авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Российская академия наук

Музей антропологии и этнографии

им. Петра Великого (Кунсткамера)

М. Е.

Резван

КОРАН

В СИСТЕМЕ МУСУЛЬМАНСКИХ

МАГИЧЕСКИХ ПРАКТИК

Санкт-Петербург

«Наука»

2011

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН УДК 248.2 ББК 86.38 Р34 Монография подготовлена при поддержке Фонда содействия отечественной науке Рецензенты:

д-р ист. наук А. И. Терюков (МАЭ РАН), д-р ист. наук Т. И. Султанов (СПбГУ) Ответственный редактор д-р ист. наук Р. Р. Рахимов (МАЭ РАН) Резван М. Е.

Р34 Коран в системе мусульманских магических практик. — СПб.:

Наука, 2011. — 220 с., ил.

ISBN 978-5-02-038268- Исследование посвящено изучению роли Корана в системе традиционной магии мусульманских народов. Сопроводитель ные иллюстрации и таблицы дополняют текст и отражают кар тину бытования Корана в двух взаимосвязанных аспектах — как священного текста и как объекта, наделенного магической силой.

Исследование опирается на широкую базу источников разного рода: это и коранические рукописи, и теоретические трактаты по магии, и предметы из различных музейных собраний мира, а также электронные издания, опубликованные в мусульманских странах и отражающие современное состояние вопроса.

УДК 248. ББК 86. © М. Е. Резван, ISBN 978-5-02-038268-8 © МАЭ РАН, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОГЛАВЛЕНИЕ Введение............................................. Глава 1. ОНОМАТОМАНТИЯ (‘илм ал-джафр, ‘илм ал-урф)...................... 1.1. ‘Илм ал-джафр................................. 1.2. ‘Илм ал-урф............................

...... 1.2.1. Абджад.................................. 1.2.2. Джадвал................................. 1.2.3. Фавти ас-сувр.......................... 1.3. Ал-асм’ ал-усн............................... Глава 2. РАПСОДОМАНТИЯ (‘илм ал-ур‘а: истира, фа’л)....................... 2.1. Истира..................................... 2.2. Фа’л......................................... Глава 3. ОНЕЙРОМАНТИЯ (та‘бр ар-ру’й).......... Глава 4. ТАЛИСМАНЫ (тамма)..................... Заключение......................................... СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ....... СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.......................... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ПРИЛОЖЕНИЯ Истира в персидской поэзии..................... Истира в мусульманском предании............... Истира и Тмр................................. Глоссарий....................................... Система транслитерации.......................... Список иллюстраций............................. УКАЗАТЕЛИ Указатель терминов............................... Указатель персоналий............................. Указатель географических названий................ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Моему отцу, учителю и другу День дню передает речь, ночь ночи открывает знание.

Пс. 18: ВВЕДЕНИЕ К оран играл и продолжает играть важнейшую роль в ре лигиозной, культурной и политической жизни мусульман ских государств и многочисленных исламских общин, разбросан ных по всему миру. К его идеям и образам, как и раньше, апелли руют современные мусульманские идеологи и пропагандисты.

Роль Корана в жизни отдельного индивида и мусульманского общества в целом во многом уникальна. И анализ средневековых текстов, и современные социологические опросы выявляют роль Корана как ведущего элемента социально-коммуникативной си стемы, его знаковый, символический характер. Для значительного большинства мусульман Священный текст объединяет представле ния о земном мире и космосе, структурирует бытие во всех его про явлениях, является оберегом и оружием. По мнению миллионов мусульман, ход истории раскрывает все новые и новые кораниче ские истины, свидетельствует о предопределенности судеб мира.

Они убеждены, что все новые йаты1 получают, в частности, ис толкование как предсказание научных открытий и важных истори ческих событий. С этой точки зрения Коран — постоянно звучащее и обновляющееся пророчество, своеобразный код, посредством которого были зашифрованы сообщения о будущем.

Параллельно со становлением и развитием «науки о Коране»

(‘илм ал-ур’н) множились попытки постигнуть тайный смысл текста, использовать его для предсказания индивидуального Систему транслитерации см. в приложении 5.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 6 Введение и коллективного будущего. Вместе с тем на всей огромной терри тории своего распространения ислам сталкивался с местными религиозными традициями, многие элементы которых органично вливались в него, образуя сложнейшую систему верований и об рядов, весьма далеких от догм, установлений и ритуалов «книж ного» ислама. Постепенно в рамках религии, вобравшей в себя семитские, эллинистические, индийские, иранские традиции, стала складываться собственно мусульманская магия, пришедшая на смену языческим практикам. Так появилась ‘илм ал-айб — наука (или «искусство») постижения сокровенного.

Исключительная важность изучения Корана — памятника, лежащего в основе мусульманской религиозной доктрины, — обусловливает необходимость обращения к данной теме. Здесь средства этнографии оказываются не менее эффективными, чем методики других дисциплин: они позволяют увидеть то, что оста ется скрытым для востоковеда широкого профиля, филолога или историка религии. В последние годы мир становится свидетелем многочисленных попыток навязать всему мусульманскому сооб ществу, в том числе мусульманам, живущим в России, социаль ные ориентиры и традиции, обычаи и ритуальную практику, свя занные с социально-политической историей и религиозным опытом лишь одной, в численном и культурном отношении срав нительно небольшой, части исламского мира.

Региональные формы бытования ислама, сложившиеся как ре зультат взаимодействия местного культурного субстрата, базовых элементов идеологии, различных и разнообразных внешних влияний, безусловно, «равноценны» и, как правило, самодоста точны. Сегодня очевидно, что только «местный ислам», впитав ший всю палитру религиозных традиций и предпочтений, нераз рывно связанный с историей «своего» народа, с его победами и трагедиями, способен дать адекватный ответ на духовные за просы верующих. Только такой ислам может стать важнейшим фактором стабильности в обществе.

В последние годы в геометрической прогрессии множатся по пытки богословов и полемистов, связанных с радикальным на правлением в исламе, доказать «запретность» означенных выше Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение практик. Между тем они являются органичной частью религиоз ных традиций мусульман, живущих по всему мусульманскому миру — в Центральной Азии и Магрибе, Иране и Индии, Африке и Китае.

На протяжении многих лет образцовыми считались работы по мусульманской магии, созданные Э. Вестермарком, Б. А. Доналд сон, Э. Доте1, которые и сегодня не утратили своей актуальности.

В них предпринята серьезная попытка систематизации материа лов, связанных с исламскими магическими практиками, описан ными как самими авторами этих монографий, так и их предше ственниками. Крупнейшим специалистом по рассматриваемой проблеме считается профессор Тауфик Фахд, однако его огром ная эрудиция обращена в первую очередь к доисламскому про шлому Аравии2. Тем не менее именно ему принадлежит основной блок статей по мусульманской магии, вошедших в наиболее авто ритетное на сегодняшний день справочное издание по исламу3.

Мы рассматриваем как важный шаг обращение к данной пробле матике ученика Т. Фахда — Анатолия Коваленко4. В диссертации, написанной автором по-французски и опубликованной в 1981 го ду в Женеве небольшим тиражом5, поэтому оставшейся практи чески недоступной для коллег, живущих вне Швейцарии, автор развивает направление, связанное с исследованием собственно исламской магии.

Westermarck E. Pagan Survivals in Mohammedan Civilization: Lectures on the Traces of Pagan Beliefs, Customs, Folklore, Practices and Rituals Surviving in the Popular Religion and Magic of Islamic Peoples. L., 1933;

Donaldson B. A. The Wild Rue. L., 1938;

Doutte Е. Magie et religion dans l’Afrique du Nord. Alger, 1909.

Fahd Т. La divination arabe, tudes religieuses, sociologiques et folklo riques sur le milieu natif de l’Islam. Leiden, 1966;

Idem. Le pantheon de l’Arabie Central a la veille de l’hegire. P., 1968.

Encyclopedia of Islam, CD-ROM edition. V. 1.0. Leiden, 2002.

(Далее — EI).

Kovalenko А. Magie et Islam. Les concepts de magie (sihr) et de sciences occultes (ilm al-ghayb) en Islam: diss. University of Strasbourg, 1979.

Kovalenko А. Magie et Islam. Geneva, 1981.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 8 Введение Отдельного упоминания заслуживает подборка статей, прина длежащих Ч. Бернету1, опубликованных в классической серии “Variorum reprints”, одно участие в которой означает высокую оценку работ автора. Работа Бернета важна как попытка сопоста вительного анализа христианской и исламской магических прак тик. Сюда же можно отнести и книги У. Баджа2 и Д. А. Хульса3, важные с точки зрения сравнительного изучения магических си стем и текстов, принадлежащих разным цивилизациям. Обычно работы такого рода страдают недостаточно глубоким уровнем проникновения в конкретный материал, но представляют собой важный инструмент сравнительного анализа.

Неотъемлемой частью системы традиционной мусульманской магии являются талисманы, однако их исследование требует спе циальной подготовки, многолетней работы с музейными коллек циями. Приоритет в исследовании центральноазиатских талисма нов принадлежит отечественной науке. Здесь в первую очередь необходимо упомянуть прекрасную работу Л. А. Чвырь, посвящен ную таджикским ювелирным украшениям. Интерес вызывает так же книга Д. А. Фахретдиновой, в которой рассматривается ювелир ное искусство Узбекистана в широком этнокультурном контексте4.

Среди работ, опубликованных за последние годы на русском языке, следует отметить главу из книги Е. А. Резвана «Коран и его мир», озаглавленную «Тааджжаба би ал-муаф: талисман, щит и меч»5, и хрестоматию Ф. И. Абдуллаевой «Персидская ко раническая экзегетика (переводы, тексты, комментарии)»6, в зна Burnett Ch. Magic and Divination in the Middle Ages: Texts and Tech niques in the Islamic and Christian Worlds. Aldershot;

Brookeld, 1996.

Бадж У. Амулеты и суеверия. М., 2000.

Hulse D. A. The Eastern Mysteries. An Encyclopedic Guide to the Sa cred Languages and Magickal Systems of the World: The Key of It All. Min nesota, 2000.

Чвырь Л. А. Таджикские ювелирные украшения. М., 1977;

Фахрет динова Д. А. Ювелирное искусство Узбекистана. Ташкент, 1988.

Резван Е. А. Коран и его мир. СПб., 2001. С. 321–351.

Абдуллаева Ф. И. Персидская кораническая экзегетика (переводы, тексты, комментарии). СПб., 2000.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение чительной части посвященную персидским кораническим ком ментариям, связанным с магическими сюжетами.

В отличие от периода конца XIX — начала XX века, со второй половины XX века обращение к данной проблематике европей ских ученых по ряду причин не носит систематического характе ра. С этим связано и отсутствие научных достижений качествен но нового уровня.

Настоящая работа ограничена кругом тем, связанных с ко ранической магией, то есть в первую очередь с магией текста (в обеих его ипостасях — письменной и устной). По классифика ции знаменитого османского историка и библиографа джж алфы (1017–1067 / 1609–1657)1, изложенной в его знаменитом биобиблиографическом сочинении «Кашф а-унун ‘ан асм ал-кутуб ва ал-фунн» («Раскрытие мнений о названиях книг и наук»), это:

— ‘илм ал-ав — наука о свойствах букв и чисел (абджад, джафр, урф), «прекрасных Божественных имен» (ал-асм’ ал-хусн);

— ‘илм ар-руй — наука об использовании магических фор мул и заклинаний;

— ‘илм ал-филарт () — искусство изготовле ния талисманов;

— ‘илм ал-фа’л — наука о знамениях;

— ‘илм ал-ур‘а — рапсодомантия.

Искусство гадания с помощью текста Корана развивалось на основе двух традиций: ономатомантии (‘илм ал-джафр, ‘илм ал-урф), то есть постижения тайного смысла отдельных букв, слов или имен собственных, входящих в текст, и рапсодомантии (‘илм ал-ур‘а), то есть истолкования значения самого текста.

Настоящее исследование направлено на изучение именно этих Здесь и далее первыми приводятся годы хиджры, за ними следуют их эквиваленты по христианскому летоисчислению. Для корректировки дат по мусульманскому и григорианскому летоисчислению нами ис пользовался конвертор, доступный по адресу: URL: http://www.

islamicnder.org/dateConversion.php.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 10 Введение аспектов, а также их практической реализации в виде текстов и предметов материальной культуры, главным образом талисма нов (тамма).

Среди ключевых моментов настоящего исследования можно назвать:

— выявление и подробное описание связанных с текстом Ко рана элементов (букв, цифр, слов, имен собственных), использо вавшихся в магической практике;

— выяснение конкретного значения, которым тот или иной знак наделялся в магическом контексте;

— рассмотрение принципов использования коранического текста в качестве оракула и одного из инструментов извлечения предзнаменований;

— установление и описание ритуала, предваряющего гадание по Корану;

— описание основных типов мусульманских коранических талисманов, важнейших особенностей их изготовления и приме нения;

— описание свойств отдельных йатов и ср, использовав шихся в качестве силы, определяющей действенность талисмана.

В основе данной работы лежит попытка исследования рукопи си как историко-этнографического объекта, попытка прочтения ее «внутреннего текста» с помощью дешифровки внетекстового культурного кода. Восточная рукопись, лежащая на рабочем сто ле европейского ученого, много десятилетий или веков назад была изъята из сложного контекста, определявшего ее бытие.

Созданная в ответ на нужды людей, живших в конкретное время и в конкретной стране, рукопись несла важные знания, радовала глаз своим оформлением и красотой каллиграфии, могла испол нять роль талисмана, несла потомкам информацию семейного содержания, хранила заметки прежних владельцев и читателей и многое, многое другое. Несмотря на то что часто многие из эле ментов такого контекста утрачиваются с годами навсегда, в рас поряжении внимательного исследователя имеются инструменты, позволяющие восстановить хотя бы его часть и тем самым понять подлинное значение того или иного списка, которое, как правило, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение значительно шире привычного тождества рукопись = ее текст.

Более того, множество элементов, о которых идет речь, в сово купности образуют особый код, без дешифровки которого немыс лимо понимание значения рукописи во всей его полноте.

При этом значение, например, талисмана, предмета военной амуниции или ювелирного украшения с коранической надписью может быть понятно лишь внутри традиции, трактуемой текста ми, которые по большей части дошли до нас в рукописях. На стоящее исследование — попытка подтвердить это положение.

Рукописи и предметы, о которых идет речь, происходят в ос новном из Центральной Азии, Ирана, Поволжья и датируются XVIII–XIX веками. Однако географические и хронологические рамки исследования значительно шире. Истолкование избранных рукописей и музейных вещей возможно лишь в рамках обще мусульманской традиции, восходящей ко временам пророка Му аммада. Географический ареал этой традиции соответствует др ал-ислм, всей территории распространения религии, возникшей в Аравии в VII веке. Понятно, что в этом случае даже в сравни тельно узких рамках заявленной темы объем материала, по суще ству, неисчерпаем. В связи с этим мы были вынуждены следовать лишь ключевым этапам дискуссии по проблеме, развивавшейся в мусульманском сообществе на протяжении веков, и уделить особое внимание периоду XV–XVIII веков. Именно тогда в исла ме произошли важнейшие изменения идеологического поряд ка — речь прежде всего идет о росте влияния и распространения суфийских учений. Одним из следствий их торжества стало рез кое возрастание роли магического начала в ежедневной жизни.

Все это сказалось на характере использования как Корана в це лом, так и отдельных фрагментов его текста.

Естественным образом благодаря обращению к материалам интернета и современным мусульманским публикациям в хро нологические рамки нашего исследования оказался включен ным и ряд актуальных сегодня элементов традиционной куль туры.

Основой работы послужили источники разного характера. Это и собственно текст Корана, восточные рукописи из различных Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 12 Введение собраний1, предметы материальной культуры (талисманы, юве лирные украшения), многочисленные статьи и монографии, связанные с изучаемой проблематикой, текущие публикации по гадательным практикам, пользующимся популярностью на Ближ нем Востоке2.

Главный объект исследования составили коранические руко писи из собрания Института восточных рукописей (ИВР) РАН, которые рассматриваются в первую очередь в историко-этногра фическом контексте, и музейные предметы из этнографических коллекций МАЭ РАН. Помимо собственно рукописей Корана, в работе использовались персидские и арабские рукописные тек сты из собрания ИВР РАН, отражающие теоретические вопросы, касающиеся магии текста и гадательных процедур, а также со держащие ценную информацию о магических практиках, связан ных с Кораном3.

Мы активно использовали и сообщения этнографов-путеше ственников, ученых-дескриптивистов XIX века4. Важное зна Это прежде всего собрание Института восточных рукописей (ИВР) РАН (см.: Персидские и таджикские рукописи Института востоковеде ния Российской академии наук: краткий алфавитный каталог / О. Ф. Аки мушкин [и др.];

под ред. Н. Д. Миклухо-Маклая. Нью-Йорк, 1995;

Араб ские рукописи Института востоковедения Академии наук СССР: краткий каталог / С. М. Бациева [и др.];

под ред. А. Б. Халидова. М., 1986) и кол лекция Института востоковедения им. Бируни Академии наук Узбеки стана (Собрание восточных рукописей Академии наук Узбекской ССР / под ред. и при участии А. А. Семенова. Ташкент, 1960).

См., например: Рхнам-йи истира б ур’н. (Руководство по гаданию с помощью Корана) / сост. улм Ри Нава‘. Тегеран, 1381.

Для разделов 1.2 — B 839;

1.2.1 — B 1991;

1.3 — A 91, A 1219, B 1009, B 1595, B 1810, B 2577, B 2867, B 2966;

2.2 — A 528, A 1426, B 349, B 361, B 844, B 1957, B 2062, B 2211, B 4474, C 462, C 693, C 1404, C 1555.

См., например: Симонова Л. Чародейство, гадание и лечение сартя нок в Самарканде // СКСО. Самарканд, 1894. II/4. С. 90–122;

Лыко шин Н. С. О гадании у среднеазиатских туземцев // Там же. Самарканд, 1907. IX. С. 163–212;

Катанов Н. Гадания у жителей Восточного Тур кестана, говорящих на татарском языке // ЗВОРАО. 1894. VIII. С. 105– 112;

Веселовский Н. И. Сообщение о суевериях мусульманского населе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение чение имеют научные описания вещей из музейных и библио течных коллекций1. Особого внимания заслуживают связанные с темой нашего исследования тома описаний рукописей и пред метов из коллекций знаменитого собрания Н. Д. Халили2. Описа ния, подготовленные ведущими специалистами, в совокупности создают систему эталонов, которая позволяет отождествить, да тировать и локализовать множество предметов, разбросанных по разным коллекциям.

ния Средней Азии // Там же. 1887. I. С. VII;

Лэйн Э. У. Нравы и обычаи египтян в первой половине XIX века. М., 1982;

Hayes Н. Е. Islam and Magic in Egypt // MW. 1914. IV. Р. 396–406.

Амулеты у мусульманских народов Крайнего Востока // Средняя Азия. 1911. Кн. VII. С. 103–118;

Марков А. Арабский жетон-амулет // ЗВОРАО. 1906. I/1. С. 80–82;

Бронникова О. М., Вишневецкая В. А. Ката лог коллекций отдела Средней Азии и Казахстана МАЭ // Памятники традиционно-бытовой культуры народов Средней Азии, Казахстана и Кавказа. (Сб. МАЭ. Вып. XLIII). Л., 1989. С. 180–222;

Bachatly C.

Notes on quelque amulettes Egyptiennes // BSGE. 1929–1931. XVII. Р. 49– 60, 183–188;

Cabaton A. Amulettes chez les peuples Islamises de l’Extreme Orient // RMM. 1909. VIII. Р. 369–397;

Canaan T. The Decipherment of Arabic Тalismans // Berytus. 1937. IV. Р. 69–110;

1938. V. Р. 141–151;

Ebeid R. Y., Young M. J. L. A Fragment of a Magic Alphabet from the Cairo Genizah // Sudhoffs Archiv. 1974. LVIII. Р. 404–408;

Friedlaender I. A Mu hammedan Book on Augury in Hebrew Characters // JQR. 1907. XIX. Р. 84– 103;

Honeyman A. M. A Muslim Сharm from West Africa // GOST. 1947– 1949. XIII. Р. 53–56;

Stevenson W. B. Three Arabic Сharms from Damascus // Ibid. 1913–1922. IV. Р. 44–45;

Idem. Some Specimens of Moslem Сharms // Studia Semitica et Orientalia. (J. Robertson Volume). 1920. Р. 84–114;

Nykl A. R. A Shepherd’s Amulet // JAOS. 1949. LXIX. Р. 34–35;

Phillott D. C., Shirazi M. K. Notes on Certain Shi’ah Tilisms // JASB N. S. 1906. II. Р. 534– 537;

Phillott D. C. A Muslim Charm (Arabic) Suspended over the Outer Door of a Dwelling to Ward off Plague and Other Sickness // Ibid. Р. 531– 532;

Schwab M. Une amulette Arabe // JA. 1910. X/16. Р. 341–345;

Shirazi M. K. Note on a Persian Сharm // JRAS. 1940. Р. 11–12;

Taylor W. R.

An Arabic Amulet // MW. 1935. XXV. Р. 161–165.

The Nasser D. Khalili Collection of Islamic Art. Oxford, 1993. XVI;

1997. XII. (Далее — Khalili XVI и Khalili XII соответственно).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 14 Введение На протяжении последних десяти лет мусульманский Восток переживает бум, связанный с внедрением компьютерных техно логий в областях, относящихся к национальной культуре и рели гиозным традициям. Если первоначально речь шла о достаточно простых демонстрационных программах, то постепенно авторы программных разработок начали ставить перед собой все более сложные задачи. На сегодняшний день можно говорить о возник новении нового феномена — «компьютерного пласта» мусуль манской культуры. Создатели программ и круг пользователей, который охватывает ныне миллионы людей, видят в приложении новых компьютерных технологий к традиционным областям ре лигиозного знания и культурной традиции способ их адаптации к условиям переживаемой миром информационной революции.

Кроме того, современные технологии дают возможность исламу реализовать на новом уровне свою исходную задачу — предста вить корпус идей и образов, связанных с религиозной традицией, в виде доступных всему миру универсальных истин. В этой связи огромное развитие получает исламский интернет1, который рас сматривают как продолжение с помощью новых технических средств многовековой проповеди, начатой пророком в 622 году.

Использование программных продуктов, создаваемых в совре менном мусульманском мире, дает исследователю колоссальный выигрыш времени в обработке гигантских массивов информации, радикально решает вопрос доступа к оригинальным источникам.

Возникновение и развитие «электронного ислама», безусловно, заслуживает самостоятельного изучения.

Целая серия электронных публикаций и программных продук тов, среди которых — сборники персидской поэзии (как класси ческой, так и современной), содержащие около миллиона байтов (двустиший), существенно облегчает труд современного исследо вателя. Помимо поэтических текстов, которые можно прослу шать, они содержат толковый словарь, биографические данные поэтов, сведения о теоретических основах стихосложения, образ Rippin A. Islam as Seen from America: Information Technology and Is lam // Taquino. Bologna, 2001. II/1.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение цы рукописей и многое другое. Кроме того, эти диски оснащены поисковой системой, позволяющей осуществлять поиск и после дующий анализ любой из словоформ, представленных в языке классической персидской поэзии1. Также в нашем распоряжении была электронная версия сборника, содержащего 120 тысяч адов2. Несомненно, одним из основных инструментов, значи тельно облегчающим работу с персоязычными источниками, яв ляется Толковый словарь персидского языка, составленный зна менитым иранским писателем и ученым ‘Ал Акбаром Дахудой (1297–1375 / 1881–1955), доступный теперь и в электронном виде3.

Осуществление работы было бы невозможно без завершения систематического описания фонда рукописей Корана в собрании ИВР РАН, одного из крупнейших и ценнейших в мире. При этом следует отметить, что в работе использована лишь небольшая часть полученных в ходе описания коллекции материалов.

Центральная Азия, бывшая важной частью др ал-ислм, есте ственным образом не осталась в стороне от процессов, про исходивших в исламском мире (см. ниже). Более того, резкое возрастание роли суфийских братств4 ознаменовалось здесь зна чительным усилением роли магического в местной религиозной Dorj 2. Electronic Library of Persian Poetry. Tehran, 2001;

Ganj-e Sokhan. Electronic Library of Persian Poetry. Tehran, 2002.

Барнмадж мавс‘ат ал-ад аш-шарф ал-Бур ва Муслим ва Млик ва Муснад Амад ма‘ шар ал-ма‘н ал-муфрадт ли-‘адад 120 алф ад шарф. (Энциклопедия благородных адов, [собран ных] ал-Бур, Муслимом, Мликом, а также «Муснад» Амада и объ яснения лексических значений 120 тысяч благородных адов (ком пьютерная программа)).

Луат-нма-йи ‘Ал Акбар Дахуд (Словарь ‘Ал Акбара Дахуды). Тегеран.

См.: Каталог суфийских произведений XVIII–XX вв. из собраний Института востоковедения им. Абу Райхана ал-Бируни АН Республики Узбекистан / Б. Бабаджанов [и др.]. Stuttgart, 2002. Труд является пря мым продолжением работы над «Кратким каталогом», опубликованным в Берлине в 2000 году.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 16 Введение практике. Это, в свою очередь, привело к импорту (часто из Ин дии), копированию привозных и появлению целой серии ориги нальных сочинений по проблеме. Об этом свидетельствуют и ма териалы коллекции восточных рукописей АН Узбекистана.

«Скрытым наукам» посвящены более ста сочинений из этого собрания, в основном, как нами уже отмечалось выше, перепи санных в XIX веке1. Здесь и трактаты, посвященные «бытовой магии», затрагивающие вопросы, волновавшие людей на протя жении столетий. Например, к каким магическим средствам можно прибегнуть, чтобы начинающий говорить ребенок вырос в красноречивого оратора;

а тот, у кого слабая память, мог бы ее улучшить;

о том, благодаря каким средствам можно достичь уважения и почета (№ 3868);

«женский трактат» о магических заклинаниях, способных возбудить пламенную любовь мужа к своей жене и помешать тому, чтобы он взял другую жену (№ 3870, 3880). Сюда же можно отнести и труд о магических приворотных средствах (№ 3873), сочинение об определении дня, подходящего для облачения в новую одежду (№ 3877), трак тат о счастливых и несчастливых днях (№ 3910). В духе совре менных методик конкурентной борьбы, «черного пиара» и анти рекламы составлено сочинение о том, что надо сделать, чтобы покупатели перестали ходить в чью-либо лавку (№ 3871). Здесь же записки (№ 3878) о способах гадания;

как узнать, кто побе дит, а кто будет побежден, — «способ Искандара» (Александра Македонского);

о гадании с помощью шестигранной игральной кости;

наставление о том, как магическим образом узнать час и день рождения человека2;

таблицы для загадывания о том, ис полнится желание или нет (№ 3911);

заклинание против укуса скорпиона (№ 3872);

сочинение о семи ангелах, управляющих семью днями недели (№ 3869);

труд об исчислении людей См.: Собрание восточных рукописей АН Узбекской ССР. V. № 3868– 3918.

Надо написать имя человека и его матери, расположить буквы в по рядке абджада и затем, отделяя по семь букв, определить, сколько будет в остатке. Полученные результаты соответствуют часам и дням недели.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение «скрытого мира» (рукопись содержит таблицу и текст заклина ния, служащие для вызова так называемых риджл ал-айб, то есть «мужей скрытого мира», с их перечислением (№ 3876)).

Отдельную группу составляют сочинения, посвященные гада нию на песке (‘илм ар-рамл) (№ 3884–3891), гаданию по бараньей лопатке (№ 3908), описания целительных и магических свойств разного рода минералов, воды, животных, птиц (например, о пользе «главной коранической птицы» — удода) (№ 3875, см. также: № 3874, 3914–3916), сочинения, содержащие правила составления талисманов (№ 39131, 3917–3918), трактаты о маги ческих кругах, квадратах, числовых фигурах (№ 3900–3902, 3909), сонники (№ 3903–3905), в том числе «Сонник Йсуфа»

(№ 3904), главного коранического истолкователя снов, труды по физиогномике (№ 3906–3907). Значительная часть сочинений посвящена гаданию по буквам, их числовому значению, соответ ствиям в мире горнем2 (№ 3892–38983).

Хотя коранический материал в той или иной степени присут ствует в каждом из этих сочинений, для нас наибольший интерес представляют труды, связанные с наукой о гадании, опирающие ся на текст Корана. Здесь можно упомянуть привезенную из Ин дии копию «Книги о гадании» («Фл-нма») (№ 3879, см. также № 3894), приписываемую Джа‘фару б. Муаммаду а-диу (80–148 / 699–765), шестому шиитскому имму, традиционно признаваемому важнейшим авторитетом в области эзотерических и оккультных наук. В основе гадательной системы, изложенной в сочинении, лежат толкования ряда йатов из тридцати ср Ко рана, которые приводятся в переводе на персидский язык. Сюда же можно добавить анонимный трактат «‘Айн мамдда ва фат ал-‘азз» («Удлиненное око и Драгоценное открытие») (№ 3881), посвященный джафру (в данном случае имеется в виду гадание Книга «талисманов Аристотеля», известная как «Книга тайн».

Считалось, например, что каждой из двадцати восьми букв арабско го алфавита соответствует определенный ангел.

Последнее имеет ссылку на некую «Книгу дама» («ифр дам»).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 18 Введение по числовому значению букв) и скрытому смыслу некоторых час тей Корана.

Еще одна «Книга о гадании» (№ 3882) переведена с арабского неким человеком по имени абб Аллх и составлена якобы по инициативе самого Хрна ар-Рашда (149–193 / 766–809), по требовавшего от лучших ученых написать труд, по которому можно было бы узнать о всем хорошем и дурном, что ожидает человека. По мнению автора, для получения ответа на этот во прос надо произвести определенную манипуляцию над точками, нанесенными вверху и внизу проведенной линии, и по числу ос тавшихся точек следует искать ответ в соответствующей главе, на определенной странице и строке книги, разделенной на 144 главы1.

Особый интерес представляет еще одна «гадательная книга», имеющая, в отличие от упомянутого выше сочинения № 3870, за ведомо «мужские корни». Она представляет собой анонимный труд без названия, содержащий текст, составленный Аб ‘Ал ибн Сной (370–428 / 980–1037). В предисловии рассказывается, как Ибн Сн, прибывший в Кашмир с сестрой, строго предупре дил ее, чтобы она не выглядывала на улицу, так как в городе мно го очень опасных магов (попытка отучить гаремных затворниц флиртовать через открытое окно). Сестра не послушалась и вы сунула голову. Немедленно под чарами местного волшебника у девушки появились два настолько больших рога, что она не в состоянии была убрать голову из окна. Ибн Сн составил план мести всем волшебникам Кашмира, и они были истреблены. По просьбе «кашмирского царя» Ибн Сн написал книгу, заключа ющую способ гадания при помощи проведения черт;

она состоит из 114 глав (что ассоциируется у мусульманина с соответству ющим числом ср Корана).

Как видно, имеющиеся сочинения этого типа отражают круг ежедневных забот и тревог: здесь любовь и ревность, конкурен ция и болезни, страх за завтрашний день и интерес к неизведан ному. Авторитетность сочинений часто обосновывается ссылкой Собрание восточных рукописей АН Узбекской ССР. С. 245–256.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение на мифического «великого автора» (дам, Йсуф, Искандар, Днийл1, Ибн Сн, Аристотель, Джа‘фар а-ди).

Магические практики, распространенные в русском Туркеста не, не раз привлекали внимание отечественных исследователей и путешественников2.

Выборка по узбекскому академическому собранию наиболее репрезентативна, однако подобный набор сочинений, происходя щих из Центральной Азии, легко обнаружить практически во всех значительных собраниях мусульманских рукописей на тер ритории бывшего СССР. Пример тому — Санкт-Петербургское академическое собрание восточных рукописей3. Необходимо так же отметить, что огромное влияние центральноазиатских рели гиозных школ на мусульман Поволжья проявилось и в распро странении здесь соответствующих магических практик4.

Очевидно, что прочтение и осмысление существовавших и су ществующих центральноазиатских магических практик, приемов и процедур, связанных с Кораном, невозможно без понимания об щемусульманских концепций в этой сфере, восходящих на всем гигантском пространстве мусульманского мира к одному главно му источнику — тексту Корана. Только поняв роль коранических текстов в мусульманской магии в целом, можно попытаться вы явить специфику соответствующей собственно центральноазиат ской традиции. Такая попытка в этнографии народов Централь ной Азии прежде не предпринималась, и мы рассматриваем эту книгу как этап в решении этой интересной задачи. Следует отме тить, например, что при наличии вышеупомянутых важных ра В мусульманской традиции под этим именем соединяются два биб лейских персонажа — мудрец (Иез. 14: 14, 20;

28: 3) и автор «Книги Пророка Даниила», характер которой определил отношение к Днийлу как к носителю знания о будущем и эсхатологических таинствах. См., например: Лыкошин Н. С. Указ. соч. С. 178.

См. прим. 1 на стр. 13.

См., например, рукописи B 2246, B 4281, C 1550 // Арабские руко писи. С. 470–476.

См., например, рукописи B 857, B 2867, B 2874, B 2988, B 3554, B 3702, D 473 // Там же.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 20 Введение бот, посвященных центральноазиатским амулетам, их тексты до сих пор систематически не читались и не интерпретировались.

Такая задача может быть решена лишь при их соотнесении с со ответствующими кораническими йатами с учетом всей па литры их магического использования.

*** Европейскому обыденному сознанию свойственно полагать колдовство и магию знаковыми составляющими исламской циви лизации. Давно замечено, что «образ соседа» действительно ак кумулирует существенные элементы его культуры. Такой образ ислама формировался у европейцев под влиянием значительного научного и технологического превосходства мусульманского мира в Средние века, определяющего воздействия мусульман ской философии и комплекса естественных наук на средневеко вую европейскую философию и науку. Этот образ значительно окреп в эпоху Просвещения в связи с ошеломляющим успехом опубликованных Антуаном Галляном (1646–1715) сказок «Тыся чи и одной ночи» (ил. 1), которые вызвали обостренный интерес к восточной экзотике. Начало колониальной эпохи, поход Напо леона в Египет, работы европейских ученых-дескриптивистов в Египте, Персии, Северной Африке, Османской Турции1 укрепи ли представление о магическом начале, играющем существенную роль в культуре ислама. Тем более что мусульманская цивилиза ция периода упадка снабжала европейцев огромным материалом, связанным с областью оккультных наук. При этом эволюция взглядов европейцев на проблему естественным образом следо вала изменениям, происходившим в исламской науке и культуре, верованиях и обычаях.

Коран, собрание текстов, которые были произнесены Му аммадом между 610 и 632 годами главным образом в Мекке и Медине, являющийся самым ранним и наиболее достоверным прозаическим памятником важнейшей в истории Аравии эпохи, См., например: Лэйн Э. У. Указ. соч. С. 198–234;

Doutte Е. Оp. cit.;

Hayes Н. Е. Оp. cit.;

Westermarck E. Оp. cit.;

Donaldson B. A. Оp. cit.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение сохранил безусловные доказательства влияния на до- и ранне исламскую Аравию оккультных наук древних ближневосточных цивилизаций.

Исторические события и процессы VII–VIII веков обозначили резкие и глубокие перемены в судьбах народов и стран ближне восточного региона. Благодаря наступательному порыву мусуль манских армий завоевания «выплеснулись» далеко за границы Пе редней Азии. На обломках государственных образований поздней Античности возникали государства мусульманского Средневеко вья, включившие в свои границы огромные пространства и мил лионы людей. Ислам становится идеологией общества, находя щегося на ином уровне развития, и должен был отвечать его потребностям и запросам, соответствовать базовой системе взгля дов и социальных представлений. Важно, однако, отметить, что столь впечатляющий успех ислама как идеологии был бы невоз можен без глубинной связи культуры, религиозных и социальных представлений народов Ближнего Востока с культурой и историче ским опытом аравитян. Происходивший синтез был основан не только на общих базовых ценностях, но и на целом комплексе частных представлений, в число которых входили представления о сверхъестественном мире и о возможных путях взаимодействия с ним.

На огромном пространстве от Пиренеев до Памира формиро валась система религиозных предписаний и социальных установ лений, этико-культурных норм и стандартов общения, возникала новая общезначимая знаковая система, центром которой стал Коран. Сакрализация его языка сыграла важную роль в сложении на покоренных территориях новой социально-коммуникативной системы. При этом текст Корана, его отдельные сры, йаты, слова и буквы, являясь частью сакральной системы, приобрели собственную сакральность и в этом качестве стали объектом ма гических действий различного рода.

Среди принявших ислам оказалось много выходцев из неараб ской и иноконфессиональной среды. Осевшие на покоренных территориях арабы быстро освоились с новыми культурными го ризонтами. Началась общая и необычайно интенсивная культур Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 22 Введение ная работа, в том числе переводческая. На арабский с греческого, пехлевийского, сирийского, других языков были переведены сот ни сочинений по естественным и точным наукам, философии, ал химии, медицине, науке о звездах, музыке. К X веку на арабский язык был переведен целый ряд связанных с магией сочинений, возникших в Византии, Персии, Индии. В ходе сложения класси ческой арабо-мусульманской культуры эти знания были органич но включены в ее ткань. Возникла новая синкретическая куль тура, сыгравшая роль своеобразного «моста» между эллинизмом и европейским Возрождением. По меткому выражению Франца Роузенталя, то была эпоха «торжества знания». С каждым годом пытливые умы заставляли мироздание открывать людям все но вые и новые тайны. Мысль становилась необычайно смелой, ее горизонты — бесконечными. Атмосфера того времени была в чем-то сродни духу «победы над природой», царившему в Ев ропе в конце XIX — начале XX века. В этом контексте оккультные знания представлялись многим «черным ящиком», законы кото рого не познаны лишь до поры до времени.

Магия в средневековом сознании выполняла функцию, факти чески идентичную роли науки, — она, как и наука, служила по знанию и была призвана помогать человеку управлять различны ми силами окружающей его среды, предсказывая их возможные проявления. Но существовала и запретная область знания, про никновение в которую человеческого разума противоречило Божественным законам, обладая при этом особой притягатель ностью. Именно такое, совсем неоднозначное, представление о мусульманской магии и ее мощи проникало в средневековую Европу вместе с переводами арабских научных трудов.

Мы можем говорить о мусульманской магии как о самостоя тельном явлении, отделяя ее от доисламской, западной и других традиций благодаря тому факту, что источником силы, к которой она прибегает, является Аллах. Поэтому надписи, придающие действенность талисманам, главным образом составлены из ко ранических цитат, «прекрасных Божественных имен», призывов к Аллаху и молитв, утверждающих непоколебимую веру в Него.

К Божественной помощи прибегают в борьбе против враждеб Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение ных сил — дурного глаза, шайнов и джиннов, существование которых подтверждается Кораном. Такой метод находился в со ответствии с догматом о всемогуществе Аллаха и не вызывал неодобрения мусульманских богословов. Однозначно порица лась магия, использовавшая противоположные, демонические силы.

Однако нельзя забывать, что собственно мусульманским маги ческим формулам сопутствовали многочисленные символы до исламского происхождения. Со временем их исконное значение и происхождение забывались, однако они оставались на амулетах с целью усиления их действенности.

Важнейшим стимулом к развитию науки о магических свой ствах коранического текста в целом и всех его составляющих ста ла ожесточенная борьба за власть в Халифате, в которой коммен тарии и толкования к Корану — тафсры — были призваны стать важнейшим идеологическим оружием. Одновременно создава лись откровенно суннитские и проалидские комментарии1. Ши итские авторы вменяли в вину своим противникам заведомое ис кажение (тарф) текста Корана и уничтожение ряда ключевых йатов. С помощью различных методик аллегорического толко вания (та’вл) Корана (перестановки огласовок и логических ударений, особые манипуляции с буквами и т. п.) проалидские авторы интерпретировали ряд отрывков в пользу ‘Ал и его по томков. Так произошло разделение общины на сторонников буквального понимания и толкования коранического текста (ахл а-хир) и тех, кто искал в Коране «скрытый», «тайный» смысл (ахл ал-бин).

Новый импульс магия слов получила после появления исмаи литских толкований к Корану2. Подвергая аллегорическому истолко Например, тафср суннита ал-Макк (21–100 / 642–718) и таких проалидских авторов, как ал-Дж‘уф (ум. 126–7 / 746) и ас-Судд (ум. 127 / 745).

Подробнее об исмаилитском та’вле см.: Семенов А. А. Взгляд на Коран в восточном исмаилизме // Иран. 1927. I;

Nanji А. Towards a Her meneutic of Qur’nic and Other Narratives in Isma‘ili Thought // Islam and Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 24 Введение ванию отдельные йаты и понятия (часто это термины, обозна чающие землю, небо, горы, деревья), исмаилиты использовали коранический текст для доказательства истинности своей эзотериче ской космогонии и учения о спасении. В сочинениях исмаилитов «оболочка» коранических текстов наполнялась идеями и образами, восходящими к неоплатоникам. Впервые эти мысли были высказа ны в толкованиях, принадлежащих авторам из круга «Братьев чисто ты» («Ивн а-аф’»)1. В последнем трактате своей энциклопедии «Братья» рассматривают все аспекты магии, которая, по их мнению, обязана своим существованием священным книгам разных народов, трудам античных философов и астрологии.

Новый этап в развитии мусульманской магии связан с распро странением суфизма, включившего оккультные знания в свою «науку» (‘илм ат-тааввуф). Суфийские экзегеты искали обо снование своим далеким от буквального смысла толкованиям в обращении к авторитету шиитских иммов и к методикам рабо ты с текстом, разработанным шиитскими авторами. Сторонники «духовного» та’вла видели четыре смысла каждого йата или буквы. Обычно истолковывали первые два смысла — хир и бтн, причем «явный» считался доступным всем мусуль манам (ал-‘мма), а «скрытый» — лишь избранным (ал-а).

В этом суфийский та’вл близок исмаилитскому и шиитскому.

Согласно крупнейшему философу-мистику Ибн ал-‘Араб (560– 638 / 1165–1240)2, лишь «познавшие» (ал-‘рифн, ал-муаккимн, ахл Аллх) могут постичь глубинные взаимосвязи «внутреннего»

и «внешнего» аспектов пророчества. Скрытый смысл постигался суфием в состоянии мистического транса. В его сознании эсхато логические образы, легендарные сюжеты или малопонятные сло the History of Religions: Essays in Methodology / ed. by R. С. Martin. Berke ley, 1982.

Marquet Y. Coran et Cration. Traduction et commentaire de deux ex traits des Ikhwn al-af’ // Arabica. 1964. XI. Р. 279–285;

Idem. Philosophie des Ikhwn as-af’. Algiers, 1975.

См.: Knysh A. Ibn ‘Arabi in the Later Islamic Tradition: The Making of a Polemical Image in Medieval Islam. N. Y., 1999.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение ва будили сложную гамму ассоциаций. Магические практики ста новятся основой суфийской экзегетики.

Позиция различных школ мусульманского богословия по от ношению к теоретическим построениям и практическим реко мендациям, связанным с коранической магией, в значительной мере формировалась в ходе полемики о святых (аулй’) и чуде сах (му‘джиза, йа, карма). Например, мутазилиты, представи тели первого крупного направления в мусульманской спекулятив ной теологии (калме), рассматривали чудеса как сир, однако эта точка зрения не возобладала, и постепенно в суннитском богосло вии представление о сире отделилось от представления о чу десах.

В самом общем смысле термин сир описывает тот круг по нятий, который мы понимаем под магией, включая различные способы гадания, предсказания событий, использование свойств предметов и знаков, лекарственных растений, составление за клинаний, изготовление талисманов, способы взаимодействия с потусторонними силами, а также методы «фальсификации ре альности», заставляющие человека верить в явления, противо речащие объективным данным его собственных органов чувств (например, ‘илм ал-аф’ — искусство становиться невидимым) и т. д. Т. Фахд выделяет три аспекта, составляющих понятие сир:

— «белая магия», основанная на подчинении воле Аллаха, в свою очередь, подразделяется им на нрандж (фокусы, созда ние иллюзий)1, руйа (использование магических формул) и смий (гипнотизм, а также использование тайных свойств букв);

В американском варианте английского языка сформировалось чет кое орфографическое разделение значений термина «магия», восходя щее к работам «самого великого чернокнижника нашего века» Алистера Кроули: для обозначения оккультных наук используется написание “magick”, а для обозначения действий иллюзионистов и фокусников — традиционное “magic”.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 26 Введение — теургия (использование тайных свойств небесных тел и чи сел при изготовлении талисманов);


— «черная магия» (то есть совершение магического акта при помощи демонических сил, постижение запретного для человека знания).

В основе разделения магии мусульманскими богословами на «одобряемую» и «порицаемую» лежит принцип «непричинения вреда» и вопрос о происхождении силы, с помощью которой со вершается то или иное магическое действие (сила Божественного происхождения для «белой магии» и земного или демоническо го — для «черной»).

Именно в последнем значении сир упоминается в Коране (23 раза). Сир представляет собой осколки сокровенного не бесного знания, переданного людям двумя ангелами — Хртом и Мртом (2:102) — в качестве искушения (ил. 2). Для Муаммада, которого его противники называли колдуном или «очарованным», чрезвычайно важно было показать исключи тельность пророче ской миссии (чудеса (йт), сотворенные Мсой, Ибрхмом, ‘сой, неоднократно упоминаются в Кора не), противопоставив ее языческой магии и греховному волшеб ству (мусульманское предание повествует о том, что сам Муаммад на протяжении сорока дней шестого года хиджры находился во власти чар иудея-колдуна). Еще более определен но сир порицается в адах, где он упоминается «среди семи грехов, заслуживающих смерти», наряду с многобожием;

каж дому правоверному предписывается убить «всякого колдуна и колдунью»;

«наказанием для колдуна [служит] обезглавлива ние мечом» и т. д.

Необходимо еще раз отметить, что вышеизложенное отно сится к кораническому термину сир в значении «черной магии»

и не охватывает всех смыслов этого слова. В мусульманском мире процветали оккультные науки и разнообразные формы ма гии, которые не могли быть упразднены авторитетом одних бо гословов, ибо опирались на авторитет других. Рождались пре дания, в которых использование магии оправдывалось примером самого пророка и его ближайшего окружения (как отмечает Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение Фахд1, в многочисленных сочинениях, озаглавленных «а-ибб ф ал-ур’н» («Лечение по Корану»), представлено множество образцов подобного рода). Более того, постепенно сам текст Ко рана все больше вовлекался в круг магических практик, высту пая в роли талисмана или оракула. Среди людей было «больше веры в магическое использование книги, чем понимания ее смысла»2. И сегодня, как и прежде, для мусульман, незнакомых с арабским языком, особую значимость представляет Коран зву чащий. Рецитации Священного текста всегда отводилось важ ное место в корпусе коранических наук, наиболее желаемой це лью было приближение с помощью особой техники рецитации и организации дыхания к состоянию самого пророка во время получения откровений3.

К XIII веку не только в богословских сочинениях, но и в обще ственном сознании возникло и получило закрепление представ ление о двух видах магии:

Таблица А-ара А-ара ал-мамда ал-мамна (одобряемый путь) (порицаемый путь) От дама и его дочери От Иблса к его дочери Ан, к Сулаймну (или дочери его сына) Происхождение и/или древнему индо- Байдхе иранскому культурному От ангелов Хрта герою Джамшду и Мрта Источник силы Джинны и шайны Аллах Ал-му‘аззимн Исполнители Ас-саара (колдуны) (заклинатели) Fahd Т. Sir // EI.

Donaldson B. A. Оp. cit. Р. 130.

Хисматулин А. А. Суфийская ритуальная практика. СПб., 1996.

С. 104–105.

Таблица составлена на основе следующих работ: Donaldson B. A.

Оp. cit.;

Doutte E. Оp. cit.;

Hayes H. E. Op. cit.;

Westermarck E. Op. cit.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 28 Введение Окончание табл. А-ара А-ара ал-мамда ал-мамна (одобряемый путь) (порицаемый путь) Ар-руни (духовная) Низкая Дьяволь (суфл) ская «Высокая» «Божествен (шайн) (‘улв, ная»

Виды ‘илв) (рамн — связанная с Милосерд ным) Маги обеих категорий широко использовали различные ухищ рения «технического свойства» (оптические иллюзии, наркоти ческие средства и т. п.), которые получили название ас-смийй (от сма — «знак», «признак», «качество»).

Пророк сам не раз сталкивался с «черным» колдовством, о чем свидетельствуют две последние сры Корана, 113-я и 114-я, связанные с охранительной магией и получившие название ал-му‘ввиатни:

113-я сра «Рассвет» 114-я сра «Люди»

Во имя Аллаха Милостивого, Во имя Аллаха Милостивого, Ми Милосердного! лосердного!

1. Скажи: «Прибегаю я к Господу 1. Скажи: «Прибегаю к Господу лю рассвета дей, 2. от зла того, что он сотворил, 2. царю людей, 3. от зла мрака, когда он покрыл, 3. Богу людей, 4. от зла дующих на узлы, 4. от зла наущателя скрывающегося, 5. от зла завистника, когда он за- 5. который наущает груди людей, видовал!» 6. от джиннов и людей!»

Согласно преданию некий иудей по имени Лубаид и его до чери околдовали Муаммада, завязав одиннадцать узлов на ве ревке, которую затем спрятали в колодец. В результате пророк тяжело заболел. Но Аллах ниспослал ему эти сры, и Муаммад Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение смог найти веревку, прочитал над нею одиннадцать строк двух ср и освободился таким образом от колдовства, поскольку с каждой из произнесенных строк на веревке развязывалось по узлу.

Мутазилиты, как и ханафиты и шафииты (то есть последовате ли трех из четырех махабов, исламских богословско-правовых школ), считали, что «запретная» магия не изменяет сущности ве щей. По их мнению, ее суть — воздействие на субъективные ощу щения при помощи различного рода специальных методов (то есть, по существу, ас-смийй). Однако эта точка зрения не стала господствующей. Ал-азл (450–505 / 1058–1111), как и бого словы-традиционалисты, считал заслуживающей порицания ма гию вообще, хотя и не подвергал сомнению саму возможность сношений с джиннами и использования их могущества в земных делах1.

С XV века имеет место все большая вовлеченность суфийских братств в политические процессы. На огромной территории от западной оконечности Магриба до Балкан и от Персии до совре менной Индонезии братства становятся важнейшими политиче скими игроками. В Центральной Азии и Персии ключевую роль стали играть братства, исповедовавшие смешанную суфийско шиитскую доктрину. Торжество суфийской традиции сделало ис ламскую магию по-настоящему народной. Именно с этим обстоя тельством связан расцвет магических искусств в Персии, Центральной Азии, Магрибе. Откровения и видения, предчув ствия и прорицания, сновидения и символы, заклинания и загово ры, магия чисел и слов стали важнейшими элементами и доктри ны, и образа жизни. Ритуалы, музыка и пение, специальные системы ритмически организованных движений, благовония и наркотические снадобья все более активно использовались для достижения особых состояний сознания. Популярность и «народ ность» суфийских учений привели к возможности дополнитель ной абсорбции языческих элементов. Связь оккультных знаний с развитием суфизма проявляется также в том, что высшим до Fahd Т. Sir // EI.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 30 Введение стижением Божественной магии является познание «величайше го из имен» Аллаха (ал-исм а‘аам). Знание этого имени давало власть воскресить и убить, перенестись куда угодно, совершить любое другое чудо.

Несмотря на активное неодобрение рядом видных суннитских теологов, различного рода магические действия и оккультные знания составили одну из важнейших сторон культуры всех слоев мусульманского общества. Суфийская экстатическая практика, гадания на Коране с использованием текстов отдельных ср и йатов, талисманы, среди которых особое место занимают крошечные Кораны, специально переписанные отдельные сры и йаты были и являются характерной чертой мусульманского быта. Без учета этих особенностей невозможно ни представить себе, ни описать феномен Корана.

Средневековые мусульманские авторы уделяли большое вни мание вопросам особых свойств Корана — ава ал-ур’н1.

Наука об этих свойствах является своеобразным соединением рапсодомантии (то есть гадания по различным текстам, особенно священным) и иатромантии (гадания с целью узнать способы ис целения недуга, сроки выздоровления или смерти больного), со путствующей медицинской диагностике, поскольку в основном рассматриваются целительные свойства отдельных йатов и ср.

Одним из наиболее значительных сочинений, содержащих много численные сведения о магическом использовании Священного текста и способах достижения с его помощью сокровенного знания, является «Китб манфи‘ ал-ур’н» («Книга о пользах Корана»), написанная Аб ‘Абд Аллхом ат-Тамм в конце IV/X века2.

Е. А. Резваном было подробно проанализировано одно из сочине ний этого круга, источником которого, согласно традиции, является про изведение Джа‘фара а-диа, переведенное на персидский язык ‘Абд Аллхом б. Муаммадом б. усайном в 926 / 1520 году (см.: Резван Е. А.

Указ. соч. С. 343–350).

Одна их дошедших до нас рукописей находится в библиотеке Стам бульского государственного университета (A 2243).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Введение Существование и широкое распространение разнообразных видов магии являются наряду, например, со сложной судьбой фи гуративного искусства свидетельством неоднозначности доктри нальной парадигмы ислама в целом: с одной стороны, отношение представителей различных направлений ислама к этим темам в разные века в различных регионах варьировалось и варьируется от снисходительной толерантности до жесткого запрета, а с дру гой — как изображения человека и живых существ, так и магия активно практикуются в мусульманском мире.


Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН Глава ОНОМАТОМАНТИЯ (‘илм ал-джафр, ‘илм ал-урф) П од термином «ономатомантия» в западной науке пони маются способы постижения тайного смысла букв, слов или имен в качестве элементов, составляющих текст. В арабо-му сульманской традиции изучение этих способов было предметом ‘илм ал-джафр — «науки о предсказании будущего» — и ее раз дела ‘илм ал-урф — «науки о буквах».

В собрании восточных рукописей и документов ИВР РАН представлена интересная серия списков, связанных с теорией и практической реализацией группы взаимосвязанных аспектов «науки о сокровенном» (‘илм ал-айб). Речь идет о постижении тайного смысла букв, слов или имен, гадании по именам людей и названиям предметов. В европейской науке эти магические практики получили название ономатомантия. В мире ислама это му соответствует комплекс «наук»: ‘илм ал-джафр и ‘илм ал-у рф. Особое значение и популярность приобрели здесь и «тайные знания», связанные с именами Аллаха (ал-асм’ ал-усн). Среди упомянутых рукописей, входящих в состав петербургской акаде мической коллекции, наше внимание привлекли сборные рукопи си A 1263 (Иран, переписана не позднее 1253 / 1838 г.) (ил. 3), B 464 (1273 / 1856–1857 г.) (ил. 4) и B 3773, часть которых состав ляют разрозненные коранические фрагменты, а часть посвящена интересующим нас аспектам ‘илм ал-айб. Рукописи A и B 3773 поступили в собрание в результате работы Архео графической экспедиции Академии наук СССР по Татарской АССР, осуществленной в 1934–1936 годах. Рукопись B 3773, по видимому, представляет собой конспекты лекций и/или, возмож но, тексты домашних заданий, выполнявшихся шгирдами (уче Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ никами мадраса) (ил. 5), и содержит еще целый ряд текстов, связанных с учебной программой (в том числе и на русском язы ке), которая включала Коран (ил. 6) и, по-видимому, начала «тай ных наук» (ил. 7). Эта рукопись, написанная старательным, но неуверенным ученическим насом, чрезвычайно любопытна, поскольку позволяет заглянуть во внутренний мир российского мусульманина той поры.

Исключительный интерес представляет возможность просле дить связь тех знаний, которые получали ученики поволжских медресе в XIX веке, с соответствующей исламской традицией, ко торой к тому моменту насчитывалось не менее тысячи лет.

1.1. ‘Илм ал-джафр В шиитской среде распространено убеждение, что члены се мейства пророка (ахл ал-байт) и их прямые потомки (а’имма, ед. ч. — имм), унаследовавшие власть, предопределенную Бо жественным установлением, обладают сокровенным знанием о написанном на скрижалях судьбы, что им одинаково явствен ны события минувшего и грядущего. Считается, что эта способ ность была передана ‘Ал самим Муаммадом1. Поэтому неуди вительно, что именно среди шиитов получили наибольшее распространение разнообразные техники гадания и предсказа ния будущего. Со временем термин джафр, который первона чально ассоциировался с сакральным знанием, передаваемым через ‘Ал иммам, стал обозначать гадание с целью узнать бу дущее. Этой цели могли служить как астрологические предска зания, так и предсказания, основанные на методах своего рода «практической каббалы» (‘илм ал-урф), которые подробно бу дут рассмотрены ниже.

Для нас особенно важным представляется тот факт, что джафр, оперировавший методами мистического истолкования Корана, часто противопоставлялся шиитами традиционной сун Fahd Т. Djafr // EI.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 34 Глава нитской экзегезе. Способность к интерпретации тайных смыслов Священного текста, которой был наделен ‘Ал, составляла осо бую гордость шиитов и значительно поднимала в их глазах авто ритет разнообразных техник джафра1. ‘Ал приписывается со ставление «Китб ал-джафр» («Книги о джафре»), содержавшей разъяснения скрытых смыслов Корана. Неизвестно, существова ла ли в действительности подобная книга, на сегодняшний день мы не располагаем ее текстом, однако в шиитской литературе присутствуют многочисленные ссылки на нее. Считается, что ‘Ал передал свои знания о внутренней сущности Корана и со бытиях грядущего Джа‘фару а-диу. Среди шиитов авторите том именно этого человека освящаются разнообразные оккульт ные практики и мистические традиции.

Н. Лыкошин приводит перевод шиитского сочинения, посвя щенного ‘илм ал-джафр, представляющего собой главу из книги «Начало наук» («Мала‘ ал-‘улм»)2. В ней рассказывается о спо собах составления книги «Всеобъемлющий джафр» («Джафр и джам‘»), состоящей из 28 тетрадей по 28 страниц, на каждой из которых написана таблица, состоящая из 784 ячеек (2828).

Ячейки заполнялись буквами арабского алфавита в соответствии с особой системой в порядке абджада (см. 1.2.1). Книга, состоя щая из 784 страниц, должна была быть составлена за 1001 день, на протяжении которых следовало придерживаться определен ных правил: находиться в уединении, не допускать к себе жен щин, не слышать лая собак и рева ослов, все необходимые пред меты (бумага, пища, чернила, одежда и т. д.) должны были быть приобретены на деньги, заработанные честным путем, и т. д. Су ществует множество способов истолкования значения букв в кни ге, в основе которых лежат система абджада и разнообразные арифметические манипуляции с цифровым обозначением букв.

Результат составления этой книги «заключается в том, что она приводит к познанию, и если переписчик этой книги в точности Fahd Т. Djafr // EI.

Лыкошин Н. С. О гадании у среднеазиатских туземцев // СКСО.

Самарканд, 1907. IX. С. 197–212.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ исполнит все необходимые требования, то все необходимое и тай ное в мире станет для него ясно и душа его просветится светом аита и ма‘рифта»1. «Если книга будет переписана до конца при соблюдении всех указанных выше условий, то польза от нее будет заметна для всего города, для всего материка, где она была написана. Нахождение этой книги в каком-либо доме обеспечит всем живущим в этом доме избавление от скоропостижной смер ти и других несчастий и бедствий. Жители дома будут постоянно находиться под покровительством Бога и силою этой книги не будут испытывать какого-либо несчастья, а все будут постоянно счастливы и довольны. Никто злой или сердитый не причинит им зла и обиды, силою этой книги все живущие в доме освободятся от всех своих недостатков»2.

Не удивительно, что такие заманчивые перспективы привле кали людей. Лыкошин рассказывает историю пожилого жителя Ташкента, сошедшего с ума и покончившего с собой в попытках составить подобную книгу.

1.2. ‘Илм ал-урф «Наука о буквах» представляет собой один из разделов джафра. Она основана на использовании тайных свойств букв арабского алфавита, а также имен Аллаха (ал-асм’ ал-усн) и ангелов, образованных этими буквами. «Арабская каббала»

пользуется тремя основными методами:

— гематрией (исб ал-джуммал), то есть способами опериро вания числами, представленными буквами3;

— применением особых свойств, исконно присущих буквам (‘илм ал-ав);

аит (истина) или ма‘рифт (мистическое познание) — раз личные названия последнего элемента суфийской триады этапов мисти ческого пути.

Лыкошин Н. С. Указ. соч. С. 202–203.

Эта система очень близка к традиционной иудейской каббале (см.:

Бадж У. Указ. соч. С. 312).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 36 Глава — астрологическим методом (ирнт), который заключается в использовании особой связи между буквами и небесными тела ми при изготовлении талисманов.

Кроме того, буквы алфавита в магическом значении могут обозначаться термином смий’, который в более широком смыс ле имеет значение «знак», «символ», «помета». Ибн алдн (732– 784 / 1332–1382) определял этим словом «науку о секретных воз можностях букв»1, ограничивая тем самым использование термина, которое изначально распространялось на всю науку по изготовлению талисманов. Именно в таком, узком, значении смий’ понималась отдельными суфийскими школами, которые декларировали свою возможность контролировать объекты мате риального мира с помощью знания тайных свойств букв, состав ляющих их названия. Ибн ‘Араб, ал-Бн (ум. 622 / 1225), чей авторитет в области оккультных наук являлся в исламском мире непререкаемым, а также их последователи придерживались мне ния о том, что буквы являются ключом к изначальным секретам творения и энтелехии (активное начало, претворяющее возмож ность в действительность) Божественных имен (см. 1.3). Энтеле хия исходит от духа небесных сфер, и тайные силы, присущие буквам, активно действуют в самих именах2. В этом месте сред невековая мусульманская мысль наиболее близко подходит к каб бале, которая также учит, что наука о буквах тождественна науке о сути вещей и что с помощью букв был осуществлен акт творе ния, а человек, подобно Богу, в состоянии контролировать сферу материальных объектов, используя буквы3.

Каждая буква арабского алфавита наделена богатым символи ческим значением. Она может ассоциироваться с небесным те лом, зодиакальным знаком, цветом, днем недели, определенной фазой луны. Эта система представлена в сочинениях Ибн ‘Араб, классифицировавшего всю Вселенную с помощью букв, и может быть отображена в виде сводной таблицы. Буквы в ней располо Rosenthal F. Muqaddima. N. Y., 1958. III. Р. 170.

Fahd Т. Smiy’ // EI.

Ginsburg C. D. The Kabbalah. L., 1865.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ жены в особом порядке, который позволяет совместить знаки зо диака с лунными фазами и планетарным циклом. Это значитель но более изощренная система, чем родственная ей иудейская из «Книги Творения» («Сфер Йцр»)1.

Таблица Систе Знак Фаза День Плане- Эле- ма Буква Цвет Зодиа луны недели та мент степе ка ней Первич ный (ново Суббота Черный Сатурн Огонь интел (алиф) лу лект ние) Калм Овен Всеоб щая Воскре- Воз 2 Желтый Солнце душа (х) сенье дух Скри жаль Всеоб Поне- Овен– щая 3 Белый Луна Вода (‘айн) дельник Телец сущ ность Всеоб 4 Вторник Красный Марс Телец Земля щая () материя Цвет Телец– Всеоб сандало- Мерку 5 Среда Близ- Огонь щее (айн) вого рий нецы тело дерева Burckhardt T. Mystical Astrology According to Ibn‘Arabi. Glouceter shire, 1977. Хульс отмечает, что именно эта система лежит в основе бо лее поздних европейских теорий Раймонда Лулла, Джона Ди и Афана сия Кирхера, а также космогонической классификации Г. И. Гурджиева (см.: Hulse D. A. Оp. cit. Р. 194).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 38 Глава Продолжение табл. Систе Знак Фаза День Плане- Эле- ма Буква Цвет Зодиа луны недели та мент степе ка ней Воз- Форма 6 Четверг Голубой Юпитер () дух Бога 7 ( Близ лун нецы Престол ного Пятница Зеленый Венера Вода (ф) Бога цик ла) Подно жие 8 Суббота Черный Сатурн Земля (кф) престо ла Рак Небеса Воскре 9 Желтый Солнце Огонь вокруг (джм) сенье Зодиака Солнце Рая Поне- Рак– Воз 10 Белый Луна Непод (шн) дельник Лев дух вижные звезды Первые небеса 11 Вторник Красный Марс Лев Вода (й) Сатурн Ибрхм Цвет Вторые сандало- Мерку- Лев– небеса 12 Среда Земля (д) вого рий Дева Юпитер дерева Мс Третьи небеса 13 Четверг Голубой Юпитер Дева Огонь (лм) Марс Хрн Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ Продолжение табл. Систе Знак Фаза День Плане- Эле- ма Буква Цвет Зодиа луны недели та мент степе ка ней (пол- Четвер нолу- тые ние, небеса Воз Пятница Зеленый Венера Дева Солнце (нн) дух лун- Идрс ного Хирмис цик- (Гермес) ла) Пятые небеса 15 Суббота Черный Сатурн Вода (р) Венера Йсуф Весы Шестые небеса Воскре 16 Желтый Солнце Земля Мерку (т) сенье рий ‘с Седь Весы– мые Поне 17 Белый Луна Скор- Огонь небеса (дл) дельник пион Луна дам Эфир Скор- Воз- Огонь 18 Вторник Красный Марс () пион дух Метео риты Цвет Скор сандало- Мерку- пион– Воздух 19 Среда Вода (зайн) вого рий Стре- Небо дерева лец Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 40 Глава Окончание табл. Систе Знак Фаза День Плане- Эле- ма Буква Цвет Зодиа луны недели та мент степе ка ней Вода 20 Четверг Голубой Юпитер Земля (сн) Океаны 21 ( Стре лун лец ного Пятница Зеленый Венера Огонь Земля (д) цик ла) Метал Воз- лы 22 Суббота Черный Сатурн () дух Минера Козе лы рог Воскре- Расте 23 Желтый Солнце Вода () сенье ния Козе Поне- рог– Живот 24 Белый Луна Земля (л) дельник Водо- ные лей Водо 25 Вторник Красный Марс Огонь Ангелы (ф) лей Цвет Водо Джин сандало- Мерку- Воз 26 Среда лей– (б) ны вого рий дух Рыбы дерева 27 Четверг Голубой Юпитер Вода Человек (мм) Все Рыбы ступе 28 Пятница Зеленый Венера Земля ней (вв) лестни цы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ Таблица Символическое Буква Мистико-поэтическое значение значение (перс.) Первая буква слова Аллах;

алам;

Телец;

воскресенье;

(алиф) тело, находящееся в вертикальном холостяк положении;

посох;

фаллос;

линия носа, разделяющая лицо;

стройный стан возлюбленного (-ой);

а также Сатана, поскольку не склоняется ни перед кем, кроме Бога;

гласный звук, открывающий сердце;

прямая линия, являющаяся основой всех букв алфавита;

единственная «здо ровая» буква алфавита (все осталь ные искривлены нечистотой или недугом);

молитвенная поза ийм Первая буква Корана2;

смирение — Близнецы;

понедель (б) простирание ниц перед Богом;

нос;

ник;

месяц раджаб интеллект Завитки волос;

душа Рак;

вторник;

месяц (джм) джумд ал-ира;

верблюд;

шелковое одеяние, шитое золо том Локоны;

природа;

молитвенная Лев;

среда;

Мерку (дл) поза рук‘ рий;

корзина;

орел Здания, строения;

последняя буква Дева;

Венера;

чет (х) слова «Аллах»;

Создатель над Сво- верг;

брать;

давать;

им творением даровать В основу таблицы легли следующие работы: Hulse D. А. Оp. cit.;

Bakhtiar L. Su: Expressions of the Mystic Quest. N. Y., 1976;

Burckhart Т.

Оp. cit., а также рукопись B 839 из собрания ИВР РАН.

Вместе с последней буквой Корана — «( »сн) — образует пер сидское слово « » (бас) — достаточный, полный.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН 42 Глава Продолжение табл. Символическое Буква Мистико-поэтическое значение значение (перс.) Посредник, соединяющий Бога Весы;

пятница;

«О!», и его творение;

гласный звук, дела- «увы»;

скорбь;

цвет ющий губы напряженными;

интел- воды;

большое обла (вв) лект над созерцанием ко;

некастрирован ный верблюд;

вера в Аллаха и Муаммада Возрастание;

душа, соединенная Скорпион;

суббота;

(зайн) со Вселенной рождать;

обжора Учитель;

природа над тварями Стрелец, хороший че () ловек Тайный путь инициации;

гора;

Козерог;

убывание чистота;

сущность;

материальный Луны;

мужчина, часто мир бывающий в обще () стве женщин или час то совокупляющийся Преданная, братская помощь;

рука Водолей;

Юпитер;

подающая;

Божий план;

гласный Ты;

бороздка, изогну (й) звук, открывающий «третий глаз» тая в виде лука Рука сдерживающая;

полотняная Рыбы;

маленький;

одежда;

структура Вселенной творческое слово или (кф) сила;

все;

целое;

пол ное;

всеобщее Середина, посредник1;

любящий, Овен;

Сатурн;

ночь;

обращенный к своему (-ей) воз- в астрологии «проти любленному (-ой)2;

чистое знание воположная сторона»;

Бога о Самом Себе и Его осознание завиток волос;

«ради иллюзорного понимания Бога Бога!»;

истрепанная (лм) как разделенной сущности;

поклон одежда дарвша;

ис в молитве;

обоюдоострый меч;

Бо- кривленный, изогну жественные заповеди тый;

изгиб;

стрела с оперением Как в имени Джибрла — ангела, являвшегося посредником между Аллахом и пророками.

Как двойной лм в слове Аллах.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-02-038268-8/ © МАЭ РАН ОНОМАТОМАНТИЯ Продолжение табл. Символическое Буква Мистико-поэтическое значение значение (перс.) Тесное объятие влюбленных;

влюбленные, двое влюбленных со — (л) ставляют одно в объятии и не явля ются ничем в момент оргазма Власть;

воды океана;

сорок града- Воскресенье;

месяц ций вселенской мудрости от Алла- муаррам, логика;

ха до человека и обратно;

имя фаллос;

вино;

коло (мм) Муаммада, помещенное в сердце;

дец;

розовая вода;

ку рот;

тварный мир;

молитвенная бок поза суджд Победа;

тело, с отрубленными ру- Созвездие;

чернила;

ками, ногами и головой;

рыба без острейшая часть меча;

(нн) головы или хвоста;

двойственная рыба;

вульва;

лук;

природа существ бровь Последняя буква Корана;

отноше- Солнце;

локон;

зави (сн) ние Вселенной к ее структуре ток волос;

грудь Глаз;

источник;

сущность;

проще- Проточная вода;

по ние;

связующая цепь или заповеди, страдавший от дейст (‘айн) управляющие Вселенной вия «дурного глаза»;

глаз;

взгляд;

видение Сердце;

раскроить череп или уда- Н а р о ж д а ю щ а я с я рить голову Луна;

морская пена;

(ф) объект приложения любви Суфий;

чистый;

прямой узкий Месяц афар;

медь;

путь;

связь между Божественными латунь;

характеризо (д) заповедями, моделью Вселенной и вать как истинное, ис сотворенной материей конно присущее Гора ф;

место на краю тварного Гора ф, Кавказские мира;

организация всей Вселенной горы;

Коран (ф) в соответствии с Божественным образцом Аскет;

дисциплина;

единство всего Луна;

месяц раб‘ сущего и возвращение всего к од- а-н;

хранитель (р) ному — ;

0 = 1 = 2 = + = вагина;

— фаллос.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.