авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса С.Г. ВЕРЕЩАГИН ...»

-- [ Страница 3 ] --

В настоящее время принцип справедливости значительно трансформировался под влиянием изменившихся экономических, Русяев Н.А. Правовое регулирование налогового права в актах Конституционного Суда РФ // Налоги и налогообложение. – 2006. – № 3. – С. 49–57.

Принципы (от лат. principium – основа, первоначало) – это осно вополагающие и руководящие идеи, ведущие положения, определяю щие начала чего-либо. Применительно к налогообложению принципами следует считать базовые идеи и положения, существующие в налоговой сфере. См.: Налоги и налоговое право / под ред. А.В. Брызгалина. – М.:

«Аналитика-Пресс», 1997. – С. 66.

Тургенев Н.И. Опыт теории налогов // У истоков финансового права. – М.: Статут, 1998. – С. 134. (Золотые страницы финансового права России. Т. 1).

Там же.

политических и социальных условий. Он приобрел два аспекта:

«справедливость по горизонтали» и «справедливость по вертикали».

Исходя из более широкого принципа равенства, одинаковые факты должны получать единую оценку. Поэтому лица, находя щиеся в равном положении и получившие одинаковый налогооб лагаемый доход, должны уплачивать налог по единым ставкам. В этом суть «справедливости по горизонтали».

Те же, кто располагает разными материальными возможно стями, должны отчуждать в виде налогов разные доли своих до ходов. Поэтому к более высоким доходам должны применяться повышенные ставки налога. Это направлено на перераспределе ние доходов. Так понимается «справедливость по вертикали».

Известные американские политологи Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. отмечают, что: «Налоговая политика направле на на достижение множества разнообразный целей, которые иногда могут входить друг с другом в противоречие. С одной стороны, го сударство для финансирования различных нужд стремится собрать со своих граждан максимальное количество налогов. С другой сто роны, оно не хочет резать курицу, несущую золотые яйца. Чем вы ше налогообложение, тем меньше у граждан стимулов к работе, а если налоговое бремя становится невыносимым, у них может воз никнуть стремление покинуть страну. В налоговой политике следу ет также соблюдать равновесие между эффективностью и справед ливостью. Эффективность означает извлечение максимально воз можной налоговой прибыли при минимальной стоимости продук ции. Справедливость предполагает такой порядок налогообложения, при котором никто не несет чрезмерное налоговое бремя. В боль шинстве стран налоговая система призвана перераспределять богат ство в пользу менее имущих. Поэтому подоходный налог высчиты вается, как травило, по прогрессивной шкале, т.е. процент налогооб ложения зависит от величины дохода. Здесь, однако, возникает опасность того, что чрезмерно высокие ставки подоходного налога отобьют у людей желание работать и зарабатывать и, пагубно ска завшись на формировании капитала, окажутся неэффективными1.

Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная поли тология сегодня : мировой обзор: учеб. пособие / пер. с англ. А.С. Бо гдановского, Л.А. Галкиной;

под ред. М.В.Ильина, А.Ю. Мельвиля. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 243.

Принцип справедливости никогда не утратит своей актуаль ности и не будет полностью исследован, поскольку он имеет чрезвычайно подвижное содержание, изменяющееся вслед за ус ловиями жизни общества. «Трудно найти другое такое понятие, к которому законодатели столь часто прибегали на словах и, кото рое так часто оказывалось ущемленным на практике, как спра ведливость. Пожалуй, справедливость можно назвать «синей птицей» юриспруденции: она так же желанна и так же неуловима.

Справедливость давно уже признана основным принципом зако нодательства, но вряд ли сейчас можно найти страну, где могут, не кривя душой, признать, что у них этот принцип нигде не оста ется затушеванным. В полной мере это относится и к налоговому праву. Не только в России, но даже в странах благополучной Ев ропы граждане очень редко бывают довольны своей налоговой системой, причем в качестве основного ее недостатка чаще всего указывается именно ее несправедливость»1.

Рассматривая проблему политико-правовой справедливости, необходимо отметить, что современное налоговое законодатель ство не дает ответа на вопрос о соразмерности налогов2. В этой связи представляется неслучайным, что в условиях подобного правового вакуума свое первое налоговое дело Конституционный Суд России посвятил именно вопросу справедливого налогооб ложения. Впервые данный принцип был сформулирован в п. Постановления Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г.

№ 9-П и звучит он так: «В целях обеспечения регулирования на логообложения в соответствии с Конституцией Российской Фе дерации прин цип равенства требует фактической способности к уплате налога, исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности. Принцип равенства в социальном государстве в отношении обязанности платить законно установленные налоги и сборы (часть 2 ст. 6 и ст. 57 Конституции Российской Федерации) предполагает, что равенство должно достигаться посредством Сотов A.M. Что есть справедливость? (Реализация принципа справедливости в Налоговом кодексе и действующем налоговом зако нодательстве) // Ваш налоговый адвокат. – 1998. – Вып. 4. – С. 16.

Демин А.В. О соразмерности налогообложения // Финансы. – 2002. – № 6.

справедливого перераспределения доходов и дифференциации налогов и сборов»1.

Впоследствии данный принцип нашел свое закрепление и в п. 1 ст. 3 Налогового кодекса РФ, правда, в несколько прелом ленном виде (без упоминания о справедливом распределении со бранных налогов), а именно: «...при установлении налогов учи тывается фактически способность налогоплательщика к уплате налога, исходя из принципа справедливости». При этом, как ви дим, справедливость налогов и налогообложения понимается сквозь призму догмы «с каждого налогоплательщика по его воз можностям».

В доктрине налогового права США принцип справедливого налогообложения понимается несколько иначе – через фактиче ский принцип единообразия налогообложения или принцип единства налогового пространства. Он закреплен в ст. 1 разд. Конституции США: «... все сборы, пошлины и акцизы должны быть единообразны повсеместно в Соединенных Штатах наших».

При этом указанный принцип означает единые правовые условия взимания налога с учетом реальных возможностей налогопла тельщика (одинаково по всей стране) и единые требования к на логовому закону2.

Рассмотренный принцип, естественно, закреплен и в законо дательстве большинства стран мира. Например, в ст. 53 Консти туции Италии сказано: «Все обязаны участвовать в государствен ных расходах сообразно своей платежеспособности».

Принцип справедливости налогообложения обозначен, на пример, в Конституции Республики Молдова, в ст. 58 которой указано: «Налоговая система, предусмотренная законом, должна обеспечивать справедливое распределение налогового бремени».

В Конституции Лихтенштейна в этой связи говорится, что госу По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов го рода Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы:

Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. № 9-П // СЗ РФ. – 1996. – № 16.

Толстопятенко Г.П., Федотова И.Г. Налоговое право США: тер минология. – М.: Изд. центр «Анкил», 1996. – С. 9.

дарство предусматривает справедливое налогообложение, осво бождая от обложения минимум, необходимый для существова ния, и облагая более высокими ставками крупные имущества и доходы1.

Наиболее примечательной с точки зрения утверждения важ нейших устоев налогообложения следует признать Конституцию Бразилии, в которой закреплен целый ряд соответствующих прин ципов, причем как общего, так и специального характера. В ней оп ределено, что налоги должны иметь, насколько это возможно, лич ный характер и распределяться в соответствии с экономической способностью налогоплательщика;

в частности, для того чтобы обеспечить осуществление этих принципов, налоговая администра ция при соблюдении личных прав и в соответствии с предписания ми закона может выяснять состояние, доходы и экономическую дея тельность налогоплательщика (ст. 145).

Каким же образом реализуются политические установки че рез важнейший налоговый принцип – справедливости налогооб ложения? Как показывает практика государственного строитель ства, различными способами, основной из которых – законотвор ческая деятельность государства (читай, деятельность основных политических сил в парламенте). Например, Президент РФ в сво ем Послании на 1998 год пишет: «Налоговая реформа должна включать: расширение базы налогообложения при обеспечении справедливого распределения налогового бремени между раз личными категориями налогоплательщиков;

упрощение налого вого законодательства, придание налоговым законам большей прозрачности;

сокращение числа налогов и т.д.2. Указанные по литические установки Президента РФ позже были реализованы в конкретных законах, к примеру, в ст. 3 Налогового кодекса РФ, в которой указано: «… законодательство о налогах и сборах осно вывается на признании всеобщности и равенства налогообложе ния. При установлении налогов учитывается фактическая спо собность налогоплательщика к уплате налога. Налоги и сборы не Кучеров И.И. Налоговое право зарубежных стран: курс лекций. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. – С. 89.

О бюджетной политике в 1998 году: Послание Президента Рос сийской Федерации Правительству Российской Федерации // Распоря жение Президента РФ. – 1997. – № Пр-847.

могут иметь дискриминационный характер и различно приме няться исходя из социальных, расовых, национальных, религиоз ных и иных подобных критериев. Не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала»1.

Справедливая система налогообложения – идеальная мечта любого государства и общества, которую пока не достигла ни одна страна мира. К этой цели человеческая цивилизация идет уже столе тия, и впереди у нее еще очень долгий путь. Несовершенство систе мы налогообложения неизбежно вызывает и будет вызывать крити ку любых фискальных институтов общества. Однако независимо от этого поиски путей рационального, эффективного и справедливого налогообложения должны продолжаться.

Основной признак справедливой налоговой системы – нали чие льгот. Льготы, представляющие собой определенные пре имущества (освобождения, скидки, изъятия, отсрочки и т.д.) при исчислении и уплате налоговых платежей, являются необходи мым элементом любой налоговой системы. Кроме того, посред ством налоговых льгот осуществляется государственное регули рование экономикой страны.

Как указал в своем постановлении от 4 апреля 1996 года № 9-П Конституционный Суд России, налоговые законы должны преду сматривать определенные льготы, причем без прямой увязки с до ходами. Кроме того, при выборе формы налогообложения любой законодатель обязан исходить из принципа добра и справедливости, а справедливые льготы отдельным гражданам исправляют этиче ские пороки формального равенства между всеми гражданами2.

Поэтому закрепление в налоговом законодательстве принци па справедливого налогообложения в конечном итоге не только позволит сделать отечественную налоговую систему более эф Налоговый кодекс РФ. Ч. 1 // Российская газета. – 1998. – 06 августа.

По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воро нежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок ре гистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в назван ные регионы: Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. № 9-П // СЗ РФ. – 1996. – № 16. – Ст. 1909.

фективной, но и будет способствовать повышению авторитета власти, политической стабильности и воспитанию цивилизован ного налогоплательщика.

Принцип законности налогообложения Данный принцип является общеправовым и опирается на конституционный запрет ограничения прав и свобод человека и гражданина иначе, чем федеральным законом (ч. 3 ст. 55 Консти туции РФ). Налогообложение является ограничением права собст венности, закрепленного в ст. 35 Конституции РФ, но ограничением законным, т.е. основанным на законе и, в широком смысле, направ ленным на реализацию права (через финансирование государствен ных нужд по реализации государством и его органами норм права).

Налоговый кодекс Российской Федерации также указывает на то, что каждое лицо должно уплачивать лишь законно установленные налоги и сборы (п. 1 ст. 3 НК РФ).

Кроме того, законными являются лишь налоги и сборы, уста новленные представительными органами власти. Ибо с точки зре ния разграничения компетенции между органами государственной власти установление налогов иначе, чем актом представительного органа, не соответствует Конституции РФ и другому общеправово му принципу – принципу демократизма (ст. 57;

ч. 3 ст. 75).

Таким образом, принцип законности проявляется в налоговой сфере в первую очередь применительно к налоговым обязанно стям. Так, ни на кого не может быть возложена обязанность уп лачивать незаконные налоги и сборы, т.е. налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, предусмотренные НК РФ либо установ ленные в ином порядке, чем это определено кодексом.

Конституционный Суд Российской Федерации отметил:

«Общие принципы налогообложения и сборов относятся к основ ным гарантиям, установление которых федеральным законом обеспечивает реализацию и соблюдение основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, принци пов федерализма в Российской Федерации»1.

По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 де кабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»

(п. 3): Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г.

№ 5-П // СЗ РФ. – 1997. – № 13. – Ст. 1602.

Рассматриваемый принцип достаточно четко закреплен в дейст вующем российском законодательстве. Статья 71 п. «з» Конститу ции РФ относит федеральные налоги и сборы к ведению Российской Федерации. По предметам ведения РФ принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории РФ (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ). Фе деральным законом, как следует из ч. 3 ст. 75 Конституции РФ, ус танавливается система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в РФ. При этом Кон ституция РФ предусматривает и определенную законодательную процедуру для принятия федеральных законов по вопросам налогов и сборов: такие законы после принятия их Государственной Думой подлежат обязательному рассмотрению в Совете Федерации (ст.

106). Статья 57 Конституции РФ устанавливает, что каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы. Исходя из приведенных выше конституционных положений, необходимым условием признания федеральных налогов и сборов «законно уста новленными» является установление их федеральным законода тельным органом путем принятия федерального закона с соблюде нием установленной Конституцией РФ законодательной процедуры.

Следует подчеркнуть, что принцип регулирования налоговых отношений законом является базовым. Его содержание не стоит сводить лишь к проблеме установления налогов и сборов актами представительных органов власти, к вопросам ограничения деле гирования ими своих полномочий и т.п. Как вытекает из упоми навшейся выше ст. 4 Налогового кодекса РФ, рассматриваемый принцип в целом, означает ограничение нормотворческих полно мочий исполнительных органов власти в сфере налогообложения, они, по общему правилу, не вправе изменять или дополнять зако нодательство о налогах и сборах. Обращает на себя внимание также тот факт, что принцип регулирования налоговых отноше ний законом толкуется в практике Конституционного Суда РФ чрезвычайно широко. При этом он, по существу, подается как воплощение режима законности в налоговой сфере, в таком ши роком понимании он включает в свое содержание все иные нало гово-правовые принципы (основные начала законодательства о налогах и сборах). Так, в п.5 постановления от 23 декабря 1999 г.

№ 18-П1, в п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 258-О2 Конституционный Суд РФ, раскры вая нормативное содержание закрепленного в ст. 57 Конституции РФ принципа законного установления обязательных платежей, подчеркивает, что данный принцип не ограничивается требова ниями к правовой форме акта, устанавливающего тот или иной обязательный платеж, и к процедуре его принятия;

содержание этого акта также должно отвечать определенным требованиям, поэтому не может считаться законно установленным обязатель ный платеж, не соответствующий, по существу, конституцион ным принципам и отражающим их основным началам законода тельства о налогах и сборах3.

Таким образом, реализация принципа законности осуществ ляется в нормативно-правовых актах, которые ограничивают не правомерные действия и решения государства в налоговой сфере.

Этот принцип на конституционном уровне ставит препоны нало По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязатель ного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на год» в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвали дов и запросами судов : Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 № 18-П // СЗ РФ. – 2000. – № 3. – Ст. 353.

По жалобам акционерного общества «Энергомаш» и открытого акционерного общества «Табачная фабрика «Омская» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 8 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» : определение Кон ституционного Суда РФ от 14.12.2000 №258-О // СЗ РФ. – 2001. – № 6. – Ст. 606.

Винницкий Д.В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 188.

говому произволу, создает основы определенного и законного налогообложения.

Принцип равного налогового бремени В научной литературе этот принцип часто называют принци пом равенства в налогообложении, что не меняет его сущности.

Данный принцип является конституционным и закреплен в ст.

57 Конституции Российской Федерации, согласно новелле этой ста тьи: «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сбо ры». Кроме того, ч. 2 ст. 8 Конституции РФ устанавливается, что каждый гражданин несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией РФ.

В соответствии с этим принципом каждый член общества обязан участвовать в финансировании публичных затрат государ ства и общества наравне с другими.

Конституционные положения рассматриваемого принципа развиваются в ч. 1 п. 2 ст. 3 Налогового кодекса РФ: налоги или сборы не могут не только устанавливаться, но и фактически взи маться различно, исходя из социальных (принадлежность или не принадлежность к тому или иному классу, социальной группе), расовых или национальных (принадлежность либо не принад лежность к определенной расе, нации, народности, этнической группе), религиозных и иных различий между налогоплательщи ками.

Поэтому в развитие этих положений в ч. 2 п. 2 ст. 3 НК за прещено установление дифференцированных ставок налогов и сборов, а также налоговых льгот в зависимости от формы собст венности (государственная – федеральная и субъектов РФ, муни ципальная, частная), гражданства физических лиц (граждане РФ, граждане иностранных государств, лица без гражданства, лица с двойным гражданством) или места происхождения капитала.

Исключения из этого принципа направлены на защиту пуб личных и экономических интересов общества (и государства) и содержатся в ч. 3 п. 2 ст. 3 НК РФ: например, при ввозе товара в Российскую Федерации из-за рубежа допустимо установление особых видов пошлин либо дифференцированных ставок пошлин в зависимости от страны происхождения товара.

Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 4 апре ля 1996 года № 9-П указал: «В целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией Российской Федерации принцип равенства требует учета фактической спо собности к уплате налога исходя из правовых принципов спра ведливости и соразмерности. Принцип равенства в социальном государстве в отношении обязанности платить законно установ ленные налоги и сборы (ст. 6 (ч. 2) и 57 Конституции Российской Федерации) предполагает, что равенство должно достигаться по средством справедливого перераспределения доходов и диффе ренциации налогов и сборов» (п. 5 Постановления КС РФ от 4 апреля 1996 г. № 9-П)1.

Таким образом, равенство в налогообложении понимается не как уплата налога в одинаковом размере, а как экономическое равенство плательщиков и выражается в том, что за основу бе рется фактическая способность к уплате налога на основе сравне ния экономических потенциалов налогоплательщиков. Другими словами, равенство в налогообложении понимается как равно мерность обложения. Она оценивается на основе сопоставления экономических возможностей различных налогоплательщиков и сравнения той доли свободных средств, которая изымается у них посредством налогов, то есть речь идет о сравнении налогового бремени, которое несут различные плательщики.

В настоящее время одним из наиболее «популярных» видов попрания этого конституционного принципа, безусловно, при дется признать принятую и допускаемую законодательством многих стран практику предоставления индивидуальных налого вых льгот. В Российской Федерации предоставление налоговых льгот индивидуального характера запрещено положениями ст. Налогового кодекса Российской Федерации.

Следует заметить, что в доктрине конституционного права многих зарубежных стран этот принцип получил наименование «принципа равенства перед законом, судом и налогом», а в док трине налогового права многих зарубежных стран – «принципа недискриминации при налогообложении». Например, в ст. По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края…, регла ментирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на посто янное жительство в названные регионы: Постановление Конституцион ного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. № 9-П» // СЗ РФ РФ. – 1996. – № 16. – Ст.1909.

Конституции Королевства Нидерландов прямо говорится, что «никакие привилегии не могут предоставляться в области нало гов». Статья 3 Основного закона ФРГ гласит: «Все люди равны перед законом». В ст. 3 Конституции Италии записано: «Все гра ждане имеют одинаковое достоинство и во всех смыслах равны перед судом и законом». В конституционном и налоговом праве США рассматриваемый принцип называют «принципом равной защиты от дискриминации». Применительно к налоговому праву этот принцип означает наличие равного права у всех налогопла тельщиков на защиту от несправедливого налогообложения, ос нованного по половому, расовому, религиозному или иному при знаку.

Современные исследователи налогов считают, что «налого вая система государства – это, пожалуй, наиболее яркое проявле ние соотношения классовых и групповых интересов, социальных сил, их борьбы и компромиссов. Борьба между имущими и не имущими слоями общества, между земельными собственниками и капиталистами – все это отражалось на эволюции налоговой системы»1.

Действительно, учение о равном налоговом жертвоприноше нии занимает в современной финансовой науке и в теории о справедливом налогообложении значительное место. При этом путем сложных выкладок делается попытка найти основу для справедливого распределения налогового бремени и тем самым решить сложную проблему соразмерной прогрессии налогообло жения. Но основная идея имеет уже библейский возраст и ее можно проиллюстрировать словами Христа. Справедливая жерт ва, о которой он говорит, – это скромная лепта несчастной вдовы.

Апостол Марк сообщает об этом следующими словами: «И сел Иисус против сокровищницы и смотрел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. Подо звав учеников Своих, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищни цу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудности своей Налоги в механизме хозяйствования / под ред. Д.Г. Черника. – М.:

Наука, 1991. – С. 7.

положила все, что имела, все пропитание свое»1. Таково древнее обоснование современной теории равной и справедливой налого вой жертвы.

В настоящее время вопрос о принципах налогообложения по прежнему актуален. В различных странах ученые и специалисты государственных органов обращаются к исследованию этой про блемы, ключевой в процессе совершенствования налогового за конодательства.

Выводы. Выше указывалось, что к политике относится то, что связано со сферой публичного интереса и управления, где главным специфическим инструментом воздействия на разнообраз ные стороны социальной жизни служат власть, принуждение, авто ритет, использующие практически всегда силу организации, в каче стве которой могут выступать партии, союзы, государства, движе ния, институты. Основными элементами политики являются власть, институты, интересы и т.д. Но ни одна из концепций политики не способна охватить вс многообразие феномена политического, в разряд которого могут попадать явления самой различной природы, в том числе налоги и налогообложение.

Теоретическое обоснование налогов и налогообложения не имеет глубоких исторических корней. До XVII века все представ ления о налогах носили случайный и бессистемный характер, что не позволяет относить их к серьезным теоретическим работам в данной области. Замена временных и чрезвычайных налогов на регулярные и всеобщие платежи вызвало их неприятие населени ем. Данное обстоятельство потребовало от государства и фи нансовой науки теоретического обоснования такого явления, как налоги. Поэтому основные налоговые теории (парадигмы) стали формироваться в качестве законченных учений начиная с XVII века.

Как уже указывалось, в истории политической и экономической мысли разработаны различные парадигмы налога. Представление о сущности налогов и их месте в обществе менялось по мере развития государственных институтов и политической науки в целом. Так, примерно с XV века упрочение торгового капитала и технический Библия. «Евангелие от Марка». 12. Строфы 41–44.

прогресс обусловили новый этап развития научных теорий (пара дигм) о налогах и налогообложении.

Приведенные парадигмы налога, разработанные учеными и государственными деятелями, в конечном счете, привели к тому, что в конце XIX – начале XX вв. во всех ведущих капиталисти ческих странах окончательно оформились налоговые системы и сложились механизмы государственного и политического управ ления налогами и налогообложением.

В то же время активный характер политики позволяет людям с ее помощью влиять на многие стороны жизни общества. На пример, такое управляющее воздействие на экономическую жизнь общества можно оказать через установление приоритетов экономического развития, закрепленных в различных политиче ских документах. Воздействие выражается как в зависимости по литики от типа экономических отношений, господствующего в обществе, так и в обратном влиянии политики на экономику.

Решение этой проблемы выходит за рамки чисто научно теоретического интереса, самым непосредственным образом ска зывается на жизни общества, положении людей. Несомненным является тот факт, что уровень и характер экономической систе мы (в том числе уровень развития налоговой системы) любого государства во многом зависят и предопределяются политиче ской средой: формой политического правления и политическим режимом, характером политической власти и уровнем ее леги тимности, уровнем развития гражданского общества, личностью политического лидера страны, составом политической элиты, степенью развития политической системы страны и др. В свою очередь, несомненно и то, что политическая система общества не может нормально функционировать, не имея соответствующего экономического обеспечения политических процессов. Поэтому взаимосвязь и взаимозависимость политической и экономической систем общества – универсальное явление, характерное для всех государств во все периоды их истории.

На основе проведенного исследования можно с уверенно стью утверждать, что уровень экономического обеспечения про цесса становления политической власти играет весьма сущест венную роль. Не менее важна роль экономического фактора и в процессе легитимации политической власти, то есть в обеспече нии ее доверием и поддержки народом. Наибольшей поддержкой пользуются те правительства, политика которых обеспечивает высокие темпы экономического развития, способствует повыше нию уровня жизни народа.

Большое значение в понимании сущности политики имеют категории. Исторически категории появились тогда, когда люди делали первые попытки научно объяснить окружающий их мир и свою жизнь, начали открывать для себя логические взаимосвязи между явлениями и процессами. Выработка категорий является необходимым условием человеческого знания.

Любая наука оперирует основными понятиями – категория ми, вырабатываемыми ею в процессе развития. Категории (от греч. kategoria – высказывание, свидетельство) – формы осозна ния в понятиях наиболее общих свойств развития природы, об щества и мышления. Изучение категориального аппарата любой науки – непременное условие овладения ее научным потенциа лом.

Ключевыми, исходными категориями политологии являются политика и политическое. Под политическим понимается особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с властными отноше ниями, с нормами, которые призваны гарантировать жизнеспо собность того или иного сообщества людей, реализацию их об щей воли, интересов и потребностей. Выяснение сущности поли тического, формы его проявления и реализации – важнейшая за дача политической науки. Кроме базовых, исходных категорий политология оперирует большим количеством других категорий, таких, как политическая власть, политическая система, политиче ский режим, демократия, политический институт, политический процесс, политическое изменение, политическое поведение, по литическая культура, политическая идеология, мировая полити ческая система и международные отношения. В нашем случае, мы с уверенностью можем к ним отнести и такую категорию, как налоги, без которых невозможно существование любого государ ства.

Можно ли, с учетом изложенного, рассматривать налог как политическую категорию? Уверены, что можно, т.к. его сущность теснейшим образом взаимосвязана с такими политическими кате гориями, как власть, политическая жизнь, политический процесс и т.д. Налог, с одной стороны, являясь политической категорией, с другой, в системе иных категорий, формирует такие основопо лагающие категории политической науки, как политическая власть, субъекты политики, политическая жизнь общества, поли тический процесс и т.д.

Если признать налог как политическую категорию, то необ ходимо выяснить причины его политизации. Считаем, что основ ными причинами политизации налогов и налоговых отношений являются:

– принадлежность лица к определенной нации, религии, классу или сословию, т.е. его политический, экономический и правовой статус (обременения или привилегии при уплате нало гов);

– использование государством (в случае неуплаты налога) экономических, административных или уголовных санкций к на логоплательщикам (властность налоговых отношений);

– определенные исторические условия, когда с помощью на логов решались чисто политические цели (применение политиче ского насилия с целью физического уничтожения политических противников в случае невыполнения ими налоговой обязанности, т.е., трансформация налога из экономической и правовой катего рий в политическую категорию).

Таким образом, налог, с одной стороны, является политиче ской категорией, с другой, в системе иных категорий, участвует в формировании таких основополагающих категорий политической науки, как политическая власть, субъекты политики, политиче ская жизнь общества, политический процесс и т.д.

Считаем, что сущностью политической категории «налог»

является система властных отношений, основывающихся на по литической воле верховной власти, которая закреплена и реали зована в законах, регулирующих отношения между государством и налогоплательщиками по поводу введения, регулирования и взимания налогов, а в случае их неуплаты – применения к по следним различных мер государственного принуждения (вплоть до лишения свободы).

Глава 2. РОЛЬ И МЕСТО НАЛОГОВ В СТАНОВЛЕНИИ ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ 2.1. Налоги в политической жизни Древней Греции и Древнего Рима Государство – это исторически сложившаяся организация, обладающая верховной властью на определенной территории и содействующая осуществлению конкретных интересов (классо вых, общечеловеческих, религиозных, национальных и др.) на данной территории. Но ни одно государство не может нормально существовать без взимания налогов, сборов и пошлин (далее по тексту – налоги);

с другой стороны, налоги – один из важнейших признаков государства. Возникновение налогов определяется предпосылками формирования государств, так как они одно из древнейших изобретений человечества. Они появились вместе с государством и использовались им как основной источник средств для содержания органов государственной власти и обес печения его функций. С тех пор в мире многое изменилось, но вые черты приобрели задачи и функции государства. Однако главное назначение налогов как источника средств, обеспечи вающих деятельность государства, сохранилось, хотя их роль стала более многозначной.

Когда же в налоговых отношениях появились элементы по литики? Как показывает история, еще в древние времена. Но в классическом виде историю политики налогов можно уже рас сматривать в Древней Греции, государственность в которой на чиналась с полиса, который был основной территориальной фор мой политической организации греческого общества1.

Афинская демократия, будучи явлением безусловно само бытным, создала ряд государственных и социальных институтов, не имеющих прямых аналогов в истории других европейских го сударств. К числу таковых относится афинская налоговая систе ма, которая стала на первоначальном этапе развития греческой цивилизации важным политическим инструментом объединения граждан в рамках государств-полисов и, по существу, основой греческой государственности.

Их налоговую систему трудно понять, если не рассматривать ее как выражение особого бытия гражданина и общества в Гре ции в VII и IV в. до н.э.

На первоначальном этапе развития греческой цивилизации об щественные структуры были слабо организованы и находились под контролем царей – басилевсов. Имущественное положение до VII в.

до н.э. определялось размерами земельного надела и количеством скота. Чеканка денег началась только в VII в. до н.э. В этот период ранней тирании были введены налоги на дохо ды, достигавшие одной десятой или одной двадцатой части дохо да. Взимались налоги и с земельной собственности1. Это позво ляло тираниям тратить деньги на содержание наемников и при необходимости на возведение укреплений, на строительство хра мов, городских стен, водопроводов, колодезных сооружений, ко лоннад, прокладку дорог, устройство празднеств и другие цели.

Дальнейшее социально-имущественное расслоение в VII– VI вв. до н.э. протекало в Аттике очень интенсивно. Родовая знать, окончательно закрепившая за собой свои привилегии, со ставила особое сословие, носившее название эвпатридов, т.е.

«имеющих благородных отцов».

Майер К. Как афиняне финансировали свои общественные струк туры // Все начиналось с десятины / пер. с нем.;

общ. ред. и вступ. ст.

Б.Е. Ланина. – М.: Прогресс, 1992. – С. 56.

История мировой экономики: учебник для вузов / под ред.

Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: ЮНИТИ, 2000. С. 44–45.

Гельмут Берве. Тираны Греции. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. – С. 70.

Древнегреческое общество имело небольшое число об щественных институтов. Существовала потребность в судах, обеспечении определенного правопорядка, осуществлении кон троля над рынком, военной организацией и мерах по упорядоче нию внешних сношений. Кроме того, требовалось поддерживать в нормальном состоянии городское хозяйство и портовые соору жения. И для этого нужны были средства. Граждане обеспечива ли жизнедеятельность своих общественных структур различными способами и лишь частично путем налогообложения.

В афинском государстве не существовало прямого и посто янного налогообложения граждан, и крупные суммы на государ ственные нужды изыскивались в результате разовых государст венных займов. Одним из таких источников средств на государ ственные нужды были литургии – налоговые повинности, возла гавшиеся на наиболее состоятельных граждан. Появление инсти тута литургий следует связывать именно с Афинами: позднее он был заимствован другими греческими полисами, а также получил свою вторую жизнь в эллинистическое время, хотя и в изменив шейся форме. Проблема литургий самым непосредственным об разом связана с историей афинской демократии: литургии воз никли с рождением последней и исчезли с е гибелью1. Также средства на общественные расходы поступали от общинной соб ственности, например с земельных участков, рудников, от тамо женных пошлин, податей на иностранцев, от налогов с продаж, судебных пошлин и штрафов. Когда этих поступлений не хвата ло, взимали налоги с доходов, в том числе с доходов от сельского хозяйства. Особый налог – метэкион – выплачивали на террито рии Аттики и Афин метеки (выходцы из других общин, которые не принимались в состав фил, фратрий и родов, принадлежность к которым определялась кровнородственными связями коренного аттического населения)2.

Когда в V веке до н.э. Афины начали проводить активную внешнюю политику и вести многочисленные войны, ситуация Подробнее: Бондарь Л.Д. Общественные повинности (литургии) в Афинах V–IV вв. до н.э.: автореф. дис. … канд. истор. наук. – СПб., 1997.

История Древнего мира. Древняя Греция / А.Н. Бадак, И.Е. Вой нич, Н.М. Волчек и др. – Минск: Харвест, 1999. – С. 301.

резко изменилась. Простые граждане, неся бремя военной служ бы во время войн, получая ранения и погибая на них, требуют от полиса диэт (денежного содержания). И богатые граждане выну ждены признать за ними это право. Поэтому положение в финан совом хозяйстве складывается следующим образом: низшие слои получают диэты, средние ничего не получают, но и ничего не платят, знать же несет налоговые повинности (литургии)1.

С течением времени совершенствовалась организация нало гообложения, которую сознательно ставят на службу полису. В число повинностей входило финансирование праздничных шест вий, культовых факельных шествий, хоров, комедий, трагедий, строительства и, как в прошлом, выделение средств на приноше ние единичных жертв (что означало на деле общественные трапе зы). Не всегда оправдывавшиеся ожидания общества, что состоя тельные слои своими деньгами помогут ему в различных обстоя тельствах, переплетались теперь уже с честолюбием знати, ее стремлением выделиться из общей массы и блеснуть своим со стоянием с помощью вызывающего размаха, чтобы не сказать мотовства. Литургии как бы дополняли личную независимость граждан, которая находила свое отражение также в том, что им не приходилось регулярно платить прямых налогов.

Наряду с перечисленными расходами в V веке до н.э. появи лось много новых. Так, нужно было содержать полицию из скиф ских рабов численностью в 300 человек, тратить средства на снабжение города зерном и лесом (на строительство судов), ди пломатические миссии, на публикацию законов (когда их текст высекался на камне) и на спортивные игры. Строились протя женные крепостные стены между Афинами и Пиреем, в новых великолепных формах перестраивалась агора – место политиче ских собраний, сооружались общественные здания. Очевидно, что затраты заметно колебались год от года. Мерилом в этом деле были военные расходы. Ведь войны были частыми и непредска зуемыми по продолжительности. В середине столетия большая часть поступлений на случай возникновения кризисных ситуаций хранилась в Парфеноне.

Карабущенко П.Л. Антидемократические традиции античности // Правоведение. – 1998. – № 3. – С. 22–29.

В этот период греческой истории постоянная острая финан совая нужда усугубляла тяжелое внутреннее положение грече ских полисов. Государство было не в состоянии так, как это дела лось прежде, различными мерами нивелировать уровень матери ального благосостояния своих граждан. Противоречия между бо гатыми и бедными, резкие социальные контрасты становятся ха рактерной чертой жизни греческих полисов.

В условиях нарастающей социальной напряженности госу дарство делает энергичные попытки изыскать новые источники доходов для пополнения казны. В Афинах в IV в. до н.э. вновь оживляется деятельность Лаврийских серебряных рудников. Они принадлежали государству, которое сдавало их в разработку ча стным предпринимателям за определенную плату. Издаются за коны, поощряющие внешнюю торговлю (срочное рассмотрение торговых тяжб, привилегии и почести чужеземным купцам, осо бенно ввозившим хлеб и т.п.), что должно было увеличить дохо ды казны от торговых пошлин.

После поражения в Пелопоннесской войне1 и распада Мор ского союза казна опустела, затраты же, особенно во время вой ны, были крайне высокими. Не оставалось ничего другого, как опираться на состоятельных граждан. В ходе двух финансовых реформ предпринимались попытки распределить налоговые по винности более справедливо. В 378–377 гг. до н.э. была проведе на всеобщая оценка имущественного состояния граждан и был учрежден институт «антидосиса». На основании его, тот, кто счи тал, что его состояние меньше, чем у другого и, следовательно, он в меньшей степени обязан исполнять литургию, мог подать в суд прошение об изменении оценки его состояния. До наших дней дошли сведения о многочисленных жалобах богатых граж дан по поводу их налоговой эксплуатации и несправедливого к ним отношения. Причиной тому были как перегрузки при несе нии налоговых тягот, так и желание сохранить деньги и имуще ство.

В этот же период времени (в годы Пелопоннесской войны), а также и после ее окончания, когда государственная казна, опус тошенная непосильным бременем военных расходов, не справля Пелопоннесская война с перерывами длилась 27 лет (с 431 по 404 гг. до н.э.).

лась с выполнением одной из главных своих задач: подкармлива нием массы нуждающихся граждан, Афины захлестнула вакхана лия судебных процессов. Привлекались к суду, как правило, бо гатые граждане в большинстве своем по заведомо ложным обви нениям. В результате обвиняемый лишался значительной части или даже всего своего состояния, которое изымалось у него в ви де штрафа и поступало в казну. Известны случаи, когда одного такого приговора оказывалось достаточно для того, чтобы по крыть весь бюджетный дефицит афинской государственной каз ны за год. В этой нездоровой атмосфере всеобщей подозритель ности, недоверия и страха появилась новая для Афин профессия доносчика и вымогателя, или как греки называли таких людей, сикофанта. Сикофанты шантажировали богатых людей, угрожая привлечь их к суду за какое-нибудь реальное или вымышленное преступление и те вынуждены были или откупаться, или начи нать заведомо проигрышное дело. Многие торговцы и землевла дельцы были доведены таким образом до полного разорения. Не которые бежали из Афин, спасая остатки своего состояния1.

Характерной чертой экономической и социальной жизни Афин IV в. до н.э, свидетельствующей о кризисе полиса, является почти перманентная нужда государства в денежных средствах, прежде всего на военные нужды. Проявлением этого было все более частое обращение к эйсфоре. Источники IV в. до н. э. пест рят упоминаниями об этом чрезвычайном налоге, хвалами по ад ресу граждан, которые охотно давали деньги на общие нужды, порицаниями тех, кто уклонялся от этого, и жалобами платель щиков на тяжесть возлагаемого на них бремени. Эйсфора, в такой степени связана со всеми сложными процессами, происходивши ми в Афинском государстве, что один исследователь назвал этот налог ключевым вопросом истории Афин в IV в. до н.э.2.

Подробнее см.: Андреев Ю.В. Индивид и полис. Гл. 6. // Цена свободы и гармонии. Несколько штрихов к портрету греческой цивили зации. – СПб.: Алетейя, 1998.

Глускина Л.М. Эйсфора в Афинах IV в. до н.э. // Древние цивили зации. Греция. Эллинизм. Причерноморье: Избр. статьи из журнала «Вестник древней истории» / сост. А.И. Павловская и др. – М.: Ладо мир, 1997. – С. 105–120.

И действительно, в связи с эйсфорой выступают на поверх ность характерные для этого периода противоречия между госу дарственными и частными интересами, богатыми и бедными афинянами, метеками и полноправными гражданами. При обсуж дении вопроса об эйсфоре в народном собрании при распределе нии и сборе налога сталкивались и проявлялись имущественные интересы, взаимное недовольство, иногда и враждебность раз личных социальных групп.

Развитие имущественной дифференциации оборачивалось на практике углублением социального неравенства. Теперь это осо бенно бросалось в глаза ввиду ставших именно в это время рез ких различий в быту: чрезмерная роскошь одних лишь ярче под черкивала нищенство и убожество других. Разумеется, все это должно было самым печальным образом сказаться на внутреннем равновесии в полисе, на единстве гражданского коллектива1.

Бедствия, постигшие греческий мир, были результатом не способности полиса как политической формы удовлетворить ду ховные, социальные и экономические запросы граждан. В 355 г.

до н.э. Ксенофонт поставил политический диагноз в экономиче ских отношениях: «Нищета большинства вынуждает нас прояв лять не уважение, а агрессивность в отношениях с другими госу дарствами»2.

Естественно, что эти процессы, ослаблявшие и внешнеполи тические возможности полисов, вызывали серьезную тревогу среди политических деятелей и мыслителей, понимавших, что на карту поставлена судьба греческого мира. В IV в. до н.э. появля ется ряд, по существу, политических проектов общественного переустройства, авторы которых пытались исцелить видимые не дуги современного им общества, не понимая лежащих в их осно ве причин. В первую очередь, предлагаются меры по упорядоче нию отношений между богатыми и бедными гражданами.

И в IV в. до н.э., с целью сохранения своей государственно сти от грядущих революций и беспорядков, Греция вынуждена Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Лич ность. Власть). – СПб.: Изд. центр «Гуманитарная Академия», 2001. – С. 46.

Хаммонд Н. История Древней Греции / пер. с англ. Л.А. Игорев ского. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2003. – С. 556.

была заключить союз с Македонией. В договорах между Алек сандром, правителем Македонии, и городами Коринфского союза предусматривалось, что Македония и союз должны подавить в любом городе союза всякое движение за отмену долгов, раздел земли, конфискацию частной собственности или освобождение рабов в помощь революции. Конституция восстановленного Де метрием в 303 г. до н.э. союза включала эти же условия1.

Таким образом, в III в. до н.э. пропасть между богатыми и бед ными стала настолько огромной, что некоторые города были выну ждены начать бесплатную раздачу хлеба беднякам, т.е. началась пауперизация населения. Поэтому одним из основных выходов из наступившего глубокого социально-политического кризиса госу дарство, в лице городов-полисов, видело только в усилении налого вого бремени, взимаемого с населения.

Можно предположить, что отсутствие перспективы в разви тии Афинского государства коренилась в том, что в нем не было достаточно устойчивых и постоянных источников государствен ных доходов. Проблемы государственных финансов в условиях кризиса классического полиса оказались неразрешимыми. Афин ское государство не имело возможности найти источники попол нения казны ни за счет организации государственного хозяйства, ни за счет налогов с населения. И поэтому в периоды социально политических кризисов, когда в Афинском государстве нагнета лась массовая истерия, искусно направляемая вождями враждую щих политических партий, права граждан, в том числе и в налого вой сфере, попирались особенно бесцеремонно. Баланс интересов в налоговой сфере резко склонялся в пользу государства. В такие вре мена демос готов был поднять руку на одно из самых священных прав афинского гражданина – право собственности2.

В итоге полис как политическая форма существования древ негреческой государственности потерял свою самодостаточность.

Он лишился духовной приверженности наиболее просвещенных граждан;

ему не удалось объединить классы и сословия, он не Сергеев В.С. История Древней Греции / под общ. ред. проф.

Э.Д. Фролова. Изд. испр. и доп. – СПб.: Изд-во «Полигон», 2002. – С. 578–579.

Верещагин С.Г. Политика налогов в Древней Греции // Проблемы современной экономики. – 2006. – №1/2. – С. 396.

смог гарантировать им социально-экономическую безопасность.

Его недостатки стали причиной внутренних политических и эко номических раздоров и внешних войн. И в 146 году до н.э. вели кое государство античности стало провинцией Рима.

Древний Рим История Древнего Рима составляет заключительный и, для дальнейшего развития европейских народов, наиболее результа тивный этап античной (от латинского antiquus – «древний») исто рии, заложившей, как известно, фундамент для построения за падной цивилизации. Но кто же были эти римляне и какой вклад внесли они в развитие древнего мира и европейской цивилиза ции? Город Рим был основан в Лации (области в Средней Ита лии), примерно в 25 км от устья Тибра, в 755 г. до н.э. в период правления этрусской династии. Город возник как самостоятель ное поселение, возглавлявшееся собственными правителями царями;


основателем и первым царем был, по преданию, Ромул1.

История Рима – это история медленного, но неуклонного превращения небольшого латинского городка в центр всего Ла ция, а затем и Италии. Соответственно, это история перерастания небольшого латинского государства на Тибре в Римско италийскую федерацию, а затем и в средиземноморскую державу, которая объединила более 30 государств античного мира. Грани качественного изменения Римского государства – изменения не только внешнего, но и внутреннего – становятся естественными вехами, позволяющими выделить в жизни Древнего Рима ряд важных эпох, последовательное знакомство с которыми облегча ет представление о римской истории в целом и политики налогов в частности.

Длительность и сложность римской истории требуют особого внимания к ее периодизации. Древнеримскую историю принято делить на три периода: Царский (VIII–VI в. до н.э.);

эпоха Рес публики (ок. 510 г. – 31 г. до н.э.;

Императорский (31 г. до н.э. – 476 г. н.э.)2.

Древний Рим. – М., 1955. – С. 53.

Паневин К.В. История Древнего Рима. – СПб.: Изд-во «ПОЛИГОН–АСТ», 1998. – С. 3.

Как уже указывалось, Рим начинал свое существование как незначительное общинное образование в Средней Италии, не большой город-государство. Государство состояло, собственно, из города Рима и окружавшей его области. Его гражданами были преимущественно крестьяне.

В царский период истории Рима, в частности в мирное время, общественные расходы были невелики. Финансовое хозяйство Рима строится на частнохозяйственном принципе: в нем расходы определяются доходами, а не наоборот. Важнейшими статьями государственных расходов являются: содержание войск, построй ка кораблей, проведение дорог, сооружение общественных зда ний и т.д. Первым постоянным налогом в этот период был налог на освобождение рабов, который взимался в размере 5% от стои мости раба. С развитием в Риме торговли появляются таможен ные сборы (portoria). Большую статью доходов составляют дохо ды с государственных промыслов и земель. И лишь для решения чрезвычайных или военных задач, стоявших перед государством, от граждан требовалась уплата налогов или выполнение различ ных работ. Военнообязанные граждане по мере сил и возможно стей должны были обеспечивать себя оружием, всадники получа ли от государства лошадь, содержание же ее оплачивалось лица ми, не подлежавшими воинской повинности (вдовы и самостоя тельные несовершеннолетние). Эта особая подать называлась hordeum – ячмень1. Остальное население в соответствии со своим достатком облагалось государственным налогом – трибутом (tributum).

Проблеме образования государства в Риме посвящена моно графия Ф.М. Нечая, который считает, что «Рим возник в резуль тате синойкизма древних поселений с родовым строем у их жите лей с осевшими по соседству вооруженными пришельцами из латинских родов», в чем и следует искать причины его возвыше ния. Доромулово время характеризуется им как «век первобыт нообщинной собственности», а время Ромула – началом века «за рождения и господства частной собственности». Аграрные меро приятия первых двух царей исследователь истолковывает как проводившиеся «на основе общинных порядков, связанных с ро Покровский И.А. История Римского права. – Минск : Харвест, 2002. – С. 64.

доплеменным строем» (Ромул), и как утверждение за владельцем участка, по крайней мере, пожизненно, с чем связано зарождение частной собственности на землю. Эту эволюцию он особенно подчеркивает, указывая, что «сперва в Риме было родовое земле владение. Обработка земли велась отдельными семьями». На следственное же землепользование в условиях применения раб ского труда вело к появлению частной собственности на землю, которая приводила к имущественному неравенству. Социальные сдвиги на этой почве в VI – начале V в. до н.э. создали социаль ные конфликты. Они, по мысли автора, знаменовали собой заро ждение нового общественного, т.е. рабовладельческого строя, с превращением римской родовой знати в господствующее сосло вие патрициев, а массы рядовых крестьян и ремесленников – в плебеев1. Это во многом определило дальнейшую политическую историю Римской империи. Как писал Л. Вольтман: «Внутренней пружиной, содействовавшей политическому развитию Рима, бы ли разногласия между патрициями и плебеями»2.

В середине VI в. до н.э. Сервий Туллий провел важную ре форму, затронувшую сами основы римского государства. Эта ре форма назревала очень давно в связи с тем, что до нее одни пат риции несли на себе все имущественные и личные тяготы воин ской повинности. Значительный класс населения оставался в этом отношении совершенно не использованным. Вследствие этого возникало полное несоответствие между действительным населением Рима и количеством выставляемого им войска. А ме жду тем потребности в обороне и растущие завоевательные стремления Рима требовали все большего и большего напряже ния сил всех слоев населения. Поэтому представлялось уже необ ходимым привлечь всю массу плебеев к участию (личному и имущественному) в несении воинской повинности3.

См.: Нечай Ф.М. Образование Римского государства. – Минск, 1972. – С. 4–9, 29–36, 47, 90–95.

Вольтман Л. Политическая антропология. Изд. 2-е, испр. и доп.

Сер. «Библиотека расовой мысли» / пер. с нем.;

предисл. В.Б. Авдеева. – М.: Белые альвы, 2000. – С. 302.

Покровский И.А. История Римского права. – Минск: Харвест, 2002. – С. 61–63.

Достигнуть указанной цели можно было только радикальным изменением самого основного фундамента этих повинностей, за менив принцип происхождения вместе с его родовой и куриаль ной организацией народа и войска принципом имущественной состоятельности каждого.

Сервий Туллий разделил все свободное население Рима – и патрициев, и плебеев – на 5 имущественных разрядов или клас сов (classis). В первый класс зачислялись лица, обладавшие со стоянием не меньше 100 тыс. ассов1, во второй – 75 тыс. ассов, в третий – 50 тыс., в четвертый – 25 тыс. и, наконец, в пятый – 12,5 тыс. (по Дионисию), или 11 тыс. (по Ливию) ассов. Те, у кого состояние было меньше, стояли «ниже класса» и назывались pro letarii (от слова «proles» – «потомство»), т.е. люди, которые имели только детей. Другое название их – capite censi (оцененные голо вой)2.

Имущественным положением определялось место воинов в строю легиона (ополчения). Самые богатые граждане I класса слу жили в коннице и назывались всадниками. Остальные члены этого класса должны были иметь полное тяжелое вооружение пехотинца (шлем, панцирь, поножи, щит, копье и меч) и стоять в первых рядах легиона. Граждане других классов соответственно имели облегчен ное вооружение, занимая место в задних рядах. Воины V класса яв лялись в строй легковооруженными, а люди, стоявшие «ниже клас са», в строю вообще не служили.

И сейчас можно с уверенностью предположить, что вся ре форма Сервия Туллия в конце царского периода римской истории есть реформа политическая, воинская и налоговая. Так как допу щение плебеев в войско требовало наделения их определенными политическими правами. Это было сделано Сервием Туллием посредством организации новой формы народного собрания, в котором должны были участвовать оба сословия. Оно называлось центуриатным собранием или центуриатными комициями.

К 250 году до н.э. Риму принадлежала вся Средняя Италия, а на территории этого государственного образования располага Асс – медная монета первоначально весом в 1 фунт, ценность ко торой для раннего периода не может быть точно установлена.

Ковалев С.И. История Рима / под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова.

Изд. новое., испр. и доп. – СПб.: Изд-во «Полигон», 2003. – С. 98–99.

лись многочисленные города. Римская республика далеко раз двинула границы небольшого города-государства. Это повлекло усложнение налоговой системы Рима в связи с присоединением к владениям римского народа провинций. Провинциалы должны были платить римлянам различные налоги, основными из кото рых были: поземельная подать и «supendium» – подать, налагае мая сенатом на всю провинцию и имеющая характер продолжаю щейся военной контрибуции1.

Существует несколько периодов истории налогов в Риме, но наиболее важная граница между ними – это 167 год до н.э., когда римляне положили начало своим завоеваниям за пределами Ита лии. В эти годы в римскую казну хлынул все возрастающий по ток монет и слитков серебра из заморских стран. Между богаты ми и бедными образовалась огромная пропасть, и чтобы хоть как то воспрепятствовать дальнейшему усилению этой тенденции, сенат решил после победы под Пидной (167 г. до н.э.) сделать широкий публичный жест. До сих пор все римские граждане бы ли обязаны платить государству прямой налог на собственность – трибут (tributum), который часто вводился в чрезвычайных си туациях. В особенно крупных размерах он взимался во время Пу нических войн. Однако римские граждане, не особенно возражав шие против уплаты косвенных налогов (они были не слишком вели ки), не считали уплату прямых налогов одной из своих обязанностей перед государством. Они наверняка согласились бы с более поздним высказыванием Цицерона, что «одна из обязанностей госу дарственного деятеля состоит в том, чтобы не устанавливать налоги на собственность для своего народа», т.е. не устанавливать их для римских граждан. Следовательно, все необходимые государству прямые налоги должны взиматься с римских подданных в провин ции. Таким образом, когда были доставлены богатства из Галатии, сенат возместил каждому римлянину значительную часть, а то и весь прямой налог, наложенный на семьи во время Второй Пуниче ской войны. Затем в 167 г. до н.э. захваченная после битвы под Пид ной добыча позволила вообще отменить этот вид налогообложения, и он не вводился вновь в течение более ста лет. Это был очень по пулярный шаг, который должен был хоть как-то смягчить недоволь Ковалев С.И. История Рима / под общ. ред.проф. Э.Д. Фролова.


Изд. новое, испр. и доп. – СПб.: Изд-во «Полигон», 2003. – С. 99.

ство, возникавшее из-за усиливающегося неравенства между бога тыми и бедными1.

В I веке до н.э. римское государство потряс тяжелый эконо мический кризис. Возникновение напряженности породило эпоху гражданских войн. Эта кровавая полоса в истории Рима началась в 88 году до н.э. одновременно с походом на Рим Суллы и закон чилась победой Октавиана над Антонием в морском сражении у мыса Акций в 31 году до н.э. Теперь перед Октавианом2 встала задача создания стабильной структуры управления империей.

Преобразование налоговой системы стало при этом одним из ос новных пунктов его программы реформ. Он прекрасно понимал, что только тот, кто распоряжается денежными средствами госу дарства, обладает реальной властью.

В течение пяти веков римское государство, а вместе с ним и весь античный мир находились под властью императоров. Одна ко эта власть не представляла собой чего-то неизменного;

с века ми она менялась в такой же степени, как изменялось внутреннее состояние общества и положение государства. Поэтому в соот ветствии с переменами в форме императорской власти и, более общим образом, в жизни самого позднеантичного общества и го сударства, в эпохе империи, в свою очередь, различают три пе риода – Ранней империи, или принципата, кризиса III века и Поздней империи, или домината.

Объем работы не представляет возможности подробно ис следовать эволюцию налогов на протяжении всего существова ния Римской империи, поэтому будет сделана попытка остано виться только на самых важных моментах развития налоговой системы в рассматриваемый период.

В 289–290 гг. была произведена генеральная перепись насе ления империи и, согласно ей, произведена раскладка налогов (census). После этого ценз повторялся каждые пять лет, три цен зовых (индикционных) года составляли индикционный цикл в 15 лет, по которому производились генеральная перепись и счет Грант М. История Древнего Рима / пер. с англ. Л. Кныша – М.:

ТЕРРА-Книжный клуб, 2003. – С. 144.

Октавиан первый римский император, который с 27 года н.э. стал называться Августом – «священный, божественный». Под этим именем он вошел в мировую историю.

годов. Распределение налогов и повинностей, как и прежде, про изводилось на основании предварительной описи и занесения в цензовые списки всех видов движимого и недвижимого имуще ства: пахотной земли, виноградников, лугов, пастбищ, рабов, ско та и рабочей силы с точным учетом всех изменений в составе имущества плательщика между двумя цензами.

Занесенные в цензовые списки подлежащие обложению ста тьи – люди, земля и имущество – распределялись не по долям урожая, как это делалось прежде, а по твердым платежным еди ницам, так называемым головам (caput);

отсюда и сама операция оценки и распределения называлась поголовщиной (capitatio).

Под «головой» подразумевалась голова одного взрослого мужчи ны-земледельца, безотносительно к его социально-правовому по ложению, – будь то свободный собственник, колон, вольноотпу щенник или раб. К единице обложения – мужской голове – при равнивались две женских головы, количество обработанной зем ли, скота, площадь луга и леса1.

Особое значение в истории становления и развития налого вой системы и политики налогов в Древнем Риме имеют провин ции. С одной стороны, они принесли Риму процветание, с дру гой – они несли непосильное налоговое бремя, которое, в конеч ном счете, по нашему мнению, привело к распаду империи и ее гибели в V в. н.э.

В провинциях не существовало единого налогового права.

При вступлении в управление провинцией магистрат издавал особый эдикт (edictum provincial), выставлявшийся в централь ном городе провинции, с указанием тех норм, которыми намерен был руководствоваться ее новый правитель2. Провинции пред ставляли собою совокупность общин (civitates) и городов (oppida), каждый из которых находился в особых отношениях с Римом. Провинции платили прямые и косвенные налоги, пошлины и всякого рода дополнительные сборы. Провинциальные земли пре вращались в государственный фонд. Прежние же собственники со храняли свои владения на условиях аренды. В фискальных целях наместники старались использовать для помощи в сборе налогов и Паневин К.В. История Древнего Рима. – СПб.: Изд-во «ПОЛИГОН-АСТ», 1998. – С. 779.

Там же. – С. 258.

иных повинностей местные учреждения – городские советы, ассо циации и пр. При взгляде на провинциалов, как на чужаков (пере гринов), и неограниченной власти наместника провинции превра щались в объект эксплуатации со стороны Рима, выражавшейся в ограблении завоеванных территорий путем взымания налогов и экс плуатации других доходных источников.

Каждая победоносная война сопровождалась поступлением в Рим огромных ценностей в виде контрибуций и военной добычи:

после первой Пунической войны римское казначейство получило 3,2 тыс. серебряных талантов, позже 11 тыс.;

Филипп V должен был заплатить 1 тыс. талантов, Антиох III – 15 тыс. и т.д. Большие римские войны, начиная с первой Пунической, вы бросили на невольничьи рынки массы рабов, цены на которых в связи с этим сильно упали. Сципион Африканский отправил из Карфагена на продажу более 20 тыс. человек. За период с 200 по 150 гг. до н.э. в Италию поступило до 250 тыс. рабов из числа во еннопленных. Войны Цезаря в Галлии дали 150 тыс. рабов. В 25 г. н.э. император Август обратил в рабов все племя салассов – 44 тыс. человек2. Историки отмечают только крупные цифры. А сколько людей попало в рабство во время более мелких войн в Галлии, Иллирии, Испании, Македонии, Греции! Если бы мы могли подсчитать их общее количество, оно измерялось бы мил лионами. Легко себе представить, как этот поток дешевых рабов стимулировал развитие рабства во всем Средиземноморье, и осо бенно в Италии.

После завоевания обычно начиналось более систематическое ограбление провинций. Каждая провинция облагалась налогами, сбор которых обычно сдавался на откуп, что открывало откуп щикам почти неограниченные возможности обогащения. Про винции служили таким же «золотым дном» и для римских наме стников и их аппарата. Деятельность провинциальных наместни ков фактически была бесконтрольной3.

Ковалев С.И. История Рима / под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова.

Изд. новое, испр. и доп. – СПб.: Изд-тво «Полигон», 2003. – С. 369.

Сергеенко М.Е. Жизнь Древнего Рима. – М., 1964. – С. 263.

Ковалев С.И. История Рима / под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова.

Изд. новое., испр. и доп. – СПб.: Издательство «Полигон», 2003. – С. 370.

Колоссальная концентрация богатств в Италии вызвала там бурный и в известной степени искусственный подъем экономиче ской жизни. Ценности, выкачиваемые из провинций, вкладыва лись в сельское хозяйство, торговлю, в откупные и ростовщиче ские операции. Избыток денежного капитала порождал безумную роскошь верхушки правящего класса и накладывал отпечаток нездоровой спекуляции на всю деловую жизнь. Дешевый хлеб из Сицилии и Африки убивал мелкое крестьянское хозяйство, со действуя таким путем концентрации земельной собственности.

Так, римские завоевания III–II вв. до н.э. ускорили превращение Италии в страну классического рабства и наложили своеобраз ную печать на италийскую хозяйственную систему.

В период Римской империи важнейшей заботой императорско го правительства I в. н.э. был вопрос об управлении провинцией.

Преемники Августа, как и он сам, стремились предотвратить вос стания, пытались ослабить жесткую эксплуатацию населения про винции. Программу правительства в этом смысле четко сформули ровал Тиберий, который сказал, «что овец нужно стричь, а не ре зать»1.

В течение многих столетий рабство истощало Древний мир.

Кризис все расширялся: это был кризис всей рабовладельческой системы. В обстановке кризиса, в условиях разлагающегося paбовладельческого общества гнет, лежавший на непосредствен ных производителях, быстро возрастал. Об этом говорит хотя бы тот факт, что на всем протяжении первых двух столетий сущест вования империи после Рождества Христова налоги непрерывно росли. Такое явление было не случайным. Оно вызывалось об щим ухудшением экономического положения империи, ростом военно-бюрократического аппарата. Римская империя отчаянно боролась за свое существование. В этой борьбе налоги оставались последним и единственным ресурсом, так как новые завоевания стали невозможны уже со второй четверти II в. н.э.

Но если государство все сильнее давило на налогоплатель щика, то каждый отдельный собственник все сильнее нажимал на зависимых от него людей. Именно этим совокупным и невыно симым гнетом объясняются те явления растущего обнищания История Древнего мира. Древний Рим / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. – Минск: Харвест, 2000. – С. 346.

масс, с которыми тщетно пытались бороться императоры во II в.

н.э. В свою очередь, обеднение низших и средних слоев населе ния углубляло кризис: уменьшалось количество мелких собст венников и, следовательно, увеличивалась концентрация земель ной собственности, падала покупательная сила населения и по этому сокращались торговля и ремесла. Римская империя попа дала в порочный круг, найти выход из которого мирным путем было уже невозможно.

Произвол бюрократии и невыносимый фискальный гнет за девали даже интересы провинциальной знати, которая вместе с церковными общинами, во главе с епископами, активно боролась за свои привилегии и требовала от слабеющей империи более энергичных мер по поддержанию безопасности границ, а также подавлению социальных движений народных масс – колонов, рабов, зависимых и просто обнищавших людей. С каждым деся тилетием V в. н.э. у имперского правительства сужались возмож ности для выполнения этих важнейших для государства задач и функций. Это означало, что постепенно оно утрачивало свое пра во на существование. Провинциальные землевладельцы и мест ная церковь, опираясь на огромные земельные владения и об ширные средства, постепенно брали в свои руки функции подав ления восстаний, отражения варварских вторжений. Они игнори ровали распоряжения императоров, вступали в сепаратные пере говоры с предводителями пограничных варварских племен.

Особенно важным фактором, повлиявшим на социально экономическое положение в империи в IV–V в. н.э., стала ее по литика в налоговой сфере, которая, на наш взгляд, в конечном счете привела к гибели Римской империи. Сущностью такой по литики были непомерные государственные расходы, которые включали в себя: содержание роскошного императорского двора и разветвленного бюрократического аппарата, содержание армии и провинциальных органов управления и т.д. В то же время об щеэкономический упадок привел к сокращению материальных ресурсов империи. Изъятие из-под налогового пресса церковных земель и многих магнатских латифундий, разорение обширных пространств варварскими набегами сокращали возможности на логоплательщиков. Тяжесть налогового бремени усугублялась хищениями и произволом бюрократического аппарата, а также непосредственно сборщиками налогов. Налоги так возросли, что полностью превышали экономические возможности налогопла тельщиков. Это постепенно погружало их в нищету, подрывало производительные возможности их хозяйств. Произошло суже ние социальной опоры Римской империи, началась ее медленная, но неуклонная агония.

В этих условиях римское государство распространяет свое влияние на все сферы жизни и практически становится полно стью милитаризованным.

Как отмечал известный русский социолог П.А. Сорокин:

«Картина римского милитаризованного общества в III–IV вв. на шей эры была вкратце такой:

1) власть здесь абсолютна и неограниченна;

2) централизация доведена до максимума;

3) опека населения всесторонняя;

4) сво бода и автономия его – не имеются;

5) частная промышленность и торговля почти отсутствуют: место их занято государственным «плановым» хозяйством;

6) денежная система также почти отсут ствует: она заменена натуральными повинностями, натуральным вознаграждением – «пайками» (имелись и «карточки», марки на хлеб, свинину, вино, зрелища, вплоть до марок на проституток).

Пайки были различных категорий. Каждый год составлялся план:

сколько зерна, мяса и т.д. должна доставить та или иная провин ция;

7) наряду с этим налицо была громадная армия чиновников.

Вот как Вальтцинг описывает ряд сторон общественной органи зации Римской державы этого периода. Здесь «все опекается и контролируется. Но для этого нужен бесчисленный штат чинов ников. Он создается, грабит, ворует и тем еще больше ухудшает положение». Государству нужны бесчисленные средства, чтобы кормить власть, двор, армию, чернь, легионы чиновников и слу жащих. Работа населения и профессиональных корпораций стала обязательной и наследственной. Корпораты и коллегиаты (члены «профсоюзов») теперь принадлежат власти со всем своим дос тоянием. Государство, взявшее на себя удовлетворение всех по требностей населения, неизбежно приходит к необходимости за крепощения даже частного труда. Империя превращается в об ширную мастерскую, где под контролем толпы чиновников рабо тают для власти государства и частных лиц. Почти вся промыш ленность управляется государством;

оно же распределяет весьма неравномерно и продукты. Члены корпораций уже не свободные личности, работающие свободно для своей семьи;

это – рабы го сударства, содержимые им, подобно чиновникам, но весьма пло хо и голодно. Государственная власть – хозяин земли и труда – кончает здесь буквальным приложением теории Платона, говоря:

"как власть я не считаюсь ни с вами, ни с вашим имуществом, как принадлежащим вам самим;

я рассматриваю вас, вашу семью и достояние как собственность государства. Это было воистину подлинной государственной организацией труда, где в руках го сударства находилось почти все производство и распределение богатств. Для гражданина, как и государства, следствия были смертельными. У граждан не было никаких прав, а были только обязанности. Из-за одной цели – чтобы они лучше выполняли государственные обязанности – были нарушены священнейшие права личности и отняты важнейшие свободы. Прикованные поч ти неразрывными цепями к их условиям, заключенные в касты, открывающиеся только для входа, а не выхода, граждане не мог ли и думать о восхождении по социальной лестнице. Права граж данские и частные! – Они были конфискованы. Право собствен ности! – Оно исчезло или стало иллюзорным. Профессиональная свобода! – Ее не стало»1.

Рим обложил данью, фактически подчинил себе все страны Средиземноморья и обширные соседние регионы трех континен тов, создав, таким образом, такое территориальное объединение, которого прежде не знала история.

Древний Рим нельзя сравнивать и с крупными общественными системами современного западного мира, поскольку он существовал в течение столь длительного периода времени. Ни одной западной цивилизации или крупному политическому объединению не удава лось даже близко подойти к своему тысячелетию. Для исследовате ля исключительно ценным является то обстоятельство, что это бес прерывно развивавшееся общество доступно для исследования на любой фазе его становления, укрепления и проведения преобразо ваний.

Римский опыт нам важен: интерес представляет попытка вос создать это уникальное историческое явление в том виде, в каком оно существовало, полностью абстрагируясь от всех современ ных проблем. Изучение столь захватывающего и неповторимого Сорокин П. А. Общедоступный учебник социологии: статьи раз ных лет. – М.: Наука, 1994. – С. 363. (Социологическое наследие).

исторического процесса вполне оправдано. Такой интерес стано вится куда глубже, если учесть, что мы сами являемся, волей неволей, наследниками Рима. Тысячью невидимых нитей рим ская цивилизация навечно вплелась и в нашу жизнь.

Однако мы не всегда хотим воскресить опыт римлян, ибо хотя иногда то, что они делали, вызывает восхищение и зависть, многое другое – только отвращение (гладиаторские бои). Большая часть того, что они достигли, основывалась на применении силы и иных методов принуждения. Здесь следует обратить внимание на вторую стадию цикла развития римского государства, так как за периодами насилия следовали фазы политического урегулирования, во время которых как сам народ, так и его правители демонстрировали свою мудрость и проницательность (например император Веспасиан в 69–79 гг. н.э.). Многое из того, что было в Древнем Риме, продолжа ет существовать, с некоторыми изменениями, в рамках этих госу дарств-наследников: язык, правительство, право, церковь, литерату ра, искусство, образ мышления и жизни. Если сравнивать налоговые системы Древнего Рима и современных государств, то ряд платежей поражают своей схожестью (прил. 1).

На первом этапе становления и развития своей государствен ности (царский период) римская знать в политическом отноше нии во многом зависела от предпочтений свободных римских граждан, которые обладали правом голоса на выборах в куриат ные комиции (позже в центуриатные комиции). И чтобы повы сить свой политический вес и занять соответствующее положе ние во власти, знать предпринимала для этого различные спосо бы. Одним из основных был способ максимального уменьшения налогового бремени с граждан города Рима. Поэтому римские граждане в царский период в мирное время прямых налогов не платили, а в военное время ими уплачивался прямой государст венный налог на собственность – трибут.

В эпоху республики (ок. 510 г. до н.э. – 31 г. до н.э.) ситуация в налоговой сфере кардинально изменилась: Рим начал завоева ние провинций. Как уже указывалось выше, к 250 году до н.э.

Риму принадлежала уже вся Средняя Италия. Римская республи ка далеко раздвинула границы своего государства, это повлекло усложнение налоговой системы, а самое главное, возникла необ ходимость в разработке политической стратегии и тактики, свя занной с налогообложением провинций.

В период Республики в управлении Италией Рим придерживал ся сравнительно мягкой тактики: завоеванным предоставлялась из вестная внутренняя самостоятельность, а некоторым даже права римского гражданства. Как правило, они не платили налогов, если не считать налога крови, т.е. обязанности выставлять вспомогатель ные войска. Завоеванным общинам оставлялась значительная часть их земель. Остальная земля частью обращалась в государственную и сдавалась в аренду, частью продавалась желающим (в том числе и ее бывшим владельцам), частью раздавалась бесплатно римским гражданам в виде мелких участков.

Такая мягкая политика, в том числе и в налоговой сфере, по от ношению к италикам стояла в резком противоречии с более поздней имперской провинциальной политикой Рима. Это объясняется сооб ражениями политического характера: недовольство италиков было гораздо опаснее для Рима, чем недовольство далеких провинциалов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.