авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«Рецензенты: доктор исторических наук Н.И. Халдеева доктор историческх наук Ж.Х. Исмаилова кандидат исторических наук З.С. Галиева ...»

-- [ Страница 5 ] --

местной культовой символике памятников таштыкского времени по добные изображения неизвестны. Создававшие их скульпторы в осно ву положили китайские изображения духа – охранителя дверей.

Среди предметов, найденных на памятнике, преобладают китай ские: обломки сосудов, чашечка и подвеска из зеленого нефрита, ко ралловая бусина, перламутровые раковины и нож с массивным коль цом на рукоятке581. Подобного рода чашечки, как нефритовые, так и глиняные, иногда с тиснеными изображениями и китайскими надпися ми на дне, известны из раскопок у подножия гор Лао-Тье582. А анало гичные ножи были обнаружены в погребениях и на поселениях хань ской эпохи.

Долгое время в исторической литературе дискутировался вопрос о заказчиках и хозяине дворца. Все исследователи согласны с тем, что дворец был построен именно для китайцев. Однако версий о том, кто жил в этом здании, гораздо больше. До того, как было определено точное время его постройки, С.В. Киселев высказал мнение, что в нем См.: Ying-Gheng-Tsu. The Han Brick-Tomb with Fresco-paintings near Chien-dur Ch'engin South Manchuria // Archeologia Orientalis. Т. IV. Tokyo–Kioto, 1934. Tab.

XLIV, XLV. Fig. 2, 3.

579 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 270. Рис. XLVI. 1, 2.

580 My-Jang-Gheng. Han and pre-Han sites at the Foot of Mount Lao-T'ieh in South Manchuria // Archeologia Orientalis. Т. IV. Tokyo–Kioto. 1931. Tab. XXIII, XXXIV, XXXV.

581 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 270. Табл. XLVI, 7.

582 Ying-Gheng-Tsu. The Han Brick-Tomb with Fresco-paintings near Chien-dur Ch'engin South Manchuria. Тab. XIII, XXXV.

жил какой-то китайский вельможа I в. Согласно другой версии, дворец принадлежал китайскому полководцу Ли-Лину, находившемуся на службе у хуннов. После уточнения даты строительства здания (923 гг.), большинство ученых склонилось к мысли, что во дворце жила принцесса Имо, у которой была китаянка мать и хунн, шаньюй, отец. Имо вышла замуж за наместника «правых земель» Сюйбудана, сторонника примирения Хань с хунну583. И, наконец, Э.Б. Вадецкая вы двинула предположение, что здесь располагался китайский гарнизон.

Такая версия предполагает наличие в Сибири одного из самых север ных от китайского Синьцзяна ханьского гарнизона с земледельческим и торговым военным поселением в районе, удобном для торговли с еще более северными таежными племенами, а также для земледелия при условии искусственного орошения584.

Действительно, ряд косвенных признаков позволяет нам согла ситься с этим мнением. Рядом со стенами, окружавшими абаканский дворец, было обнаружено городище. В 1987 г. его исследовали Л.Р. и И.Л. Кызласовы. Центральную часть ограждения, выглядевшего как вал, составляла тонкоотмученная глина серого цвета, аналогичная той, из которой изготовлена черепица дворца. Аэрофотосъемка вы явила необычные для Сибири следы наземных глинобитных сооруже ний. В хозяйственных ямах были найдены кости свиньи, что довольно необычно для этой территории, поскольку свиноводство напрямую связано с земледелием (на корм свиньям шли отходы от зерна)585. Од нако ни земледелие, ни разведение свиней не нашло развития в хо зяйстве таштыкцев586 и было, скорее всего, привнесенным элементом.

Так, следы оросительных каналов и находки костей свиньи были обна ружены на тех городищах, которые обнесены широкими стенами с ис Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 267;

Кызласов Л.P.

Таштыкская эпоха в истории Хакасско-Минусинской котловины. М., 1960. С. 163;

Вайнштейн С.И., Крюков М.В. «Дворец Ли Лина» и конец одной легенды // СЭ.

1976. № 3. С. 146.

584 Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. СПб., 1999.

С. 194.

585 Кульпин Э.С. Человек и природа в Китае. М., 1990. С. 148150.

586 Для приенисейских степей характерно пастбищное скотоводство.

пользованием глины, что в свою очередь, совпадает со временем про никновения китайского влияния в этот южносибирский регион.

Оглахтинский могильник, расположенный в 60 км к северу от Минусинска на правом берегу Енисея впервые был обследован в 1903 г. А.В. Адриановым. Находки с могильника опубликовали в 30-х годах XX века А. Таллгрен и Г.П. Сосновский587, в 1969 г. некрополь изучал Л.Р. Кызласов588.

Наибольший интерес представляли находки гладких и узорных по лихромных шелковых тканей, исследованных Е.И. Лубо-Лес ниченко589. Именно на основе изучения этих тканей первоначально могильник был датирован I в. до н.э. – II в.590 Однако впоследствии эта дата не подтвердилась. Дело в том, что оглахтинские шелка, вместе с тканями из Лоулани и Ния входят в одну хронологическую группу ки тайских тканей ханьского времени591. Она датируется письменными источниками (текстами на дощечках и документами на бумаге), где указаны даты в пределах 252 и 330 гг., когда в Лоулани существовало китайское поселение592. Таким образом, оглахтинские могилы с тканя ми относятся к III – началу IV вв.

Ткань двух видов – шелк тонкий и плотный, пестрый. Обнаружены кусочки не менее чем от 12 полихромных тканей. Тонкий шелк чаще Tallgren A.M. The South Siberian Cemetery of Oglakty from Han Period // ESA.

1931. Vol. XI;

Сосновский Г.П. О находках Оглахтинского могильника // Проблемы истории материальной культуры. Л., 1933. № 78.

588 Kyzlassow L. Das Grabmal am Yenissey // Ideen des exacten Wissens. 1971.

№ 8.

589 Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994.

590 Рибу К., Лубо-Лесниченко Е.И. Оглахты и Лоулань (две группы древних художественных тканей) // Страны и народы Востока. Вып. XV. М., 1973.

591 Китайские ткани и вышивки эпохи Хань специалисты разделяют по их ка чествам на три хронологические группы по месту наибольшего количества нахо док: мавандуйскую (начало II в. до н. э.), ноин-улинскую (вторая половина I в. до н.

э. – начало I в.) и лоуланьскую (III начало IV вв.). См.: Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. С. 71.

592 Крюков М.В. История Восточного Туркестана во II в. до н.э. – VI в. н.э. // Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. М., 1988. С. 265273;

Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994. С. 194.

однотонный, светло-зеленый или бордово-красный. Дно одного туеска обшито тонким зеленым шелком с плетением «типа полотна», ткань от другого туеска красно-бурая, соткана «в виде рогожки», подогнутый край обмотан ниткой из сырца. Два обрывка шелка были украшены рисунком. На одном были синие квадратики, расположенные в шах матном порядке по желтому фону. На другом, геометрические синие и коричневые фигуры по такому же желтому фону.

Интерес представляют два кусочка от разных тканей поверх бере стяного накосника. Они выполнены тремя основами темно коричневого, светло-коричневого и темно-синего тонов. На них орна мент из облачных лент и волют с загнутыми зубцами. На лентах по мещены различные звери, между которыми вытканы иероглифы «годы ваши продлятся, пусть ваше долголетие увеличится, пусть будут сы новья и внуки»593. Ближайшие аналогии этой ткани С.В. Киселев обна ружил среди материалов из Ноин-Улы, где представлены китайские ткани ханьского времени, украшенные изображениями животных и ие роглифами594. Также аналогии встречаются среди ханьских шелковых тканей, собранных Аурелем Стейном в Лоулане595.

Шелк, найденный в Оглахтинском некрополе использовался для разных целей: его накладывали на лицо трупа, обшивали ею головы манекенов, а также накосники и колчаны. Из шелка шили миниатюр ные мешочки-накосники вместо кожаных. Его использовали для отдел ки одежды.

В погребениях Салбык найдены остатки лаковых изделий и китай ские ткани: типа тафты и тонкий шелк. Однако исследования этих ос татков проведены не были596.

Сырский чаатас находится в Аскызском районе Хакасской авто номной области на левом берегу р. Малый Сыр. Раскопки курганов были предприняты в 1950 г. Хакасской экспедицией597.

Один из раскопанных склепов относится к таштыкской эпохе и да Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. С. 71.

Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 223.

595 Stein A. Innermost Asia: Detailed Report of Explorations in Central Asia, Kansu and Eastern Iran. Oxf., 1928. Рl. XXXIV, XXXV, XLII, XLIII.

596 Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. С. 71.

597 Кызласов Л.Р. Сырский чаатас // СА. XXIV. 1955. С. 197.

тируется I в. до н.э. – V в. н.э. Судя по остаткам погребальных масок, в склепе было захоронено больше 108 человек.

Среди инвентаря, сохранившегося в погребении, были обнаруже ны две втулки с остатками спиц и стержней от церемониальных китай ских зонтов (возможно, подражаний им). Аналогичные предметы были найдены и в Уйбатском чаатасе598.

В этом же склепе было найдено несколько фрагментов китайских шелковых тканей. К сожалению, шелк плохо сохранился, т.к. он быст рее всего сгорал при трупосожжениях. Однако удалось выяснить, что весь найденный шелк принадлежал к одному типу – был похож на ки сею. Из него шились легкие нижние одежды.

При раскопках склепа Л.Р. Кызласов обратил внимание на боль шое количество деревянных плакеток, украшенных резным орнамен том. Среди многочисленных видов узора встречается шишечный ор намент с нарезкой. Аналогичным шишечным орнаментом украшались каменные ворота ханьских гробниц Китая, более того, подобный узор был излюбленным мотивом на каменных барельефах ханьского вре мени599.

Анализируя материалы, открытые Хакасской экспедицией в Сыр ском склепе, Л.Р. Кызласов делает вывод об особом усилении куль турных связей «таштыкцев» с Китаем эпохи династии Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.), отразившихся не только в творчестве и материальной культуре «таштыкцев», но и в обряде их погребений600. Например, в Китае с эпохи Хань в могилы стали класть глиняные изображения предметов и лиц, окружавших погребенного при жизни601. И вот, анало гичный обряд можно наблюдать в склепах при погребениях таштык ской знати, подражавшей китайской аристократии. Надо упомянуть, что обычай укладывать в могилы миниатюрные модели вещей появился на Енисее еще во вторую стадию тагарской культуры (IVIII вв. до н.э.).

Однако наличие в таштыкских погребениях китайских вещей (шелка, Там же. С. 212. Рис. 14.

Chavannes E. Mission archologique dan la Chine Septentronale. Paris, 1909.

Т. VII-VIII, XV, XIX, XX, XXIX.

600 Там же. С. 225.

601 Глухарева О., Деннике Б. Краткая теория искусства Китая. М.;

Л., 1948.

С. 20.

зонтов), а также сходство с инвентарем (модели вещей, статуи домаш них животных и людей) ханьских погребений602 говорит о сильном ки тайском воздействии. Скорее всего, влияние ханьского Китая переда валось через хуннов, в некоторые периоды владевших хакасскими землями. Об этом свидетельствует определенное сходство таштык ских памятников с хуннской материальной культурой603.

Могильник Уйбатский чаатас, расположенный недалеко от ст. Уйбат, Ачинско-Минусинской железной дороги в Хакасии, был ис следован Саяно-Алтайской экспедицией в 1938 г.604 Первая часть рас копанных курганов относится к таштыкскому времени – I в. до н.э.–V в.

н.э.

Среди находок, сделанных на территории некрополя, особое ме сто занимают части трех церемониальных зонтов (курганы №№ 8, 11), сходных с найденными в хуннских могилах (Ноин-Ула). Это и средние, украшенные резьбой втулки с пазами для спиц, и большое количество самих спиц. С.В. Киселев считает, что назначение уйбатских зонтов может быть понято из китайского церемониала. С давних времен зонт, украшенный золотом, шелком или парчой, бусами и султаном, служил в Китае знаком власти. Кроме того, известно, что китайские императо ры с давних времен вручали церемониальные зонты предводителям варварских племен, вступившим в союзнические отношения с Китаем.

С этим ритуалом, вероятно, и связаны находки церемониальных зон тов в ноин-улинских курганах. Уйбатские зонты имели то же церемони альное назначение. И даже если они были сделаны на Енисее и толь ко подражали китайским, их наличие в погребениях говорит о том, что племенная аристократия перенимала церемониал представительства у китайцев или у китаизировавшихся хунну605.

В ханьском Китае погребения сопровождались вложениями глиняных ста туэток домашних животных, а на Енисее – деревянных, что является местной особенностью. Но приемы изготовления и реализм в передаче фигур животных одинаковы.

603 Trever C. Excavations in Northern Mongolia. Leningrad, 1932. Тab. 32. Fig. 1.

604 Киселев С.В. Саяно-Алтайская археологическая экспедиция в 1938 г. // ВДИ. 1939. № 1. С. 252256.

605 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 260.

Из китайских же изделий можно отметить также обломки лакиро ванного деревянного предмета (возможно, столика) и прочную пла стинку покрытого алым лаком китайского папье-маше. По мнению С.В. Киселева, неправильно трапециевидная форма и отверстие в верхней части сближают ее с аналогичными лаковыми пластинками китайских и позднейших японских чешуйчатых панцирей606.

В кургане № 2 была найдена китайская лаковая чашечка607.

В Уйбатских курганах найдены не только предметы китайского им порта. С.В. Киселев обратил внимание, что несколько находок дере вянных резных статуэток коня свидетельствуют о влиянии китайского искусства на местные художественные традиции608. Все статуэтки бы ли найдены в кургане № 8, около нескольких сожжений. Среди них:

одна сильно обожженная голова лошади, одно полное туловище и ос татки 9 ног, сильно фрагментированных и сохранившихся в различных частях, то в верхней, то в средней, то в нижней вместе с тщательно вырезанным копытом. По фрагментам ног видно, что кони изобража лись стоящими на трех ногах с поднятой и вытянутой вперед правой передней, которой они как бы бьют в нетерпении о землю. Аналогичны найденным на Уйбате статуэтки коней, применявшиеся в китайской погребальной церемонии в ханьское время. Они или вырезывались из дерева или лепились из глины с последующим обжигом докрасна609.

Особый интерес вызывает найденная в кургане № 5 железная скоба с отверстиями, в которые продеты кольца с висящими на них четырехгранными бронзовыми колокольчиками-позвонками610. Аналоги этой находки встречаются среди бронз Северного Китая. В коллекции Лу, описанной Салмони, есть дугообразно изогнутый бронзовый прут, Там же. С. 240.

Евтюхова Л.А. К воспросу о каменных курганах на Среднем Енисее // Тр.

ГИМ. Вып. VIII. С. 112.

608 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 244. Табл. XXXV. Рис. 9.

609 Там же. Табл. XXXVI. Рис. 8;

Exhibition of Chinese Art. Mills College. 1934. Рl.

17.

610 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М.;

Л., 1949. Табл. XXXVI.

Рис. 2.

заканчивающийся в верхней части головой животного. К нему прикреп лены бронзовые же шумящие позвонки611.

Курганы более позднего времени (VII в.), раскопанные на Уйбате, в конструктивном плане явились прямым продолжением таштыкских. В одном из тайников погребения № 5 было найдено большое железное стремя танского времени, инкрустированное серебряным узором и медными птичками612. Подробное описание этого стремени было при ведено в одной из статей Л.А. Евтюховой613. Верхняя петля его в виде высокой плоской лопатки заканчивается сверху треугольным срезом.

Отверстие для ремня петлища узкое, четырехугольное, расположено в нижней части лопатки. Трехгранные дужки стремени переходят в овальное подножие. Вся поверхность стремени заполнена узорной насечкой из серебра и меди (бронзы?). На дужках с каждой стороны среди растительных завитков разбросаны по шесть порхающих птичек, летящих вверх по направлению к цветку, являющемуся центральной частью композиции и расположенному в нижней части петли. Внутрен ний край дужки окаймлен серебряной полосой, переходящей на краю подножья в двойную волнистую линию. Среди серебряных раститель ных лепестков в центре помещены два бронзовых перекрещенных цветка с листиками. Справа и слева расположено по бронзовой летя щей птичке, головы которых обращены к цветам.

На оборотной стороне подножия проходят два продольных ребра.

По краям расположены растительные виньетки из серебра, а в сере дине разбросаны в три ряда серебряные трехлепестковые пальметки и две волнистые полоски. Вдоль бортика верхней петли нанесены три серебряные волюты.

Проведя всесторонний анализ как самого стремени, так и орна мента, изображенного на нем, Л.А. Евтюхова пришла к однозначному выводу, что это стремя является произведением искусства Танского Salmony A. Sino-Siberian art in the collection of C.T. Loo. Paris, 1933. Pl. XLIV.

Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хака сов). Абакан, 1948. Рис. 23;

Она же. Археологические памятники енисейских кыр гызов // КСИИМК. Вып. XVII. 1947. С. 159.

613 Евтюхова Л.А. Стремя танской эпохи из Уйбатского чаатаса // КСИИМК.

Вып. XXIII. 1948. С. 4041. Рис. 1416.

Китая614. Аналогичные зеркала были найдены в Копёнском чаатасе, Капчалах, в Тюхтятском кладе и т.д.

Таким образом, могилы, раскопанные на чаатасе, содержали предметы, сходные с найденными в хуннских могилах Южной Сибири.

Находки китайских (или сделанных по их образцу) церемониальных зонтов, стремени и других предметов китайского импорта указывают на близкое знакомство и, более того, влияние китайской культуры на местную. Причем это влияние оказывалось на протяжении нескольких веков.

Поселение у села Малые Копёны Боградского района Хакасии находится на левом берегу старицы р. Енисея. Его раскопки произво дились в 1940 г. Саяно-Алтайской экспедицией под руководством Л.А. Евтюховой и С.В. Киселева. Поселение датируется VIIX вв. На поселении был найден пинцет, который относится к анашскому типу616, но с более простым оформлением. При нем были найдены остатки железной цепочки из витого звена. Подобные пинцеты встре чаются на ханьских и танских памятниках617.

Копёнский чаатас находится в 5 км к юго-западу от села. Мо гильник состоит из большого количества каменных курганов различных размеров, протянувшихся цепочками.

В выбросе одного из ограбленных в древности курганов был най ден красный китайский лак618.

В могилах Копёнского чаатаса было найдено несколько блюд. Од но из их – серебряное с тремя ножками, находит аналогии среди тан ских блюд619. Однако наибольший интерес представляет золотое блю до из второго тайника кургана № 2620. Его поверхность украшена очень Там же. С. 44.

Евтюхова Л.А. Кыргызское поселение у с. Малые Копены // КСИИМК.

Вып. XVI. 1947. С. 158.

616 См. описание и характеристику пинцета у д. Анаш.

617 Кызласов И.Л. Орудия таштыкских ювелиров // СА. 1985. № 1. С. 111.

618 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Открытия Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1939 г. // ВДИ. 1939. № 4. С. 161.

619 Маршак Б.И. Согдийское серебро. М., 1971. С. 55.

620 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Чаатас у с. Копён // ТГИМ. Вып. XI. М., 1940.

Рис. 53;

Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. Табл. LVI. Рис. 3.

тонким чеканным орнаментом с заполнением всего фона чешуйчатым узором, что характерно для китайского искусства. Растительные побе ги с цветами образуют сложный узор, в котором вокруг центральной виньетки расположены шесть медальонов. В каждом из них помещена пара грифов, схожих с китайским фениксом621. Ближайшей аналогией служит орнаментация одной шелковой ткани Танской эпохи, украшен ной растительным узором622. Стоят грифы на «облаках», в условности которых также выражено китайское влияние623. В клювах у них расцве тающий ромб. Эта деталь находит аналогии в изображении на одном танском зеркале пары птиц, также держащих в клюве ромб624 с петля ми по углам и лентами снизу625.

В этом же стиле, что и блюдо, но в более усложненном виде сде ланы чеканные орнаменты одного из золотых кувшинов из первого тайника кургана № 2626. Такой же растительный узор обрамляет ряд медальонов, расположенных в два яруса – по горлу и по тулову кув шина. В каждом медальоне помещено изображение одного ушастого грифа, державшего в клюве рыбу, переданную схематически в виде петли с хвостом и плавниками. На тулове сверху и снизу медальонов размещены другие парные изображения грифов, терзающих рыбу627.

Трактовка тела и оперения птицы сближает его с грифами золотого блюда, которые, в свою очередь, похожи на китайского феникса.

Отдельные сюжеты, аналогичные изображенным на блюде и кув шине встречаются и на других находках из Копёнского чаатаса. Так, Феникс с характерным хохолком в Китае изображается на ханьских рель ефах. См.: Ashton L. and Gray В. Chinese Art. Pl. 17. London, 1936.

622 Ashton L., Gray B. Chinese Art Рl. 42. London, 1936.

623 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Открытия Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1939 г. // ВДИ. 1939. № 4. С. 164.

624 Ромб с лентами служит в Китае символом победы. См.: Fry R., Backham B.

Chinese Art. London, 1925.

625 Tch'ou То-уi. Bronze antiques de la Chine. Paris, 1924. Рl. XXXVIII.

626 Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Чаатас у с. Копён. Табл. IV. Рис. 6. Табл. V.

С. 46. Рис. 48;

Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. Табл. LVI. Рис. 2.

627 Исследование сюжета – орел, терзающий рыбу, подробно приведена в исследовании С.В. Киселева. См.: Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири.

С. 349350.

например, на двух золотых бляшках, найденных во втором тайнике кургана № 2 также изображены грифы, держащие в клюве рыбу628.

Среди изображений на других бляшках того же тайника интересна группа из двух птиц, скрестивших шеи629. В аналогичной позе изобра жены две фантастические птицы на бронзовой прорезной пластинке из Северного Китая, принадлежащей к большой серии бронзовых блях времени около начала нашей эры.

В двух тайниках, обнаруженных в кургане № 6 Копёнского чаатаса были найдены наборы сбруйных украшений и принадлежностей VIIVIII вв.: наременные бронзовые нашивки и обоймочки, бубенчики, железные стремена, удила и 13 овальных позолоченных блях листо видной формы, с вырезными краями, отделанными рельефным спи рально-растительным узором630. В центре бляхи – округлая выпук лость с цветком. По сторонам – рельефные изображения двух разъя ренных львов;

поле покрыто чеканным кружковым узором. Чеканом же нанесены рельеф и детали на фигуры львов. Подобного рода бляхи широко распространены в сбруйных наборах кочевнического мира, например, в наборе из Салтовского могильника631 и катакомб Балты632;

в Капчальском могильнике на Енисее633. Однако наиболее близкие аналогии были найдены в Китае: особенно интересны две бляхи, хра нящиеся в Париже: на одной изображены дерущиеся львы;

другая бляха с изображением несущегося коня имеет на вырезных краях за витки растительного узора, весьма близкие к узору по краю копёнских блях634. С.В. Ки-селев отмечает, что китайская струя в орнаментации блях со львами из Копёнского чаатаса дает о себе знать и в причудли во изысканном рисунке, и в чешуйчатой разделке фона, и в компози ции двух зверей, разделенных выпуклостью – «пылающей жемчужи Там же. Табл. LVII. Рис. 6.

Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Чаатас у с. Копён. Рис. 50.

630 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. Табл. LVII. Рис. 9.

631 Труды XII Археологического съезда. Т. 1. Табл. XXII. Рис. 9295.

632 Материалы по археологии Кавказа. Т. VIII. Табл. XVI. Рис. 3, 4.

633 Левашова В.П. Из далекого прошлого южной части Красноярского края.

М., 1939. Табл. XVI. Рис. 30, 33.

634 Salmony A. Eine chinesische Schmuckform und ihre Verbreitung in Eurasien // ESA. Р. 325. Fig. 1, 2.

ной» китайского мифа. Только здесь традиционные драконы заменены львами635.

Помимо этого, в каждом тайнике было найдено по два набора блях, которые состояли из примерно одинакового количества изобра жений, штампованных из бронзовой тонкой пластинки и доработанных резцом и зубчаткой. Центральной фигурой всех четырех наборов яв ляется скачущий на пущенной в галоп лошади всадник. Он повернулся назад и стреляет из лука в разъяренного тигра, изображение которого является второй, наиболее крупной бляхой каждого набора. Исследо вание этого сюжета, его художественных и технологических особенно стей провели Л.А. Евтюхова и С.В. Киселев. По их мнению, подобная сцена имеет ближайшую аналогию в изображениях на сасанидских блюдах. Однако в результате более углубленного изучения фигуры главного тигра – квадратной головы и всего тела, мускулатура которо го передана обобщающими выпуклостями – ученые выявили влияние традиций китайской скульптуры636.

Кроме всех этих изображений, в состав каждого набора входят бляшки, напоминающие раковину. К ней приделана длинная ножка в виде облаков, переданных в китайском стиле637. Так же изображены они на рельефе, украшающем танские зеркала638 и на рисунке бегуще го оленя на сбруйной бляхе из-под Минусинска639.

Таким образом, находки из Копёнского комплекса дают возмож ность предположить, что древнее хакасское население не только име ло представление о китайском искусстве, но и органично включало его традиции в свою культуру.

В Минусинском музее хранится железный пинцет из окрестно стей с. Батени на левом берегу р. Енисея, однотипный, найденному Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М.;

Л., 1949. С. 331.

Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Открытия Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1939 г. // ВДИ. 1939. № 4. С. 166.

637 Exhibition of Chinese Art. Mills College. California. 1934. Рl. 41.

638 Mnsterberg О. Chinesische Kunstgeschiohte. Bd. II. Abb. 276.

639 Salmony A. Eine chinesische Schmuckform und ihre Verbreitung in Eurasien // ESA. IX. 1934.

у д. Анаш640 и из окрестностей с. Копёны, с петлей для цепочки641. По добные пинцеты встречаются на ханьских и танских памятниках.

Около с. Батени была найдена сделанная в Китае, отлитая из бронзы и покрытая позолотой, алтарная группа – пять фигур, установ ленных на подставке: Будда, бодхисатвы и лев642. О происхождении этого памятника свидетельствует китайская надпись: «Генерал Ши сделал это для своего усопшего брата». По качеству выполнения ал тарь из Батеней представляет собою типичное произведение буддий ского искусства IVVI вв., однако на Енисей он попал лишь в IX в. По скольку это произведение буддийского искусства было единственным, найденным у кыргызов, а письменные источники ничего не сообщают о проникновении буддизма на эту территорию, то мы считаем возмож ным согласиться с предположением С.В. Киселева, что на Енисей ал тарная группа попала в качестве трофея после одного из походов кыр гызов на уйгур643.

У села Тюхтяты на р. Казыре в северо-восточной части Мину синской котловины был найден клад644. Он содержал четыре китайские монеты императора Ву-Цзуна, датирующиеся 814846 гг. 645. Анало гичная находка была сделана в сросткинских погребениях646.

Китайское происхождение имеют стремена с пластинчатым ушком, из клада647, аналогичные исследованным на Уйбатском чаатасе648.

В Минусинской котловине в окрестностях села Каптырево было найдено 8 цзиньских монет (XII в.) 649.

См. описание и характеристики пинцета у д. Анаш.

Кызласов И.Л. Орудия таштыкских ювелиров // СА. 1985. № 1. С. 111.

642 Она хранится в Гос. историческом музее. Инв. № 547463605. См.: Ката лог выставки «Искусство Китая». М., 1940. С. 32.

643 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 247248.

644 Киселев С.В. Из истории торговли енисейских кыргыз // КСИИМК. № XVI.

1947. С. 95.

645 Хранятся в Минусинском музее. Монеты №№ 5816, 58845886.

646 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 311.

647 Хранится в Минусинском музее № 5183 и сл.

648 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 326.

649 Киселев С.В. Из истории торговли енисейских кыргыз // КСИИМК. № XVI.

1947. С. 96.

Тува Раскопки могильника Аргалыкты производились в 1965 г.

Ю.И. Трифоновым650. Могильник состоял из небольшой группы курга нов и датировался древнетюркским временем. При раскопках кенота фа были найдены фрагменты шелковых тканей – часть одежды, ле жащей одним плотным слоем под берестяным колчаном. Среди обна руженных тканей один кусок, сшитый из пяти фрагментов, представля ет собой камку651.

Погребение алтае-телеских тюрков Саглы-Бажи раскапывалось в ходе полевого сезона 1958 г. А.Д. Грачем. В одном из курганов най ден обломок китайского зеркала652.

В могильнике VIIIIX вв. Аймырлыг в Центральной Туве были найдены фрагменты китайского шелка, монеты «кайюань тунбао»

(713741 гг.) и зеркала653.

Раскопки Байтайгинского погребения алтае-телеских тюрков в юго-западной Туве проводились А.Д. Грачем. В захоронениях найдены фрагменты шелковой ткани и монета типа «кайюань тунбао»

713741 гг. выпуска654.

В 1927 г. были раскопаны курганы могильника Чаты II у горы Бай-Даг в Туве. Могильник относится к уйгурскому периоду.

В кургане № 75, выполненном по обряду трупоположения с конем, были обнаружены фрагменты тонкой полупрозрачной шелковой ткани коричневого цвета (с переходом от темного оттенка к светлому, почти желтому), со швом и складками655.

Трифонов Ю.И. Работы на могильнике Аргалыкты // Археологические от крытия 1965 г. М., 1966. С. 2527.

651 Сакамото К., Лубо-Лесниченко Е.И. Группа камчатных тканей VIIVIII вв.

из Центральной Азии и Японии // ТГЭ. Т. XXVII. Л., 1989. С. 65. Рис. 27.

652 Грач А.Д. Археологические раскопки в Сут-Холе и Бай-Тайге (полевой се зон 1958 г.) // ТТКАЭЭ. М.;

Л., 1966.

653 Овчинникова Б.В. К вопросу о захоронениях в подбоях в средневековой Туве // Этногенез и этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий. Омск. 1983. С. 60–67.

654 Грач А.Д. Археологические раскопки в Сут-Холе и Бай-Тайге (полевой се зон 1958 г.). Рис. 1922.

655 Кызласов Л.Р. Древняя Тува. М., 1979. С. 189.

Раскопки захоронения VII в. в районе Мунгун-тайги на левом берегу р. Каргы в Туве были произведены в 1957 г. А.Д. Грачем656.

Среди прочего инвентаря в кургане были найдены танское бронзовое зеркало и остатки нескольких одежд: кафтан и две шелковые рубашки, изготовленные из гладких тканей и камчатных шелковых китайских тканей с цветочным узором657.

В погребении VIIIIX вв. было найдено серебряное зеркало Цинь Вана и гребень в шелковом мешочке658.

Могильник Капчалы – один из памятников Саяно-Алтайского на горья, находится в 1530 км от Сырского чаатаса. Могильная группа датируется IXX вв.

Инвентарь группы Капчалы I разнообразен. Среди изделий из ке рамики наибольшего внимания заслуживает сосуд, так называемая «кыргызская ваза», сделанный на гончарном круге из высококачест венного глиняного теста с прекрасным обжигом, дающим сосуду «звонкость» и обеспечивающим равномерную плотность его стенок. По качеству этот сосуд напоминает черепицу китайского дома близ Аба кана, относящегося к рубежу н.э. По мнению В.П. Левашовой, секрет выделки черепицы, которую некогда делали местные мастера под ру ководством китайских, сохранился до эпохи появления гончарного ре месла в государстве кыргыз-хакасов. По форме этот сосуд также отли чается от характерной местной керамики. Вместо расширения в верх ней части у плеч, его наибольшая раздутость приходится на среднюю часть.

Своеобразный керамический сосуд явился не единственной ве щью в этом могильнике, который находит ассоциации в китайском ис кусстве. В кургане № 5 были найдены стремена, украшенные серебря ными аппликациями, напоминающими китайское стремя, найденное в Грач А.Д. Археологические раскопки в Монгун-Тайге и исследования в центральной Туве (Полевой сезон 1957 г.) // Труды Тувинской комплексной архео лого-этнографической экспедиции. 1. М.;

Л., 1960.

657 Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994.

658 Грач А.Д. Археологические раскопки в Монгун-Тайге и исследования в центральной Туве (Полевой сезон 1957 г.). Рис. 20.

Уйбатском чаатасе659. Найденное в Капчалы I стремя более плохого качества и сделано местным мастером, но, несомненно, по китайскому образцу.

Китайские серебряные аппликации от какого-то сгоревшего пред мета были найдены и в кургане № 4. Одна из них практически анало гична центральному цветку уйбатского стремени660.

Курганная группа Капчалы II состояла из 22 небольших каменных курганов, которые были раскопаны в 19351936 гг.

В кургане № 19 была найдена китайская монета императора Ву Цзуна (IX в.)661, аналогичная монетам Тюхтятского клада.

Неукрепленное поселение Оймак (XIXII вв.) было открыто Ту винской экспедицией МГУ близ г. Шагонара. Большинство находок аналогично коллекции, собранной на городище близ Дён-Терека на р. Элегест. Среди китайских вещей можно отметить сунскую посуду XIXII вв. и монету «Да Дин тун-бао»662.

В 6 км от поселения Оймак в урочище Чурумал на р. Чаа-Холь в Туве были обнаружены две статуи «китайцев», два льва и два барана из песчаника. Они относятся к известной с XVIII в. буддийской нише663.

К моменту раскопок в 1957 г. на этом месте сохранились обломки гра неного обелиска с китайской надписью.

В 1956 г. Тувинская экспедиция МГУ открыла остатки большого неукрепленного города второй половины XII в. в урочище Дён-Терек на р. Элегест. По мнению Л.Р. Кызласова этот город был центром северной провинции государства каракитаев664.

Исследования показали, что в широком ходу у каракитаев были разнотипные по форме, разноцветные привозные из Китая поливные фаянсовые сосуды, фарфоровая и стеклянная посуда, а также чаши из высококачественного селадона типа «краклэ». Особенно выделяется Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хака сов). Абакан, 1948. Рис. 23.

660 Левашова В.П. Два могильника кыргыз-хакасов // МИА. № 24. М., 1952.

С. 126. Рис. 1, 35.

661 Там же. С. 134;

Кызласов Л.Р. Сырский чаатас // СА. XXIV. 1955. C. 156.

662 Кызласов Л.Р. Средневековые города Тувы // СА. 33. 1959. С. 78.

663 Там же. С. 80. Рис. 80.

664 Кызласов Л.Р. Средневековые города Тувы // СА. 33. 1959. С. 75.

голова дракона, сделанная из серой обожженной глины, которая нахо дит аналогии в китайской коллекции архитектурных фрагментов, соб ранных в окрестностях Кульджи665. Все эти изделия датируются сун ской эпохой (XIXII вв.).

К этому же времени относятся все 8 медных монет китайского ти па, найденных на городище. Это монеты круглой формы с квадратным отверстием в центре и с четырьмя иероглифами по его сторонам. Все они имеют одинаковую надпись «Да Дин тун-бао» («расходная монета [правления] Да Дин»). Эти монеты выпускались с 1161 по 1189 гг. им ператором Ши-цзуном чжурчженьской династии Цзинь666.

Прибайкалье В 1881 г. Н.Н. Агапитов нашел около Курмы на территории Ольхонского края бронзовый сосуд полушаровидной формы типа «северокитайский котел». Высота его 20 см, диаметр – 23 см, поддон отломан. По верхнему краю сосуда, между двумя опоясывающими его параллельными линиями, проходила зигзагообразная линия667. Этот котел аналогичен найденным у г. Нижнеудинска и на р. Киран668.

Из окрестностей Прибайкалья – г. Нижнеудинска в 1921 г.

А.Н. Иванов привез в Иркутский музей два бронзовых сосуда типа «се верокитайские котлы». Этот тип котлов имеет слегка вытянутый, сужи вающийся к верху корпус;

вертикальные ручки в виде дужек, иногда не слитых с краем;

относительно высокий, прорезной поддон;

орнамент рельефный, часто в виде зигзагов669. Аналогичные сосуды встречают ся в Маньчжурии, Северной Монголии и Восточной Сибири.

Для первого котла, найденного у г. Нижнеудинска, характерны по лукруглые вертикальные ручки, которые слиты с корпусом. Ниже вали ка сосуд украшен двумя параллельными шнуровыми валиками. От Моложатова М.И. Древние китайские архитектурные фрагменты из Куль джи в Музее искусств Узбекистана // Труды ТашГУ. Вып. 200. 1963. С. 106.

666 Кызласов Л.Р. Средневековые города Тувы // СА. 33. 1959. С. 78.

667 Агапитов Н.Н. Прибайкальские древности // ИВСОРГО. Т. XII. № 45.

1881.

668 Рыгдылон Э.Р., Хороших П.П. Коллекция бронзовых котлов Иркутского музея // СА. № 1. 1959. С. 257.

669 Там же. С. 253258.

места присоединения ручек идут рельефные линии, концы которых раздваиваются и загибаются вверх.

Второй котел несколько отличается от предыдущего. Его корпус слегка раздут и составлен из двух половин. Ясно видны следы спайки.

Край сосуда слегка отогнут. В верхней части сосуд опоясан двумя ва ликами. Немного ниже проходят аналогичные валики, которые под ручками опускаются, образуя почти прямые углы. Еще ниже сосуд опоясывает неровная линия в виде следов спайки. На дне котла есть выступ – следы «выхлопа» или «литника». Скобообразные ручки не отлиты, как обычно, а прикреплены.

Забайкалье Дэрестуйский култук находится в Забайкалье в 50 км от г. Кяхта, на левом берегу р. Джиды, около Дэрестуйских улусов670.

Могильник впервые был исследован Ю.Д. Талько-Грынцевичем в 19001901 гг. Большая часть могил оказалась разрушенной и разграб ленной еще в древности. Археологический материал позволяет атри бутировать могильник как хуннский IIII вв. до н.э.

Среди материала памятника выделяются китайские вещи: остатки шелка, три бронзовые колоколовидные подвески с треугольными вы резами671, китайские монеты672.

Ю.Д. Талько-Грынцевичем было обнаружено четыре монеты673.

П.Б. Коноваловым – две674. С.В. Киселев упоминает еще о двух моне тах, найденных в могильнике. Это монеты ву-чу Ханьской династии, выпущенные в 118 г. до н.э.675 Китайские монеты находили по одной Талько-Грынцевич Ю.Д. Материалы по палеэтнологии Забайкалья // Тр.

ТКО ПОРГО. III. 2 и 3. Иркутск, 1900. С. 932;

Он же. Материалы по палеэтнологии Забайкалья // Тр. ТКО ПОРГО. IV. 2. М., 1902. С. 3241;

Сосновский Г.П. Дэре стуйский могильник // ПИДО. 1935. 12. C. 168176.

671 Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. М.;

Л., 1962. С. 47.

672 Сосновский Г.П. О поселении гуннской эпохи в долине реки Чикоя (Забай калье) // КСИИМК. М.;

Л., 1947. № 14. С. 39.

673 Талько-Грынцевич Ю.Д. Материалы по палеэтнологии Забайкалья // Тр.

ТКОПОРГО. III. 2 и 3. Иркутск, 1900. Табл. II. 7д. Табл. III. Рис. 10о.

674 Коновалов П.Б. Погребальные памятники хунну. Дисс. … к.и.н. Улан-Удэ, 1975. Табл. XXI. Рис. 5.

675 Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. С. 192.

или две штуки. В древности они, вероятно, были положены в кожаные или матерчатые мешочки, которые крепились на поясе. Первые мо нетные находки из Дэрестуйского могильника были исследованы в 1900 и 1929 гг. и были определены как китайские монеты «у-шу», вы пускавшиеся несколько раз в период от 118 г. до н.э. до 618 г. н.э. Всесторонне изучив все китайские монеты из хуннских могильников, прежде всего из Дэрестуйского, Ц. Доржсурен пришел к выводу, что они могут датироваться I в. до н.э. Иволгинское городище расположено близ Улан-Удэ, южнее оз. Байкал. По мнению А.В. Давыдовой, проводившей исследования на памятнике, оно было основано и заселено китайцами. Это предполо жение подтверждается письменными источниками, большинство кото рых было исследовано Н.Я. Бичуриным678. На их основе ученый дела ет вывод, что именно район оз. Байкал был обычным местом ссылки задержанных хуннами китайских послов679.

Сведения письменных источников подтверждаются археологиче ским материалом. О китайском происхождении памятника свидетель ствуют: техника строительства, форма строений, отопительные трубы (каны). На это же указывает свойственная китайским крепостям систе ма оборонительных сооружений против конницы (сначала вал, затем ров)680. Керамика с Иволгинского городища по технологии и орнаменту типично китайская681. Некоторые сосуды имеют иероглифическое Сосновский Г.П. Дэрестуйский могильник // ПИДО. 1935. 12.

Доржсурен Ц. Раскопки могил хунну в горах Ноин-Ула на реке Хуни-гол (19541957) // Монгольский археологический сборник. Новосибирск, 1962. С. 66.

678 Бичурин И.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. I. М.;

Л., 1950.

679 Там же. С. 78.

680 Давыдова А.В. Иволгинское городище // СА. XXV. 1956. С. 268–273, 296.

681 Наиболее распространенные на сосудах орнаментальные мотивы: волни стые линии, вырезанные вокруг тулова, лощеные полоски, вертикальные или пересекающиеся в виде сетки линии;

прямые, волнистые или S-образные налеп ные валики, иногда с защипами;

волнообразные полосы. См.: Руденко С.И. Куль тура хуннов и ноинулинские курганы. М.;

Л., 1962. С. 60.

клеймо682. Аналогичные изделия также встречаются в ноинулинских погребениях683. Более того, даже предметы, изготовленные из местных материалов, такие как: два точильных бруска, две бронзовые чаши, чугунные сошники – подписывались китайскими иероглифами. Китай ского же типа и найденные на городище украшения: два гранитных кольца, подвески из малахита, имитация раковины каури из мелового камня и т.д. На памятнике также найдена китайская костяная палочка для еды684. По китайским изделиям и иероглифам исследователи да тируют городище I в. до н.э. – I в. н.э.

А.В. Давыдова датирует коллекцию бронзовых зеркал из Иволгин ского городища IIII вв. до н.э. В 1927 г. на развалинах Нижнеиволгинского хуннского горо дища был найден китайский бронзовый походный алтарь. Он пред ставлял собой квадратный постамент на четырех ножках и толстую пластину-икону с усеченным навершием. На фасадной части помеще ны три рельефные босоногие фигуры в широких халатах и накидках буддийских монахов, с шишковидными украшениями на головах – сим волом власти и величия. Руки согнуты в локтях, ладони раскрыты, причем пальцы правой руки направлены вверх, а левой – вниз, что соответствует позе молящихся бодхисатв. Вокруг фигур выгравирова ны ломаные линии, изображающие языки пламени. На оборотной сто роне иконы – надпись из семи вертикальных строк иероглифов. Точная датировка этого алтаря, специально изготовленного для ханьского императора, позволила А.В. Тиваненко связать его появление в За байкалье с карательным отрядом китайских войск686.

Могильник Ильмовая падь располагается в Бурятии в бассейне р. Селенги в районе с. Усть-Кяхта. Захоронения датируются хуннским Узкогорлые небольшие грушевидной формы кувшинчики без ручек с плавно отогнутым наружу краем.

683 Там же. С. 275280.

684 Коновалов П.Б. Погребальные памятники хунну. Дисс. … к.и.н. Улан-Удэ, 1975. С. 142143.

685 Давыдова А.В. Иволгинский комплекс – памятник хунну в Забайкалье. Ав тореф. дисс. … к.и.н. Л., 1965.

686 Тиваненко А.В. Древние святилища Восточной Сибири в эпоху раннего средневековья. Новосибирск, 1994. С. 68.

временем. Конструкция могил Ильмовой пади во многом сходна с по гребениями из Ноин-Улы. Первые археологические исследования нек рополя были произведены в 18961897 гг. Ю.Д. Талько-Грынцевичем, который исследовал здесь 33 могилы, отнесенные им к типу «погребе ний в срубах»687. В них попадались обломки железных предметов, раз личные костяные изделия, глиняные сосуды, китайские зеркала, об рывки материи, листочки золота и пр. В 1928–1929 гг. раскопки мо гильника продолжил Г.П. Сосновский688. Древнее кладбище занимает площадь длиною около 3 км и шириною 0,5 км. На его территории на ходится около 260 отдельных могил. Гробы в некоторых могилах извне и изнутри были обиты шелковыми тканями. Фрагменты изделий из шелка были найдены и в инвентаре погребений. По данным Г.П. Сосновского, в могилах обнаружено два типа узорных полихром ных тканей, несколько фрагментов безузорной и узорной газовых тка ней, а также множество фрагментов и кусков гладких тканей689.

Наиболее интересный материал дали раскопанные им могилы №№ 40 и 128, в которых содержался инвентарь китайского происхож дения690.

В могиле № 40 был обнаружен деревянный гроб. Первоначально он был обит снаружи плотной цветной шелковой материей и украшен на равном расстоянии друг от друга бронзовыми позолоченными трех конечными и четырехконечными пластинками. На дне гроба найдены фрагменты легкой ярко-красной шелковой ткани, служившей внутрен ней обивкой. В погребальной камере помимо другого инвентаря сохра нились остатки китайских шелковых вышитых тканей 15 разных сор тов: толстые ткани желтоватого и темно-бурого оттенков, тонкая плот Талько-Грынцевич Ю.Д. Суджинское доисторическое кладбище в Ильмо вой пади // Труды Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского отдела Русского географического общества. Т. I. Вып. 2. Иркутск, 1898.

688 Сосновский Г.П. Раскопки Ильмовой пади // СА. VIII. 1946. С. 5153.

689 Лубо-Лесниченко Е.И. Древние китайские шелковые ткани и вышивки V в.

до н.э. – III в. н.э. в собрании Государственного Эрмитажа. Каталог. Л., 1961. Табл.

XXIV.

690 Сосновский Г.П. Раскопки Ильмовой пади. С. 5167.

ная ткань желтоватого цвета, тонкая кисея красного или серого цвета и др. Фрагменты шелковых тканей были обнаружены еще в двух моги лах Ильмовой пади. Наиболее разнообразная коллекция тканей была найдена в могиле № 128. Из нее происходит 14 значительного размера кусков обивки гроба. Наружные стенки гроба облегала трехцветная, узорчатая шелковая ткань. На трех стенках она была однородна;

часть южной короткой стенки была надставлена куском двухцветной шелко вой ткани. Крышка гроба сверху была обита плотной одноцветной шелковой тканью, которая нижним краем спускалась на боковые стен ки гроба, закрывая на 1,3 см ткань узорчатую. Внутренняя сторона крышки гроба была покрыта более редкой одноцветной шелковой тка нью. Местами она налегала на более плотную монохромную шелковую ткань внутренней обивки боковых стенок гроба (аналогичную ткани, покрывавшей наружную часть крышки гроба). Трехцветной ткани, ко торая покрывала наружные стенки гроба, было найдено 7 кусков круп ного размера и несколько мелких обрывков. Хуже сохранилась двух цветная ткань, представленная одним крупным и одним небольшим обрывком. Рисунок более мелкий, чем в трехцветной ткани, причем обнаружено только два оттенка: желтоватый и темно-коричневый.

Кроме многоцветных толстых тканей в могиле № 128 была найдена одноцветная тонкая ткань, представленная несколькими разновидно стями: плотная тонкая (желтоватая или темно-бурая) и тонкий шелк типа кисеи.

Аналогичные типы тканей, но худшей сохранности, были обнару жены в могиле № 123.

Все образцы тканей, найденных при раскопках 1928 и 1929 гг. в Ильмовой пади находят себе аналогии в коллекции из ноин-улинских курганов, раскопанных П.К. Козловым.

Среди другого инвентаря китайского происхождения необходимо упомянуть фрагмент китайского зеркала из белого сплава, обнаружен ный в одной из могил Ильмовой пади. Одна сторона у зеркала была гладкая, другая штампованная с узором. На орнаментированной по Подробное описание тканей, их морфологических и технологических осо бенностей, а также узоров дано в статье Г.П. Сосновского. См.: Сосновский Г.П.

Раскопки Ильмовой пади // СА. 1946. VIII. С. 6062.

верхности видно стилизованное изображение тигра. Такие же два зер кала были найдены ранее Ю.Д. Талько-Грынцевичем.

В погребениях Ильмовой пади были найдены фрагменты лака и лакированных чашечек, сходных с ноин-улинскими. Чашки из погребе ния № 50 были овальной формы с плоским дном (9х6 см). Посредине длинных сторон имелись полукруглые ручки, обложенные по краям бронзовыми пластинками. Внутренняя поверхность чашечек покрыта красным лаком, а снаружи черным. На наружные стенки был нанесен геометрический узор из красных линий вдоль края, ниже их были изо бражены «чечевицеобразные» фигуры красного цвета и около днища снова кайма из красных линий (сочетание прямых и зигзагообразных линий, ромбовидных фигур, концентрических кружочков и завитушек).

Аналогичные чашечки из Ноин-Улы датируются по надписи на одной из них 2 г. до н.э.

Остатки двух чашек были обнаружены в погребении № 58. Одна из них лучше сохранившаяся, традиционной формы, с красной росписью по черному фону. По сюжету и композиции роспись имеет полную ана логию с росписью чашки из кургана № 6 Ноин-Улы692. На ней изобра жены птицы-фениксы – композиция из четырех пар, в каждой из кото рых птицы стоят хвостами друг к другу. Между парами птиц – пере крещивающиеся Х-образные линии, а между стилизованными в виде спиральных завитушек хвостами птиц нанесены такие же спирали.

Венчик расписан сочетанием геометрических линий и мелких спирале видных и концентрических узоров. По бордюру дна чашки имеется тон кая резная иероглифическая надпись, к сожалению, сильно повреж денная и частично утерянная.

Примечательно появление новой формы лаковых изделий, не встречающейся ранее в хуннских захоронениях. В погребении № были обнаружены остатки большой лаковой миски, с округлым пло ским дном диаметром 1718 см и конусообразно расширяющимися стенками высотой около 10 см.

При раскопках Ильмовой пади Г.П. Сосновский обратил внимание на костяные палочки для еды, парные экземпляры которых были об наружены в нескольких могилах. Это тонкие костяные стержни, круг Бернштам А.Н. Очерк истории гуннов. Л., 1951. С. 38. Рис. лые в поперечном сечении, с гладкой отполированной поверхностью.

Они утончаются к одному концу, причем конец этот бывает иногда слегка изогнут. Подобные палочки до сих пор используются для еды в Китае.

Таким образом, Г.П. Сосновский считает, что находка в могилах Ильмовой пади шелковых тканей, остатков лакированных чашечек и других предметов указывает на существование культурных связей ме жду древним населением Забайкалья и Китаем в эпоху около начала нашей эры693.


Суджинский могильник – одно из древних хуннских захоронений Ильмовой пади. Первые археологические исследования здесь были проведены Ю.Д. Талько-Грынцевичем, раскопавшим здесь 33 могилы, отнесенных им к типу «погребений в срубах». В Суджинском могильни ке найдены фрагменты двух китайских зеркал 694. Одно из них – из бе лого металла со штампованным орнаментом и изображением стилизо ванного тигра.

В районе р. Хилка в Забайкалье было обнаружено ханьское брон зовое зеркало695.

Могильник Черемуховая падь расположен в Кяхтинском районе Бурятии в Забайкалье. По всем признакам он относится к хуннским памятникам. Некрополь в разное время раскапывался Р.Ф. Сугутовым и П.Б. Коноваловым.

В трех погребениях были найдены обломки китайских бронзовых зеркал696. В могиле № 2 был найден фрагмент зеркала, от которого сохранилась лишь внешняя орнаментальная кайма в виде двойного ряда зубчатых поясов.

Сосновский Г.П. Раскопки Ильмовой пади. С. 65.

Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. С. 91. Рис. 65 а, в;

Талько-Грынцевич Ю.Д. Суджинское доисторическое кладбище в Ильмовой пади // Труды Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского отдела Русского геогра фического общества. Т. I. Вып. 2. Иркутск, 1898.

695 Васильев Л.С. Культурные и торговые связи ханьского Китая с народами Центральной и Средней Азии // Вестник истории мировой культуры. 1958. № 5.

696 Коновалов П.Б. Погребальные памятники хунну. Дисс. … к.и.н. Улан-Удэ, 1975. С. 153. Таб. XXI. Рис. 79.

Фрагмент второго зеркала был найден в могиле № 15. Его внеш няя утолщенная кайма орнаментирована рядом зубчатого пояса. По середине зеркала – квадрат, по углам которого промежуточное про странство разделено У-образными фигурами в центре сектора. В каж дом из них имеются разные изображения – например, в одном стили зованный лев, в другом – птица. Над головой льва знак в виде буквы Т.

У третьего обломка, из могилы № 38, внешняя кайма орнаменти рована S-образными фигурами, на внутреннем поле видна часть фи гуры льва. Под ним – геометрическое изображение в форме латинской буквы L.

Практически во всех погребениях были найдены следы шелковой ткани. Среди других предметов китайского импорта надо отметить же лезные пластинки со следами воронения и лакировки из погребения № 7, фрагмент железной пряжки со следами краснолакового покрытия (погребение № 50), костяные палочки для еды (погребения №№ 60, 61). В погребениях №№ 13, 40, 59 и 60 были обнаружены мелкие ко рочки от лакового покрытия сосудов.

Монголия Курган Ноин-Ула (Цзун-модэ), расположен примерно в 100 км к северу от Улан-Батора. В 19241925 гг. он был обследован Монголо Тибетской экспедицией под руководством П.К. Козлова. В результате были выделены три группы могильников: Гуджиртэ, Цзурумтэ и Суд зуктэ. Основная часть раскопанных курганов находится в судзуктэй ской группе: №№ 1 («Мокрый»), 6, 23, 24, 25.

Курган Баллодовский, обследованный в 1912 г. Е. Баллодом, а также курганы Андреевский и Кондратьевский входили в цзурум тэйскую группу. Погребения хуннской знати, раскопанные экспедицией П.К. Козлова, привлекли внимание многих исследователей, которые детально описали находки из ноинулинских курганов и дали им исто рическую оценку697.

Бернштам А.Н. Гуннский могильник Ноин-ула и его историко-археоло гическое значение // Известия АН СССР. Отделение общественных наук. М., 1937.

№ 4. С. 47;

Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. М.;

Л., 1962 и др. Сводка литературы по Ноин-Уле дана в приведенных выше работах.

В захоронениях помещался погребальный инвентарь, который можно разделить по происхождению на три группы: хуннская, китай ская и среднеазиатско-иранская. Все обследованные экспедицией кур ганы были разграблены еще в древности, но осталось довольно большое количество артефактов, которые позволяют изучить культуру хуннов рубежа нашей эры. Предметы, найденные в ноинулинских кур ганах, датируются по надписям на двух лаковых чашечках из кургана № 6, на которых указана одна и та же дата 2 г. до н.э. Как было отме чено С.И. Руденко, все раскопанные курганы по конструкции и инвен тарю очень близки между собой, и их можно датировать одним и тем же временем698.

А.Н. Бернштам пришел к выводу, что большинство находок было «иноземным элементом» в культуре хунну и попало к ним в качестве дани со стороны ханьского двора699.

Основную часть предметов китайского происхождения составляют шелковые ткани и вышивки, которые были подробно исследованы Е.И. Лубо-Лесниченко. Это одежда: халаты, штаны, головные уборы, обувь;

а также вотивные знамена, футляры для кос, окаймления вой лочных ковров, части драпировок стен могильных камер, обивка гро бов и т.д. Общее число обнаруженных тканей, включая фрагменты, превышает тысячу. В находках представлены почти все известные нам типы шелковых тканей эпохи Хань: чжичэн, полихромные ткани, в том числе ткани с рельефным рисунком, камки, гладкие и узорные газовые ткани, вышивки, выполненные в разнообразной технике. Основную часть находок – около 9/10 общего числа – составляют гладкие без узорные ткани, главным образом тафта и репс. По подсчетам Е.И. Лубо-Лесниченко, в ноинулинском собрании представлено 18 раз личных типов полихромных тканей, два фрагмента тканей чжичэн, семь типов камчатных тканей, 16 типов вышивок и узорные газовые ткани с однотипным ромбическим орнаментом700.

Руденко С.И. Горноалтайские находки и скифы. М.;

Л., 1952. С. 22.

Бернштам А.Н. Гуннский могильник Ноин-ула и его историко-археоло гическое значение. С. 968.

700 Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на Шелковом пути. М., 1994. С. 43. Рис.

5045, 45, 47, 48.

Важной проблемой является происхождение бронзовых изделий, найденных в ноинулинских захоронениях. С.И. Руденко считал, что «бронзовые вещи как из ноинулинских курганов, так и из хуннских кур ганов Забайкалья весьма однородны по химическому составу» и что «нет пока основания для выделения по химическому составу среди найденных в хуннских погребениях бронзовых вещей импортных...» 701.

В 1969 г. по инициативе М.П. Грязнова были проведены массовые анализы бронзовых изделий из Ноин-Улы и других хуннских памятни ков Забайкалья: Иволгинского городища и Дэрестуйского могильника.

Эти памятники дают наиболее представительную выборку бронзовых изделий. Остатки медно-бронзового производства, обнаруженные в жилищах Иволгинского городища, и своеобразие набора микроприме сей к меди Дэрестуйского могильника позволяют считать бронзовые изделия этих памятников продукцией местных, хуннских, металлурги ческих центров702. Иначе дело обстоит с бронзами из Ноин-Улы. Были проанализированы предметы из раскопок экспедиций П.К. Козлова 19241925 гг. и Г.И. Боровки 1926 г., хранящиеся в Государственном Эрмитаже (кроме нескольких, переданных в Монголию). Подверглись анализу 180 изделий из княжеских захоронений могильника (состав бронз из рядовых погребений пока неизвестен). Среди них – шестиле пестковые навершия (33 экз.), четырехлепестковые навершия (31 экз.), шаровидные навершия (9 экз.), обломки котлов и сосудов (29 экз.), сбруйные пряжки (19 экз.), короткие плоские стержни (12 экз.), кольца (8 экз.), фигурки лошадей (6 экз.), втулки (7 экз.), «лировидные» пряжки (4 экз.), конские «налобники» (4 экз.), наосьники колесниц (3 экз.), жез лы-«палицы» (4 экз.) и несколько других предметов, назначение кото рых пока неясно. С.С. Миняев, проводивший исследования и делав ший спектральный анализ бронз, пришел к выводу, что при изготовле нии ноинулинских изделий использовался единый источник руды и стандартный металлургический рецепт. Это позволяет считать, что большинство перечисленных изделий изготовлено в одном металлур гическом очаге. Но химический состав 99% бронз Ноин-Улы не типичен Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. С. 6062, 114.

Миняев С.С. Бронзовые изделия из Ноин-Улы (по результатам спектраль ного анализа // КСИА. № 167. С. 42.

для тех комплексов, где найдены бронзы хуннского изготовления703.

Однако химический состав ноинулинских бронз аналогичен тем, кото рые имеются в ханьских погребениях704. Таким образом, бронзовые изделия, найденные в Ноин-Уле и отличные по своему типу от хунн ских, были изготовлены в одной из ханьских литейных мастерских, а затем вместе с другими предметами они попали к хунну.

Коллекция северокитайских бронз, собранная Лу и изданная А. Сальмони, дает возможность распространить аналогии ноинулин ским находкам на всю территорию Монголии и Ордос705.

В некрополе Ноин-Улы было найдено большое количество дере вянных изделий. Это и разнообразные лакированные чашечки китай ской работы, палочки, покрытые лаком, орнаментированные и лакиро ванные ножки низких китайских столиков, и многое другое. Ножки сто ликов представляют собой колонки с вырезанной у верхнего конца капителью. Их форма у верхнего и нижнего концов квадратная, в раз резе с закругленными углами и почти круглая в средней части. По верхность резная, покрыта черным (в одном случае ножка в кургане № 6 покрыта коричневым) лаком. Поверх черного лака нанесен орна мент красного цвета. Все они, по мнению С.И. Руденко, были на трех, а не на четырех ножках. Тип ножек устойчивый, независимо от того, простое или сложное художественное их оформление, а именно: не сколько бльшие размеры верхних концов по сравнению с нижними и наличие незначительного перехвата посередине.

Низкие столики найдены у алтайцев середины I тыс. до н.э. Крыш ки подобных столиков имели форму блюд с приподнятыми краями.

Они были найдены при раскопках курганов «хунно-сарматского» вре мени в Тувинской автономной области706, на Алтае707, в Кенкольском Там же.

Tresors d’art Chinois. Paris, 1973.

705 Киселев С.В. Советская археология Сибири периода металла // ВДИ.

1938. № 1(2). С. 239.


706 Вайнштейн С.И., Дьяконова В.П. Уникальные находки из раскопок древ них курганов Тувы // Ученые записки Тувинского научно-исследовательского ин ститута языка, литературы и истории. Вып. VIII. Кызыл, 1960. С. 196. Табл. II.

Рис. 13.

могильнике708, в курганах Ферганы709. Большинство из них – с коротки ми ножками, выделывались из цельного дерева.

Среди китайской керамики из могильника выделяются сероглиня ный (с рельефными зигзагообразными полосками) и черно-глиняный покрытые лаком сосуды;

сосуд, покрытый изнутри красным лаком, с позолоченным бортом и грушевидной формы урны с массивным ото гнутым наружу краем. В нижней части имеется сквозное отверстие диаметром около 2 см710.

Среди импортных изделий из нефрита надо отметить ажурную пластинку и предмет, покрытый красно-коричневым лаком со встав ленными кусочками нефрита, из кургана № 6;

пластинку из нефрита с изображением драконов из кургана № 24.

Подробное описание предметов из Ноин-Улы, в том числе и ки тайских, было сделано С.И. Руденко711.

При раскопках хуннских погребений на р. Хуни-гол в Монголии в могиле № 25 Ц. Доржсуреном был обнаружен обломок китайского бронзового зеркала с геометрическим орнаментом в виде квадрата посередине и с полусферической петлей в центре. Вне квадрата нане сены концентрические кружки и прямоугольные знаки в виде латинских T, L, V712.

Исследовав весь комплекс китайских зеркал типа TLV, найденных в хуннских погребениях, Ц. Доржсурен пришел к заключению, что они связаны с периодом Ханьской империи, точнее с ранней Хань (I в. до н.э.).

Руденко С.И. Культура населения горного Алтая в скифское время. М.;

Л., 1953. Табл. XIX;

Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скиф ское время. М.;

Л., 1960. Табл. IV. 2.

708 Бернштам А.Н. Кенкольский могильник // Археологические экспедиции Государственного Эрмитажа. Вып. II. Табл. XVIII и XIX. Л., 1940.

709 Латынин Б.А., Оболдуева Т. Исфаринские курганы (К вопросу о системе хозяйства древней Ферганы) // КСИИМК. Вып. 76. М., 1959. Рис. 7.

710 Г.П. Сосновский, по аналогии с подобными китайскими горшками, предпо лагает, что они предназначались для приготовления спиртного напитка из риса.

711 Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы.

712 Доржсурен Ц. Раскопки могил хунну в горах Ноин-Ула на реке Хуни-гол (19541957). С. 37. Рис. 7 (7).

Джаргаланты – могильник VIIIIX вв. в Монголии, оставленный алтае-телесскими тюрками. В погребениях могильника были найдены монеты «кайюань тунбао» и танское зеркало типа «виноградник»713.

Бронзовый сосуд, найденный в русле р. Киран в северной Монго лии относится к типу «северокитайский котел». Он аналогичен сосудам из Нижнеудинска. Подставка сделана из железа и является более поздним дополнением, заменившим поломанный поддон714.

Г.П. Сосновский допускает сходство этого котла с ноинулинскими на ходками, однако Э.Р. Рыгдылон и П.П. Хороших датируют его более поздним временем715.

На городище Хабилар (VIIIXII вв. н.э.) в Северной Маньчжурии был найден бронзовый «китайский котел», аналогичный сосудам из Нижнеудинска, с р. Киран и др. Ручки вертикальны и полукруглы. Под дон имеет форму усеченного конуса с четырьмя прорезями на боках.

Сосуд орнаментирован тремя расходящимися от каждого конца ручек рельефными линиями, две из которых перекрещиваются с ручками716.

Другие памятники Сибири Бобровский могильник находится в Среднем Прииртышье, у с. Боброво. Он был раскопан в 1961 г. отрядом Центральноказахстан ской экспедиции под руководством Ф.Х. Арслановой и датируется VIIIIX вв.717 В кургане № 6 найдены остатки шелковых одежд: кафтан и шелковый халат. Кафтан сшит из полихромной ткани с цветочным узором, аналогичным орнаменту ткани из Дуньхуана, хранящейся в Савинов Д.Г. Культура населения Южной Сибири предмонгольского вре мени X–XII вв. Дисс. … к.и.н. Л., 1974.

714 Рыгдылон Э.Р., Хороших П.П. Коллекция бронзовых котлов Иркутского музея // СА. 1959. № 1. С. 257;

Сосновский Г.П. О поселении гуннской эпохи в долине реки Чикоя (Забайкалье) // КСИИМК. М.;

Л., 1947. № 14. С. 39.

715 Аналогичный котел бал найден в Северной Маньчжурии на городище Ху билар, датированном VIIIXII вв.

716 Рыгдылон Э.Р., Хороших П.П. Коллекция бронзовых котлов Иркутского музея // СА. 1959. № 1. С. 257;

Толмачев В.Я. Следы скифо-сибирской культуры в Маньчжурии // Вестник Маньчжурии. № 6. Харбин, 1929.

717 Арсланова Ф.Х. Бобровский могильник // Известия АН Казахской ССР. Се рия общественных наук. Алма-Ата, 1963. Вьп. 4.

Государственном Эрмитаже. Два нарукавника кафтана сшиты из поли хромной ткани с узором в виде пятилепестковых цветков, обрамлен ных листьями. Халат изготовлен из шелковой ткани с набивным орна ментом в виде семилепестковых цветков и веток718.

В 1925 г. были открыты два (мужское и женское) погребения у ст. Шипово около Уральска, которые относятся к IV в. – эпохе пере селения народов719.

Наибольший интерес представляет погребение мужчины. Покой ник был одет в шелковый кафтан малинового цвета с запахивающими ся бортами и длинными, ниже пальцев руки, рукавами. Захоронение сопровождалось большим количеством инвентаря. Череп покойника имел сильную искусственную деформацию.

Предметы китайского импорта, хранящиеся в музеях Среди предметов, собранных на территории Южной Сибири, име ется довольно большое количество случайных находок, которые не связаны с какими-либо конкретными археологическими памятниками или происходят из хаотически разграбленных могильников. Эти вещи находятся во многих частных коллекциях, например, в собрании ан тиквара Лу – ему посвящена работа Сальмони720. Небольшими груп пами они разбросаны по всем крупным музеям. Особенно объемная коллекция собрана в Стокгольмском музее дальневосточных древно стей и в Национальном музее Финляндии (коллекция Товостина)721.

Среди комплексов случайных находок – значительное количество ки тайских тяжелых, литых из чугуна плужных лемехов с отвалами. Один из них хранится в Государственном историческом музее722, два извест ны из петербургских собраний и двадцать экземпляров находятся в Минусинском музее723. На некоторых из них имеются клейма мастеров – изображения рыб, кресты, подражания китайским иероглифам, ки Там же. C. Тереножкин А.И. К историко-археологическому изучению Казахстана и Киргизии // ВДИ. 1938. № 1 (2). С. 211.

720 Salmony A. Sino-Siberian art in the collection of C.T. Loo. Paris, 1933.

721 Тallgren А.М. La collection Tovostine. Helsinfors, 1917.

722 ГИМ. №№ 547461642, 3810.

723 Минусинский музей. №№ 11871204 и 1281.

тайские надписи. В частности, на отвале, хранящемся в Государствен ном историческом музее, читается рельефная надпись «человек сде лал».

Нумизматический материал, собранный на территории Южной Си бири и, прежде всего Минусинской котловины, был выделен и иссле дован С.В. Киселевым724 (таблица VII).

Одна из самых больших коллекций китайских зеркал, найденных в южносибирском регионе и хранящаяся в музеях не только на террито рии России, но и за рубежом, была изучена в монографии Е.И. Лубо Лесниченко (таблица IV)725. В последнее десятилетие XX в. вышел в свет каталог китайских зеркал из Омского государственного историко краеведческого музея (таблица V)726. Нет необходимости повторять описания уже исследованных экспонатов. Наиболее важные сведения по китайским монетам и зеркалам, хранящимся в музеях, представле ны в таблицах.

Из перечня предметов китайского импорта, найденных на памят никах Сибири, начиная с древности и до средневековья, видно, что проникновение китайской культуры на Север было не только значи тельным, но и проходило поэтапно. Следуя за логикой материала, це лесообразно рассмотреть и оценить влияние Китая на формирование южносибирских культур в соответствии с выделенными выше истори ческими периодами.

Киселев С.В. Из истории торговли енисейских кыргыз // КСИИМК. № XVI.

1947.

Лубо-Лесниченко Е.И. Привозные зеркала Минусинской котловины. К во просу о внешних связях населения Южной Сибири. М., 1975.

726 Боковенко Н.А., Данченко Е.М., Лубо-Лесниченко Е.И., Матвеев А.В.

Бронзовые китайские зеркала из собрания ОГИК музея. http://museum. omskele com.ru/ogik/scien_life/Izvestiya7/Danchenko.html Глава 2.

Китайское влияние на развитие южносибирских народов При изучении истории Южной Сибири, начиная с III в. до н.э., не обходимо учитывать несколько важнейших явлений. Во-первых, Китай начал активно прокладывать торговые пути на запад и столкнулся с варварскими кочевыми племенами. Во-вторых, в IIIII вв. до н.э. в Цен тральной Азии сложился могущественный хуннский военный союз со ставкой в Южном Прибайкалье. Собственную культуру хунну строили на основе тех достижений, к которым пришли племена Ху в предшест вующий скифо-тагарский период, но обогащали лучшими достижения ми Востока (прежде всего Китая эпохи Хань).

Хотя во взаимоотношениях зоны земледелия (Китая) с кочевыми районами (Сибири) материальный и духовный аспекты культуры вос принимались параллельно, материальная культура при контактах про являлась более наглядно и особо привлекала внимание соседей. Это проявилось в процессах взаимообмена, подражания или заимствова ния отдельных черт культуры – искусства, ремесла, одежды, питания, жилища, транспортных средств и т.д. Все эти аспекты в полной мере проявились в отношениях Китая со своими северными соседями – хуннскими племенами.

Археологические памятники хунну впервые были открыты в XIX в.

в Забайкалье Ю.Д. Талько-Грынцевичем. В шестнадцати пунктах в ме ждуречье Джиды, Селенги, Чикоя и Хилки он раскопал более сотни могил. Самыми крупными памятниками оказались Ильмовая Падь и Дэрестуйский могильник. Иволгинское городище было открыто значи тельно позже. Интерес к этим памятникам возродился, когда в 19241925 гг. были исследованы богатейшие курганы в Ноин-Уле (в Монголии), которые дали материал аналогичный забайкальскому.

С.А. Теплоухов уже тогда объединил все находки Монголии, юго западного Забайкалья, Минусинского края и Алтая в одну культуру и предположил их принадлежность хунну727. Самый подробный анализ Теплоухов С.А. Раскопки курганов в горах Ноин-Ула // Краткие отчеты экс педиции по исследованию Северной Монголии в связи с Монголо-Тибетской экс педицией П.К. Козлова. Л., 1925.

собранного на хуннских памятниках материала был сделан С.И Руденко728. Археологические исследования хуннских памятников в Забайкалье и Минусинском крае проводили С.В. Киселев и Г.П. Сосновский;

на Алтае – С.И. Руденко, М.П. Грязнов и С.В. Киселев;

в Средней Азии – М.П. Грязнов и А.Н. Бернштам и мно гие другие археологи. Ц. Доржсурен собрал первую сводку по наход кам в хуннских погребениях в Монголии. Богатейший археологический материал по китайскому импорту, собранный за почти вековой период исследований, позволяет судить о глубине и масштабах проникнове ния влияния китайской культуры во все сферы кочевого общества.

По письменным источникам известно, как в результате частых во енных столкновений между хунну и китайцами, в среду кочевников могли попадать трофеи и пленные, знакомившие их с культурой и бы том Китая. Немаловажной статьей проникновения китайского импорта в среду хуннов были многочисленные дипломатические визиты и мир ные соглашения, которые сопровождались вручением обильных да ров. С хуннской стороны они расценивались как замаскированная дань, а с китайской стороны как подкуп правящей верхушки хуннского общества. В мирные периоды в приграничных районах действовали торговые ярмарки, где кочевники могли обменять свою продукцию на китайские вещи.

Все эти факторы способствовали проникновению из Китая в среду хуннов главным образом шелка и шелковой ваты, вышитых шелком гобеленов и одежды, предметов домашней утвари (зеркал), продуктов земледелия – проса, риса, вина. Этим же объясняются находки китай ских монет на хуннских памятниках. О популярности всего китайского в среде кочевников не раз сообщали письменные источники. Например, приближенный шаньюя Ляошана предупреждал его: «Ныне, шаньюй, ты изменяешь обычаи и любишь китайские вещи. Если Китай употре бит только одну десятую своих вещей, то до единого хунна будут на стороне Дома Хань. Получив от Китая шелковые и бумажные ткани, дерите одежды из них, бегая по колючим растениям и тем показывай те, что такое одеяние прочностью не дойдет до шерстяного и кожаного одеяния. Получив от Китая съестное, не употребляйте его, тем пока Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. М.;

Л., 1962.

зывайте, что вы сыр и молоко предпочитаете им»729. С.И. Руденко да же заявлял, что «влияние Китая на хуннов со временем становилось значительным, что стало угрожать самостоятельности их культуры»730.

Конечно, такое мнение несколько преувеличено, да и сам С.И. Руденко опроверг свое предыдущее заявление, признав, что проникновение китайской культуры в хуннскую среду было не столь глубоким731. Одна ко, несомненно, что влияние ханьского Китая на духовную и матери альную культуру кочевников было значительным.

Во-первых, связи с Китаем оказали большое влияние на появле ние и развитие оседлого земледельческого хозяйства у хуннов. Источ ники говорят о том, что до начала эпохи Хань хунны не умели возде лывать землю. Известно, например, что в начале I в. до н.э. захвачен ный в плен китайский полководец Вэй Люй, ставший ближайшим со ветником шаньюя, посоветовал хуннам заняться земледелием, для чего он рекомендовал выкопать колодцы и построить города с амба рами для хранения хлеба. Предложение Вэй Люя, как сообщают ис точники, не было принято732. Китайские источники также неоднократно отмечали отсутствие у северных «варваров» постоянного жилища.

Однако, начиная с ханьского времени, когда хунны столкнулись с раз витой оседло-земледельческой цивилизацией Китая, у них появляются поселения (уже известно около 220)733. Именно в этот период, как сви детельствуют письменные и археологические материалы, на данной территории стали активно расселяться ханьцы, оказавшиеся по тем или иным причинам вдали от родины. В «Шицзи» сообщается, что в 110 г. до н.э. разгневанный шаньюй отправил китайского посла Го Цзи Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.;

Л., 1950. Т. I. С. 5758.

730 Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. С. 96.

731 Там же.

732 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. I. С. 78.

733 Киселев С.В. Древние города Монголии // Тезисы докладов на сессии от деления исторических наук и на пленуме Института истории материальной куль туры, посвященных итогам археологических и этнографических исследований 1956 г. М., 1957. С. 5.

в ссылку на северное море (Байкал)734. В 107 г. до н.э. туда же был отправлен посол Лу Чун-го, а в 105 г. – еще два посланника. Как отме чает Сыма Цянь, хунны задержали всего 10 китайских посольств735. В 101 г. до н.э. все они были освобождены и возвратились, но уже в сле дующем 100 году до н.э. на их место был отправлен очередной посол Су У, который прожил в районе Байкала около 19 лет и возвратился на родину лишь в 81 г. до н.э. Вначале Су У, как отмечают источники, жестоко страдал, питался травой. Позже к нему прибыл его друг, ки тайский полководец Ли Лин, который был пленен хуннами, остался служить у них, и был возведен в княжеское достоинство736. Наглядным доказательством этих письменных свидетельств могут послужить ре зультаты археологического исследования памятников хуннского вре мени (Иволгинского городища в Забайкалье, дворца в Хакасии), кото рые, по мнению Л.С. Васильева, А.В. Давыдовой, С.В. Киселева, Э.Б. Вадецкой и др. были основаны китайцами. Например, при раскоп ках Иволгинского городища было выявлено китайское влияние не только в технике строительства, форме строений, в типе отопительных труб по образцу традиционного «канна», но и в самом облике памятни ка, который был возведен в виде типично китайской крепости с систе мой оборонительных сооружений (вала и рва) против конницы. Най денная на городище керамика, бронзовые чаши, чугунные сошники выполнены в китайском стиле с иероглифами737. Очевидно, таким же форпостом китайской культуры в Сибири был и раскопанный Л.А. Евтюховой и В.П. Левашовой китайский дом в Абакане738. Нет со мнения в китайском происхождении строителей и обитателей этого Причем Н.Я. Бичурин отмечает, что Байкал был обычным местом ссылки задержанных хуннами китайских послов. См.: Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Т. I. С. 68.

735.: Бичурин Н.Я. (Иакинф). Указ. соч. С. 70.

736 Шиобин В-Чжан. Следы пребывания китайцев в Сибири // Известия Вос точно-Сибирского отдела Гос. Русского географического общества. Иркутск, 1926.

Т. 51. С. 167.

737 Давыдова А.В. Иволгинское городище // СА. XXV. 1956. С. 268296.

738 Евтюхова Л.А., Левашова В.П. Раскопки китайского дома близ Абакана // КСИИМК. М.;

Л., 1946. № 12.

дома. Это мог быть дом какого-нибудь плененного китайца, принцессы или китайская торговая фактория.

Естественно, что, постепенно осваивая основы китайского ремес ла и строительного дела, хунны со временем начали создавать собст венные оседлые поселения. Об этом свидетельствуют результаты археологических раскопок С.В. Киселева в Монголии, где было обна ружено более десяти городищ ханьской эпохи, которые нельзя считать китайскими. По мнению Л.С. Васильева, эти городища принадлежали хуннам, осевшим на землю и занимавшимся земледелием. По сооб щению из «Шицзи» в 119 г. до н.э. ханьские военачальники Вэй Цин и Хуо Цюйбин, войдя с войском в город Чжаосинь, захватили столько зерна, что им питались 50 тысяч воинов пять дней, а оставшееся зерно сожгли. В «Цяньханьшу» есть упоминание о том, что в 89 г. до н.э. на хуннов нашла беда – людей и скот поразила эпидемия, а хлеб на по лях не созрел739.

Это свидетельство источника довольно убедительно говорит о том, что часть хуннов постепенно переходила к земледелию, что было, конечно, результатом влияния земледельческого Китая.

Во-вторых, китайское влияние проявилось и в предметах домаш ней утвари, например на продуктах гончарного производства. Для хун ну характерна посуда для приготовления еды в виде кринковидных горшков красноватого и бурого цвета с рифленой бороздкой или рель ефной поверхностью740. Такие сосуды найдены в Бурятии (кроме Иль мовой и Черемуховой падей), на Иволгинском городище и поселении Дурены741, в Дэрестуйском могильнике742, на Хара-Усу743 и Ургун Васильев Л.С. Культурные и торговые связи ханьского Китая с народами Центральной и Средней Азии // Вестник истории мировой культуры. 1958. № 5.

С. 42.

740 Талько-Грынцевич Ю.Д. Суджинское доисторическое кладбище в Ильмо вой пади // Труды Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского отдела Русского географического общества. Т. I. Вып. 2. Иркутск, 1898. Табл. XVII, а 4, в 6. Табл.

XVIII, 17, 18.

741 Сосновский Г.П. О поселении гуннской эпохи в долине реки Чикоя (Забай калье) // КСИИМК. М.;

Л., 1947. № 14. С. 37. Рис. 26;

Давыдова А.В. Иволгинское городище // СА. XXV. 1956. С. 278. Рис. 10.

Хундуе744, в Монголии на р. Хуни-Гол745, в Хакасии во дворце близ Аба кана746. По форме эти горшки однообразны и равновелики: широкогор лые с отогнутым наружу и утолщенным венчиком, слабо выраженной шейкой с плечиками, с округлым и скошенным книзу корпусом, плоско донные с отпечатками шипа от гончарного станка. Орнаментированы, они, как правило, по шейке горизонтальной и волнистой врезной лини ей “змейкой” в один или два ряда. Снаружи поверхность горшков за исключением венчика покрыта косыми, резко выраженными бороздка ми от зубчатой лопатки.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.