авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Рецензенты: доктор исторических наук Н.И. Халдеева доктор историческх наук Ж.Х. Исмаилова кандидат исторических наук З.С. Галиева ...»

-- [ Страница 4 ] --

Важнейшим результатом археологического исследования городов является обнаружение каракитайской культуры в г. Баласагуне и на других памятниках Чуйской долины. По мнению А.Н. Бернштама, здесь явно проявился синкретизм и объединение китайско-буддийской куль туры со среднеазиатской. Хэнаньского типа скульптура, восходящая к вэйским стелам будды (были найдены фрагменты таких стел с изо бражением будды, бодхисатв, мифических существ «фо» и т.д.), соче тается здесь с глиняными статуями, ближайшие аналогии которым встречены в Миране. Караханидская керамика лежит вместе с селадо ном, керамикой типа, известного по Хара-Хото, фарфором типа тин-яо.

Китайские монеты еще времени Кай-юань (713742 гг.) обнаружива лись здесь вместе с караханидскими дирхемами, а кровельная чере пица типа находок из Фурдучана украшалась здесь налепами по китай скому образцу, орнамент которых представлял собою не обычную маску Тао-Тье, а «сасанидский круг» с лотосом посредине429.

Таковы общие черты историко-культурных явлений Семиречья, главным центром которого были Чуйская и Таласская долины и Цен тральный Тянь-Шань.

Памятники долины р. Или Городище Талгар расположено в месте пересечения р. Талгар при ее выходе из ущелья с одной из дорог Шелкового пути. Впервые Талгарское городище было исследовано А.Н. Бернштамом в 1939 г. Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции «Чуйская долина». С. 139143.

430 Бернштам А.Н. Памятники старины Алма-Атинской области // Известия АН КазССР. Вып. 1. № 46. Алма-Ата, 1948.

В процессе раскопок было выявлено два периода существования памятника: первый – с конца VIII в. до конца XI в., второй – караханид ско-киданьский – с конца XI в. до начала XIII в.

На памятнике обнаружено довольно большое количество китай ского импорта. Это, прежде всего, фрагменты фарфоровой посуды, представленной чашками голубого фарфора с подглазурной росписью северокитайского производства;

чашки белого фарфора с резным под глазурным орнаментом, изображавшим иногда торс ребенка или рас тения (производство Цзин и Цзиндэчжень). В одном из помещений найдены печатки из кремнистого сланца с иероглифической надписью «увеличивая доходы и выгоды», игральная кость асык с иероглифом «Шуй» («вода» или какое-то имя собственное). Найдено разбитое се ладоновое блюдо и отдельные селадоновые фрагменты431.

Памятники Чуйской долины Буранинские курганы усуньский памятник, расположенный в долине р. Чу, в 12 км к югу от г. Токмака (Киргизия). На памятнике най дены остатки красного лака432.

На левом берегу р. Сукулук, около прудов, примыкающих непо средственно к северной части с. Кагановичи, расположено небольшое четырехугольное в плане городище Сукулук, которое, по мнению А.Н. Бернштама было поселением гончаров433. Время его существова ния VVII вв.

На городище был найден фрагмент кувшина с ручкой, внизу кото рого было помещено налепное украшение в виде человеческого ли ца434. Кувшин принадлежит к кафыр-калинскому типу и датируется VIVII вв. Кувшин грушевидной формы с вытянутой конической горло Копылов И.И., Керекеш Л.И. Taлkuf (древний Талгар) – развилка Великого шелкового пути // Археологические памятники на Великом шелковом пути. Алма ты, 1993. С. 128.

432 Васильев Л.С. Культурные и торговые связи ханьского Китая с народами Центральной и Средней Азии // Вестник истории мировой культуры. 1958. № 5.

С. 36.

433 Бернштам А.Н. Буддийская терракота из Сукулука // КСИИМК. XIV. М., 1947. С. 49.

434 Бернштам А.Н. Историко-культурное прошлое Северной Киргизии по ма териалам Большого Чуйского канала. Фрунзе, 1943.

виной, имеющей горловой носик, наискось срезанный в конце. От за краины горловины к плечикам тулова идет плавно изогнутая ручка.

Поверхность кувшина лощеная, покрыта светло-желтым ангобом. У нижнего основания ручки находится скульптурная головка, исполнен ная особым штампом и затем примазанная к уже готовому кувшину.

Головка представляет собой изображение мужского лица с тонко про работанными губами;

глазами, наклоненными вниз внутренними угла ми;

высоко поднятыми бровями, плавно спускающимися к переносице.

На голове изображен убор в виде лобной повязки или диадемы.

Как указывает А.Н. Бернштам, исходным образцом подобного скульптурного портрета являются характерные вэйские изображения Будд и бодхисатв в Китае435, в свою очередь восходящие к ранним гандарским статуям. Исходным прообразом данного портрета явились гандаро-вэйские скульптурные изображения, исчезнувшие в танскую эпоху. Аналогии этому портрету, а также своеобразному головному убору, подробно рассмотрены в одной из статей А.Н. Бернштама436.

Городище Сарыг расположено в 30 км к востоку от г. Бишкек и начинается непосредственно у восточной окраины села Красная Речка (ближе к правому берегу р. Чу).

Проблема локализации краснореченского городища была решена В.В. Бартольдом в связи с проблемой местонахождения древнего го рода Баласагуна (см. Баласагун). Он основывался, прежде всего, на данных письменных источников. Эти источники приведены А.Н. Бернштамом при описании раскопок на памятнике437.

Наиболее интересный материал был получен с раскопа VIII, кото рый был заложен на тепе, находящемся на южном берегу лога, отде ляющего южную стену шахристана от рабада. На базе первого согдий ского здания было выстроено второе (VIIIX вв.). Оно было сложено из кирпичей и имело сложный комплекс квадратных или прямоугольных в плане комнат.

Chavannes E. Six monuments de la sculpture chinoise // AAs. Bruxelles et Paris. T. II. 1914.

436 Бернштам А.Н. Буддийская терракота из Сукулука // КСИИМК. XIV. С. 51.

437 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции...

С. 21.

Одна из них была богато отделана, стены украшены росписями, в западной стене располагалась ниша. Описание рисунков было под робно приведено А.Н. Бернштамом при описании раскопок Красноре ченского городища438. По его словам, росписи стен изображали букеты цветов – астр. Черный контур рисунка наносился кистью, поле изобра жения закрашивалось цветными красками – желтой, синей, белой. Ри сунок шел в виде фриза над нишей. Роспись сделана техникой альсек ко. Фрагмент фрески с изображением Будды был сделан в той же тех нике. Характерными являются и некоторые специфические детали рисунка – приподнятые волосы на макушке, оттянутые уши, отверстие на лбу;

контуры лица обозначены черной краской, веки и губы – крас ной, приподнятые волосы на макушке – синей, лицо и внешний фон между изображением Будды и аркой закрашен желтым. Все это дало возможность А.Н. Бернштаму утверждать, что это работа китайского мастера, причем выполненная на месте, а не завезенная в порядке обмена. Следовательно, в г. Сарыге были свои китайские художники.

Это предположение подтверждает находка в буддийском храме (буддийская постройка возле селения Красная Речка раскопана в 1962 г. П.Н. Кожемяко) китайской гранитной вотивной стелы VIII в. и лежащей на постаменте гигантской глиняной статуи Будды, аналогич ной синьцзяньским образцам.

Присутствие китайского населения в древнем городе подтвержда ется и другими находками. Например, в комплексе с фресками, в од ной из комнат в колодце было найдено китайское бронзовое зеркало типично танско-сунского времени. Одна из сторон украшена изображе нием четырех симметрично расположенных (крест-накрест) духов, си дящих на фениксах. Промежутки между изображениями духов запол нены рисунками облаков и диких гусей.

Исследования Чуйской долины с целью обнаружить развалины древнего городища Баласагун, который часто упоминается в пись менных источниках439, были впервые предприняты В.В. Бартольдом, а Там же. С. 29.

Баласагун упоминается Махмудом Кашгарским – на языке чигилей Куз Орду область, где находился Баласагун, называлась Аргу, т.е. «место между го рами»;

Самани, автор XII в., говорит о Баласагуне, что это один из районов, по граничных с тюрками недалеко от Кашгара. То же повторяет и Абульфед, автор впоследствии А.И. Тереножкиным, который провел археологическую рекогносцировку этого района. Городище Баласагун известно как со гдийская колония, затем как столица караханидов в XIXII вв. и караки таев во второй половине XII в. На основе изучения письменных источ ников В.В. Бартольд пришел к выводу, что древнему городу Баласагун соответствует городище Ак-Пешин440. С целью подтверждения локали зации Баласагуна раскопки были произведены на развалинах городи ща Ак-Пешин в 19381940 гг.

Раскопки Ак-Пешинского комплекса буддийских храмов, прово дились в 19531954 гг. Л.Р. Кызласовым и 19551958 гг.

Л.П. Зяблиным. Оба храма оказались аналогичны буддийским памят никам Синьцзяна. С ними же увязывается, вероятно, и буддийская по стройка возле селения Красная Речка в той же долине реки Чу, при раскопках которой в 1962 г. исследователем из Киргизии П.Н. Кожемяко в одном из коридоров была найдена лежащая на по стаменте, как и в Аджина-тепе, гигантская глиняная статуя Будды.

Крайне интересно, что некоторые буддийские святыни в долине р. Чу были обязаны своим появлением здесь китайской администрации, обосновавшейся в Семиречье. Так, на городище Красная Речка в буд дийском храме была найдена китайская гранитная вотивная стела VIII в., а в Ак-Пешине – каменная подставка под статую бодхисатвы с китайской надписью 80-х годов VII века.

К развалинам городища ведет дорога из г. Токмака, через с. По кровка. На холмах расположено укрепление Малый Ак-Пешин. Это крепость – укрепленный рибат большого города, развалины которого Большой Ак-Пешин находятся в двух километрах к югу.

При раскопках городища было найдено большое количество ки тайского импорта. В жилых помещениях буддийского монастыря, рас положенного в киданьском квартале, было обнаружено несколько фрагментов кес (пиал) белой поливы с зелено-голубыми полосами XIV в. Мусульманский автор Кудама подробно описал путь из Тараза в Баласагун.

Джувейни привел рассказ о разгроме Баласагуна каракитаями, отступавшими под натиском Хорезмшаха Мухаммеда. См.: Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции… С. 813.

440 См. подробно: Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью в 189394 гг. // Сочинения. Т. IV. М., 1966. С. 5557.

«предфаянсового» типа. В этом же здании было собрано несколько медных тонких китайских монет с квадратным отверстием, времени «Кай Юань» (713741 гг.)441. Также найдены китайские предметы из нефрита. Практически на всей раскопанной территории городища бы ла найдены китайская черепица и круглые налепы для черепиц китай ского типа.

В результате разведки, производившейся во время строительства Большого Чуйского канала в 1941 г., отряд V экспедиции по археологи ческому обследованию подгорной части Чуйской долины изучил тер риторию от Каргачевой рощи, г. Фрунзе (Бишкек), до западного края с. Новотроицкое. Интересный материал дали погребения кочевни ков-тюрок, расположенные между с. Новопавловкой и с. Ново троицким. Помимо стандартного для такого типа погребений инвен таря, было найдено бронзовое зеркало, подражающее танским китай ским зеркалам.

К северо-востоку от села Новопавловка был обследован турткуль, ориентированный по сторонам света. Здесь была найдена бронзовая китайская монета с квадратной дырочкой «кайюань тун бао», датирующая комплекс XIXII вв.

На этом же турткуле, в развалинах сильно разрушенного (вероят но, буддийского культового) здания были обнаружены фрагменты гли няных статуй, раскрашенных яркими красками в технике альсекко. Эти изображения буддийского типа аналогичны фрагментам росписей, найденных на городище древнего Сарыга (Красная Речка)442.

Городище Александровское находится недалеко к северу от од ноименного современного поселка. Находки на городище и на распо ложенном неподалеку могильнике говорят о том, что это было караки тайское ремесленное поселение. Археологические исследования вы явили скрещение влияний и традиций китайской культуры с местной среднеазиатской караханидского времени443. Раскопки проводились в 1941 г. VII отрядом экспедиции по археологическому обследованию подгорной части Чуйской долины, под руководством Пасько. Среди предметов китайского производства можно отметить: два бронзовых Этот тип монет использовался вплоть до монгольского завоевания.

Там же. С. 92.

443 Там же. С. 99.

зеркала (местные, но подражающие китайскому зеркалу, найденному в могильнике)444;

полуциркульную черепицу;

изделия из нефрита;

села доновую керамику;

длинную костяную шпильку от женской прически 15,5 см, один конец которой расплющен в виде лопаточки445;

китайские монеты (две времени Кай Юань, одна типа «цзянь лунь» и одна поло манная, плохо читаемая).

Интересно отметить характерную сунскую керамику, найденную на городище. Это несколько фрагментов от небольшого типичной китай ской формы сосуда белой глазури с подглазурным синим орнаментом.

У сосуда отогнутая наружу закраина и слегка идущее на конус тулово.

Другие два фрагмента от блюда с круглым поддоньем, белой поливы с подглазурным орнаментом в виде тонкой резьбы типа гравировки. Ор намент представляет собой лабиринт плавно изгибающихся линий.

Аналогичная сунская керамика была обнаружена на одном из участков Кунбулуньского кладбища.

К северу от поселка Александровское расположен могильник, непосредственно связанный с древним каракитайским городи щем. Инвентарь погребения идентичен вещам, найденным на основ ном памятнике. Среди находок нефритовые изделия (ушные подвески, пуговицы, подвески на ожерельях) и черепица. Наибольший интерес представляет китайское зеркало, подражания которому были найдены на городище. Это зеркало бронзовое, с сурьмой. Бортик поднят вверх.

В центре пуговка, на пуговке петля. Кругом пуговки крест накрест рас положены рельефные рисунки, изображающие облака в условной ки тайской трактовке, между которыми помещены стилизованные драко ны с пушистыми хвостами, возможно фениксы446.

Таким образом, находки, сделанные на городище, говорят о боль шом проникновении элементов китайской культуры в среднеазиатскую.

Китайское влияние отразилось на форме зеркал. Но на местных зеркалах нет рисунка, иначе сделаны петли: то в виде столбика со сквозным отверстием, то в виде выдающегося плоского в сечении шпенька с дырочкой. Они меньше по размеру (8 и 9 мм).

445 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции… С.

139–143, С. 126.

446 Там же. С. 98, 126. Табл. XLIX. 1.

Беловодское городище расположено на возвышенности, ограни ченной с запада и востока саями.

В верхнем слое Беловодского городища был найден фрагмент темно-зеленого селадонового блюда с тисненым растительным орна ментом447. Орнамент в виде плавно изогнутых стеблей с листьями и цветов с крупными лепестками (возможно, астры). На обороте блюда внутри поддонья через стеклянную массу селадона (по готовому сосу ду) прорезана группа иероглифов, выполненных по линейке грубо, но четко: «залог невесте от жениха». Тип «Лунь цзюань»448.

Кенбулуньское кладбище расположено недалеко к югу от с. Ивановское в пойме рек Чу и Кызылсу. Кладбище находится между комплексами городов Баласагуна и Сарыга, а погребения, вероятно, располагаются на древней караванной дороге, соединявшей эти два города. В одном из погребений был найден кувшин караханидского типа с вертикальной ручкой и выступающим вверх носиком. Сосуд был изготовлен из фарфоровидной массы, покрытой белой стекловидной поливой. Глазурь покрыта паутинкой тонких трещин карклэ – этот при ем характерен для украшения керамики Сунского Китая.

У села Лебединовки было найдено донце селадонового блюда с иероглифической китайской надписью на поддоне и мягким рисунком цветка в центре дна449.

На памятниках Чуйской долины был обнаружен китайский фарфор танско-сунского периода450. Один из них – сосуд в виде кув шина из белого фарфора типа «тин-яо» без орнамента, но покрытый искусственной сеткой трещин глазури первого слоя, типа «краклэ» 451.

Второй сосуд – с подглазурной росписью в виде мягкого, как бы раз Бернштам А.Н. Историко-культурное прошлое Северной Киргизии… С.

26. Табл. X. Рис. 12.

448 Бернштам А.Н. Фрагмент селадонового блюда с китайской надписью // КСИИМК. XVII. М.;

Л., 1947. С. 1213.

449 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая // МИА. № 26. М.;

Л., 1952. С. 171.

450 Там же.

451 Ноbson R.L., Hetherington A.L. The Art of Chinese Pottery. London, 1923. Tab.

XXIX.

мытого тушью, растительного или цветочного орнамента, выполненно го резцом.

Могильник у села Новотроицкое находится в Чуйской долине.

Его раскопки производились в связи со строительством Большого Чуй ского канала в 1941 г.

Наиболее интересно погребение, вскрытое на восточной окраине с. Новотроицкое452. Погребенный был захоронен в сидячем положении лицом на юг. Инвентарь погребения дает основание предположить, что в могиле был захоронен человек иноземного происхождения. При нем были найдены: белый фарфоровый кувшинчик с отбитым носиком и вертикальной ручкой, белоновая круглодонная чашечка с прямыми и тонкими стенками, два нефритовых кольца, фрагменты меча и черный камень. А.Н. Бернштам датирует погребение временем господства на этой территории каракитаев453.

При раскопках древнего города Нузкета был найден большой кув шин, у которого под зеленой глазурью идет сплошная паутинка тре щин, окутывающая весь сосуд своеобразной вуалью – краклэ454.

Памятники Таласской долины Берккаринский могильник – усуньский памятник в Таласской до лине у оз. Бийли-куль, на северных склонах Каратау, около ущелья Берккара. Некрополь был раскопан в 19381939 гг. экспедицией под руководством А.Н. Бернштама. Находки из захоронений свидетельст вуют об употреблении усунями китайских вещей: шелковых тканей, изделий из лака и нефрита455. В курганах были найдены китайские ве щи: зеркало из сурьмы456, чашечка из нефрита457.

Раскопки V отряда экспедиции по археологическому обследованию под горной части Чуйской долины. Рук. отряда И. Олейник.

453 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции...

С. 93.

454 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 171.

455 Бернштам А.Н. Очерки истории гуннов. Л., 1951. С. 87.

456 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции… С. 66.

457 Там же.

Кенкольский могильник расположен на севере Киргизии у входа в Таласскую долину р. Кенкол, притока р. Талас, на северо-восточном склоне горы Манас-Супа.

В 1939 г. А.Н. Бернштам исследовал в этом могильнике девять курганов, относящихся ко времени катакомбно-подбойной культуры (IIIV вв.)458. В результате раскопок в кургане № 3 с двойным (мужским и женским) захоронением было обнаружено значительное количество шелковых тканей, а в кургане № 5 были найдены следы шелковой тка ни с затканным геометрическим узором.

Помимо шелковых тканей в курганах Кенкольского могильника бы ло обнаружено несколько китайских бронзовых зеркал. Их описание и классификация даны И.К. Кожомбердиевым и Б.А. Литвинским459. Два из них представляют собой массивные бронзовые зеркала классиче ского «восьмиарочного типа», и датируются периодом Западная Хань.

Еще одно, датирующееся III вв. н.э. – относится к разновидности это го типа. В углах восьмиугольной звезды – знак в виде квадратика с «усиками», который чередуется со спиралькой. Внешнюю часть обра зуют пять концентрических желобков, отделенных рельефными про жилками. Вся эта полоса делится на секторы с помощью рельефных кружков. Далее следуют поясок с зубцами и широкий и плоский утол щающийся к краю бортик. Край в виде скоса460.

Бернштам А.Н. Кенкольский могильник // Археологические экспедиции Государственного Эрмитажа. Вып. II. Л., 1940.

459 Кожомбердиев И. Катакомбные памятники Таласской долины // Археоло гические памятники Таласской долины. Фрунзе, 1963;

Литвинский Б.А. Орудия труда и утварь из могил Западной Ферганы. М., 1978.

460 И.К. Кожомбердиев дает несколько иное описание этого зеркала: «Это диск диаметром 13,2 см с полушаровидным возвышением – ушком по середине оборотной стороны. Ушко окружено четырьмя лепестками цветка с маленькими кружками между ними, затем идет восьмиугольник, образованных хордами, в углах которого помещены восемь иероглифов. Восьмиугольник опоясан круговы ми линиями, рубчатой лентой и широким приподнятым бортиком со скошенным краем... На обнаруженном нами зеркале внутренние четыре иероглифа отсутст вуют, внешние восемь в виде плохой сохранности не поддаются чтению. По видимому, они означают благожелание». См.: Кожомбердиев И. Новые данные о Кенкольском могильнике // КСИИМК. Вып. 80. М., 1960. С. 7273. Рис. 14.

Аналогичные зеркала были встречены в Пскентском, Ширинсай ском, Вревском, Чанчарханском461, Ворухском и Карабулакском мо гильниках.

Следующее зеркало – круглое, со слегка выпуклым нешироким бортиком и боковой ручкой, с маленьким отверстием в ней.

Зеркало, найденное в кургане № 18, отличается от предыдущих и относится к типу «стососковых» («pai ju»), со слегка выпуклым ровным бортиком, в центре которого имеется ушко с ободком. На главном поле по всему кругу расположено 16 квадратных шишечек. Зеркало датиру ется рубежом нашей эры.

В Кенкольском могильнике были также обнаружены плетеные из делия, аналогичные найденным в Ворухском и Карабулакском некро полях. Такие же корзинки были широко распространены в Восточном Туркестане и Южном Китае в ханьское время462.

Могильник Кызыл-Сай расположен на урочище Кызыл-Сай на небольшой предгорной террасе, в 15 км к югу от г. Талас. Раскопки производились в 1960 г. Наряду с курганами тюркского времени было вскрыто одно подбойное погребение. Скелет, находившийся в подбое, лежал на спине, головой на север. Вместе с другим инвентарем в за хоронении было найдено бронзовое китайское зеркало, которое лежа ло справа от погребенного463.

В могильнике, расположенном в районе сел Петровка и Ка лининское на водоразделе между карасуками и саями464, в результате раскопок было обнаружено бронзовое китайское зеркало периода старших Хань, разбитое на четыре куска. Центральная часть с пугов кой была утрачена. Зеркало орнаментировано: в центре – рельефным изображением дракона;

на средней части находится рисунок, выпол ненный техникой высокого барельефа – сложное сплетение расти Сведения о находках в этом могильнике не опубликованы. Раскопки про изводились в 1955 г. Ю.А. Заднепровским.

462 Баруздин Ю.Д. Карабулакский могильник // Известия АН Киргизской ССР.

СОН. Т. 3. Вып. 3. Фрунзе, 1961. С. 60.

463 Кожомбердиев И. Катакомбные памятники Таласской долины. С. 58;

Лит винский Б.А. Орудия труда и утварь из могил Западной Ферганы. М., 1978. С. 101.

464 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции… С. 101, 105;

Литвинский Б.А. Указ. соч. С. 101.

тельных мотивов (виноградная кисть и плетение лоз). Рисунок окружен двумя орнаментальными круговыми поясами. По внутреннему поясу идет китайская иероглифическая надпись культового содержания (час тично стерта), по внешнему – насечки. По краю проходит выступающий бортик шириной 5 мм.

Тошбашатский могильник расположен на правом берегу р. Талас в ущелье Бурдои, насчитывает около 200 курганов.

А.Н. Бернштам относит его к древним тюркам и датирует VIIX вв.465 В кургане № 144 в подбое был обнаружен костяк погребенного в вытяну том положении, на спине, головой на Северо-запад. В области таза и поясничной части сохранились обрывки шелковой ткани466.

Памятники Центрального Тянь-Шаня Кыз-Арт – хуннское погребение на Тянь-Шане, на перевале Кыз Арт из Кочкорской долины в Джумгал, было исследовано в 1949 г. В катакомбах собран материал, отмечающий раннее проникновение хун нов в Центральный Тянь-Шань.

В кургане № 9 на плечевой кости скелета сохранились фрагменты китайской ткани467.

Среди инвентаря кургана № 10 встречены обрывки китайского шелка, окрашенного в красный или синий цвет468.

В одном из курганов в урочище Бурмачап в долинах рек Атбаш и Арпа было вскрыто погребение хуннского времени I в. до н.э. – III вв. н.э. Характер погребения и инвентарь идентичен комплексу Кенкольского могильника. На костях погребенной женщины были об наружены остатки шелковой ткани469.

Бернштам А.Н. Археологические работы в Казахстане и Киргизии // ВДИ.

1939. № 4. С. 177.

466 Винник Д.Ф. Тюркские памятники Таласской долины // Археологические памятники Таласской долины. Фрунзе, 1963. С. 84.

467 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 67.

468 Бернштам А.Н. Древний Тянь-Шань // КСИИМК. Вып. XXXVIII. 1951.

С. 141.

469 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 23.

Аламышик – крупный разновременный могильник на Тянь-Шане в Киргизии у г. Нарын, который был исследован археологической экспе дицией в 1949 г. Наиболее интересными оказались погребения Ала мышик тюркского времени VIIIIX вв. н.э. (с подбоем). Тюркские пле мена, связанные по происхождению с хуннами, именовались племе нами чубань, поэтому тип погребений Аламышика именуется чубань ским.

Курган № 102 представляет собой невысокую круглую в плане ка менную насыпь диаметром 3 м с могилой-дромосом с подбоем. Вход в катакомбу закрыт вертикально стоящими каменными плитами. На дне могильной ямы в вытянутом положении, на спине, головой на запад лежат три костяка: женщины, подростка и ребенка. У костяка ребенка, на шее, находилось ожерелье из 9 раковин каури. Кроме этого на шее сохранились остатки ткани и бронзовая китайская монета с квадрат ным отверстием (диаметр 2,3 см). Монета относится к типу сачжа цянь470 и датируется танским временем.

На территории Тянь-Шаня был найден довольно большой ком плекс предметов, свидетельствующих о связях с Китаем – так назы ваемые иссыккульские жертвенники.

На северном берегу озера Иссык-Куль в 1937 г. был обнаружен ряд изделий из бронзы сакского времени (VIV вв. до н.э.): два жерт венных столика, скульптурное изображение лежащего яка, два све тильника и два котла сферической формы (сохранился только один – диаметр 57 см, высота 41 см). Оба котла шарообразной формы, имеют слабовыраженную закраину, под которой находились две вертикаль ные и две горизонтальные ручки, расположенные по двум перпендику лярным диаметрам. Исследовавший жертвенные комплексы подобно го типа А.Н. Бернштам находит многочисленные аналогии котлов, най денных на Иссык-Куле471. В частности, он упоминает о 27 экземплярах, хранящихся в алма-атинском музее, одиночных котлах из Эрмитажа, Томского музея и др.472 Котлы представляют собой полусферический сосуд, опирающийся на конусовидную подставку. В некоторых случаях Бернштам А.Н. Древний Тянь-Шань. С. 143.

Бернштам А.Н. Прошлое района Алма-Ата. Алма-Ата, 1948.

472 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 43.

вместо конусовидной подставки имеются три отдельные ножки и четы ре ручки у закраины, расположенные попарно крест накрест. По мне нию С. Теплоухова, этот тип котлов свойственен только Семиречью473.

Заслуживает внимания тот факт, что аналогичные котлы сакрального типа скифского времени найдены и в северокитайских комплексах (жертвенные котлы дин). Они приписываются хуннам и датируются VI вв. до н.э.474 Более того, подобный тип котлов продолжал сущест вовать и в более поздние периоды, причем служил не для сакральных, а бытовых целей475. Изображение таких котлов известно в произведе ниях танского времени (Бостонский музей). Картины воспроизводят выезд принцессы Wenki в Монголию476.

Есть и другие сходные черты между иссыккульскими и китайскими сюжетами. Например, изображения на ножках котлов из алма атинского музея и китайского бронзового жертвенника в коллекции Стоклэ (Брюссель). На сгибе литых ножек иссыккульских котлов – по грудные изображения архаров (Ovis Poli), которые выполнены в реа листичной манере. Архар запечатлен в момент, когда он как бы спо койно стоит на недосягаемой для охотника высоте. Голова с рогами отогнута назад. Выпуклые глаза устремлены вдаль. Грудь архара лишь начата в скульптуре и уходит в массу металла ножки котла. На другом котле, на таких же ножках, внизу, как бы втиснут невысокий рельеф тигра. Именно такая трактовка ножек присуща и китайскому жертвеннику с той лишь разницей, что на нем изображен леопард477.

Нижняя часть ножки третьего алма-атинского котла оканчивается про стой лапой хищника, покрытой немногочисленными черточками. Ана Теплоухов С. Опыт классификации древнеметаллических культур Мину синского края // Материалы по этнографии. Т. IV. Вып. 2. Л., 1928.

474 Egami N., Mizino S. Inner Mongolia and the region of the great Wall. Tokio and Kioto, 1950. P. 1011. Tabl. XXIIIXXXIV.

475 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 44.

476 Siren O. Histore de la peinture chinose. Des origines l’poque Song. T. I.

Paris, 1934.

477 Aschton L. An introduction to the study of Chinese sculpture. London, 1924.

VIII. Р. 1.

логичные ножки в виде лап хищника встречаются у китайских чашеоб разных столиков типа P'an эпохи Цзинь (III в. до н.э.)478.

Определенные аналогии между семиреченскими (шаманистско зороастрийского культа) и китайскими сакральными предметами про слеживает А.Н. Бернштам на примере жертвенников и светильников479.

В Семиречье найдено несколько жертвенников сакского времени, ко торые представляют собой низкие четырехугольные столики на четы рех ножках. Наиболее известны из них так называемый Алмаатинский алтарь, найденный 1912 г. (хранится в Эрмитаже), и жертвенники из ущелья Кырчин на Иссык-Куле. Они напоминают культовые предметы Древнего Китая, так называемые фу480. Как близкие аналогии семире ченским жертвенным столам А.Н. Бернштам указывает бронзовый стол из провинции Anhwei III в. до н.э.481, столик из бронзы эпохи Хань482, столики из Маньчжурии с изображением рыб483. На одном гли няном глазурованном столике-жертвеннике китайского происхождения эпохи Хань низ ножек стола стилизован под копыта животного484.

Интересные ассоциации вызывает скульптура на кырчинском (Ис сык-кульском) жертвеннике. Здесь сохранилось одно из восьми укра шений, расположенных попарно у каждого угла жертвенника. Это ли тые изображения лежащего быка-яка. У него большие, широко рас ставленные рога, голова повернута вбок, ноги подогнуты. Бедра яка украшены орнаментом в виде спирали, один конец которой вытянут, поза яка спокойная, изображение реалистичное, передающее очень точно позу отдыхающего животного. Близкие аналогии в изображении Sаllеs G. Les bronzes de Li-yu // Revue des Arts Asiatiques. VIII. № 3.

Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 46.

480 Karigrenn В. Jin and Chou in Chinese bronzes // MFEA. № 8. Р. 8. XXX;

Он же. New studies on Chinese bronzes // MFEA. № 9.

481 Изображение стола опубликовано в «Illustrated catalogue of Chinese gov ernment exhibits for the International exhibition of Chinese art in London».

482 Gоlоubеv V. La province de Than-Hoa et sa ceramique. XXXIII. Khanoy, 1930.

Р. 2.

483 Из раскопок Шадахико Шимада и Козаку Хамада. См.: Archaeologia Orientalis. Т. III. TokyoKyoto, 1933. Р. 6.

484 Ferguson J.G. Survey of Chinese art. Shanghai, 1959.

яка можно проследить на серебряных предметах из Ноин-Улы, печатях из Сохи в Фергане, из Амударьинского клада в Таш-кургане и т.д. Од нако примечательно, что аналогии встречаются в изделиях из нефрита Юаньского времени485, древнекитайских ритонах эпохи Чжоу и Хань и в танских статуэтках487;

стилистически и по времени близка статуэтка также китайского происхождения времени «Весны и Осени» (VIIIVI вв.

до н.э.)488. Следует заметить, что поза яка весьма характерна для Ки тая, так как она полностью соответствует китайской манере трактовки дракона, представляющей его именно в таком положении. Сравнив сюжет кырчинского жертвенника с изображениями из коллекции Лу, а также с изображениями драконов на каменных барельефах из Шанду на, А.Н. Бернштам предполагает, что это местное воспроизведение оригинала, происходящего из Китая и получившего распространение в Средней Азии489. Этот мотив, широко распространенный на Востоке, вошел в искусство Средней Азии через металл, главным образом зер кала, где чаще изображались фантастические птицы, в частности фе никсы, и другие предметы490. Помимо аналогий, отмеченных в хань скую эпоху, такие изображения известны и в памятниках вэйского и суйского Китая.

Так, коллекция китайских бронзовых зеркал танского времени бы ла представлена в одной из публикаций А.Н. Бернштама491.

Burchardt O. Chinesische Kleinplastik // Orbis Pictus (Weltkunst Bucherei). XII.

Berlin. Т. XII. Tab. 38.

486 Hobson R.L. The George Eurnorfopoulns collection. Catalogue of Chinese, Corean and Persian pottery and porcelain. XXII. Р. 256.

487 Lаufеr В. Chinese clay figure // Field Museum of Natural History. Art Series. Т.

III. № 2. Chicago, 1914. Р. 168169.

488 International exhibition of Chinese art 19351936. Royal Academy of arts. Lon don.

489 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 48.

490 Kmmel O. Neun chinesische Spiegel // Ostasiatische Zeitschrift. N.F. 6.

Jahrgang. 3. u. 4. Hert. Berlin und Leipzig, 1930.

491 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 93.

Зеркало с ручкой. На обороте изображена китайская сцена. Диа метр 9,5 см, общая длина 17 см, толщина 0,6 см, аналогичное найден ному на р Сырдарье (диаметр 8,7 см, общая длина 16,7 см, толщина 0,3 см);

Круглое зеркало с петелькой на обороте и орнаментальным узо ром;

Круглое зеркало с петелькой на обороте. На обороте изображен гон мифических существ;

Бронзовое зеркало с изображением двух фениксов. По краю зер кала расположено восемь лепестков, исполненных низким рельефом.

В районе Тянь-Шаня также была собрана коллекция круглых блях и пряжек с прочерченным орнаментом в виде северо-маньчжурской астры. Первую группу составляет набор из 13 круглых малых блях, полых внутри, с отверстием посередине и чеканным рисунком по внешней поверхности: на фоне малых листьев помещен четырехлепе стковый цветок с отходящими в обе стороны длинными листьями, с жилкой посередине, как бы разделяющей их надвое. Такие «букеты»

из маньчжурской астры расположены на поверхности симметрично (по два): лист с одного края подходит под низ другого492. Две бляхи более крупного размера имеют не по два, а по четыре букета. Были найдены еще несколько разновидностей блях с подобным орнаментом, выпол ненных в единой технике.

Там же. С. 92.

Глава 2.

Китайское влияние на кочевые народы Средней Азии Археологический материал с памятников Семиречья и Централь ного Тянь-Шаня доказывает наличие тесных отношений с Китаем с древнейших времен493. Например, характер культурных слоев и инвен тарь с Дараутского селища (Алай), датирующегося второй половиной I тыс. до н.э., имеет много общего с архаическими поселениями Гань су, по мнению Ж. Андерсона494. На связь культуры этого типа (на Алае это Шартское погребение, и кумедские селища Кызыл-кургана и Дара ут-кургана) с Ферганой и Китаем указывал и Т. Арне495. Среди предме тов, найденных им в могилах IVII вв. до н.э. Люань Бин (около Пекина) был браслет, аналогичный Дараутскому496. О влиянии Китая на культу ру эпохи бронзы свидетельствует коленчатый нож чжоусского типа (Нарын, Тянь-Шань) и особый тип серпов (Узунгач, Алмаатинская обл.). К сакской эпохе относится широкое распространение изображе ний птиц в изделиях из бронзы и росписи на сосудах, которые находят аналогии в древнекитайском искусстве497 и среди находок А. Стейна в Восточном Туркестане498. Найденные в Семиречье комплексы све тильников, жертвенных столов и котлов для изготовления ритуальной В данном случае трудно согласиться с мнением Н.Г. Горбуновой о том, что на Тянь-Шане не найдено вещей китайского происхождения. См.: Горбуно ва Н.Г. Бронзовые зеркала Кугайско-Карабулакской культуры Ферганы // Культур ные связи Средней Азии и Казахстана (древность и средневековье). М., 1990.

С. 50. Примеч.

494 В долине Нинхэ к северу от поселения Синин было раскопано древнее поселение Чуцячай времени Яньшао. Аналогии прояляются в изделиях из кости и рога, отчасти в грубой лепной керамике и т.д. См.: Andersson J. The Site of Chu Chia Chai, Hsi Ning sien, Kansu // BMFA. XVII. 1945. Stockholm.

495 Arne T.Y. Die funde von Luan P’ing und Hsuan Hua // BMFA. V.

496 Op. cit. P. 166. Tab. IV. Fig. 9.

497 Siren O. Histoire des Arts anciens de la Chine, I. La priode prhistorique l’poque Tch’ou et Tsin. Paris et Bruxelles, 1929.

498 Stein A. Ancient Khotan: Detailed Report of Archaeological Exploration in Chi nese Turkestan. Vol. III. Oxf., 1907. Tab. 11.

трапезы аналогичны комплексу ритуальных предметов типа дин и фу499 в Чжоусском Китае. Упомянутые культовые предметы (иногда они декорированы барельефами с фантастическими животными, встречающимися в Семиречье вплоть до VVII вв.) находят аналогии в коропластике Китая эпохи Хань. Такая декорировка особенно ярко представлена в статуэтке из собрания Освальда Сирена500. Довольно большое количество вещей чисто китайского происхождения нередко встречается в погребениях усуней. Среди них: обломки китайского ла ка, которым покрывались изделия из дерева – столики и посуда, об рывки шелка и т.д. Несомненно, проникновение этих элементов в куль туру кочевников влияло на формирование местных эстетических воз зрений, что привело к появлению новых форм и подражаний. Напри мер, к I в. до н.э. – II в. н.э. относится золотая диадема из Каргалин ского ущелья (р. Или), которая находит аналогию и по сюжету и по стилю в инкрустированном китайском блюде эпохи Хань (из коллекции Лу);

семантически и функционально она входит в круг шаманской ат рибуции501. С этим же связано появление в Средней Азии инкрустации цветными камнями, вставленными в драгоценный металл и окружен ными бордюрами зерни.

Вторжение северных хуннов на Тянь-Шань в середине I в. до н.э.

усилило влияние китайской культуры в Семиречье и положило начало интенсивному процессу в области монголоидной метисации и сложе ния типичных черт тюркской кочевой культуры. Памятником этой эпохи являются курганы Кенкольского могильника502.

В VIVIII вв. – в период господства западных тюрок (582704 гг.) и тюргешей (704766 гг.) в Семиречье происходит иммиграция согдий цев, которая особенно усилилась после вторжения арабов в Среднюю Азию с середины VII в. Согдийцы в Семиречье были носителями идей Karlgren B. Jin and Chou in Chinese Bronzes // BMFA. Bulletin, VIII.

Siren O. Histoire des Arts anciens de la Chine. III. La sculpture de l'epoque Han a l'epoque Ming. ParisBrussel, 1930. Tab. 25. Fig. А.

501 Бернштам А.Н. Золотая диадема из шаманского погребения на р. Каргалинке // КСИИМК. V. М.;

Л., 1940.

502 Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции «Чуйская долина» // МИА. № 14. М.;

Л., 1950.

зороастризма и среднеазиатской иранской культуры, сочетавшими предписания Авесты с шаманистскими воззрениями тюрок. Наряду с влиянием, шедшим из Согдианы, следует отметить частичное проник новение культуры Ирана, северной Индии и Византии и Китая. Это обусловило формирование новой синкретической культуры, которая отразилась в археологических находках. Например, массивные под ставки под крышки оформлялись чаще всего в виде фантастических животных, которые более всего близки к изображениям на могиле Сун Вэньди возле Нанкина (453 г.) и китайской скульптуре ханьского пе риода, названной Р.Л. Хобсоном «Water dog»503. Черты сходства в изо бражении животных на подставках из Семиречья и Китая были под робно проанализированы А.Н. Бернштамом504. А П. Пелльё подчерки вает, что в большинстве случаев не только сами изображения, но в орнаментальные украшения также идентичны орнаментам на древне китайской бронзе, если они имитируют изображения животных505.

Тесные связи с Китаем нашли свое отражение в большом количе стве сурьмяных зеркал, находимых в Семиречье. Однако влияние ки тайского искусства проявилось в большом количестве местных подра жаний китайским зеркалам. Это особый тип зеркал с богатой орнамен тацией, по форме напоминающий танские образцы, в виде многолепе сткового цветка. Отличительной чертой местных зеркал является на личие боковой ручки, манеру выделки которой А.Н. Бернштам относит к усуням506.

Среди находок из Сукулука (в Чуйской долине) выделяются ран ние формы буддийской пластики, происходящей из Гайдары и лучше всего сохранившейся в вэйской скульптуре Китая. На памятнике она представлена головой бодхисатвы под ручкой сосуда, типичного для Hobson R.L. The George Eumorfopolus collection. Catalogue of Chinese, Corean and Persian pottery and porcelain. I. Tab. IX. Fig. 65.

504 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая // МИА. № 26. М.;

Л., 1952. С. 136.

505 Pelliot P. Bronzes Antiques de la Chine. Paris, 1924.

506 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 149.

VIVII вв. (так называемого кафыр-калинского типа)507. По мнению А.Н. Бернштама, образцом подобного скульптурного портрета являют ся характерные вэйские изображения Будд и бодхисатв в Китае 508.

Ближайшей аналогией головного убора могут служить диадемы на фресках Кизила (оазис Куча), изображения которых опубликованы в работе Грюнведеля509. Головные уборы подобной конструкции можно наблюдать у бодхисатв из Юн Мэн-шана (Китай), описанных О. Сиреном, на статуях из Мартука (Синьцзян) и у Будд из Дандан Ойлыка (Синьцзян)510. На одной из плиток, найденных на Сукулукском городище, изображен китайский лотос в орнаментальном круге из пер лов. На Александровском городище был найден сосуд с фигурками. По деталям костюма эти фигурки находят себе аналогии изображениях ступы из Санчи, в буддийских изображениях Китая и в мелкой и мону ментальной китайской пластике, особенно полно представленной в сводной монографии Освальда Сирена511. В целом, примеров симбио за среднеазиатского и китайского искусства, отразившегося на пред метах Семиречья и Тянь-Шаня довольно много, и связано это, прежде всего, с согдийской колонизацией этой территории.

Китайское влияние на тюркское искусство проявилось и в таком традиционном для кочевников виде искусства как монументальная курганная скульптура. Аналогии характерным тюркским балбалам Л. Аштон находит среди сакральных статуй Китая на могилах китай ских императоров512. В. Бартольд провел такую аналогию еще в Бернштам А.Н. Буддийская терракота из Сукулука // КСИИМК. XIV. М.;

Л., 1947. С. 51. Рис. 33.

508 Chavannes E. Six monuments de la sculpture chinoise // AAs. Bruxelles et Paris, T. II. 1914.

509 Grunwedel A. Alt-Kutscha. Berlin, 1920. Tab. IIIIV. Fig. 2.

510 Аналогии головки и головного убора из Сукулука были подобраны А.Н. Бернштамом. См.: Бернштам А.Н. Буддийская терракота из Сукулука.

С. 4952.

511 Siren O. Histoire des Arts anciens de la Chine, I. La priode prhistorique l’poque Tch’ou et Tsin. Paris et Bruxelles, 1929.

512 Ashton L. An Introduction to the Study of Chinese Sculpture. London, 1924.

Tab. IV. Fig. 1.

XIX в.513. По мнению А.Н. Бернштама, статуи на могилах китайских им ператоров, изображения «учеников» в буддийской живописи, балбалы на могилах тюркских воинов – это один и тот же круг изобразительного искусства, единый по композиции и различный порой по содержа нию514. Хотя в данном случае ученые считают, что именно китайцы восприняли скульптурное влияние кочевников515, однако есть элемен ты, воспринятые тюрками из китайской традиции. Например, для одно го из четырех выделенных А.Н. Бернштамом типов изображения голов балбалов характерна трактовка лица в плане китайской традиции портрета. Господствующий тип – монголоидный. Оси лица равны, и некоторое, на взгляд, удлинение вертикальной оси получается из-за клиновидной бородки, придающей лицу слегка вытянутую форму516. Из Китая был заимствован и один из способов установки балбала – при помощи шипа статуя крепилась в специально сделанном пьедестале.

Среди других подражаний китайским образцам А.Н. Бернштам отмеча ет скульптурные пьедесталы для статуй и стел с надписями, а также высеченное в скале Иссыкатинского ущелья изображение Будды, ана логичное танским и сунским517.

В период господства тюрок, таким образом, районы Семиречья и Центрального Тянь-Шаня стали местом сложения особой синкретиче ской культуры, которая сформировалась на основе кочевой и средне азиатской под сильным влиянием китайской традиции.

Карлукский этап VIIIХ вв. принес в Семиречье существенные пе ремены: усилилась оседлость, начали нарождаться города, появилась более органичная связь тюркских кочевников с оседлым населением, наступила стабилизация караванных путей. Вместе с тем, были про Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью 18931894 гг. // Сочинения. Т. IV. М., 1966.

514 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 144. (Здесь же приведена литература по проблеме тюр ких и китайских статуй).

515 Siren O. La Sculpture de l’poque Han l’poque Ming. Paris et Bruxelles, 1930. Tab. 93.

516 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 145.

517 Chavannes E. Mission archologique dan la Chine Septentronale. Paris, 1909.

должены тенденции проникновения китайских элементов в местную культуру. Во многом это было обусловлено политическими событиями в самом Китае, где в 846 г. верх одержало конфуцианство, и буддисты были вынуждены бежать, прежде всего, в Восточный Туркестан, и час тично на территорию Семиречья и Центрального Тянь-Шаня. Именно с их приходом в искусстве этих регионов появляются новые стили518.

Однако, искусство карлукского периода носит переходный характер.

Картина резко меняется к концу Х в. при сложении в Семиречье караханидской династии. Характерной чертой этой эпохи является наиболее органичное включение Семиречья в среднеазиатскую общ ность, но вместе с тем и сохранение в Семиречье (меньше всего по Таласу, больше по р. Чу и особенно сильно на Тянь-Шане и в бассейне р. Или) – в разной степени и в различных проявлениях – черт само бытности. Новые черты, пришедшие с Востока, проявились в семире ченской полихромной керамике. Сюжетами росписи часто стала вих ревая розетка в центре чаш или цветная стилизация круга из перл – кромлеха. Аналогии этим мотивам встречаются в орнаментальных украшениях на фресках Синьцзяна519, например в «тысяче пещер» из Дуньхуана520. Среди других мотивов росписи, появившихся, вероятно, под китайским влиянием можно отметить стилистическую интерпрета цию лягушки. Однако по сравнению со своим восточным прототипом она изображена более реалистично.

Культура Семиречья и Тянь-Шаня претерпела значительные из менения с приходом на эту территорию каракитаев. Важнейшим ре зультатом археологических исследований памятников этого периода является обнаружение их культуры в г. Баласагуне и в двух других пунктах Чуйской долины (дома у села Ворошиловское, поселение гон чаров и могильник у села Александровское). В ней ясно проявился синкретизм и объединение китайско-буддийской культуры со средне азиатской. Хэнаньского типа скульптура, восходящая к вэйским стелам Грюнведель А. Краткие заметки о буддийском искусстве Турфана // ЗВО.

Т. XVIII.

Аналогии можно встретить и в мусульманской керамике, но синьцзяньские фрески относятся к более раннему периоду. См.: Бернштам А.Н. Историко археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алтая. С. 164.

520 Pelliot P. Le Grottes de Touen-Houang. Paris, 1920. I–IV.

Будды521, сочетается здесь с глиняными статуями, ближайшие анало гии которых встречены в Миране. Караханидская керамика лежит вме сте с селадоном, керамикой типа, известного по Хара-Хото, фарфором с краклэ типа тин-яо. Китайские монеты еще времени Кай-юань (713742 гг.) обнаруживались здесь вместе с караханидскими дирхе мами, а кровельная черепица типа находок из Фурдучана украшалась здесь налепами по китайскому образцу, орнамент которых представ лял собою не обычную маску Тао-тье, а «сасанидский круг» с лотосом посредине522. Такого типа круг известен и на китайском шелке с тканым узором, где китайский лотос сочетается с подобными орнаментальны ми кругами. Эти образцы шелка были найдены В.В. Радловым на Ал тае, А. Стейном в Синьцзяне и т.д. А.Н. Бернштам относит происхож дение таких тканей к районам Семиречья, объясняя это тем, что здесь более всего имеется доказательств сплетения китайских мотивов со среднеазиатскими523. На других памятниках каракитайской культуры:

на тепе в района с. Ворошиловское, у с. Александровское и на горо дище Космычи были обнаружены пряжки, серьги и подвески из белого и зеленоватого нефрита местного изготовления, но китайского типа.

Все они имели фигурный удлиненный и конический контур с ажурными вырезами по краям и в центре, типа китайских «huan» и «pi»524.

Экспедицией под руководством А.Н. Бернштама были найдены фрагмен ты таких стел с изображением Будды, бодхисатв, мифических существ «фо» и т.д.

См.: Бернштам А.Н. Труды Семиреченской археологической экспедиции «Чуй ская долина» // МИА. № 14. М.;

Л., 1950. С. 145.

522 Бернштам А.Н. Фрагмент селадонового блюда с китайской надписью // КСИИМК. XVII. М.;


Л., 1947.

523 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 170.

524 Illustrated Catalogue of Chinese government exhibits for the International exhi bition of Chinese art in London. IV. Р. 89, № 9, № 23, Р. 44;

Siren O. Histoire des Arts anciens de la Chine, I. La priode prhistorique l’poque Tch’ou et Tsin. Paris et Brux elles. 1929. I. Tab. 69.

Среди керамики сунского времени в Чуйской долине обнаружено несколько образцов фарфора и селадона, которые описаны А.Н. Бернштамом525.

Встречается большое количество зеркал китайского происхожде ния, описанных выше.

Таким образом, каракитаи принесли в Семиречье и Центральный Тянь-Шань мощную струю китайской культуры, и, прежде всего культу ры, связанной с буддизмом. Однако ареал распространения караки тайской культуры гораздо меньше, чем территория, на которую рас пространилось китайское влияние526. Как отмечает А.Н. Бернштам, с каракитаями пришло буддийское искусство и китайские влияния, но они быстро растворились в искусстве Средней Азии. Там, где преоб ладали каракитаи (Баласагун), родилось синкретическое искусство;

там, где была более сильная местная среда (Тараз) – имели место лишь влияния527.

Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 171.

526 Каракитайская культура наблюдается в Чуйской долине;

редко в между речье Чу Талас;

в Таразе её уже нет. В Таразе можно отметить лишь китайское влияние уже без синкретических элементов.

527 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь Шаня и Памиро-Алтая. С. 172.

Часть IV Проникновение китайской материальной культуры на территорию Южной Сибири Глава 1. Китайский импорт на территории Южной Сибири Расположенная в непосредственной близости от центра материка, Южная Сибирь, начиная с эпохи бронзы, находилась в тесном взаимо действии с соседними высокоразвитыми цивилизациями. Во многом этому способствовало наличие здесь двух крупнейших сибирских рек – Оби и Енисея, связывавших территорию Южной Сибири и таежные пространства Северной Азии. С другой стороны, как часть Великого пояса евразийских степей, Южная Сибирь впитывала и передавала все лучшие достижения скотоводческих обществ.

Южная Сибирь выделяется в особый историко-культурный регион на основе единства физико-географической среды обитания. На запа де границы Южной Сибири простираются до реки Иртыш, откуда начи нается казахский мелкосопочник, на востоке – до озера Байкал и нача ла Восточносибирской тайги;

на юге – до Убса-Нурской котловины, где проходит северная граница пустынь и полупустынь Монголии;

на севе ре – до южной границы Западносибирской низменности, включая зону лесостепей – приобской, ачинско-мариинской, красноярско-канской.

В истории Южной Сибири древность и средневековье занимают особое место и подразделяются на несколько хронологических перио дов.

II в. до н.э. – V в. н.э. – хунно-сарматский период. При шаньюе Маодуне (206174 гг. до н.э.) хунну создают крупное государственное объединение, распространившее свою власть от Хингана на востоке до Монгольского Алтая и Тянь-Шаня на западе, от Забайкалья и Саян на севере до Гоби и Ордоса на юге. Появление хунну способствовало сложению в Южной Сибири своеобразных локальных сарматско хуннских культур на основе аборигенного населения Алтая, Тувы и Минусинской котловины. В середине I в. в результате внутренних со циально-экономических и политических причин произошел раскол хуннского союза. Южные хунну попали под влияние Китая и в после дующие века растворились в обширном китайском этносе. Северные же хунны пытались возродить былую мощь, охватив своим влиянием территории Центральной Азии и Южной Сибири. Этот процесс совпа дает с усилением экономического, политического и культурного взаи модействия Китая с племенами Центральной и Средней Азии в по следние века до н.э. и в первые века н.э.

VIVIII века – период тюркских каганатов, который характеризуется широким расселением тюркских племен на Алтае, в Туве и Минусин ской котловине, на территории, покинутой местными телескими пле менами. В результате процессов аккультурации складывается этно культурная общность, которая может быть названа алтае-телескими тюрками.

VIIIIX века – период Уйгурского каганата, северная граница кото рого проходила по Западным Саянам. Появление уйгуров привело к исчезновению этнокультурного ареала древних тюрков. Население Центральной Тувы подверглось ассимиляции со стороны уйгуров. Од нако на Горном Алтае и в Западной Туве продолжает развиваться культура алтае-телеских тюрков. На это же время падает расцвет культуры енисейских кыргызов.

IXXI века – кыргызский период, когда в результате длительных кыргызско-уйгурских войн господство в Центральной Азии от уйгуров переходит к енисейским кыргызам. В это же время под давлением уй гуров часть алтае-телеских тюрков распространяется на север – в районы степного Алтая, Новосибирской и Кемеровской области. Часть населения, прежде входившая в состав Уйгурского каганата, откоче вывает на р. Иртыш, где принимает участие в сложении кимако кыпчакского объединения. В состав государства енисейских кыргызов вошли территории Тувы, Монголии, Горного Алтая (фактически терри тории от оз. Байкал до р. Иртыш). Отсюда енисейские кыргызы совер шали военные походы на юг, в Восточный Туркестан;

на запад, до от рогов Тянь-Шаня;

на север, в сторону Новосибирского и Томского При обья;

на восток, следуя за отступающими уйгурами, до верхнего Аму ра.

XI – начало XIII вв. – период распада раннесредневековых этносо циальных объединений и постепенное исчезновение племени алтае телеских тюрков, затем – племен кимако-кыпчакского объединения. Из кимако-кыпчакского объединения выделяется кыпчакский ареал, кото рому предстояло сыграть выдающуюся роль в этнокультурной истории Евразии.

Последовательное наложение выделенных этнокультурных ареа лов (древнетюркского, алтае-телеского, кыргызского, уйгурского, кима ко-кыпчакского, и т.д.) не только показывает динамику исторического развития этих народов на протяжении полутора тысячелетий, но и де монстрирует многообразие этнокультурных процессов, происходивших в Южной Сибири в эпоху средневековья.

Алтай Пазырыкский могильник находится в 2 км от селения Улаган Горно-Алтайской области. По своей конструкции и внешнему виду Па зырыкские курганы принадлежат к группе алтайских курганов Шибэ и Берели. Аналогию Шибэ представляет и пазырыкский саркофаг – мас сивная лиственничная колода, прикрытая долбленой крышкой. Снару жи они были оклеены весенней корой молодых побегов березы и ор наментированы вырезанными из кожи посеребренными фигурами птиц. По мнению С.В. Киселева, соединенные в геральдические пары, эти птицы представляют собой вычурно пышную, пестрящую сложны ми прорезями, стремящуюся к спиральности местную алтайскую пере работку китайского «феникса»528 фын-хуан. Его сложившееся, ставшее уже традиционным изображение можно видеть на рельефах ханьского времени529. С.В. Киселев также отмечает, что изображениями китай ского феникса отмечен один из этапов проникновения на Алтай вос точного мотива530. Это проникновение нашло свое завершение в со единении с греко-восточным искусством, продемонстрированном ки тайскими фениксами в орнаменте золотой чаши из Бактрии. По мне нию К.В. Тревер, наличие танских фениксов позволяет относить изго товление этой чаши ко второй половине II в. до н.э., когда установился Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М.;

Л., 1949. С. 200.

Ashton L., Gray В. Chinese Art. London, 1936. Р. 17.

530 Киселев С.В. Указ. соч. С. 200.

шелковый путь и когда китайские путешественники и послы начали посещать Бактрию и Согдиану531.

Исследования 1949 г. были посвящены раскопкам пятого и шесто го курганов Пазырыкского некрополя. Здесь была найдена белая шел ковая ткань типа чесучи с вышивкой. Это одна из древнейших извест ных китайских тканей. Вышивка сделана разноцветными шелковыми нитями тамбурным швом. Рисунок изображает деревья «удцы» с си дящими на них самцами фениксов. Самочки этой птицы в различной трактовке вышиты и на чистом фоне. По стилю фениксы близки к изо бражениям фениксов на китайских зеркалах династии Чжоу, ранних циньских532.

В кургане № 6 найдено китайское зеркало типа шань цзы цзин, ор наментированное стилизованными животными, посаженными на этом фоне косых букв Т с парами сердцевидных листьев между ними, по крывающими весь фон тыльной поверхности зеркала. В центре – ма ленькая шишка-петля, окруженная квадратной лентой с двойным кра ем. От углов квадрата отходят «стебли» с лепестками. По краю зерка ло окружено острым покатым бортиком. Зеркало датируется IV в. до н.э.533 Диаметр 11,5 см.

Особо следует отметить находку лошадиных масок. Одна из них изображает крылатого грифона, похожего на древнекитайских, хань ской эпохи и грифонов из Амударьинского клада. Он борется с хищни ком, распластавшимся на морде коня534.

Как утверждает Е.И. Лубо-Лесниченко, местом производства най денных в Пазырыкских курганах шелковых и хлопчатобумажных тка ней и бронзовых зеркал явились области Шу и Чу (юго-западный Ки тай), отдаленные от Южной Сибири несколькими тысячами километ ров. Сведения, содержащиеся в «Жизнеописании Чжан Цяня» и «Жиз неописании людей, накопивших богатство», а также «Описания стран к Тревер К.В. Памятники греко-бактрийского искусства. Л., 1940. С. 102.

Руденко С.И. Пятый Пазырыкский курган // КСИИМК. XXXVII. 1951.

С. 112113.

533 Karlgren B. Huai and Han // BMFA. Stockholm, № 13. 1941. Р. 5562, 68, 161169.

534 Киселев С.В. Советская археология Сибири периода металла // ВДИ. № 2.


1938. С. 238.

югу от Хуа», наряду с привлечением данных археологических находок позволили выявить неизвестную ранее систему связи по Западному Меридиональному пути, игравшему значительную роль во второй по ловине I тыс. до н.э. во внешних связях юго-западного Китая и Цен тральной Азии535.

Курган № 8 в Яконуре, расположенный в Усть-Камском аймаке Горно-Алтайской области, был раскопан М.П. Грязновым в 1939 г. По типу курган принадлежит к группе пазырыкских памятников.

Среди инвентаря находилась китайская лаковая посуда, от кото рой уцелели обломки красного лака537.

Кроме того, в погребении были найдены два бронзовых зеркала, близкие к позднетагарским Минусинской котловины. Значительное число таких зеркал было также обнаружено в Суйюани538.

В катакомбе, вырубленной в западной стенке могильной ямы, был обнаружен саркофаг в виде большой колоды, заключавшей останки старой женщины. Ее голову украшал убор, орнаментированный золо тыми пластинками в виде сложных «вихревых» спиралей. Ажурные прорези этих украшений близки нефритовым пластинкам ханьского Китая, а также пластинке из Уйбатского чаатаса (Хакасия). Наличие аналогичного орнамента на найденном здесь же роговом гребне гово рит о специальном подборе украшений по орнаменту539.

Большой каменный курган I в. до н.э. на р. Урсуле в урочище Шибэ на Алтае был исследован М.П. Грязновым в 1927 г. Погребаль ное сооружение кургана Шибэ напоминает конструкцию склепов курга нов хуннской знати в Ноин-Уле. Сходство подчеркивает двойная каме ра. По утверждению Г.Ф. Дебеца, в Шибэ были мумифицированы и погребены старик и семилетний ребенок. Изучение костей скелетов показало, что в Шибинском кургане был погребен не местный человек.

Старик из Шибэ резко отличается своим ярко выраженным тунгусо маньчжурским типом. Г.Ф. Дебец предполагает, что в кургане Шибэ Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994. С. 220221.

Грязнов М.П. Раскопки на Алтае // Сообщения Гос. Эрмитажа. Вып. 1. Л., 1940. С. 193.

537 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М.;

Л., 1949. С. 193.

538 Salmony A. Sino-Siberian art in the collection of C.T. Loo. Paris, 1933. Pl. XLI.

539 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 195.

похоронен выходец с востока. Возможно, что это представитель хунн ской аристократии540.

Среди погребального инвентаря были обнаружены обломки китай ских лаковых чашечек. Профессор Умехара отнес их изготовление ко времени между 86 и 48 гг. до н.э. Особую группу находок составляют найденные в склепе нашивные бляшки для одежды. Одна из блях – гладкая, овальная, заостренная книзу – сходна с бронзовыми налобниками хуннского времени из Суй юани542. В Китае же аналогичные бляхи, украшенные изображениями зверей, найдены среди изображений колесниц Шан-Инь в Анъяне543.

Берельский курган был раскопан в 1865 г. в Берельской степи на юге Алтая544. По типу погребального сооружения он близок к Шибин скому кургану.

Среди других вещей из Берельского кургана наибольший интерес представляют овальные прорезные пластинки из бересты, первона чально покрытые золотым листком. По форме они аналогичны резным ажурным нефритовым пластинкам ханьского Китая. В частности, они близки к нефритовой пластинке, найденной в шестом кургане Ноин Улы.

Каракольский курган раскопан в долине р. Урсул на Алтае. В од ном из погребений было найдено медалевидное зеркало I в. до н.э. Такие зеркала имеют большое число аналогий в случайных находках Минусинской котловины546 и Северного Китая547. Оригиналы обычно имеют ушко в виде фигурки зверя.

Там же. С. 182.

Griaznov М.P. The Pazirek Burial of Altai // The American Journal of Archae ology. Vol. XXVII. 1933. № 1, примечание 3.

542 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 184.

543 Greel H.G. La naissance de la Chine. Paris, 1937.

544 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 184.

545 Киселев С.В. Из работ Алтайской экспедиции // СЭ. 1935. № 1. С. 102.

546 Клеменц Д. Древности Минусинского Музея. Атлас. Табл. XII. Рис. 1, 2, 4.

5.

547 Salmony A. Sino-Siberian art in the collection of C.T. Loo. Paris, 1933. Рl. XLI;

Minns E. The art of the northern nomads. 1933. Рl. XXIII. C. C1.

На памятнике Курай III в кургане № 2 было найдено китайское зеркало VIVIII вв.548 Оно, очевидно, ценилось очень высоко. Это дока зывается тем, что найдено оно не целиком, но в виде небольшого об ломка, который, однако, судя по стертости краев, бережно хранился долгие годы549.

В большом 12-метровом кургане № 1 группы Курай IV под позд нейшим теленгинским погребением открылась четырехугольная яма, в которой среди другого инвентаря найден поясной набор, состоявший из серебряных вызолоченных предметов. К одной из пряжек был при креплен шелковый мешочек, отделанный серебряными бляшками и лунками, в котором находилось трапециевидное железное кресало и два шелковых мешочка меньших размеров.

В этом же кургане было обнаружено погребение мужчины, которое сопровождалось большим количеством инвентаря. Вдоль всего право го бока от плеча до колена сплошным куском сохранился большой фрагмент шелковой ткани. На груди покойного осталось большое ко личество обрывков тонкого узорчатого шелка от костюмов: верхнего – цвета бордо, среднего – зеленоватого и нижнего – золотисто-желтого.

Между слоями одежды на груди лежал небольшой шелковый мешочек из ткани цвета бордо с темно-зеленым узором иного характера, чем одежда.

К более позднему периоду – IX–X вв. относятся захоронения груп пы Курай VI. В погребении № 1 была похоронена женщина с конем.

Конский убор составляла узда из нащечных, носового и шейного рем ней, украшенных 21 серебряной округлой бляшкой с выпуклым впи санным квадратом. Эти бляшки имитируют китайскую монету с квад ратным отверстием550.

Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Отчет о работах Саяно-Алтайской археоло гической экспедиции в 1935 г. // Труды ГИМ. Вып. XVI. С. 40. Рис 34;

Киселев С.В.

Древняя история Южной Сибири. С. 299. Табл. L. Рис. 7.

549 Определение времени дано С.В. Киселевым по аналогии с зеркалом из Наинтэ-Суме, информация о котором была опубликована Г. Боровка. См.: Боров ка Г.И. Археологическое обследование среднего течения р. Толы // Северная Монголия. Вып. II. Л., 1927. С. 74. Табл. IV. Рис. 1.

550 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Отчет о работах Саяно-Алтайской археоло гической экспедиции в 1935 г. // Труды ГИМ. Вып. XVI. С. 99. Рис. 25.

В местности Кудыргэ, на берегу реки Чулышма на Алтае, С.И. Руденко и А. Глухов в 1948 г. раскопали 21 каменную могилу не большого размера. А.Л. Монгайт датирует могильник в Кудыргэ VIVII вв. н.э., а часть поздних погребений он относит к монгольскому времени (XIIIXIV вв.) 551. Однако, найденные в одном из погребений бронзовое зеркало, которое является ремесленным воспроизведением ханьского оригинала552, и монета времени Младших Хань (до 220 г.) позволяют считать кудыргинские могилы более ранними, чем время сложения древнего варварского государства Алтайских тугю в VI в.

В курганах были найдены наременные пластинки, украшенные звериной орнаментикой северокитайского происхождения554. Вместе с другим инвентарем в могилах были обнаружены фрагменты китайских шелковых тканей.

Катандинский могильник находятся в предгорьях Алтайских гор в долине рек Верхней и Нижней Катанды. Впервые они были обследо ваны в 1865 г. В.В. Радловым, а в 1926 г. сведения о найденных там находках были опубликованы А.А. Захаровым555. Могильник датирует ся тюркским временем (VIIVIII вв.).

Катандинский могильник состоит из одного большого кургана, во круг которого расположены около двадцати мелких могил. В большом кургане был обнаружен «фрак» из собольего меха, покрытый шелко вой тканью, и платье из горностаевого меха. В платье завернут на грудник, подбитый соболем и покрытый гладкой шелковой тканью зе леного цвета. При обследовании могильной ямы были найдены фраг менты тонкой шелковой ткани полотняного переплетения556. Кроме Монгайт А.Л. Археология СССР. М., 1955. С. 301.

Руденко С.И., Глухов А. Могильник Кудыргэ на Алтае // Материалы по эт нографии. Т. III. Вып. 2. Л., 1927. С. 4243.

553 Этнографические экспедиции 19241925 гг. Л., 1926. С. 76.

554 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 294.

555 Захаров А.А. Материалы по истории Сибири. Раскопки акад. В.В. Радлова в 1865 г. // Труды Государственного исторического музея. Вып. 1. Разряд археоло гический. М., 1926.

556 Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994. С. 105.

того, в Малом кургане № 1 была обнаружена камчатая ткань557 темно серого цвета (потемневшая от лежания в земле). Сохранившаяся часть узора представляет собой ряды крупных медальонов, образо ванных двумя рядами перлов, из них внутренний ряд расположен ме жду двумя контурными линиями. Между медальонами – сложный рас тительный узор из «перевязанных снопов», с шестилепестковой розет кой в центре, обрамленной рядом мелких «перлов», расположенных в рамке из двух контурных линий. Частично сохранился зеркально по строенный узор внутри медальонов, состоящий из двух фигур драко нов, между которыми находится декоративная полоса из ряда «пер лов» с парными контурными линиями по краям. Эта полоса разделена посредине восьмилепестковой розеткой с листьями и завершена с од ной стороны как бы кроной дерева, расположенной между головами драконов, с другой – овалом и завитками558.

Ближайшая аналогия Катандинской камке найдена на г. Муг559. По хожая камчатая ткань красного цвета была обнаружена также в могиле кочевника у Наинте-суме в Монголии. Фрагмент подобной ей зеленой ткани, с драконами, хранится в коллекции Шосоин560. Особенностью этих тканей стало то, что они значительно отличаются от характерных образцов подобного типа по характеру узора. Как отмечают И.Б. Бентович и А.А. Гаврилова, крупный рисунок с медальонами ха рактерен для «сасанидских» полихромных тканей, а изображение дра конов внутри медальонов присуще китайским образцам танского вре мени.

Захаров А.А. Материалы по истории Сибири. Раскопки акад. В.В. Радлова в 1865 г. С. 102104. Табл. VI.

558 Рисунок катандинской ткани был приведен Л.А. Евтюховой. См.: Заха ров А.А. Материалы по истории Сибири. Раскопки акад. В.В. Радлова в 1865 г. М., 1926.

559 Бентович И.Б., Гаврилова А.А. Мугская и Катандинская камчатые ткани // КСИА. Вып. 132. 1972. С. 3136. Рис. 13.

560 Treasures of the Shosoin. Vol. I–III. Tokyo, 1962. Рl. 103. Р. 97.

Таким образом, через орнаментальные мотивы на ткани прояви лись характерные процессы взаимовлияния западной и восточной ци вилизаций561.

Определенное влияние китайского искусства сказалось на изо бражении четырехугольной деревянной пластинки из Катандинского могильника. На ней имеется схематически выполненное изображение en face маски зверя, увенчанного ветвистыми рогами. Здесь, по мне нию С.В. Киселева, проявилось прямое сходство этого рельефа с мас ками тао-тье – традиционными для древнекитайского орнамента562.

В 1937 г. Саяно-Алтайской экспедицией у села Туяхта Курайской степи по реке Урсуле на Алтае были исследованы курганы VIII в.563 На костяках погребенных в курганах № 3 и 4 сохранились фрагменты по лихромной и камчатых тканей с цветочным, «черепаховым» и геомет рическим орнаментами.

В Туяхтинских курганах было также обнаружено довольно много богато орнаментированных серебряных украшений поясов. Часть уче ных считает, что узор алтайских украшений ведет происхождение из звериного орнамента скифо-сибирской эпохи, некоторые элементы которого постепенно теряли свой первоначальный сюжетный смысл, превращаясь в растительные завитки564. Однако нельзя не признать, что ряд характерных черт орнамента представляет собой результат китайских влияний565.

Большинство ученых считают, что в орнаментике Катандинской, Мугской и аналогичных тканей проявилось влияние сасанидского искусства на дальнево сточное. См.: Евтюхова Л.А. О племенах Центральной Монголии в IX в. // СА.

1957. № 2. С. 214;

Mahler J. The westerners among the figures of the T’ang dinasty of China. Roma, 1959. P. 12;

Chirshman R. Iran. Parthians and Sassanians. 1962.

Р. 333334, 342343.

562 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 188.

563 Там же. С. 302305.

564 Там же. С. 295.

565 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Открытия Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1939 г. // ВДИ. 1939. № 4. С. 95. Рис. 15. С. 104. Рис. 40. Табл. III. А, Б.

В погребениях у с. Сростки на р. Катунь сотрудники Бийского музея обнаружили несколько китайских монет императора Ву-цзуна IX в.566, аналогичных найденным в Тюхтятском кладе567.

Хакасия На Енисее у деревни Анаш был найден железный пинцет с брон зовым зажимчиком, профилированная ложновитая ручка которого оканчивается бронзовой дужкой. К дужке присоединено одно переви тое железное звено, к которому подвешена рамчатая пряжка кегле видных очертаний. Пряжка имеет перемычку, на которую когда-то кре пился ныне утерянный подвижный язычок. Пинцет принадлежит к ран нему изыхскому периоду таштыкской эпохи568. Подобные простые щипчики с округлой головкой типологически близки ханьским, а также изделиям с профилированной головкой из танских материалов. По мнению И.Л. Кызласова близкие к анашским по оформлению и способу ношения танские пинцеты не являются датирующей аналогией, а ука зывают на ханьскую культурную традицию на территории Южной Си бири569. Однотипные пинцеты найдены в таштыкских памятниках из окрестностей с. Копёны и с. Батени.

Разновременный могильник расположен на первой террасе, у слияния рек Есь и Тея. В 1956 г. экспедицией под руководством А.Н. Липского была раскопана могила, впускная в тагарский курган. В погребении было найдено китайское зеркало из желтого металла диа метром 8,5 см, с маленькой петлей в центре, окруженной тройным квадратным пояском. Поясок заполнен иероглифами, образующими надпись: «Когда смотрю на небо, постоянно думаю о правителе»570.

Первоначально зеркало было отнесено Е.И. Лубо-Лесниченко к копии зеркала II в. до н.э., но сделанной в XII–XIV вв. Однако, проанализиро Хранятся в Бийском музее. Одна найдена в 1930 г. С.М. Сергеевым в кург.

№ 2 и хранится в Сибирском отделе Гос. Эрмитажа.

567 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 311.

568 Хранится в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН в С.- Петербурге в коллекции П.Е. Островских.

569 Кызласов И.Л. Орудия таштыкских ювелиров // СА. 1985. № 1. С. 111.

570 Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. СПб., 1999.

С. 245. Табл. 95.

вав данные о месте находки, он пришел к выводу, что зеркало отно сится к I в. до н.э. В Хакасии между г. Абаканом и с. Аскызом в 8 км к югу от города, в 1940 г. были найдены развалины многокомнатного здания с глинобит ными стенами. Он получил название Китайский дворец в Хакасии.

Обследование памятника проводили совместно Саяно-Алтайская ар хеологическая экспедиция и Красноярский областной музей в 1941 г. Тогда была вскрыта часть основного здания, состоящая из двух комнат. Комната № 1 квадратная, площадью 144 кв. метра, комната № 2 – узкая, длинная, 61 кв. метр. Детально удалось выявить 16 по мещений здания. Под глинобитным полом были обнаружены отопи тельные каналы, по которым из центральной топки проходил горячий воздух. Здание состояло из центральной, более высокой части, с тол стыми массивными стенами, на которые опиралась особенно тяжелая крыша из черепицы. Вокруг центральной части располагались поме щения с более тонкими и более низкими стенами. Глинобитные стены были возведены без фундамента. В различных частях здания были обнаружены опорные столбы, врытые в землю и покоящиеся на базах из песчаниковых плит. Такая система поддержки балок перекрытия была известна в Китае, начиная с бронзовой эпохи573. Обычные китай ские дома имели каркасно-столбовую конструкцию с земляными сте нами. Аналогичные дворцу в Хакасии постройки известны и на других территориях. Так, в середине I в. до н.э. по ханьскому образцу был построен дворец в государстве Куча, расположенном на «северном шелковом пути» в Восточном Туркестане. Остатки этого дворца связы вают с глинобитными развалинами на городище Пилан574. В Лоулани резиденция китайской администрации имела толстые стены из сырцо вого кирпича, а весь жилой комплекс, построенный в первые годы пре Лубо-Лесниченко Е.И. Привозные зеркала Минусинской котловины. К во просу о внешних связях населения Южной Сибири. М., 1975. Рис. 108.

572 Евтюхова Л.А. Древнекитайское здание на древнем Енисее // ВДИ. 1946.

№ 1. С. 107111.

573 Дворец Шан-Инь в Аньяне (XVII век до н. э.). См.: Greel H.G. The Birth of China. London, 1939.

574 Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. М., 1988.

С. 283.

бывания здесь китайского гарнизона, был окружен глинобитными сте нами575.

Здание под Абаканом было покрыто двухъярусной четырехскат ной черепичной крышей. Кровельная черепица, найденная при раскоп ках в очень большом количестве, в основном имеет два размера: ши рокие, слегка вогнутые плиты (60х70х2 см) и узкие полуцилиндры (60х17х1 см), служившие для перекрытия стыков. Кроме того, найдено несколько обломков полуцилиндров шириной до 23 сантиметров. По луцилиндры, прикрывавшие швы между широкими плитами черепиц в той части, где они свешивались с нижнего края крыши, заканчиваются кругами, на которых штампом оттиснуты выпуклые надписи китайски ми иероглифами: их содержание на всех кругах одинаковое: «Сыну неба (т.е. китайскому императору) 10000 лет мира, и той, которой (т.е.

императрице) мы желаем 1000 осеней радости без горя». По мнению В.М. Алексеева, расшифровавшего иероглифы, характер знаков и грамматические особенности надписи типичны для Ханьской эпохи (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.). Время сооружения здания было сужено до 923 гг. (время правления Ван Мана) по палеографическим особенно стям надписи, оттиснутой на круглых дисках черепицы576. Аналогии такой черепицы найдены в Китае при раскопках поселений Циньского и Ханьского времени577;

на глиняных моделях домов из погребений эпо хи Хань, найденных при раскопках у подошвы гор Лао-Тье близ Порт Артура в Южной Маньчжурии578. Здесь же на фресках гробницы № Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. Этнос, языки, религии. М., 1992. С. 91.

576 Вайнштейн С.И., Крюков М.В. «Дворец Ли Лиина» и конец одной легенды // СЭ. 1976. № 3. Не согласен с этой датировкой Л.Р. Кызласов, относя памятник к более раннему времени. См.: Кызласов Л.Р. Очерки по истории Сибири и Цен тральной Азии. Красноярск, 1992. С. 5455.

577 Nаn-Schan-Li. Brick Tombs of the Han Dynasty at the Foot of Mount Lao-T'ieh, South Manchuria // Archeologia Orientalis. T. III. Tokyo–Kioto, 1933. Tab. XX, XXI, XXII, XLI, XLIII, XLIV.

578 На фреске из Лао-Тье изображен гений с распростертыми руками, охра няющий вход. Его головной убор выполнен в виде тиары, усы, рога, бакенбарды и оскаленные зубы – такие же, как у найденных личин, но в трактовке лица четко видна монголоидность, выраженная в раскосости глаз и округлом скуластом лице.

находят себе аналогию две бронзовые литые дверные ручки, найден ные в центральном помещении579. Они представляют собой горбоно сые личины с кольцом в носу, при помощи которого и открывались двери. На голове – тиара с тремя зубчатыми выступами, усы закруче ны, щеки обрамлены баками, острые звериные зубы оскалены. Оба лица не скуласты, с высоким горбатым носом и широко поставленны ми глазами580. Их профиль напоминает европеоидные погребальные маски таштыкской культуры из Минусинской котловины времени около начала н.э. Отсутствие монголоидности на личинах говорит, что они отлиты местными мастерами, но все же под китайским влиянием, т.к.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.