авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |

«Григорий Максимович БОНГАРД-ЛЕВИН Григорий Федорович ИЛЬИН ИНДИЯ В ДРЕВНОСТИ М., «Наука», 1985. — 758 с. ...»

-- [ Страница 25 ] --

Такая архитектурная особенность возникла не сразу. Во времена Гупт многие храмы были невелики и невысоки, они имели плоские крыши, массивные стены. Только к концу периода Гупт они устремляются в высоту и приобретают величественный вид. Таким был, например, сохранившийся до наших дней (правда, неоднократно восстанавливавшийся) буддийский храм Махабодхи в Бодх-Гае, первоначальное сооружение которого относится к IV в. н.э., основная его часть из сохранившихся до нашего времени — к VI в. Он постро ен рядом с местом, где, по преданиям, Будда достиг «просветления». Главная часть хра ма — огромная усеченная пирамидальная башня, покоящаяся на высокой квадратной платформе. Стороны башни украшены орнаментом и скульптурами. Башня увенчивается конусообразной башенкой. Высота всего сооружения — около 55 м. По углам платформы возведены (очевидно, значительно позже) четыре башни, являющиеся уменьшенной копи ей главной башни.

Изобразительное искусство. Свидетельством высокого уровня искусства ваяния в самой глубокой древности служат образцы скульптуры, обнаруженные при раскопках го родов хараппской цивилизации. Следующие по времени данные о художественной скульп туре мы имеем уже от периода Маурьев.

К первым векам нашей эры относится возникновение и расцвет матхурской и ганд харской школ. Первая, названная так по г. Матхуре — крупнейшему центру древнеиндий ского художественного ремесла, возникла на чисто индийской основе и является развитием См.: G.R.Sharma. The Excavations at Kau b 1957–1959. Allahabad, 1960;

он же. Kushn Architecture with special Reference to Kau b (India). — Центральная Азия в кушанскую эпоху. Т.2. М., 1975, с. 323–345.

традиций маурийского периода;

иноземное влияние в ней заметно мало. Особенность мат хурской школы — портретная скульптура (например, статуи кушанских царей) и индиви дуализация персонажей. Впервые появляются изображения Будды2258, тогда как до этого он изображался различными символами: дерево бодхи, колесо, зонтик, трон и др. Вероятно, это было связано с усилением идей махаяны или влиянием эллинистического искусства;

не исключено и воздействие традиций джайнской скульптуры — изображения тиртханкар из вестны с IV в. до н.э. Появление в многофигурных композициях изображений будд, бодхи саттв и тиртханкар больше связывало художника в размещении действующих лиц и в их художественном воплощении, но трактовка была еще далека от стандарта (канона).

Значительным своеобразием отличается гандхарская скульптура;

называется она по имени Гандхары — исторической области на крайнем Северо-Западе Индии. Расцвет ганд харской школы относится к II — III вв. н.э. Гандхара экономически и культурно была тес нее, чем другие области Индии, связана со Средней Азией, странами Ближнего Востока, античным Средиземноморьем. Это отразилось на многих сторонах ее истории и культуры.

Некоторые историки и искусствоведы считают, что гандхарская школа обязана своим воз никновением бактрийским грекам2259. Другие справедливо возражают против такой упро щенной трактовки2260. Ведь гандхарская школа сложилась более чем через сто лет после уничтожения греко-бактрийского господства в Гандхаре. На возникновение гандхарского искусства бактрийские греки действительно оказали огромное воздействие, но в своем оформившемся виде оно явилось сложным сплавом не только эллинистических, но прежде всего индийских и среднеазиатских традиций2261. Неразрывная связь гандхарского искусст ва с буддизмом во многом определяла его тематику, идеологическую и эстетическую на правленность.

Начиная с IV в. н.э. в Гандхаре стала преобладать лепная скульптура. Такие изделия были менее долговечны, но несравненно легче в изготовлении и дешевле, хорошо окраши вались. Кроме того, небольшие статуи, а также головы крупных скульптур можно было из готавливать в формах. Каждая ступа украшалась в это время целыми вереницами будд и бодхисаттв. Во многих случаях головы были приставными и изготовлялись отдельно.

Крупные статуи делались на грубой каменной основе, на которую накладывался толстый слой известкового раствора;

из него лепились лица, детали одежды и т.д. Тематика произ ведений этого времени в основном буддийская. Чаще всего это изображения будд и бодхи саттв;

многие горельефы представляют образцы высокого мастерства.

Весьма существенной частью индийской скульптуры являются рельефы, покры вающие каменные ворота и ограды ступ, преддверия и стены храмов и монастырей. Во многих случаях рельефы носят не только декоративный, но и сюжетный характер — эпи зоды из джатак, мифологические сцены. Полное представление о специфике древних севе роиндийских рельефов дают резные ворота Большой ступы в Санчи (I в. до н.э.), ограда ступы в Бхархуте (II в. до н. э.), рельефы из Матхуры и Каушамби2262.

Важное свидетельство развития изобразительных искусств в Южной Индии — рез ная ограда ступы в Амаравати (II в. н.э.). Южноиндийская скульптура имеет свою само стоятельную линию развития, но все же она формировалась под влиянием Севера. Для В.Rowland. The Evolution of the Buddha Image. New York, 1963;

J.E. van Lohuizen de Leew. New Evidence with Regard to the Origin of the Buddha Image. — SAA 1979, с. 377–400;

см. также: В.N.Mukherjee.

Earliest Datable Iconic Representation of the Buddha. — «Journal of the Varendra Research Museum». 1980, vol. 6.

Автор приходит к выводу о существовании скульптурных изображений Будды в период ранних Кушан, еще до Канишки.

W.Tarn. The Greeks in Bactria and India. Cambridge, 1951, с. 394;

G.N.Banerjee. Hellenism in Ancient India. Calcutta, 1920, с. 23.

G.Marshall. Taxila. Vol. 2. L., 1951, с. 694;

А.Бэшем. Чудо, которым была Индия. М., 1977, с. 396– 397.

Г.А.Пугаченкова. Искусство Гандхары. М., 1982 (здесь приведена и основная литература).

См.: R.С.Sharma. Buddhist Art of Mathur. Delhi, 1984;

G.R.Sharma. Excavations at Kau b.

рельефов Амаравати характерны бльшая экспрессия и динамичность, массовые сцены эмоционально насыщены, композиция строго продумана.

Древнеиндийская скульптура в период Гупт, развивая традиции матхурской школы, достигает своего расцвета2263. По тематике она осталась в основном религиозной, но масте ра старались передать и внутреннее состояние персонажей, даже второстепенных. В работе над статуями Будды их заботило изображение не столько силы, красоты и здоровья, сколь ко высокой одухотворенности. Даже по внешности он уже не просто человек, а высшее существо, отрешившееся от всего мирского. Примером решения такой творческой задачи служит статуя Будды из Сарнатха. Будда изображен проповедующим дхарму. Его лицо с полузакрытыми глазами обращено не к миру-страданию, а к будущему «освобождению», к нирване. Формы тела сглажены, мускулатуры совершенно не чувствуется, черты лица пра вильны, поза свободна и ненапряженна, от всей фигуры веет безмятежностью и отрешен ностью.

Искусство живописи в Индии также очень древнее. В литературе содержится мно жество упоминаний о художественных росписях на стенах дворцов богачей и знати. Уме ние рисовать считалось одним из признаков образованности. Даже то, что сохранилось из образцов древнего живописного искусства, дает достаточные основания считать его нахо дившимся на таком высоком уровне, которого достигли немногие древние цивилизации.

О живописи древней Индии мы знаем главным образом на основании настенных росписей (декоративных и сюжетных), сохранившихся в пещерах Аджанты;

древнейшие из них по времени близки началу нашей эры (пещеры IX и X). Стенопись производилась тем перой по сухой штукатурке. Росписи, хотя и религиозного содержания (в основном сцены из жизни Будды и из джатак), по своему характеру вполне светские.

Живопись Аджанты дает неповторимую панораму реальной жизни древней Индии.

Здесь — небожители, Будда, бодхисаттвы, цари, придворные, простые поселяне, монахи, женщины, дети, животные;

действие происходит на небе, во дворцах, в селе, в лесу. Кар тины полны непосредственности, проникновения в душевный мир героев, благородной простоты. Фигуры Будды и бодхисаттв находятся обычно в центре композиции: по своим размерам они значительно превосходят другие фигуры. Происходившее в глубине дава лось несколько выше переднего плана. Границ у картин не было, сюжеты как бы перехо дили один в другой. Из-за плохой освещенности помещений художники избегали полуто нов, силуэты резко очерчены. Несмотря на то что пещеры Аджанты расписывались в тече ние шести-семи веков, стиль или техника исполнения оставались сходными.

В период Гупт наблюдался расцвет не только скульптуры и живописи, но и художе ственных ремесел: резьбы по кости и дереву, художественной терракоты, ювелирного ис кусства. Даже в монетном деле, всегда отстававшем от технического и художественного уровня стран античного мира, заметен прогресс: гуптские монеты — лучшие из изготов лявшихся в древней Индии по своим художественным достоинствам2264.

Музыка и танцы. Современное сложное и утонченное музыкальное и танцевальное искусство Индии своими корнями уходит в глубокую древность. Уже тогда оно стало про фессиональным. Драматические представления почти всегда сопровождались музыкой и танцами, и их теоретические основы излагаются в древнем трактате о сценическом искус стве «Натьяшастра».

Звуковой состав древнеиндийской музыки определяла семиступенчатая гамма (гра ма), весьма сходная с европейской натуральной мажорной. Использовались различные ла ды, ритмические фигуры. Основным струнным инструментом была вина, похожая на лют ню. Из духовых инструментов была распространена флейта. Для подачи сигналов исполь S.K.Saraswati. A Survey of Indian Sculpture. Delhi, 1975;

P.Pal. The Gupta Sculptural Tradition and Its Influence. N.Y. 1978;

J.С.Harle. Gupta Sculpture: Indian Sculpture of the Fourth to the Sixth Centuries A.D. Ox., 1974.

Подробнее о гуптском искусстве см.: Essays on Gupta Culture. Delhi, 1983 (приведена библиография по различным видам искусства).

зовались трубы и некоторые виды морских раковин. Огромную, подчас самостоятельную роль в музыке играли барабаны. Все эти особенности характерны и для современной ин дийской музыки.

Столь же стойкими оказались традиции и в индийском танце. Он и поныне остается наследником древнеиндийской пантомимы. В «Натьяшастре» насчитывалось 10 особых положений головы, 36 — глаз, 37 — рук и 10 — тела. Каждое из них имело точно установ ленное значение, выражающее поступки, чувства человека и даже окружающую обстанов ку.

Несмотря на большую любовь индийцев к театральным представлениям, музыке, танцам и на то, что обучаться этим искусствам считали необходимым самые зажиточные слои общества, профессия актера, музыканта и танцора не пользовалась в древней Индии высокой репутацией.

*** Мы остановились лишь на некоторых общих чертах культурного развития древней Индии в первые века нашей эры, но и приведенные материалы свидетельствуют об огром ных достижениях древних индийцев в науке, словесности, искусстве. Значительным было воздействие древнеиндийской культуры на другие страны древнего Востока и античного мира. Этому в немалой степени способствовали тесные историко-культурные связи Индии с близкими и далекими соседями, контакты, которые не прерывались в течение всей эпохи древности.

ГЛАВА XXIV ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ С глубокой древности Индия имела тесные контакты с другими регионами древнего Востока и Средиземноморьем. Это способствовало обмену культурными достижениями, оказывало немалое воздействие на развитие самой индийской культуры. Благодаря интен сивным археологическим исследованиям, открытию новых письменных источников и эпи графических материалов удается более рельефно, чем это было раньше, воссоздать основ ные этапы историко-культурных связей древней Индии, степень и характер взаимовлияния различных культур.

Индия и Иран. Иран являлся ближайшим соседом Северо-Западной Индии и к тому же был связан с ней наиболее удобными путями сообщения. Археологи прослеживают контакты Ирана с Индией еще с эпохи раннего неолита. В обоих регионах проходили сходные процессы сложения земледельческих культур, протогородских и городских циви лизаций. Раскопки в Тепе Яхья свидетельствуют об оживленных торговых и культурных взаимоотношениях населения Юго-Восточного Ирана с Северо-Западной Индией, прежде всего с долиной Инда, в IV — III тысячелетиях до н.э.2265 Через Иран эти связи уходили и дальше на Запад, в города Месопотамии;

остров Бахрейн служил как бы промежуточным звеном. В эпоху расцвета хараппской цивилизации контакты Месопотамии и Ирана с Ин дией стали особенно оживленными: об этом говорят находки печатей индского типа в го родах Двуречья и клинописные тексты III — II тысячелетий до н.э. (подробнее см. гл. II).

Кризис, охвативший земледельческие цивилизации в конце III — начале II тысячелетия до н.э., протекал в типологически сравнимых формах в Индии и Иране. Ученые прослежи вают также определенное сходство между дравидийскими языками (на протодравидий ском, очевидно, говорило население хараппской цивилизации) и эламским, носители кото рого, как иногда полагают, были создателями земледельческих культур Юго-Восточного Ирана IV — III тысячелетий до н.э. Позднее история обоих регионов связана с проникно вением арийских племен — древних иранцев в Иран и индоариев в Индию, принесших многие общие черты материальной и духовной культуры2266;

это наследие общих «арий ских» судеб долго сохранялось в религиозных и мифологических представлениях, соци альной структуре, эпико-литературном творчестве.

Географической границей Индии греки считали р. Инд (Страбон XV.1.11), но, по жалуй, на протяжении всего периода древности не только языковая, но и культурная бли зость между народами, населявшими территории к северо-западу и к юго-востоку от Инда, оставалась более значительной, чем между населением, например, Северной и Южной Ин дии. В числе 16 индийских стран (джанапад), существовавших, согласно буддийской тра диции, в Индии в VI — V вв. до н.э., две — ираноязычная Камбоджа (полностью) и Ганд хара (бльшая часть ее территории) — находились за Индом.

В конце VI в. до н.э. часть Северо-Западной Индии подпала под власть Ахеменидов.

Заиндские области были покорены еще Киром (Геродот I.153.177). Позднее какие-то части «индийской территории» были подчинены Дарием I вскоре после 518 г. до н.э. Судя по то му, что по приказу Дария I кариец Скилак совершил путешествие вниз по Инду до океана и далее к Египту (Геродот II.44), с властью персов в этом районе индийцам приходилось серьезно считаться. Но мы не знаем, какие именно территории входили в состав двадцатой «Индийской» сатрапии, как и при каких обстоятельствах они были покорены. Античные С.С.Lamberg-Karlovsky. Excavations at Тере Yahya. Iran 1967–1969. Cambridge (Mass.), 1970;

он же. The Proto-elamites on the Iranian Plateau. — «Antiquity». 1978, vol. 52.

Подробнее см.: Г.М.Бонгард-Левин, Э.А.Грантовский. От Скифии до Индии. Древние арии:

мифы и история. М., 1983.

источники утверждают, что персы в Индию не вторгались (Страбон XV.1.6;

Арриан. Ин дика V.4;

IX.10). Геродот (VII.65) рассказывает, что индийские воины участвовали в похо де Ксеркса на Элладу. Арриан также упоминает о том, что в битве при Гавгамелах на сто роне персов сражались индийцы, «живущие по западную сторону Инда». Последняя ого ворка показывает, что проведение индийской границы по Инду имело условный характер.

Греческие авторы, относительно много писавшие об Индии IV в. до н.э., ничего не говорят о существовании в это время «Индийской» сатрапии, о наличии персидских гарни зонов в Индии. По-видимому, индийские воины, сражавшиеся на стороне Дария III, были наемниками, а территории Индии, входившие в свое время в «Индийскую» сатрапию, в первую очередь расположенные по нижнему течению Инда (Арриан. Анабасис Александра III.8.3–6), вышли из-под контроля Ахеменидов еще в конце V в. до н.э., при Артаксер ксе II2267.

В период Ахеменидов особенно укрепились торговые связи Индии с Ираном. Рас копки в Таксиле I (Бхир Маунд) показывают, что город возник именно в это время и играл важную роль во взаимоотношениях между обеими странами. В надписях Дария говорится о том, что для строительства дворца в Сузах из Индии доставлялась слоновая кость и тико вое дерево — из Гандхары.

Включение в единую империю областей Индии, Ирана и Месопотамии привело к оживлению торговых и культурных связей этих стран. Ясные свидетельства этого — вави лонские документы V в. до н.э. и эламские тексты из Персеполя (конца VI — начала V вв.

до н.э.), детально изученные советским востоковедом М.А.Дандамаевым2268. Вавилонские документы говорят о колониях индийцев в окрестностях Ниппура (сохранились даже име на некоторых колонистов): индийцы имели земельные наделы, должны были исполнять воинские обязанности;

судя по текстам, они были тесно связаны с местным населением, заключали договоры об арендной плате, выступали в качестве свидетелей при составлении хозяйственных документов. Тексты из Персеполя рассказывают о чужеземцах, в том числе и об индийцах, приезжавших в Иран. Особенно часто упоминается о пребывании индийцев в Сузах, по документы фиксируют и путешествия из Ирана в Индию. Известно, например, о поездке индийца по имени Карабба в 498 г. в Индию вместе с караваном в 180 человек.

Вхождение областей Северо-Западной Индии в империю Ахеменидов сказалось и на развитии индийской культуры, хотя степень этого воздействия нельзя преувеличивать.

Индийцы познакомились со многими достижениями иранской цивилизации, в частности с арамейским письмом — официальным письмом Ахеменидской канцелярии (позднее, уже в период Ашоки, некоторые версии его эдиктов, предназначенные для «западных провин ций», составлялись на арамейском);

на основе арамейского письма под влиянием брахми возник кхароштхи, на котором писали не только в Индии (прежде всего на Северо-Западе), но и в Центральной Азии. По мнению некоторых исследователей, обычай нанесения на скалы и колонны царских указов (например, эдиктов Ашоки) — также иранского происхо ждения (под влиянием практики, существовавшей при Дарии). Показательно, что иранское слово dipi — «письмо» было заимствовано древними индийцами и в форме lipi употребля лось в надписях Ашоки. В санскрит проникли и другие иранские слова и термины (bandi — раб, пленный, k atrapa — наместник). Археологи, производившие раскопки дворца Ашоки в Паталипутре (совр. Патна), отмечали явное влияние ахеменидской архитектуры на строи тельное искусство периода Маурьев2269. Эта точка зрения была затем подвергнута критике, но факт знакомства индийских мастеров с традициями соседнего Ирана вряд ли подлежит сомнению.

S.Chattopadhyaya. The Achaemenids and India. Delhi, 1974.

Подробнее см.: М.А.Дандамаев. Индийцы в Иране и Вавилонии в ахеменидский период. — Древняя Индия. Историко-культурные связи. М., 1982;

М.А.Дандамаев, В.Г.Луконин. Культура и экономика древнего Ирана. М., 1980.

Age of the Nandas and Mauryas. Banaras, 1952, с. 367.

После крушения Ахеменидской империи связи между Индией и Ираном ослабева ют. Иран вошел в состав Селевкидского государства, Северо-Западная же Индия оказалась под властью бактрийских греков, а затем шаков. Частые войны не способствовали укреп лению отношений между соседями, хотя и не могли их прекратить. Только на короткий отрезок времени — 20–60 гг. н.э. — установились непосредственные отношения между Индией и парфянским Ираном. В это же время начинается проникновение в глубь Ирана буддизма, получившего здесь в домусульманский период довольно широкое распростране ние.

С образованием Кушанской империи, в которую вошла значительная часть Север ной Индии, общение с центральными областями Ирана было опять затруднено, т.к. Куша ны находились большей частью во враждебных отношениях как с Парфией, так и с Саса нидами. С ослаблением Кушан контакты между Индией и Ираном опять оживились. Хотя некоторые территории на северо-западе страны были подчинены Сасанидам или находи лись в сфере их политического влияния, отношения между обеими странами были в основ ном мирными: Сасаниды были связаны постоянными войнами с Римом, а в V — VI вв.

иранцам и индийцам приходилось бороться с общим врагом — гуннами-эфталитами.

Укреплялись и культурные связи. Если ранее Иран воздействовал на Индию, то к концу древности картина изменилась. Индийская наука завоевывала все больший автори тет у народов Ближнего Востока, и образованные люди нередко ездили в Индию для по полнения своего образования. Индийские врачи служили при дворах иранских царей. В VI в. в Иране познакомились с «Панчатантрой», и отсюда она распространилась во многие другие страны. В Иран из Индии проникли шахматы. Большое значение имело влияние буддизма: это способствовало ознакомлению иранцев с индийской литературой и т.д. Не малое воздействие оказал буддизм на манихейство2270.

Индостан и Африка. Самым ранним свидетельством контактов индийских и афри канских цивилизаций2271, очевидно, можно считать появление в долине Нила зебу. Зебу — уроженцы Индостана — были завезены на территорию древнего Египта в середине II ты сячелетия до н.э. из Передней Азии, хотя прямые контакты народов Африки и Индостана восходят к эллинистическому времени. Знакомство с египетскими боевыми слонами сде лало этот род оружия очень популярным во всем античном мире. Североафриканские го сударства оказались в самом выгодном положении: слоны здесь водились в изобилии.

Карфагеняне отправляли специальные экспедиции для отлова африканских животных. Пе решеек, соединявший полуостров-город с материком, площадью 60 стадий был занят стой лами для слонов (Страбон XVII.3.13). Их использовали во всех Пунических войнах. У Пто лемея II было 400 дрессированных животных, слоны участвовали в сражениях Птолемеев на полях Ближнего Востока, они были также в армии Мероэ. Боевые слоны использовались в Египте до середины II в. до н.э., в Северо-Западной Африке — до середины I в. до н.э., в Мероэ — вплоть до IV в. н.э. Уже на исходе «слонового дела» — в VI в. н.э. — появляются известия о приручении и дрессировке слонов в Аксуме2272.

Вероятно, первые индийцы прибыли в Африку как воспитатели и погонщики сло нов2273. Интересно, что в «Толковом словаре» Гезихия говорится: «Инд — человек, чтобы управлять слоном из Эфиопии». В Мероэ засвидетельствован образ «слоновоголового» бо га (близок по иконографии Ганеше), увенчанного короной Верхнего Египта2274.

Особенно тесные индо-африканские связи установились в эпоху Маурьев. Известно о посольстве во главе с Дионисием от Филадельфа Птолемея к Биндусаре. Возможно, что J.P.Asmussen. Xustvnft. Studies in Manichaeism. Copenhagen, 1965;

L.J.Ort. Mani. Religio historical Description of his Personality. Leiden, 1967.

В основу этого раздела положены материалы, любезно предоставленные С.Я.Берзиной.

F.E.Zeuner. The History of Domisticated Animals. L., 1963, с. 286;

S.N.Naik. Origin and Domestication of Zebu cattle (Bos iudicus). — «Journal of Human Evolution». L., 1978, vol. 7, №1, с. 23–30.

С.Я.Берзина. Древняя Индия и Африка. — Древняя Индия. Историко-культурные связи.

I.Hofmann. Wege und Mglichkeiten eines indischen Einflusses auf die meroitische Kultr. Bonn, 1975.

именно Дионисий привез из Индии множество вещей, вызвавших удивление и восхищение египтян.

В эдиктах Ашоки упоминаются Птолемей (Филадельф Египетский) и Маг (Кирен ский), брат Филадельфа по матери. С пребыванием миссии Ашоки в Египте иногда связы вают одно из захоронений в некрополе г. Дендеры птолемеевского времени. Надгробная стела с изображением колеса и трезубца сообщает, что это «могила Пшейапи, сына Гемт, варвара»2275 (по этому вопросу идут острые дискуссии).

Никаких явных свидетельств о распространении буддизма в Птолемеевском Египте не имеется. Некоторые ученые полагают, что образы александрийских богов повлияли на иконографию брахманизма и буддизма. Речь идет об изображении бога на цветке лотоса — сюжет, который родился в мифологии египтян и засвидетельствован текстами и памятни ками искусства в долине Нила с древнейших времен. В Индостане подобные изображения появились после походов Александра Македонского, в греко-бактрийской Гандхаре, отку да и распространились по Индии. Было высказано мнение, что образы Будды, его матери Майи и Брахмы на цветке лотоса восходят к египетскому прототипу2276.

При Птолемеях в Египет в большом количестве поступали индийские драгоценно сти и полудрагоценные камни. Столовая на роскошной барке Птолемея IV имела колонны, высеченные из индийских камней2277. В свою очередь, бусы из египетского фаянса обнару жены в слоях III — I вв. до н.э. при раскопках древних городищ Индии и Афганистана2278.

В течение длительного времени доставка индийских товаров в Африку и африкан ских в Индию шла через Счастливую Аравию (Перипл 26). Согласно сообщению Страбона (II.3.4), открытие прямого морского пути из Индии в Египет произошло случайно, во вто рой половине II в. до н.э. Тогда же были отправлены первые торговые экспедиции Птоле меев в Индию. Возможность непосредственных плаваний из Африки в Индию не прошла мимо внимания купцов. Гиппал (около 100 г. до н.э.) открыл механизм движения муссон ных ветров и тем самым обеспечил возможность регулярных плаваний парусников к бере гам Индии и обратно (Перипл 57). И пусть «при Птолемеях только немногие осмеливались плыть туда и ввозить (обратно) индийские товары» (Страбон II.5.12), но именно Птолемеи взяли под охрану египетского государства морские пути в Индию. С 74/73 г. до н.э. в еги петских документах засвидетельствована должность «стратега Эритрейского и Индийского морей»2279.

Индийско-египетские и индийско-мероитские связи эллинистического времени от разились в египетской народной литературе: повести о походе египтян в Индию под пред водительством Педихонса и романы об Александре.

Римляне, утвердившиеся в Северной Африке в последней трети I в. до н.э., были весьма заинтересованы в развитии контактов с Индией. В 20-х годах до н.э., когда Страбон путешествовал по Египту в свите римского префекта, он «узнал, что около 120 кораблей совершают плавание из Миос-Гормоса в Индию» II.5.12), причем «современные купцы, совершая плавание из Египта по Нилу и Аравийскому заливу до Индии… доходили до Ганга» (XV.1.4).

Расширение границ Римской империи и становление государства Великих Кушан предопределили качественно новый уровень взаимоотношений цивилизаций Африки и Индостана.

В начале нашей эры между Африкой и Индией устанавливаются тесные торговые связи. К середине I в. н.э. купцы, отправлявшиеся из Африки, освоили западный и восточ J.Vercoutter. Un palais des «Condaces» contemporain d’August (foulles Wad-ban-Naga 1958– 1960). — «Syria». 1962, №32.

S.Mоrenz, J.Schubert. Dor Gott auf der Blume. Ascona, 1954.

См.: M.M.Хвостов. История восточной торговли греко-римского Египта. Казань, 1907;

Е.Н.Warmington. The Commerce between the Roman Empire and India. Cambridge, 1928.

См.: Б.А.Литвинский. Украшения из могильников Западной Ферганы. М., 1973.

См.: L.Mooren. The Date of SB V 8036 and Development of the Ptolemaic Maritime Trade with India. — «Ancient Society». 1972, №3.

ный берега Индостана и проникли в глубь субконтинента. Корабли из Индии, достигая широты Африканского Рога, шли к портам Барбарики, аксумскому порту Адулис, но ос новной целью были порты Египта. Александрия стала мировым центром торговли, где встречались потоки транзитных товаров, двигавшихся из Индии в Африку, из Индии в Средиземноморье, из Средней Азии и Китая через Индию на далекий Запад и обратно.

«Перипл Эритрейского моря», составленный, очевидно, неизвестным купцом-мореходом в третьей четверти I в. н.э., и дошедшие до нас таможенные тарифы (вплоть до IV в. н.э.) да ют огромный список товаров, получаемых из Индии и отправляемых туда. Сообщения ис точников подтверждаются археологическим материалом.

Купцы из Северо-Восточной Африки иногда подолгу задерживались в Индии. Так, в одном из податных списков египетского города Арсиноя от 72/73 г. н.э. около имени горо жанина Гайона указано, что он находится в Индии2280.

Купцы из Индии в I в. н.э. регулярно посещали Северо-Восточную Африку. Индий ские общины были в Египте: в Александрии, Белой Гавани. Большая община имелась в Аксуме. Индийские купцы бывали в Мероэ и прибрежных странах Восточной Африки. От крытие в Мемфисе серии терракот, близких по стилю к изображениям Аджанты и дати руемых первыми веками нашей эры, привело некоторых ученых к предположению о суще ствовании индийской общины и в Мемфисе2281.

Прибыли от индо-африканской торговли, прямой и транзитной, были баснословны ми. Товары перепродавались в 100 раз дороже (Плиний VI.101). Отдельные лица создавали на этом огромные состояния. Живший в середине III в. египетский купец Фирм, занимаясь торговлей с Индией, собрал такие богатства и завязал связи такого масштаба, что попытал ся добиться отделения Египта от Римской империи и провозгласил себя его правителем.

Купцы-мореплаватели открыли дорогу широкому потоку любознательных путеше ственников и ученых. Туристы тех далеких времен отправлялись из красноморских гаваней Египта в Индию и из Индии в Александрию. Есть целый ряд сведений, говорящих о путе шествиях ученых из Египта и Аксума и через Египет и Аксум в Индию2282. Интереснейшие находки были сделаны в Белой Гавани — порте на Красном море (совр. Старый Кусейр):

археологи обнаружили несколько черепков с надписью на старотамильском языке, шрифт брахми. Показательно сходство открытой здесь керамики с керамикой из Арикамеду. Эти факты позволяют говорить о пребывании в Египте выходцев из Южной Индии2283.

Естественно, такие тесные и постоянные экономические и культурные контакты привели к обмену информацией, которая составила достояние собственно индийской и се вероафриканской цивилизаций. Некоторые ученые считают, что Индия заимствовала из Египта технологию отливки по гипсовой модели;

известно о влиянии египетской науки на развитие астрономии и астрологии в Индии2284. Возможно, что ряд идей индийской религи озной философии был знаком философам Египта и Мероэ. Интересно, например, одно из наставлений мероитских гимнософистов: «Нельзя… оставить в опасности душу, уже во плотившуюся в человеке» (Гелиодор II.31). Епископ Карфагена Тертуллиан в своих высту плениях также оперировал сведениями об индийских брахманах и гимнософистах. Индий ское влияние отразилось в египетском языке и языке геэз.

Индия и греко-римский мир. История взаимоотношений двух великих цивилизаций древности — индийской и античной — сложный комплекс контактов, встреча разных эт нокультурных зон, двух различных социальных организмов и религиозно-философских См.: С.Я.Берзина. Древняя Индия и Африка;

R.E.M.Wheeler. Arikamedu: an Indo-Roman Trading Station on the East Coast of India. — AI. 1946, №2.

D.H.Gordon. The Buddhist Origin of the «Summerian» Heads from Memphis. — «Iraq». 1939, vol. 6, №1–2.

См.: С.Я.Берзина. Древняя Индия и Африка.

D.S.Whitkomb, J.H.Johnston. Qosseir el-Qadim und die Rote-Meer Handel. — «Altertum». 1980, Bd 26, №2.

Подробнее см.: The Yavanajtaka of Sphujidhvaja. ed., tr. and comment. on by D.Pingree. Vol. 1–2.

Harvard University Press — London, 1978.

традиций. Эта проблема представляет большой научный интерес не только для антикове дения, но и для изучения истории и культуры древней Индии. Несмотря на географиче скую удаленность изучаемых регионов и различие их исторических судеб, между ними на протяжении тысячелетия существовали тесные культурные, а также политические и торго вые отношения.

Материалы археологии позволяют говорить о существовании связей Индостана со Средиземноморьем еще в эпоху хараппской цивилизации, хотя данные такого рода пока немногочисленны. Более определенно можно судить об индийско-средиземноморских кон тактах лишь с VI в. до н.э., поскольку они фиксируются в античных источниках.

Т.к. контакты продолжались на протяжении всей античной эпохи (это отразилось и в сочинениях раннехристианских авторов), то можно не только выявить общий характер и направление связей, но и проследить их динамику. Не оставалась неизменной и античная традиция об Индии. Каждая эпоха, сопровождавшаяся важными изменениями в политиче ской обстановке и направлении торговых связей, расширением географического кругозора, процессами развития самой античной культуры, знаменуется и появлением новых пред ставлений об Индии2285. Исследование этого процесса позволяет выяснить характер сведе ний об Индии в античном мире в каждый конкретный исторический период, иными слова ми — понять, почему в разное время античных авторов интересовали различные аспекты индийской истории и культуры.

В качестве первого периода в античной историографии об Индии можно рассматри вать время до похода Александра Македонского. Правда, «индийские сведения» были еще случайны и отрывочны, представления весьма смутны и в основном о той части Индии, которая входила в состав Ахеменидской державы (Гекатей, Геродот, Ктесий). Тогда впер вые намечаются две основные темы античной традиции об Индии: 1) Индия — страна со кровищ и чудес;

2) мотив «индийских мудрецов».

Подлинным открывателем Индии для античного мира был уже упоминавшийся Скилак из Карианды (в Карии), который совершил плавание вниз по Инду, а затем морем до Египта. На свидетельствах Скилака основывались логограф Гекатей (ок. 550 — ок.

480 гг. до н.э.) и Геродот (V в. до н.э.). Гекатею были известны имена некоторых индий ских племен (гандары, калатии) и городов (Аргант и Каспапир). Более подробные сведения сохранил в своем труде Геродот. У него, в частности, имеется первое в античной традиции упоминание о жизни брахманов («Они не убивают ни одного живого существа, не трудятся на нивах, нет у них жилищ, а питаются они травой… Если кого-нибудь из них поражает недуг, то он уходит в пустыню и там ложится» — III.100). Само слово «брахманы» в труде Геродота не зафиксировано, по если учесть, что термин «этнос», которым он обозначает людей с особыми обычаями, имел не только этническое, но и социальное содержание, то имеются все основания думать, что Геродот отразил сведения об индийских брахманах как об особом разряде населения.

В начале IV в. до н.э. написал свое сочинение об Индии Ктесий из Книда, личный врач персидского царя Артаксеркса II. Сохранившееся лишь во фрагментах, оно содержит в основном свидетельство легендарного характера. Уже в древности Ктесий относился к числу недостоверных авторов, и не случайно известный поэт Лукиан в своей «Правдивой истории» причисляет к числу «древних поэтов, историков и философов, написавших так много необычного и неправдоподобного», Ктесия, который в Индии «никогда не бывал и не слышал о них (индийцах) ни одного правдивого рассказа» (I.2–3).

Важным событием в отношениях между Индией и странами античного мира был поход греко-македонцев в Индию в 327– 325 гг. до н.э., который способствовал сближению двух цивилизаций. Это знаменовало и начало во многом достоверной исторической тради ции об Индии — Онесикрит, Неарх, Аристобул, Птолемей. Их сочинения сохранились во Подробнее см.: J.W.Sedlar. India and the Greek World. A Study in the Transmission of Culture. New Jersey, 1980;

R.A.Jairazbhоу. Foreign Influence in Ancient India. Bombay, 1963;

N.Chapekar. Ancient India and Greece. A Study of Their Cultural Contacts. Delhi, 1977.

фрагментах в трудах более поздних авторов (Страбона, Диодора, Арриана и др.). Наряду с описанием военных операций сподвижники Александра запечатлели многие стороны жиз ни и культуры древних индийцев. К этим свидетельствам восходит и один из самых попу лярных в античной традиции сюжет о «диспуте Александра с индийскими мудрецами».

Следующий, третий период восприятия образа Индии в античной литературе услов но может быть назван «периодом посольств» (конец IV — начало III в. до н.э.). Он связан с именами Мегасфена — посла Селевка I к Чандрагупте Маурье и Деймаха — посла Анти оха I к Биндусаре. Если от труда Мегасфена, как уже отмечалось, сохранились многочис ленные фрагменты, то от «Индики» Деймаха до нас практически ничего не дошло. Но ха рактерно, что он написал сочинение «О благочестии» ( ), посвященное, судя по названию, верованиям индийцев. В пользу такого предположения свидетельствует тот факт, что в греческой версии эдиктов Ашоки является эквивалентом пракритского dhamma (санскр. dharma) — вера, моральное правило, нравственный долг. Ни об одном ин дийском посольстве в эллинистические государства данных пока нет. Но миссии Ашоки в страны, где правили цари Антиох (Сирия), Антигон (Македония), Александр (Эпир), Пто лемей (Египет) и Маг (Киренна), о чем упоминается в XIII большом наскальном эдикте, хотя и не могут считаться актами дипломатических отношений, все же предполагают на личие каких-то политических связей с этими странами.

Дипломатические отношения существовали между Индией и Римской империей.

Античные источники сообщают об индийских посольствах к императорам Августу (27 г.

до н.э. — 14 г. н.э.), Траяну (98–117), Адриану (117–138), Антонину Пию (138–161), Гелио гобалу (218–222), Аврелиану (270–275), Константину (323–353) и Юлиану (361–363). Но данных о посольствах римлян в Индию нет.

Приблизительно с II в. в. э. начинается новый этап в истории античной традиции об Индии, отмеченный сосуществованием двух различных тенденций в описании Индии:

1) «языческой», использующей старые сведения об Индии (прежде всего данные Мегасфе на), хотя в ней начинает проявляться интерес к «индийской мудрости»;

2) раннехристиан ской, которой свойственно не только более глубокое осмысление индийской религии и фи лософии (брахманистской), но и особое внимание к буддизму2286. Многие римские филосо фы связывают с Индией свои идеалы, стремятся посетить эту «страну мудрости». Греко римский мир непосредственно знакомится с религиозно-философскими сочинениями Ин дии. Например, в труде Ипполита (III в. н.э.) «Опровержение всех ересей» излагаются брахманистские воззрения, которые, как показал известный французский индолог Ж.Филлиоза, отражают (иногда даже текстуально) взгляды мудрецов упанишад2287. Боль шой популярностью пользовалось сочинение Филострата (III в. н.э.) «Жизнеописание Аполлония Тианского», жившего в I в. н.э. и, по традиции, посетившего Индию, где он встречался с брахманами.

Сближению двух культур в немалой степени способствовали и торговые связи, ко торые стали особенно оживленными в первые века нашей эры, о чем свидетельствуют и античные источники, и археологические находки как в Индии, так и в Восточном Среди земноморье2288. Через горы и пустыни тянулись к Средиземному морю караваны, а через Аравийское море плыли корабли с индийскими драгоценностями, пряностями и благово ниями, шелковыми и хлопчатобумажными тканями, слоновой костью и т.д. Обратно они везли драгоценные металлы, изделия из цветных металлов, стекло, керамику. Индийцы, См.: Г.М.Бонгард-Левин, С.Г.Карпюк. Сведения о буддизме в античной и раннехристианской литературе. — Древняя Индия. Историко-культурные связи.

J.Filliozat. Les relations extrieures le l’Inde. Pondichry, 1956.

См.: В.Saletore. India’s Diplomatic Relations with the West. Bombay, 1958;

J.Thоrley. The Development of Trade between the Roman Empire and the East under Augustus. — «Greece and Rome». 1969, vol. 16;

M.P.Charlesworth. Roman Trade with India: a Resurvey. — Studies in Roman Economic and Social History in Honour of Allan Chester Johnson. Princeton, 1951;

M.Wheeler. Rome beyond the Imperial Frontiers. L., 1954;

D.Schlingloff. Indische Seefahrt in rmischer Zeit. — Zur geschichtlichen Bedeutung der frhen Seefahrt. Mnchen, 1982.

как уже отмечалось, были не редкостью в Александрии и в других крупных торговых и культурных центрах Средиземноморья, а греки и римляне — в портовых городах Индии.

Античные авторы римской эпохи хорошо знали о Южной Индии и Шри-Ланке, о южноиндийских портах. О размахе здесь римской торговли свидетельствуют находки рим ской керамики, огромного числа римских монет, памятников римского искусства;

особое научное значение имело открытие римской торговой фактории в Арикамеду (к югу от со временного Путтуччери). Найденная при раскопках Помпеи статуэтка богини Лакшми из слоновой кости ясно говорит о знакомстве античного мира с индийским искусством. Влия ние индийских традиций ученые склонны находить даже в особой прическе «индийского стиля» на скульптурных бюстах римской эпохи2289, В древних тамильских поэмах много кратно упоминаются яваны (так в Южной Индии называли не только греков, но и римлян):

многие проживали здесь постоянно и даже нанимались к местным царям в телохраните ли2290.

Синтез эллинистических и римских традиций с индо-буддийскими ярко предстает в гандхарском искусстве. Хотя в индийских источниках сохранилось очень немного свиде тельств о греках и римлянах (показательно, что нет упоминаний о походе Александра), Индия немало заимствовала от греко-римского мира. Монеты, например, хотя и существо вали в Индии еще до появления в Индии греков, только под греческим влиянием приняли обычную круглую форму с рельефными портретными изображениями и легендой. Архео логи усматривают античное влияние в методах обработки различных пород камня, в гон чарном деле, в получении новых медных сплавов (в частности, латуни) и т.д. Даже после того как исчезли последние в Индии государства с греческими династиями, еще долго ос тавались некоторые элементы греческой системы администрации, кое-где употреблялся македонский календарь, монеты выпускались с греческой легендой, сохранялись некото рые греческие мотивы в изобразительном искусстве и художественных ремеслах. В позд ний период древности индийцы многое взяли из более передовой к тому времени грече ской астрономии, а также астрологии. Наиболее яркое свидетельство этого — «Явана джатака», санскритский текст которой является переводом астрологического греческого трактата. Что касается архитектуры и искусства, то греко-римское влияние сильнее всего сказалось в Северо-Западной Индии. Даже само возникновение каменных храмов здесь, возможно, произошло под эллинистическим влиянием. Хотя новые храмы в плане повто ряли уже существовавшие в Индии пещерные храмы, однако наличие колонн с греческими ордерами, портиков и т.д. явно указывает на заимствования из эллинистической архитек туры. Заметно греко-римское влияние и в индийской скульптуре.

Для Южной Индии определенное значение имело проникновение христианства (II — III вв.), хотя христианская традиция относит знакомство Индии с этой религией к I в. н.э. и связывает с проповеднической деятельностью апостола Фомы2291. Вместе с тем греческое влияние на Индию не следует преувеличивать. И по времени, и по степени воз действия греческая колонизация была незначительной, даже в правящей верхушке индо греческих государств греки вряд ли преобладали. Период их политического господства был относительно невелик — около ста лет. Греческий язык был распространен в основ ном среди господствовавшей прослойки общества и продержался, очевидно, недолго. На индийские языки он почти никакого влияния не оказал. К тому же греческие колонисты были оторваны (особенно с усилением Парфии) от Греции и эллинистических государств Востока. Вследствие этого не индийское население эллинизировалось, а, наоборот, грече ское индианизировалось. Уже в раннем средневековье не обнаруживается почти никаких следов греческого влияния. Воздействие античной культуры проявилось только в окраин См.: India and Italy. Rome, 1974.

См.: О.Stein. Yavanas in Early Indian Inscriptions. — IC. 1935, vol. 1;

P.Meile. Les Yavanas dans l’Inde Tamoule. — JA. 1940–1941, vol. 5.

См.: K.N.Daniel. The South Indian Apostolate of St. Thomas. Serampore, 1952;

A.E.Medlycott. India and the Apostle Thomas. L., 1905.

ной области, большая же часть страны — долина Ганга, Центральная и Южная Индия — оказалась почти не затронутой влиянием греческой цивилизации.

Индия и Средняя Азия. С эпохи глубокой древности тесные историко-культурные контакты связывали Индию и Среднюю Азию — эти два самобытных очага культуры Вос тока.

Материалы археологии показывают, что уже для эпохи палеолита характерна опре деленная типологическая близость между культурами Южного Таджикистана и соанской культурой Северо-Западного Индостана. Особенно интересный материал был получен в результате исследований В.А.Ранова в горных районах Таджикистана2292.

В неолитическую эпоху многие территории Средней Азии и Северной Индии вхо дили в широкую область распространения близких друг другу земледельческих культур, где проходили сходные процессы общественного развития, приведшие к возникновению городских цивилизаций, а позднее и государств. Сравнительное изучение неолитических культур Средней Азии и Индии дает возможность более детально представить истоки зем ледельческих цивилизаций юга Средней Азии и Северной Индии, в частности проследить этапы вызревания предхараппских и хараппских поселений2293.

В результате новых исследований советских археологов в Алтын-депе, в Южной Туркмении (недалеко от Ашхабада), было установлено наличие контактов между городами долины Инда и поселениями эпохи бронзы Южной Туркмении — контактов, относивших ся к периоду расцвета хараппской цивилизации2294. Некоторые предметы находят паралле ли в культуре Хараппы — изделия из металла, слоновой кости, сегментированные бусы из фаянса, керамика. Следует отметить как привозные вещи из Индии, так и предметы, кото рые несут на себе явные следы индийского влияния.

Особый интерес представляет открытие в Алтын-депе протоиндийской печати с двумя знаками. В.М.Массон обратил внимание на тот факт, что на печати отсутствуют изображения животных и нанесены только пиктограммы. Это, по его мнению, позволяет сделать предположение, что кто-то из жителей Алтын-депе умел читать этот «текст».

В.М.Массон склоняется к выводу, что древнее население юга Средней Азии было драви доязычным (протодравиды)2295.

Раскопки советских археологов в Средней Азии дали новый и весьма важный мате риал для решения такой остродискуссионной проблемы, как арийская. По мнению Б.А.Литвинского и А.М.Мандельштама, с материальной культурой арийских (или даже индоарийских) племен могут быть сопоставлены находки из могильников Южного Таджи кистана2296. При этом они указали на близость открытого в могильниках инвентаря с пред метами, используемыми в погребальной практике ведийских племен, отраженной в «Риг веде». Это предположение заслуживает особого внимания в свете новых открытий в Паки стане (в Свате). Материал из пакистанских могильников имеет много общего со среднеази атским.

В качестве специального периода в истории среднеазиатско-индийских связей сле дует выделить период Ахеменидской державы и похода Александра Македонского.

Во II в. до н.э., когда сакские (шаки) и другие племена двинулись через Памир в Се верную Индию, они принесли с собой многие элементы и традиции среднеазиатской куль туры2297. Можно указать, например, на находки особых железных мечей в Таксиле, кото В.А.Ранов. Каменный век Таджикистана. Душ., 1965;

он же. Соанская культура: миф или действительность? — Древняя Индия. Историко-культурные связи.

См.: В.М.Массон. Древнеземледельческие племена Южного Туркменистана и их связи с Ираном и Индией. — ВДИ. 1957, №1;

он же. Протогородская культура юга Средней Азии. — СА. 1967, №3.

См.: В.М.Массон. Алтын-Депе. Л., 1981.

В.М.Массон. Печати протоиндийского типа… — ВДИ. 1977, №4.

Б.А.Литвинский. Археологические открытия в Таджикистане за годы Советской власти и некоторые проблемы древней истории Средней Азии. — ВДИ. 1967, №4;

А.М.Мандельштам. Памятники эпохи бронзы в Южном Таджикистане. Л., 1968.

Б.А.Литвинский. Древние кочевники «Крыши мира». М., 1972.

рые, как полагают ученые, восходят к племенам Средней Азии, и бронзовых дисковидных зеркал, которые были распространены в Средней Азии. С сакскими племенами, возможно, связано и широкое распространение в Северной Индии конницы и конского снаряжения.

Наибольшего размаха связи Средней Азии с Индией достигли в кушанскую эпоху, в период создания Кушанской империи, когда многие территории Средней Азии и значи тельная часть Северной Индии вошли в состав одного государства2298. Судя по надписям кушанской эпохи, жители Средней Азии, поселившись в Индии, приняли буддизм и даже занимали государственные должности.

В начальный период существования Кушанского государства Средняя Азия во взаимоотношениях с Индией играла ведущую роль. Индийское влияние ощущалось гораз до меньше, и лишь позднее, в связи с распространением буддизма, воздействие культур ных традиций Индии стало весьма значительным. Это видно при изучении памятников ис кусства кушанской Бактрии.

Раскопки Г.А.Пугаченковой (скульптура Халчаянского дворца) дали чрезвычайно интересный материал для сравнения с художественными традициями Матхуры2299. Так, одежда и головные уборы халчаянского правителя, его вельмож и воинов имеют аналогии в матхурской скульптуре — факт, свидетельствующий о среднеазиатском влиянии на ку шанскую Индию. Одеяние халчаянских персонажей может быть сравнимо с одеждой Ка нишки (известная статуя из Матхуры) и изображениями на гандхарских рельефах первых веков нашей эры.

Важные свидетельства о развитии бактрийского искусства в эпоху Кушан и харак тере влияния на него индийской культуры были получены при раскопках Дальверзин-тепе на юге Узбекистана2300. Недалеко от городской стены было раскопано небольшое буддий ское святилище (размером 10 11 м). Здесь сохранились остатки ступы, которая была ук рашена многочисленными скульптурами. Археологи выделяют в святилище два основных помещения — кумирню и «зал царей». Буддийское святилище было построено, очевидно, в начале нашей эры. Об этом говорят найденные монеты Кадфиза I и Кадфиза II. Пышно был оформлен «зал царей» — скульптурная композиция состояла из фигур Будды, фигур мона хов, знатных мужчин (вероятно, членов царского рода), их жен и сановников.


При раскопках Дальверзин-тепе был обнаружен еще целый ряд предметов, имею щих явно индийские параллели и даже привозных из Индии. Таковы, например, гребень из слоновой кости с изображениями (на одной стороне — знатная дама и ее служанка, на дру гой — супружеская пара, едущая на слоне, и девушка, показывающая им путь), шахматные фигурки из слоновой кости (зебу и слон), золотые браслеты, аналоги которым обнаружены в слоях Таксилы I в. н.э., гадательная кость явно индийского происхождения2301. Находка шахматных фигур (в Индии эта игра была известна под названием «чатуранга») говорит об очень раннем знакомстве жителей Средней Азии с этой индийской игрой (с древними тра дициями Индии связано изображение зебу в качестве одной из фигур для игры)2302. Следует упомянуть и об оттиске печати, сделанном на одном из кирпичей: изображение Будды, си дящего на лотосе. Очевидно, эта печать принадлежала одному из местных мастеров, по следователю учения Будды.

Однако самым значительным в Дальверзин-тепе явилось открытие клада золотых предметов, относящихся ко второй половине I в. н.э. В кувшин были вложены различные золотые украшения (обручи, серьги, бляхи), имеющие аналоги в искусстве Гандхары, но Б.Я.Ставиский. Кушанская Бактрия: проблемы истории и культуры. М., 1977.

Г.А.Пугаченкова. Халчаян. К проблеме художественной культуры Северной Бактрии. Таш., 1966;

она же. Скульптура Халчаяна. М., 1971;

она же. Бактрийско-индийские связи в памятниках искусства. — Древняя Индия. Историко-культурные связи.

Г.А.Пугаченкова и др. Дальверзин-тепе, кушанский город на юге Узбекистана. Таш., 1978;

Г.А.Пугаченкова, Б.А.Тургунов. Исследование Дальверзин-тепе в 1972 г. — Древняя Бактрия. Л., 1974.

Les trsors de Dalverzin-tp. Leningrad, 1978.

Б.А.Тургунов. Новые данные к истории шахмат в Средней Азии. — «Общественные науки в Узбекистане». 1973, №11.

главная ценность — золотые слитки с надписями на кхароштхи2303. Всего открыто 11 над писей — десять на золотых брусках и одна на золотой пластинке. Надписи сделаны на пракрите гандхари, который был распространен в северо-западных областях Индии, вхо дивших в империю Кушан. Эти надписи отличны от остальных, в большинстве своем по святительных, и содержат сведения о весе бруска, имени владельца и т.д. В тексте есть упоминание и о шраманах, которым, очевидно, первоначально и принадлежало золото.

Несмотря на краткую информацию, которую дают надписи из Дальверзин-тепе, значение их весьма велико: они дополняют материалы не только о связях древней Бактрии с Индией, но и о жизни буддийских общин в Средней Азии. В результате открытий в Даль верзин-тепе наука обогатилась новыми и весьма ценными сведениями, раскрывающими характер связей Средней Азии с Индией, пути и формы обмена культурными достижения ми.

Следующий этап, связанный со значительно большим влиянием индо-буддийских традиций, хорошо прослеживается по материалам раскопок в Кара-тепе (экспедиция под руководством Б.Я.Ставиского)2304. Открытие буддийского монастыря в Кара-тепе (недалеко от Термеза) — яркое свидетельство распространения буддизма в Средней Азии. (Термез, как показывают нумизматические находки, существовал еще в III — II вв. до н.э., но осо бого развития достиг в эпоху Кушан.) Архитектура этого пещерного буддийского ком плекса, находки ряда предметов (крышек в виде лотоса, зонтиков-чхатр и др.), надписи на сосудах и стенах говорят о явном влиянии индийских традиций. В частности, для Средней Азии пещерные комплексы нехарактерны, но они типичны для древней Индии. При рас копках выявлено несколько пещерных помещений, часть которых представляла собой не большие пещерные храмы, состоявшие из замкнутых святилищ, окруженных со всех сто рон обходными коридорами.

Можно проследить процесс творческого освоения местным населением индийских традиций. Это показывает, например, планировка помещений (строительство обходных коридоров, что характерно для местных строительных канонов), но особенно материалы эпиграфики. Последователи буддизма в Бактрии не просто переводили с санскрита и прак рита буддийские тексты, но и по-своему их трактовали. Разрабатывались местные вариан ты индийских шрифтов. Особо следует отметить открытие билингвы — на брахми и ку шанском письме. Большая близость надписей Кара-тепе с некоторыми индийскими эпи графическими памятниками указывает на проникновение письменной традиции непосред ственно из Индии. Надписи (как правило, весьма фрагментарные) выполнены письмом брахми и кхароштхи.

Судя по пракритским надписям, пракрит подвергся влиянию санскрита — процесс, который был характерен и для кушанских надписей Индии. Некоторые надписи явно ука зывают на влияние местного бактрийского языка, который проникал в различные сферы культуры. Исследуя надписи из Кара-тепе, венгерский ученый Я.Харматта и советские ис следователи В.В.Вертоградова и М.И.Воробьева-Десятовская пришли к выводу, что в Ка ра-тепе в кушанскую эпоху находились последователи буддийских школ сарвастивада и махасангхика2305.

См.: М.И.Воробьева-Десятовская. Надписи письмом кхароштхи на золотых предметах из Дальверзин-тепе. — ВДИ. 1976, №1;

она же. Памятники письмом кхароштхи и брахми из советской Средней Азии. — История и культура Центральной Азии. М., 1983.

Подробнее см.: Кара-тепе — буддийский культурный монастырь в Старом Термезе. М., 1964;

Буддийские пещеры Кара-тепе в Старом Термезе. М., 1969;

Буддийский культовый центр Кара-тепе в Старом Термезе. М., 1972;

Новые находки на Кара-тепе в Старом Термезе. М., 1975;

Буддийские памятники Кара тепе в Старом Термезе. М., 1982.

V.V.Vertogradova. Indian Inscriptions and Inscriptions in Unknown Lettering from Kara-tepe in Old Termez. Moscow, 1983.

Недалеко от Кара-тепе Л.И.Альбаум открыл другой, не менее интересный буддий ский комплекс — Фаяз-тепе2306. Были раскопаны храм со ступой, примыкающая к нему мо настырская часть и хозяйственные помещения. Нумизматические находки (в том числе мо неты Канишки, Хувишки и Васудэвы) позволяют датировать памятник I — III вв. н.э. При раскопках помещений на стенах были открыты росписи, преимущественно буддийского характера (изображения Будды и донаторов). Обнаружены и глиняно-алебастровые скульптуры. Однако наибольший интерес представляет скульптурная композиция — Буд да, сидящий под ветвями дерева, а по обеим сторонам от него — монахи. Работа выполне на очень тщательно и по манере напоминает лучшие произведения гандхарского искусства.

Большой научной удачей явилось открытие в Фаяз-тепе пракритских надписей (их исследованием занимается М.И.Воробьева-Десятовская), выполненных письмом кхарошт хи. Обычно они содержат имена буддийских донаторов и части священных «буддийских формул». В ряде надписей встречается указание на школу махасангхиков, что согласуется с данными из Кара-тепе.

Буддизм сохранял свое значение в Средней Азии и в период после Кушан. Об этом известно не только из письменных источников, но прежде всего благодаря открытиям ар хеологов. Наибольший интерес представляют раскопки в Таджикистане на Аджина-тепе.

Аджина-тепе — это небольшой холм размером 100 50 м. Здесь археологи под ру ководством Б.А.Литвинского открыли буддийский монастырь, скульптуру и живопись2307.

Судя по многочисленным монетам (их более 300), монастырь функционировал в VII — на чале VIII в. н.э. (об этом свидетельствует и надпись на брахми из Аджина-тепе, датируемая VII — VIII вв. н.э.;

к сожалению, текст сохранился плохо, но буддийский характер ее оче виден). Это был единый ансамбль построек жилого и культового характера. Монастырь в Аджина-тепе состоял, как это характерно для буддийских монастырей, из двух частей — храмовой и монастырской. Самая впечатляющая деталь храма — огромная статуя Будды (около 12 м), пребывающего в нирване. О размерах статуи красноречиво говорят, напри мер, следующие цифры: ладонь Будды — 132 см, ступни — от 165 до 190 см, пальцы ног — до 46 см.

Монастырь был построен в соответствии с общебуддийской традицией, которая лучше всего прослеживается по памятникам Индии. Влияние индийского буддийского ис кусства совершенно очевидно. Однако тохаристанские мастера не слепо следовали обще принятым канонам. Именно раскопки на Аджина-тепе показали, насколько стойкими были местные традиции и насколько своеобразными были архитектурные и художественные школы древнего Тохаристана. Местные ваятели и живописцы, строители и архитекторы использовали уже сложившиеся в Средней Азии традиции и навыки, умело сочетая их с культурными нормами соседних стран, прежде всего Индии и Афганистана2308.

Подлинное сокровище Аджина-тепе — глиняная скульптура. Здесь также просле живается влияние индийского искусства наряду с местными бактрийско-тохаристанскими чертами. Помимо сильного влияния гандхарских традиций заметно воздействие гуптского искусства: это проявляется и в одежде, и в передаче причесок Будды. При раскопках по следних лет была открыта скульптурная композиция, в которой запечатлелось предание о том, как царевич Сиддхартха, прежде чем покинуть «мир», прощался со своим конем Кан такой.

Из археологических открытий, пожалуй, самое интересное — письменные памятни ки: буддийские санскритские рукописи на письме брахми. На холме Занг-тепе (в 30 км от Термеза) была раскопана укрепленная усадьба VII в. н.э. и обнаружены фрагменты двена дцати санскритских буддийских рукописей на бересте. Палеографически они близки к Л.И.Альбаум. Раскопки буддийского комплекса Фаяз-тепе (по материалам 1968–1972 гг.). — Древняя Бактрия. Л., 1974;


он же. Исследование Фаяз-тепе в 1973 г. — Бактрийские древности. Л., 1976.

См.: Б.А.Литвинский, Т.И.Зеймаль. Аджина-тепе. Архитектура. Живопись. Скульптура. М., 1972.

См.: Б.А.Литвинский. Буддизм и среднеазиатская цивилизация. — Индийская культура и буддизм. М,, 1972;

он же. Outline History of Buddhism in Central Asia. M., 1968.

гильгитским рукописям литературы «Праджняпарамиты» и датируются примерно VII — VIII вв. н.э. Чтение фрагментов, написанных на различных вариантах брахми, показало, что они представляют собой часть буддийского канонического сочинения («Виная питака»). В них рассказывается, например, о собрании общины, о подаяниях, о совершении монахом недобродетельного поступка и т.д.

Большой научный интерес представляет санскритская буддийская рукопись, най денная недалеко от руин древнего города Мерва (Туркменская ССР). Рукопись была обна ружена в сосуде, в котором находились также сасанидские монеты V в. н.э. и каменные статуэтки Будды. Она насчитывает более 150 листов;

текст нанесен на пальмовые листья, причем на некоторых сохранилась пагинация. Примерная датировка этого памятника — V — VI вв. н.э. Изучение текста показало, что рукопись включает несколько буддийских сочинений, в том числе ряд сутр и правила винаи. Это была своего рода «сводка» различ ных буддийских текстов, предназначенная для чтения буддистами-мирянами, фольклорные мотивы соседствуют с выдержками из канона. В тексте упоминается и писец, который принадлежал к сарвастивадинам. Это свидетельство весьма существенно для определения характера буддизма в Средней Азии. Наряду с данными дальневосточных текстов и архео логическими материалами оно позволяет определенно говорить о значительном влиянии в Средней Азии школы сарвастивада.

Для изучения индийско-среднеазиатских культурных связей, особенно в эпоху ран него средневековья, большой научный интерес представляют раскопки в Пенджикенте, Варахше и Афрасиабе.

Восточный Туркестан и Индия. Природные условия Восточного Туркестана в древ ности были менее суровы, чем в настоящее время: пустыня Такламакан была меньше, Та рим, Хотан и другие реки, стекающие с Тянь-Шаня и Куньлуня, полноводней. Но и тогда земледелие сосредоточивалось в оазисах и население страны было сравнительно немного численным. Оно состояло из разных этнических групп, преимущественно индоевропейско го происхождения. Индоевропейский субстрат сложился из переселившихся еще во II ты сячелетии до н.э. тохароязычных племен и пришедших позже ираноязычных племен, ус ловно называемых хотано-саки. Кроме того, на территории Восточного Туркестана прожи вали большие группы согдийцев и других выходцев из Средней Азии, а также индийцы.

Большую роль в истории региона играли хунну и другие кочевые племена.

Области Восточного Туркестана приобрели особое значение, когда был установлен Великий шелковый путь из Китая в Среднюю Азию, Парфию и далее к странам Средизем номорья. Постепенно здесь возникла целая серия городов-государств, на местной основе складывалось развитое общество, наблюдался подъем культуры.

В конце II в. до н.э. китайский император Бу-ди делает попытки завоевать Восточ ный Туркестан. В ханьскую эпоху и позже страна в течение некоторого времени подпадала под власть Китая, появилось и китайское население;

распространялись китайская письмен ность и некоторые элементы китайской культуры. Однако несравненно более важным и глубоким было влияние среднеазиатской и индийской цивилизаций, которые оказали ре шающее воздействие на формирование специфической культуры Восточного Туркестана I тысячелетия н.э. Индийское влияние в Восточном Туркестане обусловливалось несколькими факто рами. В юго-восточной части, в районе Нийя-Лоулани, образовалась большая колония ин дийцев. Найдены многочисленные документы на кхароштхи, которые позволяют предста вить жизнь местного населения, занимавшегося ремеслом, сельским хозяйством, торгов лей. Здесь было много буддийских монастырей, развивалась индийская культура.

Постоянный приток индийских торговцев, буддийских проповедников и монахов, ремесленников, художников и т.д., привоз соответствующих товаров, ремесленных, лите См.: В.В.Григорьев. Восточный или Китайский Туркестан. СПб., 1873;

A Stein. Ancient Khotan.

Vol. 1–2. Ox., 1907;

on же. Serindia. Vol. 1–5. Ox., 1921;

он же. Innermost Asia. Vol. 1–4. Ox., 1928. Один из лучших современных обзоров: L’Asie Centrale. Histoire et civilization. Redaction par L.Hambis. P., 1977.

ратурных и художественных произведений — все это увеличивало масштабы индийского влияния2310.

Религиозные буддийские сооружения восходили к индийским прототипам, хотя и не являлись их простыми копиями. «Посредником» между Восточным Туркестаном и Индией была Средняя Азия. Кроме того, в Восточном Туркестане эти нововведения получали ме стную переработку. В результате возникли, например, своеобразные виды башенных ступ, послужившие одним из источников последующего развития такого важнейшего типа ки тайской архитектуры, как пагода. Индийская струя в восточнотуркестанском искусстве также была очень сильна.

Язык многих обнаруженных здесь документов — санскрит или один из пракритов;

письменность брахми использовалась некоторыми местными языками;

многие жители но сили индийские имена;

служебная терминология нередко была индийской. Найдены древ неиндийские литературные произведения на индийских языках и в переводах на местные (некоторые из них не обнаружены на территории самой Индии). Огромную ценность пред ставляют фрагменты некоторых произведений санскритской буддийской литературы, ра нее известные только в китайских и тибетских переводах2311, а также драматических произ ведений, принадлежавших, в частности, Ашвагхоше.

Кроме археологических данных мы имеем свидетельства современников. Так, Фа Сянь говорил об одном из княжеств, находившихся на востоке Синьцзяня: «Миряне и шраманы этой страны следуют религии Индии, только некоторые делают это тщательней, а другие небрежней. При продвижении на запад все минуемые страны подобны в этом от ношении, только люди отличаются по языку. Однако те, которые считают себя учениками Будды, используют индийские книги и индийский язык»2312.

Особенно заметно проявилось индийское влияние в Хотане. Согласно китайским источникам, местная династия даже носила индийские имена и выводила свое происхож дение от Ашоки2313. Расположенный здесь буддийский монастырь Гомативихара считался в древности важнейшим центром буддийской учености. В нем, по утверждению Фа Сяня, проживало одновременно до 3 тыс. монахов2314. Другим важным центром индийского влия ния был г. Кучи (совр. Куча). Сюань Цзан насчитал в нем 100 монастырей и 5 тыс. мона хов2315. Исключительно важные археологические находки были сделаны также в Турфане.

Огромный вклад в изучение индийской культуры Восточного Туркестана внесли отечественные ученые, прежде всего С.Ф.Ольденбург2316.

Индия и Китай. Вследствие отдаленности друг от друга этих двух стран и трудно стей сообщения между ними они долго были мало связаны между собой. Имеются сведе ния о существовании торговых путей между Индией и Китаем во II в. до н.э. Начиная с I в. н.э. торговля постепенно росла. По суше она велась главным образом через Синьцзян (Великий шелковый путь). Путь через Бирму и Сычуань был более трудным и, видимо, так и не приобрел столь же существенного значения. По мере совершенствования судов и воз никновения индийских торговых колоний в Индонезии и на Индокитайском полуострове развивалась морская торговля. Путешествие Фа Сяня морем из Индии в Китай происходи ло в 414 г. по хорошо известному и освоенному маршруту с о-ва Ланки в Кантон. Основ ными товарами, шедшими из Китая в Индию, были шелк и шелковые ткани. В обратном направлении везли хлопчатобумажные ткани, пряности, благовония, драгоценные камни, жемчуг. На товары обеих стран был устойчивый спрос.

K.Saha. Buddhism in Central Asia. Calcutta, 1970.

G.M.Bongard-Levin, M.I.Vorobyeva-Desyatovskaya. Indian Texts from Central Asia. Moscow, 1983.

Si-Yu-Ki. Buddhist Records… Vol. 1. L., 1906, с. XXIV.

Там же. Т.2, с. 309.

Там же. Т.1, с. XXVI.

Там же, с. 19.

См.: Б.А.Литвинский. Изучение древней истории и культуры Восточного Туркестана… — НАА.

1982, №1.

Второй век нашей эры ознаменовал собой начало китайской экспансии на запад. В связи с этим в обеих странах росло стремление установить политические контакты. Расту щая торговля также подталкивала к сближению. Однако до тех пор, пока Северная Индия входила в состав Кушанской империи, непосредственные связи были затруднены из-за враждебных отношений между Кушанами и Китаем. А затем условия для них стали мало подходящими вследствие политического хаоса и хозяйственной разрухи, воцарившихся в Китае с развалом империи Хань (конец II — начало III в.) и дававших о себе знать и в по следующее время. В периоды стабильности дипломатическая активность усиливалась. Так, в Северовэйском государстве с середины V в. менее чем за 70 лет побывало восемь по сольств из североиндийских государств. Лучшее знакомство друг с другом индийского и китайского народов привело к сближению между ними и в культурной области. Но Китай заимствовал больше, чем давал. Важным обстоятельством, определившим такой характер культурных взаимоотношений, было распространение в Китае буддизма2317.

По китайским преданиям, первое появление в Китае индийских буддистов миссионеров относится к концу III в. до н.э. Более достоверным можно считать предание о прибытии в Чанань в VI в. н.э. по приглашению китайского императора Минь-ди двух мо нахов — Дхармаратны и Кашьяпы Матанги.

Тогда же, как утверждается, был основан в Чанани первый буддийский монастырь. «В действительности, — пишет крупнейший зна ток этой проблемы Э.Цюрхер, — остается неизвестным, когда именно буддизм проник в Китай. Он должен был медленно инфильтрировать с северо-запада, через две ветви конти нентального шелкового пути… к Северо-Китайской долине, где в эпоху Младших Хань располагалась столица — город Лоян. Эта инфильтрация должна была иметь место между первой половиной I в. до н.э. … и серединой I в. н.э., когда существование буддизма впер вые засвидетельствовано в синхронных источниках»2318. По мнению Й.В. де Йонга, древ нейшее свидетельство о проникновении в Китай буддизма датируется 65 г. н.э. Несмотря на поддержку государства, буддизм долго не имел особого успеха. Проч ные корни он начал пускать только с середины III в. В начале VI в. буддийские монастыри в Китае насчитывались десятками тысяч, а монахов и монахинь, согласно китайским дан ным, было будто бы свыше 2 млн.2320 Из Индии все это время группами и в одиночку при бывали в Китай ученые монахи. Китайские источники сохранили имена наиболее просла вившихся из них. Но буддисты направлялись в Китай и из «буддийских» областей Средней и Центральной Азии. Одновременно росло число китайских паломников, прибывавших в Индию — «Священную землю» буддистов — для совершенствования в буддийском зна нии, для получения рукописей канонических сочинений и просто для поклонения святым местам. Некоторые из паломников — Фа Сянь, Сюань Цзан, И Цзин — оставили описания своих путешествий, являющиеся важными источниками по истории Индии в древности и в раннее средневековье.

Прибывшим в Китай и местным буддистам требовалось большое количество рели гиозной литературы, и должны были быть, люди, способные читать ее в подлинниках на санскрите, пали и других языках и переводить на китайский. Существовала и устная тра диция передачи текстов;

возможно, что многие буддийские сочинения переходили из уст учителя к ученикам. Так, согласно традиции, кашмирский монах Сангхадэва по памяти пе ревел на китайский язык значительное по объему буддийское произведение. Для переводов составлялись целые группы, варианты переводов обсуждались, выбиралась необходимая терминология. Специальные люди были заняты переписыванием текстов. Это способство вало усвоению китайской интеллигенцией индийской терминологии и фразеологии, фило софских понятий, литературных жанров и т.д. Пробуждался интерес и к индийской науке:

См.: Е.Zrcher. The Buddhist Conquest of China. The Spread and Adaptation of Buddhism in Early Medieval China. Vol. 1. Leiden, 1955.

Там же, с. 22–23.

J.W. de Jоng. Buddha’s Word in China. Canberra, 1968, с. 3.

P.С.Bagсhi. India and China. N.Y., 1951, с. 98.

переводились научные трактаты по математике, астрономии и медицине, ко дворам прави телей и знати приглашались индийские астрономы и врачи. При строительстве буддийских храмов и монастырей заимствовался опыт индийского зодчества, в частности в сооруже нии пещерных храмов. Первые предметы культового назначения в буддизме были по про исхождению индийскими или создавались мастерами, приглашенными из Индии. Даже ко гда основными исполнителями стали китайские мастера, они в течение многих веков сле довали традициям индийского искусства в живописи, скульптуре и художественных ре меслах. Приобрела распространение индийская музыка.

Индия и Шри-Ланка. С глубочайшей древности очень тесными были контакты Ин дии с Шри-Ланкой2321. Это определялось целым рядом обстоятельств: и географической близостью, и этногенетическими связями, и общностью многих историко-культурных фе номенов. Этой проблеме посвящено большое число работ2322, хотя многие кардинальные вопросы остаются до сих пор не разработанными. По справедливому замечанию Х.Бехерта, усилия ученых были сосредоточены на изучении чисто фактологических аспектов взаимо отношений двух стран, область исследований ограничивалась вопросами: «Откуда прибы ло население Ланки?», «когда и каким образом ланкийская традиция заимствовала опреде ленные элементы индийской культуры?», «каков был вклад ланкийцев в развитие южноин дийской культуры в целом?»2323. Однако в результате многолетних исследований накопле но значительное число конкретных данных о политических и культурных взаимоотноше ниях обеих стран и выявлены основные причины, определившие сходство и различие в развитии Индии и Шри-Ланки. Ученые приступили к типологическому сопоставлению двух культур.

В самых разных областях (материальная культура, религия, формы социальной ор ганизации, искусство) прослеживается однотипность ряда существенных элементов ин дийской и ланкийской цивилизаций. Это объясняется не только прочными связями двух стран, но и существованием общего культурного субстрата, возникшего в глубочайшей древности. По своему происхождению остров является частью Деканского плато;

пролив, отделяющий его от материка, сравнительно мелок, ряд выступающих из воды островов (Адамов мост) делал возможным проникновение на Ланку отдельных групп людей из Юж ной Индии уже в эпоху палеолита2324. Типологически близки неолитические культуры Юж ной Индии и Шри-Ланки. Наукой установлено, что примерно в середине I тысячелетия до н.э. на острове появились индоарийские по языку племена. Вопрос о том, с какой обла стью Северной Индии (западной или восточной) они были связаны, остро дискутируется в научной литературе, но генетическая связь сингальского населения с этими «выходцами из Индии» не подлежит сомнению. Показательно, что и историческая традиция острова со хранила воспоминание о появлении на Ланке индийских колонистов («Махавамса»)2325. Эти две хотя и разные по времени, но весьма ранние основы (местная, связанная с Южной дод равидийской Индией, возможно, веддоидная и индоарийская, североиндийская) во многом определили этническую историю острова и характер взаимоотношений с северным сосе В основу этого раздела положен материал, предоставленный М.М.Елканидзе.

Без освещения этого вопроса не обходится ни одно исследование по истории, культуре или искусству Шри-Ланки. Подробным компендиумом, содержащим результаты многочисленных исследований, может служить работа: W.Geiger. Culture of Ceylon in Medieval Times. Wiesbaden, 1960;

см. также:

М.D.Raghavan. India in Ceylonese History. Delhi, 1969;

University of Ceylon History of Ceylon. Vol. I. P.1.

Colombo, 1959.

H.Bechert. The Beginnings of Buddhist Historiography in Ceylon. — Papers Submitted to the Second International Conference-Seminar on Asian Archaeology: Colombo 1969. — «Ancient Ceylon». 1979, №3, с. (доклад опубликован также под названием: The Beginnings of Buddhist Historiography: Mahva sa and Political Thinking. — Religion and Legitimation of Power in Sri Lanka. Chambersburg, 1978, с. 1–12).

П.И.Борисковский. Древний каменный век Южной и Юго-Восточной Азии. Л., 1971, с. 115.

См., например: A.L.Вasham. Prince Vijaya and the Aryanisation of Ceylon. — «Ceylon Historical Journal». 1952, vol. 1, №3;

G.С.Mendis. Vijaya Legend. — Paranavitana Felicitation Volume. Colombo, 1965;

K.Sh.Singh Sengar. Where did Prince Vijaya Come From. — IHQ. 1927, vol. 3;

Г.М.Бонгард-Левин. Западная царица и камбоджийцы древнего Цейлона. — Древний Восток. Сб. I. M., 1975.

дом. Значительное воздействие на ланкийскую культуру оказало также проникшее на ост ров (и постоянно пополнявшееся) дравидоязычное население из Южной Индии. В ланкий ской традиции сложилось различное отношение к этим двум зонам Индии, связанным с разными этнокультурными феноменами (неодинаковым было и отношение индийской тра диции к Ланке, ее жителям и культуре).

Начиная со II в. до н.э. Ланка стала подвергаться вторжениям из южноиндийского государства Чолов. Часто северные провинции острова бывали заняты правителями из Южной Индии;

сингальское правление сохранялось в южной провинции — Рохане. Это способствовало развитию культурной неоднородности между северными и южными про винциями Ланки.

Вторжения привели к формированию в среде сингалов противопоставления своей культуры южноиндийской. Оно выражалось, в частности, в создании определенной иерар хии культурных феноменов: приоритет отдавался североиндийскому, который со временем стал восприниматься сингалами как отличительный признак «подлинной» сингальской культуры. В то же время распространение южноиндийских культурных феноменов вос принималось как своего рода угроза самобытности сингальской культуры и нередко встре чало препятствия. Индуизм проник на Ланку в иной форме, чем в Южной Индии: как по тенциальная опасность рассматривалась только его южноиндийская шиваитская форма. В индуистском пантеоне на Ланке Шива хотя и встречается, но не играет значительной роли;

главный бог ланкийских индуистов — Вишну. Факт ограниченного восприятия южноин дийского культурного влияния можно наблюдать, в частности, по процессу ассимиляции южноиндийских культурных традиций, которые приносили с собой различные этнические и социальные группы населения, мигрировавшие с юга Индии. Например, в некоторых мифах боги южноиндийского происхождения мигрируют на Ланку, но местные божества пытаются им в этом помешать, и лишь после преодоления препятствий индийским богам отводится подчиненное место в общей иерархии сингальского пантеона2326.

Надо, однако, подчеркнуть, что периоды господства Чолов на Ланке способствовали некоторому сглаживанию межкультурных различий, возникавших в промежутках между ними, давали возможность для распространения новых культурных явлений, которые не могли бы быть перенесены и восприняты в иное время2327.

Следствием процесса развития культурных различий между Ланкой и Южной Ин дией явилось, в частности, то, что в результате сингальская культура сохранила некоторые архаичные элементы южноиндийской культуры даже после того, как они исчезли в Южной Индии2328.

Некоторые исследователи считают, что формирование у сингалов представления о противопоставлении своей культуры южноиндийской явилось одной из главных причин возникновения на Ланке исторической традиции2329.



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.