авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

«6 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Предисловие Мы рады представить вашему вниманию сборник материалов, подготовлен ...»

-- [ Страница 12 ] --

– Какие сложности возникали в процессе адаптации?

– Так то, вплотную, только по работе сталкивался. Раньше никаких контак тов, отношений и не было.

– Если я Вас правильно понял, сложности возникали профессиональные – при расследовании конкретных дел? Или вам пришлось какое то время привыкать к новым людям и новым порядкам?

– Ну, в принципе, и то, и другое. Ну, к людям, люди – везде. Там особых сложностей не возникло. Просто обстановка была новая.

– С какого подразделения Вы начали свою трудовую деятельность?

– Следственный отдел.

– И там же закончили?

– Да.

– А что Вам нравилось в вашей работе?

– Да я и не могу сказать... Кроме удостоверения, кой каких поблажек... Кро ме ксивы ничего и не было.

– А как бы Вы могли охарактеризовать среду, в которой оказались?

– Ну, как сказать. Я считаю, что в милицию по призванию идут считанные единицы. Остальные идут – или бараны, или которым некуда больше идти. Или чисто заработать пенсию.

– А в других структурах разве не так? По моему, куда ни придешь, везде хвата ет, как вы говорите, баранов. Или в милиции их больше?

– В милиции их побольше. В нашем отделе процентов 80 – это уклонисты от армии. Потому что единственная служба была, когда я работал, у которой была 306 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола броня от армии. После института идешь следователем, и тебя, как говорится, от армии отмазывают. Год два три следователем числится, а потом всеми правдами неправдами... броня у них сохраняется, и в армию не идут. Просто другие службы набирают только после армии. А сейчас вообще положение вышло, что даже те же участковые, ППСники... Сейчас им можно в армию и не ходить. Пишешь заявле ние, тебя проверяют и потом идешь в школу милиции. Полгода там «бамбук ку ришь» и все. Одевают тебе погоны милицейские и – вперед.

– Какие неписаные правила существуют в милиции? Как можно себя вести и как нельзя?

– Как и везде.

– Например?

– Начальника нельзя критиковать. Шаг влево, шаг вправо – и ты уже в черном списке. А если схавают, то уже все... Все равно выгонят. Раз выгнали – потом вос становиться трудно будет. Только за пределами региона. Если здесь выгнали, то в Адыгее уже не возьмут. Только в Краснодаре. И то тебе УСБ такую фигню напишет, что и в другом регионе не возьмут. Или только по блату. Или если очень сильный специалист. А так, все, можешь отдыхать.

– Если я Вас правильно понял, то существует жесткое правило – начальнику не перечь. А еще какие есть правила – неписанные?

– Да больше особых правил никаких не существует.

– А как Вы узнали об этом правиле – не перечить начальнику?

– На собственном опыте. На опыте коллег.

– А много времени прошло, чтобы понять, что такое правило существует?

– Да полгодика, наверное. Потому что такие тонкости сразу в глаза не броса ются, а потом смотришь – один человек не так сделал и... Короче, берут из толпы и потихоньку хапают. Не спеша так, потихоньку, где то этого лишили, того лиши ли... Вроде бы в глаза не бросается, но если с головой дружишь, то можно проана лизировать. Прямо не говорят – пиши на увольнение, но все равно человека вы нуждают. Я убедился на собственном опыте и поэтому знаю. Почему и перевелся за пределы Адыгеи.

– Значит, Вы начинали работать здесь, в республике, а потом поняли, что существует некоторое давление, и ушли в край?

– Ну я то узнал об этом намного раньше. Просто моя очередь подошла на...

на пожирание.

– Когда Вы стали работать в милиции, какие то изменения в Вашей жизни произошли? Стали более раздражительным, например, или наоборот – более спо койным и уверенным в себе, может быть, взгляд на жизнь изменился?

– Да так, неособо... Ну, с этим криминальным мирком немножко столкнулся.

И то – постольку поскольку. В основном то там опера все это крутят мутят. Наше дело что? Как говорится, преступление раскрыли, человека тебе всунули – и впе ред. Доводи дело до логического завершения, до суда.

– А отношение к людям изменилось?

– Да также. Если нормальный человек, хоть и уголовник, среди них много нормальных, кто побывал за решеткой. Они же за решеткой то не все конченные.

В основном за решетку попадают те, у кого нет денег. 95 процентов, сразу говорю, если есть деньги – не посадят. Хоть, скажем там, хоть что совершил. По любому делу.

Раздел 4. Материалы исследования – То есть это своего рода бизнес какой то существует? То есть милиционеры работают как бизнесмены – в целях личного обогащения?

– Это не милиционеры. В основном прокуратура бизнесом занимается.

И верхушка МВД. Если у человека есть деньги, то на первоначальном этапе все это заминают. А садят всю шушеру. Денег нет – дают тебе на полную ка тушку.

– Получается, что Ваш взгляд на жизнь немного скорректировался?

– В этом смысле получается – да. Человека могут посадить и за 3 курицы.

Садят за мелочевку. У меня на практике был мужик – на поле, на колхозном поле молодую кукурузу нарвал. Два мешка. Его поймали, привезли в отдел, возбудили дело как кража. В итоге дали ему, по моему, 4 года. Реально дали, потому что у него до этого было года полтора условные. Срок не истек.

– Судя по Вашим словам, у Вас остались не самые радужные воспоминания о службе. А что стало причиной увольнения?

– Разочарование. Материальное положение меня не устраивало в корне. По тому что, если жить честно – и на хлеб не хватает. Брать взятки... и опасно, и, в принципе, надоело.

– Получается, что взятки берут абсолютно все или большинство?

– Взятки, подарки... в какой то степени берут все. Просто внизу берут мень ше, а наверху побольше. А, в основном, все стекается наверх.

– Значит, причина увольнения – это разочарование в ваших представлениях о...

– О справедливости, о наказании... Это мне, конечно, осточертело.

– А материальное положение?

– Материально положение – основное. Потому что, получая меньше, чем торговец на рынке, имея три высших образования – оно мне как то... унизитель но. Потому что всю жизнь проучиться и получать 100 баксов месяц – это на семью не хватает.

– Какие приоритеты в деятельности органов внутренних дел? Какие самые главные направления работы? Какая работа в МВД расценивается как наиболее важная: борьба с наркотиками, мафией...

– С мафией – это надо всю верхушку сажать, выгонять. Оно ведь чем выше, тем мафиознее структура. Что можно делать? Тех, кто командует – менять перио дически раз в два года. Всех поголовно. Потому что люди зажираются от безнака занности.

– В Вашем следственном отделе кто формулировал приоритетные задачи?

– Все спускается сверху как снежный ком. В министерстве, в Москве сказа ли – вниз по нисходящей спускают. Задачи устанавливают, показатели и все ос тальное.

– Если я Вас правильно понял, выбор приоритетов зависит от Москвы?

– Да.

– А от республики ничего не зависит?

– Нет. То же самое, что при советской власти, такие же места.

– А как выбирает приоритеты Москва?

– Та же раскрываемость, те же проценты... Ну, например, минус 005 процен тов – уже шкурку снимают. Все равно эти минуса правдами неправдами хоть на сотую часть процента, но все равно вытягивают. На плюсовые показатели.

– А обеспечение приоритетных задач как осуществляется?

308 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – Да ничем не обеспечивается. Только – увеличением планерок, увеличени ем выговоров и всего остального. Оно ничем не обеспечивается. Ни материально, ни морально. Что то я не помню, чтобы чем то обеспечивалось.

– Существует же какой то бюджет, столы, компьютеры, авторучки, маши ны и т.д.?

– 90 процентов за свой счет покупают. У меня от государства ни одной ручки и карандаша не было выделено. Ничего. Я вот себе даже стол покупал, стул в Туапсе. Я первую неделю допрашивал на диване – стола не было. Потом в школе мне выцыганили стол, стул деревянный. И вот я, пока денег не собрал, сидел за письменным школьным столом, школьной партой. Компьютер сам покупал. Что бы там дали на бензин, по делам съездить – никогда. Не обеспечивают ничем.

Если фонды и выделяются, то они воруются наверху.

– То есть бороться с преступностью приходится с привлечением личных средств сотрудников милиции?

– Можно и так сказать.

– Перейдем к другой теме. Вопрос о приказах и их выполнении. Если сотруднику ставят незаконный приказ, и он отказывается его выполнять. Существует ли система защиты сотрудников, отказывающихся выполнять незаконные приказы?

– Да никакой нету. Уволят однозначно.

– А другие, более мягкие наказания могут применить?

– Могут выговор. Конечно, выговор тебе влепят. Но все равно схавают через два три месяца. Ты уже не работник. А может, и не влепят. Просто преподнесут так, что напишешь по собственному. А нет, будешь каждую неделю получать взыс кания и уйдешь с волчьим билетом. И куда ты пойдешь?

– Я вам расскажу об одном реальном деле – деле офицера Ульмана и попрошу прокомментировать. (Рассказываю и затем показываю распечатанный текст дела Ульмана). Не получилось ли так, что Ульмана сделали крайним, а судить надо того, кто отдал приказ?

– Нет, здесь надо было и Ульмана [судить] и того, кто передавал приказ. По тому что оба... Ульман лично убедился, что это не боевики. А Перелевскому он сообщил, что никого из боевиков нету. Правильно? Значит, Перелевский и Уль ман однозначно оба виновны.

– То есть, Ульман должен был отказаться от выполнения приказа?

– Естественно. Потому что, если он не согласен с содержанием приказа, то он его, в принципе... Приказ то был точен, однозначен, что в случае нахождения того то... В отношении мирных лиц такого приказа у него не было. Тем более что убили и подожгли. С целью сокрытия своего же преступления. Значит, начиная от Ульмана, и вся цепочка, кто об этом знал, все они виновны. Я так считаю.

– Сменим тему. Существует ли коррупция в работе правоохранительных орга нов и в чем она проявляется? На каких уровнях, в каких подразделениях?

– Коррупция существует. Чем выше ранг милиции, тем больше она проявля ется и большая сумма. На высшем уровне она намного выше, чем на нижнем.

– А в каких подразделениях, например, в ОБЭП, криминальной милиции или еще где нибудь?

– Проявляется во всех структурах. Если тот же ОБХСС – там другие ставки, если ППС и участковый – там совсем другие расценки.

– В Вашей работе коррупция мешала?

Раздел 4. Материалы исследования – Однозначно.

– А чем именно она мешала?

– Ну, человек, если виновен, то он должен сидеть в тюрьме, а не откупаться.

– Вы испытывали при таких случаях моральные проблемы,?

– И моральные тоже.

– Бывают ли случаи необоснованных административных задержаний?

– Однозначно.

– С чем это связано?

– С показателями. Если группа вышла на дежурство, она обязана принести, в зависимости от сезона, от места и от количества людей, 5–10 административных... или штрафов, или задержаний. Тех же пьяниц алкоголиков задержат – тоже показатель. Если никого не привели, раньше был вытрезвитель, значит, группа или просто не работала, или отнеслась халатно.

– А кто дает такие планы? Руководство?

– Руководство.

– Известны ли случаи, когда человека задерживали по административным ос нованиям с целью запугать и принудить к конкретным действиям? Например – забрать жалобу на действия сотрудников правоохранительных органов, отказать ся от публичного давления на местные власти? Или по мотивам мести, когда граж данам удается выиграть судебное дело против правоохранителей? Вам известны такие случаи?

– Известны и неоднократно. Это называется милицейский шантаж. Где я служил, это было однозначно.

– Известны ли случаи, когда сотрудники милиции знали о невиновности граж дан, но, тем не менее, задерживали этих граждан? Чем можно объяснить такие действия сотрудников?

– Если есть прямое указание начальства, или тот человек каким то образом затрагивал интересы милиционеров. Или по родственной линии, или по линии близких, знакомых.

– Многие эксперты отмечают, что существует некий ежедневный план по административным задержаниям, и желание его выполнить провоцирует сотруд ников милиции на противоправные действия. Вы уже говорили, что такие планы существуют. Насколько такое объяснение приемлемо?

– Приемлемо. Нормальное объяснение.

– Насколько существование такого плана может приводить к негативным последствиям в деятельности сотрудников милиции? Какие это последствия?

– Если плохие показатели – значит, могут лишить премиальных. Перенесение отпуска на зимний период. И, как следствие, в дальнейшем человек окажется в черном списке. То есть ни продвижения по службе, ни направления на учебу. Чело век находится уже в конце списка сотрудников, к которым нормально относятся.

– Иногда граждан принуждают к подписанию протокола об административ ном правонарушении, когда в этом нет никакой необходимости, а у задержанного остается право не подписывать протокол. Как это можно объяснить?

– Это так же, как по линии ГАИ. Составляется протокол об административ ном правонарушении. Человек имеет право подписывать или не подписывать.

Если он подписывает и дает какие то объяснения, показания – это одно. А когда он вообще ничего не подписывает, у этого человека остается право обжаловать 310 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола свою невиновность в судебных инстанциях. Если он уже подписал – да, виновен, перешел на красный свет – здесь уже никакого разговора не может быть. А если не подписывает – еще шанс есть. Ему же копию протокола дают, он приходит и гово рит, что это вообще не я был. Или, там – чистая фальсификация, гаишники лиш ние протоколы нашли и написали на него.

– Как Вы думаете, почему закон требует разъяснять права задержанным?

– Да потому что не все люди знакомы с юридическими тонкостями. Че ловек, который их знает, может любого невиновного сделать виновным. То есть, непредоставление адвоката, непредоставление звонка родным близким и т.д. и т.п.

– Можно ли сказать, что это способ, который позволяет задержанному и пра воохранителю не совершить правонарушение в ходе дознания и следствия?

– Да.

– Как Вы считаете, насколько требование разъяснения прав задержанному укоренилось в работе правоохранительных органов? Права всегда разъясняют или не всегда?

– При задержании разъясняется. Существуют специальные бланки, без ко торых не обойтись.

– Существуют какие либо ограничения при разъяснении прав, связанные с опы том работы правоохранительных структур, особенностями самих задержанных и тому подобное? Или всем одинаково все разъясняют?

– Разграничения есть. Если он задержан по подозрению в совершении пре ступления, предусмотренного уголовным кодексом – одни разъяснения. Если задержан по административным нормам – там другие разъяснения. Это доволь но таки разные вещи. По уголовному кодексу – на двух листах, полностью все разъясняют, прочитывают все. При административном – там намного меньше тех прав, которые он имеет.

– Ранее неоднократно судимым и случайно оказавшимся в милиции всем одина ково разъясняют?

– Разницы нет. Хотя тот же уголовник, он знает законы лучше, чем следова тель. Однако им также разъясняют.

– Многие бывшие задержанные жаловались на то, что протокол о задержании оформляется с опозданием, задним числом и часто указанные в нем сведения не соответствуют действительности. Что может быть причиной такого рода про цедурных нарушений?

– Потому что срок задержания исчисляется, например, 48 часами. Если сле дователь в эти часы не вписывается, то, естественно, он пишет, что задержан чело век не в 9 утра, а в 3 дня. То есть, у него еще фора остается 6 часов, чтобы как то подкорректировать материалы и все остальное. Наш уголовный кодекс – 48 ча сов – это вообще смех.

– Основная причина в том, что мало времени дается?

– Конечно, на выяснение, на приведение материалов в порядок. Освиде тельствование, тех же свидетелей допросить. Их еще найти нужно, и привести надо, и письменно оформить. Это все занимает время. 48 часов не хватает пото му, что того же задержанного с 11 вечера до 6 часов утра допрашивать нельзя, он должен отдыхать, спать. В исключительных случаях он допрашивается. Человек, проводящий следствие, дознание, с трудом вписывается во временные ограни Раздел 4. Материалы исследования чения. Потому что задержание – это одно. А чтобы человека арестовали, нужно полностью материал приготовить и размножить, отксерить, вынести на рассмот рение прокурору и не позднее 48 часов этот материал предоставить в суд, чтобы тот еще рассмотрел материалы и принял решение – арестовывать или не аресто вывать. Вот что такое 48 часов. Это вообще смешно. Если в Америке на показа ниях полицейского человеку предъявляют обвинение, то у нас волокита не по зволяет этого.

– Насколько нарушения при документировании осложняют работу правоохра нителей, судов, адвокатов?

– Да, осложняют. Потому что, если дело всплывает, то это называется фальси фикация. Могут и сотрудника привлечь. За фальсификацию. Адвокату есть лазей ка написать протест, жалобу и все остальное.

– Широко ли распространены случаи, когда административное задержание используют в рамках ведения уголовных дел?

– Да, широко.

– Можете пояснить?

– Ну, человек проходит по административному правонарушению. Дают ему 10 суток ареста, например, дворы мести. За эти 10 суток на него копают конкрет но, особенно, если по тяжким, по тому же убийству. Что такое 48 часов? Накопай на человека.

– Или сотрудники милиции боятся порицания по службе, если задержание по дозреваемого окажется необоснованным в рамках уголовных дел?

– Конечно, боятся. Уголовная статья.

– Поэтому проще вменить административное правонарушение и по ходу разоб раться, имеет ли смысл менять статус задержанного?

– Да.

– Что еще может быть причиной неряшливого исполнения процедурных правил и игнорирования предписаний? Известны, например, случаи, когда задержанные, в том числе несовершеннолетние, не смогли своевременно поставить в известность своих родственников о задержании. Это имеет какие то разумные, связанные со спецификой работы органов, объяснения?

– Случаи, когда задержанные оформляются как бомжи, попрошайки, бродя ги... Оформляют, хотя знают, что Иванов живет там то, телефон такой то. Офор мляют как бродягу и затягивают время, чтобы развязать себе на какое то время руки. Потому что сразу родители прилетают, с кучей адвокатов, с кучей знакомых, начинают вытягивать своих несовершеннолетних детей из милиции, когда на них, на этих детей уже клейма ставить негде... Особенно по национальным призна кам – это вообще мраки.

– То есть, прилетает толпа и начинает возмущаться?

– Ну, естественно. Это сразу будут возле отдела митинги. Потом подключают всех своих родственников, где бы они ни были. И звонки, и визуально воздейству ют, и по всякому мешают работе. Хотя, может, и смысла нет. Может, нужно просто поговорить, выяснить. Может, он как свидетель идет. А преподносят родственни кам – он там чуть ли не уголовник, преступник. Родители на ушах, естественно, со всеми вытекающими.

– Законы требуют, чтобы адвокат присутствовал с момента задержания подозреваемого в уголовном преступлении. Насколько это требование выполнимо в 312 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола реальной жизни? Какие соображения существуют против такой нормы? Выполни мо это или нет?

– Ну, выполнимо. В данный момент – да. Потому что сейчас так же, как и сотрудники милиции дежурят, так же есть дежурство и у адвокатов. Адвоката, в принципе, можно вытянуть и в 2, и в 3 ночи. Пригласить дежурного. Имеется у них график, который передается в дежурную часть, всем остальным службам.

–У Вас есть какие то соображения против такой нормы, чтобы адвокат сра зу присутствовал?

– Ну, как – нормальное явление.

– Может ли участие адвоката гарантировать подозреваемому соблюдение его прав?

– Нет. Потому что если адвокат бесплатный, дежурный, то он ничего делать не будет, потому что ему за это не платят. Если адвокат платный, естественно, с него и будут требовать показания работы.

– Дежурному адвокату платит государство или кто ему платит?

– Государство платит копейки. На пачку сигарет не хватает.

– Какие бы Вы назвали основные препятствия, ограничивающие или нарушаю щие доступ задержанных и подозреваемых к защите? (я приведу примеры: неуведом ление адвоката о проведении следственных действий в отношении подозреваемого, подмена допроса «оперативной беседой», ведение следственных действий в пятницу вечером, когда адвокатские конторы уже закрываются) – Неуведомление.

– Но ведь задержанный или подозреваемый может настаивать: дайте адвоката.

– Если человек задержан, то адвоката он имеет право с момента задержания, с первой минуты.

– Как же происходит неуведомление адвоката?

– Забыли позвонить, забыли письменно уведомить.

– В таком случае задержанный может настаивать?

– Тогда происходит оперативная беседа, и ему уже не нужен будет адвокат.

– То есть его там, как говорят, «прессуют»?

– Да, и он отказывается от адвоката. Своей рукой пишет, расписывается, и потом в дальнейшем уже никаких вопросов и не будет. Сам отказался. Хотя адво кат должен присутствовать при отказе и положить ордер в уголовное дело.

– Что за ордер?

– Ордер адвоката, там бирка, типа визитки, и написано – ордер. Там написа но: адвокат такой то для такого то подозреваемого по статье такой то. Он число ставит, подпись, и оно в дело вшивается.

–В связи с важными и сложными обязанностями органов милиции может ли быть так, что требования милиции не могут быть незаконными? Например, часто в протоколах об административных задержаниях можно прочитать, что человек был задержан и привлечен к ответственности за неповиновение законным требова ниям сотрудников милиции.

– Ну, такая строчка должна иметь расшифровку, то есть конкретно – в чем оно заключается. Если человек мочился на стул, на приказания прекратить такие дей ствие послал сотрудников или что то другое.

– Должны ли быть какие то законы, ограничивающие требования милиции?

– Конечно.

Раздел 4. Материалы исследования – Насколько влияет уровень обучения молодых сотрудников на их участие в актах произвола?

– Значит так, кто у них наставник, то есть более старый сотрудник, и чему он научит на практике.

– То есть от них зависит, а не от знаний?

– Конечно, они же смотрят на своих коллег более опытных, знающих.

– Насколько серьезна проблема превышения полномочий со стороны сотрудни ков милиции? Какие предпринимаются меры?

– Я с этим не сталкивался. За редким исключением.

– А какие меры предпринимаются в случае превышения полномочий?

– Если пишется официальное заявление, то тогда происходит разбор поле тов. То есть, и служба собственной безопасности, если там что то такое серьезное.

Если мелочевка – занимается руководство РОВД. И все это довольно таки доку ментировано. Забирается объяснение у самого заявителя, у всех лиц, которые при частны были, начиная от подачи заявления, участкового, которому было отписа но. То есть по цепочке объяснения берут. И потом выносится решение. Если не прав, тогда ходатайствуют перед руководством о назначении наказания. То есть выговор, строгий выговор и так далее.

– Как Вы считаете, если зарплата будет увеличиваться, станет ли меньше фактов произвола и превышения полномочий?

– Станет меньше. Потому что человека задерживают за административное правонарушение, и за деньги его можно отпустить. Могут отпустить, а могут не отпустить. А если зарплата позволяет просто честно отнестись к своим обязанно стям, они действуют четко по инструкции.

– Из исследований, проводимых МВД, известно, что 60% осужденных сотруд ников считают, что то преступление, которое они совершили, является весьма распространенным, нормой их деятельности. Почему так получается, что кого то осуждают, а кого то – нет?

– Осуждают или неугодных, кто поперек лодки стоит, или по разнарядке, служба УСБ тоже как то должна отчитываться, за что она хлеб ест, правильно?

Самое распространенное преступление у сотрудников – это укрывательство пре ступлений. То есть можно любого взять и найти, откопать факты, и человека засу нуть в тюрьму.

– Фактически все ходят под эти мечом?

– Любой. Работники следствия и дознания – каждый ходит. Потому что, то же исправление числа – уже фальсификация. Если опер, к которому обратился гражданин, не оформил это официально, а просто разобрался, неофициально – успокоил, пригрозил, приструнил, но не оформил это официально – это уже ук рывательство. А там статьи – самые распространенные.

– Как Вы считаете, возможно ли бороться с современной преступность в Рос сии, не нарушая правовых норм?

– Нет. Невозможно. Пока мафия у нас сильна и по вертикальной линии – эффекта не будет.

– Бывает ли так, что действующие законы и нормативные документы не соответствуют реальности?

– Бывает. То же задержание. В течение 48 часов суд должен принять решение.

В течение суток ты должен собрать весь материал, принести на рассмотрение ма 314 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола териалы в прокуратуру, потом, если прокуратура дает добро, хотя бы изначально, ты должен приготовить весь материал, материал занимает, как правило, страниц 60. Это осмотр места происшествия, потом допросы потерпевших, показания сви детелей, еще надо дело возбудить... Это надо все печатать, надо все готовить....

Потом надо писать постановление, кучу постановлений, все это ксерить в трех, в пяти экземплярах. Материалы дела, кроме прокуратуры, должны поступить на рассмотрение суда не позднее, чем за 40 часов...А восемь часов еще дается на рас смотрение суду, на вынесение решения. И надо еще исключить, что 40 часов – это бывает и в 2 ночи, и в 3 ночи. То есть ты должен привести это до 5 часов вечера, в рабочее время, хотя бы в последний час. На рассмотрение получается у тебя мень ше суток.

– Как часто сотрудник милиции оказывается в ситуации выбора: соблюсти закон, инструкцию или во что бы то ни стало изобличить и привлечь нарушителя?

– 50 на 50. В половине случаев.

– А бывают такие ситуации, когда милиционер вынужден нарушать требова ния закона для того, чтобы не засудить невиновного человека?

– Нарушать приходится. Но на моей практике – редко. В основном, попада лись жулики.

– При раскрытии преступлений Вы придерживались каких нибудь неписанных правил, без которых не обойтись, может быть, поддерживать хорошие отношения с прокуратурой, с судьями?

– Суд, прокуратура – это вышестоящие инстанции, и им перечить нельзя.

Потому что в любом случае, даже будешь биться по закону, а отменят твои реше ния, постановления и прочее. Вернут на ДОСы [доследование].

– Какие методы наиболее распространены при работе с задержанными и подо зреваемыми?

– Как говорится, кнут и пряник. Смотря какая личность. Могут применять и моральное воздействие. А также и физическое. Ну, в зависимости от человека.

Если он тертый, битый... Бывает и чистый обман. Ты даешь полный расклад, а мы делаем тебе подписку о невыезде. Обычно опера так шутят. Иногда – в целях облегчения и ускорения работы...

– Используют физическое воздействие?

– Да, начиная от противогаза и... В основном, этим опера занимаются. Рас крытием. Мы уже, как говорится, готовый материал, доводим дело до суда. А изна чально материалы они собирают.

– Когда Вы доводите дело до суда, то обязательно стремитесь добиться при знания от подозреваемого?

– Признание, если есть доказательная база, не обязательно. Просто, если он будет идти в отказе, ему суд прибавит. Они тоже понимают и не хотят делать лишнюю работу. Человек признался – все, как говорится, свое получил, по мини муму, и все, закончили.

– Каким критериям должна отвечать доказательственная база, чтобы дело было успешно рассмотрено в суде?

– Свидетельская – раз, техническая доказательная база – два. Основные.

Наличие отпечатков, вещдоков, фиксирование на пленку, камеры наблюдения.

– А из современных технологий сбора доказательств что Вы использовали? В республике нормальная экспертиза есть?

Раздел 4. Материалы исследования – Что у нас есть… Дактилоскопическая, криминалистическая, биологичес кая, простенькие. А если анализ на уровне ДНК, то отправляют, по моему самая ближайшая у нас экспертиза – это Ростов.

– Какие существуют возможности для того, чтобы легализовать результаты оперативной работы? Этих возможностей достаточно?

– Есть чисто оперативная работа, контакты со стукачами – информаторами, так это называется. Потом такие вещи как изъятие почтовой корреспонденции, обыска... Ну, это, в принципе, все – с решения суда. Это лишняя инстанция, как говорится, потому что утечки информации больше. Раньше давала прокуратура, а сейчас опер идет через прокурора в суд. Цепочка увеличивается и утечка, если серьезное дело, вероятна.

– А какие возможности для легализации оперативной работы?

– Я с оперативной работой непосредственно не сталкивался. Мы то все дела ем официально. Если обыск, то через суд. Если прослушка, тоже через суд. Как в нормальных цивилизованных странах, все решается через суд. Лишение свобо ды – тоже через суд. С одной стороны – хорошо. А с другой стороны – больше работы.

– Как Вы оцениваете роль суда при уголовном преследовании и при рассмотре нии административных дел?

– Как важную, естественно. При рассмотрении административных дел, в про токоле об административном задержании начальник УВД или дежурный, он ут ром берет материалы, и так, на глазок, вот на моей практике, пишет рекоменда тельные сроки. Если неоднократно попадался, пишет – три раза по такой то ста тье, и как ходатайство – по максимуму влепить или штраф. Штраф, например, от червонца до сотни. Он же тоже плавающий. От одного минимального размера до десяти минимальных. Ну и милицейский начальник ходатайствует, сколько ему влепить.

– Судебный контроль осуществляется ведь и за правомерностью деятельнос ти сотрудников милиции? Как Вы считаете, выдача судом санкций на арест, обыск, психиатрическую экспертизу и так далее облегчает или усложняет повседневную работу органов?

– Я считаю, что это положительная сторона. И облегчает, и усложняет. Облег чает – так как ты принимаешь решения не сам, не только ты один, а здесь к этому решению подвязывается и судья.

– А чем усложняет?

– Усложняет – это чисто техническая работа. А с другой стороны – справед ливость и непредвзятое отношение – это, как говорится, лучше. Раньше санкцию на арест давал прокурор. А он всего один, то есть он один командовал. И к нему можно было найти подход, путем уговоров, добиться там. Если человека аресто вываешь, то прокурор, он с обвинительным уклоном, в 99 процентах дает санк цию. А судей много. В городе их штук 20. Каждый дежурит. Кто будет дежурить, кто будет рассматривать это дело – уже не предугадаешь.

– Когда, по Вашему мнению, судебный контроль необходим, а когда – вреден?

– Судебный контроль необходим, когда нету явной спешки. А когда надо срочно получить решение суда, трудно бывает судью найти, чтобы он дал санк цию. Тем более, что к судье нужно идти и приготовить документы – трата време ни. Раньше следователь выписывал постановление об обыске, в ночное время, 316 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола хотя можно и сейчас. Сейчас следователь тоже выписывает, но потом люди в суд подают – незаконно это, это и это. То есть, формализма больше.

– С чем связано встречающееся поверхностное отношение судей при рассмот рении дел, которое приводит к тому, что обстоятельства административных и уголовных дел остаются фактически неизученными, а некоторые доказательства не принимаются в расчет?

– Так, ну поверхностное отношение судьи.... По административным рассмат ривается всегда быстро, в большинстве случаев. В уголовных – ну, вал. Если судья завален делами, он просто не может вникнуть в каждый нюанс. Он может просто почитать первые листы и обвинительное заключение, в обвинительном заключе нии написано – такие то потерпевшие. Их все равно вызывают в суд и уже, как говорится – лицо в лицо. А уголовное дело – если там три четыре тома – попро буй изучи каждую бумажку.

– Да, у судей большой объем работы...

– Их хотя и разделили на мировые и федеральные, но, по моему, у уголовных федеральных судей работы не убавилось. Потому что сейчас по каждой мелочевке люди идут в суд. Не так посмотрел или плюнул не туда, или забор не так поста вил – сразу же в суд. А бывают такие люди, что суд вынес решение – они его обжа луют. Одну, вторую, третью инстанцию. Оно же все возвращается комом. Объем увеличивается.

– А почему некоторые доказательства не принимаются в расчет?

– Доказательства, которые добыты с нарушением закона, естественно, не при нимаются. Или до возбуждения уголовного дела они изъяты были не тем протоко лом, или по времени не совпадает, или понятые левые. Если имеются такие нару шения, то доказательства не принимаются. Хотя законодательство у нас дебиль ное. Вот у меня случай был – незаконный поруб. В лесу, хрен знает где. Поехали.

Обнаружили незаконный поруб. Составил протокол осмотра места происшествия, протокол изъятия, вещдоков – деревья, спил.... Направил дело в суд. И судья развалил, мотивируя это тем, что понятые были люди явно заинтересованные.

Якобы фальсификация была. До маразма доходит.

– На чем, как правило, основывается суд, вынося свои решения?

– Там статья указана однозначно, правовые аспекты есть. В общем, можно сказать, что решение основывается на законе. И чисто человечески – если он [подсудимый] нагло ведет себя в суде, постоянно прерывает заседание, то он заболел, то у него проблемы, то отвод судье, отвод присяжным… Если судья видит, что идет специальное затягивание, то, естественно, он ему не два, а три [года] даст.

– Как, по Вашему мнению, можно улучшить взаимодействие судов с милицией в борьбе с преступностью?

– Были у нас, не знаю как сейчас, методические занятия с участием сотруд ников милиции, прокуратуры и судей. Некоторые аспекты обговаривались. Но, в основном, надо изучать новые законы и положения, потому что каждый месяц что то добавляется. Польза некоторая была, хотя время отнимает.

– Что Вы обозначите в качестве основных проблем правоохранительных орга нов: финансы, перегруженность, коррупция и т.д.

– Финансирование – раз, плохое обучение – два, отсутствие навыков – три, однозначно. Слишком интенсивный труд и перегруженность у следователей – Раздел 4. Материалы исследования мраки, кошмар. Особенно в летний период увеличивается процентов на 50 70.

Система отчетности – слишком громоздкая. Недостаток правовых знаний у со трудников. В аборигенных республиках это огромный недостаток, потому что после школы прут, не имея ни жизненного опыта, ничего. В лучшем случае – диплом. Сейчас то берут – вон сколько этих филиалов [вузов]. Какая там подго товка – я знаю, потому что учился и сам. Моральная неподготовленность со трудников – под вопросом. Моральная, она складывается из моральной выше стоящих. Ну и жилищный вопрос решать надо, и финансовый – а где его ре шать? Рост организованной преступности, которой трудно противостоять – ес тественно, потому что рост идет сверху. Смена руководящего состава – текучка громадная. Не успеешь привыкнуть к одному – его уже сменяют. Начальник РОВД – я одного знал, который 3 года отработал. А так – год, два, три – или на повышение, или на пенсию. А потом туда сюда бросают – из одного отдела в другой. Коррупция внутри правоохранительной системы – имеется. Неверная расстановка кадров в подразделениях (профессиональные люди работают не на своих местах) – ну, здесь постольку поскольку. Потому что, если человек работа ет не на своем месте – он много не проработает. Он все равно – или сам уйдет, или немножко помогут. Основные службы, те же опера – там и знания должны быть, и голова должна работать. Там, от сохи взять, полгода проработает – все равно ему укажут на свое место.

– Комментарий очень интересный. А какие самые главные проблемы Вы бы все таки выделили?

– Самое главное – плохое финансирование, отсутствие навыков и слиш ком интенсивный труд. Остальное, в принципе, не так. Например, система отчетности – ну можно два три дня убить. Это не так влияет. По финансиро ванию можно еще добавить невыполнение гарантий. Вроде и погоны носим, а никакого гарантирования. Тем же военным дают какое то гарантированное жилье. Компенсируют, если ты снимаешь квартиру. В милиции этого нет.

Плохое материально техническое снабжение отделов – однозначно. У нас, кроме сотрудников ГАИ, я не могу сказать, чтобы кто то был доволен. Обя занности, в принципе, все знают. Это не такая проблема. Своеволия особого нет, потому что в суд все равно надо всегда обращаться и там своеволия могут не понять.

– Многие считают, что правоохранительные органы могут использоваться различными могущественными силами, например, для решения политических, ком мерческих и прочих задач. Вы с этим согласны?

– Да.

– Это как то связано с происходящими в стране переменами?

– Мне трудно сказать, потому что это не моего уровня вопрос.

– А при социализме было лучше? Или то же самое?

– Да я при социализме и не работал.

– Бывают ли ситуации, когда общество готово терпеть нарушения законнос ти со стороны правоохранительных органов? Что это за ситуации? Где та граница, которую не стоит переходить правоохранителям в своей работе?

– Ну, тот же паспортный режим – я считаю правильно. Регистрация обяза тельна.

– То есть общество готово терпеть такие неудобства?

318 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – Типа таких – да. Потому что Россия стала, как сточная канава. Со всех сторон бегут и надо как то ограничивать.

– И, видимо, жесткое обращение с преступниками общество готово терпеть?

– Да ничего страшного. А как с ними общаться?

– Известно, что сейчас население зачастую отказывается сотрудничать с милицией, помогать ей в работе. С чем это связано, по вашему мнению?

– Сейчас с милицией сотрудничают, я так думаю, только те люди, на которых имеется компромат. Из них делают информаторов. Раньше сотрудникам, при том же социализме, платили. Да и сейчас вроде бы имеется счет, на который отправля ются деньги для работы с агентурой, но, как правило, они не доходят. Поэтому дать тому же алкоголику на водку денег нет. А из своего кармана их кормить не каждый себе позволит. Потому что бутылка водки стоит дневной заработок сред него сотрудника.

– Сейчас мало кто из людей знает своего участкового по району и зачастую не хочет знать. В чем причины того, что в глазах части граждан милиция перестала быть властью, от которой зависит безопасность? Кто виноват в таком положе нии дел?

– Могу сказать, что участкового, старого участкового со стажем найти очень трудно. Идет текучка. Из должности участкового стараются уйти в лю бую другую структуру, потому что это, я считаю, первоначальный этап для сотрудника. Второе – это то, что участкового ставят не из местных жителей, а, просто, например, с Майкопа отправляют в Тульскую работать. Людей он не знает. Люди его не знают. Что за человек? Если человека не знают – кто будет с ним контактировать? Раньше то участковые были из местных – тот же Аниськин. И люди его знали в течение пяти десяти лет. А теперь – вот он сегодня здесь, а завтра его перевели в ГАИ. Или еще куда нибудь. Кто будет с ним общаться?

– Как сами милиционеры воспринимают свою роль и свои задачи в обществе?

– Ну, считают важным, необходимым. Потому что вроде бы не все люди отно сятся к милиции с душой, но когда что то случается, звонят не 01, а сразу 02.

Однозначно.

– Что нужно сделать власти, СМИ для того, чтобы доверие граждан к мили ции повысилось?

– Власти нужно увеличить финансово материальное обеспечение. Это раз.

Потому что без этого коррупция будет однозначно. Ну а СМИ – не показывать все подряд для своей же рекламы, а делать какую то человеческую, объективную вы борку. СМИ же сами относятся, грубо говоря, тоже к гражданам.

– Может быть, следует сделать деятельность милиции более прозрачной?

Чтобы люди знали о проблемах милиции, трудностях, задачах?

– Конечно.

– Что, по Вашему мнению, нужно делать, чтобы исключить случаи произвола в милиции?

– Произвол, он рождается в системе. Надо систему менять. Или совершен ствовать радикально. Как говорится, рыба гниет с головы. А голова у нас неприкос новенная. А люди все терпят. И простые, и простые милиционеры.

– Что надо делать в первую очередь, чтобы борьба с преступностью стала эффективной?

Раздел 4. Материалы исследования – Я же говорил – финансирование, материальное положение. Без этого ниче го не сделаешь. И образование у сотрудников плохое, опыт хороший отсутствует.

Хотя, конечно, есть отдельные, которые работают более менее нормально. Ис хитряются. Ну, а так – многое надо менять.

2. Алтайский край Интервью с участковым милиционером Краткие сведения: респондент окончил Барнаульский юридический институт (бывшая Барнаульская школа милиции), стажировался на должности участкового, работал оперуполномоченным, затем участковым (в последней должности – более полутора лет), осенью 2004 г. уволился переводом в охрану. В начале интервью услови лись общаться на «ты».

Расскажи, пожалуйста, о том, как ты пришел на работу в милицию, какое образование по специальности получил, почему выбрал именно этот ВУЗ?

– Я окончил Барнаульский юридический институт (БЮИ). В нем меня при влекло престиж заведения и доступность образования: поступить в него и учиться можно было бесплатно.

– Ты целенаправленно выбрал этот ВУЗ, чтобы потом работать в милиции?

– Вообще, я выбирал между БЮИ и последующей работой в милиции, меди цинским и физкультурным факультетом в педагогическом. Выбрал все таки БЮИ, в том числе и потому, что у меня дядя работал в милиции.

– А все, кто поступают в БЮИ, хотят потом работать в милиции?

– Нет, процентов 35 не собираются по окончании БЮИ работать в милиции, сразу по окончании вуза уходят работать в другие структуры [коммерческие либо более престижные внутри силового блока]. Некоторые учатся, чтобы избежать армии, некоторые – по настоянию родителей.

– Те знания, которые давали в БЮИ, насколько они пригодились в будущей рабо те участковым?

– Профессиональные знания соответствуют. Хорошо было бы сократить чис ло «побочных» дисциплин таких как: римское право, философия, даже, в какой то мере, конституционное право, чтобы в большей мере сосредоточиться на ос новных дисциплинах. Больше давать процесса, уголовного права, криминалисти ки, криминологии, психологии. В первые два года, когда идет основное образова ние, дают много нужных знаний, а потом, когда идет градация, идет некоторый перекос в преподаваемых дисциплинах.

– А теоретическая основа по профильным дисциплинам соответствует тому, с чем потом выпускники сталкиваются на практике?

– Не вполне. Приходят молодые лейтенанты и тому, что их учили, выбрасы вают, начинают набирать свой опыт, учиться у «стариков».

– Как часто проходит проверка служебного соответствия?

– Переаттестация проходит один раз в три года. Но это формальная процеду ра, когда на месте работы начальник задает достаточно элементарные вопросы.

320 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – От участия в каких программах повышения квалификации, обучения, Вы бы не отказались?

– Сейчас у участковых есть возможность повышать квалификацию, от этого зависит классность, что немного влияет на размер оплаты.

– Какие были сложности, связанные с адаптацией на новом месте, когда пришли после учебы на работу [участковым]?

– Большая нагрузка.

– Долго ли вливались в работу, в коллектив?

– Нет, недолго.

– А отчего зависит адаптация в коллективе?

– От самого коллектива и от характера, от уживчивости.

– Не было ли разочарования от работы на участке? Вы стремились именно к такой работе?

– Вообще, я хотел идти работать в ОБЭП, даже договаривался о месте, но устроиться туда не получилось.

– То есть работа в ОБЭП и других подобных службах считается престижней, чем работа участковым? С чем это связано?

– У них все таки клиентура «в галстуках», а мы с жульем работаем.

– Так почему все таки работа участковым менее престижна?

– Участок – это самая тяжелая, грязная работа. Хоть и на ней висит ми лиция.

– Большинство участковых стремятся перевестись в другие службы?

– Некоторым нравятся.

– А в материальном плане, есть ли преимущества в работе участковым?

– Нет. Хотя, участок «кормит».

– То есть?:

– В кафе могут бесплатно угостить и тому подобное.

– Возвращаясь к началу работы на службе, были ли какие то неформальные традиции, принятые в коллективе?

– «Проставляться» коллегам.

– А какие существуют неписаные правила, какие нельзя нарушать, что будет осуждаться коллективом?

– Нехорошо сильно много пить, «срываться».

– Произошли ли какие то изменения в твоем характере, поведении во время работы в органах?

– Смотришь на человека как бы оценивая, жулик он или не жулик.

– Что ты подразумеваешь, когда говоришь жулик?

– Человек – ведущий нечестный образ жизни, систематически совершаю щий правонарушения.

– А в твоем характере какие еще изменения произошли за время работы?

– Терпеливее стал к мелким трудностям.

– Что может стать причиной увольнения со службы?

– График, низкая зарплата, психологическая нагрузка, многие спиваются.

– А каковы причины увольнения по инициативе руководства?

– Алкоголь, ЧП, произошедшие на почве пьянства, например, утеря удосто верения. Хотя, если работник ценный, обеспечивает показатели, то пьянку в ра зумных пределах ему могут простить.

Раздел 4. Материалы исследования – Каковы приоритеты в работе органов внутренних дел? Правильно ли они поставлены?

– Считаю, что работа должна вестись по фактическим преступлениям, необ ходим отказ от надувательства, от цифр, от палок. Бывают смешные случаи, когда хорошие показатели за какой то период часть раскрытых дел переносят на следующий, чтобы показатели не были слишком хорошими, ведь с ними будут сравниваться последующие периоды, и их снова надо будет вытягивать. Оттого что сотрудники стараются написать проценты, они работают по никчемным пре ступлениям или инициируемым.

– А как можно инициировать?

– Наркотики подкинуть, например.

– Любому человеку на улице?

– Нет, бомжам, например, или подозреваемым в совершении преступления, но по которым поймать не могут [собрать доказательственную базу], ранее суди мым наркоманам, тем, у кого притоны. И то, конечно, так поступают редко, «если вылезти нельзя».

– То есть существует, условно назовем «группа риска», в отношении которых сотрудниками органов могут быть инициированы преступления?

– Да.

– Можно ли эту группу охарактеризовать как те, кто являются правонару шителями, но с формальной стороны законодательства их сложно привлечь к от ветственности?

– Да, так.

Еще приоритет, который необходим – больше опираться на помощь граж дан. Раньше шли навстречу, помогали, звонили.

– Почему сейчас этого не происходит?

– Замкнутость населения, каждый сам по себе, в подъезде что нибудь будет происходить, не то, что не выйдут, даже не позвонят. И общее доверие к милиции отсутствует.

– А что надо сделать, чтобы его восстановить?

– Теснее надо работать с населением, чистоплотнее быть. В СМИ положи тельный образ создавать, а то все пишут, какая милиция плохая.

– Сериалы «Менты» или «Улицы разбитых фонарей», они на положительный или на отрицательный образ милиции работают?

– Да, скорее на положительный.

– Вот такая проблема: если будет отдан незаконный приказ, можно ли отка заться от его исполнения?

– Можно его выполнить «на бумаге», и не пострадает никто, и отчитался за выполнение. Есть свои способы.

– Может, есть смысл привлекать к ответственности не исполнителей, а тех, кто отдает такие приказы?

– Начальник всегда «отмажется», скажет, что подчиненные действовали не правомерно.

– В каких случаях административные правонарушения происходят чаще всего?

Чем это можно объяснить? Связано ли это с необходимостью выполнения планов?


– Для отчетности бывает, чтобы выполнить план, на одного задержанного оформляют сразу три протокола: сорил семечками (сейчас, правда, такого нет), 322 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола перешел дорогу в неположенном месте, был пьяным. Три разные статьи на одного задержанного в состоянии алкогольного опьянения.

– Является ли наложение штрафа эффективным способом борьбы с правона рушителями по административным делам?

– Часто лучше дать несколько суток. Для воспитательного эффекта. А то тор гует тетка паленой водкой, штрафы по году не оплачивает. А провела бы хотя бы сутки за решеткой, на ее дальнейшем поведении это могло бы отразиться.

– Какие административные задержания нужно перевести в разряд уголовных?

– Хулиганские действия – когда побил, а если нет доказательной базы, меди цинских заключений, нет переломов, то, как мелкое хулиганство. За нелегальную торговлю алкогольной продукцией на дому, хотя бы для тех, у кого это рецидив постоянный. По наркотикам, сейчас дозы, разрешенные к ношению, увеличи ли… – Так, может это сделали, чтобы подкинуть было сложнее в тех случаях, о которых мы говорили?

– Нет, на это не повлияет – если надо, подкинут и новые дозы.

– А необоснованные административные задержания бывают?

– Работа в милиции основывается на административных задержаниях. Чтобы до утра оставить, нужно искать что то нелепое, типа буянил в кабинете. Админи стративное задержание позволяет вытянуть время для работы с человеком.

– Известны случаи, когда административные задержания использовались, чтобы оказать давление, запугать, например, заставить забрать заявление на со трудника милиции. Распространена ли такая практика?

– Нет.

– Известны также случаи, когда сотрудники милиции подвергали невиновного человека административному задержанию. Такое случается в практике?

– В профилактических целях и «отписного» материала. Поступают, на пример, заявления от соседей, что кто то буянит, приезжаешь, а он очень пья ный. Ну, раз есть жалоба, надо «отписать» или закрыть его, или на суд по како му то поводу.

– Считается, что к необоснованным административным задержаниям мо жет подвигнуть наличие плана по административным задержаниям. Это так?

– Да, для плана задерживают по никчемным статьям. Забрали – отпустили, галочку поставили. План – одна из причин, что хватаешь людей, когда план не тянешь. Но основная [причина необоснованных административных задержаний] – когда надо закрыть того, кто виновен, но обосновать нельзя. [когда есть подозре ваемый по уголовному делу и милиционер уверен в его виновности, но не обладает на данный момент необходимыми доказательствами].

– Какими могут быть последствия невыполнения плана?

– У участковых серьезных последствий нет. У наружных служб более серьез ные, утром «вздрючка». А для участковых, ну есть у меня план – 90 в месяц,будет немного меньше, сильно не повлияет, но лучше, конечно, придерживаться.

– Бывают ли случаи, когда граждан принуждают к подписанию протокола об административном задержании?

–Если не хотят подписывать, могут закрыть до утра, чтобы ночью подписал.

Вообще, если задержанный сам подписал протокол, то можем рассмотреть сами, и если он нормально себя ведет, то рассмотреть по быстрому, выписать штраф Раздел 4. Материалы исследования и отпустить. И у тебя статистика, и он дома. А если «быкует» и не подписывает, то в дежурку и в суд.

– То есть, политика кнута и пряника?

– Да.

– Почему закон требует объяснять задержанному его права? Насколько это обоснованно?

– Да, мы это обязаны делать: задержанному нужно знать, за что он отвечает.

Это обоснованно.

– Насколько глубоко укоренилось в практике правоохранительных органов тре бование о разъяснении прав?

– В общем плане, да. Даже мировой судья спрашивает в суде у подсудимого, объясняли ли вам, за что вы задержаны.

– Многие бывшие задержанные жалуются, что протокол о задержании оформ ляется с опозданием, задним числом, не всегда содержит достоверные сведения?

Почему так происходит?

– В протоколах о задержании такое вряд ли делают. Это по заявлениям [о п равонарушениях] часто. Берут, но не регистрируют сразу, а регистрируют тогда, когда становится ясно, будет «выхлоп» или нет, а если нет, то обходятся по адми нистративке.

– Какая существует разница между теми, кто задержан по административ ным основаниям, и теми, кто задержан в рамках уголовного дела?

– Разницы нет. Задержал по административным основаниям, первоначально на сутки, продлил на сутки и так далее, а нашел «выхлоп» [например, он что то своровал], то следователь оформляет по 91 й, а задержанного – в СИЗО.

– Существует ли практика, когда административное задержание использу ется в рамках ведения уголовных дел?

– Да, мы об этом уже говорили. Отработка идет через административку. Что бы не упустить жулика, поработать с ним в райотделе по статьям.

– А если он все таки невиновен?

– Если нет в этом уверенности, то административный штраф.

– А как же выполнение плана?

– Для участковых для выполнения плана и штраф в 500 рублей хорошо.

– А может ли быть такое, что административное задержание используется как раз тогда, когда нет уверенности, что человек виновен по уголовному делу? Ведь если его сразу привлекать по нему, а потом выпускать, то и порицание можно заработать?

– И поэтому тоже.

– Часто ли в практике приходится идти на нарушение процедуры? Например, известны ли случаи, когда задержанные не могли своевременно поставить в извест ность своих родственников о задержании?

– Бывает. Чтобы не было вмешательства сторонних лиц, чтобы не было срыва достижения результата (а то начнет адвоката требовать), или если начнет «быко вать» – так бы просидел 3 часа по административке и его отпустили, а он адвоката начинает просить.

– Законодательство требует, чтобы адвокат присутствовал с момента за держания подозреваемого в уголовном преступлении. Насколько требование закона выполнимо в реальной жизни?

324 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – Выполнимо, с использованием дежурного адвоката.

– А есть ли разница между дежурным адвокатом и другими?

– Дежурный адвокат выполняет формальные функции, а «свой» [адвокат по дозреваемого] больше «впрягается» в защиту. Государственный адвокат сует мень ше палок в колеса, ему главное – выполнить общепринятые, формальные функ ции, а свой адвокат создает дополнительные трудности. Частные адвокаты очень хорошо следят за ходом дела, за сроками задержания и так далее.

– Гарантирует ли активное участие адвоката соблюдение прав?

– Да, но не очень.

– Какие основные препятствия, которые ограничивали или нарушали доступ задержанных и подозреваемых к правовой защите?

– [затруднение с ответом].

– Я перечислю возможные препятствия, а вы отметьте, применяются они на практике или нет…Например: неуведомление адвоката о проведении следственных действий в отношении подозреваемого.

– Нет, нам это невыгодно, это же требование законодательства.

– Замена допроса «оперативной беседой».

– Да, это практикуется регулярно: чем меньше участие адвоката, тем проще работать.

– Ведение следственных действий в пятницу вечером, когда адвокатские кон торы уже закрываются и пр.

– Нет. Хотя, да, бывает, выбор не совсем удобного для адвоката времени.

– То есть в принципе есть нацеленность на проведение оперативной работы без адвоката, чтобы «законными» способами можно было избежать его присутствия?

– Да, конечно, стремимся меньше привлекать адвоката к проведению опера тивной работы.

– Является ли борьба с преступностью настолько важной задачей, что она может оправдать формальные нарушения закона для достижения целей борьбы с преступностью?

– [затруднение с ответом] – К примеру, известная сцена в фильме «Место встречи изменить нельзя», где милиционер подбрасывает вору карманнику кошелек, оправдывая это тем, что «вор должен сидеть в тюрьме».

– Я плохо помню этот фильм. Но, да, подобные действия оправданны. На этом многое строится, любыми путями уличить жулика, поэтому сотрудники ми лиции идут на ухищрения.

– Насколько серьезна проблема превышения полномочий со стороны сотрудни ков милиции? Как решать эту проблему.

– Проблема двоякая. С процессуальной стороны и прокуратуры многие сотрудники милиции ходят по грани статьи. С другой стороны, выполняя свои задачи, хотелось бы, чтобы жулика можно было уличить, не нарушая норм. Превышение полномочий может быть оправданно, если это действи тельно жулик, и неоправданно, если это добропорядочный гражданин. Надо юридически вести, оформлять свои действия так, чтобы не подставлять себя под удар. Прокуратура сейчас сильно зажимает милицию. Создается мнение, что дана специальная указка сверху. Дела не проходят, возвращаются на доп роверку.

Раздел 4. Материалы исследования – Возможно, это нетипичный случай, но, например, в селе Иб Республики Коми вернувшиеся из Чечни милиционеры спьяну устроили «зачистку» в селе, наводили автоматы на жителей, избили кого то из них. Как объяснить такой случай?

– Он – личного характера. Но, в любом случае, недоработали психологи, не доглядело начальство, вовремя отпуска не дали. Другая сторона медали – от харак тера: ощутили вкус крови, почувствовали себя «героями». У нормальных офице ров такого не возникает, он всегда держит все под контролем. А подобные выход ки – это у неучей, у недорослей.

– Случись подобные выходки в знакомой вам милицейской среде или использова ние полномочий ради сугубо личных целей, осуждалось бы такое поведение или нет?

– Да, осуждалось бы и наказывалось. За исключением «мелких случаев».

– Каких, к примеру?

– Если у тебя сосед буянит, ты на него бумаги оформил… – То есть все таки не совсем в личных целях, а когда правонарушение все же имеет место?


– Да.

– Из проводимых исследований, в том числе в системе МВД, следует, что боль шинство сотрудников правоохранительных органов попадают под суд за типичные, распространенные действия. Почему именно они попадают под ответственность, тогда как остальные нет?

– У прокуратуры тоже свой «палочный» план. Их медом не корми, дай «мен та» посадить. Но в большей мере, чем план, скорее влияет «показательность» на казания – наказать одного–двух, чтобы остальным неповадно было.

– Может их «сдает» начальство?

– Начальство своих не сдает. Хороший начальник всегда в плохих отношени ях с прокурором. И старается всегда «вытащить» своих сотрудников.

– Тем не менее, согласны ли вы, что сотрудники милиции подпадают под серь езную ответственность за типичное нарушение?

– Не за типичное, а за весомое.

– То есть, если подкинул наркотики не бомжу, а добропорядочному человеку?

– Именно за это, за необоснованное задержание [добропорядочного че ловека] и так далее. Бывают и исключения, когда даже и жулик, но у него хоро ший адвокат. Ведь нелепые случаи проходят с теми, кто своих прав не знает и не может их заявить. А когда кто то заявляет, то прокуратура просто отрабаты вает. Есть зацепка – работает, когда есть факты – работает. Если кто то [из сотрудников правоохранительных органов] наказан, то виноват сам, вел не так, нарушал… – Можно ли сегодня в России эффективно бороться с преступностью, не нару шая правовых норм?

– Невозможно. Преступность – уже нарушение норм, и, чтобы с ней бороть ся, иногда и самому… – Как следует поступать в ситуации выбора – соблюсти все требования зако на или во что бы то ни стало привлечь, довести преступника до ответственности?

На какой критерий ориентироваться?

– Жить по нормам, принятым в обществе, вписываться в общество. Придер живаться человеческих, социальных норм. В ситуации выбора –желательно поса 326 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола дить преступника. Если жулик, совершив правонарушение, избежит ответствен ности, то в следующий раз он правонарушение повторит.

– Бывают ли обратные ситуации, когда приходится нарушать некоторые фор мальные требования законов, чтобы «отмазать» добропорядочного гражданина, не жулика, по большому счету, невиновного?

– Да, бывают. Например, приходит сварливая жена и пишет заявление на мужа. Если мужик нормальный, чтобы его не «закрывать», пишешь, что заявление подтвердилось частично, накладываешь административные санкции, и с бумаж ной стороны дело закрыто, и человек сильно не пострадал.

– Какие основные методы работы с задержанными, подозреваемыми?

– Главное – получить реальные свидетельские показания, фактические дока зательства. Провести работу с населением, соседями. Последнее особенно важно в работе участковых.

– А получение признания от подозреваемого?

– Сам подозреваемый может и не сознаться. Поэтому особенно важны свидетели, которые видели, к примеру, у него подобный нож или его самого в куртке с кровью. Это более важно. Только в последнюю очередь личное при знание.

– Таким образом, вы утверждаете, что методы работы не нацелены на получе ние признания от подозреваемого?

– В общем то нацелены. Но признание как раз зависит от свидетельских показаний, доказательной базы. Чтобы получить признание, они очень сильно важны. Приводим подозреваемому доводы, обрисовываем ситуацию: у тебя виде ли этот нож, тебя видели тогда то в куртке с кровью и так далее, что факты под тверждают его вину. Тогда уже и можно получить признание.

– Является ли для суда получение признания от подозреваемого залогом обвини тельного приговора?

– Для суда то же самое. Подозреваемые могут не признаваться, отказаться от пока заний. Суд меньше слушает признание, признание важное, но не определяющее.

– Какие существуют возможности для легализации результатов оперативной работы?

– Проверять их проверки, осуществлять сбор других доказательств, то есть как раз собирать ту фактическую и свидетельскую базу, которая будет представле на в суд.

– Используются ли в работе современные технологии сбора доказательств:

экспертизы, лабораторные исследования, методы фиксации следов преступлений?

– Да, конечно… – Помогает ли суд решать вопросы, связанные с охраной правопорядка, борьбой с преступностью?

– В ряде случаев, но не везде и не всегда. Бывает, кажется, все сделано, но от хорошего адвоката дело разваливается.

– Из за аргументов адвоката или каких то иных методов работы с судом?

– Суд относительно объективен. Но хороший адвокат найдет выходы в суде, в том числе личные. Бывает и личная заинтересованность, связь адвоката и судьи.

– Какая, на ваш взгляд, роль суда в цепочке судебного преследования и при рас смотрении административных дел? Что, например, более важно для суда – рас Раздел 4. Материалы исследования смотреть аргументы сторон с точки зрения законности или наказать преступни ка, закрыв глаза на некоторые недоработки в ведении дел?

– Там [в суде] разные люди. Для кого то важнее закон, для кого то спра ведливость. Законодательство устроено так, что жулик может остаться на сво боде и безнаказанным. В суде готовы закрывать глаза на некоторую недобросо вестность, формальные нарушения, чтобы посадить жулика в тюрьму, в 35, в 40% случаев.

– А в остальных случаях, судьи строго соблюдают закон или личную заинтере сованность?

– 50 на 50.

– То есть, помимо правовых мотивов, суд может руководствоваться также мотивами справедливости и корысти?

– Да.

– Вводимый судебный контроль за действиями сотрудников правоохранитель ных органов: выдача санкций на арест, на проведение обыска и так далее, облегчает или усложняет работу?

– Затрудняет.

– Как, по вашему мнению, можно улучшить взаимодействие милиции и судов в борьбе с преступностью?

– Не знаю ни причин, почему это взаимодействие не всегда эффективно, ни предложений, как сделать его лучше. Но в тех районах, где суд и милиция в гармо нии, в согласии, то дела [в суде] проходят нормально.

– И обстановка с преступностью лучше?

– Да, лучше.

– Какие вы можете выделить проблемы правоохранительных органов, кото рые требуют решения?

– Финансирование, слишком интенсивный труд, перегруженность, система отчетности, рост организованной преступности, низкая заработная плата.

– В современной России правоохранительные органы часто используются для решения политических, коммерческих задач. Считается, что это следствие про изошедших в стране перемен. Почему так происходит, если рассуждать в глобаль ном плане?

– Из за социального уровня и из за коррумпированности рядов. Не только в милиции, но и в других сферах тоже. Только суммы в милиции меньше, чем в том же суде. Вот, для того, чтобы не доводить дело до суда и давать там гораздо боль шую взятку, и предпочитают решать вопросы на уровне милиции, что дешевле.

– А в чем, в первую очередь, проявляется коррупция в милиции?

– Неучтенность уголовных дел, недоведение дел до суда.

– То есть коррумпированность в милиции проявляется чаще всего, чтобы избе жать ответственности?

– Да, чтобы избежать суда.

– Известно, что население все меньше готово сотрудничать с милицией, все чаще отказывается это делать. Так это или нет?

– Да, народ больше озлобляется на милицию.

– Почему это происходит?

– Потому что не пресекли торговлю «паленкой», не задержали буянившего соседа. Это обсуждают, передается информация.

328 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – То есть больший негатив по отношению к милиции вызывают случаи, когда вы недостаточно активно пресекаете преступные действия, чем по иным причи нам?

– Да, в первую очередь, поэтому.

–Ранее мы говорили о нарушениях формальных требований закона со сторо ны правоохранительных органов. Насколько лояльно к этому относится обще ство? Где та граница, за которую нельзя переходить работникам правоохрани тельных органов в своей работе, чтобы общество относилось лояльно к этой деятельности?

– Эту границу должен определять сам сотрудник милиции. Он должен быть тонким психологом. Чтобы и не преступить закон, и соблюсти социально нрав ственные нормы.

– Сейчас мало кто из жителей знает своего участкового по району… – Меньше связь между гражданами и милицией, больше недоверия, утрата доверия.

– Почему?

– По роду своей деятельности участковому меньше остается времени, чтобы работать с населением. Много бумажной, мелкой работы, это неправильные зада чи. Участковый не успевает заниматься профилактикой. Раньше участкового зна ли в лицо, потому что он работал на участке 7–10–12 лет, а сейчас огромная теку честь.

– А как исправить ситуацию?

– Социальные гарантии, в первую очередь жилье, пусть ведомственное, но чтобы, если 10 лет проработал, то оно переходило в собственность. Размер оплаты, ведь участковый – это самая трудная работа в системе правоохрани тельных органов, более непосредственная работа на участке, меньше бумаг, планов.

– Что нужно, чтобы улучшить отношение к милиции со стороны общества?

– Более тесное общение с народом, начиная с детского сада, с детишками, ведь дети с уважением относятся к милиции, и надо это отношение сохранять, налаживать отношения.

– А в работе самой милиции в чем должны быть изменения?

– Выполнение своих норм, требований, законов. Чистоплотность. Своевре менное реагирование на жалобы, заявления граждан. Профилактика правонару шений.

– Что нужно сделать, чтобы исключить случаи нарушения прав, произвола в работе милиции?

– Конкретика: от цифр перейти к другим требованиям и критериям. Достой ная оплата: если работник милиции будет получать 15 тысяч рублей, то и взятка в 500 рублей будет непривлекательной. И наказание, лишиться работы будет за метно ощутимее. Управлению собственной безопасности лучше контролировать наиболее коррумпированные сектора – ППС, ГАИ, ведь именно от них идет про извол, а мнение распространяется на всю милицию.

– А что нужно сделать для борьбы с преступностью?

– Изменить социальное положение в обществе: мало зарабатывают – идут грабить. И изменить идеологию: молодежь не хочет работать, а хочет легких денег.

Раздел 4. Материалы исследования 3. Республика Коми 1. Интервью с начальником РОВД – В последнее время появилось много мифов о работе правоохранительных орга нов. При этом остаются без внимания и не обсуждаются многие конкретные про блемы. Как Вы считаете, какие проблемы остаются без внимания?

– Вопрос заработной платы. Она должна значительно увеличиться. Если проводить параллель, то работники прокуратуры, например, имеющие такой же стаж и опыт работы, получают значительно больше, что позволяет им нормаль но обеспечивать семью в материальном смысле. У нас же проблемы на бытовой почве возникают из за чего – бытовая неустроенность и финансовая неподго товленность. Когда приходит сотрудник, а ему жить негде и не на что кормить семью, возникают проблемы на бытовой почте. Рабочий день ненормирован ный плюс дежурства. Фактически семья отца не видит, каким то образом это должно компенсироваться. Большой процент сотрудников не один раз женаты по этой причине.

– Вы считаете, что основная проблема в бытовой неустроенности сотрудников?

– Конечно, нет социальных гарантий. Льготы все поубирали. Были же скид ки по оплате жилищно коммунальных услуг, убрали все. Компенсаций нет. На своем примере: у меня семья, двое детей, учитывая, что дети маленькие, ими за нимается жена, квартплата 3 000, телефон, свет, садик итого 4 000 руб., что от зарплаты остается, у меня, начальника, 7 000 на месяц. А это на 4 человек. Т.е. у меня прожиточный минимум на семью ниже установленного. И это при том, что человек имеет два высших образования, прошел все ступени по криминальной милиции, и я не могу нормально обеспечить семью свою.

– Какие проблемы замалчиваются?

– Наверно, как раз социальной необустроенности. В том плане, что соци альный пакет, который убрали и было обещано, что все это будет компенсировано в заработную плату. На сегодня ничего не произошло. Все ожидаем повышения зарплаты.

– Если бы от Вас зависело принятие решений, то чтобы вы сделали в первую очередь?

– Провел бы жесткую градацию должностных обязанностей сотрудников, чтобы у них было стремление продвигаться из одной службы в другую. Как в США, лучшие переходят из дорожной в криминальную полицию и т.п. Второе –решить жилищные проблемы сотрудников: хотя бы должен он знать, что если будет рабо тать хорошо, то в обозримом будущем получит квартиру. А так, приходится идти на поклон к главе администрации, просить, как будто мы не являемся независи мой федеральной структурой. То же самое финансирование отдела, тот же бензин, запчасти. По тому же обеспечению сотрудников, которые едут в Чеченскую рес публику, мы вынуждены изыскивать внебюджетные средства на бумагу, обмунди рование, радиостанции. Хотя по идее, все это обязано обеспечивать государство.

Благо мы район достаточно обеспеченный из за лесоперерабатывающего комп лекса, а взять сельскую местность, куда им деваться?

330 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола – Нужна ли реформа правоохранительной системы?

– Реформа нужна, и чем быстрее, тем лучше. На сегодняшний день штат надо пересмотреть. Понятно, что сотрудники, которые работают в криминальной ми лиции, должны быть социально защищены, иметь нормальные бытовые условия.

Получать дополнительное образование. Должна быть жесткая градация в матери ально техническом обеспечении между сотрудниками криминальной милиции, и следствия, и ГИБДД, и ППС. Я не умаляю работы тех же участковых, на сегодня участковый занимается обширным грузом проблем. Сейчас пытаются поднять работу участковых на новый уровень, доплачивать. Но, тем не менее, если посмот реть по нашему отделу, средний возраст наших сотрудников 27 28 лет, тех, кому за 40, я могу на пальцах пересчитать. В основном, сотрудники, имеющие маленький опыт. А в возрасте 35 лет можно уже идти на пенсию, и в большинстве случаев так оно и происходит. Люди уходят в охранные структуры, в банки, на производство, имея нормальное юридическое образование.

– То есть у него пенсия, и он еще зарабатывать может? Полную карьеру в милиции стараются не делать?

– За редким исключением.

– Какие сейчас основные направления деятельности правоохранительных ор ганов? С чем это связано?

– В свете наших событий на Кавказе основное направление – именно борь ба с террористической направленностью, недопущение подобных проявлений.

Учитывая, что в нашем районе находится градообразующее предприятие, где есть химически вредные выбросы, хранение хлора. Где могут быть катастрофы техногенного характера. Конечно, основная задача – упреждение, получение оперативной информации, чтобы не допустить никаких диверсий, и на это нацелена работа отдела. Вторая задача – вытекающая из первой, то, что долж на быть профилактика преступлений. Все должно быть на контроле. Понятно, что убийства, изнасилования и т.п. – преступления, которые мы должны рас крывать.

– В какую сторону изменилась ситуация в последние три года?

– Основная задача, которая неоднократно подчеркивается руководством, – это получение оперативной информации на прекращение терактов.

– Кто ставит приоритетные задачи? От кого или от чего зависит выбор этих приоритетов?

– В зависимости от обстановки. Неоднократно ставились и президентом, и министром внутренних дел. На нашем уровне, постоянно контролируется, ежед невно отчитываемся перед руководством МВД, Силаевым, подводим итоги.

– А у общества есть какие то требования, Вы о них знаете?

– Да. Вот я работаю начальником шестой год, очень много поступает теле фонных звонков от граждан «у меня в подъезде то то, то то» [речь идет о тревоге граждан в связи с вероятностью терактов]. Милиция не ограничивается тем, что ставит в подвалах решетки и т.п.

– Существует ли должное обеспечение для реализации приоритетных задач?

Чего не хватает в первую очередь?

– Есть для этого специально обученные люди. Обо всех происшествиях мы сообщаем в МВД, подключается ФСБ, взрывотехники.

– Таких специалистов хватает?

Раздел 4. Материалы исследования – Учитывая, что наш отдел расположен в непосредственной близости к цен тральному аппарату МВД и ФСБ, то у нас такой проблемы не существует. Пусть они хотя бы на две минуты приезжают, но они приезжают для совместного дей ствия. Наша задача – это оцепление, меры по эвакуации людей и т.п.

– Ваших ресурсов хватает для этого?

– Для оцепления и эвакуации людей хватает. Собаки есть, но они обучены на кражи. Получением информации занимаются работники криминальной мили ции. Вопрос в том, чтобы получить достаточно серьезную оперативную информа цию. Для этого требуются серьезные оперативные мероприятия, этим занимается ряд других структур МВД. Сказать, что все нормально, тоже сложно. Проблема существует, но связана с тем же омоложением личного состава.

– Для подобной работы не хватает опытных сотрудников?

– Да, где то не хватает для практической работы, для аналитической. Есть конечно огрехи, как говорится, лучше палку перегнуть, а недогнуть.

– Считаете ли Вы, что слабое финансирование может повлиять на решение задач?

– Конечно. Если тот же оперуполномоченный в 35 лет получал бы хорошую зарплату, он бы работал и дальше.

– Как Вы считаете, возможно ли эффективно бороться с современной пре ступностью в России, опираясь на действующее законодательство?

– Я вообще удивляюсь тому, как у нас законы принимают. Сколько уже было всяких изменений и дополнений. Для того, чтобы эти поправки внести, нужна очень большая процедура, это и правовая экспертиза, и обсуждение в комитетах.

Ну вот кому мешала статья, вот они взяли и увеличили дозы превышения нарко тических средств. Что это дает? Ведь люди, которые этим занимаются, их теперь нельзя привлечь. Зная проблему с наркотиками, законодатель идет по такому пути, что помогает им.

– И таких актов много на сегодня?

– Все это связано с тем, что законодатель идет по европейскому пути. Весь вопрос в том, готово ли наше население с таким менталитетом по сравнению с государствами, где к демократии шли веками, а у нас все после каких то револю ций, социальных потрясений. Я думаю, что нет.

– Получается, что законодательство ушло вперед, а реальность никто не учи тывает?

– Да, я глубоко уверен в том, что люди наши, по крайней мере, простой обыватель, они не могут еще понять того, что можно делать. Надо учитывать специфику нашей страны. У нас то голод, то террор, полстраны загнали в лаге ря, у людей с генами выработалось, что над ними бегают с дубинами. Вот что сейчас на Украине – демократия? Страна просто разваливается, экономичес кий кризис не за горами, вот к чему все это приводит. Люди не готовы на сегод ня к тому, что предлагает президент. Это вырабатывается годами. В Германии человек видит, что к соседу в дом лезет чужой, у него не возникает сомнения, звонить в полицию или нет. У нас даже не будут пытаться. Я не являюсь сто ронником диктатуры, известно, чем все заканчивается, но и это не демокра тия, а бардак.

– Какие документы, правовые акты Вы считаете основными, которые ис пользуются каждый день? Каких правовых актов не хватает?



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.