренних дел.

Судя по ответам респондентов, наказания сотрудников МВД за произвол носят избирательный характер и поэтому не всегда эффективны.

На вопрос «Почему одних сотрудников, допустивших произвол, “сдают”, а других нет?» респондент ответил: «Доказать сам факт произвола, как правило, трудно – это первое. И второе. Сдают тогда, когда уже не удается скрыть сам факт произвола во избежание компрометации всего отдела. А если сдать одного, то всегда можно сказать, мол, одна паршивая овца затесалась в коллектив. Если на чальник будет выгораживать сотрудника, то это может говорить о том, что так Из интервью с бывшим сотрудником милиции. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Из интервью адвоката. Тверская область. 2004.

254 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола работает весь отдел, что так принято в этом отделе, такой стиль работы с граждана ми, так работать учит начальник, значит, это культивируется, и приветствуется. И тут могут быть далеко идущие последствия, когда всех могут наказать, лишить премии и т.д.»567.

Получается, что «сдача» сотрудника, допускающего произвол, – всегда вы нужденная мера, не связанная со стремлением добиться законности в работе, а являющаяся в первую очередь формой защиты всего коллектива и самого руково дителя от санкций.

Другой респондент милиционер сказал: «Сдают тех, кто сильно замарался – это раз. А нормального сотрудника не сдадут, понимают, что он не для себя ста рался. Или защитят его. А иначе, кто будут за такую зарплату горбатиться?» Респонденты, тем не менее, считают, что если сотрудников правоохранитель ных органов наказывать за произвол, то это профилактически подействует на дру гих сотрудников.

Комментируя «Андреапольское дело», адвокат отметил, что ситуацию в Ан дреапольской милиции удалось улучшить уже тем, что один из офицеров МВД был подозреваемым по фактам произвола (хотя и не понес наказания).

Адвокат сказал: «Говорить о том, что он не понес никакого наказания нельзя.

Да, он не был осужден, в отношении него не было приговора суда, где бы была дана оценка его деяниям. Но вместе с тем, он долгое время находился в режиме подо зреваемого в деле превышения должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия. Дело неоднократно закрывалось, но по ходатайству адвокатов от крывалось вновь. В конце концов, его уволили из “органов”. Для майора – это было существенным наказанием. Мы по этому делу ездили в Андреаполь в тече ние двух лет. И сколько бы мы туда не приезжали, жители этого городка нас благо дарили. Нам говорили, что после того, как его обвинили в превышении полномо чий, в райцентре стало тихо, а в ИВС навели такой порядок, какого никогда не было, особенно вежливого обращения с задержанными. Именно возбуждение дела заставило его коллег умерить свою прыть»569.

Представляется, что в борьбе с произволом, как и с преступностью в целом, существенную помощь могли бы оказать граждане (если, разумеется, МВД сможет эффективно организовать работу с ними). Социологическое исследование выяви ло, что более 60% опрошенных готовы оказывать помощь милиции. (Не станут сотрудничать с милицией ни при каких обстоятельствах – 14 %. 20 % ответили, что пока не готовы помогать правоохранительным органам в борьбе с преступнос тью). 14 % сочли, что необходим гражданский контроль над милицией.

Реализация проекта позволила сделать, по меньшей мере, два фундаменталь ных вывода:

1) нарушения прав человека работниками правоохранительных органов но сят систематический характер и обусловлены наличием множества проблем внут ри самих органов. Без реальной помощи правоохранительным органам со сторо ны государства (и общества), жесткой борьбы против нарушений прав человека Из интервью с исследователем университета МВД. Тверская область. 2004.

Из интервью с сотрудником ППС. Тверская область. 2004.

Из интервью с адвокатом. Тверская область. 2004.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах правоохранителями произвол правоохранительных органов способен превращать ся в устойчивые практики;

2) наиболее эффективной мерой, способной предотвратить нарушения прав человека сотрудниками правоохранительных органов, могла бы послужить, на наш взгляд, глубокая реформа правоохранительной системы, главными целями которой стали бы утверждение принципиально новых форм отбора сотрудников для работы в МВД и других структурах, повышение уровня материально финансового обеспе чения МВД, улучшение качества образования и подготовки сотрудников для вы полнения возложенных на них задач и формирование надежной системы государ ственного и общественного контроля над деятельностью правоохранителей.

256 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Экспертная сеть проекта Исследовательский проект «Произвол в правоохранительных органах: прак тики и причины» осуществлялся усилиями экспертной сети неправительствен ных организаций в десяти регионах России.

Экспертная сеть была создана Московской Хельсинкской группой, Центром «Демос» и их партнерами. Сеть создавалась для проведения комплексных иссле дований по проблемам, лежащим в сфере общественных интересов, а также для ведения направлений экспертной деятельности по разработке предложений по решению социально значимых проблем и их продвижению.

Ключевым элементом экспертной сети стали некоммерческие организации регионального уровня. Участие региональных организаций обеспечивает возмож ность изучать и оценивать социальные процессы, которые происходят в различ ных частях страны.

Деятельность экспертной сети строится на принципе открытости и прозрач ности и включает в себя широкое публичное обсуждение результатов исследова тельской работы.

Экспертная сеть стремится соответствовать высоким профессиональным стан дартам. Все участники сети имеют опыт и навыки использования научно обосно ванных методов исследовательской деятельности и известны своими аналитичес кими работами.

Ниже приведены краткие описания каждой из организаций, которые вошли в созданную экспертную сеть.

1. Алтайская краевая правозащитная общественная организация «Бастион» (АКОО «Бастион») Адрес: 656099, г. Барнаул, пр. Ленина, д. 41, каб. тел.: 8 (3852) e mail: andreyblem@rambler.ru Ведущий эксперт организации – Блем Андрей Александрович Организация «Бастион» была создана 18 апреля 1997 г. и зарегистрирована 16 мая 1997 г. Управлением юстиции Алтайского края.

«Бастион» активно ведет работу по исследованию различных проблем в об ласти соблюдения прав и свобод человека. Особое внимание «Бастион» уделяет анализу законодательства и региональной правоприменительной практики.

Важным направлением деятельности организации является оказание бесплат ных юридических консультаций жителям края и подготовка официальных обра щений в различные инстанции в случае нарушения прав человека. Также «Басти он», совместно с партнерскими организациями, реализует образовательные и про светительские проекты в области прав человека.

В рамках исследовательской работы «Бастион» сотрудничает с Центром «Де мос» и с региональными организациями: Алтайская краевая общественная орга Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах низация «Правозащитное действие», «Фонд социальной поддержки и гражданс ких инициатив».

2. Коми региональная общественная организация «Комиссия по защите прав человека «Мемориал»»

тел.: 8 (8212) e mail: alena@parma.ru Председатель комиссии – Сажин Игорь Валентинович Коми региональная общественная организация «Комиссия по защите прав человека “Мемориал”» создана 26 ноября 1996 г. при Сыктывкарском «Мемориа ле». С июня 2002 г. Комиссия зарегистрирована как отдельное юридическое лицо.

Основной целью Комиссии является организация и осуществление граждан ского контроля за закрытыми и полузакрытыми областями деятельности государ ства, такими как места лишения свободы, милиция, детские дома, психиатричес кие учреждения и др.

Важнейшими направлениями деятельности Комиссии являются: оказание юридических консультаций гражданам, попавшим в сложные ситуации во взаи моотношениях с государством;

проведение ежегодных мониторинговых исследо ваний как общего, так и специализированного характера (права заключенных, права лиц, страдающих психическими расстройствами, социальные права, права избирателей, права национальных и религиозных меньшинств, права граждан при контактах с милицией);

проведение общественных акций («Черные повязки» – акция напоминания о войне в Чечне в связи с гибелью очередного солдата или милиционера и «Грязный город» – акция по замазыванию националистических лозунгов, листовок и свастик в г. Сыктывкаре).

3. Красноярский краевой общественный комитет по защите прав человека Адрес: 660075, г. Красноярск, ул. Маерчака, д. 6, Юридический институт тел.: 8 (3912) e mail: agorelik@krasline.ru Председатель – Горелик Александр Соломонович Красноярский краевой общественный комитет по защите прав человека со здан в 1997 г. Сотрудниками Комитета являются, в основном, преподаватели и студенты юридического и социально правового факультетов Красноярского госу дарственного университета.

Основные направления деятельности Комитета связаны с оказанием право вой помощи социально незащищенным группам населения, защитой граждан от пыток и жестокого обращения в правоохранительных органах. Сотрудники Коми тета оказывают письменные и устные консультации, представляют интересы граж дан в судах по вопросам гражданского, семейного, уголовного, уголовно процес 258 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола суального, трудового права. С 2002 г. Комитет осуществляет проект «Шаг навстре чу» с целью реабилитации и социальной адаптации воспитанников колоний для несовершеннолетних. Сотрудники Комитета принимают активное участие в меж региональных исследовательских и мониторинговых проектах.

Красноярский краевой общественный комитет по защите прав человека со трудничает с рядом организаций, таких как Юридическая клиника Красноярско го университета, Московская Хельсинкская группа, международная организация «Международная тюремная реформа» и другими правозащитными и некоммер ческими организациями.

4. Майкопское городское общественное учреждение «Южнороссийский независимый институт социальных исследований»

Адрес: 385000, г. Майкоп, ул. Краснооктябрьская, д. тел.: 8 (87722) е mail: sovetikus@narod.ru Ведущий эксперт – Цветков Олег Михайлович Южнороссийский независимый институт социальных исследований образо ван в 2001 г. В работе организации принимают участие как дипломированные спе циалисты, так и студенты, аспиранты и социально активные граждане.

Главной целью Южнороссийского независимого института социальных ис следований является содействие становлению гражданского общества и цивили зованным отношениям общества и власти.

Для достижения этой цели Институт проводит различные исследования, за нимается организацией дискуссий, публикует материалы в СМИ, реализует иные социально значимые проекты.

В настоящее время в деятельности Института можно выделить два основных направления: диагностику социально политической ситуации в южнороссийс ких регионах и мониторинг ситуации с правами человека.

Институт поддерживает партнерские отношения с различными российскими и зарубежными общественными организациями и исследовательскими центрами.

5. Пермская Гражданская палата и Пермский региональный правозащитный центр Пермская Гражданская палата 614000, г. Пермь, ул. Большевистская, д. 120 а, к. 308, т/ф. (3422) 36 40 63, 36 43 e mail: palata@prpc.ru url: http://www.prpc.ru/ Председатель – Аверкиев Игорь Валерьевич Пермская Гражданская палата региональная, общественная, благотворитель ная организация. Была создана на базе Пермского регионального правозащитно Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах го центра 10 апреля 1996 г. с целью поддержки и развития некоммерческого секто ра Пермской области.

Миссия организации содействие формированию и эффективному функци онированию некоммерческого сектора в Пермской области Пермская Гражданская палата осуществляет взаимодействие широкого спек тра некоммерческих организаций, экспертного сообщества, средств массовой ин формации для поддержки и развития принципов гражданского общества, разви тия гражданских инициатив в регионе.

Направления деятельности организации:

— правовое консультирование граждан;

— поддержка гражданских инициатив;

— законотворческая деятельность, экспертиза нормативных актов;

— продвижение технологий гражданской экспертизы, переговоров и контроля;

— консультирование НКО по некоммерческому менеджменту;

— поддержка социально неадаптированных слоев населения;

— проведение просветительских мероприятий в области защиты прав человека.

Пермский региональный правозащитный центр Адрес: 614006, г. Пермь, ул. Куйбышева, д. 14, к. 203, тел.: 8 (3422) 35 13 04 или 35 10 е mail: prpc@perm.raid.ru;

web site: www.prpc.ru Директор центра – Исаев Сергей Владимирович Организация была зарегистрирована 31 января 1995 г. по инициативе Все российского общества «Мемориал», партии «Демократический выбор России» и Социал демократической партии России. В настоящий момент организация насчитывает около 30 человек.

Основной целью ПРПЦ является создание в Пермской области эффектив ной негосударственной системы защиты прав человека. В задачи Центра входит содействие гражданам в защите личных свобод, политических, процессуальных и социально экономических прав. Особое внимание уделяется защите информа ционных прав, прав заключенных, прав лиц, пострадавших от неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов.

Основными направлениями деятельности ПРПЦ являются: консультирова ние граждан по вопросам защиты прав человека;

социально правовой патронаж (включая участие в судебных процессах) наиболее сложных и значимых дел;

раз работка и реализация правотворческих инициатив;

разработка и распростране ние правозащитных методик и технологий;

пропаганда правозащитной деятель ности;

проведение обучающих и просветительских мероприятий;

сбор и анализ информации о гарантиях, нарушениях и защите прав человека;

содействие созда нию негосударственных институтов правозащиты.

6. Правозащитный центр города Казани Адрес: 420021, г. Казань а/я 110, ул. Заводская, д. 3 оф. тел.: 8 (8432) е mail: hrcenter@mi.ru;

web site: www.investigation.org 260 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Директор центра – Каблова Наталья Александровна Правозащитный центр города Казани создан в августе 2001 г. Коллектив Цен тра состоит в основном из дипломированных специалистов, некоторые из них имеют опыт работы в правоохранительных органах.

Правозащитный центр с момента создания реализовал более 20 проектов, связанных с защитой прав человека от нарушений со стороны сотрудников право охранительных органов. Среди них были исследовательские, образовательные, мониторинговые, издательские, консультационные, проекты адресной помощи и общественных действий.


Правозащитный центр г. Казани акцентирует работу на методике обществен ных расследований, однако уделяет большое внимание визитированию закры тых учреждений и проведению конфликтных информационных кампаний. Идея указанной методики была сформулирована и начала реализовываться НРОО «Ко митет против пыток» (г. Нижний Новгород) и впоследствии была усовершен ствована и формализована рядом других правозащитных организаций. Данная деятельность приносит значительные плоды в сфере адресной помощи постра давшим.

Широкая работа ведется Центром в области сотрудничества с государствен ными структурами, такими как: прокуратура, МВД, Управление федеральной служ бы исполнения наказаний и пр.

7. Региональная общественная организация «Нижегородское общество прав человека» (РОО НОПЧ) Адрес: 603106, г. Нижний Новгород, ул. адмирала Васюнина, д. 2.

тел.: 8 (8312) 77 87 32 или 77 87 е mail: hrnnov@sinn.ru.

Председатель Совета РОО НОПЧ – Лаврентьев Александр Ефимович РОО НОПЧ была создана в 1993 г. В настоящее время организация насчиты вает 30 членов. На базе НОПЧ как ресурсного центра были созданы специализи рованные правозащитные общественные организации: Нижегородская Мирот ворческая Группа, Лига матерей заключенных, Молодежный правозащитный центр, Женская правозащитная группа, Центр помощи мигрантам, Общество Российско Чеченской дружбы (межрегиональная организация), Нижегородская региональная организация «Комитет против пыток».

Основными целями НОПЧ являются реализация и защита гражданских, по литических, религиозных, экономических, социальных и культурных прав и сво бод граждан;

развитие активности и самостоятельности граждан;

их участие в уп равлении государственными и общественными делами. Основные направления деятельности НОПЧ связаны с судебной реформой, реформой тюремной систе мы, правовой помощью гражданам, просветительской работой.

Раздел 2. Правоохранительные органы в регионах 8. Свердловская региональная общественная организация «Сутяжник»

Адрес: 620075, г. Екатеринбург, ул. Тургенева, д. 11 тел.: 8 (3433) е mail: belyaev@sutyajnik.e burg.su;

web site: www.sutyajnik.ru Глава организации – Беляев Сергей Иванович Свердловская региональная общественная организация «Сутяжник» –пра возащитная организация, являющаяся ресурсным центром для многих обществен ных объединений Урала. Организация создана в 1994 г.

Основными целями организации являются содействие реализации прав и законных интересов граждан и организаций и повышение правовой культуры на селения. В задачи организации входят распространение правовых знаний среди населения;

оказание бесплатной юридической помощи, проведение публичных семинаров и лекций по актуальным правовым вопросам;

бесплатное распростра нение литературы по пропаганде правовых знаний.

В настоящее время приоритетными направлениями деятельности организа ции являются обжалование нормативных актов, действий и решений государствен ных и муниципальных органов и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан;

международная защита прав граждан в Европейском Суде по правам человека, Комитете ООН по правам человека и других международных органах.

9. Тверское региональное отделение «Российского историко просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал» (ТРО «Мемориал») тел.: 8 (0822) 34 84 е mail: memo@mail.tver.ru Сопредседатели ТРО «Мемориал» – Глушков Сергей Владленович и Шари пова Валентина Алексеевна ТРО «Мемориал» было сформировано в 1988 г. Статус юридического лица был получен организацией в 1994 г. В 2000 г. организация была перерегистрирова на как отделение Российского общества «Мемориал». В настоящее время в орга низации работают14 человек.

Основными направлениями деятельности ТРО «Мемориал» являются: уве ковечивание памяти жертв политических репрессий, историческое просветитель ство, правозащита и благотворительность.

В рамках правозащитной деятельности ТРО «Мемориал» осуществляет свои собственные мониторинговые проекты, а также активно участвует в межрегио нальных исследованиях и мониторинговых программах. В частности, с 2002 г. орга низация проводит мониторинг и составляет доклады о положении с правами че ловека в Тверской области. ТРО «Мемориал» также проводил серию тематических мониторингов: реализация избирательных прав в ходе выборов 2000 г. в Государ 262 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола ственную Думу;

соблюдение прав беженцев и вынужденных переселенцев в Тверс кой области (2000 г.);

положение заключенных в Тверской области (2002 г.), со блюдение прав лиц с психическими расстройствами» (2003 г.) и др.

10. Фонд «За экологическую и социальную справедливость»

Воронежская область тел.: 8 (903) 650 34 е mail: resist@resist.ru, nonukes@vmail.ru Ведущий эксперт организации – Козлов Алексей Юрьевич Фонд «За экологическую и социальную справедливость» создан в 2002 г. Он является региональным отделением международной экологической группы «Эко защита!».

Основными направлениями работы Фонда являются: защита окружающей среды, противодействие ксенофобии, национализму и клерикализации;

гендер ная демократия;

антимилитаризм. В качестве проектных тем следует также на звать свободу собраний, противодействие произволу правоохранительных орга нов и право на доступ к информации.

Деятельность Фонда сосредоточена в Воронежской области, в качестве кон сультантов и экспертов сотрудники Фонда участвуют в проектах во Владимирс кой, Нижегородской, Свердловской, Самарской областях, Краснодарском, Пер мском краях и др. субъектах РФ. Сотрудники Фонда являются авторами и рецен зентами ежегодных докладов по нарушению прав человека в Воронежской облас ти, а также специальных докладов по ксенофобии и национализму, нарушениях во время выборов в Воронежской области.

При содействии Фонда выходят следующие периодические издания: «Ядер ный монитор» (проблемы ядерной энергетики, безопасности и т.д.) и «Чистая энергия» (источники энергии, воздействие энергокомплекса на окружающую сре ду и т.д.).

Раздел 3. Методология и инструменты 264 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Методология Асмик Новикова Каждому из исследовательских этапов проекта соответствует свой основной метод сбора и анализа информации. В основе методологической структуры про екта – полевые социологические методы сбора информации в диапазоне от строго формализованных до недирективных.

На этапе изучения конкретных случаев официальных разбирательств (case studies) использовались методы, позволяющие реконструировать саму ситуацию наруше ния и процесс восстановления потерпевшим своих нарушенных прав. Эти методы обычно используются при проведении общественных расследований (методика впервые была разработана Нижегородским Комитетом против пыток). Если пользо ваться социологической терминологией, то это методы аналитической разведки на стадии поиска таких дел и методы сбора документированной информации на ста дии реконструкции самого события и процесса официального разбирательства.

Мы исходили из того, что, детально изучив отдельные случаи произвола, мы сможем составить модели его проявления. Поскольку эта работа проходила в 10 реги онах, мы также надеялись получить информацию, позволяющую делать обобщения.

Было очевидно, что отследить в ходе работы тот или иной случай в динамике от начала и до конца вряд ли удастся, поскольку процессы по уголовным, граждан ским и административным делам длятся достаточно долго. По этой причине слу чаи рассматривались ретроспективно.

Требовалось изучить те случаи нарушений, в которых были задействованы сотрудники МВД. Это требование было установлено, поскольку в рамках кабинет ного исследования было выяснено, что именно милиция чаще, чем иные правоох ранительные структуры, вступает в непосредственное взаимодействие с граждана ми. Другим требованием было изучение только тех случаев, по которым проводи лось официальное разбирательство. Это условие было поставлено, исходя как из исследовательских задач, так и из требований технического характера.

С одной стороны, важно было увидеть не только то, как осуществляется про извол, но и как правоохранительные органы, потерпевшие и граждане реагируют на него. Также хотелось на примере разбирательств по жалобе на произвол просле дить, как взаимодействуют между собой различные правоохранительные органы и органы судебные. С другой стороны, было очевидно, что только по тем делам, по которым происходило официальное разбирательство, легче выяснить не только точку зрения предполагаемой жертвы произвола, но и самих нарушителей, их коллег, начальников и контролирующих их деятельность инстанций. Тот факт, что по делам производилось официальное разбирательство, обеспечивал более высокий уровень достоверности информации.

Особый интерес для нас представляли случаи, по которым официальное раз бирательство завершилось признанием нарушения и восстановлением нарушен Case study как метод и как стратегию следует различать. Когда речь идет об изучении конкретного случая нарушения прав, то это событие расценивается как отдельный case, который подвергается специальному изучению. Когда же речь идет о стратегии, то тогда основной предмет исследования рассматривается как явление и изучается на разных уровнях с привлечением широ кого диапазона методов сбора и анализа информации.

Раздел 3. Методология и инструменты ных прав. Это позволило нам проследить, как работают существующие механиз мы защиты от произвола и насколько они эффективны.

Участникам проекта предлагалось изучать каждый идентифицированный слу чай произвола с разных сторон, отражая позиции всех вовлеченных в конфликт субъектов и используя различные источники информации. Наиболее успешными оказались те описания случаев, при составлении которых проводились анализ про цессуальных документов по делу, анализ публикаций средств массовой информа ции, интервью с пострадавшими и свидетелями, интервью с должностными лица ми и адвокатами, принимавшими участие в изучаемом деле. То есть те случаи, для описания которых было использовано максимальное количество источников.


От региональных партнеров требовалось не просто изложить суть дела (опи сать само нарушение) и процесс разбирательства по нему, но и предоставить как можно большее количество деталей, связанных с причинами возникновения кон фликта между сотрудниками правоохранительных органов и потерпевшим, осо бенностями поведения участников конфликта, мотивами, которыми они объяс няли свои действия и т.п. Желание получить как можно больше подробностей о каждом конкретном случае было обусловлено тем, что изначально было не оче видно, какое отношение те или иные детали имеют к сути изучаемого явления.

Полученная в ходе I этапа информация также имела практическое значение.

Информация о выявленных нарушениях была передана в Фонд «Общественный вердикт», и сейчас по этим делам ведется юридическая работа по защите постра давших. По одному из этих дел была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека.

При обобщенном анализе всех собранных случаев произвола мы преимуще ственно стремились вычленить типовые ситуации, в которых происходит произ вол, а также сделать выводы о его возможных причинах. Результаты аналитическо го обобщения конкретизировали исследовательские задачи для работы над темой в рамках последующих этапов и позволили выяснить основных «действующих лиц», которые объективно включены в изученные практики произвола.

Фактура, собранная в рамках изучения конкретных случаев, содержит инфор мацию о способах игнорирования правовых требований, дает возможность опре делить механизмы торможения и злоупотребления в деятельности правоохрани телей по конкретным делам. Но материалы case study не являются основой для утверждений и выводов о ситуации в целом. Остается открытым вопрос: эти слу чаи – исключения в работе правоохранительных органов или системные характе ристики? Также остается не совсем ясным, что лежит в основе поведения правоох ранителей, когда нарушения правовых норм не имеют очевидной цели.

Экспертный опрос и соответствующим образом разработанные сценарии для интервью позволяют получить ответы правоохранителей на обозначенные вопросы, оценку серьезности проблемы произвола и, в целом, их взгляд на проблему. Эксперт ный опрос стал вторым этапом исследования. В рамках этого этапа планировалось использовать неформализованные методы сбора информации. По заданию руково дителей проекта региональные партнеры проводили экспертный опрос в своих реги онах. Опрос заключался в серии экспертных интервью, а успех и содержательность опроса зависели от соблюдения требований рекрутирования экспертов. Выбор кри териев был основан на списке «действующих лиц», который прояснился после анали за всех собранных случаев официального разбирательства по делам о произволе.

266 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Критериями рекрутирования являлись:

• профессиональный опыт респондента;

• статусная позиция внутри правоохранительной системы;

• уровень осведомленности о ситуации в правоохранительных органах;

• независимый характер деятельности эксперта по отношению к правоохра нительным органам;

• наличие судимости по «профессиональной» статье;

• увольнение из органов по «профессиональной» причине.

Критерии не подразумевают, что эксперт должен соответствовать всем им одновременно. Каждый отбираемый для опроса респондент должен был соответ ствовать хотя бы одному из перечисленных критериев. За счет разнообразия про фессиональных биографий респондентов достигалась объективация информации и высокий уровень ее содержательности.

В результате были разработаны сценарии интервью для руководящего состава милиции, для рядовых милиционеров (участкового уполномоченного, сотрудни ка патрульно постовой службы, оперуполномоченного, следователя милиции), для судей, прокуроров, сотрудников управлений и отделов собственной безопас ности, бывших и осужденных милиционеров, а также для адвокатов и экспертов из научных структур МВД. Для всех сценариев был разработан один и тот же блок вопросов, который корректировался и дополнялся для каждого типа эксперта. Но в основе всех сценариев был сохранен инвариант именно с тем, чтобы посмотреть разницу оценок и позиций различных акторов внутри правоохранительной сис темы. Мы публикуем сценарий интервью для рядового сотрудника милиции, так как именно этот инструмент наиболее полный.

Помимо того, что с помощью унифицированных вопросов сценария мы стре мились получить диапазон оценок различных по своего статусу и специфике про фессиональных задач экспертов, мы также получили возможность оценить про блемы внутри системы с разных сторон, «перевзвесить» полученную информацию по каждому блоку проблем.

Сценарий интервью – это перечень тем для обсуждения, некий ориентир для постановки беседы с экспертом. Обычно сценарии пишутся краткими, в которых обозначаются только основные тематические блоки. Мы поступили иначе. Мы обозначили основные тематические блоки, но снабдили их конкретизирующими вопросами без жесткого указания все эти вопросы задавать во время интервью.

Проблема экспертных интервью заключается в том, что невозможно заставить эксперта отвечать только на те вопросы, которые указаны в сценарии. Часто эксперт предпочитает говорить на темы, которые ему кажется верными в связи с проблемой обсуждения (в нашем случае – произвол в правоохранительных органах). Поэтому важно вовремя задавать уместные вопросы по ходу интервью, даже если такой вопрос не предусмотрен в сценарии. Предложенные в сценариях вопросы для тематических блоков должны были послужить подспорьем модераторам в ведении интервью.

Главной же задачей модератора в ходе проведения такого интервью является аккуратное направление хода беседы на интересующие исследователей вопросы.

Поэтому экспертный опрос требует не интервьюирования, а модерирования. Ин тервьюирование заключается в получении ответов на четко поставленные вопро сы. Модерирование предполагает в конечном итоге то же самое, но требует от модератора умения докопаться до сути в процессе интервью, активного участия Раздел 3. Методология и инструменты эксперта в обсуждаемых вопросах (проблемах), а не строгих ответов на вопросы.

Это скорее искусство, чем строгий метод. Для модератора сценарий интервью является своего рода шпаргалкой.

Но в нашем случае мы решили ввести элементы большей директивности в экс пертный опрос и использовать процедуру полуструктурированного интервью. Это требует от модератора максимально придерживаться сценария и отходить от него только в случае решительного нежелания эксперта рассуждать на некоторые пред лагаемые темы и вопросы. Самое главное правило для ведения беседы с экспертом – это четко и хорошо помнить, что конкретно необходимо выяснить в ходе интервью.

Основная сложность – это вызвать респондента, эксперта на конструктивный раз говор. Для этого модератор в процессе интервью должен сам выглядеть экспертом в области обсуждения. Тип поведения условно можно обозначить как «пробовать вместе разобраться» в проблеме. Необходимо было добиться от эксперта осмысления проис ходящего в правоохранительных органах с тем, чтобы можно было наметить какие то конструктивные действия по изменению ситуации. Самое главное – выявить позиции эксперта по тематике интервью, а не доказать ему его правоту или неправоту.

Для этих целей иногда требовалась провокация. Рассказы случаев, инкорпо рированные в вопросы сценария, как раз и сыграли роль провокации. Также в процессе обсуждения региональные партнеры ссылались на результаты исследо ваний, проводимых МВД571. Нужно было стараться, чтобы респондент говорил не только о ситуации в регионе, но и давал более общие оценки. Поэтому примеры изученных на первом этапе проекта случаев нужно было приводить не только ре гионального происхождения, но и из других регионов проекта.

При анализе полученных экспертных оценок мы сосредоточились на выявлении факторов, противодействующих и препятствующих произволу («явные», «скрытые»).

Это факторы, связанные как с нормативными требованиями, так и со сложившейся практикой и системными установлениями. Нас также интересовали причины, дела ющие произвол неизбежным. Помимо этого, требовалось провести нарративный ана лиз основных позиций экспертов по проблеме произвола в правоохранительных орга нах, выявить профессионально обоснованные методы решения проблемы.

В результате экспертного опроса в регионах было проинтервьюировано 57 эк спертов. Один из важных результатов опроса состоит в том, что региональным партнерам удалось взять 23 персональных (неанонимных) интервью. Респонден ты, согласившиеся на неанонимность опроса, являются потенциальными партне рами правозащитных организаций в дальнейшей работе в регионах. Согласие на персональные ссылки указывает на весомый кредит доверия со стороны работни ков правоохранительных органов, который региональные партнеры смогли зара ботать в рамках второго этапа проекта.

В рамках первых двух этапов проекта мы получили результаты, которые по зволяли нам сделать выводы о произволе с точки зрения пострадавших от произ вольных практик и с точки зрения действующих сотрудников правоохранитель ной системы. Оставалось выяснить мнение социального большинства – обще ства, в котором разворачивается «правоохранительная» активность государства силами милиции.

Результаты этих исследований опубликованы на странице проекта на сайте Центра «Де мос» www.demos center.ru 268 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Опрос – оптимальный способ зафиксировать мнение граждан по поводу тех явлений, которые стали уже в жизни общества общим местом, т. е. превратились в социальную норму.

Изучив социальную норму отношения к работе милиции и зная нормативные предписа ния, мы можем обнаружить потенциал для воспроизводства практик произвола.

Таким образом, основная цель опроса в нашем исследовании – определение и изучение социальных оснований для легитимизации произвола. Для достиже ния этой цели мы должны были сконцентрироваться на проблемных областях, которые требуют постановки более конкретных целей.

Конкретные цели исследования – получить углубленную, точную, обосно ванную информацию по поводу:

1. Осведомленности о деятельности правоохранительных органов. Значимость этой информации состоит в том, что она позволяет оценить реалистичность и продуманность ответов граждан. Если уровень осведомленности высок, то сте пень мифологичности представлений граждан низкая. Справедливо и другое – если граждане весьма хорошо осведомлены, некоторые из них имеют опыт прямо го или косвенного общения с работниками той же милиции, то оценки граждан становятся весомее и получают больше доверия от исследователя.

2. Взаимоотношений с милицией / контакты с милицией, добровольные кон такты с милицией. Изучив структуру, частоту, поводы и причины взаимоотноше ний граждан и милиции мы сможем определить наиболее распространенные их типы. Принципиальное значение приобретают добровольные со стороны граж дан поводы обращения в правоохранительные органы. Потенциал доверия граж дан к милиции располагается как раз в природе инициированных гражданами контактов, а от действий милиции в таких ситуациях зависит, насколько выдан ный им кредит доверия возрастет или пропадет.

Изучение добровольных контактов одновременно сможет обеспечить нас ин формацией о позитивных практиках в работе милиции с гражданами, которые могут послужить, например, основой для некоторых будущих программ обучения в профильных заведениях.

Немаловажно и то, что информация о взаимоотношениях граждан с милици ей упрочит выводы относительно осведомленности граждан и позволит понять, на чем основываются граждане, вынося оценки работе милиции.

3. Оценок работы милиции. Это большой блок проблем, решение которых в совокупности позволяет ответить на вопрос, каково положение в обществе право охранительных органов и на какие основные группы ориентирована деятельность правоохранительных органов. Оценка работы складывается из многих составляю щих: оценка методов и их эффективности, расстановка приоритетов в деятельно сти милиции, ожидания от милиции, оценка ситуации с преступностью на мик роуровне и пр. Разрыв между оценкой и ожиданиями может убедительно показать степень несостоятельности правоохранительной структуры, актуальности запро са общества на реформу, причины распространения произвола и пр.

4. Источников информации о деятельности милиции. Основная задача этой проблемной области – оценить долю СМИ в информировании граждан о деятельно сти милиции, значение СМИ в формировании образа правоохранительных органов.

5. Портрета респондента. Помимо необходимого социально демографичес кого блока нам необходимо изучить характеристики персональных отношений к правоохранительной сфере как таковой. Это оценка престижности работы в пра воохранительной среде.

Раздел 3. Методология и инструменты Задачи опроса разбиты по тематическим блокам и включают следующее:

1. Осведомленность о деятельности правоохранительных органов • информированность граждан о деятельности милиции;

• источники получения информации о деятельности милиции;

• частота и плотность контактов граждан с милицией.

2. Взаимоотношения с милицией / контакты с милицией / добровольные контак ты с милицией • частота контактов граждан с милицией;

• группы, которые чаще всего контактирует с милицией;

• добровольные поводы обращений граждан в милицию и оценка результата;

• типы взаимоотношений граждан с милицией;

• оценка произвола как явления.

3. Оценка работы милиции • персональный уровень защищенности граждан от преступности;

• общая оценка ситуации с преступностью;

• источник/субъект ответственности за ситуацию с преступностью;

• эффективность работы милиции;

• недостатки работы милиции;

• приоритеты в деятельности милиции с точки зрения граждан;

• ожидания граждан от деятельности милиции;

• методы работы милиции;

• необходимость реформы милиции;

• основная цель реформы.

4. Источники информации о деятельности милиции • Способы получения информации;

• Частота получения информации;

• Интерес к такой информации.

5. Портрет респондента • Наличие персонального опыта контактов с милицией;

• Наличие опыта работы в правоохранительной сфере;

• Желание работать в милиции;

• Социально демографический блок.

Опрос осуществлялся методом формализованного интервью. Процедура – персональное интервьюирование по месту жительства респондента. При этой про цедуре интервьюер, строго придерживаясь текста анкеты и требований инструк ции, устно задает вопросы респонденту и собственноручно фиксирует его ответы.

Интервью в массовом опросе – это беседа интервьюера с респондентом по заранее разработанной анкете. Анкета является инструментарием для работы ин тервьюера. В рамках этой беседы возникает диалог между интервьюером и респон дентом, но ведущим в этом диалоге должен быть интервьюер.

Главная задача интервьюера заключается в том, чтобы зафиксировать под линную, неискаженную, никак и ничем не спровоцированную и не подсказанную позицию респондента. Это означает, что в ходе опроса интервьюер должен устра нить или свести к минимуму влияние отрицательных факторов.

В связи с этим интервьюер должен был по возможности исключить на время опроса контакты респондента с посторонним лицами (членами семьи, соседями, гостями и т.д.), обсуждение с ними содержания вопросов и ответов. В анкете дол 270 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Логическая схема опроса Раздел 3. Методология и инструменты жно быть зафиксировано только личное мнение респондента. Во всех случаях, кроме специально оговоренных, при формулировании вопросов необходимо пол ностью исключать какие либо подсказки возможных ответов, которых не было в самой формулировке. Варианты ответов предлагались респонденту в тех случаях, когда эта ситуация предусмотрена в самой формулировке вопроса. Недопустимо было отождествлять мнение, выраженное респондентом в свободном, оригиналь ном высказывании с той или иной кодовой позицией анкеты. Интервьюер дол жен был стараться фиксировать ответы на открытые вопросы, по возможности строго следуя лексике респондента.

В анкете большинство вопросов было построено по принципу номинальных и порядковых шкал. Некоторые из вопросов содержали многопунктовые шкалы, которые являются строго альтернативными, т.е. респондент должен был выбрать только один вариант ответа. Все случаи, когда было возможно одновременно не сколько вариантов ответа, специально оговаривались в анкете.

Для вопросов, в которых предлагался длинный перечень альтернатив ответов, были предусмотрены карточки. Карточка по содержанию повторяет вопрос и ва рианты ответов на него, отличие заключается только в увеличенном виде. Для того чтобы интервьюер не зачитывал самостоятельно длинный перечень ответов, а рес пондент не силился упомнить все из предложенных на слух, респонденту переда валась карточка, он самостоятельно прочитывал варианты ответов и выбирал наи более подходящий для себя.

В случаях открытых вопросов, когда варианты ответа респонденту не предла гались, а после вопроса следовала пустая строка (строки), интервьюер должен был разборчиво записать на ней ответ опрашиваемого.

Как правило, при разработке анкет для количественного опроса социологи стараются свести к минимуму число открытых вопросов. Считается, что в случае массового опроса, который является одним из наиболее формализованных, ди рективных методов сбора информации, открытые вопросы нарушают принцип требуемой директивности и жесткой формализации процедур.

Действительно, открытые вопросы предполагают самостоятельное, ориги нальное рассуждение респондента по заданному вопросу. Респондент не «загоня ется» в ментальные рамки предложенного списка ответов, а свободен в самом от вете и в его формулировках.

И именно в этом многим (другим) социологам видится основное преимуще ство открытых вопросов в количественных исследованиях. Они позволяют полу чить новое знание об изучаемом предмете, а не только подтвердить или опровер гнуть исследовательские гипотезы. Поскольку исследовательская стратегия про екта «Произвол в правоохранительных органах: практики и причины» ориентиро вана на постепенное получение нового знания, формулирование гипотез по факту обработки результатов промежуточных исследовательских этапов и отказалась от проведения исследований только лишь для проверки умозрительных выводов, то включение открытых вопросов полностью соответствует ее принципам.

Сложные вопросы в анкете равномерно распределены по ее тексту. В основе такого распределения лежат несколько принципов построения интервью с респондентом:

1. Интервью должно быть содержательным и помогать респонденту посте пенно включиться в обсуждаемую в рамках интервью проблематику. Сложные воп росы подряд могут привести к механистическим, невдумчивым ответам респон дента.

272 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола 2. Респонденту легче выбирать из предложенных вариантов ответа, чем само стоятельно обдумывать и формулировать свой ответ. Для этого открытые вопросы перемежаются с закрытыми.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.