авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«Федеральное агентство по образованию Владивостокский государственный университет экономики и сервиса С.Г. ВЕРЕЩАГИН ...»

-- [ Страница 9 ] --

4.2. Политическая практика лоббирования налоговых льгот С принятием новой Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года и обновлением на ее основе российского законодательства вступили в силу новые политические институ ты, которые хорошо развиты, изучены и имеют большую практи ку в странах Западной Европы и США. К их числу следует отне сти выборы, парламентаризм, институты уполномоченных пред ставителей власти, уполномоченного по правам человека в Рос сийской Федерации и др.

В 90-е годы мы столкнулись с феноменом олигархии, до того известным лишь по учебникам истории. Если олигархии начала XX века представляли собой слияние промышленного и банков ского капитала, олигархия постперестроечного периода родилась на стыке государственной бюрократической машины и финансо во-сырьевой составляющей экономики. Позже государственная машина решила, что в некоторых аспектах управления финансо выми потоками можно обойтись и без «специально обученных»

людей (которые к тому же начали играть слишком заметную роль в политике). Так из общественной жизни пропали явные олигар хи, а в обиход политологов вошло стойкое сравнение нашей ны нешней формы государственности с корпорацией.

В результате резкой трансформации основ государства и об щества возникли уникальные условия для создания многомилли онных состояний. Именно в этих условиях активизировались лоббисты нового образца, которые посредством давления на власть стали участвовать в распределении высокорентабельных ресурсов – путем получения экспортных сырьевых лицензий, участия в чековой приватизации, в залоговых аукционах и т.п. В результате жесткого лоббирования интересов в период перехода экономики на новые рыночные отношения было создано боль шинство сегодняшних российских состояний.

Известно, когда бизнес выходит на более высокий уровень, политика становится его неотъемлемой частью – хочет этого биз несмен или нет.

Процесс формирования олигархического капитала в России и его сращивание с властью на определенной стадии своего разви тия привел к неизбежному противостоянию между бюрократиче ски организованной властью и крупным бизнесом. Провозгла шенная в стартовый период перестройки свобода индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности реализовывалась при отсутствии установленных государством правил игры, в атмосфере всевластия денег и практически неог раниченного чиновничьего и бандитского произвола. Это приве ло к установлению нелегитимных форм отстаивания интересов крупного бизнеса во власти. В то же время усиление го сударственной власти, опирающейся в первую очередь на адми нистративный ресурс, обострило конфликты между бизнесом и властью.

В связи с этим доктор исторических наук Перегудов С.П. от мечает: «Как известно, в 1990-е годы на какое-то время бизнесу («олигархам») удалось «приватизировать» государство»1.

Единственная возможность рассудить эти конфликты – соз дать легитимный механизм их разрешения, определить правила игры. Одним из важных шагов в этом направлении должно быть принятие закона о правовом регулировании лоббистской де ятельности в России2.

Говоря же о законе, призванном регулировать лоббистскую деятельность, надо сказать, что попытки его принять предприни мались неоднократно. Первая – еще во времена Верховного Совета РСФСР. Затем – в 1995 году, когда в Госдуму депутатом Владими ром Лепехиным был внесен и даже рассмотрен в первом чтении фе деральный закон о регулировании лоббистской деятельности. Голо сование было таким: за – 117, против – 8, воздержались – 5. Осталь ные депутаты, как видно из результатов, просто проигнорировали голосование. После чего к этому законопроекту уже не возвраща лись. В 2003 году депутаты Надеждин, Немцов и Хакамада подгото вили свой вариант закона, по мнению экспертов, достаточно попу листский, и он тоже не получил одобрения3.

Перегудов С.П. Конвергенция по-российски: «золотая середина»

или остановка на полпути? // Полис. – 2008. – № 1. – С. 91–109.

Любимов А.П. История лоббизма в России. – М.: Фонд «Либе ральная миссия», 2005. – С. 8.

См.: Шитье закона на заказ. Парламентский лоббизм: как вывести его из тени? URL: http://www.stratagema.org/lobbizmpressclip.php?nws= dkv8k1274373132 (дата обращения 30.10.2006).

Термин «лобби» пришел в английский язык из средневековой латыни и первоначально обозначал крытую площадку для прогу лок, коридор. С 1553 года так стала называться прогулочная площадка в монастыре, столетие спустя – помещение для прогу лок в палате общин Англии. Политический же оттенок это слово приобрело еще через два столетия, в Америке, когда им начали называть покупку голосов за деньги в коридорах конгресса. Дос товерно известно, что традиции лоббизма уходят своими корнями в годы президентства У.С. Гранта (1869–1877), генерала, сни скавшего славу во время гражданской войны в Соединенных Штатах Америки в 1861–1865 годах. Вечерами 18-й американ ский президент и его команда после «трудов праведных» имели привычку отдыхать в одной из гостиниц, точнее, в ее вестибюле, который назывался «лобби». Там министры, а также сенаторы встречались с разными людьми, выслушивали их просьбы и да вали слово – зачастую не бескорыстно, а за звонкую монету, – выполнить их. Остается сказать, что годы президентства Гранта ознаменовались огромным ростом коррупции, хищения государ ственных средств и спекуляции1.

Еще лоббистами в XIX веке называли просителей, прихо дивших в государственные учреждения. Тогда считалось, что до пускать таких людей в залы заседаний – туда, где принимаются законы, нельзя, поэтому они не могли пройти дальше холлов и приемных, т.е. кулуаров (lobby в переводе с англ. – кулуары).

Лоббизм предоставляет отдельным гражданам и группам граждан возможность косвенно участвовать в создании и подго товке правовых и политических решений, и это очень важно, по скольку большинство этих групп может не иметь отстаивающих их интересы представителей в парламенте и/или в органах испол нительной власти.

Возникает вопрос: в чем основное различие между политиче ской партией и группой давления? Политические партии, так же как и группы давления, предназначены для представительства и защиты интересов социальных групп. Однако между политиче скими партиями и группами давления имеется существенное раз Подробнее см.: Малько А.В. Политико-правовые проблемы лоб бизма // Политология для юристов: курс лекций / под ред. проф.

Н.И. Матузова и проф. А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1999. – С. 448–464.

личие. Политические партии предназначены защищать общие интересы своих избирателей. Группы давления специально орга низуются, чтобы защищать частные, особенные интересы своих членов.

Политические партии – это прямой и формальный субъект политики. Основная цель политической партии – борьба за власть, ее удержание и осуществление. Группы давления – это косвенный политический субъект. Они не ставят перед собой за дачу завоевания, удержания и осуществления власти. По мнению Магдвика, группы давления – это такие группы, которые стре мятся изменить правительственную политику в ее основопола гающих или административных аспектах, используя различные формы воздействия, но без того, чтобы самим добиваться прави тельственной власти. Таким образом, в отличие от политических партий группы давления стремятся не к присутствию внутри вла сти, а, оставаясь на периферии политической системы, оказывать влияние на власть различными средствами и методами давления.

На основе вышеизложенного Р.Ж. Шварценберг дает такое опре деление: «Группа давления – это организация, созданная для за щиты интересов и оказания давления на публичную власть с це лью добиться от нее таких решений, которые соответствуют ее интересам»1.

Механизм взаимодействия российских групп давления, пред принимателей, олигархов, коммерческих, общественных объеди нений и организаций, граждан, а также иностранных фирм и ор ганов власти сегодня все более закулисен и в ряде случаев, воз можно, коррумпирован. В этих условиях существенными пре имуществами во взаимодействии с органами власти обладают более организованные группы давления и сильные общественные объединения, имеющие финансовые ресурсы, связи в федераль ном руководстве, в то время как простые граждане и большинст во общественных объединений не имеют возможности воздейст вовать на процесс принятия решений. Показательными и всем известными примерами активной борьбы за сферы влияния могут служить продажа пакета акций АО «Связьинвест», «Роснефть», выборы и назначения на руководящие посты в РАО «ЕЭС» и др.

Цит. по: Политология: учебное пособие для вузов / науч. ред.

А.А. Радугин. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Центр, 2001. – С. 208.

Например, любопытный сплав законотворчества, политики, лоббизма, коррупции, «подковерной борьбы», хитроумных фрак ционно-партийных комбинаций можно наблюдать в российской Государственной Думе, которую, к сожалению, никак нельзя на звать храмом права и законности. Специалисты в области борьбы с коррупцией полагают, что ежегодный оборот от ходатайств де путатов на имя высокопоставленных чиновников исчисляется многими миллиардами рублей. Один более-менее значимый за прос в Госдуме этого созыва, по данным «НИ», стоит не меньше 7–10 тыс. долларов. По неофициальным данным, 30–40% депута тов Госдумы так или иначе берут взятки за лоббирование интере сов различных коммерческих структур. Большей частью деньги платят за запросы1.

Особенно поражают циничные «политические торги». По сви детельству весьма осведомленного бывшего министра внутренних дел, а ныне депутата Госдумы А.С. Куликова, сегодня один «неза висимый» депутат стоит 50 тыс. долларов плюс 5 тыс. ежемесячно в виде заработной платы. С.С. Говорухину, как пишет Куликов, пред лагали за выход из фракции более миллиона долларов2. На торговле властью сколачиваются огромные состояния.

Цена определяется уровнем лоббирования: одно дело органы местной власти и совсем другое – Федеральное собрание. Самым дорогим проектом у лоббистов любой страны считается ее бюд жет. Россия – не исключение. Заинтересованных политических субъектов – масса, от отдельных компаний до субъектов федера ции. Разумеется, учитывается и цена вопроса. Если это общепо литический конфликт, услуги обойдутся дороже, поскольку депу тат рискует быть обвиненным в лоббизме.

Инициатива того или иного закона со стороны депутатов нижней палаты парламента обойдется заинтересованной стороне еще дороже – $40–80 тыс. Следующая ценовая ступень – внесе ние поправок в законы, а проталкивание важных законопроектов может стоить от $50 тыс. до $300 тыс. Рекордсмены здесь – по Красилова Н., Ткачук С. Цена запроса в Думе резко выросли цены на лоббистские услуги депутатов // Новые Известия. – 2005. – 16 сент.

Куликов А.С. Власть ржавчины // Московский комсомолец. – 2002. – 12 апр.;

Закатнова А. Партия – это тоже товар // Независимая газета. – 2001. – 6 окт.

правки в Налоговый кодекс, за которые отвечает бюджетный ко митет.

Отдельная статья расходов – голосование в Думе. Здесь до сих пор вспоминают, как в 1999 году нижняя палата голосовала по импичменту президента. Тогда, по словам очевидцев, один голос «против» стоил $60–80 тыс. На следующий день многие депутаты приехали на работу на новых машинах.

Высшая ступень – администрация президента. Тут основная ставка делается на тонкость политической игры лоббиста. А это дорогого стоит. Например, администрация обязана давать заклю чение на любой законопроект, принимаемый Думой. И появление нужного заключения может обойтись в $200–300 тыс. Как показывает политическая практика, основной целью лоббистов в налогово-бюджетной сфере является получение на логовых льгот. Налоговые льготы – элемент налога, определяю щий частичное или полное освобождение физических или юри дических лиц от уплаты налогов. В зависимости от типа государ ства, его социально-экономического развития и финансовой по литики могут существовать различные виды налоговых льгот: не облагаемый налогом минимум доходов;

налоговые скидки;

пол ное освобождение от уплаты некоторых налогов;

выделение не которых форм доходов, не подлежащих налогообложению и т.д.

Налоговые льготы могут использоваться государством для сти мулирования научно-технического прогресса, форсированного развития перспективных отраслей производства;

для облегчения предприятию финансового бремени, обусловленного необходи мостью соблюдения экологических требований;

для социальной поддержки малоимущих слоев общества;

для проведения опреде ленной демографической политики.

Налоговые льготы – это элемент прежде всего специального правового статуса лица, механизм дополнения основных прав и свобод субъекта специфическими возможностями юридического характера. Налоговые льготы выступают правомерными ис ключениями, законными изъятиями, установленными компе тентными органами в нормативных актах в соответствии с демо кратическими процедурами правотворчества. Льготы, как прави Подробнее см.: Минченко Е. Современные тенденции в техноло гиях лоббизма / Интернет - http://parlcom-evolution.ru/main.php?id=Art ло, фиксируются с помощью нормативных, а не правоприме нительных актов. Запрещение законом предоставлять льготы в индивидуальном порядке преследует цель – свести к минимуму корыстное усмотрение, которое может проявиться в этом процес се. Как показывает мировая практика, налоговые льготы – это, как правило, всегда злоупотребления со стороны тех, кто их пре доставляет, огромные потери бюджетных средств и т.д.

В то же время полностью отрицать налоговые льготы нельзя, так как это не соответствует принципу справедливости. Однако государство должно обладать информацией о «цене» налоговых льгот для бюджета.

На наш взгляд, сложившаяся политико-правовая практика предоставления налоговых льгот в России подтверждает, что ос новным рычагом их проталкивания через законодательные орга ны является механизм политического лоббирования со стороны групп давления и олигархов.

Анализируя лоббистскую деятельность в Верховном Совете, в первую очередь следует отметить неразвитость института лоббизма, что, на наш взгляд, можно объяснить отсутствием законодательных основ и спроса на цивилизованный лоббизм среди предпринимате лей в законодательных верхах власти – каналы эффективного взаи модействия только выстраивались. Как верно подмечено в исследо вании «Лоббизм в России: этапы большого пути», «простора для деятельности (прежде всего бизнеса. – авт.) было достаточно и мес та на новопровозглашенном рынке хватало всем», «апофеозом стала экспортно-импортная деятельность, когда каждая организация меч тала зарегистрироваться как участник внешнеэкономической дея тельности и получить лицензию и квоту на экспорт хоть чего нибудь»1.

Период 1994–2004 годов характеризуется тем, что в это вре мя действует новая Конституция РФ 1993 года и появилась новая конфигурация федеральной власти. Власть, чиновники, олигархи активизируются. Лоббистская деятельность ведется на разных уровнях: федеральная исполнительная и законодательная власть, Нещадин А.А., Блохин А.А., Верещагин В.В., Григорьев О.В., Ио нин Л.Г., Кашин В.К., Малютин М.В. Лоббизм в России: этапы боль шого пути / Экспертный институт: Избранные доклады (1992–1997). – М., 2002. – С. 18–19.

региональная исполнительная и законодательная власть, муници пальная власть (префектуры, муниципалитеты) и пр. Выбор объ екта лоббирования зависит от множества факторов: кто лоббиру ет, какие цели и задачи ставятся и т.п.

Рынок лоббистских услуг в политике оценивается в несколь ко миллиардов долларов. Депутат Николай Павлов жалуется, что в Думу постоянно ходят представители бизнеса, предлагая деньги депутатам, и ратует за принятие нового закона о лоббизме.

Член комитета Госдумы по безопасности Николай Пав лов….считает, что лоббирование интересов коммерческих струк тур необходимо ввести в правовое русло, и настаивает на реани мировании закона о лоббизме, который был инициирован Ириной Хакамадой, Борисом Немцовым и Борисом Надеждиным из СПС в декабре 2003 года. С целью того, чтобы официальные лобби тех или иных компаний регистрировались на законных условиях, «как это происходит в большинстве стран с парламентской рес публикой», отметил Павлов. На вопрос «Газеты.Ru», можно ли сейчас оценить рынок лоббистских услуг в России, депутат отве тил: «Речь идет о серьезных деньгах: индивидуальные вопросы – это миллионы долларов, а предвыборные кампании – это сотни миллионов долларов». Как считают эксперты, депутат сущест венно преуменьшает объемы рынка лоббистских услуг в полити ке. Он исчисляется миллиардами долларов. По мнению полито лога Марка Урнова, «если в целом коррупция исчисляется в $ млрд, то политическая – это много миллиардов долларов, причем она растет с бешеной скоростью». По утверждению Николая Павлова, сейчас больше всех лоббируют свои интересы «экс плуататоры недр: нефть, газ, алмазы, золото и другие драгоцен ные металлы»1.

Обостряется кризис между развивающимся бизнесом (вкупе с распространением в обществе либеральных ценностей свобод ной рыночной экономики, свободы слова, значимости индивида как основы гражданского общества и правового государства) и забюрократизированной властью – они вынуждены сотрудничать и одновременно противостоять друг другу. Делаются попытки Дорофеева А. Лоббисты против лоббистов // Газета.ру. 2005. 13 сент.

URL: http://www.stratagema.org/lobbizmpressclip.php?nws=dmv3p (дата обращения 21.01. 2006).

достичь социального консенсуса, строятся институты защиты прав собственности и личной свободы человека. При этом эконо мика страны продолжает развиваться по преимуществу в теневом секторе, значительная часть представителей бизнеса уклоняется от уплаты налогов, демонстрирует неуважение к законам, круп ные предприниматели получают преференции путем теневого лоббирования своих интересов. Попытки государства побороть коррупционные взаимоотношения бизнеса и власти, привлекая Генпрокуратуру, носят выборочный характер, по большей части демонстративны и малоэффективны.

Лоббизм крупного бизнеса приобретает политическую окра ску и начинается уже на этапе избирательной кампании, когда борьба идет за возможность влиять на структуры Государствен ной Думы и Совета Федерации.

Один из важнейших приоритетов российской правовой поли тики – эффективное противодействие, как пишут некоторые ана литики, «государству № 2», т.е. тем силам, которые из-за кулис пытаются по-прежнему управлять страной, навязывать свою во лю, влиять на принятие решений – с целью затормозить проведе ние структурных реформ и направить ситуацию в желаемое рус ло. «Вакуум власти привел к перехвату государственных функ ций частными корпорациями и кланами. Они обросли собствен ными службами безопасности, использующими незаконные спо собы получения информации»1.

Возникла опасность не со стороны «непримиримой оппози ции», а «справа», со стороны маскирующихся кукловодов «дем баронов», криминалитета, различных полувоенных формирований и структур, практикующих в своей деятельности методы слежки, ис пользования компромата, шельмования неугодных. В своей речи на приеме в Кремле по случаю очередной годовщины со дня принятия российской Конституции президент подчеркнул: «Важно не допус тить, чтобы руль государственной машины оказался в руках поли тических теневиков». Далее он заявил: «Мы обязаны собрать госу дарство, и мы это сделаем».

Дальнейшее развитие экономического кризиса привело к уже сточению борьбы за прибыли и денежные средства. Началось обра Президентское послание Федеральному Собранию 2000 года // Российская газета. – 2000. – 11 июля.

зование крупных корпоративных структур, борьба между которыми охватывает ныне все стороны российской жизни. Сегодня источни ками финансовых ресурсов являются экспортно-импортные опера ции, которые пока еще приносят значительную прибыль, банковско финансовые операции, прямые бюджетные дотации и льготные кре диты, налоговые льготы, льготные экспортно-импортные тарифы, приватизация государственной собственности. Данный перечень диктует направления и методы лоббирования отраслевых группиро вок. В условиях государственного устройства нынешней России существуют четыре основных направления лоббирования: Аппарат Президента РФ, Правительство РФ, Федеральное Собрание (Госу дарственная Дума и Совет Федерации), регион (субъекты Россий ской Федерации, местные органы власти).

Если ранее спорные вопросы решались на уровне ЦК КПСС, то сегодня, из-за отсутствия подобного органа с широкими пол номочиями, они решаются чисто силовыми методами практиче ски на всех уровнях одновременно.

Депутат Государственной Думы РФ В. Лепехин называл пра вительство «вотчиной лоббистов», которое «фактически ими приватизировано»: «...все чиновники представляют различные группы давления»1. Действительно, огромную роль в лоббист ском процессе в нашей стране играют интересы Администрации Президента и Правительства РФ, которые необходимо учитывать всем политическим игрокам на этом поле.

В книге А.В. Макарина по этому поводу говорится: «Бюро кратия в системе политической власти: теория и практика»: «Что касается второй, или «невидимой» части российской политиче ской системы, то она проявляется как неформальная, теневая и нелегальная. Эта структура согласует основные интересы субъек тов политики как в вопросах подготовки большинства публичных решений, так и в процессе их принятия и осуществления. В дан ный процесс вовлечены «группы интересов», или, точнее, «груп пы давления»2.

Цит. по: Толстых П. Закат Государственной Думы // Компания. – 2004. – 23 марта.

Макарин А.В. Бюрократия в системе политической власти: теория и практика / А.В. Макарин. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. – С. 55.

Как уже указывалось, в неформальном процессе участвуют и формальные институты – аппараты президента, правительства, министерств, губернаторов или мэров и т.д. Но и в последнем случае эти структуры действуют не на представительном или правительственном, а на неформальном, личностном уровне и (что является главным) с узкокорпоративными целями. Специфи ка российской политической среды заключается в том, что не формальное поле значительно сильнее формальных отношений.

Те же тенденции отмечает и политолог В.Лапкин: «Для со временной России характерно специфическое, как бы переверну тое соотношение формального и неформального (легитимного и теневого) уровней политической системы, в результате которого неформальный уровень оказывается основным, решающим… Существует неофициальный, теневой уровень политической сис темы – «политическое Зазеркалье». На этом уровне и происходит фактическое согласование существующих интересов основных субъектов политики, более того именно здесь осуществляется как подготовка, так и принятие основных общественно значимых решений. В этих условиях процедура согласования и принятия государственных решений носит закрытый (теневой) характер, что является одной из причин отсутствия доверия к власти1.

Теневая политика наиболее непосредственным образом свя зана с политической коррупцией, а потому должна рассматри ваться как важнейший криминогенный фактор. Характеризуя по литические аспекты коррупции, недостаточно разработанные в на шей криминологической, правовой и политологической науке, В. Лунеев пишет, что она представляет собой коррупционные (или связанные с коррупцией) формы политической борьбы правящих или оппозиционных элит, партий, групп и отдельных лиц за власть2.

О лоббистских возможностях Совета Государственной Думы хорошо сказал Владимир Семаго в «Независимой газете»: «Вот они то (Совет Государственной Думы РФ) и являются верхушкой Думы.

Они собираются и решают, когда внести законопроект на рассмот Лапкин В.В. В поисках России политической // Кентавр. – 1999. – № 8. – С. 174.

Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организа ционные и правовые проблемы. // Государство и право. – 2000. – № 4. – С. 102–103.

рение рядовых думцев. Процедура эта очень быстрая. Впрочем, ко гда появляется желание «сбить» побольше денег, она – процедура – может очень сильно растянуться...» Каковы же методы воздействия на публичную власть, приме няемые группами давления для обеспечения своего влияния? Отве чая на этот вопрос, прежде всего, следует отметить, что методы – средства воздействия – в значительной мере определяются характе ром политической системы, существующим политическим режи мом, уровнем политической культуры в стране и в самих группах давления. Английский политолог Р.А. Доуз, например, указывал на прямую связь между степенью признания группой давления леги тимности правительства и применяемыми ею средствами давления.

«Если та или иная группа принимает решение как законное, то она будет бороться против не угодных ей решений правительства ис ключительно конституционными средствами. Если же группа не воспринимает режим как законный, то она будет считать себя сво бодной использовать и незаконные средства и методы, такие как подкуп правительственных чиновников или оказание поддержки диссидентским политическим группам»2.

Поскольку олигархи как физические лица не располагают публичным политическим ресурсом для победы на прямых обще национальных выборах, ключевой субъект правящего слоя при нял решение ограничить полномочия президента РФ и трансфор мировать Россию из президентской республики в президентско парламентскую квазифранцузскую модель. Основным идеологом подобной трансформации до своего ареста выступал глава НК «ЮКОС» Михаил Ходорковский, которого явно и неявно под держивали другие ключевые фигуры олигархического пула – Р. Абрамович, О. Дерипаска, М. Фридман. Подобное положение привело к значительному ослаблению общественного контроля над исполнительной властью, фактически ставшей на сторону олигархического капитала. Однако в условиях, когда в стране почти нет реальных политических партий, институты граждан ского общества находятся в зачаточном состоянии, основные Копылов С., Щуплов А. Интервью бывшего депутата Владимира Семаго // Независимая газета. – 2000. – 16 марта.

Цит. по: Политология: учебное пособие для вузов / науч. ред.

А.А. Радугин. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Центр, 2001. – С. 209.

системы массовых коммуникаций контролируются олигархами, нельзя говорить о том, что проолигархическая радикальная трансформация властной машины отвечает интересам России и ее народа. Речь идет о дальнейшем ослаблении зависимости пра вящего слоя от каких бы то ни было внешних институтов и объ ективных интересов страны. Ограничение полномочий прези дента на нынешнем историческом этапе означало бы переход власти непосредственно к сверхкрупному бизнесу, свободному от какого бы то ни было реального контроля. Необходимо также иметь в виду, что Россия не располагает позитивным историче ским опытом парламентаризма, и, фактически, можно было го ворить о перспективе олигархического переворота в России. Это привело, как известно, к необходимости со стороны власти в 2003–2004 гг. на примере корректировки взаимоотношений с НК «ЮКОСом» наглядно показать, кто в России является настоящим политическим хозяином.

Анализируя деятельность 64 самых крупных российских ком паний, больше не контролируемых государством, журналисты обнаружили, что 85% их капиталов находятся в руках всего лишь восьми групп акционеров. Речь идет о такого уровня группах, олицетворяемых главами корпораций, как: Владимир Потанин («Интеррос»), Михаил Фридман («Альфа-групп»), Олег Дерипа ска («Русский алюминий», «Базовый элемент»), Роман Абрамо вич («Русский алюминий», «Сибнефть»). Из этих 64 крупнейших российских компаний, оборот которых в 2000 г. составил млрд долл., 47 млрд долл. приходится на контролируемые госу дарством компании, главным образом, «Газпром» и РАО «ЕЭС России», а 62 млрд долл. – на частные компании, обеспечиваю щие 25% ВВП1. В западных странах, опыт которых признается либеральной мыслью «модельным» для России, законодательное ограничение монополизма и сверхконцентрации капитала пре вратилось в самостоятельную отрасль правового регулирования, осуществляемого, главным образом, федеральными законами.

Например, в США характерным правовым явлением стало так называемое антитрестовское законодательство, направленное на недопущение чрезмерной концентрации экономического могу Политология: учебное пособие для вузов / науч. ред. А.А. Раду гин. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Центр, 2001. – С. 235.

щества в руках монополий. В частности, следует отметить закон Шермана, который со ссылкой на нормы общего права объявил незаконными объединения, преследующие цель монополизиро вать междуштатную и внешнюю торговлю США. К моменту ак туального введения закона Шермана и комплекса субсеквентных правовых актов (1941 г.), по некоторым данным, в США было монополизировано порядка 40% капитала. В России, как уже от мечалось, этот показатель вдвое выше.

Ключевой субъект правящего слоя опирается на эксклюзив ные политико-административные ресурсы, включая, но, не огра ничиваясь этим, особые возможности влияния на председателя правительства и руководителя администрации президента. Оли гархический капитал как крупнейший субъект российского ле гального лоббизма пытается уверить Кремль, что только он мо жет быть надежной опорой власти в долгосрочной перспективе, а потому все происходящее имеет исключительное значение в преддверии президентских выборов 2008 г. Вполне очевидно, что сход с траектории «олигархической модернизации» в ближайшей перспективе отнюдь не гарантирован, это лишь исторический шанс для России, но этим шансом необходимо воспользоваться.

В 1991–1995 годах первоначальное накопление капитала происходило в значительной степени в результате экспортно импортных операций, поэтому лоббизм на уровне исполнитель ной власти играл в то время определяющее значение.

В этот период своеобразной формой приватизации средств бюджета стало предоставление незаконных налоговых льгот при ближенным коммерческим структурам, нередко функционирую щим под самыми благородными названиями. Объем таких льгот за 1993 – первую половину 1994 г. превысил масштабы ожидае мых доходов от денежной приватизации. Газпром в 1996 году, являясь должником бюджета (то есть – всех нас!), перечислял деньги в избирательный фонд конкретного кандидата – главы го сударства Ельцина Бориса Николаевича. И государственная ком пания (40% акций у государства) за это получила отсрочку по платежам в бюджет! А спустя некоторое время с Газпромом был заключен договор о доверительном управлении государственны ми акциями. Что это означает? Это означает, что Газпрому было передано право управлять им от имени государства! Объект управления получил право управлять сам собою, да ему же за это еще и деньги платят1.

Примерами «захвата исполнительной власти лоббистами»

могут служить конкретные случаи предоставления налоговых льгот на основании «указного» права в начале 90-х годов2.

Так, доля недополученных государством налоговых поступ лений в бюджет за счет скидок и льгот РАО «Газпром» только за первый квартал 1996 года составила 24 трлн рублей3. В обычную практику вошло перераспределение государственного бюджета через различного рода льготы «своим» структурам и лицам. На пример, коммерческим структурам было «подарено» 6 трлн руб лей4. Много необоснованных льгот было предоставлено лицам и предприятиям, финансировавшим предвыборную компанию пре зидента РФ. В числе таких компаний: «Фонд спорта», созданный тренером Президента РФ Шамилем Тарпищевым5, крупнейшие частные компании «ЛУКойл» и «Юкос», крупнейший в мире «Как грабили Россию» – выступление Ю. Болдырева, члена Счет ной Палаты в программе «Здесь и сейчас» на 1 канале ОРТ 30.11.98 г.

18–45 Мск. URL: http://nabat.nm.ru/ Grabili.html (дата обращения:

02.02.2006).

Например, Указ Президента РФ от 18 мая 1995 г. № 496, согласно которому предприятия, входившие в Российский авиационный консор циум, получали налоговые льготы и отсрочки по уплате налогов. Ука зом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2486 льготы были предос тавлены АО «Автомобильный Всероссийский Альянс» («АВВА»).

Черковец О. Золотой год «Газпрома» // Советская Россия. – 1996. – 18 мая.

См.: Конференция по проблемам организованной преступности // Государство и право. – 1996. – № 5. – С. 131.

По данным Счетной палаты РФ ущерб, НФС, используя налого вые льготы, нанес ущерб государству в размере 24 трлн. (от автора – неденоминированных) рублей. Окончательно тарифные льготы для НФС были отменены лишь в конце 1995 года / См.: Информация перво го заместителя министра финансов РФ С.М. Игнатьева «О принятых мерах по итогам проверки Счетной палатой Российской Федерации эф фективности использования Национальным фондом спорта средств, выделенных фонду из федерального бюджета в виде различных налого вых льгот для развития физической культуры и спорта» URL:

обращения:

http://www.akdi.ru/gd/PLEN_Z/1997/s26-09_v.htm.(дата 10.03. 2006) горно-обогатительный комбинат «Норильский никель» и другие.

«Норильский никель» получил налоговые уступки на общую сумму в 6 трлн рублей, «Юкос» – 5,5 трлн рублей1.

Например, спортивный фонд, возглавляемый Тарпищевым (известным теннисным тренером), стал одним из самых мощных лоббистов, благодаря близости руководителя фонда к Президенту РФ Борису Ельцину, и в результате получил беспрецедентные льготы на экспортно-импортные операции. В 1993–1995 годах именно НФС являлся главным импортером алкоголя и сигарет2.

В 1994 году под давлением Мирового банка и Международ ного валютного фонда экспортно-импортные льготы были отме нены. Льготы для НФС должны были перестать действовать марта 1994 года, однако НФС удалось мобилизовать своих лоб бистов в Государственной Думе и действие льгот продлили до 15 мая. В июле 1995 года Анатолий Чубайс, тогда первый замес титель Председателя Правительства РФ, утверждает закрытый порядок компенсации отмененных льгот в пользу НФС, выпустив документ «Порядок компенсации потерь, возникших при отмене льгот по таможенным платежам при проведении внешнеторговых операций по контрактам спортивных организаций»3.

Коэффициент собираемости налогов за первую половину 1996 г. cоставил всего 65%, а доля собираемых налогов в ВНП составила 6,5% против 11% в 1995 году4 (другие данные приво дит в своем письме от 26.11.1996 г. к Председателю Правительст ва РФ В.Черномырдину министр экономики РФ Е. Ясин5. Он от мечает: «Возможности налогообложения сокращаются быстрей, Сафрачук В. «Вся страна сил полна» // Советская Россия. – 1996. – 27 июля.

См.: О протекционистской политике Российской Федерации в об ласти физической культуры и спорта: Указ Президента РФ от 22.11.1993. № 1973 // Собрание актов Президента и Правительства РФ.

1993. № 48;

О таможенных льготах для товаров, закупаемых Нацио нальным фондом спорта : распоряжение Правительства РФ от 13.05.1994 № 692-р // СЗ РФ. – 1994. – № 4. – 23 мая.

Подробнее см.: Мухин А.А., Козлов П.А. Семейные тайны, или неофициальный лоббизм в России. – М., 2003.

Сафрачук В. Указ. соч.

Кошкарева Т., Нарзикулов Р. Трагичное и секретное письмо Яси на Черномырдину // Независимая газета. – 2000. – 24 ноября.

чем падает производство, в том числе и потому, что последнее может какое-то время поддерживаться за счет демонетизации и бартеризации экономики. Однако предел близок, возможно, мы уже переступили его. При том состоянии и уровне производства, который мы сегодня имеем в России, судя по опыту других стран, невозможно собрать налогов и иных доходов в консолидирован ный бюджет более 25–26% ВВП. Сегодня мы собираем 28%. Ес ли это верно, то борьба за сбор налогов, особенно с массы про мышленных предприятий, большей частью уже лежащих на боку, может привести лишь к краткосрочному успеху, но и к дальней шему более глубокому падению»).

В этот же период из 2,6 млн зарегистрированных в стране предприятий исправно платили налоги в 1996 г. лишь 18%. Почти 800 тысяч из них не представляли государству никакой отчетно сти, находились «в розыске»1. В конце первого полугодия 1996 г.

объем налоговых недоимок был выше 100 трлн рублей, из них задолженность федеральному бюджету составила около 60 трлн рублей2.

До лета 1997 г. обеспечение нелегальных доходов соответст вующим коммерческим структурам было главным направлением экономической политики России. Господствующий здесь произ вол стал базой невиданного расцвета коррупции.

Среди основных источников обогащения – нецелевое ис пользование средств государственного бюджета (льготные креди ты, освобождение от налогообложения, субсидируемый импорт), экспортные квоты и приватизация.

Возможности участия в экспорте нефти, природного газа, ме таллов и других сырьевых материалов, ввиду существовавшей на начальном этапе огромной разницы между внутренними ценами и ценами мирового рынка, также обеспечивали в России огромные сверхприбыли людям с большими связями – должностным лицам компаний-производителей, коррумпированным чиновникам.

Противостояние бизнеса, заинтересованного в том, чтобы рамки регулирования рыночной экономики были как можно бо Кучеренко В. С высот макроэкономики пора спускаться // Россий ская газета. – 1996. – 22 oктября.

Илларионов А. После раздачи слонов // Советская Россия. – 1996. – 6 июля.

лее свободными, и государственной власти, опирающейся на право узаконенного насилия с целью поддержания стабильного социального общества, – это противостояние неизбежно. Однако бизнес, в силу самой логики своего развития, заинтересован в политически стабильном, некоррумпированном государстве с четкими неизменяющимися законодательными нормами регули рования экономики и общественных отношений. Что касается государственных мужей, то они, со своей стороны, тоже понима ют, что без свободно развивающегося бизнеса экономику страны не поднять, а значит, не добиться социальной стабильности в об ществе, не построить сильное государство. Это понимание своей взаимозависимости в интересах всего общества неизбежно ведет к осознанию необходимости легитимного сотрудничества на рав ных, в рамках закона. В зависимости от выбранной государством политической платформы видоизменяются и пути достижения компромисса между бизнесом и властью. Если отстаивание инте ресов субъектов права во властных структурах видится идеоло гам государственного развития с позиций становления цивилизо ванного рынка и демократических норм, то путь к достижению этой цели лежит только через развитие институтов гражданского общества, формирование основ правового государства.

Цивилизованное отстаивание интересов различных слоев об щества во властных структурах рождает спрос на законность. Дис куссии о необходимости и путях легитимизации лоббистской дея тельности, уровне жесткости контроля за лоббистскими отноше ниями и их финансированием, возможных формах организации и открытости лоббистов ведутся давно. Большинство развитых стран с богатым опытом демократических преобразований идут по пути законодательного оформления легитимных способов представле ния и отстаивания интересов широкого круга субъектов права во властных структурах.

Согласна с такой точкой зрения и социолог Е.Б. Тихомирова.

В статье «Лоббизм как специфическая форма коммуникаций с общественностью» она пишет: «Для того чтобы лоббизм стал формой цивилизованного согласования интересов и установления связей между их носителями и властью, необходимы определен ные политические условия. Значение некоторых из них подтвер ждает практика стран, которые прошли период нелегального лоб бизма и, где сегодня он уже превратился в респектабельную и уважаемую профессию. Опыт этих стран свидетельствует, что лоббизм остается незаконным до тех пор, пока в стране сущест вует низкий уровень демократизма, а в государстве – слабый пар ламент и могущественный президент»1.

По мнению классика элитологии, французского политолога Р.-Ж. Шварценберга, лоббизм заложен в саму сущность властво вания. В книге «Политическая социология» он пишет: «...всякий правитель стремится добиться согласия с его решениями, а каж дый из тех, кем управляют, старается выразить свои потребности и сделать так, чтобы о них узнали. Согласие между ними может возникнуть благодаря коммуникации, обмену»2.

В этой связи хочется отметить, что важнейшим политическим ресурсом, которым располагает и бизнес в целом, и бизнес корпора тивный, является степень его доверия к власти. В условиях, когда власть слишком ущемляет интересы бизнеса, «градус» его доверия к ней резко падает, и это тут же сказывается на его инвестиционной и общей деловой активности. Начинается «бегство капитала» за ру беж, падает предпринимательская инициатива и т.д. и т.п. В странах Запада такого рода ситуации иногда называются «забастовками ка питала». И по своей сути это и есть не что иное, как приостановка, пусть и далеко не полная, нормального функционирования внутрен него рынка и экономики. А поскольку любое правительство никак не заинтересовано в сколько-нибудь длительном сохранении такого положения дел, оно начинает более чутко прислушиваться к на строениям и пожеланиям бизнеса и вносить соответствующие кор рективы в свою политику. Опять же, в странах Запада такого рода способность бизнеса воздействовать на поведение государства на зывается «структурной властью» или «властью вето». С ее помо щью удается не только обратить вспять нежелательные действия политической власти, но и добиться тех или иных конкретных мер по стимулированию деловой активности3.

Тихомирова Е.Б. Лоббизм как специфическая форма коммуника ций с общественностью // Вестн. МГУ. Сер. социология и политоло гия. – 2002. – № 3.

Подробнее см.: Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология. – М., 2000.

Перегудов С. П. Конвергенция по-российски: «золотая середина»

или остановка на полпути? // Полис. – 2008. – № 1. – С. 91–109.

В структуре субъектов лоббизма лидирующее положение за нимают организации большого бизнеса – ассоциации предпри нимателей, союзы нефте-, газо- и аэропромышленников, автомо билестроителей и т.п. Как правило, они лоббируют свои интере сы по вопросам освобождения от пошлин, уменьшения налогово го бремени, установления льготного налогового режима на вывоз своей продукции и ужесточения барьеров на ввозимую аналогич ную продукцию, обеспечения государственной поддержки отрас ли или отдельных направлений деятельности за счет бюджетного финансирования. Результат такой напористой лоббистской дея тельности – бюджетные дефициты.

В настоящее время в России наметился процесс создания крупными корпорациями собственных лоббистских подразделе ний, поскольку с разрастанием бизнеса расширяется круг их ин тересов, осуществлять представительство которых предпринима тельские союзы в должной мере уже не могут. Создаются фирмы по связям с общественностью, консультативные, юридические организации, специализирующиеся на проблемах «отношений с правительством».

Стремясь реализовать свои притязания, те или иные лоббист ские группы, как правило, не считаются с общественными инте ресами и действуют вопреки им. Самостоятельность государства в отношениях с заинтересованными группами по поводу лобби руемых проблем проявляется в способности противостоять мо гущественным групповым интересам и принимать независимые решения вопреки любому их давлению.

Подчеркнем еще раз, что отсутствие отрегулированной зако ном возможности открытого лоббирования своих интересов со стороны крупного бизнеса, общественных групп приводит к то му, что большое распространение получают противозаконные методы теневого лоббирования, тогда как строить свои взаимо отношения с властью на гласной, цивилизованной основе, безус ловно, предпочтут многие предпринимательские структуры, про фессиональные союзы, некоммерческие организации. Вместе с тем законодательно отрегулированное правовое поле лоббизма обеспечит цивилизованное продвижение не только их интересов.

В значительной степени оно будет содействовать продвижению в структуры власти интересов отдельных граждан и их объедине ний «по общественным интересам»1.

Как отмечают в своей книге Л.В. Перекрестова и Г.Я. Чухнина:

«В тех случаях, когда в государстве устойчивы тенденции лоббиро вания расходов при определении направлений экономической поли тики, налогоплательщик считает своим долгом позаботиться о своих личных интересах и интересах своих работников, оставшихся без защиты лоббистов. Если при проведении государственной политики интересы отдельных групп начинают преобладать без экономиче ских на то причин, то налогоплательщики, считающие себя обой денными, изыскивают самые различные варианты уменьшения на логовых выплат вплоть до прямого укрывательства налогооблагае мых доходов и объектов»2.

Поэтому сложившиеся политические отношения в рассмат риваемой сфере показывают, что в России еще не завершился, а, возможно, только начинается процесс утверждения дуализма бизнеса и власти, экономики и политики. Как указывалось выше, пока почти невозможно определить, где кончается экономика, а где начинается политика, и наоборот – где кончается бизнес и где начинается власть. Имеет место своеобразный симбиоз этих двух начал. Многие союзы и ассоциации предпринимателей активно включились в политический процесс, ключевые позиции в ряде ведущих отраслей экономики занимают руководители, ори ентированные на политику (прил. 6).

Можно сделать вывод, что одной из главных проблем в сфере налогообложения является отсутствие гибкой и целенаправлен ной государственной политики в деле предоставления и реализа ции налоговых льгот. Современная ситуация в России характери зуется постоянными изменениями, идет процесс передела собст венности и власти, социального расслоения людей. Противоречи вость и нестабильность нашей жизни и соответственно правовой системы не может не оказать влияния на противоречивость и не Тихомирова Е.Б. Лоббизм как специфическая форма коммуника ций с общественностью // Вестн. МГУ. – Сер. социология и по литология. – 2002. – № 3.

Перекрестова Л.В., Чухнина Г.Я. Реформирование систем нало гового контроля в РФ. – Волгоград: Изд-во ВолГУ. – С. 35–36.

стабильность льгот, которые во многом не упорядочены, не со гласованы.

Вместе с тем не следует забывать, что смена социального строя связана, как правило, и со сменой системы льгот (одни от меняются, другие устанавливаются), которая призвана содей ствовать проведению конкретной политики. Но зачастую льготы используются как инструмент в политической борьбе в попули стских целях, когда отдельные лидеры в период выборов пыта ются расширить свою социальную базу, привлечь на свою сторо ну электорат.

Часто льготы не только средство, но и объект политической борьбы. Многие субъекты хотели бы «выйти» из общих рамок, добиться исключения из правил и обладать более свободным (об легченным) налоговым статусом. Поэтому налоговые льготы – предмет особого внимания лоббистов, с помощью которых кон кретные группы давления добиваются выгодных для себя управ ленческих решений, что выражается в основном в тех или иных исключениях. На сегодняшний день лоббирование ярко выраже но в президентских и правительственных структурах, так как именно здесь сосредоточена реальная власть.

Негативное влияние на существующую систему льгот оказы вают и проблемы становления российского федерализма: «парад суверенитетов», сепаратистские тенденции, региональные приви легии, несоблюдение принципа равноправия, закрепленного в ст. 5 Конституции РФ. Известно, что республики пока имеют бо лее значительные льготы, нежели края и области. К тому же не которые из членов Федерации (Татарстан, Башкортостан и др.) уже сейчас путем заключения отдельных договоров с общефеде ральными властями так начали делить полномочия, что получают односторонние налоговые и бюджетные преимущества, устанав ливая для себя «особый льготный статус».

В свое время Б.Н. Ельцин подписал указы о предоставлении различных налоговых льгот Карелии, Коми, Саха-Якутии, Горно Алтайской республике, Иркутской области, Башкортостану, Бу рятии, Удмуртии, а также Корякской, Свердловской, Читинской, Архангельской областям и др. Эти указы предоставляли регио нальным администрациям право использовать большую часть ва лютной выручки региональных предприятий, распоряжаться ча стью производимой продукции, а также освобождать от экспорт ной пошлины вывоз продукции в счет региональной квоты и т.д.

Так, средняя суммарная оценка налоговых льгот и налоговых расходов по шести налогам (налога на прибыль, подоходный на лог, НДС, налог на землю, налог на имущество и платежи за пользования недрам) на периоде 1999–2001 г. превышала 5% ВВП, что свидетельствует о значительной роли данных инстру ментов в России. При этом надо также учитывать, что данная оценка охватывает только шесть налогов и не учитывает ряд льгот ввиду отсутствия статистики1.

Представленные оценки налоговых льгот и расходов по сути отражают прямые потери бюджетной системы от предоставления налоговых преференций. Вместе с тем существуют и косвенные эффекты от налоговых льгот и освобождений, которые, как пока зывает теория и практика (в частности опыт России), в большин стве случаев также приводят к потерям. Как правило, налоговые льготы не оправдывали возложенные на данные инструменты функции экономического стимулирования и распределения бла госостояния, используясь в основном в качестве инструмента оп тимизации налогообложения. Во многих случаях это объясняется тем, что налоговые льготы и освобождения не являлись адресны ми и усложняли налоговое администрирование.

Использование налоговых льгот и освобождений в качестве стимулов является популярной мерой практической политики в краткосрочной перспективе, но, как показывает опыт не только России, это не приводит к росту эффективности ни в краткосроч ной, ни в более длительной перспективе. В этом отношении наи лучшим налоговым стимулом является введение низких единооб разных эффективных ставок налогообложения во всех секторах и по всем типам инвестиций. Такого результата, как и снижения масштабов деятельности, направленной на поиск ренты, можно достичь лишь при сокращении или полной отмене налоговых льгот.


См.: Пономаренко С. Доклад на семинаре по проекту БЭА, 17 но ября 2004 г. «Прямые потери бюджетной системы РФ в результате пре доставления налоговых льгот и освобождений. Налоговые расходы» // Интернет-http://www.iet.ru/publication.php?folder-id=44&category-id=90& publication-id= Особо привлекательными для теневых лоббистов являются налоговые льготы в сырьевой сфере (природная рента). С учетом анализа внутрироссийских и мировых тенденций в области со временного состояния природно-ресурсного потенциала страны, а также требований реформирующейся экономики предстоит соз дать и реализовать новую концепцию использования природных ресурсов в соответствии с общей идеологией и целями России в XXI веке.

Главное при разработке такой концепции – определение роли, которую должны играть природные ресурсы в политическом и со циально-экономическом развитии России.

В свете сказанного выше, представления об использовании природно-ресурсного потенциала в качестве начального импульса для будущего экономического развития уже на основе другой дви жущей силы преимущественно интеллектуального, научно технического характера представляется наиболее перспективными.

Для реализации такой политики важно не просто усилить ин вестиционную активность и вслед за ней – выпуск наиболее эф фективных в товарном отношении природных ресурсов, а связать эту активность с появлением и развитием новых ростков в тех отраслях экономики, которые будут способствовать ее структур ной перестройке и переходу на новый технологический уклад.

Если наращивать производство природных ресурсов в условиях стагнирующей или, еще хуже, падающей экономики, вся выручка от реализации сырьевой продукции и весь эффект от использова ния этих ресурсов в российской экономике уйдут на «латание дыр» и не преобразуют народное хозяйство. Это подтверждает весь предшествующий опыт широкомасштабного использования природных ресурсов. Иными словами, степень активности при родопользовательской деятельности должна быть тесно сопряже на с состоянием экономики, с ее способностью эффективно ис пользовать получаемые средства.

Одной из целей реформ в России объявлено построение гра жданского общества. Вектор этого строительства во многом сов падает с задачами Повестки дня на XXI век, приятой на Саммите Земли в Рио-де-Жанейро. Однако Россия, формально поддержав указами президента (№ 236 от 04.02.94 и № 440 от 01.04.96) кон цепцию устойчивого развития, не спешит с воплощением в жизнь основных целей и задач Повестки. Более того, с каждым годом увеличивается угроза техногенных катастроф, растет поляриза ция населения по уровню доходов, граждане России все более страдают от произвола властей и насилия над личностью.

Лейтмотивом реформ стало возрождение частного предпри нимательства. Однако вместо создания системы свободного и понятного для всех гражданского оборота имущественных прав (пользование, управление, контроль, получение доходов и нало гов и т.д.) эта цель была достигнута посредством раздачи общего имущества по бросовым ценам и логике, непонятной для боль шинства населения. То, что произошло с использованием при родных богатств, свидетельствует об одном: власть в России служит кому угодно, но не большинству населения. Если бы дело обстояло иначе, то за упомянутыми выше указами Президента России должны были бы уже последовать реальные действия по наведению порядка в сфере природопользования и социализации природной ренты.

Наивно полагать, что бизнес, основным побудительным мо тивом которого является извлечение сверхприбыли в условиях жесточайшей конкуренции, будет добровольно радеть о бедных и придерживаться экологических норм и правил, которые провоз глашаются с высоких трибун политиками, учеными и «зелены ми». Для этого недостаточно только указов президента РФ, зая вивших о намерении перейти на модель устойчивой экономики.

Для придания бизнесу социальной и экологической ориентации государство, если оно действительно радеет о строительстве гра жданского общества, должно приложить максимум усилий по введению бизнеса в жесткие институциональные рамки.

Чтобы общество могло влиять на политические события, ка ждый гражданин со школьной скамьи должен знать, что по праву рождения он может рассчитывать на равную со всеми долю при родных богатств. Тем более что мировая практика имеет свиде тельства того, как это можно сделать. К примеру, каждому жите лю Аляски только потому, что он родился и живет в регионе, бо гатом нефтью, ежегодно выплачиваются дивиденды в сумме бо лее 1 тыс долл. США. Подданные ОАЭ по аналогичным мотивам получают от правительства на свадьбу 20 тыс долл. США. Кроме того, правительство выделяет молодоженам 50 тыс долл. в каче стве беспроцентного кредита, который полностью списывается после рождения третьего ребенка. Аналогичную заботу о своих гражданах проявляет и Саудовская Аравия1.

Поэтому каждый гражданин России также должен иметь представление о том, за счет чего прирастают богатства народов, и понимать, что государство должно радеть не только о приросте доходов предпринимателей, то есть частного богатства, но и о приросте общественного богатства. Каждый гражданин должен осознавать, что его личное благополучие напрямую зависит от роста коллективного интеллекта. Каждый гражданин должен об ладать гарантированным правом на контроль общественных бо гатств, а власти, которые он избирает, должны нести ответствен ность за обеспечение этого права и всячески способствовать сня тию завесы коммерческой тайны с экономических результатов использования общих ресурсов. Ибо выдача любой лицензии в природопользовании должна означать лишь одно – передачу об щего капитала во временное пользование частному предприни мателю, который в случае нарушения условий лицензии автома тически лишается права на продолжение своей деятельности.

18 декабря 2003 г. В.В. Путин привел пример негативной ро ли лоббизма в природно-сырьевой сфере. Он отметил: «Во всех развитых экономиках сверхприбыль у нефтяных компаний изы мается государством в соотношении 20 к 80: 20 процентов оста ется нефтяникам, 80 – в доход государства. У нас сверхприбыль делится между нефтяниками и государством – 50 на 50.

В прошлом году правительство вышло с предложением в Го сударственную Думу изменить это соотношение и увеличить изъятие сверхприбыли в доход государства. Лоббисты нефтяных компаний в Государственной Думе не позволили это сделать пра вительству. Правительство предлагало увеличить экспортные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых. По непонят ным для меня причинам против этого предложения проголосова ла целиком фракция КПРФ, против целиком проголосовала фракция «Яблоко», почти не дал голосов СПС, 90 процентов про голосовало «за» от «Единства» – тоже не все, «соскочили» там некоторые депутаты. И другие фракции, центристские фракции Думы, тоже не дали нужного количества голосов. Повторяю, сде Кузнецова Н.В. Наше будущее вылетает в трубу? // Российская земля. – 2003. – № 3. – февраль.

лать это правительству не дали. Но тогда доход от сверхприбыли в государственную казну увеличился бы тоже не на десятки мил лиардов, как считают некоторые эксперты, которые говорят о том, что из «нефтянки» можно выкачать еще до 20 миллиардов, увеличился бы примерно доход на 3 млрд долл.1.

Как отмечает известный экономист И. Осадчая: «В 2002 году средний показатель рентабельности нашей промышленности со ставил 14,1%. Для восьми нефтяных компаний он равнялся в среднем 24,3%2 (прил. 7). Налоговая реформа, реально снизив нагрузку на реальный сектор экономики, дала выигрыш, прежде всего основе олигархии – сверхкрупному региональному бизнесу, так как ему было труднее всего скрывать свои расходы, прежде всего оплату труда. Наиболее крупным выигрышем крупного ка питала было снижение налога на прибыль при исключении инве стиционных льгот – дополнительные доходы были пущены на покупку уже существующих бизнесов, а не на инвестиции. В 2002 г. инвестиции сократились в три раза, и правительство вы нуждено ставить вопрос о восстановлении инвестиционных льгот3.

Цель политики, в том числе и политики налогов в сфере при родопользования, должна быть предельно простой: установить такие режимы налогообложения и сборов за право добычи ресур сов (royalty), которые бы в долгосрочной перспективе максими зировали доходы от эксплуатации любых ресурсов. Проще гово ря, задачей правительства должно быть получение максимально возможного дохода от эксплуатации ресурсов общественной соб ственности на территории страны. Условия и права на эксплуата цию национальных природных ресурсов частными предприятия ми должны определяться правительством. При этом главной его заботой должно быть общественное благо. Самой сложной зада чей является проблема установления оптимального рентного ре Путин В. Чтобы жить лучше, надо обеспечить нужные темпы рос та экономики // Российская Федерация сегодня. – 2004. – № 1. – С. 11.

См.: Осадчая И. Природная рента, сверхприбыли нефтяных моно полий и государство. URL: http://nauka.relis.ru/02/0404/02404006.htm (дата обращения: 06.05.2007).

Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. – М.: ТЕИС, 2004. – С. 206.

жима, который одновременно оставался бы стимулом к произ водству и максимизировал бы доход, выплачиваемый государ ству. Закон об этом должен быть очень тонким и точным.

Политиков и экономистов всегда интересовали принципы наиболее справедливого, рационального и эффективного распре деления совокупного богатства. С принципом справедливости обычно связывают не только устранение тягот бедности и нище ты, но и обеспечение каждому гражданину принятых в цивилизо ванном обществе социальных стандартов;


с принципом рацио нальности – наличие государственных финансов для обеспечения национальной безопасности, защиты государством конституци онных прав гражданина и человека, а также свободы частного предпринимательства;

с принципом эффективности – создание возможностей для расширенного воспроизводства в целях посто янного роста совокупного богатства.

В экономической теории оптимальной со всех точек зрения системой налогов считается та, где основная налоговая нагрузка падает на природно-ресурсную ренту. Это известно со времени физиократов. Поэтому многие авторитетные западные политики и экономисты, включая лауреатов Нобелевской премии, отдают предпочтение рентноориентированной системе формирования доходов государства, связывая уровень социализации ренты со степенью цивилизованности наций1 (прил. 8).

4.3. Политические и организационно-правовые меры государства по борьбе с теневой экономикой, уклонением от уплаты налогов и противодействию легализации «грязных денег»

Проблемы теневой экономики привлекли внимание исследо вателей еще в 30-х годах ХХ века. В конце 70-х годов появились серьезные исследования этой сферы. Одной из первых серьезных работ в этой области является труд П. Гутманна (США) «Под См.: Открытое письмо Президенту СССР М.С.Горбачеву. URL:

(дата обращения:

http://land-question.narod.ru/misc/olae_1.html 26.01.2006).

польная экономика» (1977 г.), в которой обращалось внимание на недопустимость игнорирования ее масштабов и роли.

В 1983 году в г. Белефелде была проведена первая междуна родная конференция по теневой экономике, на которой было представлено около 40 докладов, затрагивавших проблемы тене вой экономики в условиях различных хозяйственных систем.

В 1991 г. в Женеве прошла конференция европейских стати стиков, посвященных скрытой и неформальной экономике. По ее материалам опубликовано специальное руководство по статисти ке теневой экономики в странах с рыночной системой хозяйство вания. Регулярно проходят конференции и семинары по оценке и мониторингу неформального сектора (1992, 1993), в том числе специально для стран СНГ.

В мае 1996 г. на совместном заседании ЕЭК ООН (Евростат) ОЭСР по национальным счетам среди других вопросов была рас смотрена проблема оценки масштабов теневой экономики. В Ев ростате создана специальная рабочая группа по вопросам скры той экономики.

В отечественной науке и экономической практике интерес к проблемам теневой экономике отчетливо проявился в 80-е годы.

Это было обусловлено как социально-экономическими причинами, связанными с возрастанием ее роли в народном хозяйстве и крими нализацией, так и идеологическими причинами. Последние прояви лись в стимулировании руководством страны научных исследова ний, направленных на выявление деформаций и дискредитацию ко мандной социально-экономической системы государственного со циализма.

В общемировом масштабе удельный вес теневой экономики оценивается в 5–10% от валового внутреннего продукта. По не которым оценкам объем российской теневой экономики состав ляет от 40 до 60% производства товаров и услуг.

Теневая экономика – это неучтенные официальной статистикой и неконтролируемые обществом производство, потребление, обмен и распределение материальных благ. Можно по-разному трактовать это явление, но суть его остается одной: вред, причиняемый ею, ак туален как никогда. Теневая экономика связана с многообразными видами экономической деятельности, оказывающими различное воздействие на экономику страны и на ее экономическую безопас ность1. Одной из основных причин стремительного роста теневой экономики в России является переход от бюрократической, команд ной системы управления к рыночной системе.

Особые опасения вызывает криминальная деятельность в экономике. Сегодня имеются все предпосылки для углубления таких процессов, как слияние общеуголовной и экономической преступности, совершенствование организованности и профес сионализма лиц, совершающих преступления, использование в преступной деятельности современных технических средств, особенно компьютеров, интеграция организованных преступных групп и служащих органов государственного управления.

Что же представляет собой подобное явление и почему воз никает? Условия для теневой экономики формируются общим состоянием экономики. Инфляция, нарушение хозяйственных связей, кризис платежеспособности, возможность получать дохо ды от спекулятивных операций на финансовых рынках привели к созданию условий для развития теневой, в том числе криминаль ной экономики.

В результате того, что в период проведения рыночных ре форм многочисленные слои населения, доходы которых оказа лись значительно ниже прожиточного уровня, вели нерегистри руемую государственными органами хозяйственную деятель ность, естественно они официально не регистрировались, расчеты вели наличными деньгами и, как следствие, в массовом порядке уклонялись и уклоняются в настоящее время от уплаты налогов.

С началом функционирования с 1992 года настоящей системы налогообложения у большого числа потенциальных налогопла тельщиков появилось желание минимизировать налоговые платежи.

Некоторые из налогоплательщиков в своих стремлениях стали пере ступать грань легальной минимизации налоговых платежей и пере местились в «тень», полностью уходя от налогообложения.

Для ритмичного функционирования любого хозяйствующего субъекта необходим эквивалент обмена с другими контрагентами по бизнесу. Таким эквивалентом являются деньги. Предприятия и индивидуальные предприниматели без образования юридическо См.: Теневая экономика в России / Источник: Интернет – http://www.kommentator.ru/ tmru/2004/ ec13008.html го лица, функционирующие в легальном экономическом про странстве, используют для своих расчетов как безналичный де нежный оборот, так и наличный. В целях снижения эмиссии но вых наличных денежных средств наличный оборот имеет опреде ленные ограничения со стороны государства как для юридиче ских, так и физических лиц. Все безналичные расчеты осуществ ляются через учреждения банковской системы страны и довольно просто контролируются налоговыми органами. Наличный денеж ный оборот проконтролировать в настоящих условиях довольно трудно. Поэтому предприятия и организации, функционирующие в «теневом» секторе нашей экономики, пользуются в своих рас четах между собой и предприятиями легальной экономики на личными денежными средствами. Наличные денежные средства, работающие в «теневом» секторе экономики, участвуют в после дующем обороте, также не облагаемом никакими налогами. При быль и другие объекты налогообложения, выводимые из офици альной экономики страны, подрывают ее экономическую и поли тическую безопасность. Неучтенные денежные средства создают благоприятные условия для проведения крупномасштабных фи нансовых афер, участвуют в легализации денег, полученных от незаконного оборота наркотиков и оружия, рэкета и других видов преступности. «Черный нал» необходим практически всем пред приятиям для оплаты номенклатурной или криминальной «кры ши». Таким образом, происходит подпитка криминалитета.

«Черный нал» не проходит ни по каким документам. То есть, незаконно добытые деньги как бы не существуют в природе. Хотя реально они есть и выполняют свои функции. Это усиливает дефи цит денежной массы, перед Центральным банком РФ возникает не обходимость печатать все больше и больше банкнот. Отсюда, как следствие, усиление инфляционных процессов в стране.

Кроме криминального и экономического аспектов незакон ный денежный оборот имеет и политико-социальный аспект.

Значительные денежные средства недополучает бюджет и вне бюджетные фонды. Дефицит бюджета создает предпосылки к несвоевременной выплате заработной платы работникам бюд жетной сферы, пособий, пенсий. В то же время услугами соци альной сферы пользуется все население страны, независимо от участия в легальной экономике. И как известно, дестабилизация обстановки в социальной сфере приводит к напряженности в по литической жизни страны, к кризисным ситуациям в отдельных регионах и отраслях хозяйства.

Так, В.П.Воротников в своей работе отмечает: «К примеру теневую экономику целый ряд исследователей предпочитает рас сматривать как явление преимущественно экономического харак тера, имеющее исключительно объективные причины, и пытают ся уйти от комплексной постановки проблемы, не учитывая целе направленную политическую деятельность и соответствующее правовое обеспечение активизации теневых акторов и теневых процессов в современной России»1.

Далее, он отмечает, что: «Здесь – умышленно или неумышлен но – весьма некритично переносится опыт западных стран на рос сийскую почву. Априори считается, что именно слишком активная роль государства (наследие прежних времен) и порождает все большее усиление теневизации – в противостояние ему. При этом ни в коем случае не признается, что новая власть сама уже является инициатором и проводником многих этих процессов, да и властью она стала в значительной степени в результате теневых акций».

По этой причине представляется непродуктивным, ведущим к ложным целям поиск положительных сторон во всех трех со ставляющих теневизации – теневой экономике, теневой политике и теневом праве – как в целом, так и в каждой по отдельности.

Отечественная наука сегодня обязана помочь решить актуаль нейшую прикладную задачу по выводу страны из «тени».

Сделать это, по нашему мнению, невозможно, если не видеть причины «особости» отечественных теневых процессов в первую очередь в политике, проводимой «поздним» Горбачевым и Ельци ным, которую с полным правом можно назвать «политикой теневи зации», даже «политикой криминализации» (как иначе охарактери зовать высказывания в разные времена некоторых «реформаторов» и ученых, сводящиеся к тому, что лучше бандиты, чем коммунисты (А. Чубайс), взяточничество нужно поощрять (Г. Попов), а корруп ция есть благо, ибо она разлагает «тоталитарное общество» (В. Лос кутов)2.

Воротников В. П. Теневизация общества: особенности российско го политического процесса // Вестник Российского университета друж бы народов. – Сер.: политология. – 2004. № 1(5). – С. 29–38.

Там же.

В этот ряд, пожалуй, стоит добавить и более актуальное для нас, ибо более отражающее намерения и цели такой политики высказывание парагвайского диктатора Стресснера: «Необходи мо поощрять коррупцию, ибо коррупция порождает соучастие, а соучастие порождает преданность»1.

Когда сегодня Г. Сатаров и др. заявляют, что власть в первую очередь должна защищать собственность2, не может не встать вопрос: насколько легитимна эта собственность и способна ли власть, исповедующая подобную идеологию, защищать чью-либо собственность, кроме своей? Одна из статей советника президен та по экономике А. Илларионова называлась «В условиях циви лизованной экономики собственность священна»3. Но можно ли помышлять о цивилизованности экономики, если политическая и правовая основы ее создания были изначально «нецивилизован ными» и остаются таковыми до сей поры?

Масштабы теневой экономики, по разным оценкам, достига ют 40–50% ВВП4.

Заметно меньшую и, возможно, более реалистичную оценку дает Госкомстат России. За первые годы реформ (1992–1994 гг.) доля теневой экономики в ВВП составляла приблизительно 9– 10%, в 1995 г. – 20%, в 1996 г. – 23%, далее эта величина стаби лизировалась на уровне 25–30%, хотя, по оценкам МВД, 41 тыс.

предприятий, половина всех коммерческих банков и более 80% совместных предприятий могут иметь связи с организованной преступностью. Так или иначе, в сферу теневой экономики во влечены около 30 млн человек5. Госкомстат России (в настоящее Цит. по: Латынина Ю. Белая клика и черная клика // Новая газета. – 2003. – 23–25 июня.

Сатаров Г. Власть должна защищать частную собственность // Не зависимая газета. – 2003. – 24 апреля.

Илларионов А. В условиях цивилизованной экономики собствен ность священна // Российская федерация сегодня. – 2001. – № 14.

Шамхалов Ф. Государство и экономика. Власть и бизнес. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2005. – С. 526.

Сухарев О. Инвестиции и теневая экономика: проблема капитало образования в легальном и нелегальном секторах промышленности. // Инвестиции в России. – 2002. – № 8. – С. 28.

время Федеральная служба государственной статистики1) пыта ется вести мониторинг данных процессов, но сделать это весьма трудно, так как теневые процессы в экономике имеют высокую латентность2.

В 1998 году Госкомстатом России были определены масшта бы теневой (нерегистрируемой) экономики в размере 25% ВВП3.

Хотя приведенные данные могут быть преувеличенными, яс но одно – масштабы теневой экономики в России сейчас весьма велики, они значительно возросли с началом экономической ли берализации и достигли уровня, представляющего угрозу нацио нальной безопасности страны. Более того, теневой и легальный виды деятельности сейчас настолько переплетены, что очень час то их почти невозможно отличить друг от друга.

Анализ показывает, что этот показатель является критиче ским: на этом рубеже влияние теневых факторов на хозяйствен ную жизнь становится настолько ощутимым, что противоречие между неформальным и формальным укладами превращается из второстепенного в главное политическое и социально-экономи ческое противоречие, так как дальнейшее усиление теневой эко номики грозит всеобщим ей подчинением. Поэтому проблема теневой экономики и борьба с ней приобрела сегодня первосте пенное политическое значение.

См.: Указ Президента РФ от 20.05.2004 № 649 «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти (с изменениями на 22 июля 2005 года)» // СЗ РФ. – 2004. – № 21.

См.: Постановление Российского статистического агентства от 24.08.1999 №81 «Об утверждении Методических указаний по оценке объемов неформальной деятельности в сфере транспорта» // Документ опубликован не был;

Постановление Госкомстата России от 31.01. №7 «Об утверждении «Основных методологических положений по оценке скрытой (неформальной) экономики (с изменениями на 25 фев раля 2000 года)» // Документ опубликован не был;

Постановление Гос комстата России от 25.02.2000 №15 «Об утверждении Методики опре деления общего объема платных услуг населению с учетом оценки скрытой и неформальной деятельности» // Документ опубликован не был.

Сквозников В.Я., Азаренкова Н.В. Проблемы оценки теневой эко номики // Вопросы статистики. – 2001. – № 12. – С. 18–23.

В настоящее время единого общепринятого универсального понятия теневой экономики не сформулировано. Многообразие позиций обусловлено, как правило, различиями в характере ре шаемых авторами теоретических и прикладных задач, а также в методологии и методике исследования.

Теневая экономика – это не просто сложное социально экономические явление, охватывающее всю систему обществен ных экономических структур, экономических отношений обще ства – это, прежде всего, неконтролируемый обществом сектор общественного воспроизводства в ходе производства, распреде ления, обмена и потребления экономических благ и предприни мательских способностей, скрываемых от органов государствен ного управления и контроля экономических отношений между хозяйствующими субъектами по использованию государствен ной, негосударственной и криминально нажитой собственности в целях извлечения сверхдоходов (сверхприбыли) для удовлетво рения личных и групповых потребностей небольшой части насе ления страны. Она тесно связана, переплетена с легальной эко номикой, является ее составной частью. Предприниматели тене вой экономики пользуются в своей деятельности «услугами» го сударства, его материально-вещественными факторами, рабочей силой, не вступая в экономические отношения с государством как субъектом хозяйствования1.

Огромные масштабы теневой экономики, тесное переплете ние с легальной хозяйственной деятельностью затрудняют ее оценку и изучение, выявление фактов и выработку конкретных мер по ее сокращению и устранению. В той или иной мере тене вая деятельность имеет место во всех странах, однако наиболее широких масштабов она достигла в странах с переходной эконо микой, где слабо развито законодательство и не сформирована еще четкая экономическая политика2.

Шестаков А.В. Теневая экономика: учебное пособие. – М.: Изда тельский дом «Дашков и К», 2000. – С. 18.

Глисин Ф.Ф., Лукашина И.Д. Оценка состояния и тенденций те невой экономики на основе данных конъюнктурных исследований // Вопросы статистики. – 1999. – № 12. – С. 27–32.

В отечественной науке и экономической практике интерес к проблеме теневой экономики значительно возрос в середине 80-х годов ХХ века1.

Как видно из изложенного, при изучении такого неоднознач ного социального и экономико-правового явления, как теневая экономика, используются различные научные подходы, но поли тическая составляющая этого явления практически не исследова лась.

Бесспорно, перемены в политике влекут за собой рыночные реформы. Политика на стадии ломки сложившейся системы об ладает несомненным первенством над экономикой. Однако ее влияние на рыночные преобразования более сложно и противо речиво, чем может показаться на первый взгляд. Впрочем, совсем непрозрачно и обратное воздействие рынка на политическую сферу. Практика реформирования подтверждает, что политиче ский выбор и воля новой власти определяют общую направлен ность и этапы изменений в экономике. При этом успешный ход реформ во многом, если не в решающей степени, зависит от каче ства самих политических решений, наличия правильных ориен тиров. И, наоборот, к плачевным результатам приводит ошибоч ная политика.

Следует заметить, что феномен теневой политики у нас изу чен совершенно недостаточно, хотя, как и теневая экономика, теневая политика присуща любой социально-экономической сис теме. Более того, теневая политика в целом – это одна из форм обычного политического процесса, особенно когда речь идет о межгосударственных, межсоюзных, межпартийных отношениях (партия, победившая на выборах, формирующая правительство и оппозиция – теневой кабинет). Поэтому резко возрос интерес к исследованию именно политической составляющей процесса те невизации государства и общества. Иными словами, происходит определенное смещение акцентов категорических классических См.: Глинкина С. Теневая экономика России в условиях трансфор мации экономической системы: лекционный материал. – М., 1993. – С. 5;

Головин Е.Д. О классификации явлений теневой экономики // Вестн. МГУ. – Сер. 6, Экономика. – 1992. – № 1. – С. 12–21;

Коряги на Т.И. Теневая экономика в СССР // Вопросы экономики. – 1990. – № 3. – С. 32–42 и др.

утверждений, что экономические интересы и отношения всегда главенствуют над политическими и в значительной степени их формируют. Сегодня многочисленные примеры подводят нас к противоположному выводу. А именно: в некоторых случаях (конкретно – в случае с реформированием советской – россий ской экономики) громадный рост теневой (криминальной) со ставляющей является следствием соответствующих политиче ских упущений, недоработок, а также установок, усилий в тене вой политической сфере. Но, к сожалению, именно эта важней шая составляющая «теневой реальности» – теневая политика – по-прежнему изучена менее всего, и, следует полагать, это поло жение продлится до тех пор, пока не произойдут реальные изме нения в общей государственной российской политике1.

Как отмечает Р. Рывкина, «в России и доказанная теневая по литическая деятельность практически ненаказуема, даже если она и приобрела неприятную «огласку»2. К этому стоит добавить, что официальные доказательства теневой политики получить очень трудно, практически невозможно. В этом, в том числе следует искать объяснения, мало подкрепленного доказанными фактами, осмысления теневой политики в России как явления.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.