авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса С.Г. ВЕРЕЩАГИН ...»

-- [ Страница 2 ] --

В сущности, от последствий «рейганомики» США оправля лись все 1990-е годы. В 1993 году демократическая администра ция Билла Клинтона провела довольно значительное повышение федеральных налогов, пойдя на непопулярную меру, стоившую ей поражения на промежуточных выборах 1994 года и потери для Демократической партии контроля над обеими палатами Кон гресса СШA в период 1995-2000 годов. Однако без этого повы шения – с чем согласно в настоящее время подавляющее боль шинство американских экономистов – в США вряд ли наступила бы долгожданная «эра профицитов». Колоссальные профициты федерального бюджета в период 1998–2001 финансовых годов (их суммарная накопленная величина составила порядка $ миллиардов) вновь разожгли налоговые страсти. На волне требо ваний немедленной дележки растущих бюджетных профицитов в размере $5,6 трлн3 в январе 2001 года республиканская админи страция Дж. Буша-младшего провозгласила очередную налого вую революцию главным приоритетом своей внутриполитиче ской деятельности.

Весной 2001 года конгресс утвердил налоговые сокращения на сумму в $1,3 трлн на период 2001–2010 годов. Но не успел в США начаться очередной финансовый год (1 октября 2001 года), как стало предельно ясно, что «эра профицитов» закончилась и в американскую экономику вновь вернулся дефицит бюджета.

Tobin J. Full Employment and Growth. Further Keynesian Essays on Policy. – Boston, 1996. – Р. 142.

Иноземцев B.Л. Расколотая цивилизация: научное издание. – М.:

«Acade-mia»;

«Наука», 1999. – С. 210.

A Blueprint for New Beginnings. A Responsible Budget for America's Priorities. – Wash., 2001. – P. 185.

Публикация официальных прогнозов подтвердила, что в ближайшие 10 лет вместо обещанных $5,6 трлн профицитов Америка может рассчитывать не более чем на $665 млрд, или почти в 8,5 раз меньше, чем администрация предполагала еще за год до этого при проталкивании своей налоговой рефор мы1.

Американский опыт убедительно показывает, что налоговые революции новейшего времени сопровождали и будут сопровож дать хронические дефициты федерального бюджета и резкий рост государственного долга (в частности, при Рейгане он вырос с $0, трлн в 1980 финансовом году до $2,9 трлн в 1989 финансовом году – в абсолютном выражении – и с 33,3% ВВП до 53,1% за этот период в относительном выражении). Вопрос, следователь но, состоит только в том, как долго сможет система федеральных финансов выдерживать подобного рода нагрузки?

Тем не менее, в настоящее время правящие круги США на стойчиво проталкивают идею налоговых революций по всему миру, особенно рекомендуя ее для стран с «переходной рыночной экономикой», к числу которых относится и Россия2. Встает обос нованный вопрос: почему? За эти двадцать лет ситуация в миро вой экономике претерпела радикальные перемены, и вопрос о том, кому достанутся выгоды от возможного сокращения налого вого бремени, является исключительно актуальным, учитывая фактор огромной межстрановой мобильности современных пото ков финансового капитала.

1.3. Обоснование категориальности налога в политологии и причины его политизации Что такое категории? Исторически категории появились то гда, когда люди делали первые попытки научно объяснить окру жающий их мир и свою жизнь, начали открывать для себя логи ческие взаимосвязи между явлениями и процессами. Другими словами, категории – ровесники философии, учитывая, что пер воначально философия включала в себя все научные знания (от Budget. Budget of the United States Government. FY 2003. – Wash., 2002. – Р. 415.

Economic Report of the President 2002. – Wash., 2002. – Р. 262–263.

расли науки стали выделяться из философии постепенно) и тесно переплеталась с искусством (прежде всего – с литературой), ми фологией и религиозными воззрениями. Выработка категорий является необходимым условием человеческого знания.

Любая наука оперирует основными понятиями – категория ми, вырабатываемыми ею в процессе развития. Категории (от греч. kategoria – высказывание, свидетельство) – формы осозна ния в понятиях наиболее общих свойств развития природы, об щества и мышления. Изучение категориального аппарата любой науки – непременное условие овладения ее научным потенциа лом. Так, например, не зная соответствующих формул, мы не можем использовать достижения математики, физики, химии и других точных дисциплин. Не имея представления о сущностных свойствах организма, протекания болезней и характеристик тех или иных препаратов, мы не сможем оказать квалифицированную помощь больному. И, наконец мы, не зная важнейших свойств политики, никогда не определим оптимальных путей и способов политического развития, будем продвигаться методом проб и ошибок, социальные последствия которых могут выражаться в войнах, насилии, несправедливости и т.д.

Ключевыми, исходными категориями политологии являются политика и политическое. Под политическим понимается особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с властными отноше ниями, с нормами, которые призваны гарантировать жизнеспо собность того или иного сообщества людей, реализацию их об щей воли, интересов и потребностей. Выяснение сущности поли тического, формы его проявления и реализации – важнейшая за дача политической науки. Кроме базовых, исходных категорий политология оперирует большим количеством других категорий.

Так, авторы фундаментального учебника «Категории политиче ской науки»1 исследовали такие категории политической науки, как: политическая власть, политическая система, политический режим, демократия, политический институт, политический про цесс, политическое изменение, политическое поведение, полити Категории политической науки: учебник // Российская политиче ская энциклопедия (РОССПЭН) / Автор концепции проекта и руководи тель авторского коллектива А.Ю. Мельвиль. – М.: МГИМО (универси тет), 2002. – 656 с.

ческая культура, политическая идеология, мировая политическая система и международные отношения.

Известные ученые Ю.В. Ирхин, В.Д. Зотов, Л.В. Зотова предлагают следующую систему категорий политической науки:

1) политическая власть, 2) субъекты политики, 3) политическое управление и политическое руководство, 4) политическая жизнь общества, 5) политический интерес, 6) политический процесс, 7) политическое поведение и др.1.

С историческим развитием цивилизации роль знаний посто янно возрастает, ибо усиливается воздействие человека на окру жающую действительность и все большее значение приобретает созданная человеком, но существующая и развивающаяся по объ ективным законам, новая действительность. В связи с возраста нием роли знания повышается значимость категорий. Как отме чают И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин, «очень важен именно процесс превращения понятия в категорию, т.е. не только в средство фик сации некоторого содержания, но и в средство организации зна ния и познания»2. К. Ясперс (1883–1969 гг.) отмечал: «Подлинно характерным для современной науки является не какая-либо ка тегория или какой-нибудь метод, а универсальность в разработке категорий и методов. … изучаются все формы, все предметы.

Следствием этого является возможность безграничного расшире ния категориальной сферы, а отсюда отсутствие законченного учения о категориях»3.

Опираясь на сказанное, можно утверждать, что познание по литологии осуществляется не только на основе базовых полити ческих категорий. Система категорий более сложный процесс, чем представляется на первый взгляд. Например, такую катего рию, как политическая система образует своя группа категорий:

политические институты (государство – центральный элемент политической системы, а также политические партии и общест венные организации);

политические нормы – регламентирован ные (общепринятые и обязательные) правила политических от Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: учебник. – М.:

Юристъ, 2001. – С. 23–24.

Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – С. 126.

Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1991. – С. 104–105.

ношений, деятельности и поведения в обществе;

политические отношения – характер взаимоотношений субъектов политики;

политическая культура – система ценностей и ориентации людей в политике;

политическое сознание – отражение идей, представ лений и восприятий людьми политики;

политическая коммуни кация – содержание и формы распространения политической ин формации в обществе.

Такую категорию, как политические ценности образует груп па категорий: власть, демократия, гражданские свободы, полити ческие права и др.

То же самое мы видим в других науках, например, в праве такая базовая правовая категория, как государство включает в себя следующую группу категорий: территория, гражданство, публичная (государственная) власть, государственный суверени тет, взимание налогов1.

Так, известный политолог М. Вебер, подробно исследуя в своей работе «Город» различные признаки города, отмечает: «Из того, что мы в нашем исследовании данного вопроса должны бы ли говорить о «хозяйственной политике города», о «городской округе», «городских властях», следует, что понятие «город» мо жет и должно быть введено не только в ряд рассмотренных до сих пор экономических, но и политических категорий»2.

Определение категорий имеет огромное значение для любой науки, поскольку именно с их помощью осуществляется процесс познания законов существования и развития конкретной действи тельности. Но категории не сводимы к понятиям. Между катего рией и понятием есть общее – и то, и другое являются орудиями познания, – но функции у них различны. Понятие фиксирует наи более существенные отличительные признаки (как общие, так и специфические) объекта. Иными словами, это описание некото рого содержания, в котором раскрываются не только внешние особенности объекта, но и внутренние закономерности его суще ствования.

См.: Злобин Н.Н. Налог как правовая категория: дис. … канд.

юрид. наук / Н.Злобин. – М., 2003. – С. 42.

Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем.;

сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова;

предисл. П.П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990. – С. 317. (Социологич. мысль Запада).

Категория нацелена главным образом на организацию про цесса познания, выделение одного из узловых моментов этого процесса. Следовательно, в категории раскрытие содержания объекта не является самоцелью, а подчинено решению задачи выявления и исследования законов существования конкретной действительности или обширной области этой действительности, и значит, с необходимостью требует определения места и роли данного объекта среди явлений и отношений этой конкретной действительности. Ввиду этого понятие может быть дано изоли рованно, хотя может быть выведено и как элемент системы поня тий. Категории раскрываются всегда в системе категорий. И даже если проводится изучение одной категории, без выяснения ее места в системе определить содержание категории не удастся1.

Следует обратить внимание на то, что один и тот же термин («материя», «право», «государство» и т.д.) может выступать и в роли понятия, и в роли категории (хотя не все то, что может быть определено понятием, может служить в качестве категории). Это обстоятельство и порождает терминологическую путаницу, когда отдельные понятия рассматриваются как категории. Как уже от мечалось выше, понятие может превращаться в категорию, при чем в этом случае существенно меняются его функции как инст румента познания, а также роль и место среди других инструмен тов познания. В то же время необходимо помнить, что в основе каждого понятия находится группа взаимосвязанных категорий, а содержательная интерпретация понятия означает выявление его категориальной структуры. Нельзя не согласиться с В.А. Кайда ловым, когда он подчеркивает, что «данная категориальная структура (каркас) должна обладать свойством оптимальности, т.е. наиболее полно и точно определять смысл интерпретируемо го понятия, его адекватность отображаемой действительности, соответствующей ему предметной области»2. Таким образом, взаимоотношения между категорией и понятием носят диалекти ческий характер.

Подробнее см.: Автономов А.С. Правовая онтология политики.

Гл. 1. – М., 1999.

Самоорганизация в природе и обществе : филос.-методол. очерки / [В.Н.Михайловский, В.А. Кайдалов, А.И. Уемов и др.;

редкол.:

В.Н. Михайловский (отв. ред). и др.];

Рос. АН. – СПб. 1994. – С. 8.

С учетом вышеизложенного попытаемся определить место налога в системе категорий политической науки.

Как уже отмечалось, налоги – одно из древнейших изобрете ний человечества. Они появились вместе с государством и ис пользовались им как основной источник средств для содержания органов государственной власти и материального обеспечения его функций. С тех пор в мире многое изменилось, однако глав ное назначение налогов как источника средств, обеспечивающих деятельность государства, сохранилось, хотя их роль стала более многозначной.

Налог в современном обществе является сложным социаль ным институтом, отражающим уровень общественного развития в культурной, экономической, политической и иных сферах. В то же время налог оказывает мощное воздействие на состояние по литической и экономической систем.

Ни одно государство не может нормально существовать без взимания налогов;

с другой стороны, налоги – один из признаков государства. Тесная взаимосвязь и взаимообусловленность обяза тельных платежей и государства придают налогу комплексное содержание. В основе налогов лежат экономические и юридиче ские понятия, соотношение которых зависит от политических процессов, происходящих в государстве. Любая концепция нало га неизбежно приводит к определенным политическим шагам и выработке определенной тактики в политической и социальной сферах. Налог непосредственно влияет на политический порядок, но он испытывает и обратное воздействие политической среды, так как налоговая система (при установлении и формировании) не может от нее абстрагироваться.

Подобные подходы, например, подробно разработаны во французской налоговой (фискальной) доктрине. Так, Г. Жест и Ж. Тиксье подчеркивают, что «власть облагать налогами и поли тическая власть взаимосвязаны». «Налог всегда был важнейшим проявлением государственного суверенитета. Обладать властью облагать налогами – значит управлять государством»1. Л. Тротаба и Ж.-М. Котре обращают внимание на то, что налог исторически Tixier G., Gest G. Manuel de droit fiscal. – Paris: L.G.D.J., 1986. – P. 30–32.

выступал как фактор, оказывающий влияние на формирование политического режима.

Французский ученый П.-М. Годме также подчеркивал, что налог – одно из проявлений суверенитета государства. «Этим он отличается от доходов с государственных имуществ и займов, которые представляют собой средства, получаемые государством из деятельности такой же, как и деятельность частных граждан.

Возможности налогообложения являются существенным выра жением суверенитета. Право взыскивать налоги всегда было ча стью суверенных прав, как чеканка монеты и отправление право судия»1.

Возможно ли, с учетом изложенного, рассматривать налог как политическую категорию? Уверены, что да, так как его сущ ность теснейшим образом взаимосвязана с такими политически ми категориями, как власть, политическая жизнь, политический процесс и т.д. Налог, с одной стороны, являясь политической ка тегорией, с другой, в системе иных категорий, формирует такие основополагающие категории политической науки, как государ ство, политическая власть, субъекты политики и т.д.

Так что же такое налог? В самом общем виде его можно оп ределить как безвозмездное отчуждение2 части собственности у лица в пользу государства, для выполнения (финансирования) им своих функций. Таким образом, основой налога является собст венность в различных формах (доход, прибыль, земля и т.п.).

Приведенное определение и другие, хотя и различаются некото рыми деталями, едины в главном: налогообложение является формой отчуждения собственности;

право собственности пер вично по отношению к праву государства требовать отторжения его части в виде налога. В то же время право собственности мо жет быть ограничено законом. Данное понятие включено в пара дигму решения проблемы в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П «По делу о проверке конституционно Годме П.-М. Финансовое право. – М., 1978. – С. 371.

Отчуждать – передавать имущество в пользу другого ли ца,организации, государства (См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка:

70000 слов / под ред. Н.Ю. Шведовой;

АН СССР, Ин-т рус. яз. – 23-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1991. – С. 482).

сти пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Фе дерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налого вой полиции»1: «…Право частной собственности не является аб солютным и не принадлежит к таким правам, которые в соответ ствии со статьей 56 (часть 3) Конституции Российской Федера ции не подлежат ограничению ни при каких условиях. Следова тельно, по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оно может быть ограничено федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности Всеоб щей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, согласно которой каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности (часть I ст.29);

при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничени ям, какие установлены законом исключительно с целью обеспе чения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественно го порядка и общего благосостояния в демократическом общест ве (часть II ст.29). Аналогичное положение о допустимости огра ничения прав человека и гражданина предусмотрено также Меж дународным пактом об экономических, социальных и культур ных правах от 19 декабря 1966 года (ст. 4).

Изложенное положение (доктрина) в вышеуказанном Поста новлении Конституционного Суда РФ подтверждается многочис ленными примерами из истории: когда считалось, что зависимый от кого-либо в экономическом или налоговом плане человек яв ляется зависимым и в политическом отношении.

Так, Квинт Септимий Флорент Тертуллиан – один из вы дающихся христианских богословов (родился ок. 155 г. н.э.) – писал: «Как земля имеет менее цены, когда она обложена, так и человек, который платит поголовную подать, ибо для него это знак пленения». Гегель отмечал, что «первый вид свободы есть Постановление Конституционного Суда РФ от 17.12. № 20-П // Российская газета. – 1996. – № 247. – 26.12.1996.

тот, который мы узнаем как собственность»1. В начале XIX века И. Бентам – известный английский политолог и правовед – рас сматривал политическую свободу как средство достижения сво боды экономической.

Собственность – это не просто вещь, а отношение между людьми по поводу вещи. Чтобы вещь стала собственностью, нужно сообщество людей, между которыми возникают опреде ленные отношения в связи с вещью. Во все времена обладание собственностью ассоциировалась с политической свободой инди вида. Отсутствие собственности было признаком подчиненности или зависимости от кого-либо. Особенно ярко такая зависимость проявлялась в Средневековье, которое не знало государства с централизованной властью и монополией на власть. В тот период власть, в сущности, была распределена между множеством ее но сителей, между верховным сюзереном, феодалом, земельными общинами, сословиями. Вместе с тем государству придавалась универсальная значимость. Рабовладелец, феодал, сеньор, барон, дворянин, помещик осуществляли власть не только над вещами, но и над людьми в том смысле, что и те и другие считались его собственностью и они могли распоряжаться ими по своему ус мотрению. Как отмечал О. Бруннер, сословия представляли собой не просто социальные или экономические классы, противостоя щие государству как носителю суверенитета, а структуры, поли тически оформленные и осуществляющие политическую власть2.

В этом отношении весьма показателен пример России, где, как известно, вплоть до реформ Александра II в 60-х годах XIX в.

помещик, дворянин, князь с теми или иными оговорками счита лись собственниками не только материальных ценностей в преде лах своих владений, но и людей. В своих владениях они осущест вляли власть не только над вещами, но и над людьми, были носи телями и экономической, и политической власти. Наиболее за конченное выражение этот факт получил в институте крепостни чества. Даже в тех институтах Российской империи, где, каза лось, сам народ как бы определял форму жизнеустройства, поли тика и экономика были слиты в органическом единстве. Речь идет, например, об общине, которая осуществляла над своими Гегель Г. Соч. Т. 7. – С. 59.

Вrunnег О. Land und Herrshaft. Darmstadt. 1973. – P. 401.

членами как экономическую, так и политическую власть, широко используя при этом средства внеэкономического принуждения.

При таком положении дел не могла возникнуть даже сама мысль о возможности отделения политической власти от эконо мической власти. Более того, не могло быть и речи о гарантиро ванных государством неотчуждаемых правах и свободах лично сти вообще и свободе экономической деятельности в частности, составляющих краеугольный камень современного правового государства и рыночной экономики. Хозяин людей и вещей был одновременно носителем обеих этих властей. Преобладал тради ционный взгляд на общество как единый организм, в котором все классы, сословия и социальные группы зависят друг от друга и каждый человек занимает отведенное ему самим Провидением место в социально-классовой иерархической структуре общества.

Таким образом, о разделении государства и общества, а так же связанной с ним экономики можно говорить лишь с возникно вением национального правового государства и гражданского общества. В этом контексте суть перехода от феодализма к бур жуазному обществу и правовому государству как раз и состояла в том, что были ликвидированы всякого рода сословные, наследст венные и иные привилегии. В результате, все граждане государ ства вне зависимости от их имущественного и социального ста туса, а также национальной и конфессиональной принадлежности получили равные политические права1.

Множество вопросов о смысле понятия «налог» исторически порождало самые разные, порой взаимоисключающие ответы.

Так, французский философ Поль Анри Гольбах (1723–1789 гг.) в своих произведениях «О правителях», «О свободе» и «О полити ке вообще» весьма подробно рассматривал вопросы налогообло жения. Он писал: «Вопрос о налогах является одним из самых важных вопросов, которыми должна заниматься политика;

нало ги постоянно становятся причиной раздоров между государем и подданными. Руководители народов, занятые лишь удовлетворе нием собственных страстей или подчиняющиеся безрассудной алчности тех, кто дает им советы, считают, что достигли всего, как только им удается силой или хитростью захватить в свои ру Шамхалов Ф. Государство и экономика. Власть и бизнес. – 2-е изд., перераб. и допол. – М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2005. – С. 13.

ки большую часть богатств своих народов. Секрет управления, заключающийся в беспрестанном увеличении налогов, представ ляется большинству из них шедевром политической мудрости1.

Основу классических принципов или «золотых правил» на логообложения составляют принципы, сформулированные в на чале ХIХ века отечественным ученым Н.И. Тургеневым. Он на логи связывал с целью, которую ставит перед собой общество.

«Налоги – писал он – суть средства к достижению цели общества или государства, то есть той цели, которую люди себе предпола гают при соединении своем в общество или при составлении го сударств»2. Требование «уничтожить налоги» он приравнивал к «уничтожению самого общества». На протяжении всей работы у него проходит мысль о взаимоподчиненности идей о государст венных финансах и о необходимости «свободы». Он отмечал, что налоги служат признаком истинного благосостояния народов, основанного на законах «ненарушения и свободе гражданской».

И.М. Кулишер, М.И. Слуцкий, В.Н. Твердохлебов, Н.И. Тур генев, Л.В. Ходский и другие ученые начала XX века определяли налог как «принудительные сборы, которые государство взимает с граждан для удовлетворения своих денежных потребностей»3.

В фундаментальных трудах современных ученых – И.В. Гор ского, В.И. Гуреева, В.А. Кашина, В.Г. Панскова, Д.Г. Черника, Н.И. Химичевой и других, налог определяется практически оди наково: «Как одна из форм пополнения государственной казны».

Таким образом, налоги – это необходимое условие существо вания государства. Основные участники отношений – налогопла тельщики. Благодаря их взносам государственная машина полу чает «горючее», приводящее в движение весь механизм государ ственного управления. Уплата налогов в этом случае удовлетво ряет интересы всех членов общества. Поэтому обязанность пла См.: Зуйков И.С., Зуйкова Л.В. Философские аспекты истории на логообложения // Налоговый вестник. – 1997. – № 9–11.

Тургенев Н.И. Опыт теории налогов // У истоков финансового права. – М.: Статут, 1998. – С. 129. (Золотые страницы финансового права России. Т. 1).

Подробнее см.: Ходский Л.В. Основы государственного хозяйст ва: пособие по финансовой науке. – СПб.: Тип. Стасюлевича, 1901. – 568 с.

тить налоги имеет публично-правовой, а не частноправовой ха рактер.

Причины политизации налогов и налоговых отношений История свидетельствует, яркие примеры политизации нало га и налоговых отношений возникали в государствах, как прави ло, в период глубоких социальных и политических кризисов. Они разрешались в форме революций, восстаний, бунтов. Но возник новение и проявление революционной ситуации в названных формах это следствие, а не причина политизации налога и нало говых отношений1. Причина не действует в «чистом виде», но реализуется через многообразие других видов связи явлений, сумму которых именуют условиями, а условия – это вся совокуп ность факторов, обусловливающих возникновение интересующе го нас явления.

Проведенное исследование подтверждает, что причиной по литизации налогов и налоговых отношений было достижение с их помощью определенных целей в политической, экономиче ской, религиозной и иных сферах жизни. Примером политизации налога в религиозных целях стало установление в Европе в году особого налога на евреев («золотой жертвенный пфеннинг»), который они платили тысячу лет или налога на финансирование крестовых походов2.

По мнению ученых3, основной причиной французской рево люции 1789 года явился острейший финансовый кризис, который был обусловлен неравенством в налоговой сфере различных со словий французского общества (духовенство и дворянство имели наибольшее количество льгот по уплате налогов). Революцион ное руководство ввело равенство налогообложения, но одновре Причина и следствие – категории, отображающие одну из форм всеобщей связи и взаимодействия явлений. Под причиной понимается явление, действие которого вызывает, определяет, изменяет, производит или влечт за собой другое явление;

последнее называют следствием.

Подробнее см.: Все начиналось с десятины / пер. с нем.;

общ. ред.

и вступ. ст. Б.Е. Ланина. – М.: Прогресс, 1992. – 408 с.

Коротков С.Н. Финансовая политика французской революции: ха рактер и итоги // От старого порядка к революции. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. – С. 93–112.

менно наложило огромные займы и реквизиции на богатых граж дан, т.е. проводило классовое (политическое) налогообложение.

«Налоги – грозное оружие классовой борьбы»1. Аналогичную практику в налоговой сфере применили большевики после рево люционного переворота 1917 года. После прихода к власти они приняли Декрет Совета Народных Комиссаров от 24 ноября (по старому стилю) 1917 г. «О взимании прямых налогов», который имел четко выраженную политическую основу. Декрет установил налог на прирост прибылей с торговых и промышленных пред приятий и доходов от личных промыслов. Им предусматривались твердые сроки сдачи налога и санкции за просрочку платежей или уклонение от уплаты налогов – «вплоть до расстрела»2. Кро ме того, декретом ВЦИК и СНК от 30 октября 1918 года был вве ден единовременный чрезвычайный десятимиллиардный рево люционный налог, которым были обложены городская буржуазия и кулачество.

Основная цель политики налогов в этот период – это макси мальное ослабление материальных позиций буржуазии в городе и деревне, переложение на обеспеченные слои общества макси мальной тяжести налогообложения и параллельно – минимизация налоговых взносов с пролетариата, беднейшего крестьянства, на емных рабочих. Таким образом, решалась задача ликвидации буржуазии как класса посредством лишения его материальной основы власти. В условиях диктатуры пролетариата закончилась эпоха естественных качественных преобразований налогов и они превращаются в орудие политической борьбы.

В этот период финансовая система Советской республики формировалась с учетом концепции В. Ленина, высказанной им в 1919 году: «В области финансов РКП(б) будет проводить про грессивный подоходный и поимущественный налог во всех слу Фраза заимствована из книги: Брызгалин А.В., Берник В.Р., Го ловкин А.Н. Налоги. Люди. Время … или этот безграничный Мир Нало гов / под ред. А. В. Брызгалина. – Екатеринбург: Изд-во «Налоги и фи нансовое право», 2008. – С. 79.

Юткина Т.Ф. Налоговедение: от реформы к реформе. – М.:

ИНФРА-М, 1999. – С. 49.

чаях, когда к этому представляется возможность...»1. Иными сло вами, РКП(б)2 с помощью прогрессивного налогообложения, в первую очередь, боролась с зажиточными слоями населения как в городе, так и в деревне.

В выступлении на заседании ВЦИК IV созыва В.И. Ленин говорил: «Никакое налоговое обложение не сможет быть прове дено без принудительной силы... Нужна армия, построенная на иных началах, и только в этом случае мы сможем провести фи нансовую реформу»3.

Также он писал: «Налог – это то, что государство берет с на селения без всякого вознаграждения». Он также указывал на обя зательность уплаты налога: «Конечно, продналог не убеждением будет браться, его можно взять только принуждением, это и на зывается аппарат»4.

Отношение Советской власти в целом к налоговой системе в 1919–1920 гг. определялось такими словосочетаниями, как «бес смысленность денежных налогов», «помеха делу естественного отмирания денег и денежного оборота». Насколько в то время господствовала эта точка зрения, показывает резолюция Всерос сийского съезда финработников в мае 1919 г.: «Развитие и укреп ление натурального обложения в форме предоставления государ ству части продуктов труда в натуральном виде и в форме трудо вой повинности должно послужить основной целью советской налоговой политики, а в деле устранения денежного хозяйства – это одна из главных задач Советской власти»5.

Необходимо отметить, что политика усиления налогового давления в зависимости от величины доходов и капитала, при надлежащего налогоплательщику дела, решала в большей степе ни политические, чем экономические задачи. В сфере поимуще ственного обложения промышленного производства тяжесть на лога прогрессивно возрастала по мере роста размеров капитала. В Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н. Налоги. Люди. Время … или этот безграничный Мир Налогов / под ред. А.В. Брызгалина. – Екатеринбург: Изд-во «Налоги и финансовое право», 2008. – С. 79.

РКП(б) – Российская коммунистическая партия большевиков.

Юткина Т.Ф. Указ. соч. – С. 227.

Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 43. – С. 149, 339.

Могилевский С.А. Налоги СССР за 10 лет. – Казань, 1927. – С. 3.

итоге, всякое слияние капиталов, способствующее созданию эф фективных, конкурентоспособных производств, приводило к многократному yвeличeнию обложения.

На начало 20-х годов политика «военного коммунизма» с е продразверсткой вызывали у крестьянства острое недовольство существующим порядком вещей. Экономика весны 1921 г. пере росла в политику1. Необходимо было существенно изменить эко номическую платформу советской власти по отношению к кре стьянству. Такие перемены и призван был осуществить нэп. Кон кретные шаги по внедрению нэпа начались с весны 1921 года. В этот же период начали возрождаться и налоги. Однако их возро ждение происходило в специфических условиях. В 1922 г. по плану В.И. Ленина был осуществлен переход к единому нату ральному налогу, сбор которого осуществлялся с помощью чрез вычайных мер и приемов2. Например, приводим текст документа о том, как осуществляли сбор продналога в Сибири в 1922 году:

«Совершенно секретно. В целях усиления нажима и репрессий, ввиду угрожающего положения с продналоговой компанией в Славгородском уезде уездная оперативная тройка предлагает:

Впредь до сдачи полностью налога и других сборов, независи мо от выполнившей таковой части населения, не исключать из обя зательного нажимного метода на все село, всю волость, надо заста вить трепетать перед налоговым обязательством всех и вся до тех пор, пока вся волость не сдаст 100% не только одного налога, но и всех прочих налоговых сборов. Воинским частям, находящимся на продфронте, въезжая в волость, село, видеть в нем противника и к населению таковых применять все средства вооруженного нажима, кроме расстрела. (Обхват села, оцепление собраний, военное поло жение, принуждение вывозить под винтовкой, военный режим, на бег ночью и другие крупные меры, кроме телесного наказания).

Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 43. – С. 359.

В 1921 году был введн продовольственный налог (натуральный на лог, выплачиваемый крестьянскими хозяйствами с учтом климатических, географических и иных факторов). Продналог заменял собой продразврст ку, введнную в годы Гражданской войны в целях помощи ослабленным интервенцией и экономической разрухой городам и был ниже продразвр стки. Продовольственный налог вводился на табак, молоко, мясо, пушнину, мд, воск, лн, коноплю, пеньку, овс, пшеницу, кожи, птицу, рыбу и т.д.

Раз не платят налог, надо ввести в селе, волости военный ре жим, тюремный порядок, превратить село в квартал, район в ла герь со всеми тяжелыми последствиями, произвести поголовную опись имущества, опечатать все, в том числе и хлебопродукты, чем лишить права уничтожать хлеб даже себе в пищу, запретить, закрыть размол муки на мельницах, ввести полную голодовку.

Закрыть, лишить население права сбывать хлеб на сторону, не закрывая рынок, сделать так, чтобы крестьянин при наличии тор говли, под тяжестью нажима ни один фунт не выбрасывал в про дажу. Уоперпродтройки отв. секретарь укома РКП Алешин, пре дуисполкома Стунак, уполгубпродкома Зверев»1.

В этих условиях одной из активных форм самозащиты со сторо ны крестьян от коммунистического террора были вооруженные вос стания. Они прокатились практически по всей территории России.

В целом, в этот период времени в налоговой сфере проводи лась государственная политика, представлявшая собой набор приемов и методов политической борьбы за построение нового общества, которая была сведена к чрезвычайным мерам по наве дению революционного порядка.

Переход к нэпу обусловил возрождение налоговой системы, воспроизводившей в общих чертах налоговую систему дорево люционной России, но были введены «классовые налоги»: инди видуальное обложение кулацких хозяйств сельскохозяйственным налогом, налог на сверхприбыль и трудгужналог2. С помощью Документ был составлен не позднее 10 ноября 1922 г., когда с не го сняли копию в политуправлении сибирских войск Красной Армии и отправили в ЦК Российской коммунистической партии (большевиков).

Документ дается в сокращении. URL: http://www.erudition.ru/referat/ printref/id.48035_1.html (дата обращения: 11.01.2008).

Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1922 года предусматривал на казания за преступления против порядка налогообложения. Например, ст.83 предусматривала уголовную ответственность за агитацию и пропа ганду, заключающую призыв к совершению налоговых преступлений, ст. 84 – за изготовление, хранение с целью распространения и за распро странение литературных произведений, призывающих к совершению нало говых преступлений. Так, в 1921 году (начало НЭПа) за неуплату налогов было осуждено 26 тыс. человек (См.: Чернов С.Б. Теневая экономика.

(дата обращения:

URL:http://nauka.relis.ru/02/9804/02804091.htm 17.07.2007).

классовых налогов был создан непомерный налоговый гнет на кустарей, индивидуальных предпринимателей1 и российское кре стьянство, что привело в 30-х годах ХХ века к полной ликвида ции хозяйственной деятельности этих больших групп населения2.

В условиях тоталитарного режима в налоговых отношениях принято было видеть, прежде всего, администрирование, выра жение односторонней воли государства. В этих условиях налого плательщик находился в положении «второсортного» субъекта, а превалировали престиж и гипертрофированный интерес государ ства и государственного аппарата.

Учение о налогах, получившее официальное признание в со ветский период, можно охарактеризовать как этатистское (госу дарственническое). Этой теории присущ приоритет интересов государства. Потребностями государства объяснялись все про цессы, происходящие в налоговых отношениях. Правовое поло жение налогоплательщиков зависело от политики государства в этой сфере. Государство рассматривалось как монополист пуб личной власти, ничем не связанный в своем одностороннем воле изъявлении. Считалось, что в отношениях с гражданами государ ство выполняет мессианскую роль, выступает «благодетелем», выполняющим общественные функции в порядке одолжения подвластным.

К примеру, в этот период истории по многим составам уго ловных преступлений, в том числе и не представляющим боль шой общественной опасности (отказ от внесения налогов, убой собственного скота без разрешения властей и др.), была преду Так, в 1922 г. был введен квартирный налог, взимаемый в тврдых показателях с единицы жилой площади. Налог имел ярковыраженный классовый и дискриминационный характер. Если рабочий, служащий или студент отдавали за жилую площадь не более одного процента от своего заработка, то плата с предпринимателей была в несколько раз выше.

Трагедия советской деревни: докyменты и матеpиалы : в 5 т. Т. 2. / под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. – М., 2000. – С.123–126;

«Тянут с мужика последние жилы...»: налоговая политика в деревне (1928–1937 гг.): сб. документов и материалов / [сост. Н. Е.Глущенко и др.]. – М., 2007. – 638 с.;

Глава ІХ «Меры наказания» // Политическая юстиция в СССР / В.Н. Кудрявцев, А.И. Трусов. – СПб., 2002. – С. 310– 337.

смотрена конфискация всего имущества и другие неблагоприят ные последствия, как-то: объявление врагом трудящихся с лише нием гражданства, полное или частичное лишение прав;

удаление из Союза ССР на определенный срок;

запрещение проживать в тех или иных местностях и др. Важно отметить, при лишении подсудимого прав последний лишался не только политических прав, но и элементарных условий своего материального сущест вования, так как при полном лишении прав человеку не только запрещалось занимать те или иные должности, он лишался права на пенсию, на пособие по безработице, лишался и родительских прав1.

В налоговых отношениях превалировали обязанности граж дан над их правами, признавалась абсолютная свобода государст ва в определении круга прав, свобод и обязанностей граждан, от сутствие границ для вмешательства государства в жизнь индиви да. Высказывалось мнение, что «в тех пределах, в каких действия государства обосновываются исключительно целями общего блага, ему нельзя противопоставлять личность как равноправного субъекта права, здесь может идти речь только о правовом нормировании обя занностей»2. Финансово-правовое положение налогоплательщика определялось предписаниями исключительно обязывающими, кото рым адресат должен был подчиняться. Поэтому в этот период про цесс взимания государством с подданных налогов стал не экономи ческим, а политическим, основанным на крайних формах властного принуждения. Как отмечает ученый В.Г. Ледяев: «Власть можно определить как способность субъекта обеспечить подчинение объ екта в соответствии со своими намерениями»3.

Интересен подход советских ученых М.М. Агаркова, А.В. Ба чурина, М.И. Пискотина, Г.Л. Рабиновича, Н.Н. Ровинского, С.Д. Цыпкина и других к исследованию категории «налог», кото См.: Кузнецов И. Политические репрессии на Белоруси в ХХ ве ке // Исторический альманах. – Т. 7. – 2002. URL:

http://kamunikat.net.iig.pl/www/czasopisy/almanach/07/07kuzniecov.htm (дата обращения: 22.06.2007).

Зягряцков М.Д. Административная юстиция и право жалобы в теории и законодательстве. – М., 1994. – С. 76 (по изданию 1925 года).

Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ // Полис. – 2000. – № 1. – С. 106.

рые в своих работах доказывали имманентность налогов капита лизму, а не социализму. Другими словами, речь идет о полной политизации налогов как важнейшего государственного институ та. Экономическая мысль о налогах в советский период своди лась к констатации текущих событий, рекомендации вырабаты вались в соответствии с резолюциями партийных съездов, всеце ло определявших политику налогов в стране.

Принижение значения товарно-денежных отношений прак тически уничтожило созданную в дореволюционной России на логовую систему. По утверждению советских ученых, «социали стическая система хозяйствования обеспечивает государственно му бюджету принципиально иные источники доходов, чем сис тема капитализма. Налоги перестают здесь быть экономическим воплощением существования государства. Государство в услови ях социализма опирается на всю постоянно растущую в своем объеме социалистическую собственность и социалистическое производство, поэтому оно получает основную часть доходов от социалистического хозяйства... Рост доходов от социалистиче ского хозяйства позволяет проводить систематическое снижение налогов с населения в СССР... В противоположность этому ос новным источником буржуазных бюджетов служат налоги, при чем основную их массу составляют налоги с трудящихся»1.

Советские ученые в своих работах пытались доказать пре имущества происходящих идеологических преобразований в сис теме производственных отношений, трансформировали их эко номическое содержание в неприсущие им административно политические и идеологические формы. Во многом, в связи с этим, страна от разумной и цивилизованной политики налогов перешла к административным методам изъятия прибыли пред приятий и перераспределения финансовых ресурсов через бюд жет. На том этапе налоговая и финансовая политика шла в на правлении, прямо противоположном процессам общемирового развития. Была разработана система экономического принужде ния в сочетании с относительно неэффективной материальной заинтересованностью и установлением твердой заработной пла ты. Это, а также отсутствие самостоятельности у предприятий в Пискотин М.И. Советское бюджетное право. – М.: Юрид. литера тура, 1971. – С. 4–5.

решении финансовых вопросов, полная централизация денежных средств постепенно подводили страну к финансовому кризису.

Немецкий финансист А. Шеффле еще в XIX веке дал точную оценку высокой степени политизированности проблем налогооб ложения: «Прогресс и усовершенствования во всех областях че ловеческой жизни являются результатом борьбы идеальных и материальных интересов, и в податной области эта борьба ха рактеризуется особенно высокой степенью эгоизма, жестокости и классовой вражды. Она ведется между правительством и народ ными представителями в законодательных учреждениях, в свою очередь, между отдельными классами, сословиями, группами, в об ласти управления – между органами государства и уклоняющимися от уплаты налогов или контрабандистами. Это борьба за освобож дение или сохранение свободы от налога на стороне плательщика по отношению к государству, борьба за переложение или обратное пе реложение налога между самими плательщиками»1.

В этот же период истории Председатель Департамента госу дарственной экономии Государственного совета Российской им перии граф Н.С. Мордвинов в 1816 г. в докладе Александру I предупреждал императора: «Все известные революции последо вали от расстройства финансов и от уклонения правительства от мер к благовременному их исправлению»2.

Известный ученый, специалист по финансовому праву А. Ко зырин, приводит в своей книге современную практику использо вания налогов в политических целях: «При обсуждении в Поль ском парламенте проекта бюджета на I квартал 1992 года маршал Сейма предложил обложить специальным налогом бывших ком мунистов в порядке компенсации за несправедливое пользование в прошлом многочисленными льготами и привилегиями. Своеоб разная вытеснительная (рассчитанная на вынужденную эмигра цию палестинцев) налоговая политика осуществляется в Израиле, Кулишер М.И. Очерки финансовой науки. – Петроград, 1919. – С. 102.

Цит. по: Юровский В.Е. Кризисы финансовой системы Россий ской империи в XIX веке // Вопросы истории. – 2001. – № 2. – С. 32.

где необлагаемый минимум по подоходному налогу для еврея израильтянина почти в пять раз выше, чем для палестинца»1.

Политолог и публицист Владимир Васильев в своем исследо вании о налоговой революции республиканской администрации президента США Рональда Рейгана в 1981 году также отмечает, что: «…изменение налогового законодательства является сугубо политическим, а не экономическим процессом…». Далее, он пи шет: «Правление Рейгана показало, как велико значение полити ческой составляющей налоговой революции. Провозгласив поли тический лозунг снижения налогов, администрация Рейгана (да и Республиканская партия США в целом) оказалась заложницей созданного А. Лаффером экономического мифа: от курса на по следовательное снижение налогов она уже не могла отказаться – по сугубо политическим соображениям, ибо этот курс обеспечи вал голоса избирателей, следовательно, победу на выборах, в том числе и президентских»2.

Ярко политизированным действием в налоговой сфере явля ется сопротивление уплате налогов. Эти действия имеют место в случае, когда лицо сознательно отказывается платить налоги на том основании, что оно не поддерживает проводимую правитель ством политику (в целом или в какой-либо ее части). При этом данное лицо вовсе не отрицает саму налоговую обязанность и не подвергает сомнению правовой характер законов, устанавли вающих эту обязанность и ответственность за ее нарушение.

Сопротивление уплате налогов известно давно. Подтвержде ние этому следующие исторические примеры:

1) в 1627 г. англичанин Джон Гемден был заключен в тюрьму за отказ платить корабельный налог, введенный Карлом I. По пытка наказать других сопротивляющихся налогу привела к Гра жданской войне;

2) в середине XVIII в. американский квакер Джон Вулман и множество сподвижников отказались платить налог, введенный для покрытия расходов на войну против Франции;

Козырин А. Налоговое право зарубежных стран: вопросы теории и практики. – М.: Независимое издательство «Манускрипт», 1993. – С. 16.

См.: Васильев В. История двух революций // Отечественные за писки. – 2002. – № 4–5.

3) в 1948 г. в Чикаго проходила конференция «Укрепление дисциплины пацифистов-революционеров». В результате, была сформирован «Комитет по отказу от налогов». Это случай можно считать первым организованным движением против уплаты на логов в США;

4) в 1968 г. в Великобритании состоялось рассмотрение дела о неуплате налогов, получившее название Cheney v. Conn1. Одной из причин, по которым подсудимый отказался платить налоги, было то, что «уплаченные им средства пошли бы на производство (разработку) ядерного оружия в нарушение Женевской конвен ции». Все доводы подсудимого в свою защиту были отклонены.

5) в 1988 г. палестинский город Бейт-Сахур проводил серьез ную кампанию против налогов, собираемых государством Израиль2.

6) 8 января 2003 года тысячи граждан Венесуэлы прошли маршем по столице страны Каракасу к зданию налоговой ин спекции. Эта демонстрация является первым этапом так называе мого «налогового бунта», который стал частью кампании за от странение от власти президента Уго Чавеса. Митингующие разо рвали свои налоговые декларации и призвали частных лиц и ком пании прекратить уплату налогов, тем самым лишив финансиро вания правительство, которое они считают коррумпированным и безнравственным3.

Но крайней формой политизации налоговых отношений в ис тории являются ситуации, когда непомерное налоговое бремя или непродуманная политика налогов приводили к радикальным по литическим реформам. Так, по словам Н.И. Тургенева: «Налоги, или, определительнее сказать, дурные системы налогов, были одною из причин, как видно из истории, что нидерландцы сдела лись независимыми от Испании, швейцарцы от Австрии, фрис ландцы от Дании и, наконец, козаки от Польши. На возмущение се Cheney v. Conn [1968] All ER 779. (Женевская Конвенция).

См.: Елинский А.В. Из опыта Великобритании и США по разгра ничению законной и незаконной минимизации налогов.

URL:http://allpravo.ru/library/doc3938p0/instrum5772/item5773. html (дата обращения 29.05.2006).

В Венесуэле начался налоговый бунт // URL:

htth://news.bbc.co.uk/hi/russians/ news/newsid 2637000/2637615.stm (дата обращения 02.02. 2006).

вероамериканских колоний против Англии дурная система финан сового управления относительно иностранной торговли имела ре шительное влияние. Нельзя также оспаривать, что неискусное соби рание денег с народа подало повод к лютеровой реформации»1.

Американский исследователь Чарльз Адамс писал: «…в Анг лии монархия была свергнута, король обезглавлен, нация прошла через страдания гражданской войны, в целом вызванной налога ми2. Под ударами шести налоговых бунтов развалилась Великая Испанская империя. Голландия вошла в период глубокого упадка из-за чрезмерных налогов. Во Франции налоговые бунты были повсюду. Они были жестокими и кровавыми. Возможно, Фран ции было хуже всех, в связи с ее полувоенной политикой выби вания налоговых платежей и наказанием несогласных»3.


Как уже указывалось выше, одной из главных предпосылок Французской революции 1789 года явился острейший финансо вый кризис Старого порядка, который, в свою очередь, во многом был обусловлен неравенством в налоговой сфере различных со словий французского общества (духовенство и дворянство имело наибольшее количество льгот по уплате налогов). Начавшаяся революция не смогла решить сразу все финансовые проблемы, напротив, финансовый кризис усилился. Страна требовала нало говой и финансовой (бюджетной) реформ. Революционное руко водство ввело равенство налогообложения, но одновременно проводило масштабные принудительные займы и реквизиции, т.е.

политическое налогообложение4.

Тургенев Н.И. Опыт теории налогов // У истоков финансового права. – М.: Статут, 1998. – С. 244. (Золотые страницы финансового права России. Т. 1).

От автора – «Король Карл I решил своей волей распространить корабельный налог, который со средних веков платили прибрежные графства Англии, на все графства. В 1637 году было собрано 90% за планированной суммы, а в 1639 году всего 20%. Люди просто отказа лись платить - дело кончилось гражданской войной и казнью короля».

См.: Адамс Ч. Слово просвещения о налогах // К добру и злу.

1993.URL: http://www.jerusalem-korczak-home.com/np/nal/np139.html (да та обращения: 12.06. 2007).

Коротков С.Н. Финансовая политика Французской революции :

характер и итоги // От старого порядка к революции. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. – С. 93–112.

Лидер «бешеных» Жак Ру 9 марта 1793 г. в секции Гравилье Генеральных штатов выдвинул предложение «займа у богатых».

Осенью 1793 г. в Национальном собрании комиссар секции Монблан А. Марешаль говорил: «В нашей секции имеются бога тые и подозрительные, мы арестуем их и, если нужно, обложим революционным налогом в 100 000 экю». Таким образом, именно революционное творчество французского народа привело к жиз ни идею чрезвычайного займа1.

В департаменте Эро, снаряжая весной 1793 г. по требованию комиссара Конвента 5 тыс. человек, революционеры предприняли по собственной инициативе реализацию принудительного займа в 5 млн ливров среди имущего населения, «уклоняющегося от ак тивной поддержки революции». Эта идея увлекла левое крыло Конвента. Ж.П. Марат призывал «давить, выжимать губку». 7 мая 1793 г. местная администрация получила инструкцию проводить на местах принудительные займы. С этого времени чрезвычайные обложения и реквизиции стали неотъемлемой частью политиче ской практики Французской революции.

Крупнейшей операцией среди принудительных обложений явился чрезвычайный зам (налог с богатых) 1793 г. Он выделя ется тем, что был общенациональным, а не местным, кроме того, он должен был принести в казну огромную сумму в 1 млрд лив ров. Решение о проведении займа было принято под давлением Парижской коммуны. Жозеф Камбон согласился с тем, что налог нужен и он должен взиматься с врагов Республики, эгоистов и людей, равнодушных к революции2.

Кроме того, борьба североамериканских колоний Великобри тании за независимость (1775–1783), результатом которой стало образование Соединенных Штатов Америки, также была «во многом обусловлена принятием английским парламентом закона Созванные в 1793 г. Генеральные штаты провозгласили себя 17 июня 1793 г. Национальным собранием.

В 1791 г. Жозеф Камбон был назначен главой комитета финансов Конвента и фактически стал руководителем и управителем французских финансов. См.: Коротков С.Н. Буржуа-Монтаньяр в революции: взгляды и деятельность Жозефа Камбона;

Политические деятели античности, средневековья и нового времени. Индивидуальные и социально типические черты: межвуз. сб. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. – С. 73–79.

о гербовом сборе (1763 год), который затрагивал интересы почти каждого жителя колоний, так как налогами облагалась вся ком мерческая деятельность, судебная документация, периодические издания и т.д. Начало непосредственных военных действий вос ставших историки относят к эпизоду так называемого Бостонско го чаепития (1773 год), когда английское правительство предос тавило Ост-Индской компании право беспошлинного ввоза чая в североамериканские колонии. Таможенные льготы фактически поставили эту компанию вне конкуренции и нанесли серьезный удар по позициям местных торговцев. В декабре 1773 года группа колонистов проникла на прибывшие в Бостонский порт англий ские корабли и выбросила в море большую партию чая, что обо стрило конфликт между метрополией и колониями»1.

Еще один яркий пример из истории США: по предложению министра финансов США Александера Гамильтона в 1791 году американский конгресс ввел акциз на виски, полагая, что потре бители этого популярного напитка вполне способны заплатить за свое пристрастие. Американцы, которые вели на границах боевые действия с индейцами, сочли это ущемлением своих прав – каж дый из них гнал виски, и этот напиток являлся для них единст венной ходовой валютой. Они не понимали, почему вообще должны платить налоги, полагая, что уже расплатились с роди ной своей войной с индейцами. Восстания против акциза на вис ки продолжались до 1794 года. В июле этого года власти попыта лись судить 60 наиболее видных неплательщиков акцизов в Фи ладельфии. Толпа отбила неплательщиков и сожгла дом главы американской налоговой службы. Возникла угроза распада США – губернатор Пенсильвании Миффлин отказался предоста вить войска для борьбы с неплательщиками по требованию Га мильтона. Федеральные власти обвинили Миффлина в измене и заставили его подчиниться требованию. Были вызваны войска также из Мэриленда, Виргинии и Нью-Джерси, и против вос ставших изготовителей виски была направлена армия в 12 900 человек под командованием генерала Генри Ли (эта армия превосходила по численности армию, которой командовал Налоги и налоговое право / под ред. А.В.Брызгалина. – М.: «Ана литика-Пресс», 1998. – С. 20–21.

Джордж Вашингтон во время войны за независимость) – мятеж был подавлен1.

Другим заметным примером политизации налогов в религи озных целях было установление специальных налогов на евреев.

История евреев в христианской Западной Европе – это во все времена история еврейского меньшинства и стоящего над ним нееврейского большинства в сложном переплетении их взаимо отношений друг с другом. Решающим фактором в длительной перспективе всегда было противоречие между христианством и иудейством, иными словами, различия в религии2.

Еще в первом веке новой эры император Веспасиан ввел на лог на проживающих в Римской империи евреев. В средневеко вой Европе именно налог на евреев служил главным источником доходов королевской власти, так как в праве повышать налоги на христианских подданных короли были ограничены. В 1210 году английский король Иоанн Безземельный решил взять с евреев грандиозную сумму 44 тыс. и для ее сбора прибег к массовым арестам евреев. Например, Иоанн потребовал от богатого еврея Авраама из Бристоля 6666, а когда тот отказался платить, прика зал вырывать у него по одному зубу в день. После седьмого зуба Авраам заплатил, а потом покончил жизнь самоубийством.

Однако в большинстве случаев евреи платили добровольно – король даже собирал специальный еврейский парламент для об суждения суммы налогов. Кроме разовых платежей существовали и регулярные налоги. Именно королю отходило все имущество умерших евреев (в отдельных случаях монарх довольствовался третью стоимости этого имущества). Наконец, король брал день ги за особые привилегии. В 1215 году папа Иннокентий III объя вил, что в христианских землях евреи обязаны носить на одежде специальные знаки отличия. Английский король за деньги осво бождал целые еврейские общины от этой обязанности. В других европейских странах с евреев также брались многочисленные налоги – подушный налог, налог на имущество, а также взимали Минаев С. Из истории налоготворчества // Власть. – 2007. – № (728) Сухи Б. От «золотого жертвенного пфеннинга» к «поимуществен ному налогу на евреев» // Все начиналось с десятины / пер. с нем.;

общ.

ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина. – М.: Прогресс, 1992. – С. 179–200.

разовые платежи с еврейской общины каждый раз, когда это хоте лось королю. Евреи должны были платить специальные налоги на брак, похороны, кошерную пищу. Они должны были оплачивать коронации христианских монархов, содержание военно-морских сил (в Испании они покупали якоря для каждого построенного ко рабля) и даже цирковые представления (артистам платили из еврей ских денег). Имелись специальные налоги для евреев за проезд по дорогам и мостам, а также за вход и выход с рыночной площади1.

ХХ век не принес евреям в просвещенной Европе налогового облегчения. Так, на территории, на которую распространился су веренитет Германского рейха, на евреев было распространено действие чрезвычайных законов «еврейского права». Налоги на евреев – эти средневековые искупительные взносы и штрафные санкции – были воссозданы, сформулированы и введены в дейст вие со всей педантичностью и бюрократическим усердием недоб росовестных и циничных политиков, а также высших и низших чиновников, ревностных исполнителей распоряжений. В великом множестве законов, постановлений, указов, распоряжений и ин струкций проявляется потрясающим образом программа нацио нал-социалистов – ограбление и уничтожение евреев. Тот метод конфискации, ограбления, изгнания и уничтожения, который при случае использовался в средние века, здесь превратился в систе му, предписанную и узаконенную государством.


В Германии в «Первом законе об изменении закона о налогах на граждан» от 31 октября 1938 года устанавливается, что для евреев скидки с налога за детей не предоставляются. Через три дня после состоявшегося 9 ноября 1938 года с санкции государ ства погрома (так называемой хрустальной ночи)2 на свет появи лось «Постановление об искупительных платежах евреев герман ского подданства». В нем говорится, что враждебному отноше нию еврейства к немецкому народу и рейху, которому не чужда практика трусливых убийств, необходимо давать решительный отпор. Оно требует сурового возмездия. На основе «Постановле Минаев С. Из истории налоготворчества // Власть. – 2007. – № (728).

Хрустальная ночь – погром в ночь на 9 ноября 1938 года, по служивший началом массового уничтожения евреев в фашистской Гер мании – от автора.

ния о выполнении четырехлетнего плана» от 18 октября 1936 го да предписывалось следующее:

§ 1. Евреи германского подданства облагаются контрибуцией в размере 1 000 000 000 (1 млрд) рейхсмарок в пользу германско го рейха.

§ 2. Исполнительные распоряжения издает рейхс-министр фи нансов по согласованию с соответствующими рейхсминистрами.

«Исполнительное распоряжение к постановлению об искупи тельных платежах евреев» от 21 ноября 1938 года гласило, что искупительные платежи (это слово, видимо, чересчур откровенно раскрывало атавизм идеологов) отныне надлежит именовать «ра зовым налогом на имущество евреев». 17 февраля 1939 года был принят закон «Об изменении закона о подоходном налоге». На логовые льготы для многодетных еврейских семей отменялись.

Все евреи должны были облагаться налогом по максимальным ставкам. 17 апреля 1939 года было издано «Распоряжение мини стра финансов о домашнем имуществе при переезде на новую квартиру». В том случае, если вообще разрешалось брать с собой домашнее имущество, предстояло внести в Гольддисконтбанк 100% стоимости забираемых вещей. «Второе исполнительное распоряже ние к постановлению об искупительных платежах евреев» от 19 ок тября 1939 года предусматривало увеличение суммы искупитель ных платежей на четверть миллиарда рейхсмарок, причем послед ний платеж нужно было осуществить до 15 ноября 1939 года.

Оставляя в стороне религиозный аспект истории евреев, можно сказать, что их экономическая и политическая история – это непрекращающийся процесс, в котором одна война против жестокого налогообложения сменяла другую. История налогов на евреев в европейских государствах насчитывает более 1000 лет и заканчивается конфискационными налогами Гитлера, которые он возложил на них в качестве первого шага к окончательному ре шению «еврейского вопроса». Специальные налоги на евреев полностью уничтожили их влияние в Германии еще до того, как начали использоваться концентрационные лагеря1.

См.: Адамс Ч. Налоги в истории евреев // К добру и злу. URL: http://www.jerusalem-korczak-home.com/np/nal/np139a.html#4# (дата обращения: 12.06. 2007).

История показывает, каким трудным, тягостным процессом было завоевание и сохранение свободы и, следовательно, налого вого равноправия людей, в нашем случае – налогового равнопра вия еврейского меньшинства в Европе. Уникальность этой нации состоит в том, что евреи создали единственную дохристианскую культуру, сохранившуюся до наших дней1.

Таким образом, считаем, что налогообложение – это сложная политическая и экономико-правовая система. Эта сложность пре допределена не только природой, внутренним предназначением входящих в эту систему властных распределительных и перерас пределительных отношений. Это придает налоговой системе про тиворечивый и политически неоднозначный характер.

Особенность налоговых отношений состоит в тесном пере плетении в них публичного и частного интересов, в высокой доле экономико-финансовых параметров, реализации их как управ ленческой функции государства, зависимости их от состояния всей финансово-экономической системы государства и ее места в мировом хозяйстве2. Буржуазные революции в странах Запада окончательно утвердили прямую взаимосвязь налогов с государ ственной властью: активная экономическая система не только основана на необходимых законах, но и закреплена конституция ми. В них, в частности, говорится, что налоги вводятся только государством или его политическими подразделениями.

Природой налоговых отношений обусловлен метод их регу лирования – метод властных предписаний3. Он выражается в том, что права и обязанности участников налоговых отношений опре деляются законами и другими актами государственных органов.

Стержнем налоговых отношений являются отношения по взима нию налогов – это самые массовые и самые конфликтные право отношения, поскольку обязанность платить законно установлен ные налоги и сборы является всеобщей4.

См.: Глава «Будущность еврейского народа» // Буржуа / пер. с нем. В.

Зомбард. – М.: Наука. – С. 308–340. (Сер. «Социологическое наследие»).

Петрова Г. В. Проблемы развития теории и практики правового регулирования налогообложения // Законодательство России в XXI ве ке. – М.: Юристь, 2003. – С. 96.

См.: Титов А.С. Теоретико-правовые основы налогового админи стрирования в РФ: автореф. дис....д-ра юрид. наук. – М., 2007.

Подробнее см.: Петрова Г. В. Налоговые отношения: теория и практика правового регулирования: дис…д-ра юрид. наук. – М., 2003.

Конфликтность и применение насилия (иногда в литературе применяют термин «политическое насилие») – важная особен ность налоговых отношений, характеризующих их политизацию.

Известно, что налоговые конфликты являются частью соци альных конфликтов в обществе, которые в своем развитии часто перерастают в политические.

Социальные конфликты большинство политологов связыва ют, прежде всего, с противоречиями, складывающимися в сфере материального производства. Последние нередко разрешаются путем революций, принимая вместе с тем различные побочные формы – как совокупность коллизий, как коллизии между раз личными классами, как противоречия сознания, идейная борьба, политическая борьба и т.д.1.

Как отмечает известный американский политолог С.Ф. Хан тингтон, при полном отсутствии социальных конфликтов нет по литики, а при полном отсутствии социального консенсуса, обще ственной гармонии невозможны политические институты2.

Для любого общества характерно неравенство социальных позиций, занимаемых людьми по отношению к распределению власти. Именно это вызывает различия их интересов и устремле ний, что и вызывает взаимные трения, антагонизмы, а как резуль тат – структурные изменения самого общества. Из этого, Р. Да рендорф обосновывает позитивную функцию конфликта. Более того, субъекты общественной жизни не должны бояться кон фликта, сам же конфликт должен разрешаться, так как не разре шнный, а подавленный конфликт – опаснейшая злокачественная опухоль в теле общественного организма. «Вся общественная жизнь – утверждал Р. Дарендорф – является конфликтом, по скольку она изменчива. В человеческих обществах не существует постоянства, поскольку нет в них ничего устойчивого. Поэтому именно в конфликте находится творческое ядро всяких сооб См.: Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Избр. соч.: в 9 т.

Т. 1. 2 М.: Политиздат, 1985.

– Комоцкая В.Д., Тихомирова Е.Б. Поколение 50-х в американской политологии: С.Ф. Хантингтон // Социально-политические науки. – 1991. – № 9. – С. 59.

ществ и возможность свободы, а также вызов рациональному ов ладению и контролю над социальными проблемами»1.

Предметом социально-политического конфликта могут быть практически любые явления и процессы жизнедеятельности в зави симости от сферы их проявления, а также любые субъекты общест венной жизни. Например, в сфере экономики, социальный конфликт может быть вызван высокими налогами или пошлинами.

Предметом же политического конфликта всегда является власть. В своей предметной деятельности люди обращены к миру вещей, который они перерабатывают, комбинируют, преобразуют.

Находясь в контакте как члены группы, люди строят систему взаи моотношений и взаимовлияний, а она, в свою очередь, превращает ся в пирамиду уровней управления. Вершина этой пирамиды и яв ляется политической властью. Власти неоткуда взяться, кроме как из недр социальной жизни, в конце концов, политический уровень бытия можно даже считать уровнем социального взаимодействия»2.

По образному выражению известного американского социо лога Т. Парсонса, власть в политике имеет такое же значение, как деньги в экономике3.

Как показывает история, последствием социально политических конфликтов является политическое насилие, в том числе и в налоговой сфере. Насилие, проложившее дорогу к вла сти определенной группе людей, всегда ведет к более или менее длительному периоду несвободы, террора, преследований4.

Цит. по: Политология: курс лекций / под ред. М.Н. Марченко. – М.: Изд-во «Зерцало», 1999. – С. 380.

Конфликтология / под ред. А.С. Кармина. – СПб.: Изд-во «Лань», 1999. – С. 212.

См.: Парсонс Т. Общетеоретические проблемы социологии // Со циология сегодня. Проблемы и перспективы: сб. статей. – М., 1965.

Подробнее см.: Капустин Б.Г. К понятию политического насилия // Полис. – 2003. – № 6;

Дмитриев А.В., Залысин И.Ю. Насилие: социо политический анализ. – М., 2000;

Вовченко С.А., Зайцев М. Власть, сила и политическое насилие: консервативная и либерально-демократическая трактовки: сб. науч. ст. / под ред. К.М. Никонова, В.Л. Лившица. – Волго град : Перемена, 1993;

Пиджаков А.Ю. Сущность и разновидности полити ческого насилия. URL:http:// www.portalus.ru/modules/ philoso phy/rus_readme.php (дата обращения: 20.04.2009).

Так, А.И. Кугай пишет, что «политическое насилие – это по давление или принудительное ограничение свободы воли соци ального субъекта, обусловленное действиями социальных сил:

стремящихся к политической власти, ее осуществляющих, ут верждающих определенный социально-политический идеал»1.

С близких позиций анализирует политическое насилие И.М. Липатов: «Политическое насилие есть идеологически обу словленная и материально обеспеченная деятельность классов, наций, социальных групп и реализующих их цели социальных ин ститутов, направленная на применение средств принуждения, с це лью завоевания, удержания, использования государственной власти, достижения политического господства на международной арене, управления социальными процессами в классовых интересах»2.

М. Вебер определяет рамки политики государством и полага ет, что «главное средство политики – насилие»3, а легитимное право на насилие есть только у государства. Важно и то, что по литика и политические отношения для Вебера не существуют вне власти. «Политика означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между го сударствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает»4. Он употреблял термины «наси лие» и «физическое насилие» как синонимы, рассматривая сред ства политической власти5.

С учетом вышесказанного, считаем, что: «Политическое на силие – это совокупность способов физического принуждения, используемых одними субъектами для подавления воли иных субъектов с целью овладения различными видами власти, а также ее защиты».

Могут ли налоги стать причиной социально-политических кон фликтов? Ответ однозначный – да, так как ни одно государство не Цит. по: Кугай А.И. Природа политического насилия и его роль в со временном мире: автореф. дис.... канд. филос. наук. – М., 1993. – С. 13.

Цит. по: Липатов И.М. Сущность и основные формы политиче ского насилия в современных условиях (философско-социологический анализ): автореф. дис.... канд. филос. наук. – М., 1989. – С. 10.

Вебер М. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – С. 697.

Вебер М. Указ. соч.

Там же. – С. 645–646.

может существовать без взимания налогов, а они – один из призна ков государства. Тесная взаимосвязь и взаимообусловленность обя зательных платежей и государства придают налогу комплексное содержание. В основе налогов лежат экономические и юридические понятия, соотношение которых зависит от политических процессов, происходящих в государстве. Любая концепция налога неизбежно приводит к определенным политическим шагам и выработке опре деленной тактики в политической и социальной сферах. Налог не посредственно влияет на политический порядок, но он испытывает и обратное воздействие политической среды, так как налоговая сис тема (при установлении и формировании) не может от нее абстраги роваться.

Поэтому в любую систему налогообложения изначально за ложен конфликт и социальный (необходимость отдать часть сво его дохода государству), и политический (право государства применить силу при взимании налогов)1.

Один из центральных вопросов большинства политических конфликтов в налоговой сфере: кто и каким образом распоряжа ется ими? Борьба за обладание собранными налогами детермини рует конфликтные взаимоотношения между правящей элитой и контрэлитой, различными политическими партиями или группи ровками, представляющими интересы определенных сил и веду щими борьбу за перераспределение собственности, национально го достояния, государственного бюджета и т.д.

Другими словами, речь идет, как правило, о силовом пере распределении собранных налогов посредством политических средств, которые включают в себя и политическое насилие.

Известно, что политической целью государства в налоговой сфере является обеспечение его функций, которые, по существу, определяют вообще смысл существования государства. Со вре менем процесс взимания государством налогов стал не экономи ческим, а политическим (так как определял право одного, силь Политическая сфера, опирающаяся на властные отношения – гос подство одних и подчинение других, преобладание интересов одних над интересами других – и находящаяся в непрерывном и зачастую проти воречивом развитии (модернизации), нест в себе «гены» конфликта, а значит, является социальной областью не только постоянной, но и по вышенной конфликтности.

ного, на часть имущества другого, более слабого) и, в конечном счете, определял фактор власти в данном обществе и на данной территории. Другими словами, уплата налога определяла степень свободы лица, так как во все времена считалось, что свободным человеком может быть только тот, кто владеет собственностью, а налоги покушались именно на нее.

Считаем, что основой категориальности налога в политоло гии является государство, которое, будучи наиболее важным ин ститутом политической системы, обеспечивает реализацию кон кретных интересов (классовых, общечеловеческих, религиозных, национальных и т.п.) в пределах определенной территории.

В нашем случае, научное исследование сущности налогов показывает, что эта часть жизни людей (уплата налогов) является одной из самых напряженных взаимоотношений между государ ством и гражданином и что на определенном этапе своего разви тия налоги можно рассматривать как политическую категорию.

Таким образом, налог, с одной стороны, является политиче ской категорией, с другой, в системе иных категорий, участвует в формировании таких основополагающих категорий политической науки, как политическая власть, субъекты политики, политиче ская жизнь общества, политический процесс и т.д.

В итоге, автором сделан вывод, что налог как политическая категория – это сложный конструкционный элемент, включаю щий в себя комплекс базовых знаний о роли налогов как матери альной основы существования любой политической власти и го сударства в целом.

На практике сущность политической категории «налог» в большей или меньшей степени является зеркальным отражением существующего политического устройства государства, несет на себе печать политических установок верховной власти, испытывает (в одних случаях сильное, а в других – менее сильное) влияние со стороны политизированной части общества (политических партий, профсоюзов, лоббистских группировок).

1.4. Принципы налогообложения и политические подходы к идее справедливости в налогообложении Нравственная категория справедливости как понятие о долж ном, как соответствие между деянием и воздаянием является ос новополагающей идеей, на которой строится любая правовая сис тема. В то же время принцип справедливости, несмотря на ожес точенные споры по поводу его сути и содержания, вот уже в те чение двухсот лет является главным ориентиром любой цивили зованной системы налогообложения. Проблема справедливости в налогообложении – это проблема в первую очередь политическо го характера. В 1887 году ученый М. Алексеенко отмечал, что при формировании налогов люди стремятся к «справедливости», но «человеческая справедливость» относительна и зависит от со циально-политического устройства1.

К примеру, идея налоговой справедливости в ряде стран по лучила законодательное, а зачастую и конституционное закреп ление. Так, в Конституции Лихтенштейна предусмотрено, что государство предусматривает справедливое налогообложение, освобождая от налогообложения минимум для существования и облагая более высокими ставками более крупные доходы и иму щества. В некоторых случаях категория справедливости закреп лялась непосредственно в названиях самих налоговых законов.

Например, финансовые реформы Рональда Рейгана в 1982 году в США начинались именно с Закона о справедливом налогообло жении и фискальной ответственности.

Так, В.Д. Зорькин2 в своем выступлении 16 января 2006 года на конференции «VIII Диалог российского и германского право судия» отметил, что: «Еще 15 лет назад мало кто в нашей стране имел системное представление о налогах и их значении для госу дарства и общества, основанных на принципах господства пра ва». Также он напомнил, что «рамочное и бессистемное регули рование налоговых отношений в законах о налогах, принятых в начале 90-х годов XX века, привело к необходимости выявления принципов налогообложения и их закрепления в современном законодательстве»3.

Известно, что правовые позиции Конституционного Суда России, выработанные на основе интерпретации конституцион ных норм и содержащиеся в его постановлениях 1996–1998 го Алексеенко М.М. Взгляд на развитие учения о налоге. – Харьков, 1870. – С. 25.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации.

См.: Сайт Конституционного Суда РФ. URL: www.ksrf.ru дов, были учтены при разработке части первой Налогового ко декса Российской Федерации1.

Политическую справедливость в налогообложении можно выявить через ее принципы2. Рассмотрим некоторые из них.

Принцип справедливости налогообложения Налоговое право тесно связано с идеей правового государст ва. Понятие и содержание налогового права не мыслятся в отрыве от двух основных идей: идеи неприкосновенности личности и идеи неприкосновенности частной собственности.

Например, Адам Смит считал, что принципу справедливости соответствует пропорциональное налогообложение, когда лица с разными доходами вносят в бюджет одинаковую долю своих до ходов.

По мнению экономиста Н.И. Тургенева: «Налоги должны быть распределяемы между всеми гражданами в одинаковой со размерности;

пожертвования каждого на пользу общую должны соответствовать силам его, т.е. его доходу»3. Далее он пишет:

«…правительство обязано стараться отклонять, сколько воз можно, тяжесть налога от простого народа». Он считает крайне несправедливым, когда целые классы – как духовенство и дво рянство, особенно во Франции – были освобождены от уплаты налога. «Налоги должны быть распределяемы между всеми граж данами в одинаковой соразмерности, пожертвования каждого на общую пользу должны соответствовать его доходу»4.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.