авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Благовещенский государственный педагогический университет

И.А. АЛЕКСЕЕВ

ЛАНДШАФТНОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ

И КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЛАНДШАФТОВ

ЮЖНОЙ ЧАСТИ

АМУРСКО-ЗЕЙСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Благовещенск 2005

УДК 911.2 (571.61) Печатается по решению редакционно-

ББК 26.890(2Р55-4Ам) издательского совета

А 47 Благовещенского государственного педагогического университета Алексеев И.А. Ландшафтное районирование и комплексная оценка ландшафтов южной части Амурско-Зейского междуречья. - Благове щенск: Изд-во БГПУ, 2005. – 185 с.

В монографии раскрыты особенности ландшафтной структу ры южной части Амурско-Зейского междуречья. Автором рассмотре ны вопросы классификации, пространственной геометрии, комплекс ной оценки ландшафтов территории. Кроме того, проведен структур ный анализ элементарного уровня ландшафтной структуры. Приводят ся ландшафтные карты-схемы, значительный объем данных по показа телям пространственной геометрии и комплексной оценки выделов фаций.

Книга предназначена преподавателям и студентам естествен но-географических факультетов, специалистам, работающим по про блемам экологической экспертизы, природопользования и природо обустройства.

Рецензенты: Е.Ф. Забелина, к.г.н., доцент ДальГАУ;

И.П. Шиндялова, к.г.н., профессор кафедры географии БГПУ.

© И.А. Алексеев, ©Благовещенский государственный педа гогический университет, Оглавление Введение………………………………………………………………… Глава 1. Основные положения теории и методики ландшафтоведе ния и экологии ландшафта……………………………………………... 1.1. Понятие о ландшафте как природно-антропогенном обра зовании…………………………………………………………….. 1.2. Таксономическая дифференциация ландшафта. Фация, ее структура и свойства. Классификация и систематика ландшаф тов южной части Амурско-Зейского междуречья………………. 1.3. Пространственная дифференциация юга Амурско Зейского междуречья. Особенности дифференциации долин ных комплексов…………………………………………………… Глава 2. Особенности формирования и современного состояния компонентов ландшафтов юга Амурско-Зейского междуречья……... 2.1. Особенности геологического строения, геоморфологии территории. Геоморфологическое районирование территории.

Иерархическая соподчиненность ландшафтных комплексов….. 2.2. Характеристика климатических, гидрогеологических и гидрологических условий………………………………………… 2.

3. Почвенный и растительный покровы. Биологическая про дуктивность.……………………………………………………….. 2.4. Нарушенность ландшафтов и ее классификация…………... Глава 3. Комплексная характеристика ландшафтов южной части Амурско-Зейского междуречья………………………………………… 3.1. Покомпонентная характеристика ландшафтов долинных комплексов.……………………………………………………….. 3.2. Ландшафтно-экологическое районирование……………….. 3.3. Показатели пространственной геометрии контуров фаций как интегральный показатель свойств ландшафта……………… 3.4. Результаты картографирования ландшафтов в среднем, крупном и детальном масштабах………………………………… Глава 4. Комплексная оценка ландшафтов юга Амурско-Зейского междуречья……………………………………………………………… 4.1. Основы, критерии комплексной оценки ландшафтных комплексов. Оценочные шкалы………………………………….. 4.2. Результаты оценки. Оценочные карты……………………… Заключение……………………………………………………………... Библиографический список………………………………………….. Приложение…………………………………………………………….. Введение В последние десятилетия ХХ века одной из основных ярко выраженных общемировых тенденций развития системы природополь зования стало развитие комплекса оценки ландшафтов с целью опти мизации их использования в хозяйстве и сохранения окружающей природной среды. Система оценки перспективности вовлечения в хо зяйственные комплексы должна использовать определенные информа ционные ресурсы, формирующиеся в процессе изучения ландшафтных структур территории. Это определило формирование в 60-70-е гг. ХХ века в отечественной географии такого направления физической гео графии, как ландшафтное и ландшафтно-экологическое районирование и комплексная оценка ландшафтов.

Национальным планом реализации концепции устойчивого развития РФ должны учитываться специфические особенности приро ды субъектов и их регионов. Важнейшим фактором устойчивого раз вития Дальневосточного региона является сохранение и вос становление разнообразия природных комплексов. В связи с тенден цией международной экологической интеграции, перспективы деталь ного исследования, учета и оценки ландшафтных структур Дальнего Востока и Сибири, можно говорить об актуальности развития системы геоинформационных баз данных на основе инвентаризации, ланд шафтного и ландшафтно-экологического районирования и комплекс ной оценки ландшафтов (Агеенко, 1995;

Алексеев, 1998;

Батуев, Буян туев, Снытко, 2000;

Исаченко, 1980;

Сочава, 1986) Амурской области.

С учетом значительной площади территории области - 361,9 тыс. км2 изучение и ландшафтно-экологическое районирование ее должно осу ществляться на местных уровнях с обобщением всех данных и состав лением общей схемы районирования и оценки.

Амурская область находится в южной части российского Дальнего Востока и по сравнению с другими территориями региона не обладает всемирно известными уникальными природными ландшаф тами. Однако на е территории существует значительная территори альная дифференциация природных условий и систем-комплексов (Амурско-Зейская, Зейско-Буреинская, Верхнезейская равнины и гор ные области), что определяет специфику различий в организации эко логически целесообразной природопользовательской деятельности. В области определяется наличие 15 и более физико-географических об ластей, относящихся к 2-м и более физико-географическим странам (Ивашинников, 1999;

Михайлов, 1985;

Насулич, 1958;

Никольская, 1977, 1981;

Прокаев, 1983;

Рянский, 1989, 1990, 1993;

Шульман, 1968).

В е пределах пересекаются границы четырех флористических облас тей, проходит зона контакта двух зоогеографических царств, сущест вуют многочисленные памятники природы.

Наиболее освоенным и экономически значимым участком Амурской области является Амурско-Зейская равнина, особенно ее южная часть, которая начала заселяться с середины XVI века. Именно на территории южной части Амурско-Зейской равнины широко пред ставлены разнообразные природные, природно-антропогенные и ан тропогенные комплексы. На этой территории, имеющей четко выра женные природные границы, расположен крупный антропогенный комплекс – г. Благовещенск и пригородные поселения. Несмотря на глубину и интенсивность антропогенных преобразований, на террито рии южной части Амурско-Зейской равнины имеются участки с хоро шо сохранившимся значительным естественным биоразнообразием (например, урочище «Мухинка»).

Актуальность географического анализа, ландшафтного рай онирования и оценки ландшафтов территории южной части Амурско Зейской равнины в настоящее время определяется целой цепочкой факторов. Прежде всего, следует отметить значимость естественных ландшафтных структур для оптимизации функционирования сложив шейся системы природопользования и проблему сохранности качеств природных объектов, необходимость детального изучения и оценки качества, устойчивости ландшафтных комплексов для коррекции век торов антропогенных нагрузок. Комплексная оценка территории необ ходима в первую очередь для информационного обеспечения управле ния природопользованием с целью повышения его эколого-экономи ческой эффективности и улучшения качества жизни населения.

В своей работе автор попытался решить поставленные задачи, опираясь на методологические основы ландшафтоведения, геоэколо гии, используя методики ландшафтного, ландшафтно-экологического, геоэкологического районирования, качественной оценки ландшафтов, разработанные отечественными и зарубежными ландшафтными шко лами и адаптированные к условиям Сибири, Дальнего Востока, Амур ской области.

В качестве методологической основы работы послужили ис следования в области физической географии и ландшафтоведения из вестных отечественных ученых: А.Г. Исаченко, В.Б. Сочавы, Л.С. Бер га, Д.Л. Арманд, Н.А. Солнцева, Б.И. Кочурова, Г.Д. Рихтера, В.С. Преображенского и других.

Материалы и методика анализа показателей пространственной геометрии, биомассы травяной растительности контуров, комплексной оценки ландшафтов и внутриландшафтных единиц могут использо ваться при разработке систем оценки ландшафтных комплексов для целей природопользования, природообустройства, эколого географической экспертизы территории, для прогнозирования, норми рования воздействий на системы окружающей среды, а также в вузов ских курсах региональной физической географии, геоэкологии, приро дообустройства, конструктивного ландшафтоведения и др.

Глава 1. Основные положения теории и методики ландшафтоведения и экологии ландшафта 1.1. Понятие о ландшафте как природно-антропогенном образовании С момента зарождения учения о ландшафте не было дано дос таточно четкого определения понятию «ландшафт». Этимология слова «ландшафт»: слово «landschaft» заимствовано в XVIII веке из немецко го языка, где указанное слово – суффиксальное производное от land «страна, земля, равнина».

В.В. Докучаев, по мнению многих ученых, является основопо ложником учения о зональности природы и ландшафтах (Докучаев, 1899, 1948, 1949а, 1949б). В 1883 г. В.В. Докучаев в монографии «Рус ский чернозем» определяет, что разности чернозема на Восточно Европейской равнине распространены зонально, что «…почва и грун ты есть зеркало … результат…» взаимодействия всех компонентов природы (Докучаев, 1948, с. 12).

Первым достаточно четкое определение термина «ландшафт»

дал Л.С. Берг (Берг, 1931, 1936, 1945, 1947а, 1947б, 1952, 1956, 1958а, 1958б, 1958в). Под «ландшафтом» он понимал «закономерные группи ровки предметов органического и неорганического мира на поверхно сти Земли»: «...географический ландшафт есть такая совокупность, или группировка, предметов и явлений, в которой особенности рельефа, климата, вод, почвенного и растительного покрова и животного мира, а также, до известной степени, деятельности человека сливаются в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протя жении данной зоны Земли» (Берг, 1931, с. 25). В 1945 г. Л.С. Берг ввел новое понятие «фация» (Берг, 1945). По его мнению, ландшафты под разделяются на фации, а фации — далее неделимый комплекс.

В 1924-1927 гг. Б.Б. Полынов сформулировал понятие о ланд шафте: «...ландшафтом называется такая часть земной поверхности, на пространстве которой климат, геологическое строение, рельеф, бас сейны, растительность, почвы и животное население сохраняют опре деленный состав и свойства в той степени, в какой это обусловливает однородность процессов взаимодействия между ними» (Полынов, 1925, с. 36).

К. Тролль (Тго11) обозначил науку, изучающую комплекс ландшафтных компонентов и лежащую на рубеже географии (ланд шафтоведения) и биологии (экологии), как «ландшафтную экологию»

(Тролль, 1972;

Troll, 1966).

А.Г. Исаченко определил, что «... ландшафт есть генетически обособленная часть ландшафтной области, характеризующаяся одно родностью как в зональном, так и в азональном отношении, т.е. физи ко-географической однородностью в целом и обладающая индивиду альной структурой и индивидуальным морфологическим строением»

(Исаченко, 1991, с. 20).

Исходя из вышеизложенного с началом оформления ландшаф товедения как самостоятельной науки основное понятие, которым оно оперирует, - ландшафт так и не получило конкретного, четкого опре деления. Это определило появление проблем в физической географии при классификации пространственных структур. В последующем, с развитием научной базы ландшафтоведения, происходила дифферен циация различных его направлений. В настоящее время теоретически оформлены три позиции трактовки понятия ландшафт.

Общее понимание термина «ландшафт» сформировалось на базе зонального подхода (принципа) к дифференциации природных комплексов. Общего понимания ландшафта придерживались Г.Н. Вы соцкий (Высоцкий, 1962), Ф.Н. Мильков (Мильков, 1986). С их точки зрения ландшафт можно определить как природно-территориальный комплекс (ПТК) - внеранговую единицу дифференциации географиче ской оболочки.

Типологический подход к пониманию ландшафта основан на учете и типологизации всех природных факторов его дифференциа ции. При этом классификации всех известных ландшафтов основыва ются на типологизации зональных и азональных факторов, которые придают пониманию ландшафта универсальный характер. Наиболее ярким сторонником названного подхода можно назвать Н.А. Гвоздец кого. Н.А. Гвоздецкий в качестве основы для пространственной диф ференциации ландшафтов использовал геолого-тектонические и фи тоценотические особенности территории (Гвоздецкий, 1956, 1961а, 1961б, 1962, 1979, 1987).

На наш взгляд в типологическом направлении трактования термина «ландшафт» наиболее обоснованным является представление о равнозначном учете зональных и азональных факторов дифферен циации ландшафтных комплексов. Однако, типологический подход наиболее продуктивен при осуществлении физико-географического районирования на высоком уровне (в системе физико-географическая страна – физико-географический район), при выделении таксонов ран га ландшафта.

Индивидуальный подход к пониманию термина «ландшафт»

основан на том, что наряду с общими, глобальными особенностями, факторами на формирование ландшафтов и, в частности, их особенно сти, индивидуальность рисунка оказывают уникальные и неповтори мые местные, территориальные факторы. Понимания ландшафта как индивидуального, уникального образования на поверхности Земли придерживались в своих научных исследованиях Н.А. Солнцев, Н.С.

Чочиа, А.А. Григорьев, С.В. Калесник, А.Г. Исаченко, К.И. Геренчук.

Сущность индивидуального подхода к пониманию ландшафта заклю чается в учете преимущественно местных, территориальных факторов при дифференциации, классификации и номенклатуризации ланд шафтных комплексов ранга ландшафта и более меньших таксонов (ме стностей, урочищ и др.). Преимущество индивидуального подхода к пониманию термина «ландшафт» заключается в том, что при учете ме стных факторов дифференциации облегчается выделение единиц рай онирования и их классификация на уровне ландшафтов и внутриланд шафтных комплексов, уменьшается «оторванность» выделенных еди ниц от территориальной структуры природных компонентов. Однако к числу недостатков индивидуального понимания ландшафта можно от нести отражение в названии типов ландшафтных структур имен собст венных, что затрудняет их универсализацию.

В целом индивидуальный, общий, типологический подходы к пониманию термина «ландшафт» определили формирование ком плексного подхода к дифференциации ландшафтов, включающего все выше названные подходы. Для изучения ландшафтов на топо логическом уровне (ландшафт-фация (растительные ассоциации, эле ментарный ландшафт) наиболее удобны индивидуальный и типологи ческий подходы.

Анализ показателей, свойств компонентов ландшафтных ком плексов позволяет составить определенное понимание о ландшафте, его сущности, структуре. Классическим считается набор компонентов ландшафтов, в который включаются почвенный покров, раститель ность, животные, внутренние воды, приземный слой воздуха (Берг, 1945;

J. Demek, 1974). Особенности соотношения, контактов структур ных элементов (компонентов) ландшафта представлены на схеме (рис.

1), разработанной на основе анализа работ различных исследователей.

На схеме структуры ландшафта показаны особенности контак тов в косных и биокосных системах. При этом геологические структу ры также отнесены к структурным элементам ландшафтов, так как особенности геологического строения, геологические системы (микро-, мезо-, макроуровней) определяют генезис и облик ланд шафтных систем.

Рис. 1. Структурная схема ландшафта.

Все компоненты ландшафта формируются под воздействием глобальных закономерностей функционирования географической обо лочки. Однако, ландшафт – это не просто набор каких-либо компонен тов, а единая, закономерная и взаимообусловленная их система. Соот ветственно, генезис ландшафта помимо внешних факторов зависит и от динамики составляющих его компонентов. Основные направления и особенности взаимодействия, динамики ландшафтных компонентов представлены на структурно-логической схеме компонентов ландшаф та (рис. 2). На схеме под первичными связями понимаются основные, функционально значимые, прямые связи. Под вторичными связями понимаются обратные связи, возникающие в процессе функциониро вания компонентов под воздействием прямых, первичных связей.

На схеме человеческое общество со всеми присущими этому компоненту объектами, процессами, явлениями отделяется от всех прочих компонентов и может определять для некоторых из них их ди намику. Выбор предложенной компоновки структурно-логической схемы обусловлен необходимостью учета и дифференциации воздей ствий природных (естественных) и антропогенных факторов. Это в свою очередь обусловлено тем, что четкое разграничение природных, природно-антропогенных и антропогенных систем позволяет опреде лить специфику генезиса, динамики и пространственной дифферен циации ландшафтов.

Рис. 2. Структурно-логическая схема взаимодействия компонентов ландшафта.

Цифрами обозначены: 1 – осадки, пылеватые частицы, неорганические и органические вещества, микроэлементы, температурный режим;

2 – температурный режим, водяной пар, микроэлементы;

3 – температурный режим, микроэлементы, пылеватые частицы, водяной пар, неорганические и органические вещества;

4 - температурный режим, мик роэлементы, пылеватые частицы, водяной пар, неорганические и органические вещест ва;

5 – дефляция (эоловые процессы), флювиальные процессы (осадки), температурный режим;

6 – мезо- и микроциркуляция воздушных масс, температурный режим;

7 - водя ной пар, водный режим, реакция среды, температурный режим, микроэлементы, органи ческие и неорганические вещества;

8 - водяной пар, водный режим, реакция среды, тем пературный режим, микроэлементы, органические и неорганические вещества;

9 - тем пературный режим, эрозионные процессы;

10 - температурный режим, эрозионные про цессы;

11 – водяной пар, вода, температурный режим, микроэлементы, неорганические и органические вещества;

12 – микроэлементы, неорганические и органические вещества, температурный режим (растительный покров);

13 – микроэлементы, неорганические и органические вещества, водяной пар, капиллярная, гравитационная вода, температурный режим, аэрация;

14 – органические и неорганические вещества, микроэлементы, эрози онные процессы, водный режим, температурный режим;

15 – общий геохимический фон, водный и температурный режимы;

16 – неорганические и органические вещества, вод ный и температурный режимы;

17 – генезис, общая динамика, общий литохимический и геохимический фон;

18 – природные ресурсы (минеральные, биологические, смешан ные), природные условия;

19 – искусственные, синтетические, преобразованные вещест ва, антропогенные объекты.

В.С. Преображенский, Т.Д. Александрова, Т.П. Куприянова в работе «Основы ландшафтного анализа» (Преображенский и др, 1988) заложили понятие о современных ландшафтах как природно антропогенных системах. Ф.Н. Мильков ввел понятие об ан тропогенном ландшафтоведении (Мильков, 1972).

В настоящее время антропогенные изменения географической оболочки достигли значительных размеров. О наличии типично при родных (естественных) систем можно говорить со значительной сте пенью относительности, т.к. использование, преобразование человече ством природных веществ, компонентов, внесение в окружающую среду несвойственных ей веществ приобрело в XX веке глобальный масштаб. Поэтому при выявлении сущности ландшафта необходимо учитывать помимо его основы – природных систем еще и природно антропогенные, антропогенные системы.

1.2. Таксономическая дифференциация ландшафта.

Классификация и систематика ландшафтов южной части Амурско-Зейского междуречья Особенности и проблемы таксономической дифференциации ландшафта. Фация, ее структура и свойства Существование различных подходов к рассмотрению термина «ландшафт» определило разнообразие систем, схем классификации таксонов (единиц) физико-географического районирования. Это в свою очередь затруднило разработку оптимальных схем ландшафтно го, ландшафтно-экологического и социально-экологического райони рования. Развитие трех ранее упомянутых направлений трактовки тер мина «ландшафт» (общее, типологическое, индивидуальное) опреде лило специфику различных систем физико-географического и ланд шафтно-экологического районирования.

В 1930 г. Л.С. Бергом предложена следующая схема таксонов физико-географического районирования: географический ландшафт порядка (в современной трактовке - синоним фация) географиче ский ландшафт 1 порядка (в современном понимании – синоним мест ность (ландшафт)) ландшафтная зона (синоним зона) (Берг, 1931).

В 1926 г. И.В. Ларин на основе представления о природном территориальном комплексе (ПТК) высказал идею о «микроландшаф те» как о конкретном, неделимом, элементарном участке ландшафта (Ларин, 1978).

Л.Г. Раменский понимал под ландшафтом «…экологически и генетически сопряженные, закономерно повторяющиеся комплексы местоположений…» (Раменский, 1938, с. 31). Л.Г. Раменский считал, что исходной единицей для ландшафтоведения являются элементар ные, однородные участки земной поверхности, названные им фациями (эпифациями) в системе ландшафт урочище фация (эпифация) (Раменский, 1938, 1971). Под фациями (эпифациями) он понимал гео графический комплекс самого малого ранга - однородный участок тер ритории с одинаковым экологическим режимом, биоценозом, со сход ным происхождением и перспективами дальнейшего развития.

В 1937 г. А.Н. Пономарев обобщил понятие элементарного ландшафта и определил подразделение элементарных ландшафтов на конкретные элементарные ландшафты и обобщенные элементарные ландшафты (Пономарев, 1938).

Н.А. Солнцев конкретизировал понятие «ландшафт» под ко торым он понимал генетически однородную территорию, на которой наблюдается закономерное повторение одинаковых взаимосвязанных сочетаний компонентов ландшафта (Солнцев, 1948, 1949, 1958, 1962, 2001). Каждый ландшафт, по его мнению, состоит из нескольких по вторяющихся в пространстве частей, которые он предложил называть урочищами (морфологические единицы, включающие в себя фации).

И.П. Герасимов сформулировал и развил структурно скульптурный принцип (критерий) ландшафтного районирования (Ге расимов, 1948).

По мнению Б.Б. Полынова, существует участок ландшафта, однородный на всем своем протяжении, в котором можно будет учи тывать качественно и количественно связи между его элементами элементарный ландшафт (синонимы - фация, биогеоценоз) (Полынов, 1925). Элементарный ландшафт, в его понимании, в своем проявлении представлен одним элементом рельефа, сложенным одной породой или наносом и покрытым в каждый отдельный момент своего сущест вования определенным растительным сообществом.

В 1961 г. в статье «Об основной и наименьшей единице ланд шафтоведения» В.И. Прокаев на основе анализа теоретических источ ников и обобщения практических наблюдений называет фацию наи меньшей единицей ландшафтного районирования, дифференциация которой связана с «отдельными элементами… форм рельефа» (Прока ев, 1969).

В начале 1970-х гг. В. Б. Сочава создал целое научное направ ление, названное им топологией геосистем или геотопологией, которая оперирует дробными единицами, соответствующими ландшафтным фациям, урочищам, местностям и другим подразделениям, в том числе и с учетом их антропогенной измененности (Сочава, 1972, 1978, 1986).

Основные положения этого научного направления отражены в его мо нографии «Введение в учение о геосистемах» (Сочава, 1978). В пони мании В.Б. Сочавы ландшафтоведение, оперирует на уровне биогеоце нотическом, так как биогеоценоз - элементарный ареал растительного покрова (Сочава, 1978). В.Б. Сочава основывал свою классификацию ландшафтных комплексов на двухрядном принципе, на разных уров нях обобщения. Он оперировал такими таксонами, как группа фаций, класс фаций, группа геомов. Согласно В. Б. Сочаве, ландшафт являет ся наименьшей региональной категорией, низшей единицей физико географического районирования, которой принадлежит определяющая роль по отношению к морфологическим единицам ландшафта (Сочава, 1978).

Приведенный анализ схем физико-географического райониро вания показал, что наиболее оптимальным при районировании на высших уровнях дифференциации является типологический подход.

При районировании же на уровне района и ниже – оптимален индиви дуальный подход. Хорошо прослеживается необходимость разработки совмещенных, комплексных (индивидуально-типологических) схем физико-географического районирования.

Как правило, наибольшей практической значимостью характе ризуются данные физико-географического районирования на низшем уровне дифференциации (район и ниже). Подобные материалы неза менимы при проведении экологической и эколого-географической экспертизы территории, при оценке и разработке схем природообуст ройства, землепользования и природопользования в целом, при разра ботке проектов охраны окружающей природной среды и др.

На иерархическом уровне ландшафта и на более низших уров нях специфика зональных и азональных признаков практически не проявляется, поэтому наиболее успешным будет использование в ка честве критериев выделения и классификации ландшафтных систем индивидуальных морфологических особенностей, составляющих их природных компонентов. При этом в качестве критериев необходимо учитывать свойства и характер относительно стабильных компонентов ландшафта: геоморфологических, почвенных, геологических, фитоце нотических структур. На основе всех вышеперечисленных структур можно использовать единицы (таксоны) физико-географического рай онирования, предложенные Л.С. Бергом, Л.Г. Раменским, Н.А. Солн цевым – ландшафт, урочище, фация (Берг, 1945;

Раменский, 1971, Солнцев, 1949).

Понимаемые нами под фацией (Солнцев, 1949) однотипные растительные ассоциации, приуроченные к элементарным участкам рельефа, имеют достаточно динамичные видовую и пространственную структуры, что близко к содержанию понятия топогеосистемы и мик рогеохоры (Семенов, 1975, 1985, 1990;

Снытко, Семенов, 1979;

Семе нов, Снытко, 1980, 1981, 1989). Понятие элементарного ландшафта, введенное Б.Б. Полыновым, фактически приурочивается к элементар ным единицам геоморфологической, почвенной, фитоценотической структур (Полынов, 1925). Классификация фаций помимо унифициро ванной их номенклатуры (классические способы номенклатуры в фи зической географии: геоморфологический признак фитоценотиче ский признак почвенный признак), может осуществляться на основе классификационных признаков, предложенных Б.Б. Полыновым. На пример, участок нижней трети склона холмисто-увалистого рельефа с крутизной 25о ЮЮВ экспозиции, покрытый дубово-леспедецево злаковой растительностью, находящийся в пределах распространения бурых лесных легкосуглинистых почв с точки зрения классической номенклатуры ландшафтоведения, физической географии будет иметь название дубово-леспедецево-злаковой фации (группы фаций, расти тельной ассоциации) ландшафта холмисто-увалистого рельефа акку мулятивно-делювиального происхождения группы урочищ типично холмисто-увалистого рельефа урочища склонов ЮЮВ экспозиции с крутизной 25о на бурых лесных легкосуглинистых почвах. С точки же зрения классификации Б.Б. Полынова этот участок – транснеоэлюви альный элементарный ландшафт склона формы холмисто-увалистого рельефа крутизной 25о с дубово-леспедецево-злаковой растительно стью на бурых лесных легкосуглинистых почвах.

Урочище как внутриландшафтная таксономическая (структур ная) единица понимается нами на основе геоморфоструктурного и геоморфоскульптурного принципа как участок мезоформы рельефа с характерной взаимосвязанной совокупностью фаций, приуроченных к определенным однотипным условиям генезиса и динамики микрокли мата (определяемого свойствами приземного слоя атмосферы), гео морфологических структур, внутренних вод, почвенного покрова, био ты (Герасимов, 1948). Урочище как таксономическая единица ланд шафтного районирования включает качественно разнородные, но ди намически сопряженные элементы ландшафта. Примером тому может служить участок склона крутизной 25о ЮЮВ экспозиции в пределах ландшафта суффозионно-оползневого рельефа, занятый дубово леспедецево-злаковыми фациями – в пределах наиболее возвышенной части (транснеоэлювиальный, неоэлювиальный ландшафты), леспеде цево-василисниково-осоковыми – в пределах подножия склона (транс неоэлювиально-аккумулятивный ландшафт). При этом названные фа ции характеризуются различным механическим составом, различной степенью оподзоленности почв (бурые лесные оподзоленные легко суглинистые), миграции элементов и т.д., но они характеризуются од нонаправленной динамикой развития склоновых процессов, темпера турного режима и т.д. Следовательно, все перечисленные фации в пре делах склона представляют взаимосвязанную систему, которую мы для удобства называем урочищем.

Фрагменты форм мезорельефа не могут механически сумми роваться в ландшафт, который в нашем понимании представлен взаи мосвязанной совокупностью мезоформ геоморфологической структу ры однотипного генезиса и однотипной динамики с характерными ти пами растительных ассоциаций на однотипном почвенном покрове.

Поэтому для получения промежуточного рангового элемента ланд шафтной структуры можно предложить объединять урочища в преде лах одной мезоформы геоморфологической структуры в группу уро чищ (Берг, 1945;

Онищук, Филатов, 2000;

Прокаев, 1961), что дос таточно объективно в силу однонаправленной динамики и однотипно сти качественных показателей всех урочищ в пределах «материнской»

мезоформы. В свою очередь группы урочищ объединяются по одно типности генезиса и динамики, пространственной однородности в ландшафт.

Ландшафт как основная единица ландшафтной структуры представлен закономерным пространственно-качественным сочетани ем всех структурных его элементов и их компонентов. Однако, до вольно проблематичен вопрос пространственной дифференциации границ ландшафтов. Сопряженный анализ данных полевых наблюде ний и результатов структурного дешифрирования топографических карт среднего, крупного и детального масштаба позволяет установить с достаточной степенью объективности линии разграничения между двумя видами ландшафтов. Подобный подход адекватен лишь в том случае, если ландшафт трактуется с позиций индивидуального его по нимания. Переходный характер (экотональность) сопряженности ге незиса и динамики различных ландшафтных структур, вплоть до са мых элементарных, позволяет осуществлять дифференциацию границ со значительной степенью варьирования точности. Точность установ ления границ между ландшафтами при исследованиях на элементар ном уровне колеблется в пределах 1-10 м, на уровне территории пло щадью 100 км2 – 10-15 м и т.д. В качестве критериев дифференциации различных ландшафтов обычно принимаются возрастные рамки и тип, характер генезиса, характерность набора геоморфологических струк тур. Различия в возрасте пород, особенностях геоморфологических структур и характере геохимической картины отчетливо выражаются на местности и позволяют дифференцировать два выше названных типа ландшафтов как непосредственно в полевых условиях, так и на основе анализа тематических, крупномасштабных топографических карт.

Обычно ландшафты, имеющие одинаковый генезис и динами ку, объединяются многими исследователями в район. Как правило, критерием выделения района является принадлежность фрагмента территории к зоне распространения того или иного типа лито- и рель ефогенеза. Примером районов могут служить участки бассейнов (воз можно и долин) рек Амур, Зея (геоморфолого-генетический принцип), участки Амурско-Зейского междуречья, приуроченные к Благовещен скому поднятию, краевой части Амуро-Зейской впадины (геолого морфоструктурный принцип).

Основные структурные элементы каждой фации охарактери зованы, представлены природными компонентами: приземным слоем воздуха, геоморфологическими структурами, материнскими и подсти лающими породами, почвенным и растительным покровами, живот ным миром и антропогенными элементами. Более высокий уровень структурной дифференциации фации представлен элементарными рас тительными, почвенными ассоциациями, объединяющимися в биогео ценозы (горизонтальная и вертикальная дифференциация). Все выше перечисленные аспекты дифференциации фаций достаточно хорошо разработаны в ландшафтоведении, биогеоценологии, экологии и гео экологии. Структурная дифференциация фаций также подразумевает их пространственную (горизонтальную) дифференциацию. Именно пространственная дифференциация фаций в настоящее время не имеет четко сформированной методической базы. Как каждая единица физи ко-географического и ландшафтного районирования фация имеет оп ределенную локализацию в пространстве и, соответственно, характе ризуется формой, цифровыми ее выражениями и прочими свойствами, присущими другим единицам, более высоким по иерархическому ран гу. Все особенности ландшафта как единицы физико-географического и ландшафтного районирования определяются свойствами именно фаций, взаимосвязанная закономерная совокупность которых образует его структуру.

Каждая фация характеризуется пространственной однородно стью ее контура, определенными показателями ее пространственной геометрии и систем, образуемых природными компонентами. Одним из основных свойств фаций является замкнутость контура. Кроме того, фации – динамичные системы, которые реагируют на внешние воздей ствия в соответствии с принципом оптимального ответа вплоть до де струкции. Растительный и почвенный покров фации - монотипные и характеризуются индивидуальностью (Солнцев, 1949). Следовательно, элементарные группировки растительности и почвы, приуроченные к определенному местоположению, уже являются самостоятельными образованиями и определяют свойства единиц, в которые объединяют ся по территориальному и функциональному принципу с другими од нотипными фациями. Стоит отметить наличие связей прямых, множе ственных между основными показателями природных компонентов внутри структуры фации. Основным свойством и показателем харак тера фации являются определенность и закономерность геометрии его контура. К геометрическим показателям выделов контуров фаций от носятся такие характеристики как площадь, длина периметра, наи большая и наименьшая ширина, наибольшая и наименьшая длина, по казатели дифференциации ландшафтного контура и др.

На основе опытных наблюдений, анализа различных источни ков (Солнцев, 1949) и последующего синтеза всех данных под фацией (=ЭРА+ЭПА+ЭГА) можно считать территориально и функционально взаимосвязанную совокупность одного или нескольких элементарных растительных ареалов (ЭРА), приуроченных к элементарному участку формы рельефа (ЭГА) с одним элементарным почвенным ареалом (ЭПА).

Классификация и систематика ландшафтов южной части Амурско-Зейского междуречья Для достоверного изучения и понимания ландшафтно экологической структуры и возможности учета показателей, свойств ландшафтных контуров необходима их классификация и систематиза ция. Учитывая низкий иерархический уровень дифференциации и не обходимость определения типа объединяющих их ландшафтов за ос нову классификации ландшафтных комплексов можно принять инди видуально-типологический тип построения схемы. При этом черты индивидуальности в классификации ландшафтных комплексов наибо лее четко дифференцировались на топологическом уровне.

Предложенная схема классификации ландшафтов южной час ти Амурско-Зейского междуречья основана на разработках геоморфо структурно-фитоценотического принципа дифференциации ландшаф тов отечественных авторов (Герасимов, 1948;

Солнцев, 1949;

Исачен ко, 1961, 1962а, 1962б, 1972, 1976;

Онищук, Филатов, 2000;

Прокаев, 1955, 1956, 1961, 1964, 1969, 1982;

Рихтер, 1961, 1965, 1975а, 1975б;

Сочава, 1972, 1978, 1986) и дополнена, адаптирована автором с учетом специфики территории (табл. 1) (Алексеев, 2003). При этом был опре делен тип фаций на основе классификации Б.Б. Полынова эле ментарных ландшафтов (Полынов, 1925, 1934), соответствующий уро чищам с определенным режимом динамики вещества. Система но менклатуры классификационных единиц разработана в соответствии с классическими принципами (Арманд, 1970, 1975а, 1975б;

Гвоздецкий, 1961б;

Юренков, 1982) и содержит название ландшафта и соподчи ненных ему единиц (группа урочищурочищефация).

Название каждой разновидности ландшафта построено по схеме: фоновая геоморфологическая структура и ее генезис - фоновая растительность – фоновая разновидность почвы. Название каждой группы урочищ образовано по схеме: геоморфологическая структура (мезоформа) - ее генетическая спецификация. Название каждого уро чища построено по схеме: геоморфологическая структура (фрагмент мезоформы) – ее генетическая спецификация. Название каждого вида фации построено по схеме: элементарная растительная ассоциация – элементарный ареал почвенной разновидности – вид ландшафта (ландшафтная спецификация). Например, дубово-леспедецево купеново-осоковая фация на бурых лесных почвах Амурско-Зейского ландшафта холмисто-увалистого рельефа (участки I, II, III, IV, V над пойменных террас рр. Амур и Зея).

Таблица Классификация ландшафтов южной части Амурско-Зейского междуречья Структурная классификация Тип элементарных урочищ, урочищ ландшафтов (на № п/п групп № п/п ланд основе классифика шафтов ции ландшафтов Б.Б.

Полынова) Амурско-Зейский ландшафт холмисто-увалистого (эрозионно I денудационного и аккумулятивно-денудационного) рельефа (участки I, II, III, IV, V надпойменных террас рр. Амур и Зея) с дубово-белоберезовой и сосново-дубово-березовой растительностью на бурых лесных почвах на склонах и вершинах возвышенностей и с осоково-злаковой растительно стью в понижениях и на выровненных поверхностях пойменных террас на аллювиальных луговых, лугово-бурых и торфяно-болотных почвах Группа урочищ холмисто-увалистого (по I.I лого-увалистого, сопочно-грядового и со почно-увалистого) рельефа Урочища денудационных (аллювиально- Транснеоэлювиаль делювиальных) склонов ССЗ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 35о Урочища денудационных (аллювиально- Транснеоэлювиаль делювиальных) склонов ЮЮВ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 35о Урочища денудационных (аллювиально- Транснеоэлювиаль делювиальных) склонов ЮЮЗ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 35о Урочища денудационных (аллювиально- Транснеоэлювиаль делювиальных) склонов ССВ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 35о Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль (аллювиально-делювиальных) склонов ССЗ ный ландшафт экспозиции с крутизной до 20о Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль (аллювиально-делювиальных) склонов ЮЮЗ ный ландшафт экспозиции с крутизной до 20о Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль (аллювиально-делювиальных) склонов ССВ ный ландшафт экспозиции с крутизной до 20о Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль (аллювиально-делювиальных) склонов ЮЮВ ный ландшафт экспозиции с крутизной до 20о Урочища аккумулятивных делювиальных Транснеоэлювиаль шлейфов подножия склонов но-аккумулятивный ландшафт Продолжение таблицы Структурная классификация Тип элементарных ландшафтов (на урочищ, уро № п/п групп № п/п ланд основе классифика шафтов ции ландшафтов Б.Б.

чищ Полынова) Урочища седловинообразных (эрозионно- Транснеоэлювиаль денудационно-аккумулятивных) понижений но-аккумулятивный ландшафт Урочища обвально-осыпных склонов Неоаккумулятивный ландшафт Урочища выровненных, слабонаклоненных в Неоэлювиальный и сторону поймы водораздельных поверхностей ортоэлювиальный (плакоры (площадки III, IV надпойменных ландшафт террас рр. Амур и Зея) Урочища балкообразных (эрозионно- Транснеоэлювиаль денудационно-аккумулятивных) понижений но-аккумулятивный ландшафт Урочища эрозионно-аккумулятивных (про- Супераквальный лювиально-делювиальных) долин временных ландшафт и постоянных водотоков Группа урочищ вытянутых, долинообраз I.II ных понижений флювиального происхож дения Урочища пролювиально-делювиальных (эро- Транснеоэлювиаль зионно-денудационно-аккумулятивных) до- но-аккумулятивный линообразных понижений ландшафт Урочища эрозионно-аккумулятивных (про- Супераквальный лювиально-делювиальных) долин временных ландшафт и постоянных водотоков Группа урочищ выровненных, слабо на I.III клоненных поверхностей (участков I, II надпойменных террас рр. Амур и Зея) Урочища выровненных, слабо наклоненных в Трансаккумулятив сторону поймы аккумулятивно- ный ландшафт денудационных поверхностей (участков I над пойменной террасы р. Амур) Урочища выровненных, слабо наклоненных в Трансаккумулятив сторону поймы аккумулятивно- ный ландшафт денудационных поверхностей (участков I над пойменной террасы р. Зея) Урочища выровненных, слабо наклоненных в Трансаккумулятив сторону поймы аккумулятивно- ный ландшафт денудационных поверхностей (участков II надпойменной террасы р. Амур) Урочища выровненных, слабо наклоненных в Трансаккумулятив сторону поймы аккумулятивно- ный ландшафт денудационных поверхностей (участков II надпойменной террасы р. Зея) Урочища эрозионно-аккумулятивных (про- Неоаккумулятивный лювиально-делювиальных) долин временных ландшафт и постоянных водотоков Урочища обвально-осыпных склонов Транснеоколлюви альный ландшафт Продолжение таблицы Структурная классификация Тип элементарных ландшафтов (на урочищ, уро № п/п групп № п/п ланд основе классифика шафтов ции ландшафтов Б.Б.

чищ Полынова) Группа урочищ аккумулятивных котлови I.IV нообразных понижений флювиального происхождения Урочища аккумулятивных котловинообраз- Неоаккумулятивный ных понижений флювиального происхожде- ландшафт ния Амурско-Зейский ландшафт пойменных эрозионно-аккумулятивных тер II рас со значительной степенью антропогенных изменений на пойменных аллювиальных почвах Группа урочищ выровненных поверхно II.I стей пойменных террас рр. Амур и Зея Урочища выровненных эрозионно- Супераквальный денудационно-аккумулятивных поверхностей ландшафт пойменных террас р. Амур Урочища выровненных эрозионно- Супераквальный денудационно-аккумулятивных поверхностей ландшафт пойменных террас р. Зея Урочища эрозионно-аккумулятивных (про- Супераквальный лювиально-делювиальных) долин временных ландшафт и постоянных водотоков со значительной степенью антропогенных изменений Амурско-Зейский ландшафт грядово-котловинного и грядово-увалистого III (суффозионно-оползневого, денудационно-аккумулятивного) рельефа с раз реженной сосново-дубовой и дубово-черноберезовой растительностью на бурых лесных и торфяно-болотных почвах Группа урочищ межгрядовых аккумуля III.I тивных понижений флювиального проис хождения Урочища аккумулятивных, заросших озерно- Неоаккумулятивный болотных котловин ландшафт Группа урочищ суффозионно-оползневого III.II и денудационно-аккумулятивного грядо во-котловинного и грядово-увалистого рельефа Урочища вершин водораздельных поверхно- Неоэлювиальный и стей (плакоров) ортоэлювиальный ландшафт Урочища седловинообразных (эрозионно- Транснеоэлювиаль денудационно-аккумулятивных) понижений ный ландшафт Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ЮЮВ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20о до 40о Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ССЗ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 40о о Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ЮЮЗ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 40о о Продолжение таблицы Структурная классификация Тип элементарных ландшафтов (на урочищ, уро № п/п групп № п/п ланд основе классифика шафтов ции ландшафтов Б.Б.

чищ Полынова) Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ССВ экспозиции с ный ландшафт крутизной от 20 до 40о о Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль склонов ССЗ экспозиции с крутизной от 10о ный ландшафт о до Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль склонов ССВ экспозиции с крутизной от 10о ный ландшафт о до Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль склонов ЮЮЗ экспозиции с крутизной от 10о ный ландшафт о до Урочища аккумулятивно-денудационных Транснеоэлювиаль склонов ЮЮВ экспозиции с крутизной от 10о ный ландшафт о до Урочища аккумулятивных делювиальных Транснеоэлювиаль шлейфов подножия склонов но-аккумулятивный ландшафт Группа урочищ слабонаклоненных в сто III.III рону поймы до 10о площадок смещенных I, II надпойменных террас оползневого и суффозионно-оползневого происхождения Урочища слабонаклоненных в сторону поймы Трансаккумулятив до 10о аккумулятивно-денудационных площа- ный ландшафт док смещенных I, II надпойменных террас Амурско-Зейский ландшафт грядового, грядово-котловинного, грядово IV увалистого, сопочно-грядового (суффозионно-оползневого, денудационно аккумулятивного) рельефа с разреженной сосново-дубовой и дубово черноберезовой растительностью на бурых лесных (на возвышенных уча стках) почвах и осоково-злаковой растительностью на торфяно болотных, луговых аллювиальных, пойменных аллювиальных (в понижени ях) почвах Группа урочищ аккумулятивных межгря IV.I довых понижений флювиального происхо ждения Урочища аккумулятивных межгрядовых по- Неоаккумулятивный нижений флювиального происхождения ландшафт Урочища аккумулятивных котловинообраз- Неоаккумулятивный ных понижений на участках западин в преде- ландшафт лах склонов и плакоров Группа урочищ грядового, грядово IV.II увалистого и сопочно-грядового рельефа суффозионно-оползневого происхождения Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ССВ экспозиции ный ландшафт грядовых форм рельефа оползневого проис хождения с крутизной до 35о Окончание таблицы Структурная классификация Тип элементарных ландшафтов (на урочищ, уро № п/п групп № п/п ланд основе классифика шафтов ции ландшафтов Б.Б.

чищ Полынова) Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ССЗ экспозиции ный ландшафт грядовых форм рельефа оползневого проис хождения с крутизной до 35о Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ЮЮЗ экспозиции ный ландшафт грядовых форм рельефа оползневого проис хождения с крутизной до 35о Урочища эрозионно-денудационно- Транснеоэлювиаль аккумулятивных склонов ЮЮВ экспозиции ный ландшафт грядовых форм рельефа оползневого проис хождения с крутизной до 35о Урочища вершин гряд водораздельных по- Неоэлювиальный и верхностей (плакоров) ортоэлювиальный ландшафт Урочища аккумулятивных делювиальных Транснеоэлювиаль шлейфов подножия склонов но-аккумулятивный ландшафт Урочища аккумулятивно-денудационных Трансаккумулятив слабонаклоненных в сторону поймы до 10о ный ландшафт площадок смещенных I, II надпойменных террас Урочища седловинообразных (эрозионно- Транснеоэлювиаль денудационно-аккумулятивных) понижений ный ландшафт Разработка этой классификации в силу унитарности ее иерар хии позволила провести комплексную инвентаризацию ландшафтных комплексов для получения исходных данных с целью проведения ком плексной оценки территории южной части Амурско-Зейского между речья. В то же время с помощью этой схемы была репрезентабельно представлена структура организации и взаимосвязей природных, при родно-антропогенных и антропогенных систем территории.

1.3. Пространственная дифференциация юга Амурско-Зейского междуречья. Особенности дифференциации долинных комплексов Рассматриваемая территория находится в южной, окраинной части Амурско-Зейского междуречья (рис. 3). Поверхность междуре чья рек Амура и Зеи приурочена к южной окраине Амурско-Зейской равнины, расположенной на юге Амурской области. Изученная часть юга Амурско-Зейского междуречья ограничена географическими ко 50о50/00//с.ш. ординатами: по направлению север - юг – 50о14/10//с.ш.;

по направлению запад-восток - 127о13/15// в.д. – 127о47/00// в.д. (в самой широкой части изученной территории между речья (крайний север)), 127о17/10// в.д. – 127о30/00// в.д. (в средней час ти изученной территории). Рассматриваемая территория имеет хорошо выраженные западные, южные и восточные естественные рубежи урезы воды в руслах рр. Амура и Зеи.

Рис. 3. Фрагмент карты-схемы южной части Амурско-Зейского междуречья.

Цифрами обозначены: 1. Падь Карантинная;

2. Падь Горбуниха;

3. Падь Лазаретная;

4.

Падь Безымянка (Шабалина);

5. Падь Дальняя;

6. Падь Соколиха;

7. Падь Поперечная;

8. Падь Сенная;

9. Падь Моховая;

10. Урочище Песчаного озера;

11. Падь Пивовариха;

12. Падь Чебуковская;

13. Падь Полячка;

14. Падь Безымянная;

15. Падь Гантимуриха;

16. Долина р. Симоновка;

17. Пойменные и надпойменные террасы р. Амур (район пос.

Аэропорт – с. Игнатьево);

18. Урочище «Мухинка»;

19. Падь Устье Листвянки;

20. Падь Бараниха;

21. Падь Волкова;

22. Падь Малая Моховая;

23. Падь Сосновая;

24. Падь Анд реева;

25. Падь Семенюха.

Проблемной является дифференциация северных границ юж ной части Амурско-Зейского междуречья. По нашему мнению диффе ренцировать юг Амурско-Зейского междуречья возможно по измене ниям в характере геоморфологических структур. В этом случае южная часть Амурско-Зейского междуречья приурочена к фрагментам холми сто-увалистого и грядово-увалистого рельефа и их вариациям в цен тральной, возвышенной междуречной части, закономерно повторяю щимся до линии р. Зея – пос. Чагоян – с. Мухино – пос. Сиваки – пос.


Ушумун – пос. Тыгда – с. Черняево – р. Амур. Севернее этой линии, проведенной по подножиям склоновых комплексов вышеназванных геоморфологических структур, наблюдается доминирование плоско вершинных, пологосклоновых сопочных комплексов, имеющих мень шую абсолютную высоту (порядка 286-328 м), чем холмисто увалистые и грядово-увалистые структуры (абсолютная высота 363 409 м).

Подтверждением наличия подобного разграничения Амурско Зейского междуречья служат особенности распределения раститель ных ассоциаций и почвенного покрова. На выделенной южной части Амурско-Зейского междуречья доминируют растительные комплексы смешанных (хвойно-широколиственных) лесов и фрагментов подта ежных ассоциаций на бурых лесных и бурых лесных оподзоленных почвах. Севернее же доминируют южнотаежные комплексы на буро таежных почвах. Также севернее установленной границы не произра стает липа, бархат амурский, начинает доминировать лиственница.

В качестве территории детальных исследований нами были выбраны долинные комплексы (долинообразные понижения), площад ки пойменных и надпойменных террас лишь только самого южного, окраинного фрагмента юга Амурско-Зейского междуречья условно названного нами «южная часть Амурско-Зейского междуречья». По добная дифференциация территории объясняется тем, что она включа ет все наиболее характерные типы геоморфологических структур, рас тительных ассоциаций, почвенного покрова и ландшафтов, свойствен ные югу Амурско-Зейского междуречья. Кроме того, относительно небольшая площадь территории полевых исследований (площадь де тального изучения - 282552,5 м2 (0,282 км2), общая площадь рассмат риваемой территории - 22525325,5 м2 (22,525 км2), уровень предвари тельной изученности и ее транспортная доступность позволяют вы явить основные закономерности дифференциации и функциони рования ландшафтных структур, свойственные для всей южной части междуречья.

Долинные комплексы южной части Амурско-Зейской равнины представлены 2 разновидностями: типичные долинные комплексы (второго, третьего и четвертого порядков) – долинообразные пониже ния флювиального происхождения;

долинные комплексы систем гря дового, грядово-увалистого и грядово-оползневого рельефа – межгря довые долинообразные понижения (открытые и замкнутые;

котлови нообразные и веретенообразные). Долинные комплексы холмисто увалистого рельефа имеют, как правило, выположенные склоны и хо рошо выраженные комплексы их подножий. Водоразделы (плакоры) имеют ширину не менее 20 м, обширны по площади и имеют слабо дифференцированные границы со склоновыми комплексами. Системы же долинных комплексов грядового, грядово-увалистого и грядово оползневого рельефа характеризуются четким разграничением плако ров (ширина не более 5 м) и склонов (обычно с большой крутизной), слабым проявлением комплексов подножий склонов. Днища долинных комплексов грядовых, грядово-увалистых и грядово-оползневых форм рельефа обычно имеют в плане веретенообразную форму. В отличие от долинных комплексов холмисто-увалистого рельефа, долинные комплексы грядового, грядово-увалистого и грядово-оползневого рельефа имеют четко дифференцированные устьевые участки, которые отделяются от площадок высокой поймы хорошо различимыми кону сами выноса и валами.

В целом долинные комплексы южной части Амурско-Зейского междуречья многочисленны, имеют относительно небольшие площа ди, довольно хорошо изолированы друг от друга, четко дифференци руются в полевых условиях и закономерно изменяют свои свойства в зависимости от принадлежности к тому или иному типу форм рельефа.

Поэтому для изучения общих свойств и оценочных показателей фаций наиболее оптимальным является детальное изучение типичных для юга Амурско-Зейского междуречья ландшафтных комплексов в преде лах территории с северной условной границей по линии р. Зея - с. Но вопетровка – падь Безымянная – падь Маньчжурка – с. Сергеевка – р.

Амур.

Глава 2. Особенности формирования и современного состояния компонентов ландшафтов юга Амурско-Зейского междуречья 2.1. Особенности геологического строения, геоморфологии территории Геоморфологическое районирование территории.

Иерархическая соподчиненность ландшафтных комплексов.

Особенности тектоники и стратиграфии Специфика формирования любого ландшафта определяется особенностями таких природных факторов дифференциации окру жающей среды как геологическое строение, особенности тектоники, история развития, литологический состав пород, особенности климата.

Междуречье Амура и Зеи приурочено к Хингано-Буреинскому кристаллическому массиву (Mz). Южному и среднему фрагментам Амурско-Зейской равнины соответствует Благовещенское (Приамур ское) поднятие, локализованное на большей части территории, с кото рым связано развитие фрагментов коренных обнажающихся вулкани ческих и интрузивных пород. Это поднятие находится в пограничном положении с Амуро-Зейской впадиной и ограничено в восточной части Амуро-Зейским прогибом (рис. 4).

Южному фрагменту Амурско-Зейской равнины соответствует периорогенная зона областей сопряжения платформенных и ороген ных областей Монголо-Охотского сектора мезозойской зоны перехода от Тихого океана к континенту (Сорокин, 1989). Палеовулканиты (PZ2 3) представлены эффузивными породами группы риолита-гранита (ли парит). Коренные породы представлены гранитами, гранодиоритами.

Достаточно широко распространены гнейсы, сланцеватые породы.

Осадочный чехол образуют отложения, представленные комплексами сазанковской (N1sz) и белогорской (N2-Q1bl) свит (рис. 5). Средняя мощность осадочных отложений достигает 130 метров (Государствен ная геологическая карта СССР, 1983).

На терригенных и вулканогенно-осадочных толщах залегают отложения поярковской и завитинской свит. Поярковская свита пред ставлена терригенными и вулканогенно-осадочными образованиями.

Среди аргиллитов отмечаются прослои бентонитовых глин и бурых углей, мощность последних достигает 2-7 м. Встречаются также от дельные пласты и конкреции известняков. Среди туфов отмечаются маломощные прослои базальтов и плагиобазальтов (Государственная геологическая карта СССР, 1983).

Рис. 4. Тектоническая схема строения фундамента Амуро-Зейской впадины в районе устья р. Зеи.

Источник: Государствення геологическая карта СССР масштаба 1:200000. Серия Амуро Зейская. Лист М-52-XIV. Объяснительная записка. - С. 50.

Цифрами обозначены: 1 – поднятия (Б – Благовещенское, Г – Гродековское);

2 – проги бы (ЛД – Лермонтовско-Дмитриевский);

3 – блоки, сложенные преимущественно гней сами;

4 – блоки, сложенные преимущественно гранитами;

5 – линии тектонических на рушений;

6 – изогипсы кровли фундамента.

Неогеновая система представлена миоценом. К миоцену отно сятся широко распространнные отложения сазанковской свиты, пред ставленные каолинсодержащими песками, галечниками, редко глина ми. Свитой сложены водораздельные пространства. Наибольшей мощ ностью (89 м) отличается разрез свиты в Амуро-Зейском междуречье.

Рис. 5. Фрагмент геологической карты –схемы южной части Амурско-Зейского междуречья.

Источник: Государственная геологическая карта СССР масштаба 1:200000. Серия Аму ро-Зейская. Лист М-52-XIV (Благовещенск). Объяснительная записка / Сост. С.П. Кузь менко. – М.: ВСЕГЕИ, 1983.

Легенда геологической карты-схемы:

Q2IV – отложения речных русел и пойм (аллювиальные, озерные и делювиальные отложения). Разнозернистые пески, мелкие галечники, глины;

Q1IV – отложения I надпойменной (3 речной террасы). Разнозернистые пески, мелкие галечники, песчаные глины;

QIII– отложения II надпойменной (4 речной террасы) (аллювиально пролювиальные и аллювиальные отложения). Разнозернистые пески, мелкие галечники, песчаные глины;

Q2II – отложения III надпойменной (5 речной террасы) (аллювиальные и озерно аллювиальные отложения). Пески, гравий, галечники, глины, суглинки;

Q1II – отложения IV надпойменной (6 речной террасы) (аллювиальные и озерно аллювиальные отложения). Пески, гравий, галечники, глины, суглинки супеси;

QI – отложения V надпойменной (7 речной террасы) (аллювиальные и озерно аллювиальные отложения). Пески, гравий, галечники, глины, суглинки, супеси;

N2-Q1bl – пески с галькой и валунами, гравийники, алевриты, глины, галечники (30-200 м) (белогорская свита);

N1sz – пески каолинсодержащие, галечники, гравийники, алевриты, глины, лигни ты (50-100 м) (сазанковская свита);

1 - 1kv – алевриты, глины, пески, алевролиты, песчаники, аргиллиты, галечники (25- м) (кивдинская свита);

2 - K3 – толща липаритов, фельзитов и их туфов;

3 – K2cg3 – пески слабосцементированные, аргиллиты, алевролиты, конгломераты, гра велиты (цагаянская свита, верхняя подсвита);

4 - K2cg2 - глины, алевролиты, гравелиты, песчаники (цагаянская свита, средняя подсви та);

5 - K1 – раннемеловые лейкократовые гранит-порфиры;

6 - K1 – толща андезитов, их лавобрекчий;

K1pk – андезиты, андезито-базальты, их туфы, конгломераты, песчаники (более 450 м) (поярковская свита);

PZ3 – сланцы, риолит-граниты (липариты) 7 - PZ3 - граниты, плагиограниты, гранодиориты. Дайки аплитовидных гранитов;

8 - PZ3 – граниты, плагиограниты, гранодиориты;

9 - PZ3 – граниты, плагиограниты, гранодиориты. Дайки лампрофиров;

10 - PZ1 – раннепалеозойские (?) интрузии. Двуслюдяные гранито-гнейсы, гнейсиро ванные граниты, гранодиориты и диориты, плагиограниты;

2PZ2-3p – серпентиниты, пироксениты, перидотиты;


11 - PR3- - верхний протерозой (синийский комплекс) – нижний отдел кембрийской системы (?). толща эпидотово-биотитово-полевошпатовых, биотитово-актинолитовых, актинолитово-полевошпатовых, хлоритово-альбито-пироксеновых и альбитово хлоритово-пироксеново-эпидотовых сланцев и мраморов.

Сазанковская свита западной системы холмисто-увалистого рельефа (участок на отрезке территории от р. Амур до пади Сенной) характеризуется преобладанием руслово-пойменного комплекса фа ций, восточная же (участок на отрезке территории от р. Зея до пади Сенной) - чередующимися комплексами руслово-пойменных и озерно болотных фаций (Отчет о результатах поисков.., 1993).

Отложения белогорской свиты представлены песками и гли нами плиоцен-раннечетвертичного возраста (Q1-Q2) руслово пойменного комплекса фаций со значительным участием гравийно галечного материала и распространены фрагментарно (Отчет о ре зультатах поисков.., 1993;

Государственная геологическая карта СССР, 1983). Преобладающие окраски отложений белогорской свиты - жел тая, желто-бурая, ржаво-бурая.

Четвертичная система развита на всей территории. Она пред ставлена преимущественно аллювиальными отложениями рек и более мелких водотоков, элювиальными и делювиальными образованиями водоразделов. Выделяют среднечетвертичные отложения (QII), обра зующие IV надпойменную террасу Амура, которая наблюдается в при устьевой части рек (галечники и валуны слагают русловый аллювий, пойменный аллювий представлен песками и песчаными глинами), верхнечетвертичные отложения (QIII), образующие II и III надпоймен ные террасы Амура и его притоков (глины, реже пески, галечники), современные отложения (QIV), представленные аллювием I надпой менной террасы, наблюдаемой в приустьевой части рек.

Геологическая ситуация определила относительную стабиль ность структур, развитие осадочного чехла. На развитие долинных комплексов ландшафтов также повлияла близость к поверхности и выходы коренных пород фундамента и локализация их разломных комплексов на некоторых участках.

Геоморфологические структуры.

Геоморфологическое районирование Рельеф юга Амурско-Зейского междуречья обусловлен харак тером подстилающих пород, характером увлажнения территории и общим характером рельефообразующих процессов. На формирование современного рельефа юга Амурско-Зейского междуречья значитель ное влияние оказали флювиальные процессы. В целом рельеф юга Амурско-Зейского междуречья характеризуется как равнинный, слабо всхолмленный, сильно расчлененный (Гридасов, 1970;

Груздев, Меньщикова, 1970;

Шульман, 1968;

Никольская, 1972). Абсолютные высоты изменяются от 330-350 м (остатки аккумулятивной раннечет вертичной равнины в северной части) до 123 – 130 м (самая южная часть, по урезу воды рр. Амур и Зея). Некоторые исследователи ука зывают на относительную молодость рельефа и определяют его тип как аккумулятивно-эрозионный (Гридасов, 1970). Широкое развитие эрозионных и аккумулятивных процессов, процессов денудации опре делили рисунок и характер современного рельефа юга Амурско Зейского междуречья.

В объяснительной записке к государственной геологической карте СССР масштаба 1:500000 приводится вариант дифференциации геоморфологических структур южной части Амурско-Зейского меж дуречья (рис. 6) (Государственная геологическая карта СССР, 1983).

Основой геоморфологического районирования и характеристики тер ритории, приведенного в этом источнике, является анализ уровенных поверхностей пойменных и надпойменных террас рр. Амур и Зея. По добный подход хотя и является верным, но не раскрывает всей сущно сти дифференциации рельефообразующих процессов и гео морфологических структур различной степени иерархии, особенно значимых для комплексного анализа ландшафтов территории юга Амурско-Зейского междуречья. Поэтому нами на основе материалов вышеназванного источника рассматриваются особенности геоморфо логических структур как на основе анализа уровенных поверхностей речных террас, так и на основе анализа иерархически взаимосвязанных и взаимообусловленных форм структуры рельефа.

Геоморфологические структуры территории юга Амурско Зейского междуречья сформировались в результате эрозионно аккумулятивной деятельности рр. Амур и Зея и последующего разви тия аккумулятивно-денудационных и эрозионно-аккумулятивных про цессов.

В настоящее время широко развиты процессы линейной, пло щадной эрозии, флювиальные по своему генезису. О величине воздей ствий водотоков в прошлом свидетельствуют долинообразные пони жения, достигающие со средней протяженностью 5-10 км, при ширине в устьевой части от 20 до 500 м.

Характер поверхностей водораздельной и склоновой частей, надпойменных террас обусловил широкое развитие денудационных процессов. При этом характерный микрорельеф, свойственный для площадок надпойменных террас, уничтожен практически полностью.

Развитие денудационных процессов на плакорах и склонах возвышен ных участков (холмисто-увалистого и грядового рельефа) определило тенденции к выполаживанию склонов, формированию мощных делю виальных шлейфов подножия и конусов выноса (рис. 7).

Рис. 6. Геоморфологическая схема района устья р. Зея.

Источник: Государственная геологическая карта СССР масштаба 1:200000. Серия Аму ро-Зейская. Лист М-52-XIV (Благовещенск). Объяснительная записка / Сост. С.П. Кузь менко. – М.: ВСЕГЕИ, 1983. - С. 57.

Легенда геоморфологической схемы:

1 – раннечетвертичная озерно-аллювиальная равнина (QI1);

2 – VII речная терраса 3 - VI речная терраса (QII1);

4 - V речная терраса (QII2);

5 - IV речная (QI2);

терраса (QIII);

6 - III речная терраса (QIV);

7 – оползни.

Эрозионно-аккумулятивные процессы различного генезиса сформировали общий облик геоморфологических структур южной части Амурско-Зейского междуречья и определили разнообразие эро зионно-аккумулятивных, аккумулятивно-эрозионных, аккумулятивно денудационных форм рельефа различного уровня дифференциации.

Учитывая значительную увлажненность территории, характер склонов, выровненных поверхностей и подстилающих пород, облег чающих дренаж, можно говорить о значительной роли суффозионных процессов в комплексе рельефообразующих факторов. В большинстве случаев отрицательные формы рельефа, сформированные при домини ровании суффозионных процессов, подвергаются заболачиванию.

Отдельные фрагменты холмисто-увалистых и грядово увалистых систем восточной части Амурско-Зейского междуречья подвергаются преобразованию под воздействием оползневых процес сов. Оползневые структуры, локализованные в районе исследования имеют возраст (QIII-IV) больший, чем оползневые формы рельефа пра вобережья р. Зея, расположенные севернее. Для всех оползневых структур характерны кулисообразная в плане форма, довольно крутые склоны (25-35о) и неширокие водораздельные поверхности (вершины) (до 3-5 м). Значительная крутизна склонов обусловила активный снос обломочного материала к подножиям склонов, определив тем самым формирование мощных аккумулятивных шлейфов. Характерной осо бенностью оползневого рельефа является наличие 2-3 или 4 располо женных параллельно друг другу и руслу р. Зея грядовых структур. Все параллельные грядовые структуры разделены межгрядовыми пониже ниями, образованными котловинообразными и долинообразными по нижениями.

В северной, наиболее возвышенной водораздельной части тер ритории сохранились сравнительно небольшие (длиной 5-6 км, шири ной 50-70 м) остатки аккумулятивной раннечетвертичной (QI1) равни ны. Абсолютная высота ее 280-300 м. Относительное превышение над меженным уровнем р. Зеи у г. Благовещенска 150-170 м. Значительный участок водораздельной части представлен раннечетвертичной (QI2) террасой (V надпойменная терраса;

VII речная терраса) с абсолютной высотой 240-280 м и относительным превышением 110-150 м (рис. 6).

Поверхность IV надпойменной террасы (QII1) волнистая, рас члененная многочисленными долинами, логами и имеет слабый на клон к рекам Зее и Амуру и общий наклон уступа в 7-10° (рис. 7).

Рис. 7. Карта-схема углов наклона поверхностей территории южной части Амурско-Зейского междуречья.

Легенда карты-схемы углов наклона и уклонов участков:

- угол наклона менее 1о;

- угол наклона 1о-15 о;

- угол наклона 15о 25о;

- угол наклона 25о-30 о;

- угол наклона более 30 о;

- долинообраз ные понижения.

III надпойменная терраса (QII2) представлена эрозионными ос танцами и имеет абсолютную высоту 150-160 м. II надпойменная тер раса (QIII) распространена по левобережью р. Зеи, в северо-восточной части территории и имеет относительную высоту 12-20 м. I надпой менная терраса, высокая и низкая пойма (QIV1-2) представлены полого наклонными, выровненными площадками. Высокая пойма Амура хо рошо развита в окрестностях г. Благовещенска и в долине р. Амур, до стигая на отдельных участках 1-3 км ширины. Она представлена вы ровненной, слабонаклоненной площадкой, расчлененной долинами временных и малых постоянных водотоков, заболоченными кот ловинообразными понижениями диаметром до 1-2 км (рис. 7). Низкая пойма представлена узкими (шириной 5-20 м) песчаными и галечными пляжами, косами рек Зеи и Амура. Она также довольно сильно расчле няется долинами временных и малых постоянных водотоков. Наиболее пониженные участки частично заболочены.

В пределах Амурско-Зейского междуречья на основе анализа и классификации форм рельефа нами дифференцированы следующие типы геоморфологических структур:

холмисто-увалистый (эрозионно-денудационный и аккумулятивно денудационный) (участки I, II, III, IV, V надпойменных террас рр.

Амур и Зея);

пойменный эрозионно-аккумулятивных террас;

грядово котловинный и грядово-увалистый (суффозионно-оползневой, денуда ционно-аккумулятивный);

грядовый, грядово-котловинный, грядово-увалистый, сопочно грядовый (суффозионно-оползневой, денудационно-аккумулятивный).

При этом все вышеназванные типы геоморфологических структур дифференцируются на основе учета основных параметров (тип, крутизна и др.) составляющих их мезоформ, участков мезоформ (групп микроформ) рельефа.

На основе проведенного анализа геоморфологических струк тур южной окраинной части Амурско-Зейского междуречья с учетом возраста, динамики и характера пород, находящихся на поверхности и близко к ней, можно выделить несколько геоморфологических рай онов (рис. 8).

В целом геоморфологическая структура южной части Амур ско-Зейского междуречья монолитна и имеет субмеридиональную ориентацию. При этом ориентация долинных комплексов рр. Амур и Зея соответствует общему рисунку их русла. Особенности геоморфо логии долинных комплексов (долинообразных понижений) бассейна р.

Амур заключаются в малой их дробности, при чем для них свойствен но наличие значительного количества вариантов дифференциации и типов структур.

С Ю Рис. 8 Фрагмент геоморфологической карты-схемы южной части Амурско-Зейского междуречья.

Основа классификации и дифференциации взята из Государственной геологической карты СССР масштаба 1:200000. – Серия Амуро-Зейская. – Лист М-52-XIV (Благове щенск). Объяснительная записка / Сост. С.П. Кузьменко. – М.: Союзгеолфонд, 1983. – с.: ил.

Легенда геоморфологической карты-схемы:

- днища долинообразных понижений (эрозионно-аккумулятивных долин времен ных и постоянных водотоков);

- денудационные, слабонаклоненные поверхности III, IV надпойменных террас рр. Амур и Зея (плакоры);

- днища котловинообразных понижений (западины на водоразделах и склонах);

- аккумулятивно-делювиальные балкообразные и седловинообразные понижения;

- аккумулятивно-денудационные, слабонаклоненные в сторону поймы до 10о площадки смещенных I, II надпойменных террас оползневого и суффозионно оползневого происхождения;

- аккумулятивно-денудационные, слабонаклоненные в сторону поймы до 10о площадки I-ой надпойменной террасы с фрагментами размытой II надпойменной терра сы;

- аккумулятивно-денудационные, слабонаклоненные в сторону поймы до 10о площадки II-ой надпойменной террасы;

- аккумулятивные, выровненные, террасовые поверхности низкой поймы;

- аккумулятивные, выровненные, террасовые поверхности высокой поймы;

- склоны делювиально-денудационные;

- склоны крутые денудационные;

- днища древних, заросших озерно-болотных межгрядовых котловин (по нижений);

- склоны пологие аккумулятивно-делювиальные (денудационные).

Иерархическая соподчиненность ландшафтных комплексов Долинные комплексы (долинообразные понижения) южной окраинной части Амурско-Зейского междуречья по своей приурочен ности и включенности в общую структуру систем холмисто увалистого и грядового рельефа имеют ряд особенностей.

Дифференциация долинных комплексов (долинообразных по нижений) из общей структуры юга Амурско-Зейского междуречья осуществляется на основе включения в их структуру следующих эле ментов: слабонаклоненных выровненных и котловинообразных днищ долинообразных понижений флювиального происхождения;

склонов возвышенных форм рельефа, образующих борта долинного комплекса;

водоразделов II, III, IV порядков;

долин временных и постоянных во дотоков.

Долинные комплексы (долинообразные понижения) с учетом их слитности со всей территорией междуречья иерархически сопод чинены соответственно западной и восточной системам холмисто увалистого рельефа, изолированным системам грядового рельефа, ко торые включены в общую структуру пойменных и надпойменных тер рас междуречной части. В целом все геоморфологические структуры Амурско-Зейского междуречья объединены в рамках системы слабо холмистой Амурско-Зейской равнины.

2.2. Характеристика климатических, гидрогеологических и гидрологических условий Особенности климатических условий Территория Амурской области, в пределах южной части кото рой находится Амурско-Зейское междуречье, расположена в умерен ном климатическом (бореальном) поясе. Особенности циркуляции воздушных масс определили развитие ультраконтинентальности с чер тами муссоности (Шульман, 1968). Годовая амплитуда температур в пределах юга Амурско-Зейского междуречья около 440 С. Годовая суммарная солнечная радиация около 107 – 117 ккал/1 см2 (Гидрокли матические ресурсы Амурской области, 1983). Господствует умерен ный континентальный воздух, зимой вторгается арктический воздух.

Значительное влияние оказывают Азиатский антициклон (max) и даль невосточные муссоны. Преобладает западный перенос воздушных масс.

В целом для всего района междуречья средняя температура января составляет -280С, а июля - более +200С. Сумма температур воздуха за период с температурами более 100С (сумма активных тем ператур) для всего района южной окраины Амурско-Зейского между речья составляет более 22000С, а в районе г. Благовещенска - 23320С (Гидроклиматические ресурсы Амурской области, 1983). Абсолютный максимум температур составляет более +420С (в г. Благовещенске +410С). Средний максимум температур - более +260С (в г. Благове щенске +26,90С). Средний из абсолютных минимумов температур – более -320С (в г. Благовещенске - - 32,60С). Средние декадные темпе ратуры в районе г. Благовещенска заметно варьируют и их значения показаны в таблице 2.

В пределах всей южной части Амурской области четко выра жены времена года: лето – преимущественно жаркое, теплое, дождли вое, но со значительной величиной солнечного сияния;

зима – холод ная, сухая, с маломощным снежным покровом. Зимой значительное влияние на формирование погоды оказывает область высокого атмо сферного давления (Азиатский max) и преобладает сухой континен тальный воздух. Зимние постоянные северо-западные ветры приносят холодную антициклональную погоду. Летняя циркуляция воздуха зна чительно сложнее и зависит от большого количества факторов (Гидро климатические ресурсы Амурской области, 1983).

Таблица Средние декадные температуры воздуха на метеостанции г. Благовещенска, оС Сентябрь Февраль Октябрь Декабрь Декады Апрель Ноябрь Январь Август Июнь Июль Март Май -20, -13, 15, 21, 14, -1, -7, - - I -24, -18, -11, -21, 10, 17, 21, 19, 12, -9, 2, 2, II -22, -16, -15, -24, 13, 19, 21, 17, -5, -2, 6, 9, III Источник: Гидроклиматические ресурсы Амурской области / Под общ. ред. И.Ф. Мав рина. – Благовещенск: Амурское отд. Хаб. кн. изд-ва, 1983. – 68 с.: 22 карт.

Зональные признаки продолжительности безморозного перио да в пределах южной окраины Амурско-Зейского междуречья изменя ются в сторону его увеличения с запада (74-121 дн) (долина р. Амур и западная система пологих форм холмисто-увалистого рельефа) на вос ток (91-144 дн) (долина р. Зея и восточная система форм холмисто увалистого рельефа) (Гидроклиматические ресурсы Амурской области, 1983). Установление устойчивого снежного покрова в целом для всей территории происходит в период 11.10-01.10 (в г. Благовещенске 10.11), а его сход в целом - 21.05.-01.06 (в г. Благовещенске – 11.04) (Агроклиматический справочник по Амурской области, 1960;

Гидро климатические ресурсы Амурской области, 1983).

Таблица Многолетние средние месячные значения абсолютной влажности, от носительной влажности в 13 часов и дефицита влажности на метеостанции г. Благовещенска Характе- Месяцы ристика 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 влажно сти Абсо лютная 13, 18, 16, 0, 0, 2, 3, 6, 9, 4, 2, 0, влаж ность, мб Относи тельная влаж ность, % Дефицит влажно 0, 0, 1, 3, 6, 7, 7, 6, 4, 3, 0, 0, сти, мб Источник: Ресурсы поверхностных вод СССР.– Л.: Гидрометеоиздат, 1966. – Т. 18, Вып.

1. Верхний и Средний Амур. – С. 63.

Благодаря контрастности местного климата, осадки в течение года выпадают неравномерно. Летние осадки преимущественно имеют ливневый характер, которые зачастую переходят в катастрофические ливни. Годовое количество осадков составляет от 430 до 800 мм (в г. Благовещенске - 575 мм) с максимумом выпадения во второй поло вине лета.

Относительная влажность воздуха изменяется в целом по всей изучен ной территории в сторону уменьшения с запада (72%) на восток (69 70%). Особенности динамики показателей влажности воздуха в самой южной части междуречья представлены в таблице 3.

Динамика воздушных масс обеспечивает преобладание севе ро-западных ветров с повторяемостью 54%, особенно в зимний пери од.

Летом повторяемость юго-восточных ветров увеличивается в раза, южных - в 15 раз, а восточных - почти в 2 раза. При этом наи большее количество дней с сильным ветром приходится на переход ные периоды (февраль-апрель;

сентябрь-ноябрь).

Обобщенные сведения об особенностях климатических усло вий формирования природных систем, подтверждающие выше изло женные материалы, проанализированы на основе данных серии карт масштаба 1:500000, являющихся приложением «Гидроклиматических ресурсов Амурской области» (Гидроклиматические ресурсы Амурской области, 1983), данным Л.И. Сверловой (Сверлова, 1986) и представ лены в таблицах 4-5.

Таблица Основные показатели климата юга Амурско-Зейского междуречья (метеостанции с. Сергеевка, г. Благовещенска) риода с темпе устойчивым снежным покровом, тельность пе Сумма активных температур, 0С Ср. из абс. годовых минимумов, ратурами бо Годовой максимум температур, Осадки за период с температу Продолжительность безмороз Ср. максимум декадных высот Продолжительность периода с Продолжи Ср. температура в 13 часов за Сумма осадков за год, мм лее снежного покрова, мм рами более 100С, мм Абс. минимум, 0С ного периода, дн Метеостанция июль, 0С дн С С 100С 150С 00С 5С геевка Сер Н/д Н/д Н/д Н/д Н/д Н/д Н/д Н/д щенс гове Бла - - к Источник: Гидроклиматические ресурсы Амурской области / Под общ. ред. И.Ф. Мав рина. – Благовещенск: Амурское отд. Хаб. кн. изд-ва, 1983. – 68 с.: 22 карт.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.