авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

«6 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола Предисловие Мы рады представить вашему вниманию сборник материалов, подготовлен ...»

-- [ Страница 2 ] --

Раздел 1. Граждане и современная милиция Очевидно, что такие практики нарушают права граждан на эффективное сред ство правовой защиты от покушений на жизнь, здоровье, собственность и пр. И именно они вызывают наибольшее недовольство населения. Понимая это, руко водство МВД совместно с прокуратурой пытается бороться с уклонением от при ема заявлений граждан и вынесением необоснованных отказов в возбуждении уго ловных дел. Вместе с тем, предпринимавшиеся для искоренения этого явления меры, в том числе и уголовное преследование нерадивых сотрудников милиции, не дали ощутимых результатов. На низовом уровне сотрудники милиции рассмат ривают подобные нарушения как необходимость. «Каждый старается спихнуть с себя дело, особенно если изначально видно, что это «глухарь» (например, по кар манным кражам), так как если оно не раскрывается, то это ухудшает показатели отдела».42 «Это делается для того, чтобы не висело на отделе нераскрытое преступ ление, тем более сотрудника за это ругают».43 Распространенность практики неза конных отказов от принятия заявлений граждан и уклонения от проведения пол ноценного разбирательства по принятым заявлениям непосредственно обуслов лена нехваткой кадровых и материальных ресурсов для работы по каждому из об ращений при наличии жестких установок на успешное разрешение каждой заре гистрированной жалобы на преступление или правонарушение.

Стремление соответствовать требованиям отчетности, воспринимаемое ря довыми сотрудниками милиции в качестве основной служебной задачи, подтал кивает их и к другим нарушениям. В частности, к необоснованным и незаконным административным задержаниям и привлечению к административной ответствен ности. Ряд сотрудников милиции, принимавших участие в опросе, указали на наличие планов по пресечению административных нарушений. «Если группа выш ла на дежурство, она обязана принести 5–10 административных. Или штрафов или задержаний. Тех же пьяниц алкоголиков задержат – тоже показатель».

Исходя из объяснений респондентов, проблем с обеспечением плана по ад министративным задержаниям, как правило, не возникает в тех милицейских подразделениях, в ведении которых находятся вокзалы, рынки и увеселительные заведения – в таких местах без специальных усилий можно найти массу реальных нарушителей. В районах с менее оживленной активностью населения могут воз никать сложности с нахождением достаточного для исполнения плана числа на рушителей. «Сегодня они [административные нарушения] есть, так как проходит какое то публичное мероприятие, а завтра, послезавтра их может и не быть»44. В таких ситуациях сотрудники милиции добиваются плана при помощи подтасо вок: «Для отчетности, бывает, на одного оформляют сразу три протокола – сорил семечками (сейчас, правда, такого нет), перешел дорогу в неположенном месте, был пьяным».45 Исходя из объяснений участвовавших в опросе сотрудников ми лиции, в случае необходимости они могут спровоцировать совершение граждани ном административного нарушения, поскольку некоторые граждане, особенно находящиеся в состоянии опьянения, могут резко и грубо реагировать на требова ния сотрудников милиции, особенно если эти требования были выражены в не Интервью с рядовым сотрудником, Нижегородская область. 2004.

Интервью с прокурором, Тверская область. 2004.

Интервью с рядовым сотрудником, Нижегородская область. 2004.

Интервью с участковым, Алтайский край. 2004.

34 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола корректной форме. А ответные брань и ругательства гражданина уже могут рас сматриваться как противодействие сотрудникам милиции.

Однако в некоторых случаях сотрудники милиции ради выполнения плана просто задерживают попавшихся под руку, вне зависимости от того, совершал ли этот человек нарушение. Типичным является задержание граждан подвыпивших, но не опьяневших до того состояния, которое может рассматриваться как антисо циальное. Их привлекают к ответственности, несмотря на то, что административ ное законодательство рассматривает в качестве нарушения не факт употребления спиртного, а нахождение в публичном месте в состоянии, оскорбляющем челове ческое достоинство. Один такой случай был изучен в процессе case study:

З в, сотрудник железной дороги, ночью находился в здании вокзала вместе со своей девушкой. Как впоследствии было установлено судом, З в, выпивший в пред шествующий вечер одну бутылку пива, был в нормальном состоянии и никаких противоправных действий не совершал. К нему подошли сотрудники милиции и попросили предъявить документы, что З в выполнил. После этого З ва отвели в пункт милиции, досмотрели и изъяли имевшиеся у него в карманах вещи, и поме стили его в комнату с решетчатой дверью. Уже находясь в камере, З в попытался выяснить причины задержания и помещения в камеру, на что сотрудники мили ции ответили: «Ты пьян». З в потребовал медицинской проверки. Сотрудники милиции доставили его в вытрезвитель, где фельдшер на основании визуального осмотра установила, что З в находится в состоянии опьянения и должен быть помещен на вытрезвление. В отношении З ва был составлен протокол о привлече нии к административной ответственности, из имевшихся у З ва денег был взыс кан штраф. З в пробыл в вытрезвителе до утра. Впоследствии З в оспорил в суде законность и обоснованность привлечения к административной ответственности и помещения в вытрезвитель. Суд указал, что «для выполнения возложенных на милицию обязанностей в медицинские учреждения либо в дежурные части орга нов внутренних дел можно доставлять и содержать в них до вытрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших спо собность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей об становке, либо могущих причинить вред окружающим или себе». В связи с этим, задержание З ва, его привлечение к административной ответственности и поме щение в вытрезвитель суд признал незаконным и необоснованным». Опрос сотрудников милиции подтвердил, что такого рода незаконные задер жания не единичны и обусловлены необходимостью выполнять требования от четности, которая не учитывает естественной динамики противоправной актив ности. И case study, и интервью показывают, что в правоохранительных органах к такого рода практикам относятся терпимо. В отличие от практики сокрытия пре ступлений ради достижения хорошей отчетности, незаконные задержания, про изводимые с той же целью, на федеральном уровне не признаны в качестве серьез ной проблемы. При этом начальствующий состав милиции и контролирующие инстанции понимают, что такие нарушения обусловлены спецификой постанов ки задач перед рядовыми сотрудниками милиции. «Наряды заступают на службу.

Им говорят, что сегодня должно быть шесть человек доставлено в медвытрезви тель. В понедельник, минус сорок, вообще никого не найти. Где они возьмут этих Case study, проведенное Пермским региональным правозащитным центром.

Раздел 1. Граждане и современная милиция пьяных? Вот выпил человек бутылочку пива, идет к себе домой. Нет, они тащат его в медвытрезвитель, пишут рапорт. Начинаем проводить проверку, а они говорят:

«А мы то тут при чем? Нас командируют – давайте, доставляйте»». Стремление к успешному выполнению задач по раскрытию и расследованию преступлений также является фактором, провоцирующим сотрудников милиции на нарушения. Из материалов опроса сотрудников правоохранительных органов, проведенного Центром «Демос» и его партнерами, следует, что сотрудников ми лиции ориентируют на раскрытие и расследование всех зарегистрированных пре ступлений. При этом обеспечивать высокую раскрываемость законными метода ми милиция зачастую не может, потому что лишена профессиональных кадров и необходимых ресурсов. Отвечая на вопрос о причинах нарушений, допускаемых милицией при работе по уголовным делам, одна из участниц опроса пояснила:

«Когда перед ними [сотрудниками милиции] ставят задачу, которую они не могут решить, не готовы, то они идут наиболее легким путем».48 Легкий путь часто быва ет сопряжен с нарушениями закона.

Эти нарушения весьма разнообразны, но в массе своей обусловлены тем, что главным источником информации о преступлении для сотрудников милиции является сам подозреваемый. Именно от него пытаются получить сведения о со общниках, обстоятельствах совершения преступления (и соответственно, о сле дах, которые можно было бы закрепить в качестве доказательств), о месте нахож дения орудий преступления или имущества, полученного преступным путем. Как пояснил респондент – бывший оперативный сотрудник: «Надо из человека полу чить информацию, проверить ее, найти улики». Такая информация существенно облегчает сотрудникам милиции процесс ра боты по раскрытию и расследованию конкретных преступлений: отпадает необхо димость отрабатывать несколько версий происшедшего, вместо поиска доказательств нужно совершить только процедуры по их закреплению и т.п. Получение информа ции непосредственно от подозреваемого позволяет экономить время и человечес кие и материальные ресурсы, что чрезвычайно важно для перегруженных делами и не имеющих необходимых материальных ресурсов милиционеров.

Для того, чтобы облегчить процесс получения информации от заподозрен ного в совершении преступления, сотрудники милиции предпочитают изолиро вать его от общества. Вместе с тем, задержание предполагаемого преступника в качестве подозреваемого не всегда возможно и не всегда удобно сотрудникам ми лиции. Задержание человека в качестве подозреваемого предполагает, что в тече ние 48 часов будут подготовлены и представлены в суд данные, обосновывающие необходимость ареста. Тут у сотрудников милиции возникают сразу несколько проблемы. Во первых, до задержания сотрудники милиции таких данных часто не имеют – они планируют их получить от самого задержанного. Во вторых, если человека задержали как подозреваемого, а потом при дальнейшем разбиратель стве было установлено, что он к преступлению непричастен, сотрудников мили ции могут наказать: «На отдел вешать лишний неправомерный арест ни к чему.

Неправомерный арест по уголовному делу – это лишний пинок от начальства». Интервью с сотрудником службы собственной безопасности, Республика Коми. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Красноярский край. 2004.

Интервью с осужденным сотрудником милиции, Тверская область. 2004.

Интервью с осужденным сотрудником милиции, Тверская область. 2004.

36 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола В третьих, по причине перегруженности и отсутствия технического персонала милиционеры не справляются с оформлением материалов, необходимых для ад министративного ареста, в течение 48 часов, установленных законом: «Освиде тельствование, тех же свидетелей допросить. Их еще найти нужно, еще привести надо, и оформить надо – письменно оформить. Это все занимает время... 48 часов не хватает… Тот же задержанный, с 11 до 6 его допрашивать нельзя – он должен отдыхать, спать... Нужно полностью материал приготовить и размножить, отксе рить, вынести на рассмотрение прокурору и предоставить в суд… Человек, прово дящий следствие и дознание, с трудом вписывается во временные ограничения»51.

Чтобы иметь возможность «поработать» с заподозренным в преступлении и при этом избежать проблем с оформлением бумаг и возможной ответственности за необоснованное задержание, сотрудники милиции оформляют задержанного не как подозреваемого в совершении уголовного преступления, а как административного нарушителя или как лицо без определенного места жительства. «Чтобы проверить подозрение в уголовном преступлении, его задерживают в административном порядке. Проверяют личность, собирают материал, и, если он указывает на задер жанного, тогда он идет по другой категории».52 Если была установлена непричас тность задержанного к преступлению, то «обходятся по административке»53. Ис ходя из данных опроса сотрудников милиции, прокуроров и судей, применять административный арест с целями раскрытия уголовного дела могут не только к подозреваемым, но и к свидетелям: «Было, задерживали по уголовным делам, как административных. Причем не только обвиняемых. Делалось это с целью обеспе чения явки в ходе следствия и на суде. Было у меня дело, где обвиняемый бомж и три свидетеля, его друзья – тоже бомжи. Если бы я их отпустил – не было бы свидетелей на суде»54. Для наложения на подозреваемого административного аре ста сотрудники либо провоцируют его на грубость (т.е. на хулиганство или непо виновение), либо просто составляют не соответствующие действительности ра порта о совершении административного нарушения.

В рамках case study была получена и проанализирована информация о пяти случаях, когда задержание лица, заподозренного в совершении преступления, оформлялось как административное задержание. Два из этих случаев имели место в Пермской области, а остальные три – в Нижегородской области, в Республике Коми и в Республике Адыгея. Например, Ц к была заподозрена в убийстве отца.

Сотрудники милиции задержали ее и поместили в приемник распределитель, мотивируя это необходимостью установить личность задержанной. Ц к провела в приемнике распределителе более 7 суток, хотя очевидно, что установить ее лич ность не составляло большого труда, поскольку она была задержана в доме своей матери. Во время пребывания в приемнике распределителе с Ц к проводили «бе седы», пытаясь принудить ее к признанию вины в убийстве отца.55 О в, заподоз ренный сотрудниками милиции в угоне автомобиля, был задержан и доставлен в отделение милиции как лицо, совершившее административное правонарушение – нахождение в публичном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое дос Интервью с бывшим сотрудником милиции, Республика Адыгея. 2004.

Интервью с участковым, Тверская область. 2004.

Интервью с участковым, Алтайский край. 2004.

Интервью с судьей, Республика Татарстан. 2004.

Case study, проведенное Правозащитной комиссией «Мемориал» (г. Сыктывкар).

Раздел 1. Граждане и современная милиция тоинство и общественную нравственность. В отделении милиции от О ва потре бовали признания в совершении угона автомобиля. Впоследствии подозрение в угоне автомобиля с О ва было снято.56 Таким же образом был задержан и достав лен в отделение милиции П в, заподозренный в краже электродвигателя. В проте сте на решение мирового судьи о привлечении П ва к административной ответ ственности за мелкое хулиганство заместитель прокурора отметил: «Из материа лов дела явствует, что задержание П ва было использовано в целях проведения оперативной разработки по уголовному делу по факту кражи из школы, а не для пресечения каких либо неправомерных действий П ва». Анализ материалов case study показывает, что неправомерное применение мер административного взыскания с целью обеспечить изоляцию предполагае мого преступника от общества, становится возможным потому, что судебные орга ны, выносящие решение о наложении административного взыскания, не изучают внимательно обстоятельства дела и не проверяют достоверность представленных милицией административных материалов. Кроме того, нельзя исключить случай договоренности между судьями, рассматривающими административные дела.

Один из бывших сотрудников милиции, согласившийся принять участие в прово димом Центром «Демос» опросе, рассказал о таких случаях: «Бывало, что началь ник ОВД звонил судье и просил: «Мы тут пьяного Иванова задержали. Нам надо его подержать. Есть на нем кое что». И судья в таких случаях никогда не отказыва ла. Я думаю, что и сейчас, если нужно, не отказывают». Кроме административного задержания, сотрудники милиции используют другие способы фактического лишения свободы предполагаемого подозреваемого.

Например, вызвать его в качестве свидетеля, а потом удерживать столько, сколько нужно для получения информации о совершенном преступлении. Одно из таких дел было изучено в рамках case study. Отец несовершеннолетнего Б. работал у пред принимателя, занимавшегося разбором идущих под снос домов. Принадле жавший предпринимателю инструмент, в том числе, бензопилы, обычно храни лись в сарае во дворе дома, где жил Б. Б. отвечал за складирование пил в сарай после окончания рабочего дня. В одну ночь пилы из сарая были похищены. Со трудники милиции заподозрили в похищении Б., поскольку он раньше привле кался к уголовной ответственности. Следователь вызвал Б. в милицию в качестве свидетеля. Поскольку в повестке Б. вызывался на допрос как свидетель, родители Б. с ним не пошли. В отделении милиции Б. удерживали более 6 часов и требова ли от него показать место, куда он спрятал украденные пилы.59 О случаях, анало гичных делу Б., рассказывали в ходе проведенного Центром «Демос» опроса адво каты: «Задерживают моего клиента. Оперативники утром рано приехали. Про едемте с нами. Проехал. Сутки не могли найти. Потом с большим трудом выясни ли, что он в Н ском РУВД, его никто не отпускает, он свидетель по делу». В некоторых случаях заподозренному человеку не присваивают даже статуса свидетеля, а удерживают в отделении милиции под предлогом проведения «бе Case study, проведенное Нижегородским комитетом против пыток.

Case study, проведенное Южно Российским независимым институтом социальных иссле дований (г. Майкоп).

Интервью с бывший сотрудник милиции, Тверская область. 2004.

Case study, проведенное Пермским региональным правозащитным центром.

Интервью с адвокатом, Красноярский край. 2004.

38 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола сед» и «оперативных мероприятий». Такие «беседы» не определены законом, хотя здравый смысл позволяет предположить, что они должны быть добровольными. В действительности же привлеченный к такой беседе гражданин оказывается фак тически лишен свободы и не имеет возможности прервать беседу по своему усмот рению. В рамках case study была получена и проанализирована информация о четырех случаях, когда заподозренные в совершении преступлений лица факти чески лишались свободы под предлогом проведения «бесед».

В качестве примера можно привести случай, имевший место в Республике Татарстан:

Несовершеннолетние Н в и П в были заподозрены в краже. Сотрудники ми лиции вызвали их на беседу. П в и Н в пришли в отделение милиции вместе с матерями, которые хотели подождать завершения беседы. Однако сотрудники милиции не позволили матерям остаться в отделении. В милиции П ва и Н ва удерживали более суток. Все это время сотрудники милиции требовали от подро стков признания в совершении кражи автомагнитолы. Похожим образом был задержан сотрудник милиции Л в. Л в вступил в конф ликт со своими коллегами – сотрудниками отдела по борьбе с незаконным оборо том наркотиков (ОБНОН). Конфликт был вызван тем, что Л в собрал и направил в прокуратуру и ФСБ материалы, уличающие этих сотрудников в наркоторговле. В ответ на это сотрудники ОБНОН сфабриковали доказательства взяточничества са мого Л ва и добились возбуждения в отношении него уголовного дела. Л в был приглашен на беседу в ОБНОН вечером. Там ему стали угрожать, требуя признаться во взяточничестве и «крышевании» наркоторговцев и написать явку с повинной.

Беседа продолжалась 4 часа и велась сотрудниками ОБНОН в присутствии работ ников прокуратуры. По окончании беседы сотрудники прокуратуры предъявили Л ву постановление об аресте и начали его допрос в качестве обвиняемого. Аналогичные примеры приводили сотрудники правоохранительных органов и адвокаты, принявшие участие в опросе. Например, респондент из числа опера тивных сотрудников рассказал, что беседовал с одним задержанным в течение двух дней, потому что не имел оснований для оформления ареста, но боялся, что если задержанного отпустить, то потом его будет трудно найти.63 Адвокат из Рес публики Коми рассказал том, что практика фактического задержания под пред логом «беседы» в регионе распространена: «Обширнейшая практика всех адвока тов. Приезжают опера вечером на работу, домой, куда угодно и увозят человека для беседы. Родственники звонят – уважаемый адвокат, помогите, его на Бабушкина увезли, на Печорскую, на Советскую, куда угодно, помогите. Мы приезжаем, а оперативники говорят –извините у нас просто беседа. Мы думали с адвокатами, как с этим бороться. Одни по каждому случаю информируют прокуратуру города.

Ну а поскольку, вечером кого проинформируешь, только на следующий день, а на следующий день уже все исчерпано [поздно]. А человек два три часа беседовал. О чем беседовал, как беседовал, что беседовал? Адвокаты пытаются настаивать, а милиция – так, выйдите из кабинета, у нас просто беседа. Мы уже дошли до тако Case study, проведенное Правозащитным центром г. Казань.

Case study, проведенное Южно Российским независимым институтом социальных иссле дований (г. Майкоп).

Интервью с оперативным сотрудником, Республика Татарстан. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция го, что громко спрашиваем клиента, согласен ли оставаться на беседу. Он гово рит – нет. Тогда мы говорим – уважаемые оперативники, вы против воли, неза конно лишаете человека свободы, это уголовная статья, мы будем писать и требо вать возбудить дело. Идите – потом разберемся».

Из данного адвокатом описания видно, что смысл задержания под предло гом ведения бесед для милиционеров состоит не только в том, чтобы избежать возни с оформлением задержания и возможной ответственности за необоснован ное задержание в качестве подозреваемого. Подмена официального задержания и допроса «беседами» позволяет сотрудникам милиции ограничить или исключить контакты заподозренного в преступлении человека с адвокатом и родственниками, что облегчает получение информации о преступлении.

Материалы опроса сотрудников милиции, проведенного Центром «Демос» и его партнерами, показывают, что сотрудники милиции рассматривают родствен ников и адвоката в качестве помехи продуктивному общению с задержанным. По этой причине сотрудники милиции иногда не уведомляют родителей о задержании несовершеннолетних: «Если ребенок задержан по подозрению в преступлении его или его дружков, то он может отказаться от всего, чувствуя поддержку родите лей».64 Аналогичным образом сотрудники милиции относятся и к присутствию адвоката: «Мне кажется, что адвокаты – это такие люди, которые только будут мешать».65 Однако когда человек уже получил статус подозреваемого и обвиняе мого, присутствие адвоката на допросе становится необходимым. Сотрудники милиции выходят из этого положения, проводя вместо допроса все те же «бесе ды», для проведения которых адвоката не требуется. Как сообщил один из участ ников опроса, если задержанный настаивает на присутствии адвоката, «тогда про исходит оперативная беседа, и ему уже не нужен адвокат будет».66 Методом case study было исследовано три случая задержания, в которых задержанный сразу же получил статус подозреваемого в совершении преступления. Во всех этих случаях сотрудники милиции проводили с задержанными «оперативные беседы». При чем такие беседы предшествовали по времени формальным допросам. Например, по подозрению в краже был задержан П в. Сперва с ним проводили оперативную беседу, в ходе которой он написал явку с повинной. Только после этого сотрудни ки милиции провели его допрос с участием адвоката. Уже было отмечено, что оперативные беседы проводятся сотрудниками ми лиции с целью получения информации о преступлении и источниках возможных доказательств. Еще одной целью таких бесед является получение явки с повин ной. Явка с повинной, исходя из смысла уголовно процессуального законода тельства, является сообщением о преступлении, которое делает сам преступник.

Явка с повинной, как и любое другое сообщение о преступлении, является осно ванием для проведения проверки и принятия решения о наличии или отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела. Однако в российской уголовно пра вовой практике она превратилась в самостоятельный источник доказательств – такой же, как протокол допроса. Явка с повинной принимается судами как дока Интервью с участковым, Республика Коми. 2004.

Интервью с участковым, Республика Адыгея. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Республика Адыгея. 2004.

Case study, проведенное Алтайской краевой правозащитной организацией «Бастион»

(г. Барнаул).

40 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола зательство вины. Только вот порядок принятия явки с повинной, в отличие от проведения допроса, уголовно процессуальным законодательством не регламен тируется. Оспорить действительность явки с повинной чрезвычайно затрудни тельно. Сотрудники милиции этим пользуются.

Эти выводы подтверждаются материалами case study. Так, были получены и исследованы данные о тринадцати случаях оперативных бесед, проводимых со трудниками милиции с лицами, заподозренными в совершении преступления. В пяти из этих случаев задержание подозреваемых было оформлено как задержание виновных в административных нарушениях, в трех случаях задержание оформля лось в соответствии с нормами уголовно процессуального закона, в одном случае «оперативная беседа» велась с лицом, вызванным в качестве свидетеля. В осталь ных случаях оперативные мероприятия проводились с лицами, чье задержание вообще не документировалось. В четырех из тринадцати случаев в ходе оператив ных бесед сотрудники милиции требовали от граждан написания явки с повин ной, а еще в трех – написания объяснительной с признанием в преступлении, что может быть рассмотрено как требование явки с повинной. В трех случаях сотруд ники милиции пытались получить информацию о следах преступления: где захо ронены тела убитых, где находятся похищенные пилы и пр. В остальных случаях сотрудники милиции требовали признания в преступлении. Однако, что они со бирались делать, получив это признание, осталось непонятным.

Сотрудники милиции практикуют различные способы получения информации, признаний и явок с повинной от лиц, заподозренных в совершении преступления.

Исходя из материалов case study, милиционеры широко используют методы пси хологического воздействия: уговоры, убеждение и угрозы. В некоторых случаях применяются силовые методы. Из изученных в рамках case study тринадцати опе ративных бесед уговоры и угрозы имели место в трех случаях, а в остальных десяти психологическое воздействие сопровождалось физическим насилием: от тычков и оплеух до пыток противогазом. Например, пытаясь получить у подростков С на, Ф ва и Т на признание в краже сотового телефона, сотрудники милиции били их и окунали головой в унитаз.68 С целью получить от несовершеннолетнего Б.

информацию о месте нахождения похищенных пил и признание в хищении, со трудник милиции избивал его при помощи бейсбольной биты. В ходе опроса, проведенного Центром «Демос» и его партнерами, сотрудни ки милиции, прокуроры и судьи признавали, что насилие используется как сред ство раскрытия преступлений. «Отрицать как таковые явление произвола, такие как применение физической силы, выбивание показаний из подозреваемых, нельзя. Они объективно есть».70 При этом оценки степени распространенности насильственных методов давались разные. По мнению некоторых респондентов, в милиции «били, бьют и будут бить».71 А с точки зрения других, случаи использо вания насилия для раскрытия преступлений являются редким, исключительным явлением: «Сейчас таких случаев практически не стало».72 Анализ материалов case Case study, проведенное Правозащитным центром г. Казань.

Case study, проведенное Пермским региональным правозащитным центром.

Интервью с сотрудником управления собственной безопасности МВД, Нижегородская область. 2004.

Интервью с осужденным сотрудником милиции, Республика Татарстан. 2004.

Интервью с судьей, Нижегородская область. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция study свидетельствует о том, что отнюдь не каждый задержанный становится жер твой насилия со стороны сотрудников милиции. Вместе с тем, практика исполь зования насилия как способа раскрытия преступления имеет системный харак тер. Только в ходе case study были получены данные о десяти случаях такого рода, имевших место в разных регионах: в Татарстане, в Адыгее, в Красноярском и Ал тайском краях, в Тверской, Нижегородской и Пермской областях, а также в Рес публике Коми. Более того, анализ публикаций средств массовой информации и правозащитных организаций показывает, что такие случаи не единичны.

Описанные выше практики упрощения и ускорения работы по уголовным делам нарушают права и свободы граждан. Например, уклонение от регистрации задержания или подмена задержания подозреваемого административным, нару шают гарантии свободы и личной неприкосновенности. Подмена допроса «бесе дами» и стремление предотвратить контакт задержанного с адвокатом являются нарушением такого важного элемента справедливого разбирательства, как право на защиту. А применение насилия с целью получения информации и признаний является пыткой.

Вместе с тем, создается ощущение, что даже непосредственно пострадавшие от таких нарушений считают их приемлемыми и допустимыми. Об этом свиде тельствует пассивность в отстаивании своих прав. Отчасти это связано с правовой неграмотностью граждан. Многие не знают, какие гарантии закон предоставляет задержанным и подозреваемым. К тому же, как следует из материалов case study и опроса милиционеров, судей и работников прокуратуры, права задержанным разъясняют не всегда: о правах либо вообще не сообщается, либо человеку дают на прочтение и подпись бланк, где эти права просто перечислены. Многие задер жанные не понимают значения адвокатской помощи или вообще на нее не рас считывают, потому что не имеют возможности заплатить за услуги адвоката.

Население в целом терпимо относится к нарушениям, допускаемым мили цией в ходе работы по раскрытию преступлений, в том числе к применению наси лия. Массовый опрос населения восьми регионов России, проведенный Центром «Демос» и его партнерами, показывает, что насилие в милиции как проблема не актуализирована в сознании граждан. Сами сотрудники милиции считают оправ данным насилие и другие нарушения в отношении преступников и верят в то, что население разделяет эти убеждения: «Общество хочет спокойной жизни.

Оно ра достно смотрит, как милиционеры хулигана избивают. С радостью»73. Толерант ность к нарушениям, допускаемым в ходе расследования уголовных дел, обуслов лена и тем, что большинство правоохранителей понимают – нарушения соверша ются ради выполнения служебных задач, т.е. для раскрытия преступления в крат чайшие сроки и для обеспечения хорошей отчетности. Как пояснил один сотруд ник прокуратуры, «когда есть уверенность, что человек виновен, для быстрого раскрытия преступления допускаю возможность применения насилия». К сожалению, уверенность сотрудников милиции в виновности конкретного человека не всегда оправдана. Как показывают материалы case study, выбор версии происшедшего и соответствующего ей подозреваемого нередко строится на самых очевидных, простых предположениях. Например, сотрудники милиции стали Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

Интервью с прокурором, Республика Татарстан. 2004.

42 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола разрабатывать (с выбиванием показаний) версию о причастности П ва и Е ва к краже потому, что хозяева обокраденной квартиры на вопрос милиционеров о наличии неприязненных отношений с кем либо указали на П ва и Е ва. Мили ция заподозрила Б. в краже пил по той причине, что он имел доступ к ключам от сарая, где они хранились, и потому, что он ранее привлекался к уголовной ответ ственности. Несовершеннолетний Ю. был задержан для проверки причастности к ограблению, потому что гулял во дворе недалеко от того места, где произошло преступление. Ю. освободили только после вмешательства сотрудника милиции, который знал Ю. и его родственников.

Исходя из материалов case study и данных опроса сотрудников милиции, если в ходе разбирательства выясняется непричастность человека к преступлению, его отпускают. Однако нестыковки и противоречия в полученных данных не всегда заставляют сотрудников милиции отказаться от своей версии. «Следователь, хоть и является независимым процессуальным лицом, но решение о возбуждении уго ловного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, о правовой квалифика ции деяния, принимается, как правило, на уровне начальника следственного уп равления. Приняв такой решение, все остальные действия направлены на сбор доказательств для подтверждения именно этой версии. Игнорируются все осталь ные моменты. Следствие ведется однобоко. Конечно, когда уж появляются до казательства, полностью опровергающие выбранную версию, то дело прекращает ся. Но если же чуть чуть что то не так, то не страшно: можно что то опустить, а что то добавить от себя».75 Как правило, проблем с тем, чтобы привести материа лы дела в соответствие с выбранной версией, не возникает. Во многом, по причине низкого качества и малой доступности адвокатской помощи. В тех же случаях, когда защиту осуществляет активный и квалифицированный адвокат, милиция стремится ограничить доступ адвоката к подследственному и участие адвоката в следственных действиях. В ходе проведенного опроса адвокаты говорили о суще ствовании различных методов воспрепятствования защите. Например, перемеще ние задержанного из одного ИВС в другое, назначение следственных действий на то время, когда защитник должен участвовать в судебном заседании по другому делу, отказ в выдаче разрешений на свидания с подзащитным, отказ в ознакомле нии с процессуальными документами и пр. Практическим примером такого рода нарушений было уголовное дело Г., Т., Н.А. и Х.А., изученное в ходе case study.

Т. и Х.А. встречались с должником и договаривались об отсрочке в выплате долга. Должник обратился в милицию с жалобой на вымогательство. Т. и Х.А.

были обвинены в вымогательстве и грабеже. Одновременно в участии в вымога тельстве и грабеже обвинили Н.А., который провожал Т. и Х.А. до места встречи с должником, хотя сам в общении с ним участия не принимал, а также Г., который на момент инцидента находился в другом городе. Все четверо обвиняемых были задержаны и помещены под стражу. От них были получены явки с повинной.

Вероятно, что для получения явок с повинной сотрудники милиции применяли насилие. Во всяком случае, данные медицинского освидетельствования подтвер ждают получение телесных повреждений во время нахождения под стражей. Ад вокат Х.А. лично вручил следователю ордер юридической консультации и подал заявление о свидании со своим подзащитным и ознакомлении с материалами Интервью с адвокатом, Нижегородская область. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция дела. Однако в тот же день следователь произвел допрос обвиняемого Х.А. без участия защитника, несмотря на то, что адвокат в это время находился в помеще нии РОВД. Потом следователь распорядился о перемещении обвиняемых из РОВД в ИВС. Однако адвокатам он сообщил, что их клиенты находятся в СИЗО в обла стном центре. Только через десять дней с момента задержания обвиняемых адво катам удалось встретиться с ними и получить доступ к материалам уголовного дела. Причем добиться этого удалось только после обращения с жалобами в про куратуру. При ознакомлении с протоколами процессуальных действий с участием Т. адвокат обнаружил, что подписи Т. в некоторых из этих документов были подде ланы путем копирования. Нельзя исключать, что односторонний подход к расследованию, насилие, подтасовка процессуальных документов могут привести к наказанию невинов ного, в то время как настоящий преступник останется на свободе. О том, что на практике такие случаи происходят, рассказал сотрудник прокуратуры: «Вот у нас было дело, когда за убийство девушки был арестован парень, который сам сознался! Правда, потом был пойман настоящий убийца, но парень то сам при знался, и все улики были против него. Он, правда, потом сказал, что его били.

Но мы весь отдел на опознании ему показали: кто тебя бил? Он никого не опоз нал! Может, этот человек был внушаемый, может, его били, но он сам признался в преступлении. Он до суда отказался [от своих признательных показаний]. Но у нас остались сомнения в отношении него. Он знал такие вещи, которые мог знать только каким то боком причастный к этому делу. У этого парня оказались телефоны подруг убитой девушки, и он звонил. Вот почему мы вышли на него.

Он звонил девушкам и назначал свидания. Сам объясняет это обстоятельство как то путано. Именно это обстоятельство навело органы следствия на мысль, что это и есть убийца! И хоть настоящий убийца был найден, в этом деле так и остались неясности. А если бы мы не нашли настоящего убийцу, то парня, ско рее всего, осудили бы!». Б. Нарушения, происходящие по причине недостатка ресурсов, перегруженности и непрофессионализма Нарушения, непосредственно обусловленные спецификой работы в правоох ранительных органах, не исчерпываются теми, которые совершаются умышленно и целенаправленно ради успешного выполнения служебных задач. Значительное число нарушений, встречающихся в практике работы милиции, совершаются не преднамеренно – просто потому, что милиционеры не знают, не умеют или при имеющихся условиях не могут этих нарушений избежать.

Сотрудники правоохранительных органов, участвовавшие в опросе Центра «Демос» и его партнеров, отмечали, в частности, что значительная часть случаев необоснованного применения насилия в ходе пресечения правонарушений и за держания нарушителей является следствием непрофессионализма и переутомления милиционеров.

Непрофессионализм сотрудников милиции и спешка в принятии решений являются одной из причин необоснованных задержаний. Материалы case study Case study, проведенное Тверским обществом «Мемориал». 2004.

Интервью с прокурором, Тверская область. 2004.

44 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола свидетельствуют о том, что сотрудники милиции, явившись на место происше ствия, не всегда стремятся разобраться в ситуации. В качестве примера можно привести дело Л78. У Л. был трудовой спор с администрацией университета, в котором он работал. Для того, чтобы причинить неприятности неугодному со труднику, помощник ректора и по совместительству начальник службы безопас ности вызвал милицию, когда Л. пришел на проходную, чтобы поработать в вы ходной день. Сотрудники милиции, не пытаясь выяснить обстоятельств дела, не медленно доставили Л. в отделение милиции и составили протокол о совершении им хулиганства, на основании чего Л. был привлечен к административной ответ ственности в виде штрафа. Возможно, необоснованного привлечения к ответствен ности удалось бы избежать, если бы сотрудники милиции потратили немного времени для выяснения обстоятельств дела у начальника службы безопасности и самого Л. Сотрудники милиции, принимавшие участие в опросе, так же указыва ли, что чаще всего необоснованные задержания обусловлены неграмотностью и непрофессионализмом милиционеров.

Распространенным нарушением, обусловленным перегрузками и недостат ком ресурсов, является пропуск процессуальных сроков. В том числе, сроков, отве денных на рассмотрение заявлений граждан, и сроков расследования: «Наруше ния по срокам связаны с материальной и организационной необеспеченностью.

Сотрудник не успевает и не находит способов, чтобы свое неуспевание скрыть». Негативно влияет на соблюдение процессуальных сроков несовершенство меха низмов передачи информации между отдельными подразделениями милиции и между милицией и другими государственными органами. Для получения и при общения к материалам дела необходимых данных сотрудники милиции должны направлять в соответствующие инстанции официальные запросы и ждать на них ответ иногда довольно долго: «Очень сложная система запросов, для того чтобы какие то данные получить о каких то возможных преступниках». Перегрузки, переутомление сотрудников негативно сказываются на качестве составления процессуальных документов: «Спешка! Бывает, что то где то упус тил, сократил, не дописал».81 Другим фактором, непосредственно влияющим на качество составления процессуальных документов, является непрофессионализм и правовая безграмотность сотрудников: «Вот с этими недостатками мы сталкива емся каждый день. Причем это касается и административных, и уголовных дел.

Т.е. практически всех, которые поступают в суд. Начиная с того, что работники ГИБДД не умеют грамотно составить протокол, и кончая тем, что следователь, не имеющий достаточного опыта работы, допускает ошибки в уголовном деле. Это, в основном, связано с тем, что люди недостаточно профессиональны». Еще одним проявлением непрофессионализма и перегруженности сотруд ников милиции является несоблюдение установленных законом процессуальных норм или формальный подход к их выполнению. Например, требования о разъяс нении задержанным их прав. Как пояснил один из участников опроса, поначалу Case study, проведенное общественным объединением «Сутяжник» (Екатеринбург).

Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

Интервью с участковым, Тверская область. 2004.

Интервью с судьей, Нижегородская область. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция он подробно объяснял каждому задержанному смысл предоставленных законом прав: «Потом, когда у меня появилось двадцать или тридцать дел сразу, то стало не до объяснений. Даешь бланк протокола, там все про права написано. Прочел?

Прочел! Распишись!».83 Кроме игнорирования требования о разъяснении прав задер жанным и другим участникам процесса, опрошенные сотрудники милиции, про куроры и судьи указывали на то, что практикуется не уведомление участников про цесса о принятых по делу решениях, а также привлечение понятых из числа знако мых, родственников или административно задержанных. «Бывает, очень сложно добыть понятых где то в середине ночи. Хорошо, если квартира осматривается и на площадке можно соседей позвать, а если едешь осматривать дачный участок?» Как отметил один из участвовавших в опросе адвокатов, многие нарушения, допускаемые в практике работы милиции, связаны «действительно со специфи кой работы правоохранительных органов».85 Однако этот же адвокат совершенно верно заметил, что существование подобных нарушений, тем не менее, оправдать нельзя, поскольку это может существенно повлиять на судьбу человека, как подо зреваемого, так и потерпевшего. То, что причинами нарушений становится спе цифика работы милиции, указывает на необходимость лучше организовывать ра бочий процесс. Сейчас мер по улучшению условий работы не предпринимается.

Поэтому сотрудники милиции рассматривают любые претензии, связанные с ог рехами и нарушениями процессуальных норм, как необоснованные и несправед ливые: «Вот когда создадут нормальные, хотя бы рабочие условия, вот тогда и будет по другому».86 Руководящий состав предпочитает не прибегать к репресси ям в отношении сотрудников, не выполняющих процессуальных требований, по тому что если сотрудника наказывать за нарушения, которых в существующих условиях работы невозможно избежать, то работник может и уволиться. «Сейчас следователь одновременно расследует двадцать дел. И никто ему не помогает. Сле дователь взыскания получает за то, что он опять нарушил сроки. Раз накажут, два накажут, а потом он просто уйдет». 2. Нарушения, обусловленные стремлением сотрудников к удовлетворению своих личных интересов и нужд Не является секретом, что некоторые сотрудники милиции используют име ющиеся у них полномочия и обусловленные их официальным положением воз можности ради достижения своих личных интересов. Это стремление подогрева ется тем, что заработная плата сотрудников милиции невысока. Неадекватная оплата труда становится своего рода индульгенцией для использования своего служебного положения для решения личных проблем, а также проблем своих род ных и друзей.

Существование коррупции в милиции было признано практически всеми участниками проведенного Центром «Демос» опроса: и милицейскими работни ками, и прокурорами, и адвокатами, и судьями. Исходя из материалов опроса, коррупция в милиции выражается в сращивании милиции с криминальными Интервью с осужденным сотрудником, Тверская область. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Красноярский край. 2004.

Интервью с адвокатом, Тверская область. 2004.

Интервью с осужденным сотрудником милиции, Тверская область. 2004.

Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

46 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола структурами, в использовании милиции в качестве инструмента для решения по литических и экономических конфликтов и во взяточничестве. В ходе case study было обнаружено пять дел, в которых усматриваются те или иные проявления коррупции.

Одно из них – дело К. – связано с попыткой вымогательства взятки со сторо ны сотрудников ГИБДД. В связи с тем, что К. взятку давать не желал, сотрудники ГИБДД попытались привлечь его к ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения. К. удалось доказать в суде необоснованность его привлечения к ответственности.88 Этот случай можно обозначить как попытку получения мзды за освобождение от возможной ответственности. Такие коррупци онные отношения могут быть инициированы как привлекаемым к ответственнос ти лицом, так и сотрудниками милиции. Материалы опроса сотрудников право охранительных органов показывают, что откупиться можно не только от админи стративной ответственности, но и от уголовной. «Варианты, конечно, имеются, когда сотрудник милиции получает определенную мзду за прекращение уголов ного дела или за не возбуждение дела. Ходатаи нашлись, или посредники, или сами подозреваемые дают взятку. И сотрудник милиции – немало таких случаев – сам может намекнуть подозреваемому, что все можно решить, но за определенные деньги. И надо сказать, что эти деньги не так уж велики. Бывает у нас в практике, когда и 2 000 рублей получают». Кроме торговли освобождением от административных или уголовных санк ций, милиция, случается, торгует правоохранительными услугами. Во первых, со трудники милиции, вопреки существующему запрету, подрабатывают охранника ми: «Охраняли ночные клубы, магазины круглосуточные».90 Они также могут не формально оказывать отдельным гражданам или организациям защиту от органи зованной преступности: «Кто то знакомый постоянно начинает звонить. Мол, на нас наехали. Просит пролоббировать интересы».91 В некоторых случаях сотрудни ки милиции взимают мзду просто за выполнение своих служебных обязанностей.

То есть граждане, обратившиеся в милицию, платят за то, чтобы сотрудники ми лиции более усердно и оперативно проводили работу по их заявлению. Один из респондентов проиллюстрировал проблему взимания мзды за правоохранитель ные услуги следующим практическим примером: «Коровку угнали, к примеру, в соседний район. Туда чуть не экспедицию надо отправить. Один раз съездили – того [подозреваемого] дома нет. Надо второй раз съездить, а бензина нет. Предла гают потерпевшим заправить [бензином служебный автомобиль]».92 Материалы опроса сотрудников правоохранительных органов показывают, что милиция пы тается восполнить нехватку материальных ресурсов, необходимых для работы, не только за счет обратившихся за помощью граждан, но и за счет населения в целом.

Например, милиционеры, бывает, бесплатно заправляют бензином патрульные машины на заправочных станциях.

Case study, проведенное Южно Российским независимым институтом социальных иссле дований (г. Майкоп).

Интервью с сотрудником управления собственной безопасности МВД, Нижегородская область. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Республика Татарстан. 2004.

Интервью с оперативным сотрудником милиции, Свердловская область. 2004.

Интервью с прокурором, Свердловская область. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция Отношение к взяточничеству и мелким поборам у сотрудников милиции про тиворечивое. С одной стороны, многие сотрудники милиции склонны извинять и оправдывать взяточничество своим тяжелым материальным положением. Один из сотрудников милиции в ходе опроса рассказал, как во время служебного сове щания начальник районного отделения милиции спросил у одного из своих под чиненных, что он будет делать, если чеченские террористы, везущие взрывчатку, предложат ему деньги за то, чтобы он их пропустил. Милиционер ответил, что если ему предложат хорошие деньги, то он пропустит террористов, потому что у него маленькая зарплата.93 Одновременно, значительное число сотрудников ми лиции, оправдывая взяточничество, считают его негативным явлением. Во вся ком случае, к нему относятся с меньшей терпимостью, чем, например, к насилию в отношении задержанных: «Если сотрудник избил арестованного, так это счита ется для пользы общего дела. А если он взял взятку, то он ее кладет в собственный карман». Отношение населения к подобным практикам так же противоречиво. Оче видно, что милицейское взяточничество поддерживается готовностью граждан решать свои проблемы путем подкупа должностных лиц. Эта готовность, в свою очередь, обусловлена тем, что предусмотренные законом пути защиты собствен ных интересов слишком сложны и требуют больших затрат сил и времени. Как показывают исследования Фонда ИНДЕМ, активную антикоррупционную уста новку имеют лишь 13% предпринимателей и 15% граждан.95 Вместе с тем, населе ние обеспокоено коррупцией в милиции и в целом коррупцией во властных струк турах. Об этом свидетельствуют данные опроса населения, проведенного Цент ром «Демос».

Представляется, что негативное отношение населения к коррупции в мили цейских рядах в наибольшей степени касается сращивания милиции с криминаль ными структурами. По результатам проведенного Центром «Демос» опроса населе ния, 20% граждан определили произвол как сращивание милиции с криминалом.

Существование проблемы сращивания милиции с организованной преступнос тью было также отмечено сотрудниками правоохранительных органов и судьями.

Исходя из комментариев, данных судьями, милиционерами и прокурорами, сра щивание милиции с криминалом может выражаться не только в укрывании от ответственности преступников, но и в передаче им информации, а также в непос редственном участии сотрудников милиции в преступной деятельности. Некото рые из правоохранителей в ходе интервью приводили конкретные примеры учас тия милиционеров в совершении преступлений, в частности, в торговле наркоти ками,96 в угоне автомашин.97 В ходе case study было изучено одно дело, связанное с проблемой участия сотрудников милиции в преступной деятельности. Это дело возникло по причине конфликта между сотрудником милиции Л вым и его кол легами, оказывавшими покровительство торговцам наркотиками. Л в собрал и представил в прокуратуру и ФСБ материалы, уличавшие этих сотрудников в пре ступной деятельности. В ответ милиционеры посредством избиений и обещаний Интервью с бывшим сотрудником милиции, Тверская область. 2004.


Интервью с бывшим сотрудником милиции, Тверская область. 2004.

См. http://www.anti corr.ru.

Интервью с судьей, Республика Коми. 2004.

Интервью с судьей, Тверская область. 2004.

48 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола принудили двух обвиняемых дать показания против Л ва и добились начала уго ловного преследования Л ва. Л в доказал свою невиновность в ходе судебного раз бирательства, однако это заняло у него почти три года. Следует отметить, что материалы опроса сотрудников правоохранительных органов и судей свидетельствуют о распространенности среди рядовых сотрудни ков милиции негативного отношения к сращиванию милиции с преступностью.

Факты сотрудничества милиции и криминала противоречат представлению мно гих милиционеров о своей миссии. Кроме того, рядовые сотрудники милиции испытывают раздражение, когда преступники, ради поимки которых они работа ли, уходят от ответственности из за коррупции. К тому же, утечка информации из милиции к криминальным структурам может поставить под угрозу жизнь и здоро вье милиционеров. Исходя из данных опроса, еще одним фактором, обуславлива ющим негативное отношение рядовых милиционеров к сращиванию милиции с криминальными структурами, является то, что рядовые сотрудники, как правило, не получают от этого выгоды. Рядовые милиционеры, принявшие участие в опро се, отмечали, что «серьезные» коррупционные отношения затрагивают началь ствующий состав: «Деньги дают тому, от кого зависит решение вопроса». Аналогичным образом начальствующий состав играет ключевую роль в учас тии милиции в политических и экономических конфликтах. В рамках case study были исследованы три случая, материалы которых указывают на выполнение правоох ранительными органами заказа со стороны коммерческих или властных структур:

два дела связаны с давлением на собственников коммерческих предприятий и одно дело – о задержании экологов, пытавшихся вручить письмо депутату Госу дарственной Думы во время митинга партии «Единая Россия». Из материалов case study видно, что в таких случаях заказчик, кем бы он ни был, передает свой заказ не непосредственным исполнителям, а действует через начальство. В част ности, в случае задержания активистов экологов сотрудники милиции, прини мавшие участие в операции, не могли пояснить причин и оснований для задержа ния, а ссылались на наличие указаний от вышестоящего начальства.100 Об исполь зовании милиции политическими и коммерческими структурами говорили и уча стники проведенного опроса. В частности, респонденты из Свердловской и Твер ской областей указали, что во время выборов в Государственную Думу милицейс кие подразделения привлекали для поддержки отдельных депутатов.

3. Нарушения, связанные с попытками защиты и утверждения корпоративного и личного статуса Кроме материального интереса и интересов, связанных с решением служеб ных задач, причиной многих нарушений, допускаемых сотрудниками милиции, является защита интересов милицейской корпорации и поддержание и утвержде ние статуса сотрудника милиции, как лица, наделенного властью.

Case study, проведенное Южно Российским независимым институтом социальных иссле дований (г. Майкоп).

Интервью с осужденным сотрудником милиции, Тверская область. 2004.

Case study, проведенное Фондом «За экологическую и социальную справедливость» (г. Во ронеж).

Раздел 1. Граждане и современная милиция Сотрудники милиции нередко используют силу, а также административные санкции в качестве своего рода наказания за действия, унижающие их достоин ство. В ходе своей работы им нередко приходится сталкиваться с грубостью и хамством со стороны граждан. Однако не всегда реакцию милиционеров на такие действия можно назвать адекватной. «Есть такие милиционеры, которые в ответ на реплику пьяного гражданина начинают заламывать ему руки».101 Примером, иллюстрирующим эту проблему, может послужить дело И ва, исследованное в рамках case study. И в был задержан за нахождение в публичном месте в пьяном виде, доставлен в отделение милиции и помещен в камеру. И в не протестовал против применения к нему административных мер, считая их справедливыми и правомерными. И в хотел уведомить жену о своем задержании, чтобы она не бес покоилась. Поэтому он обратился к сотрудникам милиции с просьбой разрешить звонок домой. Получив отказ, И в стал браниться, стучать в дверь камеры, шу меть. В ответ помощник дежурного вывел его из камеры и избил. В результате избиения И в получил перелом ребра с проникновением в легкое. Кроме того, сотрудники милиции часто воспринимают как оскорбление дей ствия граждан, которые нельзя назвать ни неправомерными, ни грубыми. В ходе case study была получена информация о пяти случаях агрессивной реакции мили ционеров на правомерные требования граждан. Например, И в был жестоко из бит, а также подвергнут задержанию и привлечению к административной ответ ственности за то, что отказал сотрудникам РУБОП в возможности сделать звонок с его рабочего телефона.103 То же самое сотрудники милиции проделали с С вым, который попросил разъяснить, на основании какого нормативного акта они хотят проверить содержимое его сумки.104 Такого рода случаи показывают, что сотруд ники милиции чрезвычайно болезненно относятся к тому, что граждане не при знают их безусловной властью, воспринимают их указания критически, требуя дополнительных разъяснений обоснованности их требований. Такая неадекват ная реакция связана с восприятием сотрудниками милиции своего статуса как неоправданно низкого. Применяя к «качающим права» гражданам меры принуж дения, милиционеры пытаются поднять свой статус в собственных глазах.

Случается, что сотрудники милиции отстаивают неправомерными методами не только свой собственный статус, но и статус милицейской корпорации. В ми лиции принято правило «не выносить сор из избы», т.е. не допускать огласки нарушений, совершенных сотрудниками. Исходя из данных опроса работников милиции, это правило выражается, в первую очередь, в запрете свидетельствовать против своих коллег. Кроме того, оно проявляется в оказании давления на граж дан, пытающихся привлечь сотрудников милиции к ответственности, а также на лиц, свидетельствующих не в пользу милиционеров. В рамках case study были выявлены и изучены три случая преследования граждан за попытку привлечь к ответственности сотрудников милиции. Например, С.М. обращался в суд по по воду выплаты компенсации за украденный в отделении милиции газовый писто лет и пытался добиться от прокуратуры расследования обстоятельств кражи. Спу стя несколько дней после завершения судебного разбирательства, в результате Интервью с начальником РУВД, Нижегородская область. 2004.

Case study, проведенное Правозащитным центром г. Казань.

Case study, проведенное Нижегородским комитетом против пыток.

Case study, проведенное Правозащитным центром г. Казань.

50 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола которого С.М. присудили компенсацию, он был необоснованно задержан сотруд никами милиции и доставлен в вытрезвитель.

В ходе case study также были исследованы три случая оказания давления на свидетелей милицейских правонарушений и подтасовки доказательств, с целью добиться освобождения милиционеров нарушителей от ответственности. В каче стве примера можно привести дело О ка. О к был избит двумя сотрудниками ми лиции и обратился с жалобой в Управление собственной безопасности МВД (УСБ) и в прокуратуру. Участковый инспектор, с целью помочь своим коллегам избежать ответственности, попросил двух граждан выступить в прокуратуре в качестве сви детелей того, что сотрудники милиции не избивали О ка, а он сам упал и ударился о крышку канализационного люка. УСБ при помощи представителей О ка уда лось установить, что свидетели дали следователю прокуратуры ложные показа ния: один из них в момент избиения О ка находился на рабочем месте, а второй – отмечал день рождения своей сожительницы. Объясняя в суде причину дачи лож ных показаний, один из свидетелей указал, что «в случае отказа опасался наступ ления негативных для себя последствий со стороны милиции», а другой сказал, что «поверил слову сотрудника милиции, который сказал ему, что все, о чем он рассказывает – правда».105 Интересно то, что в данном случае поиск лжесвидете лей осуществлялся не сотрудниками милиции, совершившими нарушение, а их коллегой, который, очевидно, считал, что поступок его товарищей нормален и они не должны нести за это ответственности, и сам был готов пойти на преступле ние, чтобы их прикрыть.

Заключение Завершая рассмотрение практик произвола, непосредственно обусловленных спецификой милицейской службы;

практик, связанных со стремлением сотруд ников к удовлетворению личных интересов и потребностей;

а также произвола, допускаемого ради защиты и утверждения корпоративного статуса милиции, – необходимо отметить, что эти практики имеют схожие формы и нарушают одни и те же группы прав граждан. Например, отказ в регистрации преступления с целью иметь хорошую отчетность, так же как и освобождение преступника от ответствен ности за взятку нарушают право жертвы преступления на эффективное средство правовой защиты. Выполнение плана по раскрытию преступлений или по пресе чению административных нарушений, так же как и защита статуса милицейской корпорации могут обернуться нарушением права на свободу и личную неприкос новенность, а также нарушением права на свободу от пыток и жестокого обраще ния. С точки зрения гражданина, чьи права были ущемлены произволом сотруд ников милиции, мотивы и факторы, подтолкнувшие правоохранителей к подоб ным действиям, не имеют особого значения. Понимание механизма воспроиз водства нарушений важно в первую очередь для поиска наиболее эффективных путей устранения или хотя бы минимизации произвола в работе правоохрани тельных органов.


Case study, проведенное Нижегородским комитетом против пыток.

Раздел 1. Граждане и современная милиция Основные проблемы современной милиции Ольга Шепелева, Асмик Новикова Результаты опросов общественного мнения, в том числе и опрос населения, проведенный Центром «Демос» и его партнерами, свидетельствуют о том, что граждане низко оценивают качество работы милиции. Неудовлетворительное со стояние милицейской службы отмечается не только обывателями. Прокуроры, судьи и сами милиционеры, – люди, по долгу службы хорошо осведомленные о работе милиции, – прямо признают это. Некоторые специалисты характеризуют положение дел в милиции как кризисное. Например, сотрудница юридического института МВД, принявшая участие в опросе, проведенном Центром «Демос» и его партнерами, охарактеризовала современное состояние милиции как «распад системы»106. «Такое впечатление, что нет милиции»107, – заметил другой респон дент108.

С точки зрения специалистов, такое положение вещей обусловлено комп лексом проблем, препятствующих нормальному функционированию милицейс кой службы. По мнению некоторых сотрудников правоохранительной сферы, орга ны милиции сейчас «вынуждены выживать»109.

Люди, проработавшие в правоохранительной системе длительное время, от мечают, что тяжкий удар по милицейской службе был нанесен в конце восьмиде сятых – начале девяностых годов. Изменение политического и экономического климата, принципов управления общественными отношениями само по себе было вызовом для органов внутренних дел. Для милиции эта ситуация осложнилась изменением ее положения в системе уголовной юстиции, изменением норматив ной базы деятельности органов внутренних дел и резким сокращением бюджет ного финансирования. В отличие, скажем, от судебной системы и пенитенциар ных органов, усовершенствованию которых уделялось много внимания, милиции предоставили самостоятельно приспосабливаться к изменившимся условиям.

Именно в этот переходный период распался профессиональный костяк милицей ской службы, были разрушены устоявшиеся корпоративные правила, начали бур но развиваться коррупционные явления. По мнению сотрудников милиции, орга ны внутренних дел до сих пор переживают последствия этого кризиса. Как сказал один их сотрудников правоохранительных органов: «Сейчас изменилось одно – стали вовремя выдавать заработную плату»110. Из комментариев других респон Интервью с преподавателем юридического института МВД, Красноярский край. 2004.

Интервью с преподавателем Академии МВД, Нижегородская область. 2004.

Статья основана на результатах массового опроса населения 8 регионов проекта (опрос населения), а также информации, полученной в рамках экспертного опроса. Оба опроса проводи лись Центром «Демос» и его партнерами в регионах проекта «Произвол правоохранительных органов: практики и причины». Цитаты экспертов и мнения граждан, приводимые в этой статье, имеют соответственное происхождение. В информационную базу статьи также включены мате риалы case studies.

Интервью с прокурором, Тверская область. 2004.

Интервью с представителем начальствующего состава, Красноярский край. 2004.

52 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола дентов также следует, что в милиции осталось множество нерешенных проблем. В совокупности эти проблемы подрывают эффективность милицейской службы и, в конечном счете, порождают недовольство общества.

Анализ результатов проведенного Центром «Демос» экспертного опроса по зволяет выявить и описать основные проблемы, от которых страдает милицейская служба и которые определяют ее дисфункциональность.

Кризис системы управления Среди многочисленных проблем милиции первоочередного рассмотрения требуют недостатки действующей системы управления милицейской службой.

Механизмы управления – в частности, порядок определения приоритетов в рабо те и постановки задач перед подразделениями и сотрудниками, система оценки деятельности, поощрений и взысканий, принципы взаимоотношений между на чальствующим составом и подчиненными, – определяют характер каждодневной работы службы, и дефекты управления могут существенным образом деформиро вать ее. Исходя из комментариев сотрудников милиции и других лиц, в силу своей профессиональной деятельности хорошо знакомых с работой этой службы, в ме ханизме управления органами внутренних дел имеется целый ряд проблемных областей.

Определение приоритетов в деятельности милиции Очевидно, что определение приоритетов имеет существенное значение для эффективности работы милицейской службы: только учитывая все факторы, вли яющие на уровень и характер противоправной активности, милиция может над лежащим образом распределять усилия по обеспечению безопасности общества и государства. В такой большой стране как Россия, где разница в экономическом, социальном и криминальном состоянии отдельных регионах очень велика, при оритеты в работе милиции должны учитывать не только факторы, имеющие зна чение для всей страны, но и местную специфику.

В настоящее время процесс определения приоритетных направлений работы органов внутренних дел не включает в себя прозрачной и четко установленной процедуры, позволяющей учитывать региональные особенности и дифференци рованно подходить к постановке задач перед милицейскими подразделениями на местах. Приоритеты в деятельности органов внутренних дел определяются на фе деральном уровне. Как пояснил в ходе опроса один из сотрудников правоохрани тельных органов, направления работы определяются Президентом и Министром внутренних дел, а региональное начальство контролирует их реализацию111. Из ответов другого участника опроса следовало, что направления деятельности его подразделения зависят в первую очередь от задач, сформулированных министром, во вторую – от задач, поставленных руководством ГУВД, и в последнюю очередь – от обстановки в районе112. При этом, по мнению некоторых участников опроса, приоритетные задачи не всегда ставятся продуманно, а определяются сиюминут ной политической конъюнктурой: «Приоритеты в деятельности органов внутрен Интервью с начальников РОВД, Республика Коми. 2004.

Интервью с начальником РУВД, Нижегородская область. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция них дел характер носят непостоянный, разовый, без глубоких проработок, без учета имевшегося опыта и не совсем точного и четкого понимания, что должен дать конечный результат, как МВД в первую очередь, так и гражданам»113.

Из материалов опроса сотрудников милиции видно, что региональные и ме стные органы власти – и представительные, и исполнительные – формально не участвуют в формировании списка приоритетных направлений работы органов внутренних дел. Вместе с тем нельзя сказать, что они не оказывают никакого вли яния на деятельность милиции. Однако это влияние проходит вне рамок про зрачных публичных процедур, что создает возможность для использования мили ции в региональных политических и экономических конфликтах: «Возникнет у регионального руководства какая нибудь идея экономического переустройства, он тут же пишет письмо в ГУВД – почему вы не занимаетесь пресечением пре ступлений в такой то сфере? Надо же срочно отчитаться, и мы кидаемся пресекать преступления в такой то сфере. Ажиотаж поднимается. Изменяется какая то конъ юнктура экономическая. Кому то становится невыгодно работать. Кто то начи нает этим пользоваться»114.

Отсутствие прозрачной системы согласования и определения приоритетов нередко приводит к тому, что силы милиции тратятся не на решение актуальных для конкретного региона проблем, а на осуществление конъюнктурных запросов федерального руководства или региональных властей. Эту проблему один из учас тников опроса охарактеризовал следующим образом: «Вот взялись за терроризм.

Это, говорят, самый главный приоритет в нашей работе. Это правильно, но этим должна заниматься служба безопасности… А милиция, прежде всего, должна на вести порядок на улице, чтоб шапки не срывали, не вырывали сумочки, чтобы пьяные и наркоманы не шатались по улицам»115. Кроме того, массовые операции проводятся в разных регионах по единому плану, вне зависимости от того, на сколько проблема, которую предполагается решить в их ходе, актуальна для дан ного региона. В случае, если такая операция не имеет принципиального значения для обеспечения правопорядка в регионе и безопасности граждан, ее отработка приводит к тому, что у милицейских подразделений не остается сил, времени и ресурсов на решение важных задач в области борьбы с правонарушениями в дан ном регионе. То есть существующая система определения приоритетных задач для территориальных подразделений милиции не позволяет им должным обра зом учитывать нужды населения и стимулирует использование милиции в каче стве инструмента в борьбе властных и коммерческих групп.

Оценка деятельности подразделений. Система отчетности Еще одним фактором, приводящим к отдалению работы милиции от потреб ностей общества в области обеспечения безопасности, является установленная система оценки деятельности милицейских подразделений, т.е. система отчетно сти. О проблемах, связанных с отчетностью, говорили многие из принявших уча стие в опросе судей, сотрудников милиции и прокуроров. Некоторые из них отме чали, что подготовка отчетных документов отнимает силы, которых и без того не Интервью с начальником отдела по кадровой и воспитательной работе, Свердловская область. 2004.

Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

Интервью с сотрудником патрульно постовой службы, Тверская область. 2004.

54 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола хватает для выполнения всех возложенных на милицию задач. Другие же конста тировали, что существующая система отчетности деформирует работу милиции и приводит к искажению ее миссии.

Действующая система оценки (система отчетности) строится на статистичес ких показателях, т.е. на количественных данных о результатах работы милиции.

Качественные характеристики работы при этом не рассматриваются. Использова ние только численных данных, разумеется, значительно упрощает процесс оцен ки работы милицейских подразделений, особенно в масштабе всей страны. По сложившейся традиции российским властям организовать статистический учет проще, чем замерять качество работы. Сравнивать численные данные по перио дам привычнее, чем анализировать качественные показатели в динамике. «Руко водить при палочном учете гораздо легче. Сидит какой нибудь бездельник в гене ральских погонах и говорит подчиненному – это что ж такое, у тебя в прошлом году было 7, а сейчас только 3. Для этого ведь не надо уметь и знать. Знаний достаточно на уровне арифметики»116.

Отказ от анализа качественных параметров и упор на статистические показа тели непосредственно сказывается на деятельности рядового состава. При коли чественной системе оценки, например, раскрытие сложного преступления при равнивается к раскрытию простого. При этом сил и времени, которые сотрудник вынужден был потратить на раскрытие сложного преступления, существенно боль ше. Естественно, что при такой системе работающие на местах люди стремятся добиваться хороших показателей (и положенного за это поощрения) за счет рабо ты с более простыми делами, чем тратить силы и время на дела сложные и полу чать за это неудовлетворительную оценку: «В цифрах же не указывается, какие преступления раскрыли, просто цифры»117.

На настоящий момент количественные параметры оцениваются в динамике, то есть за отчетный период тот или иной численный показатель должен стать меньше или больше по сравнению с предыдущим отчетным периодом. В резуль тате сотрудники милиции стремятся построить свою работу таким образом, что бы показатели по сравнению с предыдущим периодом изменялись в нужную сто рону, но изменялись бы незначительно – иначе в следующий отчетный период обеспечить нужные показатели может стать существенно сложнее. То есть, если показатели недостаточны, то их стремятся повысить всеми доступными средства ми. А если обстановка на вверенном участке такова, что правонарушений и пре ступлений больше, чем надо для обеспечения нужных показателей, то их просто игнорируют. Эту ситуацию проиллюстрировали на примере показателей по адми нистративным нарушениям милиционеры, участвовавшие в опросе. Например, необходимость обеспечить нужные показатели является одной из причин неза конных административных задержаний: «Хватаешь людей, когда план не тя нешь»118. Одновременно стремление избежать существенного превышения плана приводит к уклонению от регистрации нарушений: «В прошлом году было выяв лено 3000 [административных нарушений]. Проблемы были с кадрами: не хвата ло ППСников, участковых. А в нынешнем году за 9 месяцев выявлено уже 4,5 ты Интервью с преподавателем Академии МВД, Нижегородская область. 2004.

Интервью с оперативным сотрудником, Республика Татарстан. 2004.

Интервью с участковым, Алтайский край. 2004.

Раздел 1. Граждане и современная милиция сячи. А никто не напрягался особо. И им сейчас клич бросили: не больше одного протокола в день. Потому что если в следующем году будет спад – с нас спро сят»119.

«Статистическая» система оценки деятельности милиции, не учитывающая реальную динамику противоправной активности и усилия, которые тратятся со трудниками на пресечение правонарушений и преступлений, приводит к тому, что милиция в своей каждодневной деятельности вынуждена заниматься собствен ной легитимацией перед лицом государственной бюрократии вместо реального обеспечения общественной безопасности.

Сотрудники милиции прекрасно осознают несоответствие системы отчетно сти продекларированной миссии своей службы. Для некоторых это несоответ ствие приводит к разочарованию в профессии: «Эти всякие цифры – ни о чем.

Когда ты работаешь совсем в других условиях и понимаешь, что половина из этих цифр – дутые, то никакого интереса к борьбе с преступностью нет»120. Однако даже не согласные с таким положением вещей милиционеры вынуждены работать на отчетность, поскольку этого требует начальство. Как пояснил один из участни ков опроса: «Каждый сотрудник, выходя на службу, проходит инструктаж, где ру ководитель явно или косвенно еще раз ориентирует его на выполнение так назы ваемых показателей, т.е. тех самых критериев оценки, по которым на сегодняш ний день МВД РФ дает оценку территориальным органам внутренних дел»121.

Взаимоотношения руководителей среднего звена и подчиненных В некоторых случаях начальствующий состав пытается совместить достиже ние требуемых показателей со строгим соблюдением законности и профессио нальной защитой прав граждан. Однако эта задача требует от начальника исклю чительных способностей, и не только потому, что требования отчетности далеки от реальности. Дело в том, что низовые подразделения милиции работают в усло виях острого дефицита материальных и кадровых ресурсов, не позволяющих им эффективно реализовывать все задачи, поставленные законом и федеральным ру ководством. В результате, кроме управления деятельностью подразделения и ра ботой с персоналом, начальники вынуждены тратить немалую часть времени на решение проблем материального обеспечения отделов.

Далеко не каждый руководитель низового милицейского подразделения ока зывается способен одновременно справляться со столь разноплановыми задача ми. Участники опроса, длительное время проработавшие в органах внутренних дел, отмечали снижение профессионального уровня руководителей среднего зве на, произошедшее в течение последних десяти лет. Уход профессионалов из рядов милиции по экономическим и политическим мотивам в девяностых годах совпал с увеличением штата этой службы. Необходимость восполнения рядов коснулась и среднего руководящего звена, в то время как кадрового ресурса «на выдвижение»

не было.

Один из участников опроса отметил: «На высокие должности, в первую оче редь начальников РОВД, назначались молодые, подававшие надежды, ребята. Если Интервью с оперативным сотрудником, Свердловская область. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Красноярский край. 2004.

Интервью с бывшим сотрудником милиции, Республика Коми. 2004.

56 Реформа правоохранительный органов: преодоление произвола бы их выдержать еще 3 или 4 года, это были бы потом отличные начальники. Но они не получали этого срока выдержки. Он пришел на высшую должность, еще не будучи готовым к ней»122. Другой респондент дал гораздо более жесткую характе ристику качеству среднего руководящего звена: «Остались сотрудники – бездель ники, алкоголики, – которые в силу того, что некого назначать, стали начальни ками среднего звена… Они не могут организовать работу подчиненных»123.

Многие из опрошенных рядовых милиционеров в той или иной форме выра зили недовольство своими руководителями. Отмечая, что начальники, конечно, бывают разные – в том числе и такие, которые уважают своих подчиненных и стремятся наладить их работу, – рядовые милиционеры подчеркивали, что сло жившиеся практики взаимоотношений между руководством и подчиненными не удовлетворительны. Некоторые указывали на то, что «этика общения между рядо вым составом и начальствующим составом просто отсутствует»124, т. е. руководи тель нередко строит общение с подчиненными по принципу «я начальник – ты дурак» и не принимает во внимание мнение рядового сотрудника, даже если это опытный и профессиональный специалист. Другие говорили, что отношение на чальства к сотрудникам «директивно фискальное»125. Основная масса участвовав ших в опросе рядовых сотрудников констатировала, что в милиции «приказы на чальства не обсуждаются, а выполняются»126. Эти приказы, к сожалению, не всегда бывают законными и обоснованными. С точки зрения одного из респондентов «три четверти [сотрудников милиции], совершивших правонарушения, связан ные с укрытием от регистрации и прочие, – их толкнула на это позиция руководи теля»127.

Причиной беспрекословного исполнения указаний и пожеланий начальства является не только и не столько дисциплина, обычно культивируемая в силовых структурах. Дело в том, что рядовой сотрудник милиции находится в сильной зависимости от начальствующего состава и не располагает эффективными сред ствами правовой защиты в случае ущемления своих прав со стороны руководства.

Это, в частности, проявляется в отсутствии эффективной защиты сотрудников, отказавшихся от выполнения незаконных распоряжений начальства: «На сегод няшний день никакой защиты нет. Очень часто бывает так: сотруднику, подчи ненному вышестоящий руководитель дает приказ, явно незаконный, и сотрудник не может его не исполнить, потому что знает, что у него будут проблемы по служ бе, что начальник его начнет третировать»128.

Судя по материалам опроса, профсоюзы сотрудников МВД не во всех регио нах достаточно активны, а судебные инстанции, хотя и выносят решения в пользу несправедливо ущемленных рядовых милиционеров, не в силах помочь разре шить их конфликт с начальством. Во первых, пока трудовой спор будет рассмот рен судом, сотрудник в полной мере успеет испытать последствия несправедли Интервью с преподавателем Академии МВД, Нижегородская область. 2004.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.