авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Труды Санкт-Петербургской археологической экспедиции СПбГУ. Том I: Археологическое изучение Санкт-Петербурга в 1996–2004 гг. / Редакционная коллегия: А.В. Виноградов, А.А. Ковалев, Е.Р. ...»

-- [ Страница 4 ] --

В конце 1740-х гг. отношение к дальнейшей судьбе Кронверка было различным. С одной стороны, как мы видели из проектов Миниха (1739), а затем принца Гессен-Гомбургского (1745), это укрепление последовательно и достаточно реалистично стремились привести в порядок. При подготовке «Описания Санктпетербурга», выполненного А.И. Богдановым в 1749–1751 гг., Кронверк был уже настолько значим для города, что заслужил развернуто го описания: «...Кронверк, земляная крепость, построена на против Санктпетербургской Крепости земляным зданием в 1705-м году. При Кронверке имеется пять болверков, два больших ровелина, и пять малых, и трои ворота. Кругом всего Кронверка имеется водяной ров. Внутри Кронверка имеется строения следующая: Внутри, кругом всего Кронверка, в стенах, прежде сего были казармы, но ныне оных не имеются. Артиллерийский Арсе нал. Верфь для починки неболших морских судов и некоторых вновь делания. Той Верфи Магазейн. Провиантския Магазейны Деревянные. Старая Лаборатория. Гоубвахта...»32.

Кронверк объединил несколько функций. Он сохранял роль фортеции: здесь размещался артиллерийский Арсенал, была устроена артиллерийская лаборатория, здесь же находи лась гауптвахта (неизвестно только — гарнизонная или ведомственная, артиллерийская).

Характерно, что при описании Кронверка упомянуты 5 бастионов (больверков), 2 боль ших равелина, 5 малых равелинов (капониров), валы, рвы с водой и трое ворот через валы.

Одновременно в Кронверке функционировали объекты Адмиралтейского ведомства: не большая верфь, адмиралтейские склады и сараи. Кронверк, как и некоторые другие терри тории города, был также зоной размещения стратегических продовольственных запасов:

на его территории находились Провиантские магазейны. Таким образом, Кронверк стал объектом многофункционального назначения.

С другой стороны, возможно, не был отменен и проект коренной реконструкции Крон верка, разработанный тем же Минихом и Высочайше утвержденный еще в 1732 г. Ведь на великолепном проектном генеральном плане Трускота 1748–1749 гг. (который ошибочно известен в литературе как «План Махаева»), где соединены все высочайше утвержден ные и действующие на то время проекты преобразования Санкт-Петербурга в 1740-е гг., присутствует проект реконструкции Кронверка именно 1732 г.33 Одновременно вокруг Кронверка предусмотрено освобождение территории от стихийно сложившейся застрой ки гражданских и военных слобод, намечено создание полукольца свободных террито рий, своеобразной будущей эспланады, а также устройство по контуру этой территории нескольких торжественных общегородских площадей и комплексов.

Самым эффектным ансамблем на границе зоны Кронверка должна была стать новая, полностью реконстру ированная по законам градостроительного «барокко» Троицкая площадь. Проект Троиц кой площади разрабатывался в Главной Полициймейстерской канцелярии (она отвечала за градостроительное развитие Санктпетербурга) по оси Большой Дворянской улицы, трассировка которой проверялась и уточнялась строго на собор святых апостолов Петра и Павла в крепости. Сама Дворянская улица даже переименовывалась в Троицкую. В центре новой площади проектировался большой Троицкий собор. Разработку этого собора, по некоторым документам, предполагалось поручить Растрелли. Как известно, этот гранди озный градостроительный проект остался неосуществленным.

1752–1754 гг.

Эти три необычных года из жизни Кронверка можно выделить в отдельный этап, в от дельный период. Хотя, возможно, позднее, после дальнейших архивных исследований эти три года либо растворятся в последующем грандиозном этапе реконструкции Кронверка, обозначив его начало, либо станут своеобразным переходным периодом к новому этапу реконструкции.

В 1752 г. в Кронверке продолжались работы по утвержденным ранее реалистичным проектам 1739 и 1745 гг. Одновременно прорабатывались вопросы приведения в поря док прилегающих к укреплениям (в том числе и к люнетам и флешам) территорий, осу шения этих заболоченных мест, ликвидации неупорядоченной деревянной окружающей застройки. Была предложена новая трасса внешнего обводного канала вокруг системы кронверкских укреплений34, в 1753 г. намечена зона вокруг Кронверка, где признавалось недопустимым сохранение существующих городских строений35. Все существовавшие к тому времени здания внутри этой зоны должны были быть снесены. Под снос попадали многие строения Татарской и Новой Русской слобод, территории Малой Посадской ули цы, почти половина обветшавшего и развалившегося к тому времени Большого Гостиного двора. Автором проекта указной (директивной) линии, «которая значить ломка дворовъ», стал инженер капитан Иван Барат. 3 сентября 1753 г. все дела по реконструктивным ра ботам в самом Кронверке и его зоне были переданы из Главной Канцелярии Артиллерии и Фортификации за № 1307 «господину генералу майору и кавалеру Ганибалу», каковые дела господин генерал и кавалер при указе принял «по описи» в книге «14» за № 42936.

При передаче дел был составлен фиксационный план, который помогает уточнить реаль ные очертания фортификационных сооружений Кронверка, размещение объектов на его территории и вне валов Кронверка. Кронверкская фортеция сохранялась в соответствии с проектом 1739 г. (который, как мы уже видели, восходит к проекту Петра I 1705–1707 гг.).

На территории Кронверка и рядом с ним с расположены объекты разных ведомств. Артил лерийское ведомство имело здесь следующие здания и помещения: «гаубвахта, построеч ные сараи, в которых инвентарь и работа заготовляются изделия, артиллерийские мага зейны, конюшня». У Адмиралтейского ведомства также был достаточный набор объектов:

«магазейны Адмиралтейского ведомства, того же ведомства жилые покои, в которых ныне живет ластовых дел мастер, анбары того же ведомства, смолня, оного ведомства казармы».

Характерно, что на территории Кронверка расположены объекты для постройки и ремон та небольших ластовых судов, а судостроительный мастер имел казенную квартиру рядом с Кронверком. У моста в крепость размещалась «караульня». Кронверк усовершенство вался в соответствии с проектными решениями 1730–1740-х гг.

1755–1801 гг.

В процессе реконструкции, начатой в 1752 г. и продолженной под руководством гене рал-майора А.П. Ганнибала, было решено изменить проект преобразования всего Крон верка. В документах 1755 г. мы встречаем осуществлявшиеся на практике чертежи нового решения. Предлагалось изменить очертания бастионов, за большими орильонами разме стить ярусные фланки, отказаться от деревянных капониров и земляных редутов и фле ши37. Традиционно (как и при более ранних реконструкциях) работы велись от западных фланков к восточным. Уже в 1756 г. работы охватили практически всю территорию Крон верка, были продолжены в 1757 г. и проводились под руководством «генерал фелцеймеи стера сенатора и кавалера графа Петра Ивановича Шувалова»38. Фортификационные рабо ты исполнялись пока без Высочайшего утверждения. Проектный план реконструкции был утвержден Елизаветой I только 23 февраля 1757 г. На эту дату прямо указывает надпись «Плана прожектированного Санктъ Пе-тербургскаго Кронверка опробованнаго в 757 году февраля 23 дня...»39. Затем, возможно в связи со смертью П.И. Шувалова 4 января 1762 г., фортификационные работы значительно замедлились и продолжались вплоть до 1801 г.

В 1767 г. при разработке и утверждении генерального плана реконструкции всего Петербургского острова, в составе крупных градостроительных мероприятий, захвативших не только территорию Кронверка, но и обширную зону вокруг него, было предусмотрено создание обширного свободного от застройки пространства вокруг Кронверка (со сносом существующих строений и новой трассировкой улиц), значительные работы по осушению прилегающих к Кронверку и заболоченных пространств (с устройством дренажных канав, прокладкой пешеходных мостков и проезжей мостовой по контуру освобождаемого пространства), сохранение на традиционном месте Иоанновского моста в крепость и одновременно, сооружение нового моста через Кронверкский пролив к крепости восточнее бастиона Анны Иоанновны и западнее Иоанновского моста. В самом Кронверке намечен отказ от трех ворот в валах (сортий) и сооружение только двух ворот в западной части Кронверка40. Конечно, наряду с воротами-сортиями, внешние, размещенные в юго-западном углу гласиса, Никольские ворота сохранялись. В 1777 г., после известного сокрушительного наводнения вновь пришлось не только ремонтировать поврежденное волнами, но и ускорять работы на восточной половине Кронверка. На время работ Кронверк был обнесен «надолбами гласиса» — деревянным тыном. «Надолбы» сохранялись вплоть до 1800 г. Предприняты работы по равнению плацдарма покрытого пути, исправлению контр эскарпов, замазке «сементом» швов каменной облицовки эскарпов и контр-эскарпов, по ремонту самых западных в Кронверке Никольских ворот с исправлением моста и пристаней в Кронверский пролив у этих ворот, устройством перил у пристани, мощением булыжником дороги к Никольским воротам. На 1778 г. намечено устроить в крепости каменную кордегардию, а существующую деревянную перенести в Кронверк. Работами руководил инженер-полковник Р. Толупьев (?)41. Практически одновременно разработаны предложения по сплошной застройке всей внутренней территории Кронверка: на площадке между валами и Кронверским проливом намечалось устроить 8 небольших кварталов (участков) для инженерных домов и казенных строений42. Проект не был реализован. В 1779 г. в Кронверке отмечено размещение сарая Инженерного ведомства;

объектов Артиллерийского ведомства: Артиллерийских магазейнов, кордегардии взрывательных веществ;

объектов Адмиралтейского ведомства: эллингов для строения судов, большого Адмиралтейского сарая и магазейнов, казарм и мастерских адмиралтейских служителей. Но уже в 1793 г.

снова вернулись к проекту сплошной застройки территории Кронверка, сохраняя лишь выходившую на Кронверский пролив верфь с одиннадцатью эллингами. Один из кварталов, состоявший из двух участков, даже был реализован. Здесь разместился Инженерный дом.

Восточная часть Кронверка с двумя полубастионами пока не была приведена в порядок.

В столь же полуразрушенном состоянии находились и полуоплывшие внешние редуты43.

Все 1790-е гг. продолжались работы на Кронверке. В 1796 г. ими руководил инженер майор А.Тучков. Лишь в 1800–1801 гг. под руководством инженер-полковника Брискорна в основном завершились работы по реализации проекта 1757 г. К тому времени Кронверк существенно изменил свои очертания. Чертежи и документы позволяют нам увидеть новые очертания бастионов с орильонами, фасами и ярусными фланками, новые профили эскарпов и контр-эскарпов, равелины, более широкий ров, 4 подъемных моста через ров, Никольские ворота, большие и малые ворота-сортии. На территории Кронверка размещены кордегардия, артиллерийские казармы, магазейн, парк с магазейнами. Инженерное ведомство представлено Инженерным домом и «сементной мельницей». В 1800–1801 гг. разобраны остатки эллингов Малой Адмиралтейской верфи, еще зафиксированные на плане Кронверка 1800 г.44 В 1801 г. следов Малой Адмиралтейской верфи уже не осталось45. Сараи и другие адмиралтейские сооружения ликвидированы еще после 1779 г. В 1801 г. закончилась вековая история использования части Кронверка Адмиралтейским ведомством. В Кронверке теперь размещались только объекты Артиллерийского и Инженерного ведомств, которые со времен Петра I были единой Главной канцелярией артиллерии и фортификации, а с конца XVIII в.

функционировали раздельно.

1802–1848 гг.

С 1802 г. очертания и функциональное использование Кронверка на десятилетия оставались неизменными, значительных фортификационных работ не проводилось.

Менялись лишь объекты, расположенные на территории Кронверка. В 1803 г. здесь отмечены объекты Артиллерийского ведомства: пороховой погреб, Артиллерийской команды связь, деревянные Артиллерийские цейхгаузы, Кронверкская кордегардия, — и объекты Инженерного ведомства: «инженерной сарай, Кронверкская Инженерная связь».

Работами в Кронверке и Петропавловской крепости командовал инженер-майор Трузронд 2-й (?)46. В 1806 г. инженерно-фортификационными работами распоряжался инженер полковник Барклай де Толли47. В 1810 г. все объекты, размещенные на территории Кронверка, значились переданными в ведение Партикулярной верфи48. В эти десятилетия формировалось понимание неизбежности отмирания фортификационных функций Кронверка, необходимости нового градостроительного решения этих территорий, которые находились практически в центре столицы, но по своим параметрам были исключены из функциональной жизни общегородского центра. Тем более, что аналогичная Адмиралтейская крепость на Адмиралтейском острове к этому времени уже претерпела значительные изменения, потеряв земляную бастионную фортецию. На освобожденных территориях была создана грандиозная Адмиралтейская площадь, связавшая в единую систему Дворцовую и Исаакиевскую площади. Архивные материалы показывают, что в эти десятилетия велся поиск нового, нацеленного на общегородское использование, функционального решения Кронверка и всей зоны эспланады вокруг него. В 1822 г.

при разработке в Комитете гидравлических работ проектов преобразования Санкт Петербургского острова было сформулировано предложение ликвидировать крепость, срыть Кронверк, а на его месте (сохраняя основные очертания рвов уже в качестве живописных проток и островной характер бывших редутов) организовать место «для публичного гулянья». Лишь на берегу Кронверкского пролива должна была размещаться Партикулярная верфь. Сейчас трудно сказать, кто был автором этой идеи49. Материалы последующих лет показали, что эти предложения долго оставались на бумаге. Так, на знаменитом «Плане Шуберта» 1828 г. мы видим классические очертания Кронверкской земляной крепости, с отдельными зданиями внутри территории: Инженерный дом, Кордегардия, пороховой погреб50.

1849–1875 гг.

Период значительного изменения функционального использования Кронверка. В этот период Кронверк из действующей крепости становится крупным мемориально музейным комплексом. В 1849–1850 гг. архитектор П.И. Туманский разработал проект здания Арсенала Артиллерийского ведомства, высочайше утвержденный 18 марта 1849 г.

По проекту Туманского намечалось возвести в Кронверке трехэтажное подковообразное кирпичное здание Арсенала и провести реконструкцию ярусных фланков бастиона и всех полубастионов земляной фортеции51. Работы шли вплоть до I860 г. Сначала возводилось восточное крыло, затем — центральная часть, наконец — западное крыло.

Производил работы инженер-подполковник Юкшин (?), в его подчинении находился инженер-подпоручик В. Миллер. Общий надзор осуществлял командир С.-Петербургской Инженерной Команды инженер-полковник Я. Дурон. В 1849 г., на момент проектирования Арсенала, территория Петропавловской крепости соединялась с внешним обводом Кронверка деревянным разводным Никольским мостом. В процессе строительства здания Арсенала, с 1853 г. по северному берегу Кронверкского пролива была проложена набережная дорога, а с 1854 г. от восточного крыла Арсенала устроен деревянный неразводной мост на территорию крепости. В 1853–1855 гг. возведены новые «ворота Кронверка»

— по южным границам фасов боковых полубастионов вдоль Кронверкского пролива на разводные деревянные мосты через обходной Кронверкский ров52. После создания в 1862 г. Главного Артиллерийского управления и принятом в 1864 г. решении о передаче находившегося на Литейном проспекте здания Нового Арсенала (где в то время хранились артиллерийские коллекции) в ведение создаваемого Окружного суда встал вопрос о месте нового размещения уникального исторического собрания. В октябре 1866 г. был разработан проект размещения в Кронверкском Арсенале (так теперь называлось вновь возведенное здание в Кронверке) «достопамятных предметовъ Артиллерийского ведомства». Проект разработан инженер-подполковником Кокушкиным, подписан 31 октября 1866 г., утвержден Техническим комитетом Главного Инженерного управления 20 апреля 1867 г.

По проекту намечалось расположить коллекции на нижнем и антресольном этажах всего восточного крыла Кронверкского Арсенала53, а тяжелые орудия — на части территории внутреннего двора. Уже 29 сентября 1868 г. первый заведующий Артиллерийским музеем А.С. Афанасьев-Чужбинский доложил о завершении размещения музея в помещениях Кронверка54. В 1874 г. было принято решение о засыпке рвов между равелинами и куртинами Кронверка и о реконструкции всех эскарпов валов. Автором проекта был инженер-капитан Попов. Проект прошел рассмотрение и утверждение в Инженерном комитете Главного Инженерного управления 19 июня 1874 г. и был высочайше утвержден 25 июля 1874 г.55 Проект осуществлен.

1876–2001 гг.

Энергия преобразования на протяжении почти 130 лет направлена параллельно на освоение коллекциями Артиллерийского музея всего здания Кронверкского Арсенала и его территории, а также на формирование общегородскими функциями свободной от застройки зоны эспланады. Каждый из этих параллельных потоков деятельности заслуживает отдельного рассмотрения. Артиллерийский музей с его уникальными коллекциями превратился в не имеющий мировых аналогов Военно-Исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС). Освоенная общегородскими учреждениями и функциями, превратившаяся в сплошной зеленый пояс зона эспланады стала одной из самых значимых территорий ядра городского центра Санкт-Петербурга. Можно отметить, что планировочная структура Кронверка как единой земляной фортеции с построенным на ее дворе зданием Кронверкского Арсенала в данный период преимущественно сохраняла свои исторические черты, меняясь лишь в деталях.

Грандиозные функциональные изменения принципиально не меняли исторический облик фортеции в целом. Лишь в 1960–1970-е гг. проведены фрагментарные работы по частичному изменению трассировки каналов (рвов), облицовке гранитом отдельных участков берегов и срытию валов. В конце 1970 — начале 1980-х гг. в соответствии с Генеральным планом развития Ленинграда осуществлено создание общегородской магистрали по южному берегу Кронверкской протоки.

На пороге 300-летия Санкт-Петербурга и 300-летия Артиллерийского музея возникла необходимость нового осмысления исторического наследия и поиска новых путей включения в современную жизнь великолепных исторических страниц жизни Кронверка.

Историко-архивные исследования показывают прекрасную сохранность необходимого для нового этапа реконструктивной деятельности архивного материала. Сохранившаяся планировочная система Кронверка (основные очертания рвов, места размещения валов и т.д.) позволяет воссоздать, реконструировать с достаточной точностью фортификационные особенности всей системы Кронверка на любой этап его развития, в особенности на периоды функционирования с 1755 г. Это позволит значительно расширить музейно мемориальную значимость современного ВИМАИВиВС, объединив уникальные коллекции музея и уникальную фортецию, восходящую к первым десятилетиям Санкт Петербурга.

Примечания Сборник докладов военно-исторической секции Ласковский Ф.Ф. Материалы для истории инженерно Ленинградского Дома ученых им. М. Горького. М.;

го искусства в России. Ч. II. СПб., 1861;

Тимченко Л., 1960. С.79–90;

Семенцов С.В. Кронверк: этапы Рубан Г.И. Первые годы Петербурга. Военно-исто создания и реконструкции // Бомбардир. 2001. №14.

рический очерк. СПб., 1901.

С. 26–34.

Кантемир А. Описание Крепости и Петербурга // Бес Точное известие о новопостроенной его царским ве пятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иност личеством Петром Алексеевичем на большой реке ранных описания. Введение. Тексты. Комментарии.

Неве и Восточном море крепости и города Санкт СПб., 1997. С. 459.

Петербург. (Пер. с нем.) // Беспятых Ю.Н. Петербург Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. Кратчай Петра I в иностранных описаниях. Введение. Текс шее синопсическое описание, от части же топогра ты. Комментарии. СПб., 1991. С. 49–51.

фическое изображение, показующее о построении преименитаго, новаго в свете, царствующаго града R-.P, Санктпетербурга новосочинившееся краткое сие wo o, Aw Afkomm, описание трудами Андрея Богданова, Император w o wo, V, ской Академии Наук при Библиотеке помощника в w ff. Im -H Санктпетербурге 1751. (Цит. по переизданию: Бог f, C Co-o. данов А.И. Описание Санктпетербурга 1749–1751.

- P, o СПб., 1997. С. 134–135.) Amk f vo Бастарева Л.И., Сидорова В.И. Петропавловская. Hy « » крепость. Л., 1983. С. 10;

Бутми В.А. Начало стро G-R, wo L ительства Петропавловской крепости // Научные I mo сообщения Государственной инспекции по охране vo k. Fkf L. 1718.

памятников Ленинграда. Л., 1959;

Канн П.Я. Пет (Русский перевод: «Описание... столичного горо ропавловская крепость. Л., 1957;

Логачев К.И. Пет да С.-Петербура...» / Пер. Е.Э. Либталь, предисл., ропавловская (Санкт-Петербургская) крепость. Л., науч. ред. и комм. С.П. Луппова // Белые ночи. Л., 1988;

Пилявский В.И. Петропавловская крепость. Л., 1975. С. 197–247.) 1967;

Степанов С.Д. Строительство и перестройка Дешизо П. Путешествия в Петербург: 1724 и 1726 гг. / фортификационных сооружений Перопавловской Предисловие, перевод с фр. и примечания Н.Л. Су крепости // Краеведческие записки. Исследования хачева и Ю.Н. Беспятых // Русская культура первой и материалы. Вып. 6;

Фортификация и архитектура четверти ХVIII века: Дворец Меншикова. СПб., Петропавловской крепости. СПб., 1998. С. 21–76;

1992. С. 134–150.

Столпянский П.Н. Старый Петербург. Петропавлов ская крепость. Историко-художественный очерк. М.;

Юль Ю. Записки Юста Юля, датского посланника Л., 1923;

Холев Г.С. Петропавловская крепость. Л., при Петре Великом (1709–1711). М., 1900.

1947. Вебер Ф.-Х. Преображенная Россия. Ч.1: Приложение Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I в иностранных о городе Петербурге и относящихся к этому замеча описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. СПб., ниях (Пер. с нем.) // Беспятых Ю.Н. Петербург Петра 1991. С. 80, 98;

Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Ио- I в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Ком анновны в иностранных описаниях. Введение. Текс- ментарии. СПб., 1991. С. 104, 113, 131.

ты. Комментарии. СПб., 1997. С.75, 256, 382. Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Ф.В. Берх Бутми В.А. Кронверк Петропавловской крепости гольца. Ч. 1–2. М., 1902;

Ч. 3–4. М., 1903.

(краткая историческая справка). 1957. (Рукопись). – Бассевич Г.Ф. фон. Записки графа Бассевича, служа Хр.: Архив КГИОП. Н-960/111;

Лебедянская А.П. щие к пояснению некоторых событий из времени Кронверк Петропавловской крепости в ее прошлом царствования Петра Великого. М., 1866.

и настоящем: К 250-летию его существования // Анна ноября 7 дня 1732 году». Подпись: «Генералъ Эренмальм Л.Ю. Описание города Петербурга, вкупе с фелтъ Маршолъ Графъ Христофор фон Миннихъ». – несколькими замечаниями (Пер. с швед.) // Беспятых Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2470 (подл.).

Ю.Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях.

Д. 2472 (копия).

Введение. Тексты. Комментарии. СПб., 1991. С. 92.

План Императорскаго столичнаго города Санктпетер «Начертание дороги изъ С.Петербурга въ Выбор бурга сочиненной в 1737 году / Грав. Г.И. Унферцагт.

гъ, зделанное для лагернаго расположения вой СПб.: Академия наук, 1741.

скъ во время экспедиции въ Выборгъ, въ Сентябре 1706 года» (Пер. с фр.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф.З/л. Копия плана опубликована П.Н. Петровым в статье Оп 34. Д. 2461. Существует копия этого чертежа, «Петербург в застройке и сооружениях» // Зодчий.

выполненная около 1834 г. под рук. генерала Майера 1879–1883.

в Депо Военных поселений при подготовке Истори- «План столичнаго города Санктпетербурга с изобра ческих Атласов по истории Санкт-Петербурга. – Хр.: жением знатнейших онаго проспектов изданный тру ГМИ СПб. Атлас 1. От. 1. Л. З. Инв. № 7002/1. дами Императорской Академии Наук и Художеств в В картуше чертежа надпись на французском яз. с утра- Санктпетербурге 1753 года».

тами: «P. Po o oo ВИМАИВиВС. Ф. 27. Картотека «Планы городов». Ед. хр. 8.

Mj C. 1707. P C.H.» – Хр.: «Планъ СанктъПетербурхскои фортификации с РГА ВМФ. Ф. З/л.. 34. Д. 2462. Существует копия кронверхомъ». – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34.

этого чертежа, выполненная около 1834 г. под рук.

Д. 2496 (подл.).

генерала Майера в Депо Военных поселений при Лист VII: «Планъ кронверка с показаниемъ о форти подготовке Исторических Атласов по истории Санкт фицировании оного проекта». Утвержденный Гене Петербурга: «Проектъ С.Петербургской Крепости и рал Фельдцейхмейстером Принцем Людвигом Гес располагаемыхъ в ней зданий съ следующею надпи сен-Гомбургским (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л.

сью доказывающею назначение оныхъ Государемъ Оп. 34. Д. 2515.

Императоромъ Петромъ I: P. Po o oo Mj C. Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 134–135.

1707. P C.H. Подлинный находится въ Архиве Ин- План Трускота 1748–1749 гг. («План столичнаго го женернаго Департамента подъ № 4066». Подп.: Дейс- рода Санктпетербурга с изображением знатнейших твительный Статский Советникъ Майер. Гарнизон- онаго проспектов изданный трудами Императорс ный Инженеръ Прапорщикъ Годовиковъ 2-й. кой Академии Наук и Художеств в Санктпетербурге «Топографическое изображение новой русской сто- 1753 года»).

личной резиденции и морского города Ст. Петербург «Без году санкт петербурскои крепости план крон вместе с его изначально возведенной крепостью, ос- верха съ профелю» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л.

нованного Их Царским Величеством Петром Алек- Оп. 34. Д. 2791.

сеевичем Государем всех Русских и прочая и прочая «Планъ Кронверскои крепости с показаниемъ вок и прочая. С 1703 построенного на краю Восточно ругъ оного строения которое следуетъ к ломке Сни го моря на нескольких островах при устье Невы и мано въ 1752-м и 753 годахъ инженеръ прапорщи ставшего для русской нации с мощным флотом комъ Медеромъ» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л.

вместилищем торговли и судоходства. Издано Йог. Оп. 34. Д. 2548. Л. 1.

Баптистом Хоманном, Римского Императорского «Планъ санктъ петербурского кронверка с показани Величества географом в Нюрнберге» (Пер. с нем.).

емъ внутренняго и внешняго лежащаго близь онаго Нюрнберг, 1716–1718.

строения. Посланъ при указе о фортицикации к гдну Библиотека РАН. ОРиРК. Инв. № F-266-З. Л. 60.

генералу майору и кавалеру Ганибалу 753 года сен Там же. Л. 10. тября 3 дня под № 1307м» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ.

РГА ВМФ. Ф.З/л. Оп. 34. Д.2488. Возможно, этот Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2558Б.

«подносной» чертеж «с прежним проектом» отно- «План Кронверскои Крепости о работах 1755 году»

сится к 1732 г. и отражает утвержденный в 1720-е гг. (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д.2571. Л.1.

вариант реконструкции и расширения Крепости. «План санктьпетербурскаго кронверка с показаниемъ СПб филиал Архива РАН. Р. IX. Оп.1. № 627. какимъ образомъ вновь по приложенному при сем Дэшвуд Ф. Дневник пребывания в С.-Петербурге в профилю строить ныне зачатую остьскую половину 1733 году // Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоан- кронверка, а другои половине надлежить разсмотреть новны в иностранных описаниях. Введение. Тексты егда будетъ потребна земля на кои троскапръ то не де Комментарии. СПб., 1997. С.57. шевле ли развозить излишнюю навоженную на валы землю в денскои половине генваря 17 дня 1757 года»

Берк К.Р. Путевые заметки о России // Там же. C. 115.

(подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2576.

Хавен фон П. Путешествие в Россию // Там же. С. 356.

«Планъ прожектированного Санктъ Петербурскаго «Планъ СанктъПетербурхскои фортификации с крон Кронверка опробованнаго в 757 году февраля верхомъ». Резолюция: «строить посему чертежу дня некоторому уже и работа производима была от манды 1803го года марта 31 дня» (подл.). – Хр.: РГА кронверскаго залива даже до половины онаго крон- ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2894.

верка до шпицъ бастиона от литеры А до литеры В а Лист 1. «План Санктпетербургской крепости с ея сколко онаго исправлено значить на плане черными кронверком съ показанием произведенных при линеями с покрытием краскою, а что доделать над- оной в прошлом 1805м году фортификационных и лежит, назначено желтыми линеями. Сочинен в силу цивильных работ, с покрытием каменной работы приказу его превосходителства гдна инженеръ гене- красною, плотничной деревянною, насыпки земли ралъ майора баронъ Демолина декабря 3 дня а подан земляною, набивки въ плотине глины синею краска при репорте того жъ декабря 11 числа 1767 году» ми, а съемки и выемки земли тушью Сочинен при (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2621. Санктпетербургской Инженерной команде апреля «Планъ Кронверка Санктъпетербурской Крепости дня 1806го года» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л.

с показанием облежащихъ его ныне существую- Оп. 34. Д. 2936.

щихъ строений и Высочайше конфирмованныхъ в «Генеральной План Стъ.Петербургской Петропав 1767 году улиц и с означениемъ места о которомъ ловской Крепости съ ея Кронверком и облежащим Гоф маклер надворной Советник Фок просит, чтобы на 250тъ сажен Форштатом. Сочинен по указу Го оное ему отданно было подъ склад леса и временна- сударственной Военной Коллегии Инженерной го строение которое место и значить подъ литерою Экспедиции последовавшему апреля 12го числа за покрытием оранжевою краскою Сочиненъ при Санк- № 1508м при СтъПетербургской Инженерной Ко тъпетербурской инженерной команде» (подл). – Хр.: манде. Июня 6го дня 1810го года» (подл.). – Хр.: РГА РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2623;

«Планъ прожекти- ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 3030.

рованного Санктъ Петербурскаго Кронверка». – Хр.: «План публичному гулянью предполагаемому на мес РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2621.

те где находится Кронверкская крепость с эксплана «Планъ Санктпетербургской крепости и при ней дою» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф.З/л. Оп.34. Д.3238.

кронверху съ показаниемъ произведенныхъ про- Подробный План Столичнаго города Ст. Петербурга шлаго 1776го года октября съ 1го и сего 1777го года снятый по масштабу 1/4200 под начальством Гене октября по 1е число работ, которые и означены ка рал-Маиора Шуберта 1828. Гравирован при Воен меныя красною, плотничные деревянною, земля но-Топографическом депо. СПб., 1828. (подлинный ные выемки тушью, а насыпки земленою, дерновая гравированный фиксационный).

кладка и планировка зеленою красками. И съ надпи- «Проект Нового Арсенала в Кронверке». Лист 1. «Вы сью следующихъ литеръ» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ.

сочайше утверждено 18 Марта 1849 года. Военный Ф.З/л. Оп. 34. Д. 2644.

Министръ Генералъ-Адъютантъ Князь Чернышевъ»

«Проекть кварталамъ строений въ кронверке» / «Про (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф.З/л. Оп.34. Д.4191.

ектъ строений въ крепости по плану 1777 г.» (проек- «По возведению Новаго Арсенала въ Кронверке Спетер тный). Хр.: ГМИ СПб.. Атласы Майера. Атл. IV, ч. II, бургской Крепости. Генеральный план с показанием про отд. 1. Л.1. Инв. № 7031/3.

изведенных работ в 1855 году. С-Петербург 27 февраля «Планъ санктъ петербурской крепости и при ней 1856 г.» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф.З/л. Оп.34. Д.4556.

кронверку съ показаниемъ произведенныхъ 1793го «По С.Петербургской Крепости. План отделения года ноября съ 3го 1792го года ноября по 3е число Кронверкскаго Арсенала, назначеннаго для хране фортификационныхъ работъ сочиненъ по санктъ ния достопримечательных предметов Артиллерий петербурской Инженерной Команды февраля 11го скаго ведомства. С-Петербург Октября 31 дня дня 1793го (1803?) года» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ.

года. Подлинный Чертежъ утвержденъ журн. № 42.

Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2717.

Технич. Комит. Главн. Инженерн. Управл. 20 апре Лист 1. «План Кронверка Санктпетербургской кре ля 1867 г. (План нижнего этажа. План антресольно пости съ показанием произведенныхъ въ 1800м году го этажа)» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34.

фортификационных работ» (подл.). – Хр.: РГА ВМФ.

Д. 5337.

Ф. З/л. Оп. 34. Д.2836. Крылов В.М. Взгляд сквозь столетия // Артиллерийс Лист 1. «План Кронверка Санктпетербургской кре кий музей. СПб., 2001. С. 313.

пости с показанием произведенныхъ сего 1801го «По Спетербургской крепости. Проект перестройки года фортификационных работ. Сочинен при Крон Кронверскаго укрепления для образования площа верке. 1801го года декабря 14го дня» (подл.). – Хр.:

док на местахъ куртин онаго. Спетербургь мая 30 дня РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 2855.

1874 г. Чертеж одобрен 13 Июня № 68 Инж, Ком. Глав.

«План Санктпетербургской Крепости и ея Кронверка Инж. Управ. 19 Июня 1874 г. Высочайше утверждаю.

с частью окружающей ситуации служащей ко изяс Генералъ Адъютантъ Милютинъ. 25 Июля 1874 г.»

нению ведомости о цивильных казенных зданиях.

(подл.). – Хр.: РГА ВМФ. Ф. З/л. Оп. 34. Д. 5614.

Сочиненъ при Санктпетербургской Инженерной Ко Е.Р. Михайлова, С.Л. Кузьмин, В.Ю. Соболев, В.А. Глыбин ПЕТЕРБУРГ: ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛАНДШАФТЫ И АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ 27 мая 2003 года Санкт-Петербургу исполнилось 300 лет. Обычно этот возраст считают рубежом, с которого ведется отсчет «археологической истории» города. Являясь частью всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, Петербург, казалось бы, досконально из учен культурологами, историками архитектуры, искусствоведами. Однако за пределами поля зрения исследователей остается «Петербург подземный» — культурный слой города и археологические памятники предшествующих эпох, расположенные в пределах Боль шого Петербурга. Исчезновение этих ценнейших исторических источников объективно определяется стремительным ростом и развитием современного мегаполиса, поэтому настоятельным велением времени является выявление, постановка на учет и проведение охранных мероприятий культурного археологического наследия одного из величайших городов мира.

Эта предпосылка и стала отправной точкой программы археологического изучения Петербурга, начатой нашим коллективом в 1996 г. Для успешного решения намеченных задач, наряду с натурными исследованиями, необходимы были архивные поиски, анализ существующей источниковой базы, определение наиболее перспективных для археологи ческого изучения участков исторической территории города.

В соответствии с намеченными целями и задачами исследования были проведены сле дующие работы:

— оценка сохранности и сравнительного состояния исторических ландшафтов на тер ритории Большого Петербурга;

— выявление зон, перспективных для поиска археологических памятников, и террито рий тотальной перепланировки с полностью измененным историческим ландшафтом;

— локализация объектов, известных по письменным, картографическим и иным источ никам, и оценка перспективности поиска археологических памятников;

— составление свода кладов и случайных монетных и вещевых находок с возможно точной их локализацией на местности;

анализ их топографического и культурного кон текста;

— обобщение результатов археологических работ, произведенных на территории Санкт-Петербурга во второй половине ХХ в., позволяющее дать общую характеристику культурного слоя города;

— составление перечня изученных археологическими и архитектурно-археологически ми раскопками объектов периода начального Петербурга (1700–1730-е гг.);

— наблюдения за культурным слоем в историческом центре Санкт-Петербурга, вклю чающее целенаправленную шурфовку в восточной и центральной частях Васильевского острова.

На основе проделанных историко-архивных, фондовых, библиографических изыска ний и натурных археологических обследований и наблюдений была составлена обобщен ная характеристика археологического наследия Петербурга.

Археологическое наследие Петербурга включает в себя культурные напластования, сформировавшиеся в процессе строительства и развития самого города, археологические памятники предшествующих эпох, расположенные на территории Большого Петербурга, и все связанные с этими категориями артефакты (случайные находки и клады). Исходя из источниковедческой специфики, археологические памятники можно сгруппировать и систематизировать следующим образом:

1. Археологические памятники допетровской эпохи:

а) местонахождения каменного века и раннего металла, б) поселения — средневековые и нового времени, в) могильники и отдельные захоронения, г) культовые объекты, д) инженерно-технические сооружения, коммуникации, укрепления;

2. Случайные находки и клады;

3. Культурный слой мегаполиса Санкт-Петербург.

Развернутая характеристика каждой категории артефактов будет приведена ниже. Не следует забывать, что деление это весьма условно, и одни и те же объекты могут порой выступать в разном качестве.

К моменту основания Петербурга территория Невской дельты уже имела длительную историю заселения. Первые признаки жизни человека в этих местах относятся еще к эпохе мезолита–неолита. В Средние века низовья Невы были плотно заселены, что хорошо из вестно по письменным источникам. Археологические памятники допетровского времени могут быть разделены на несколько категорий, каждая из которых обладает характерными особенностями формирования и требует своих приемов выявления и изучения:

— сельские поселения (деревни и починки новгородских писцовых книг;

центр по госта – вв. — село Спасское, шведские поселки, мызы и усадьбы;

дворы, – связанные с охотничьими и рыболовецкими угодьями и т.п.);

— городское поселение Нового времени со сложной планировкой и развитой инфра структурой (Ниен), обладающее определенным типологическим сходством с началь ным Петербургом (до его генеральной перепланировки в 1730-х гг.);

— некрополи и одиночные захоронения, надгробия, склепы;

— культовые объекты различных конфессий, которые могут быть изучены средства ми археологии (монастыри, церкви, часовни и пр.);

— инженерно-технические сооружения, коммуникации;

— укрепления;

— памятные местности, связанные с определенными историческими событиями (поле Невской битвы, место локализации Ландскроны и т.п.).

Культурный слой Петербурга обладает целым рядом особенностей по сравнению с культурными напластованиями других исторических городов. Санкт-Петербург — город сравнительно молодой, сразу строившийся по определенному (хотя и видоизменявшему ся) плану и практически на всем протяжении своей истории сохранявший в централь ной — исторической — своей части стабильность застройки и инфраструктуры (в первую очередь имеются в виду трассы улиц и проложенных по ним инженерных коммуникаций).

С другой стороны, ввиду его молодости, мощность культурных отложений города в основ ном невелика, они постоянно подвергаются хозяйственному воздействию, в результате чего происходит интенсивное разрушение культурного слоя, в том числе так называемое «точечное» — наиболее распространенное и реже всего фиксируемое.

Исторические ландшафты Большого Петербурга Под историческим ландшафтом принято понимать местность, характерные черты ко торой сформировались в результате хозяйственного и культурного освоения территории человеком на протяжении конкретных исторических эпох, несущую на себе отпечаток культуры этих эпох и в силу этого саму по себе являющуюся памятником культуры.

Наиболее доступным для визуального наблюдения элементом ландшафта является ре льеф. Учитывая особенности топографии центральных районов города (низменная дельта Невы), ситуацию с современной и недавней городской застройкой, нужно признать, что здесь древний рельеф наименее выражен и практически полностью «запечатан» культурным сло ем города. К сожалению, известная карта насыпных грунтов на территории Ленинграда не делает различия между постепенно накапливавшимся городским культурным слоем, слоями засыпок и нивелировок, слоями строительного мусора, а тем более — между отложениями различного времени (рис. 1). Поэтому характеристику первоначального рельефа централь ной части города можно получить лишь суммарно, на основании многочисленных шурфовок и наблюдений. Динамика же накопления культурных напластований – вв. выясня – ется при сравнении картографических источников со стратиграфическими наблюдениями и вещественными материалами, полученными путем археологических изысканий.

Наиболее разработаны вопросы исторической географии дельты Невы для периода шведского господства ( в.). акое положение вещей обусловлено в первую очередь устойчивым интересом исследователей к истории «Петербурга до Петербурга» и хорошим состоянием источниковой базы — наличием поземельных шведских описаний лена Но теборг и ближайших окрестностей города Ниена, а также наличием значительного числа одновременных карт этих же местностей, собранных А.И. Гиппингом в единый темати ческий атлас, опубликованный А.С. Лаппо-Данилевским1. ем не менее и сведения по гео графии этой эпохи ограничены зачастую весьма приблизительным отождествлением тех или иных пунктов старых ландкарт с довольно обширными местностями Петербурга, вос ходя в основном к штудиям знатоков города конца в.2 очно привязаны к местности и подвергались систематичному археологическому обследованию лишь Ниен с его укреп лениями, хотя в нижнем течении Невы по письменным и картографическим источникам известно значительное количество малодворных поселений – вв. (новгородские и – шведские поземельные описания).

Сведения по ландшафтоведению и исторической географии дельты Невы в предше ствующее время ограничены по преимуществу предположительными реконструкциями проходивших здесь торговых путей.

Наиболее полно первоначальный ландшафт сохранился в южных и северных районах Большого Петербурга, где активная городская застройка 1960–1990-х гг., несмотря на мощ ные нивелировочные и перепланировочные работы, исказила рельеф в меньшей степени.

Однако специфика градостроительной деятельности второй половины ХХ в. (строитель ство широких транспортных магистралей, прокладка многочисленных инженерных сетей, массовая застройка типовыми кварталами, где свободную от домов территорию занимают парки и скверы из насыпного грунта) создает почти непреодолимые препятствия для ло кализации на местности объектов со слабо выраженным культурным слоем (поселения времени писцовых книг и шведского периода, деревянные пригородные усадьбы, деревни и дачные поселки, лишенные долговечных каменных построек и не связанные жестко с заметными геоморфологическими объектами).

При тотальном обследовании территории ряда административных районов города — Кировского, Московского, северной части Красносельского, Калининского, южной части Рис. 1. Карта насыпного грунта центральной части Ленинграда по состоянию на 1974 г.

[По: Ленинград. Историко-географический атлас. М., 1977. С. 51] Выборгского, Приморского — визуальный осмотр поверхности не выявил материалов ра нее ХХ в. В частности, при осмотре строительной траншеи на ул. Васи Алексеева зафик сированы мощные культурные напластования. Однако материалы, происходящие из этой траншеи, не могут быть датированы временем ранее 1930-х гг.

Оценивая сохранность исторических ландшафтов южных районов города, в первую очередь нужно учитывать включенность этой территории в линию обороны Ленинграда в 1941–1944 гг. В частности, примером могут служить хорошо сохранившиеся укрепления переднего края, выявленные на краю глинта, в районе пересечения улицы Авангардной и проспекта маршала Жукова. Данные укрепления разрушили существовавший здесь при городный поселок «Клиновские дома», хотя остатки строений поселка заметны до сих пор.

Наиболее перспективными районами поисков археологических объектов на южной ок раине Большого Петербурга являются Пулковские высоты, Дудергофская возвышенность и прибрежные районы Финского залива (Стрельна – Ораниенбаум). В районе Пулковской обсерватории концентрируются находки кладов шведского времени. Новгородские пис цовые книги и шведские карты фиксируют здесь село Пулково. На территории Пулковс кой обсерватории собран подъемный материал – вв., предположительно также – в. При целенаправленном поиске существует реальная возможность выявить архео логизированные остатки позднесредневекового селения Пулково, однако бурное коттедж ное, гаражное строительство и выделение участков под огороды ведет к уничтожению памятников и нарастающей сложности их выявления.

Особенно показательными в этом отношении являются северные районы Петербурга.

Исходя из письменных и картографических источников, возможно было ожидать откры тия позднесредневековых поселений в районе Шувалово–Озерки–Парголово. Но город ская застройка вплотную подступила к Суздальским озерам и Шуваловскому парку, а за линией железной дороги ведется активное коттеджное строительство. Обследование про странств к западу от Шуваловского парка и 3-го Парголова (направление на Каменку), пока еще свободных от застройки, археологических памятников не выявило.

Особое внимание при поиске средневековых поселений и памятников предшествую щих эпох следует уделить району древнего берега Литоринового моря, протянувшемуся вдоль Выборгского шоссе в направлении Осиновой Рощи.

Подводя итоги натурных обследований 1996 г. и сопоставления их с архивными ма териалами, в частности, с фотодокументами конца прошлого — начала нынешнего века, следует заключить, что наибольшие изменения исторический ландшафт претерпел в зонах прокладки магистралей, сооружения мостов, виадуков, а также на тех участках местности, где градостроительная деятельность требовала значительных нивелировочных работ. Вы явление памятников в таких местах мало вероятно, зачастую они попросту уничтожены.

Перспективными районами поиска, с точки зрения сохранности исторического ландшаф та, являются места, наиболее пригодные для обитания и хозяйственной деятельности в древности и средневековье и еще не в полной мере испытавшие воздействие стремитель ного роста города Санкт-Петербурга (южное побережье Финского залива, Дудергофские и Пулковские высоты, Курортный район, район Юкки–Парголово–Бугры).

Наблюдения за культурным слоем В рамках начального этапа работ по программе археологического изучения Санкт-Пе тербурга в 1996–1997 гг. производились наблюдения над культурным слоем Санкт-Петер бурга: осматривались газоны и набережные исторического центра города, фиксировались культурные напластования, нарушенные строительными котлованами и траншеями. Были осмотрены и зафиксированы следующие объекты.

В. О., У н и в е р с и т е т с к а я наб, д. 7/9. Около памятника «В бессмертие ушедшим», в обрезе строительной траншеи зафиксирован слой аморфного серого суглинка с большим количеством строительного мусора мощностью около 0,60–0,70 м. Указанная глубина яв ляется точкой стояния грунтовых вод, что совпадает с наблюдениями Ю.М. Денисова, производившего архитектурную шурфовку фундаментов здания Двенадцати коллегий в 1988 г. В отвале траншеи был собран многочисленный подъемный материал: разнотипные печные изразцы (муравленые, белые, белые с росписью синими полосами, бисквитные стиля модерн) и другая строительная керамика, черепки фарфоровой, фа янсовой и грубой керамической посу ды (кухонной и столовой), фрагменты штофных и винных бутылей зеленого стекла, кости животных. Из находок нужно отметить: осколок окаменелости (белемнит);

фрагмент так называемой помадной банки со светло-синей поли вой снаружи и белой внутри;

осколок керамического подсвечника, сплошь покрытого темно-коричневой поливой;

пластинку из темно-серого сланца тол щиной 4–6 мм, с просверленными в ней сквозными отверстиями. В отвале тран шеи были встречены также многочис ленные следы пожара — по-видимому, одного из соседних зданий: спекшиеся ошлакованные стекло и черепки, обго релые железные гвозди и т.п.

В. О., 4-я л и н и я. В 1996 г. для замены коммуникаций была вскрыта практически вся проезжая часть 4–5-й Рис. 2. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная на углу 4-й линии и Малого пр. В.О. линии. По отвалам здесь был собран мало выразительный подъемный мате риал: мелкие осколки стекла и фарфора, единичные фрагменты керамической посуды и изразцов, корродированные обломки железных предметов. раншея была проложена по постоянной линии коммуникаций, многократно перекапывавшейся и заполненной сильно перемешанным грунтом и специально привезенным песком. У пересечения 4-й линии с Малым пр., в стенке канавы, удалось зафиксировать непотревоженные культурные отло жения (рис. 2). Под слоем асфальта и щебневой подсыпки здесь залегала серая аморф ная супесь, перемешанная с битым кирпичом. Общая мощность этого слоя составляла 0,35–0,50 м. С ним оказались стратиграфически связаны прослойки мелкого светло-серого песка, частично перекрывавшие и подстилавшие слой серой супеси. Ниже слоя аморфной серой супеси начинался слой непотревоженного плотного влажного сильно гумусирован ного песка почти черного цвета, в котором также встречались линзы мелкого серого песка и отдельные булыжники. Мощность этого слоя составляла не менее 0,6–0,8 м. В его ос новании прослежены остатки дренажной деревянной конструкции в. На дне канавы выступили грунтовые воды, почти скрывшие бревна, поэтому проследить конструкцию целиком или довести разрез до материка не удалось.

В. О., 8-я л и н и я. В сквере у Благовещенской церкви (1749–1772 гг.), на нарушен ном перекопами газоне, был собран подъемный материал: осколки стеклянной, фарфоро вой и керамической посуды – начала в., фрагмент кирпича с клеймом в углублен ной прямоугольной рамке (сохранилась часть фамилии — «...епушк...» — Слепушкины?), крупный кованый гвоздь, кости животных. Из керамических материалов специального упоминания заслуживают ручка–втулка поливного горшочка, черепки толстостенной гли няной бутыли с серо-зеленой поливой внутри, обломок помадной банки с синей поливой с внешней стороны, фрагменты чернолощеной керамики, часть диска большого диамет ра. В сборах многочисленны осколки сельтерских бутылей (в том числе один с надписью HERZ [ogtum Nassau], т.е. датирующийся до 1866 г.).


П. С., п р. Д о б р о л ю б о в а. В строительном котловане в месте сооружения подзем ного перехода была зафиксирована следующая последовательность напластований:

1) мешаная аморфная слабо гумусированная супесь со строительным мусором — 0,9 м;

2) слой пожара — 0,26–0,32 м;

3) серая супесь, перемешанная со строительным мусором — 0,64–0,73 м;

4) плотный однородный гумус бурого цвета — 1,75–1,80 м.

Материк в котловане зафиксирован на глубине 3,70 м от современной дневной поверх ности.

П. С., Б о л ь ш а я З е л е н и н а у л. Здесь были зачищены стенки траншей, вырытых для прокладки коммуникаций, и зафиксирована следующая последовательность напластований.

З а ч и с т к а 1. Под слоями асфальта и подсыпки под него, состоящей из крупного мягкого желтоватого щебня (общей мощностью 0,2–0,3 м) непосредственно на материке залегал слой аморфного черного суглинка мощностью 0,6–0,8 м. Материк здесь представ ляет собой желто-белый суглинок.

З а ч и с т к а 2. Под мощным (до 0,3 м) слоем асфальта и связанной с ним щебне вой подсыпки (0,4 м) здесь залегал слой аморфного рыхлого суглинка, перемешанного со строительным мусором. Его мощность достигала 0,5 м. Ниже, на материке, зафиксирован слой гумусированного суглинка черного цвета, мощностью около 0,5 м.

П. С., Ч к а л о в с к и й п р. На Чкаловском проспекте были осмотрены траншеи для про кладки коммуникаций, вырытые на всем протя жении проспекта.

У д о м а 2 6 была зафиксирована следующая последовательность слоев. Под асфальтом и подсыпкой под него из белого крупного мягкого щебня общей мощностью 0,4 м залегала ниве лирующая подсыпка из чистого светлого песка (0,20 м), перекрывшая вымостку из некрупных булыжников, уложенных в один слой. Ниже бу лыжной вымостки прослеживалась прослойка из такого же светлого песка мощностью 0,10– 0,16 м, перекрывшая слой строительного му сора (0,2 м). Ниже слоя строительного мусора, фиксирующего разрушение какого-то здания с последующей перепланировкой и замощением участка, залегал слой влажного однородного гумусированного суглинка темно-серого, почти черного цвета, мощностью не менее 1 м, в ко тором на глубине 1,18–1,85 м от современной поверхности залегали три горизонтально уло женных друг на друга бревна. Диаметр бревен Рис. 3. Стратиграфия культурных составлял 0,18–0,24 м. На глубине около 2 м в отложений, зафиксированная у д. по Чкаловскому пр.

траншее выступили грунтовые воды (рис. 3).

У д о м а 5 4 стратиграфия несколь ко отличалась от описанной выше. Здесь подсыпка под асфальт (светлый мягкий щебень с гудроном) была уложена не посредственно на мостовую из некруп ных булыжников. Подсыпка под булыж ную мостовую представляла собой слой светлого песка мощностью 0,06–0,09 м.

Ниже залегал слой аморфного темного гумусированного песка, мощность этого слоя составляла около 0,2 м. Еще ниже, до самого дна траншеи, фиксировался слой однородного темного гумусиро ванного суглинка мощностью не менее 0,6 м.

П. С., Р о п ш и н с к а я у л. Здесь Рис. 4. Стратиграфия культурных отложений, были осмотрены две траншеи, связанные зафиксированная у д. 2 по Пеньковой ул.

со строительством наземного вестибюля станции метро «Чкаловская».

р а н ш е я 1 была заложена параллельно Ропшинской улице. Ее длина около 130 м, ширина — 1 м и глубина — 1 м. Слой перемешанный, аморфный, с большим коли чеством строительного мусора, преимущественно битого кирпича, однородный по всей длине траншеи и на всей ее глубине. Сверху строительный мусор перекрыт слоем привоз ной земли с торфом — остатками газона вдоль тротуара. Подъемный материал характерен для второй половины в. — осколок чайного блюдца белого фарфора с трафаретным орнаментом, фрагменты прозрачного оконного стекла алмазной резки, битые стеклянные бутылки и жестяные крышки от них. На дне траншеи проступают грунтовые воды.

р а н ш е я 2 проходила перпендикулярно Ропшинской улице, от траншеи 1 к строяще муся зданию вестибюля станции метро. Длина около 50 м, ширина и глубина те же. Со сто роны вестибюля под насыпным слоем толщиной около 0,3 м начинается материк — светлый песок. К траншее 1 толщина насыпного слоя (темного цвета, с включениями строительного мусора) возрастает, достигая всей глубины траншеи. По всей видимости, в районе строя щейся станции существовала небольшая естественная возвышенность, снивелированная в процессе городской застройки. На дне траншеи проступают грунтовые воды.

П. С., П е н ь к о в а я у л. В обрезе строительного котлована во дворе дома 2 по Пеньковой улице зафиксирована следующая последовательность напластований (рис. 4).

На материке залегал слой бурого гумусированного суглинка мощностью 0,55–0,65 м, на нем — слой гумуса коричнево-черного оттенка (0,2 м), а еще выше — слой черного гу мусированного суглинка мощностью 0,3–0,4 м. В толще слоя черного гумусированного суглинка зафиксирован развал битого кирпича. Резких границ упомянутые слои не имели, плавно переходя друг в друга. Сверху слой верхний из описанных слоев был перекрыт щебневой подсыпкой под асфальт и слоем асфальта. В отвале котлована собраны фраг менты фаянсовой, стеклянной и керамической посуды, несколько крупных фрагментов медной пластины толщиной 2 мм, раковины устриц и большое количество обрывков меш ковины и войлока, некоторые из которых покрыты толстым слоем гидроксида меди.

И с а а к и е в с к а я п л о щ а д ь. В обрезах траншей под мощными (до 0,6 м) не прерывными слоями асфальта прослежено мощение булыжной мостовой, непосредствен но на которую и был уложен асфальт. Под мостовой и связанными с ней нивелировочными подсыпками зале гает аморфный слой, насыщенный строительным мусо ром (следы последовательного возведения нескольких Исаакиевских соборов). В основании этого слоя, на глубине 1,4–1,5 м от современной поверхности, нахо дится булыжная мостовая, уложенная непосредственно на болотистую почву первоначального Петербурга.

П л о щ а д ь р у д а (Б л а г о в е щ е н с к а я п л о щ а д ь). Во время строительства под земного перехода под площадью строительный котло вана разрушил угол фундамента Благовещенской цер кви лейб-гвардии Конного полка (снесена в 1929 г.).

Удалось проследить, что фундамент из известняковых Рис. 5. Фундамент Благовещенской плит был уложен на лаги — цельные бревна хвойных (?) церкви лейб-гвардии Конного полка пород диаметром 0,4–0,5 м, которые, в свою очередь, в обрезе строительного котлована опирались на вбитые в грунт сваи, сходной или чуть большей толщины (рис. 5). К сожалению, произвести зачистку разреза или собрать подъ емный материал в условиях стройки не удалось. По словам работавших здесь строителей, при выборке грунта были находимы медные монеты.

М а л а я К о н ю ш е н н а я у л. При устройстве на Малой Конюшенной ули це пешеходной зоны весь грунт на территории улицы оказался снят на глубину до 1 м и вывезен. Снятый грунт представлял собой преимущественно напластования асфальта и связанных с ним подсыпок, а также верхнюю часть городского культурного слоя, сформи ровавшуюся сравнительно недавно. раншеи, вырытые для замены коммуникаций д. 2 по Малой Конюшенной, прошли частично по старым трассам, а частично по сравнительно непотревоженным культурным напластованиям, которые и были осмотрены. Здесь же был собран многочисленный подъемный материал – вв.: фрагменты грубой кухон – ной, поливной, мореной и чернолощеной керамики, фаянсовых и фарфоровых изделий, изразцов и облицовочных плиток, тарной стеклянной посуды, железные гвозди и другие детали крепежа, обломки ке рамических труб, черепицы и проч.

З а ч и с т к а 1 была произведена в северной час ти двора дома 2, у запасного входа в травматологический пункт (рис. 6). Здесь под не сколькими уложенными друг на друга слоями асфальта и подсыпки из мягкого желто го щебня (общая мощность напластований около 0,2 м) лежал слой аморфной гуму сированной супеси серого цвета общей мощностью не Рис. 6. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная во дворе д. 2 по Малой Конюшенной ул. Зачистка менее 0,7–0,8 м (до дна тран шеи). В верхней части слоя прослежено несколько линз и прослоек, связанных, по всей вероятности, со строительными работами на этой территории.

На глубине 0,35–0,70 м от современной дневной поверхности залегал развал сооружения из жел той глины, частично обожженной, с примыкавшей к нему с запада постепенно выклинивающейся линзой строительного мусора. Сверху этот слой разрушения глиняной конструкции оказался пере крыт замощением из уложенных в один слой бу лыжников среднего размера. Поверх булыжного замощения в толще серой гумусированной супеси залегала линза темно-коричневой гумусированной супеси мощностью 0,04–0,10 м, перекрытая тонкой (0,02–0,06 м) прослойкой строительного мусора.

Рис. 7. Стратиграфия культурных З а ч и с т к а 2 была произведена в южной отложений, зафиксированная во части двора, у выхода из двора в Чебоксарский пе дворе д. 2 по Малой Конюшенной ул.

реулок (рис. 7). Стратиграфия в целом аналогична Зачистка прослеженной при зачистке 1. Под уложенными друг на друга слоями асфальта и подсыпкой под асфальт из мягкого желтого щебня (общей мощностью около 0,2 м) залегал слой аморф ной гумусированной супеси светло-серого цвета. Мощность слоя серой супеси составляла не менее 0,8 м (прослежен до дна канавы). В толще серой супеси, на глубине около 0,4 м от современной поверхности, залегала вымостка из булыжников среднего и крупного раз мера, уложенных в один слой. Сверху булыжное замощение было частично перекрыто тонкой (0,03–0,06 м) прослойкой гумусированной супеси коричневого цвета, в свою оче редь, перекрытой прослойкой строительного мусора (мощность последней — до 0,10 м).


Еще одна линза строительного мусора прослежена в толще серой гумусированной супеси ниже булыжного замощения.

У л. Б е л и н с к о г о. Были проведены наблюдения за слоем при перепланировке сквера на углу ул. Белинского и Моховой ул. Собран подъемный материал – вв.:

– грубая кухонная и поливная керамика, фарфоровая посуда, поливные белые с синей ро списью печные изразцы от одного набора, железные строительные детали и проч. Фикса ция стратиграфии культурных напластований производилась в двух местах.

З а ч и с т к а 1 была произведена напротив дома 2 по ул. Белинского. Здесь под современным дорожным покрытием (три слоя асфальта, уложенных на тонкую подсыпку из мягкого желтого щебня) общей мощностью 0,2 м залегал слой битого кирпича (0,08– 0,10 м), перекрывший слой аморфной слабо гумусированной коричнево-серой супеси со щебнем (0,10–0,15 м). Ниже этого слоя залегал слой плотной серой слабо гумусированной супеси мощностью 0,2 м, перекрывший вымостку из крупных булыжников, уложенных в один ряд. Ниже булыжного замощения, непосредственно на материке, залегал слой плот ной гумусированной супеси коричневого цвета. Материк здесь представляет собой сухую светло-серую супесь и залегает на глубине 1,00–1,10 м от современной дневной поверх ности.

З а ч и с т к а 2 была произведена у часовни церкви свв. Симеония и Анны. Под су ществующим дорожным покрытием (три слоя асфальта, уложенные на подсыпку из мяг кого желтого щебня общей мощностью до 0,3 м) прослеживалась нивелировочная под сыпка из чистого желтого песка (0,12–0,15 м), перекрывшая мощный (0,3 м) слой битого кирпича, образовавшийся в результате разрушения стоявшего здесь прежде здания. Слой битого кирпича лежал на вымостке из некрупных булыжников, уложенных в один ряд.

Ниже булыжной мостовой залегал слой аморфной светло-коричневой слабо гумусирован ной супеси, перемешанной со строительным мусором. Мощность слоя светло-коричневой супеси составляла не менее 1 м (до дна траншеи).

К а р а в а н н а я у л. В обрезах траншей, заложенных для прокладки коммуника ций у домов № 8–12, под мощным (0,5–0,7 м) слоем засыпки трасс прослеживается темно коричневая плотная гумусированная супесь, по всей вероятности, — непотревоженный культурный слой в. В отвале собраны невыразительные фрагменты белостенной керамики.

С т р е м я н н а я у л. Здесь была осмотрена строительная траншея. Стратиграфия культурных напластований читается только в продольных обрезах, идущих вдоль Стре мянной ул. Поперечные стенки — песок, засыпанный в траншею при устройстве комму никаций. Было произведено две зачистки продольных стенок.

З а ч и с т к а 1 произведена в восточном конце траншеи, ближе к Дмитровскому переулку. Под существующим дорожным покрытием (два слоя асфальта, уложенных на гудроновую заливку и подсыпку из колотого мягкого желтого камня) общей мощностью ок. 0,4 м шла нивелировочная подсыпка из мелкого серого песка (до 0,2 м), перекрыв шая мостовую из булыжников, уложенных в один слой. Булыжная вымостка покоилась на аморфной серой супеси со значительным содержанием строительного мусора. Мощность слоя серой супеси — не менее 0,75 м (до дна траншеи).

З а ч и с т к а 2 была произведена в западном конце траншеи, на углу Стремянной улицы и Владимирского проспекта. Здесь под существующим дорожным покрытием (два слоя асфальта, уложенных на гудронную заливку и подсыпку из мягкого желтоватого ко лотого камня, общей мощностью до 0,30 м) были прослежены нивелировочные слои жел той мешаной глины (0,10 м) и серого песка (0,10–0,12 м). Ниже залегал слой аморфной серой супеси со строительным мусором мощностью не менее 1,20 м (до дна траншеи).

С е р п у х о в с к а я у л. Осмотрена траншея длиной около 200 м. Собран подъ емный материал – веков: битая тарная, кухонная, аптечная и столовая посуда, – целая помадная банка со светло-синей поливой снаружи и белой внутри, кости животных, оконное стекло (в том числе так называемой доалмазной резки) и проч. Стенка не доведен ной до материка траншеи была зачищена в двух местах.

З а ч и с т к а 1. Нижним заметным в обрезе слоем был слой однородного серо го гумуса с фиксируемой мощностью 0,75–0,80 м, перекрытый прослойкой глины (0,07– 0,08 м). Выше залегал слой битого кирпича (до 0,15 м), еще выше — подсыпка из чистого светло-желтого песка (0,10 м). На песчаной подсыпке лежал слой бурого гумуса (0,08– 0,10 м). Этот слой был перекрыт горизонтом пожара (прослойка угля и сажи мощностью 0,04–0,06 м) и последовавших за пожаром строительных работ, результатом которых стал слой битого кирпича и прочего строительного мусора мощностью 0,12–0,16 м. Выше слоя строительного мусора залегает рыхлый насыпной слой нивелировки, более светлый к сво ему основанию.

З а ч и с т к а 2. Под двумя слоями асфальта, уложенного на щебневую подсыпку, залегал слой бурого гумуса мощностью 0,13–0,16 м. Ниже него располагался слой бито го кирпича (до 0,15 м), перекрывший булыжное замощение. Среднего размера булыжни ки были плотно уложены в два ряда, общая мощность мостовой составляла 0,14–0,20 м.

Ниже залегал рыхлый аморфный слой подсыпки под мостовую (0,15 м), а под ним — слой гумусированного песка интенсивно-черного цвета. Мощность последнего составляла не менее 0,70 м.

Л е р м о н т о в с к и й п р. На углу Лермонтовского пр. и 10-й Красноармейской ул., у д. 9 по 10-й Красноармейской, в обрезе строительной траншеи была зафиксирована следующая стратиграфия. Под несколькими слоями асфальта и связанных с ними под сыпок из серого гранитного и мягкого белого щебня (общей мощностью 0,4 м) залегала прослойка битого кирпича (0,06–0,10 м). Ниже начинался слой аморфной гумусирован ной супеси со значительным содержанием городского и строительного мусора. Мощность слоя темно-серой супеси не менее 0,5 м. До материка траншея не дошла.

У л. В а с и А л е к с е е в а. У вестибюля станции метро «Кировский завод» в отвалах строительных траншей были собраны осколки дутых колбовидных и выдутых в форму стеклянных бутылей, стеклянных облицовочных плиток, кузнецовского фаянса, железные гвозди круглого и четырехгранного сечения. В обрезе коммуникаций под слоем асфальта и щебневой подсыпки зафиксированы слой темно-серого аморфного суглинка, насыщенного строительным мусором, в основном битым кирпичом. Общая мощность этого слоя достигала 0,8 м, причем к своему основанию слой заметно темнел, приобретая почти черную окраску. Материк здесь составляет плотная желтая глина.

А в а н г а р д н а я у л. В местности у пересечения Авангардной улицы и проспекта маршала Жукова были осмотрены руины пригородного поселка «Клиновские дома», сле ды проходившего здесь переднего края обороны и незначительные культурные отложения, связанные с послевоенной городской застройкой.

Собран подъемный материал: фрагменты стеклянной, фарфоровой, фаянсовой и кера мической посуды, железные предметы, винтовочные гильзы и осколки снарядов, фарфо ровый изолятор, металлическая игрушка-солдатик современного производства. На двух осколках посуды частично сохранились клейма: зеленая подглазурная надпись || ma на донце фаянсовой тарелки и зеленое надглазурное клеймо на донце фарфоровой чайной чашки, составленное из перекрещенных серпа и молота, пятиконечной звезды и отдельных букв, вписанных в неразборчивую круговую надпись. Значительная часть сте клянных и фаянсовых черепков носит следы пребывания в сильном огне.

П у л к о в о. В районе Пулковской обсерватории были обследованы участки, свя занные с находками кладов медных монет в. В двух местах был собран подъемный материал.

1. В 0,4 км к северо-западу от обсерватории на склоне Пулковской горы, на огородах были собраны фрагменты мореной и чернолощеной посуды из беложгущейся глины, окатанный довольно грубый толстостенный черепок светло-коричневого цвета, с приме сью мелкой и средней дресвы в тесте, так называемого трехслойного обжига. Материал очень незначителен для точной датировки, однако предварительно может быть отнесен к в. или более раннему времени.

2. К северу от главного корпуса обсерватории на газонах были найдены куски металли ческих и стекловидных шлаков, бесформенные осколки темного кремня, кости животных, черепки фаянсовой и белоглиняной посуды (среди последних фрагмент стенки, изнутри покрытый непрозрачной желтой поливой), осколки стеклянной тары, фрагмент керами ческой помадной банки со светло-синей поливой снаружи. В целом материал датируется – вв.

– Шурфы на Васильевском острове С целью детального изучения городского культурного слоя Санкт-Петербурга, его основных характеристик (мощности, морфологии, интенсивности накопления, степени сохранности культурных остатков, включая органические материалы) и оценки его источ никоведческих возможностей в центральной и восточной частях Васильевского острова была заложена серия разведочных шурфов.

Большинство шурфов (№ 1–7) было заложено в пределах квартала, ограниченного Средним пр., 17-й и 18-й линиями В.О. (рис. 8). Квартал расположен в районе сравнитель но поздней каменной застройки (комплекс казарм лейб-гвардии Финляндского полка). На территории квартала предполагалась перепланировка и новая застройка. Заложение мно гочисленных шурфов на сравнительно небольшой площади было обусловлено в первую очередь постановкой источниковедческой задачи — выяснением, насколько велика пло щадь пятен и линз культурного слоя в условиях интенсивной городской застройки и, соот ветственно, оценкой источниковедческих возможностей небольших по площади шурфов.

Ш у р ф 1 был заложен у западного угла дома 69 лит. А по Среднему пр., со стороны северо-западного фасада здания. Площадь шурфа составила 9 кв. м. Этот шурф пришелся на участок с полностью уничтоженным недавним перекопом культурным слоем.

Ш у р ф 2 площадью 4 кв. м был заложен у юго-восточного фасада д. 69 лит. Б по Среднему проспекту. В шурфе выявлена следующая стратиграфическая картина. Под слоями асфальта, белой щебневой подсыпки под асфальт и гудроновой заливки (общая мощность 0,25–0,30 м) прослеживалась мощная (до 0,12–0,14 м) линза светло-серой штукатурки и извести, перекрывавшая серый мешаный слой, состоящий в основном из строительного мусора. Мощность этого слоя — 0,34–0,38 м. Ниже залегал слой темной мешаной аморфной супеси той же мощности, перекрывающий разровненный развал би тых известняковых плит (0,26–0,28 м). Ниже, в основании слоя залегала очень влажная вязкая черная гумусированная супесь мощностью не менее 0,10–0,12 м. На глубине 1,60 м в шурфе проступили обильные грунтовые воды, что сделало невозможным доведение его до материка.

Ш у р ф 3 площадью 4 кв. м был заложен у южного угла д. 37 лит. А по 18-й линии (рис. 9). Здесь были выявлены следующие культурные напластования. Под слоями асфаль та, гудрона и подсыпки из желто-белого мягкого щебня (общая мощность до 0,20 м) за легала прослойка каменноугольной крошки и шлаков, связанная с работой стоявшей здесь ранее котельной. Мощность прослойки составила 0,09–0,20 м. Ниже нее располагался развал строительного мусора мощностью в среднем около 0,20 м. Под строительным му сором фиксировалась гумусированная супесь, подразделявшаяся на два слоя — верхний, более темной окраски (0,2–0,4 м) и нижний, более светлый (0,12–0,20 м). Слои гумусиро ванной супеси сформировались на прослойке пролитого застывшего бетона мощностью 0,04–0,05 м, в свою очередь, перекрывшей слой строительного мусора с преобладанием битого кирпича (около 0,10 м). Ниже залегал слой влажной черной гумусированной супе си, содержавшей культурные остатки, мощностью до 0,3 м. Слой влажной черной супеси сформировался на естественно ожелезненной вследствие избыточной влажности поверх ности. На глубине 1,45 м в шурфе проступили обильные грунтовые воды.

Ш у р ф 4 площадью 8 кв. м был заложен у северо-восточного фасада дома 37 лит. Е по 18-й линии (рис. 10). Под слоем городского и строительного мусора (0,18–0,23 м) ле жала нивелировочная подсыпка из крупного белого щебня (0,15–0,18 м), ниже нее — слой битого кирпича (0,10–0,12 м). Ниже слоя битого кирпича залегал мощный (около 0,35 м) слой строительного мусора — следы разрушения стоявшего поблизости строения. Ниже Рис. 8. Схема расположения шурфов 1– Рис. 9. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная в шурфе Рис. 10. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная в шурфе Рис. 11. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная в шурфе фиксировалась прослойка желтой глины мощностью 0,06–0,08 м, перекрывшая еще один строительный горизонт — последовательно залегающие друг на друге слой аморфной су песи, перемешанной со щебнем и битым кирпичом (0,15 м), слой строительного мусора вперемежку с углем (0,10–0,13 м), темный супесчаный слой со строительным мусором (0,25 м). С основания слоя строительного мусора с углем была впущена яма глубиной до 0,4 м, прорезавшая нижележащие слои. Заполнение ямы — строительный мусор с очень высоким содержанием битого оконного (?) стекла. Нижний из зафиксированных в шур фе слоев — влажная вязкая гумусированная супесь черного цвета, мощностью не менее 0,12–0,15 м. На глубине 1,5 м в шурфе проступили грунтовые воды.

Ш у р ф 5 был заложен у юго-восточного фасада д. 38 лит. А по 17-й линии. Его площадь 4 кв. м. Под слоем аморфного светло-серого песка со строительным мусором (0,55–0,85 м) залегал слой гумусированного песка темно-серого цвета, также содержав шего строительный мусор (1–1,25 м). На глубине около 1,75 м в шурфе проступили грун товые воды.

Ш у р ф 6 был заложен у юго-восточного фасада д. 38 лит. Б по 17-й линии. Его пло щадь 4 кв. м. Вплоть до точки стояния грунтовых вод (1,60 м) на всю глубину шурф про резал слой строительного мусора (битый кирпич, известь, булыжники, аморфный грязный песок).

Ш у р ф 7 был заложен к востоку–юго-востоку от д. 37 лит. А, во дворе. Площадь шурфа 8 кв. м. Под дерном и привозной почвой газона (общая мощность около 0,30 м) залегал мощный слой черного гумуса (0,30–0,60 м), с уровня которого была впущена яма, прорезавшая нижележащие слои в северной части шурфа и заполненная тем же черным гумусом. В основании слоя черного гумуса частично прослежен горизонт пожара, выкли нивающийся в северном направлении: уголь, сажа, зола, следы разборки строения (битый кирпич и булыжники). Ниже слоя черного гумуса залегали слои светлого гумусирован ного суглинка мощностью 0,45–0,50 м и бурого гумуса мощностью 0,40 м. В основании культурного слоя, на материке (белый песок) залегал слабо гумусированный предматери ковый слой мощностью 0,11–0,18 м.

аким образом, шурфовка в пределах одного квартала показала значительную неодно родность здесь культурного слоя при возможности определить некоторые общие черты строительной истории квартала (например, прослеженный в нескольких шурфах горизонт пожара и разрушения или разборки каменного строения).

Ш у р ф 8 был заложен во дворе дома по 3-й линии В. О. Площадь шурфа составила 4,5 кв. м. Под тремя слоями бетона общей мощностью 0,3 м здесь залегал слой строи тельного мусора (0,3 м) и рыхлый насыпной слой (0,8 м), очевидно, также связанный со строительными работами. Под насыпным слоем находился непотревоженный слой гуму сированного крупного песка, из которого и происходят все сделанные в шурфе находки:

черепки поливной, ангобированной и грубой кухонной керамики;

осколки фарфоровой и фаянсовой столовой посуды, «сельтерских» бутылок из каменной массы;

фрагменты окон ного стекла;

створки устричных раковин, кости животных и прочие органические остатки.

В целом материал может быть предварительно датирован –ХХ вв. Материк представ –ХХ ляет собой влажный пылеватый песок.

Ш у р ф 9 был заложен на стрелке Васильевского острова, во дворе Института рус ской литературы, у западной стены котельной ИРЛИ. Выявлена следующая система куль турных напластований. Непосредственно под частично разрушенным здесь асфальтовым покрытием двора залегал слой аморфного гумусированного песка серого цвета, переме шанного со строительным мусором ХХ в. (битое оконное стекло алмазной резки, осколки силикатного кирпича, обрывки проводов с пластиковой изоляцией, разрозненные круп ные булыжники). Слой аморфного серого песка подстилается линзой влажного пылева того песка красно-коричневого цвета, выклинивающейся к востоку и утолщающейся к западу (к стене здания), где она достигает мощности 0,3 м. Ниже залегает слой аморфного сильно гумусированного песка коричневого цвета, перемешанного со строительным му сором, его общая мощность составляет 0,9 м. В толще слоя аморфного коричневого песка, в 0,50–0,60 м выше материка, прослежен развал булыжного камня и крупных известняко вых плит, сопровождающийся линзами мелкого светло-серого песка. Материком в этом месте является серый пылеватый песок, очень влажный и вязкий (рис. 11).

Находки, встреченные в шурфе, немногочисленны и могут быть суммарно датированы – вв. Это фрагменты оконного и бутылочного стекла, черепки глиняной и фаян – совой посуды, несколько фрагментов так называемых голландских изразцов первой по ловины в. Развалы камней и линзы однородного песка, очевидно, маркируют слои перестройки здания котельной, вплотную к которому примыкал описываемый шурф.

Серия шурфов (№ 10–13 по общей нумерации) была заложена в западной части Васи льевского острова, у д. 3 по Гаванской ул.

Ш у р ф ы 10 и 12 были заложены в наиболее углубленной части здания — техни ческом подполье, культурный слой здесь оказался выбран строителями при устройстве котлована.

Ш у р ф 11 площадью 1,70 кв. м был заложен в погребе одноэтажной пристройки, расположенной с восточной стороны от главного корпуса. Чередование слоев следующее:

под слоем бетона (мощность 0,10 м) располагался слой строительного мусора (битый кир пич, сгустки цемента, булыжник и т.п.) мощностью 0,40 м. Ниже был обнаружен слой за торфованного гумусированного крупнозернистого песка с примесью навоза. В этом слое были выявлены остатки сооружения — 5 досок, набранных впритык друг к другу и под пертые вбитым в грунт столбом (рис. 12). На дне сооружения располагался дощатый пол.

Под описанной конструкцией был обнаружен нижний венец другой деревянной построй ки, уходящий под фундамент ныне существующего здания (рис. 13). На стыке этих двух сооружений (на глубине 2,10 м от поверхности шурфа) были встречены фрагменты грубой керамики с примесью дресвы в тесте, орнаментированный горизонтальными линиями и многорядной волной (рис. 14). Ниже залегал материк — влажный пылеватый песок жел того цвета.

Ш у р ф 13 был заложен во дворе здания, у южного флигеля. Его площадь — 1,2 кв. м.

Здесь выявлено следующее чередование слоев: асфальт (0,10 м), щебневая подсыпка под асфальт (0,10 м), насыпной грунт — песок со строительным мусором и камнями (0,90 м), крупнозернистый заторфованный песок с органическими остатками, не содержавший на ходок (0,30 м), серая супесь с торфом (0,40 м), материк — мелкий влажный песок желтого цвета. Все найденные в шурфе фрагменты керамики происходили из слоя серой супеси с торфом.

Всего в процессе археологических наблюдений за слоем были осмотрены территории Васильевского, Городского и Адмиралтейского островов, значительная часть Центрально го района Петербурга, а также местности на севере и юге Большого Петербурга, произве дена фиксация более чем 30 обнажений и зачисток культурного слоя, заложено 13 шурфов.

Стратиграфически и планиграфически культурные напластования Петербурга представ ляют собой чрезвычайно сложную, мозаичную картину. Серия из 7 шурфов, заложенных на территории одного квартала, выявила чрезвычайную неоднородность культурного Рис. 12. Стратиграфия культурных отложений, зафиксированная в шурфе Рис. 13. План сооружений, открытых в шурфе слоя даже на сравнительно небольшой площади, обусловленную сложной строительной историей территории большого города.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.