авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Самарский государственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

Почва стремительно утрачивает потребительно-стоимостные признаки исходного состояния: регрессируют базовые функции почвы. За последние тридцать лет потери гумуса в черноземах составили 25-30%, применение минеральных удобрений без необходимого обеспечения органическими обусловило гибель и истощение этих практически невозобновимых ресурсов. По данным Международного информационного центра (1993 г.) в мире деградации почв подвержено 56% земель. Особую угрозу для будущего планеты представляет уничтожение лесов, некогда занимавших более 70% территории суши, в настоящее время они покрывают не более 35% земной поверхности и продолжают уничтожаться со скоростью 20 га в минуту, что в 18 раз превышает темпы их роста. И это при условии, что для последующего коммерческого использования леса требуются от 30 до 200 лет! [1] Параллельно растет объем добычи объектов живой природы (рыболовство, охотничий промысел, использование «побочной» продукции лесов, лугов, хотя качество и количество их сегодня оставляет желать лучшего).

Многообразный спектр потребительно-стоимостных «даровых» сущностей, используемых человеком и в качестве средств производства и в качестве средств жизнеобеспечения, представляют водные ресурсы.

К началу ХХI века здесь обозначились проблемы, связанные с видоизменениями в худшую сторону:

- за счет негативных процессов, обусловленных антропогенными нарушениями водного стока;

- депрессии подземных вод;

- изменений, вызываемых химическими, тепловыми и иными загрязнениями природных вод.

Антропогенные нарушения стока выражены изменениями естественного водного и химического режима рек в результате хозяйственного их использования, загрязнений ландшафтов, водосбора, руслового регулирования, водозабора и сброса вод в речную сеть.

Гидрологические последствия освоения территорий и руслового регулирования стока диаметрально противоположны: усиление экологически неблагоприятных особенностей стока сопровождается ослаблением разнообразных негативных последствий нарушения природных процессов формирования стока в ходе его регулирования. Подавляющее большинство видов хозяйственной деятельности на водосборах усиливает экологически неблагоприятные черты, присущие нерегулируемому стоку: колебания расходов воды в реке, изменчивость показателей качества воды.

Антропогенное воздействие на формирование стока увеличивает опасность наводнений, усиливает склоновую, овражную и русловую эрозию, увеличивая мутность воды, ухудшая световые условия развития речных биоценозов. Вместе с мутностью растет загрязнение речной воды органическими и минеральными веществами, сточными водами, что ведет к токсикозу речных биоценозов, ослабляющему или даже прекращающему процесс самоочищения воды.

Депрессия подземных вод выражается в снижении свободной или напорной поверхности подземных вод до уровня естественного или искусственного (балки, долины) дренажа, что сопровождается оседанием земной поверхности. Особенно это заметно в урбанизированных зонах. Например, город Хьюстон (США) опустился на 3 м, Мехико – на 10 м, в Токио и Осака поверхность земли местами понижается со скоростью 18 см в год, а в долине Сан-Хоакин (США) – со скоростью 37 см в год [2].

Природные воды подвержены химическому, тепловому загрязнению солями (хлориды, сульфаты, нитраты и др.) из горнопромышленных и сельскохозяйственных источников, что нарушает естественный ритм водных экосистем. Чрезмерные водозаборы для питьевых, хозяйственных и технических целей деформируют водный баланс, наносят ущерб природным водам. Мировой океан, «суммируя» загрязнение всех других сред (воздуха, почв, вод, суши), является невольным их коллектором, так как не имеет в отличие от других сред очищающего оттока. Загрязнения поступают из атмосферы вместе с осадками в виде пыли, аэрозолей;

с суши - вместе со стоком рек, в результате непосредственного сброса промышленных вод. Загрязнения разрушают нормальные водные экосистемы, меняя их качественно (эффект замещения сине зелеными водорослями). Океан выполняет сегодня и другие функции. Он может рассматриваться как: 1) «универсальный рудник», в котором сосредоточены разнообразные ископаемые: рудные залежи, нефть, золото, платина, ртуть, хром и т.д.;

2) возможный источник энергии.

Человечество интенсивно разрабатывает и другой естественный ресурс – атмосферный воздух, который выполняет двуединую функцию: снабжает животный и растительный мир, включая в себя человека, необходимыми газовыми элементами (кислород, углекислый газ и т.д.), смягчает температурные параметры, защищает поверхность Земли от космического, радиационного и ультрафиолетового излучения, от метеоритов и других космических тел, подавляющая масса которых сгорает в атмосфере (естественные функции);

обеспечивает производственные процессы кислородом, азотом, водородом и нейтральными газами (искусственная, антропогенная функция).

За предшествующие 100 лет содержание кислорода в воздухе, в основном за счет вырубки лесов, уменьшилось на 240 млрд. т и продолжает уменьшаться, причем 95% этого объема используется в технологических процессах. Например, реактивный лайнер при перелете на 1000 км пути использует столько же кислорода, сколько один человек потребляет за год. При перелете из Америки в Европу за 8 часов самолет потребляет 35 т кислорода (для сравнения: такое количество производит за то же время 25 тыс. гектаров леса) [3].

Реальна угроза возникновения кислородного голода. Кислород вырабатывается зелеными растениями в процессе фотосинтеза – 100 млрд. т ежегодно. Полное обновление кислорода планеты осуществляется при посредстве живых организмов в течение 5200-5800 лет. За миллионы лет доля накопленного кислорода составила около 21%, но его запасы, ранее считавшиеся неисчерпаемыми, катастрофически уменьшаются в результате интенсивного хозяйственного воздействия. Если количество кислорода в атмосфере снизится до 16%, то будут остановлены основные природные процессы – дыхание, горение, гниение, то есть прекратится жизнь [4].

Особо следует сказать о производственном использовании в качестве «добывающей отрасли» природных ландшафтов. Последние в таковом качестве рассматриваются все чаще, так как ухудшающаяся экологическая ситуация вынуждает социум к пересмотру функций природного ландшафта в сторону учета его роли в сохранении комфортности психофизиологического самочувствия человека. Общение с пейзажем (геохора по В.И. Вернадскому) является формой добычи человеком полезного для него психофизиологического эффекта – природного ресурса. Появление такого вида деятельности как ландшафтная архитектура – свидетельство того, что гармоническое сочетание природных и антропогенных ландшафтов является условием комфортного бытия социума.

Неразумное отношение к ландшафту ведет к необратимым изменениям, полному разрушению его структуры, что выражается в потере им способности выполнять ресурсо- и средовоспроизводимые функции. Загрязнение ландшафта чуждыми компонентами антропогенного типа рано или поздно охватывает его в целом, что сопровождается формированием геохимических, геоморфологических и термических аномалий, наносящих ущерб растительному и животному миру, человеку как органической части последнего.

Деформация потребительно-стоимостных параметров биосферы в процессе функционирования добывающих отраслей сопровождается полезным для социума эффектом - получением на базе природной основы потребительной стоимости (видоизмененное трудом социоприродное образование), которая может быть использована в личном и двоякого рода производственных целях.

Первый вариант потребительной стоимости удовлетворяет физиологические и бытовые потребности человека (природные блага, используемые в пищу;

строительные материалы - камень, щебень, известь, гипс, битум, деготь;

лесные материалы и изделия из древесины и т.д.). Эти продукты могут быть признаны конечными: предметы природы завершают свой жизненный цикл, пройдя стадию предмета труда.

Второй вариант потребительной стоимости удовлетворяет цели человека, опосредованные производственными процессами той или иной степени сложности в двух вариантах:

- как сырые материалы (сырье) для обрабатывающих производств;

- как вспомогательный природный фактор, без использования которого невозможна работа гидроэлектростанций, гелио-ветроустановок и т.д.

Здесь речь идет о потребительной стоимости, которая должна быть включена в специфические технологические режимы, ибо это является необходимым условием их жизненного цикла (варианты готового продукта).

Так, продут питания – свежая рыба – есть потребительная стоимость, или безвозмездное благо, которое человек получает «даром», хотя этот «дар» можно получить, лишь воспользовавшись услугами рыбака (вспомним пословицу: «без труда не вытащишь и рыбку из пруда»). Рыба – природная потребительная стоимость - приобретает новый статус и переходит в разряд конечного продукта (используют в пищу) или готового, если она становится предметом труда рыбоперерабатывающих производств. Аналогичные примеры: поток воды способен продуцировать электрический ток, лишь пройдя через турбины гидро электростанции;

ветер – если имеется ветроустановка для преобразования кинетической энергии ветрового потока;

поток солнечной энергии преобразуется в удобный вид, пройдя через гелиоустройство. Технические сооружения (гидроэлектростанция, ветро-или-гелио-энергетическая установка), а не поток воды сам по себе, не ветер сам по себе, не солнечные лучи сами по себе способны преобразовать природный ресурс в продукт, полезный для человека.

Таким образом, преобразование предметов природы в продукты в рамках добывающих отраслей сопровождается двоякого рода результатом: получением новой потребительной стоимости (готовые и конечные продукты) и негативными качественно-количественными изменениями базовых характеристик биосферы.

Ущерб природе может быть показан и на примерах деятельности обрабатывающих производств, цель которых состоит в «переводе»

потребительной стоимости готового продукта на общественно более значимый уровень – потребительную стоимость и стоимость конечного продукта.

Обрабатывающие отрасли (производство черных металлов, прокат, химические и нефтехимические производства, выпуск машин и оборудования, строительных материалов, предметов легкой и пищевой промышленности и т.д.), деформируют окружающую среду, нарушая воздушный и водный бассейны, ландшафт, растительный и животный мир. Мы не рассматриваем конечную продукцию военно-промышленного комплекса. Эта специфическая отрасль обрабатывающих производств функционирует по негативному типу (их предназначение состоит в функции разрушения, а не созидания). О масштабах ущерба биосфере, наносимого этим «производственным процессом», можно судить, например, по параметру «радиоактивное загрязнение». На испытательных полигонах мира уже взорвано более 1800 ядерных боеприпасов различной мощности, причем 25% - над поверхностью Земли, что привело к ее радиоактивному загрязнению, по уровню сопоставимому с ущербом от Чернобыльской катастрофы [5].

Выплавка стали неизбежно сопровождается ее распылением, нарушающим все компоненты природной среды. На 1 т черновой меди приходится 2,09 т пыли, в составе которой содержится до 15% меди, до 60% окиси железа, по 4% мышьяка, ртути, цинка, свинца. Из плавильных печей выбрасывается в атмосферу никель, кобальт, молибден и другие металлы. Индустриальные районы в итоге трансформируются в «технические ландшафты», чуждые природным. Многие загрязнители воздуха вступают в химические реакции, образуя вещества неизвестной этиологии, аналога которым «природа не знает» [6].

Выплавленный металл, воплощенный в конечных изделиях, рано или поздно изнашивается, стирается, подвергается коррозии. Средняя продолжительность жизни стальных изделий, находящихся в употреблении, составляет около 15 лет. Таков же средний возраст изделий из цветных и черных металлов. Растворяются в окружающей среде и изделия из благородных металлов (золото, серебро, платина).

Итог – «ожелезение поверхности», металлизация почв, водной, воздушной среды. Содержание металлов в почвах существенно истощает почвообразовательный процесс. В столь же значительной степени увеличивается прессинг металла на живую природу, включая в себя человека. Вместе с речным потоком и через атмосферу антропогенные металлы попадают в Мировой океан.

Количество железа, которое реки выносят в Мировой океан «естественным путем», составляет сегодня около 25 млн. т в год, антропогенная составляющая добавляет еще 320 млн. т. То же с другим металлами.

Ущерб, наносимый биосфере производственной деятельностью, отражается на здоровье социума (индивида). Человек – звено «живого вещества» – не может не испытывать негативного влияния антропогенных процессов и страдает также как и «братья наши меньшие» (растения и животные). Загрязняя собственное жилище – биосферу, человечество «получает» букет соматических и психических заболеваний. Из почвы вещества-загрязнители в результате миграционных процессов попадают в организм человека по пищевым цепочкам: почва – растение - человек;

почва - атмосферный воздух - человек;

почва – вода - человек;

почва растение-животное - человек.

Исследования последних десятилетий показывают, что причины возникновения и широкого распространения таких заболеваний как сердечно сосудистая патология, злокачественные новообразования, болезни нервно психической системы, травмы, генетические аномалии и т.д. связаны с экологическим неблагополучием.

Здоровье человека стало более хрупким, понизилась его сопротивляемость внутренним и внешним агрессиям, он сегодня весьма чувствителен к инфекциям, страдает значительным снижением способности чувствовать (осязать, обонять, видеть, слышать). В итоге, мы стали жить дольше, чем наши предки, но у нас нет той жизненной силы, что была у них: 60% жителей планеты находится на грани между болезнью и здоровьем («третье состояние»). Каждая патология, вызываемая цивилизацией, является полиэтиологичной: она развивается в результате неоднократного воздействия спектра неблагоприятных условий.

Болезнью века стала язва желудка, растет заболеваемость гипертонией с тенденцией к поражению молодых возрастных групп;

частыми стали случаи смерти в результате инфаркта миокарда, увеличивается заболеваемость злокачественными опухолями;

растет число больных диабетом и другими расстройствами обмена веществ;

вызывает тревогу число врожденных дефектов у новорожденных.

Выделились в особую группу и так называемые «функциональные заболевания», спровоцированные дистрессами, одиночеством, тоской, возникающие у людей, живущих в «бетонированных пространствах»: бессоница, наркомания, алкоголизм, курение и, наконец, разрушение иммунной системы – СПИД. Растет число инвалидов: сегодня их насчитывается более 500 млн.

В связи с загрязнением среды обитания следует ожидать «всплеска»

генетических заболеваний. Последние обусловлены тем, что окружающая среда деформирована мутагенами в виде химических, физических и биологических факторов, способных вызвать поломку в соматических и зародышевых клетках человека. В настоящее время около 10% новорожденных уже имеют такие дефекты, а повышение уровня генетического груза за пределы 10% повлечет за собой серьезные, во многом не предсказуемые следствия [7].

Резкое ухудшение качества среды обитания в мегаполисах повлекло за собой их ДЕЗУРБАНИЗАЦИЮ – «обезлюдение». Процесс дезурбанизации набирает высокие темпы: состоятельная часть населения перемещается в более здоровые пригородные (спальные) районы, стремится переселиться из многоэтажных зданий в собственные дома (до 86% желающих). Дезурбанизм является особым направлением в градостроительстве, отрицающим положительную роль крупных городов. Наиболее последовательно идеи дезурбанизации были сформулированы в книге американского архитектора Ф.Л.

Райта «Исчезающий город» и его проекте города, в котором жилые и общественные постройки городского типа размещаются среди сельскохозяйственных угодий [8].

Здоровье и жизнь населения сегодня являются объектом риск-анализа.

Общая величина физического ущерба здоровью и жизни населения местности в количестве N человек может быть определена согласно следующему выражению [9]:

У N, S N ni S niфон ·T, i где У (N,S) – количество потерянного времени населением в N человек из-за повышения заболеваемости, смертности, обусловленного снижением качества окружающей среды на величину S;

ni(S) – число заболеваний i-го типа (смертей), зафиксированное при снижении качества окружающей среды (обычно фиксируется в расчете на 10 000 жителей за год);

ni фон – число болезней i-го типа (смертей) при «нормальном» состоянии окружающей среды;

Тi - средняя продолжительность болезни i-го типа;

N - число жителей рассматриваемой местности (при необходимости делится на 10 000);

k - число рассматриваемых типов болезней.

Деформацию потребительно-стоимостных параметров биосферы целесообразно рассмотреть в качественно-количественном выражении посредством фиксации объективной и субъективной составляющих ущерба, применяя коэффициенты пропорциональности и индексы ресурсоистощения;

показатели, посредством которых фиксируется поступление в окружающую среду опасных антропогенных ингредиентов и степень риска той или иной антропогенной деформации окружающей среды (см. схему).

Универсальной шкалы для измерения ущерба, наносимого человечеством биосфере, не существует. Практика использования объективной (природной) и субъективной (социальной) шкалы позволяет оценить лишь в общих чертах процессы антропогенных разрушений биосферы.

Объективная шкала фиксирует изменения биосферы, происходящие помимо воли людей, но при их участии;

субъективная – наши представления о мере опасности процессов, деформирующих биосферу.

Объективные качественно-количественные параметры ущерба потребительной стоимости биосферы выражены: нарушениями первичной продукции биоты;

степенью разбалансировки тепло- и влагообмена;

изменениями природных и искусственных подсистем.

Схема деформаций потребительно-стоимостных параметров биосферы Оценка риска, наносимого Разработка и использование пока ущерба соответственно зателей, фиксирующих вредные современным ингредиенты, для определения ущерба представлениям о мере соответственно современным его опасности представлениям о мере его опасности субъективные варианты измерений качественная ДЕФОРМАЦИЯ количественная составляющая потребительно- составляющая измерений параметров стоимостных биосферы объективные варианты измерений Данные экологического Использование коэффициен мониторинга (базового тов пропорциональности и или фонового типа) индексов ресурсоистощения Нижним объективным пределом ущерба служит критическое состояние биосферы, при котором дальнейшее антропогенное воздействие нарушает ее устойчивость и лишает способности к самовосстановлению (нерегулируемые вырубки лесов и распашка земель, уменьшение стока поверхностных вод, объема водоемов, запаса подземных вод и т.п.).

Эффективным способом констатации критического состояния природных систем является экологический мониторинг – регулярные и длительные наблюдения за качеством атмосферного воздуха, воды, почвы и других компонентов биосферы.

Объективная шкала измерений ущерба биосфере предполагает использование диагностического потенциала коэффициентов биологического накопления, Бюффона, дезактивации, поглощения и т.д., а также индексов загрязнения рек, встречаемости, листовой поверхности Чепмена и др.

Субъективные качественно-количественные параметры ущерба потребительной стоимости биосферы выражаются:

системой показателей: ПДД (предельно допустимая доза), ПДК (предельно допустимая концентрация загрязняющего вещества);

ПДВ (предельно допустимый выброс);

ПДС (предельно допустимый сброс);

ПДУ (предельно допустимый уровень) и др.;

оценкой степени риска наносимого биосфере ущерба.

Нижним субъективным пределом ущерба служит дискомфорт человека (социума), препятствующий его нормальной деятельности. Пример - пороговое значение вредного действия того или иного вещества, концентрация которого вызывает в организме изменения, выходящие за пределы его физиологических приспособительных реакций.

Субъективная, социально обусловленная шкала измерений ущерба биосферы, основана на использовании системы показателей степени токсичности веществ. В соответствии с Госстандартом они подразделяются на 4 класса опасности:1) чрезвычайно опасные, 2) опасные, 3) малотоксичные, 4) не опасные. Например, ПДК загрязнителей веществ в пахотном слое почвы, в водоемах хозяйственно-бытового и культурно-бытового пользования;

ПДК максимальной концентрации веществ атмосферы, ландшафта и т.д.

К субъективной шкале оценок качества деформации биосферы относится определение концентрации, видимости/невидимости степени риска (экологического, технического, физико-географического и др.).

Анализ качественно-количественных потребительно-стоимостных характеристик биосферы будет неполным, более того, искаженным, если не принять во внимание этап функционирования предмета труда нулевого, предваряющего процессы формирования потребительной стоимости как готового, так и конечного продукта. Речь идет об этапе теоретического осмысления процесса формирования продукта (геолого-экологическая экспертиза, геологическое изучение недр, эколого-экономический, социальный прогноз и т.д.). Например, геоэкологическая экспертиза есть исследование и оценка специалистом или группой специалистов (экспертов) возможных экологических последствий строительства или функционирования добывающих и обрабатывающих производств [10].

2.2.Деформация потребительно-стоимостных параметров биосферы как результат нарушения закона бережливости В.И. Вернадского Биосфера, как мы уже неоднократно отмечали, вынуждена выступать в противоречащих друг другу ипостасях – служить средой обитания «живого вещества» и средой производственной деятельности человечества. Социум привык за тысячелетия существования к определенному комфорту, причем не только и не столько естественно-необходимому, сколько (в последние столетия!) неестественно-потребительскому. Сейчас, когда «золотой миллиард» пытается решить проблему сохранения своего привилегированного статуса за счет других народов и государств, устойчивость потребительно-стоимостных характеристик биосферы приобретает остроту как в экономическо-политическом, так и социально-экологическом плане.

Корни проблемы уходят в 70-е годы прошлого века, когда положение с минеральными ресурсами в западном мире стало меняться в худшую сторону.

Стоимость импорта сырья за период с 1970 по 1977 гг., например, в США, увеличилась в 10 раз. Развитые в технико-экономическом отношении государства стали инициировать исследования по проблемам использования вторичных материалов. Расчеты специалистов показали, что более 2/3 вовлеченных в процесс производства природных ресурсов может быть восстановлено и возвращено в технологические циклы. Средства, вложенные в проведение такого рода исследования и создание экологически предпочтительных технологий, составили в США около 6,5 млрд. долл. На стимулирование сбора, сортировку и Термин «живое вещество» введен в научный оборот В.И. Вернадским. Это – совокупность всех организмов в данный момент существующих, численно выраженных в элементарном химическом составе, в весе, энергии.

Живое вещество неотделимо от биосферы, является ее функцией и одновременно «одной из самых могущественных геохимических сил нашей планеты». Общий вес живого вещества оценивается величиной 2,4-3, 10 т (в сухом виде). В «живом веществе» абсолютно преобладают растения (фитомасса), менее велика роль животных (зоомасса) и микроорганизмов (См.: Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. М., 1989.С. 51-79;

Он же: Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М., 1965.С. 297;

Экологический энциклопедический словарь. М., 1999. С. 234-235).

регенерацию материалов было направлено дополнительно около 25 млрд. долл.

[11].

Начиная с 80-х годов ХХ века, утилизация технологических и эксплуатационных отходов превратилась в одну из главных социально экономических и технических задач. Было признано, что платить за удаление отходов и за нанесение ущерба природе должны те, кто повинен в этом. Но от признания необходимости платить за причиняемый природе ущерб до реализации этой установки образовался трудно преодолимый интервал. Монополии, как показала практика, не обнаруживали стойкого желания снижать свои прибыли и расходы;

принимать во внимание изменение параметров биосферы в сторону ухудшения. Как правило, издержки производства по использованию отходов перекладываются на население, потребителей. Другими словами, проблемы автоматически «переводились» из года в год, десятилетия за десятилетиями на иной уровень, рождая новые трудности.

Можно ли решать вопросы, связанные с экологическим и экономическим благополучием, в компромиссном для природы и общества ключе? Есть ли для этого реальные предпосылки? Ответ невозможен без теоретического осмысления механизмов функционирования каждой из составляющих системы «природа общество» 3 и анализа диалектических связей, ее характеризующих, под углом зрения сохранения потребительно-стоимостных параметров биосферы.

Поскольку мы имеем дело с многоаспектным объектом – биосферой, определим последовательность его рассмотрения, выделив позиции, связанные:

- с определением терминологического статуса «биосферы»;

- анализом сущности закона бережливости В.И. Вернадского;

- рассмотрением вариантов функционирования системы «биосфера-общество»;

- выяснением качественно-количественных характеристик ущерба, наносимого биосфере как глобальной потребительной стоимости.

О метаморфозах в понимании терминов «природа (природное)», «социум (социальное)», об авторском отношении к ним см.: Соснина Т.Н. Предмет труда. Философский анализ. Саратов: Изд-во Саратовск. ун-та, 1976.

С.31-34.

Первая позиция. Анализу смысла понятий «биосфера», «природа», «общество» посвящено множество работ. Не ставя целью рассмотрение всего многообразия подходов, существующих в литературе [12], определим свое отношение к ним. Мы исходим в трактовке смысла термина «биосфера», ориентируясь на учение В.И. Вернадского о биосфере-ноосфере. Формально понятие «биосфера» впервые было использовано Ж.Б. Ламарком (начало XIX в.), а применительно к геологической ее составляющей – Э. Зюссом (конец XIX в.). С их точки зрения, биосфера есть совокупность всех организмов, населяющих верхнюю оболочку планеты. Косное вещество является средой их обитания 4.

В.И. Вернадский пошел значительно дальше. Его биосфера - это единство живого и косного вещества планеты, напрямую связанного с Космосом, изучение которого является для нее строительным материалом. «Вещество биосферы, благодаря им (космическим изучениям - Т.С.), проникнуто энергией;

оно становится активным (выделено В.И. Вернадским), собирает и распределяет в биосфере полученную в форме излучения энергию, превращает ее, в конце концов, в энергию в земной коре - свободную, способную производить работу [13]. Космические излучения, идущие от всех небесных тел, охватывают биосферу, проникают всю ее и все в ней… Их учет и их понимание – дело будущего. Но несомненно, не они, а лучи Солнца обуславливают главные черты механизма биосферы. Изучение отражения на земных процессах солнечных излучений уже достаточно для получения первого, но точного и глубокого представления о биосфере как о земном и космическом механизме [14].

В.И. Вернадский ставит, таким образом, вопрос о биосфере в сущностном, глубоком прочтении, обращая внимание на ее организованность (термин В.И.

Вернадского), своеобразие механизмов развития, тесное взаимодействие (во всех его проявлениях) с космическими излучениями.

Биосфера как целостный планетарный феномен исследовалась выдающимися естествоиспытателями и философами. В его разработку внесли большой вклад Ламетри и Гумбольд, Дарвин и Рулье, Шеллин и Гегель и др.

В России проблемами анализа живой материи успешно занимались Н.А. Северцев, В.Д. Докучаев В.А. Тимирязев, В.И. Сухачев и др. Но в этом созвездии великих имен, несомненно, первой величиной был и остается В.И.

Вернадский. Именно ему было суждено «увидеть» землю из Космоса за полвека до первого космического полета, понять, что человечество проявляет себя как сила, способная принципиально изменить облик планеты.

В работах В.И. Вернадского содержится несколько подходов к определению биосферы, раскрывающих ее содержание с различных точек зрения: «По существу, биосфера может рассматриваться как область земной коры, занятая трансформациями, переводящими космические излучения в действенную земную энергию – электрическую, химическую, механическую, тепловую» [15].

«Биосфера – единственная область земной коры, занятая жизнью;

только в ней, в тонком наружном слое нашей планеты жизнь сосредоточена;

в ней находятся все организмы, всегда резкой, непроходимой гранью отделенные от окружающей их косной материи.

Никогда живой организм в ней не зарождается. Он, умирая, живя и разрушаясь, отдает ей свои атомы и непрерывно берет их из нее, - но охваченное жизнью живое вещество всегда имеет свое начало в живом же» [16].

«Биосфера включает в себя земную тропосферу, океаны и тонкую пленку в континентальных областях, уходящую на глубину не менее, чем на три километра. Человек стремится увеличить размеры биосферы» [17].

«Человечество своей жизнью стало единым целым. Нет ни одного клочка земли, где бы человек не мог бы прожить, если бы это было ему нужно…» [18].

«Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой.

Перед ним, перед его мыслью и трудом ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого… Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть ноосфера» [19].

«Ноосфера – последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории… Мы входим в ноосферу [20].

Вышеприведенные суждения В.И. Вернадского о биосфере – свидетельство того, что великий ученый постоянно углублял содержание этого понятия: начав с утверждения о связи живого и неживого вещества Земли с энергией Космоса и роли живого вещества, обитающего в биосфере как целостной геологической оболочке планеты, преобразующей ее облик, и завершив утверждением, что биосфера с появлением Homo sapiens, превращением совокупного человечества в геологическую силу, переходит в качественно новое состояние – ноосферу.

В.И. Вернадский первый аргументировано проанализировал теории функционирования биосферы с учетом системного ее качества, специфики организации, возможности развития в режиме «эффективность-оптимум». Он увидел, что в структурно-функциональном и пространственно-временном аспектах организованность существования биосферы создается и сохраняется на протяжении миллиардов лет существования БЛАГОДАРЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖИВЫХ ОРГАНИЗМОВ. Формы этой деятельности – биогеохимическая работа в биосфере – заключаются в осуществлении круговоротов вещества и потоков энергии между главными структурными компонентами биосферной целостности:

горными породами, природными водами, газами, почвами, растительным и животным мирами.

Вторая позиция. В.И. Вернадский рассматривал биосферу как особое геологическое тело, строение и функции которого определяются особенностями Земли (планеты Солнечной системы) и Космоса, а живые организмы, популяции, виды и все живое вещество – как формы и уровни организации биосферы. В мире организмов биосферы идет жесточайшая борьба за существование – не только за пищу, но и необходимый газ, и эта последняя борьба является основной, так как именно газ нормирует размножение.

В то же время жизнь, продуцируя в земной коре свободный кислород, создает озон, предохраняющий биосферу от излучений Космоса.

Биогеохимические процессы пульсируют, замирают и усиливаются, подчиняясь закону бережливости. Феномен бережливости в использовании живым веществом необходимых для жизни химических элементов был обнаружен до В.И. Вернадского К.М. фон Бэром, который отметил, что бережливость является качеством живой материи и наблюдается в пределах самого организма. Раз вошедший в него элемент проходит длинный ряд состояний, прежде чем покинет его и будет потерян. Организм одновременно вводит в свою систему только необходимые для жизни количества элементов, избегая излишка.

В.И. Вернадский счел возможным подойти к проблеме бережливости как к закону, действию которого подчиняется вся совокупность живого вещества. «В неисчислимых биологических явлениях, - писал он в «Биосфере», – наблюдается проявление закона бережливости. Атомы, вошедшие в какую-нибудь форму живого вещества, захваченные единичным жизненным вихрем, с трудом возвращаются, а может быть, и не возвращаются назад, в косную материю биосферы. Организмы, поедающие других, паразиты и организмы симбиозов, сапрофиты, немедленно вновь переводящие в живую форму материи только что выделенные остатки жизни, в действительности сами в значительной части всегда живые, пропитанные ее микроскопическими формами, новые поколения, получаемые размножением – все эти разнородные, неисчислимые механизмы улавливают атомы в изменяющейся среде, удерживают их в жизненных вихрях, переводя их из одного в другой.

И это имеет место на протяжении всего круга жизни, сотни миллионов лет»

[21]. Каждая форма, уровень живого вещества «изымает» из окружающей среды необходимые элементы и «возвращает» отработанное в приемлемых для биосферы формах. Часть видов потребляет вещества непосредственно из окружающей среды, другая – использует продукты, переработанные и выделенные первыми;

третья – вторыми;

четвертая – третьими, и так до тех пор, пока вещество вновь не возвращается в первоначальное состояние, попадая в окружающую среду. Например, живые организмы могут «пропустить» через себя весь объем воды, имеющийся на Земле, примерно за 2 млн. лет, кислорода – за 2000 лет. Полный гипотетический круговорот атмосферного углекислого газа через связанные формы углерода живого вещества может вернуться в атмосферу за 300 лет и т.д.

Живое вещество активно регулирует геохимическую миграцию атомов, благодаря ему, за сотни миллионов лет геологической истории сохраняется стабильность биосферы в целом. Биосферная миграция химических элементов стремится к максимальному своему проявлению. Вовлекая неорганическое вещество в «вихри жизни», организмы способны со временем проникать в ранее недоступные области планеты, увеличивая свою геологическую активность.

В статье «Эволюция видов и живое вещество» В.И. Вернадский обращает внимание на необходимость сохранения видового разнообразия животных и растений. Он пишет о том, что различных видов минералов известно не более трех тысяч, видов живой природы – несколько миллионов. Такое многообразие форм – результат длительной эволюции, продуктом которой явилось гармоническое их целое. Уничтожение даже одного вида нарушает это целое, ведет к обеднению генофонда живой природы, что не проходит бесследно для биосферы. Функционирование живого вещества становится возможным лишь при условии сохранения на протяжении миллиардов лет «геологической истории биосферы» определенных физических и химических ее параметров. Вне этих «пределов» рушится сама основа биосферы – ее организованность.

Каковы по В.И. Вернадскому физические и химические параметры, обеспечивающие функционирование «старинных биогеохимических» циклов биосферы? Ответ на данный вопрос принципиально важен, ибо помогает сориентироваться в координатах функционирования биосферы, выявить нормативное ее состояние.

Биосфера предстает в виде комплекса систем типа «предмет жизнедеятельности – живой организм», связанных друг с другом. В.И.

Вернадский исходил из факта наличия в живой природе двух уровней: первый – автотрофные организмы;

второй – гетеротрофные и миксотрофные организмы.

Автотрофы (зеленые растения, бактерии) строят свое тело непосредственно из неорганических веществ;

гетеротрофы (животные, включая человека) – из органических;

миксотрофные (незеленые растения) – из соединений, созданных как живой, так и косной материей.

Подобного рода дифференциацию живого вещества В.И. Вернадский не считал признаком автономного (в буквальном смысле слова) существования растений и окисляющих бактерий. Иначе говоря, первичный уровень, всеобщий предмет жизнедеятельности, в любом случае образуется неорганической природой. «Нет ни одного организма, - подчеркивал В.И. Вернадский, - который бы в своем дыхании и питании не был связан, хотя бы отчасти, с косной материей» [22]. Следует учесть, что взаимосвязь «живое вещество – предмет жизнедеятельности (неорганическая и органическая среда)» действует в соответствии с законом бережливости, регулирующим биогеохимические процессы биосферы. Подчиняясь ему, живое вещество экономно использует необходимые химические элементы, соединения и не имеет агрессивных отходов.

Все виды живого вещества, взаимодействуя с предметами жизнеобеспечения, берут надолго или навсегда строго фиксируемый состав элементов;

с достаточной степенью эффективности используют каждый из них в пределах своего биоцикла, замыкая последний по формуле: «беру необходимое – экономно использую – отдаю остатки в приемлемой для окружающей среды форме».

Необычный подход к определению роли живых организмов в биосфере позволил В.И. Вернадскому по-новому оценить масштабы, глубину последствий деятельности живого вещества и, в особенности, производственной деятельности человека для настоящего и будущего Земли. Выдающийся ученый не только определил количество живого вещества на Земле, но и обосновал вывод, что с появлением человеческого общества последнее превращается в великую геологическую, а может быть, и космическую силу. Действительно, человек, как существо биосоциальное, продолжает эволюцию органической материи в специфических, свойственных только ему формах. Он становится носителем универсального типа связей (предмет жизнедеятельности дополняется предметом труда, а последним становится планета). «Мощь его (человека) связана с его мозгом, с его разумом и направленным этим разумом трудом» [23].

Если живые организмы, включая высших животных, не находят в окружающей среде благоприятных условий для существования, то они приспосабливаются к новым, а если это не удается, гибнут. Люди с помощью орудий труда способны производить продукты, которые природа не создает или которых производит мало.

Потребляя природную среду, социум обеспечивает себя средствами существования, манипулирует материальными потоками живого труда, средств и предметов труда. В этом секрет, что человечество, несмотря на ничтожную величину своей биомассы, способно наложить «антропогенную печать» на природу. Постепенно человек создает вторую (искусственную) среду, «дополняя»

первую (естественную) и взаимодействуя с ней, не считаясь с законом бережливости.

Живое вещество, осознавшее себя и окружающий мир в лице Homo sapiens, радикально изменяет свое воздействие на природу и открывает новую эпоху в истории Земли. Геохимическая функция организмов в биосфере до появления человека – на это обстоятельство В.И. Вернадский обращает внимание ввиду его исключительной важности – стихийно вписывалась в круговорот веществ, не причиняя ущерба природе. Процессы образования и разрушения живого как бы уравновешивали друг друга. С появлением человека характер их меняется сначала постепенно, а начиная с ХХ века – глубоко и остро, что связано со становлением человечества, действующего «как единое целое по отношению к остальному живому населению планеты» [24].

Можно говорить о трех «контрольных точках», или этапах взаимодействия социума и биосферы. Один базируется на экономике присваивающей, второй – на экономике производящей (аграрной), третий – на экономике производящей (индустриальной). Просматривается ныне и четвертый тип – экономика самовоспроизводящаяся (постиндустриальное производство).

Освобожденные в результате антропогенной деятельности химические элементы, лишь в малой доле своей, включаясь в последующие циклы производства, превращались и превращаются в балласт, не безразличный для биосферы, более того, разрывающий своим присутствием устоявшиеся биогеохимические циклы. В.И. Вернадский вводит понятие «биогенная миграция атомов» с целью анализа спектра связей организмов с окружающей средой:

одноклеточные организмы размножаются через биогенную миграцию атомов первого ряда;

многоклеточные организмы – через биогенную миграцию атомов второго ряда. Третья биогенная миграция связана с деятельностью человечества.

Она совершается под влиянием его воли, разума и проявляется как биогеохимическая функция социума. Тем самым человек положил начало процессу перехода биосферы в биотехносферу – биосферу видоизмененную:

человечество оказалось способным вызвать разнообразные химические процессы, через посредство разума и техники, а не через посредство физиологической работы своего организма.

Достаточно точно картину этих изменений можно оценить с позиции закона бережливости. До того как социальный фактор в биосфере стал доминирующим, его действие в мире растений и животных проявлялось в жесткой эволюции живых форм. На социобиологическом уровне решающую роль приобретает антропогенная составляющая (человек с большим или меньшим успехом действует сообразно достигнутому им уровню эмпирических и научных знаний об окружающем мире), которая не всегда и далеко не везде согласуется с законом бережливости. Итогом подобного рода диспропорций явилось нарушение функционирования биосферы: во все структурные звенья последней стали гигантскими порциями поступать соединения, дезорганизующие живое. Человек умеет синтезировать сегодня около 10 млн. разнообразных веществ, из которых пока лишь несколько более 2 млн. обнаружено в природе. Около 80% веществ человечество использует, не зная ничего об их токсичности и возможном действии на среду обитания и его самого. Прямое и косвенное антропогенное воздействие негативно проявилось в атмосфере, гидросфере, литосфере, органической природе (растительном и животном мирах, включая человека).

Выход из подобного рода ситуации, по теории В.И. Вернадского, один:

деятельность человечества должна быть согласована с алгоритмом функционирования старинных биогеохимических циклов планеты, то есть законом бережливости. В.И. Вернадский, размышляя над этой проблемой, счел необходимым сделать вывод: завершающим этапом эволюции «шара жизни»

станет качественное иное его состояние – НООСФЕРА.

Принципиально важным для понимания ноосферы является положение о преемственности структурной организации биосферы, неизбежности появления новой формы ее существования или нового единства живого и неживого, возникающего в результате взаимодействия биосферы и общества. Структура биотехносферы (современное состояние биосферы) и ноосферы (будущее состояние биосферы, измененное мыслью и деятельностью человечества) рассматривалась В.И. Вернадским как производное развития биосферы и геосферы:

1) поэлементная разбивка геосферы есть основа структурной дифференциации биосферы (неживая и живая природа образуют геобиосферу);

2) структурное членение биосферы выступает в качестве фундамента, на котором возникают элементы биотехносферы (первая и вторая природа образуют биотехносферу как специфическое сочетание естественной и искусственной, созданной социумом природы);

3) элементы биотехносферы переходят в элементы ноосферы (биотехносфера в оптимальном варианте ее функционирования превращается в ноосферу).

Подобного рода сквозной подход строго выдерживается В.И. Вернадским.

Ученым было рассмотрено несколько вариантов взаимосвязанного членения геобиосферы.

Первый был осуществлен по географическому признаку: на вертикальном разрезе планеты дифференцируются концентрические слои, каждый из которых обладает особыми свойствами (тропосфера;

кора выветривания;

гидросфера;

стратосфера;

осадочная;

метаморфическая сфера;

гранитная сфера).

Второй – сообразно классификации химических элементов земной коры – основан на общих явлениях их истории. Различаются шесть геохимических групп:

циклические, биогенные элементы, благородные газы, радиоактивные, редкоземельные, инертные и рассеянные элементы.

Третий – по наличию различных форм живого вещества (учитываются способ питания, среда обитания, верхняя и нижняя границы жизни).

Четвертый – по геохимической функции живого вещества во всем многообразии форм, исключая человека.

В работе «Научная мысль как планетное явление» В.И. Вернадским намечаются контуры пятого варианта структуры, который характеризует антропогенный этап эволюции биосферы – биотехносферу, осуществляющейся сообразно степени реализации человеком мощи разума и труда, концентрируемых в предметах, средствах и результатах деятельности. В.И. Вернадский в связи с этим выделяет такие этапы как овладение огнем, орудиями труда, положившими «начало преимуществу человека над высшими животными», «длительно совершающиеся десятки лет тому назад приручение животных и выработка культурных растений». Эти предметы и средства труда позволили человеку «менять окружающий его живой мир, создавать для себя новую, не бывшую никогда на планете живую природу».

Анализируя этапы эволюции биосферы, В.И. Вернадский формулирует три вывода:

1. «Человек, как он наблюдается в природе, подобно всякому живому веществу есть определенная функция биосферы.

2. Человек во всех его проявлениях составляет определенную закономерную часть строения биосферы.

3. «Взрыв» научной мысли в ХХ столетии подготовлен всем прошлым биосферы и имеет глубочайшие корни в ее строении. Он не может остановиться и пойти назад. Он может только замедлиться в своем темпе… биосфера неизбежно перейдет, так или иначе, рано или поздно, в ноосферу» [25].

Стихийность отношений человека с природой должна быть «снята»

разумным регулированием. Условием реализации этого процесса выступает не только развитие науки и техники, но и совершенствование социальной организации общества, деятельности народных масс. В.И. Вернадский – естествоиспытатель – делает вывод, что человечество, действуя как геологический фактор, биологически проявляет себя как ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ [26].

В социальном же отношении люди, если не брать во внимание начальные этапы истории, действовали разрозненно. В ХХ веке «идея единства всего человечества, людей как братьев, вышла за пределы отдельных личностей, к ней подходивших в своих интуициях или вдохновениях, стала двигателем жизни и быта народных масс и задачей государственных образований. Она … до сих пор далека от своего осуществления. Медленно, с многочисленными остановками, создаются условия, дающие возможность ее осуществления, реального проведения в жизнь» [27]. Отсутствие единства человечества в глобальном масштабе сужает возможности развития наук и, следовательно, сдерживает темпы перехода биосферы в ноосферу. Научная мысль есть планетарное явление, что соответствует сути ноосферы – созданию на строго научных началах оболочки планеты как самоорганизующейся, динамичной системы.

В.И. Вернадский всесторонне обосновал тезис: переход биосферы в ноосферу предопределен развитием сферы материального и духовного производства. Подтверждается ли этот вывод развитием сфер производства? О какой трансформации их идет речь? Каков ее механизм? Ответ предполагает констатацию изменений, идущих в объекте деятельности человека, ибо он есть основа и результат материального, духовного производства.

Предмет труда материального производства влияет на окружающую среду своими отходами. Они образуются на стадиях добывающих и обрабатывающих производств, а также, поскольку все виды продукции (готовые и конечные продукты) необходимо перемещать в пространстве, отходами транспортной промышленности. Предмет труда современного материального производства, изменившись качественно, может иметь следствием ПОДКЛЮЧЕНИЕ ОТХОДОВ к ГЕОХИМИЧЕСКИМ ЦИКЛАМ планеты в меру того, как способ его функционирования приближен к варианту – оптимум и способствует переходу биотехносферы в ноосферу.

Предмет труда духовного производства, обладая УНИКАЛЬНОЙ ВОЗМОЖНОСТЬЮ непосредственного выхода на предмет труда материального производства в любой его стадии, включая готовый и конечный продукт, воздействует на биотехносферу, ускоряет или замедляет течение процесса САМИМ ВЫБОРОМ ОБЪЕКТА ПОЗНАНИЯ. В случае если он сделан своевременно и правильно, то путь от предмета труда духовного производства к предмету и продукту труда материального производства СОКРАЩАЕТСЯ и соответственно ИНТЕНСИФИЦИРУЕТСЯ переход биотехносферы в ноосферу.

В настоящее время биотехносфера находится в кризисе. Он должен завершиться, через посредство сайентификации производства и быта, стабилизацией и далее – выходом биотехносферы из неравновесного состояния.

Переход в ноосферу во многом зависит от того, как скоро предметом труда ученых станут опасные для живого очаги загрязнений планеты, насколько точно полученные знания смогут осуществиться с учетом параметра биосферосовместимости в предмете труда материального производства и, следовательно, в готовой и конечной продукции, итогом функционирования которого они являются.


Показательно в этом плане сопоставление связей «предмет труда материального производства – биотехносфера», «предмет труда материального производства – ноосфера». Обратимые связи биотехносферы (предмет труда – биосфера) существуют НАРЯДУ с необратимыми (отходы – балласт биосферы).

Гармоничное сочетание этих противоположных по своей сущности связей НЕВОЗМОЖНО. Поэтому на определенном этапе эволюции биотехносферы, если вовремя не принять меры по охране природы, глобальные циклы ломаются. В ноосфере ситуация радикально изменится за счет образования нового вида связей:

«неусваиваемые биосферой отходы – биохимцикл очистки – усваиваемые биосферой отходы», что решает проблему балластных образований в биосфере, по крайней мере, для комплекса биологически вредных продуктов антропогенной деятельности. В ноосфере, или биотехносфере, регулируемой человеком (социумом), познавшим законы ее эволюции, биогеотехноциклы оказываются ЗАМКНУТЫМИ, ОБРАТИМЫМИ.

Сопоставление связей «предмет труда материального производства – биотехносфера» с «предметом труда материального производства – ноосфера»

дает основание для заключения: ликвидация разрывов в биогеотехноциклах планеты возможна при условии перехода от СТИХИЙНЫХ форм хозяйствования к СОЗНАТЕЛЬНО регулируемым, позволяющим не только сократить количественно все виды отходов, но и изменить их КАЧЕСТВЕННО. Другими словами, предмет труда материального производства - поставщик загрязнений способен удовлетворить требованиям параметра биосферосовместимости при условии изменений функционирования всех его стадий: нулевого, первичного, вторичного. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере не может не привести к выводу – вторая природа, так же как и первая, должна ОХВАТЫВАТЬСЯ законом бережливости: поступление в сферу материального производства химических элементов должно быть минимальным количественно и качественно;

захваченное должно использоваться максимальное число раз;

элементы, которые не могут найти применение в данном производственном процессе, должны переключаться на смежные, сопутствующие;

нерегенерируемые далее соединения на выходе в биосферу обезвреживаются (обязательное условие подключения к старинным биогеохимическим циклам планеты). Осуществление завершающего звена, по В.И. Вернадскому, должно быть итогом переработки отходов и вышедшей из употребления продукции автотрофными, так как высшие формы живой материи – гетеротрофные – способны усваивать без ущерба для себя химически чистые, однородные элементы. Поэтому хлорофилловые растения и окисляющие бактерии должны выполнять роль «связующих» звеньев;

только они могут питаться изотопическими смесями. Включение низших биологических форм в производственный процесс обеспечивало бы оптимальный вариант решения многих экологически сложных ситуаций. Возможно ли это?

Наука делает определенные шаги в направлении использования автотрофных организмов в отраслях добывающей и обрабатывающей промышленности, земледелия и транспорта. Подтвердились прогнозы В.И.

Вернадского о том, что в промышленности наибольший экологический эффект способны дать микроорганизмы в силу присущих им физиологических характеристик. Он описывает их технологические параметры:

1. Одноклеточные всеядны, способность их к аккумуляции химических элементов достаточно высока (предельное обогащение идет в интервале 1-10% веса живого вещества).

2. Организмы-концентраторы встречаются в больших количествах. Это предопределено спецификой их размножения. Ни одно живое существо выдерживать с ними конкуренцию не в состоянии. Деление в благоприятных условиях происходит через каждые 30 минут (образовавшиеся две бактерии через 30 минут дают уже четыре и т.д.). В.И. Вернадским было подсчитано, что если бы все бактерии, появившиеся за полтора и менее суток, сохранили свою жизнеспособность, то они «могли бы покрыть тонким однослойным покровом поверхность Земного шара, которую размножением зеленые травы или насекомые одолели бы в течение ряда лет». Скорость размножения одноклеточных близка к скорости звука. За сутки у бактерий меняется столько поколений, сколько у человека за 5000 лет.

3. Микробы очень неприхотливы, широко распространены. «Они рассеяны всюду;

мы находим их в почвах, в иле, водных бассейнах, в морской воде» [28].

4. Производственное применение микробов можно регулировать с помощью температурных режимов (большинство бактерий погибает при 70 – 80С, но сравнительно легко выдерживает температуру на несколько градусов ниже нуля).

Важными доводами ЗА использование микробов в добывающей промышленности служат экономические и терапевтические показатели.

Во-первых, с их помощью можно вести разработку забалансовых руд. Если принять во внимание, что «бедные» месторождения составляют 65% от общего числа, то комментарии будут излишни. Уже сейчас многие страны вынуждены перейти от эксплуатации богатых руд к разработке бедных.

Во-вторых, бактерии способны усваивать строго определенные химические элементы, что позволяет применять их в обработке флотационных концентратов на обогатительных фабриках. Это одно из перспективных направлений в рудной металлургии. Так, концентраты олова содержат в примесях 9% меди и 7% мышьяка, удалить которые технологически трудно и экономически невыгодно.

Микробы же безошибочно находят эти элементы.

В-третьих, многие бактерии способны «работать» в экстремальных условиях (выдерживают радиацию, в 10 тысяч раз превышающую смертельную дозу для человека).

В-четвертых, микробиологическая обработка рудных тел оставляет нетронутым почвенный покров и рельеф местности. Преимущества и в этом отношении очевидны. Фабрики микробиологического извлечения сырья работают в США, Мексике, Испании, Австралии.

В обрабатывающей промышленности закон бережливости может быть осуществлен через процессы внутрипроизводственного (малое кольцо) и межпроизводственного (большое кольцо) функционирования, а также через обезвреживание отходов, сбрасываемых в биосферу, использование природных технологий и природной техники. Первый вариант представлен технологией, в идеальном случае имитирующей природные процессы, второй – системой механической, физико-химической и биологической очистки, переработки.

Закольцованная технология (беструбная, бессточная) получает распространение, обеспечивая регенерацию сырья (твердого, жидкого и газообразного).

Возвращение сырья и вышедшей из употребления продукции на исходный рубеж для повторного использования в первичном технологическом цикле дает возможность соединить малые и большие кольца производства.

Действие закона бережливости в отраслях сельского хозяйства вполне может быть согласовано с производственной деятельностью человека при условии «совпадения» миграционных процессов химических элементов в биосфере с природой миграционных потоков, вызываемых человеком. Путь к ликвидации чуждых для окружающей среды компонентов здесь также лежит через биохимический цикл: глубокое изучение функций микроорганизмов в почве;

создание веществ-ядохимикатов, обладающих в естественных условиях пониженной стойкостью (быстро разрушаются на безвредные для биосферы продукты);

внедрение биологических методов борьбы с вредителями и болезнями растений. В здоровой почве вся работа производится бактериями, грибками, организмами. Многократное применение химических веществ нарушает этот миниатюрный, хорошо организованный мир, превращая его в стерильную матрицу, не способную ничего ни усвоить, ни произвести без применения еще большего количества химикатов [29].

Закон бережливости в оптимальном варианте проявляется в случаях, когда субстрат предмета труда начинает функционировать как «природная машина». В роли последних способны выступить промышленные катализаторы, которые «будят» в буквальном смысле слова вещество, выступающее в качестве объекта деятельности, и «переводят» негативные усилия последнего в позитивные, по направлению совпадающие с целью человека.

Идеалом в этом отношении служат биологические катализаторы, ферменты (энзимы), с помощью которых каждый химический процесс, протекающий в телах животных и растений, регулируется практически молниеносно. Биокатализаторы используются в пищевой промышленности, сельском хозяйстве и приносят огромный экономический и экологический эффект. Они выступают универсальной «природной машиной», с помощью которой человек может превращать противодействующие характеристики субстрата предмета природы в содействующие, удовлетворяющие требованиям закона бережливости.

Между собой и природой человек в этом случае помещает естественный процесс – функционирование предмета труда по типу природной машины.

Использование таких способов организации производства, прежде всего, касается химической промышленности. При каталитических реакциях искусственно созданная матрица позволяет производить ПРИНУДИТЕЛЬНУЮ укладку реагирующих молекул, которая обеспечивает нужное направление процесса. «Не исключено, что все функции системы автоматического управления будут возложены на сам процесс – подобно тому, как это происходит, например, в растениях. В некоторых случаях управление будет осуществляться вспомогательным параллельным химическим процессом, который можно рассматривать как «химическую вычислительную машину». Можно предположить, что многие процессы, которые сейчас последовательно проходят ряд стадий с получением промежуточных продуктов, будут управляемы. На выходе автоматического химического завода мы получим не химические продукты, а сразу те изделия, для которых они предназначены. Многочисленные превращения, которые претерпевает кусок железной руды, пока он не станет, например, подшипником или колесом, будут слиты в единый процесс, без промежуточных этапов или полупродуктов» [30]. В той мере, в какой развиваются теоретические и экспериментальные исследования о катализе, последний становится мощным средством управления производственными процессами с учетом требований закона бережливости, то есть способствует становлению ноосферы.


Новые горизонты, которые в настоящее время даже трудно себе более или менее точно представить, открываются с овладением нанотехнологий. Становится реальной возможность непосредственной манипуляции атомами, «сборки» из них любых веществ. По прогнозам производство молекулярных машин станет фактом в ближайшие десятилетия [31].

Мы видим, что идеи В.И. Вернадского о возможности технологического «подключения» деятельности человечества к биогеохимическим циклам планеты с учетом требований закона бережливости уже реализуются. Однако великого ученого и гуманиста тревожили факты, когда огромная часть человечества не имеет возможности правильно судить о происходящем, а жизнь идет против основного условия создания ноосферы. Это результат действия ряда факторов, среди которых нельзя оставить без внимания, учитывая их прогностическую направленность, следующие:

1) положение науки при современном государственном строе;

2) идея «научного мозгового центра» человечества;

3) необходимость осознания социумом своего планетарного качества.

В.И. Вернадский в «Размышлениях натуралиста» пишет: «Наука не отвечает в современном социальном и государственном плане жизни человечества, тому значению, которое она имеет в ней реально уже сейчас. Это сказывается и на положении людей науки в обществе, и на их влиянии на государственные мероприятия человечества, на их участии в государственной власти, а главным образом на оценке господствующими группами и сознательными гражданами – «общественным мнением» страны – реальной силы науки и особого значения в жизни ее утверждений и достижений… Выступает новая идея, неизбежно, рано или поздно ли, но в государственно реальное время побеждающая – идея о государственном объединении усилий человечества… До сих пор ни одно государство – систематически и планомерно – не затрачивает значительных государственных средств на разрешение больших научных теоретических проблем, на задачи, далекие от современной жизни, для ее будущего, в масштабе государственных потребностей, очень часто ошибочно за них считаемых» [32].

Задачу человечества В.И. Вернадский видел в том, чтобы сознательной государственной научной работой создать для ближайших поколений лучшие условия жизни. Этот процесс он идентифицировал со становлением ноосферы.

Мешает его осуществлению то, что «требования науки не сформулированы, конкретно их неизбежность и польза для человечества не осознаны;

они не получили выражения в социальной и государственной структуре. Нет выработанных государственных форм, позволяющих быстро и удобно решать межгосударственные вопросы, какими неизбежно являются большинство вопросов создания ноосферы в их бюджетном и финансовом выражении»[33].

Наука есть проявление действия совокупной мысли социума. В.И.

Вернадский считал, что значение ее как творческой силы, как реальной возможности быстрого и массового создания народного богатства должно стать целью государственной политики. Научная мысль не должна сталкиваться с государственной силой, ибо она является основным источником народного богатства, основной силы государства. Борьба с ней – болезненное, преходящее явление в государственном строе. Он оценивал качество государственной политики с позиций признания ею приоритета науки. «Свобода научного искания есть основное условие максимального успеха работы. Она не терпит ограничений.

Государство, которое представляет ей максимальный размах, ставит минимальные преграды, достигает максимальной силы в ноосфере, наиболее в ней устойчиво. Границы кладутся новой этикой…, с научным прогрессом связанной» [34].

Логически такой ход мыслей В.И. Вернадского имел результатом тезис о том, что с повышением роли науки как глубоко демократической, наднациональной по сути своей, должна совершенно измениться и конструкция самого государства, должны окрепнуть его демократические основы.

Примечательно, что великий естествоиспытатель и гражданин с чувством симпатии относился к общественным идеалам социализма, считая их созвучными биогеохимическим представлениям и понятию ноосферы.

Идея планирования, создание Госплана в нашей стране виделись ученому как деяния, достойные внимания и осмысления. «Вопрос о плановой, единообразной деятельности для овладения природой и правильного распределения богатства, связанный с сознанием единства и равенства всех людей, единства ноосферы стал на очередь дня, «вырисовываются» новые формы научного братства – вне государственные организованные формы мировой научной среды. Эти формы более гибкие, более индивидуальные…». Жизнью выдвигается идея научного мозгового центра человечества. Она едва ли «сойдет с исторической арены, на которую уже вступила». Параллельно с этим важным процессом, по мнению В.И. Вернадского, должен идти другой – стремление демократических и социальных организаций трудящихся к получению максимального научного знания.

Учение В.И. Вернадского проникнуто ощущением ЕДИНСТВА ЗЕМЛИ, человечества, науки, Космоса. «Человек впервые реально понял, что он житель ПЛАНЕТЫ и может - должен - мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государств или их союзов, но и в планетном аспекте»[35]. Призыв естествоиспытателя формировать биосферный тип мышления актуален и в начале ХХI века, ибо до сих пор цивилизация отдает предпочтение позитивистским, механистическим, техницистским принципам культуры, в которой человек НЕ ЧУВСТВУЕТ себя частью природы;

НЕ СЧИТАЕТ, что все живое сеть взаимосвязанное органическое целое;

НЕ ОЦЕНИВАЕТ природу (людей, животных, растения, экосистемы) как самоценные сущности. ВСЕЛЕНСКОЕ сознание человечеству еще предстоит вырабатывать.

Планетарное, космическое значение мысли не измеряется лишь ее познавательной и реальной производственной мощью. Оно имеет и высшую меру – меру ответственности человека перед человечеством, родом, перед породившей его средой – биосферой. Эта ответственность должна стать моральным императивом как для государственных деятелей, ученых, так и каждого человека. Мы, жители Земли, должны глубоко осмыслить тот факт, что экологические координаты нашего бытия сегодня обозначили себя жестко негативно.

Биосфера уже не в состоянии обеспечить:

1) «содержание» военно-промышленного комплекса, то есть материальных потоков разрушающего типа;

2) «содержание» на соответствующем уровне материальных потоков народонаселения (имеются в виду количественные параметры и пропорции, объективно сложившиеся в настоящее время);

3) удовлетворение чрезмерных, обусловленных не биолого-социальным, а исключительно социально-престижным характером потребностей (диспропорции функционирующих материальных потоков производства и сферы услуг).

Сегодня социум имеет только одну безальтернативную возможность:

коэволюционный путь развития цивилизации, ибо биосфера стремительно меняется, принимая значения, диаметрально противоположные параметрам ноосферы, полностью исключающие существование на Земле человечества как одной из форм «живого вещества». В современных условиях общей целью людей, вне зависимости от политических и государственных различий, географического положения, исторических традиций и т.д., должно стать сохранение стабильности биосферы.

Таким образом, нарушение закона бережливости, согласно которому биосфера функционировала на протяжении миллионов лет, «повинуясь»

«старинным биогеохимическим циклам», привело к деформации среды обитания человека и подвергло смертельной опасности жизнь на Земле.

Потребительно-стоимостные параметры биосферы могут быть сохранены, если человечество найдет в себе силы, используя достижения науки, техники, дисциплинируя свой разум и поведение, подчинить действию закона бережливости функционирование сферы материального производства.

Прогрессирующий глобальный экологический кризис заставляет социум склоняться к пересмотру своей функции «геологической силы», хотя темпы этого процесса иначе как вялыми не назовешь. И это в ситуации, когда исторически сложившийся техногенный тип производства и антропоцентристские установки, его идеологически и технологически санкционирующие, остаются практически безучастными к вопиющему факту: лишь 2-5 единиц вещества, изымаемого из биосферы, переводятся в готовый и конечный продукты, а подавляющая масса возвращается в биосферу как агрессивный, разрушающий основы ее существования, балласт!

Третья позиция. Какими должны быть варианты функционирования системы «биосфера – общество»? Вопрос далеко не риторический! И ответ на него пытаются дать многие современные исследователи Например, Л.В. Лесков [36] предлагает шесть сценариев развития западной цивилизации, две из которых «сохранение современного положения» (1) и «переход к ноосфере» (6) связаны с определением возможных эволюций биосферы, радикального изменения ее потребительно-стоимостных характеристик.

Сценарии Основные факторы 1.Сохранение современного Контроль транснациональных корпораций над мировым рынком.

положения Обновление технологической структуры развитых стран.

2. Мировая тоталитарная Стратегия «золотого миллиарда». Медленный темп развития система третьего мира.

3. Новое средневековье Демографический взрыв в странах третьего мира.

Технологическое торможение. Утрата Западом социокультурного единства.

4.Раскол мирового Обострение противоречий между мировыми центрами силы.

сообщества Минимизация возможностей стабилизации. Множественные военные конфликты в регионах. Терроризм.

5.Экологическая катастрофа Скачкообразное ухудшение экологической обстановки на планете.

6. Переход к ноосфере Поддержка фундаментальной науки, высоких технологий, образования. Укрепление мирового единства.

Системный кризис, в котором пребывает современное общество, вывел его на грань бифуркации. Оценка относительных эволюционных сценариев развития цивилизации в ХХI в. приводит к выводу, что ее шансы на благополучное будущее не превышают по сценариям № 1 и № 6 45%. В обоих случаях ключом, который открывает дорогу в будущее нашей планете, является примат фундаментальной науки, высоких технологий и – как условие их продвижения в практику – становление ОБЩЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ.

Однако благополучие по сценариям № 1 и № 6 весьма различно: если второй означает устойчивое движение к регулируемому будущему, то первый – не более чем модель отсроченной катастрофы. В течение тех десятилетий, которые последуют за границами предлагаемого Л.В. Лесковым прогноза, в первом случае почти наверняка начнется «соскальзывание» Запада к одному из неблагоприятных, тупиковых сценариев. По мнению автора, более реален неблагоприятный, тупиковый вариант, ибо западная экономическая и политическая элита еще не осознает бесперспективность идеологии деления стран на Север (богатые) и Юг (бедные)1, а интеллектуальная работа над деловыми Проблемы глобального социально-экономического порядка четко просматриваются через отношение западных стран (Север) к развивающимся (Юг) в виде тенденций роста не только экономического, но и экологического, информационного и культурного неравенства. Подробнее см. Соснина Т.Н. Глобализация как фактор становления экономики информационного общества // Наука в высшей школе: проблемы интеграции: Доклады и тезисы У межрегиональной (П международной) научной конференции. Самара, 6-8 февраля 2002. М.: Изд-во УРАО, 2000.

С. 146-164.

программами ноосферизации в масштабах, необходимых для успеха, не получает достаточного импульса к развитию.

Если же мировому сообществу будет сопутствовать удача, то Север и Юг трансформируются в качественно новую, устойчиво саморазвивающуюся социально-политическую систему, многие черты которой были предсказаны В.И.

Вернадским в его учении о ноосфере.

Подобного рода прогнозы делались и продолжают делаться до сих пор. Речь в них идет о специфике видения отдельных этапов процесса, но не о принципах и исходе последнего [37].

Четвертая позиция. Качественно-количественные параметры деформаций, характеризующих потребительно-стоимостные параметры биосферы, с точки зрения нарушений закона бережливости В.И.Вернадского, могут быть рассмотрены в объективном и субъективном вариантах (см. схему).

Объективное «видение» качественно-количественных изменений потребительной стоимости биосферы в настоящее время фиксируется нарушениями гомеостаза экосистем под действием экологически опасных технологий и агрессивных отходов. Субъективное – личностными (групповыми) оценками ущерба, наносимого биосфере, которые отражают меру достигнутой обществом компетентности при анализе и принятии решений в той или иной экологически тревожной ситуации.

«Старинный биогеохимический цикл», функционирующий согласно закону бережливости, возник одновременно с появлением жизни на Земле (около 4 млрд.

лет назад). С этого времени непрерывно совершается процесс обмена, трансформации химических элементов между компонентами биосферы.

Совершается круговорот с использованием, преимущественно, солнечной энергии (фотосинтез) и, частично, энергии химических реакций (хемосинтез). В итоге биосфера, в целом, переходит в качественно иное состояние: возникают новые круговороты, при посредстве которых широко разносятся в опасных количествах такие элементы как свинец, ртуть, искусственно синтезированные соединения (инсектициды, дефолианты) и т.д.

Схема деформации потребительно-стоимостных параметров биосферы, вызванная антропогенной деятельностью экономическая и социально-политическая субъективная оценка коррекция ущерба, состояния биосферы наносимого биосфере субъективные варианты измерений ДЕФОРМАЦИЯ потребительно-стоимост измерений ных параметров биосферы, количественная качественная вызванная антропогенной составляющая составляющая деятельностью, нарушающей требования закона бережливости объективные варианты измерений круговорот в круговорот в круговорот в глобальный экологичес-кий литосфере гидросфере атмосфере мониторинг живого Сегодня круговороты кислорода, азота, воды, углекислоты,планеты вещества фосфора, серы, биогенных катионов и т.д. отличаются от тех, которые совершались в соответствии с законом бережливости. Они изменяют качество глобальных процессов в негативную сторону. О масштабах этой трансформации говорят цифры и факты.

1. Общее количество свободного кислорода в атмосфере 1,18·10 15 т накопилось в результате фотосинтеза растений за все время существования живого вещества. Сейчас свободный кислород образуется со скоростью 1,55· т/год, а расходуется за тот же период в количестве 2,16·10 т, то есть расход НА ПОРЯДОК больше прихода [38].

2. Нарушение баланса гидросферы составляет 9% его природного количества: загрязнение тяжелыми металлами по сравнению с XIX в. увеличилось в 10-15 раз;

нефтяная пленка покрывает 1/5 акватории океана.

3. Изменение литосферы, исчисляемое в процентах от исходного природного количества, достигает по горным породам – более 300 от объема твердых веществ, вовлекаемых в биотический круговорот суши. Скорость разрушения почвенного покрова увеличилась в пределах от 4-6 до 12000 раз.

4. Общая масса биосферы составляет примерно 1,8·1012 т живого вещества.

Если это, казалось бы, огромное количество вещества можно было равномерно распределить по поверхности земного шара, то оно покрыло его тонким слоем всего-навсего в 1 см [39].

Антропогенные выбросы химических макро- и микроэлементов, сопровождающие процессы производства продукта, концентрируемые в отходах (технологических и в виде конечной продукции, вышедшей из употребления по причине физического и морального износа), ведут к нарушению нормального хода биологических процессов. Это выражается в снижении биомассы (по сравнению с 1850 г.) на 7-25% от природного ее количества (продуктивность на суше соответственно на 20%, в океане – на 30%) [40].

5. Воздействие человечества на биосферу сравнимо с геологическими процессами. О правомерности сопоставления биологического и технического в их глобальной и космической сущности говорят цифры [41].

Биовещество суши Техновещество суши Биомасса…………2-3·1012 т Техномасса…………………1013-1014 т Биопродукция……1011т Технопродукция……………1011-1012 т Сравнительные энергетические показатели техногенеза (эрг/год, по разным авторам) и естественных земных сил таковы:

Все техновещество…………………………..2,21· Техногенные тепловые потери…………….. 1,55· Землетрясения……………………………….. около Вулканизм……………………………………. 1,5· Радиоактивный распад………………………. 1,4-3,0· По некоторым оценкам, техновещество расходует потенциальную энергию биосферы примерно в 10 раз быстрее, чем она аккумулируется в земной коре.

Созидательная функция техновещества, следовательно, проявляется значительно слабее, чем разрушительная [42].

Объективным показателем ущерба биосфере, вызванного глобальной жизнедеятельностью человечества, выступает рост народонаселения. Сегодня человечество освоило практически все удобные для обитания части Земли. По своей же численности мы превысили сравнимых с нами по размерам и питанию животных в сто тысяч раз!

Социум, создав искусственную среду – вторую природу, на определенном этапе «отделился» от остальной биосферы. Теперь, когда антропогенный прессинг вышел на глобальный уровень, остро встал вопрос о нашем влиянии на биосферу. Дает знать о себе и «обратная сторона» этого процесса – влияние, которое оказывает на социум деформированная им сфера обитания.

Нарушая закон бережливости, человечество не может не испытывать на себе последствия деформации потребительно-стоимостных параметров биосферы:

потребительно-стоимостные характеристики социума также изменяются в худшую сторону.

Расчеты показывают, что человечество проходит этап демографического всплеска, при котором население увеличится всего в 2 раза (приблизительно до млрд. человек). Популяционный принцип Т. Мальтуса, согласно которому рост населения лимитируется ресурсами и голодом, сегодня ставится под сомнение, уступая место демографическому императиву. Если в прошлом народонаселение характеризовалось, по преимуществу, количественным ростом, то в современных условиях численность будет стабилизироваться, а критерием развития будет выступать КАЧЕСТВО жизни населения [43].

За изменениями возрастной структуры последует глубокая перестройка ценностных ориентаций общества с акцентом на рост нагрузки в сферах здравоохранения, социальной защиты, образования, науки. Будет вырабатываться новое, ответственное отношение к биосфере как среде обитания и производственной деятельности. «Эти фундаментальные изменения ценностных установок общества, - как считает С.П. Капица, - несомненно, представляют основную проблему на новом этапе эволюции человечества, который наступит в предвидимом будущем» [44].

Суммарно объективные изменения, идущие в биосфере, фиксируются результатами глобальных мониторинговых исследований. Базовой составляющей экологической информации выступает живое вещество во всех его формах, включая человека как социально-биологический вид. Все остальные переменные соответственно в различных комбинациях рассматриваются через отношение к этому «биологическому ядру» [45].

Экологический мониторинг – система длительных наблюдений в пространстве-времени, дает информацию о состоянии окружающей среды, имея целью оценку прошлого, настоящего и будущего базовых параметров биосферы (качество атмосферного воздуха, воды, почвы, компонентов ландшафта, источники загрязнений и концентрации отходов).

Типология экологической информации автоматически отражает множество переменных, каждая из которых фиксируется, начиная с наиболее высокого уровня. Здесь «работают» логические построения В.И. Вернадского.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.