авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Н.Н. Щербаков:

ученый и педагог

Иркутск

2007

1

УДК 94(47)

ББК 63.3(253)

Научный редактор д.и.н., профессор

С.И. Кузнецов

Рецензенты:

д.и.н., профессор Г.А. Цыкунов,

д.и.н., профессор А.В. Шалак

Ответственный редактор д.и.н., профессор Ю.А. Петрушин

Щ 61 Н.Н. Щербаков: ученый и педагог. – Иркутск: Изд-во Оттиск,

2007. 179 с.

Авторский коллектив:

д.и.н., профессор Ю.А. Петрушин – предисловие, заключение, первая глава, подбор фотографий;

д.и.н., профессор А.А. Иванов – первая глава, подбор фотографий, биобиблиографический ука затель;

д.и.н., профессор Ю.А. Зуляр – вторая глава;

член-корр.

РАН Б.В. Базаров, д.и.н., профессор Л.В. Курас – третья глава.

Настоящая книга посвящена видному сибирскому ученому, доктору наук, профессору Николаю Николаевичу Щербакову (1937-2005), внесшему значительный вклад в изучение истории политической каторги и ссылки в Сибирь XIX – начала XX вв., в организацию сибирской исторической науки.

Авторский коллектив благодарит родственников Н.Н. Щербако ва, В.И. Покорского и С.И. Кузнецова за предоставленный фото графический материал.

ISBN 978-5-93219-150- ©Базаров Б.В., 2007.

©Зуляр Ю.А., 2007.

©Иванов А.А., 2007.

©Курас Л.В., 2007.

©Петрушин Ю.А., 2007.

©Оттиск, 2007.

ПРЕДИСЛОВИЕ Дорогой читатель! Ты держишь в руках книгу, рассказываю щую о жизни и творческой деятельности известного сибирского историка, доктора исторических наук, профессора Николая Ни колаевича Щербакова. Свою почти полувековую деятельность историка он связал с Иркутском, Иркутским госуниверситетом.

Его имя хорошо известно в среде историков Сибири и за ее пре делами, а труды знают и зарубежные исследователи. Н.Н. Щерба ковым заложено целое направление в отечественной историогра фии – история политической ссылки в Сибири, создана школа учеников и последователей. По теме изданы крупные научные труды и рецензии на них, появилась справочная литература о Н.Н.Щербакове. Вот и в данной монографии авторы решили об ратиться к жизни и творчеству этого талантливого и самобытного ученого и человека, ставшего явлением в сибирской историогра фии. При этом авторы исходили также из ряда конкретных об стоятельств, определивших задачи нашего исследования.

Во-первых, 29 апреля 2007 года профессору Н.Н.Щербакову исполнилось бы 70 лет. Любой юбилей – это подведение итогов.

Однако Н.Н.Щербаков, изучивший сотни мемуаров политических ссыльных и историков, не оставил о себе воспоминаний. Он не горел желанием писать их, предпочел отдать историю своей судьбы в руки учеников и последователей, словно хотел прове рить их: «Попробуйте это сделать сами!». В 2006 году, спустя год после кончины историка, был опубликован 15-й выпуск сборника «Сибирская ссылка», где помещены материалы, посвященные его жизни и деятельности, воспоминания друзей и близких Н.Н.Щербакова. Они прекрасно отразили яркий талант и само бытность этого ученого, познакомили читателя с неизвестными и интересными страницами жизни и творчества историка. В то же время оттенили проблему комплексного исследования вопросов политической ссылки через призму многогранности личности ученого, его богатой педагогической практики, общественно политической деятельности, неповторимого колорита духовного содержания человека.

Во-вторых, назрела необходимость целостного обобщения жизни и творчества Н.Н.Щербакова, потребность создать работу, где отражено концептуальное видение проблем отечественной истории Н.Н.Щербаковым. Он всегда призывал смотреть на про блему широко, добираться до ее истоков, почувствовать полет мысли. В этой связи важно понять методологию мышления исто рика, почему он так писал.

В-третьих, монографическое исследование подобного жанра рассматривается авторами как попытка помочь молодым иссле дователям в осмыслении этапов становления, развития отечест венной историографии и места в ней знаковых историков, суще ственно повлиявших на формирование сибирской историографии.

Посредством обозначенного подхода попытаемся и сами понять историю исторической мысли на протяжении ХХ века, процесс развития исторических школ, обладающих зрелыми кадрами и современной методологией научного исследования.

В-четвертых, остается востребованной научно-педагогическая практика и общественная деятельность профессора Н.Н.Щербакова. Преподавателей и студентов привлекала яркость и запоминаемость создаваемых им в лекциях живых образов.

Важно не оставить без внимания роль этого человека, многие го ды являвшегося объединяющим началом для множества людей разных национальностей, профессий и социального положения.

Авторы этой книги понимают всю сложность и ответствен ность осуществления поставленных задач, не претендуют на пол ноту их решения. В то же время надеются, что работа найдет по ложительный отклик в среде сообщества историков, студентов и педагогов, в сердцах всех, кто знал Н.Н. Щербакова как яркого и неповторимого историка, гражданина, человека!

ГЛАВА I.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ССЫЛКА – ГЛАВНАЯ ТЕМА ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА ИССЛЕДОВАТЕЛЯ И ЕГО ШКОЛЫ Истоки души и разума. Семья, детство, юность. Выбор профессии, военная служба. На распутье. Иркутск, Иркут ский госуниверситет, историко-филологический факультет, студенческая среда. Эпоха перемен и дух истории. Учителя и формирование научного мировоззрения. Выбор темы исследо вания: политическая ссылка в Сибирь 1907-1917 гг. Методоло гия научного поиска. Подготовка и защита кандидатской дис сертации как завершение первого этапа деятельности исто рика.

Развитие идей кандидатской диссертации в научных статьях и публикациях в 1970-е – начале 1980-х гг. Ленинская проблематика в тематике политической ссылки Сибири. Пуб ликация историографических статей и рецензий, формирова ние тематического сборника – важнейший фактор зрелости ученого-исследователя. Фундаментальная монография и ее оценка рецензентами и научной общественностью. Расшире ние тематики научного исследования. Защита докторской диссертации как завершение второго этапа историографиче ского творчества ученого.

Осмысление опыта проделанного, сохранение верности те матике и взгляд на предстоящую перспективу в условиях ра дикальных перемен в государстве и общественно политической жизни. Изменение методологии научного позна ния и исследовательской проблематики. Формирование школы политической ссылки в Сибири. Расширение тематики иссле дований и ее направлений. Подготовка кадров, издательская и редакторская работа.

ИСТОКИ ДУШИ И РАЗУМА Николая Николаевича Щер бакова закладывались в его родословной. Он вобрал в себя кровь и характеры разных по складу души и темпераменту лю дей русского происхождения, контактирующих с народами южных российских рубежей. В их ментальности были стой кость, свободолюбие, казачья вольница, граничащая с бесша башностью, как говаривалось в народе: «или грудь в крестах, или голова в кустах». К ним добавлялись упорство в делах и жизни, верность семье и Родине, горячая любовь к женщине, лиричность души и ее разухабистость, словом, то, что отличает широкую русскую натуру. В обыденной жизни таких людей выделяло особое качество – способность на серьезный посту пок.

Н.Н. Щербаков родился 29 апреля 1937 г. в станице Крым ской Краснодарского края в семье потомственных кубанских казаков. Предки будущего историка с оружием в руках защи щали Отечество, участвовали практически во всех войнах, ко торые вела Россия в ХIХ – начале ХХ века. Отец Н.Н. Щерба кова, Николай Иванович, был военным. Он участник Великой Отечественной войны. В семье царил дух стойкости к невзго дам и лишениям, взаимовыручки. В 1942 году, когда немцы рвались к Волге, мама, Клавдия Васильевна Щербакова, была в «отступе» с малолетними ребятишками. Она рассказывала о нелегких буднях беженцев, о терпении детьми лишений нарав не со взрослыми. Маленький Коленька, по ее словам, смотрел на события широко открытыми глазами, но не хныкал, быстро взрослел. Это помогло матери и семье выстоять в лихую воен ную годину, закалить характер Н. Щербакова на всю жизнь.

Любовь к родителям, трепетное отношение к матери, сестре он пронес через всю жизнь. Эти чувства были неотделимы от любви к своей семье, детям, любимой женщине, которую он боготворил. Навсегда сохранился в его памяти светлый образ первой учительницы. Окружающие его женщины также преоб ражались под обаянием импозантного мужчины, сердцем чув ствовали искренность широкой души большого человека. Он любил и был любим.

Родители научили Николая Николаевича любить свой край, природу, уважать ратный труд и людей труда. Он всегда высо ко ценил «трудяг» и подвижников своего дела, поддерживал их начинания. Особое отношение и расположение у него было к военным, с которыми он всегда водил тесную дружбу.

В семье Щербаковых царил дух свободомыслия, повседнев ный интерес к жизни своего края и страны. В доме всегда были свежие газеты и журналы, новые подписные книжные издания.

Чтение увлекало детей, формировало широкий научный круго зор, общую культуру молодого поколения, будило потребность познания явлений в жизни и истории Отечества и мира. В дальнейшей жизни Н.Н. Щербакова тяга к чтению никогда не ослабевала: книги, журналы, газеты, новости дня были надеж ными спутниками до конца его дней. Природная память и жи тейская сметка позволяли Н.Н. Щербакову без труда запоми нать интересные и поучительные истории, стихи, пословицы, литературные персонажи, романсы, песни и даже сложные оперные сюжеты музыкальных классиков. При этом он при держивался народной мудрости «Кто поет, того беда не берет».

Любил он песню широкую, просторную, высокую, красивую, как полет птицы-чайки, пел сам, но больше был благодарным слушателем талантливых исполнителей.

Оптимизм и жизнелюбие, заложенные родителями, пронес Николай Николаевич через всю свою яркую жизнь. С охотой принимал участие в дружеских компаниях, но только с людь ми, близкими по духу, интересными и самостоятельными. Та кие «застолья», не лишенные самокритики, были местом само выражения каждого из присутствующих, даже формой овладе ния новыми историческими знаниями. Здесь не было фальши, тем более лжи, позерства, лицемерия, уныния. Зато уместен был юмор и острая шутка. Все сказанное не означает, что Н.Н.

Щербаков в молодости и зрелом возрасте был идеальным че ловеком. Совсем нет. Он допускал ошибки, свойственные всем людям, но умел «держать удары судьбы», признавать и ис правлять свои промахи, был устойчив в главных принципах жизни. Такие качества души и характера Н.Н. Щербакова яви лись основой объединяющего начала вокруг него людей, при держивающихся этих же норм, готовых в трудную минуту прийти на помощь друг другу, любивших свободу, отечествен ную историю, свою Родину.

ДВА ПУТИ ПРЕДСТАЛИ перед своенравным юношей Ни колаем Щербаковым после окончания средней школы и крат ковременной работы на производстве: стать военным по родо словной или идти по гражданской линии. Он выбрал военную службу и в 1954 году поступил в летное училище морской авиации. Казалось, он попал в родную стихию, когда впервые поднялся на учебном самолете в Балтийское небо, совершил первый прыжок с парашютом. Его покорило бескрайнее небо, свободное парение, когда захватывало дух, и легко кружилась голова от вольности нахлынувших чувств. Не оставила его равнодушным и черноморская синь Севастопольской бухты, завораживала строгая красота стоящих на рейде военных ко раблей «королевского морского флота», как тогда называли Черноморский флот. Однако в военной службе возникли про блемы, в вооруженных силах разворачивалось хрущевское со кращение, и он в 1957 году увольняется из армии по состоянию здоровья. Н.Н. Щербаков хотел летать, а наземная служба его не прельщала. «Рожденный летать – ползать не будет!», заявил он своим родным. Он любил свободный полет в небе, как в жизни и в творчестве. Н.Н. Щербаков оказался на распутье и решил учиться дальше по гуманитарному профилю. В это вре мя он находился на Дальнем Востоке, где пришлось немного поработать на производстве. В 1958 г. он едет в Сибирь, оста навливается в Иркутске и подает документы в Иркутский гос университет на историко-филологический факультет, отделе ние истории. Абитуриенты, вчерашние школьники с насторо женностью и интересом взирали на приемных экзаменах на ладного и приятного вида молодого человека, щеголявшего в военно-морской форме. Он подкупал экзаменаторов грамотной речью, целеустремленностью, внутренней дисциплиной и за дором. Так судьба открыла ему путь в храм науки, в мир исто рических знаний, где высоко ценилась свобода полета мысли, негласно поддерживался дозволяемый настрой вольнодумства.

ИСТОРИЯ КАК ПРИЗВАНИЕ обретает первые контуры с момента, когда Н.

Н. Щербаков становится студентом историком. К этому времени хрущевская оттепель заметно преобразила гуманитарную среду, пробудила неподдельный интерес молодежи к истории, философии, филологии. На исто рико-филологическом факультете в ту пору подобралась инте ресная, творчески мыслящая компания: В. Распутин, А. Вам пилов, Н. Коноплев. Н. Щербаков сразу оказался лидером в студенческом коллективе, заводилой и непременным участни ком горячих научных споров в общежитии, у костра с археоло гами, где можно было свободно говорить обо всем. Он быстро осваивался в этой благодатной среде, впитывал новинки исто рии, отечественной и зарубежной литературы, философии. В это время «оттепели» свободнее реализовались творческие воз можности преподавателей. Студентам навсегда запомнились ин тересные и содержательные встречи с известными учеными историками М.М. Герасимовым, А.П. Окладниковым. В аудито риях на лекциях «блистали» профессора С.В. Шостакович, В.И.

Дулов, Ф.А. Кудрявцев, раскрывался талант преподавателей В.П.

Олтаржевского, Е.М. Даревской, А.А. Мухина, С.Ф. Коваля и бо лее молодых педагогов В.Т. Агалакова, И.И. Кузнецова, Г.И.

Медведева, М.П. Аксенова, с которыми он быстро сдружился.

Н.Н. Щербаков увлекся историей по-настоящему, всей душой и сердцем. Он словно вновь отправился в полет, теперь в бескрай ний мир исторических знаний. Учеба доставляла удовлетворение и радость познания.

Н.Н. Щербаков учился жадно, много занимался в научной библиотеке, основательно готовился и часто выступал на се минарских занятиях, был заметным студентом для преподава телей. Ему было интересно все: археология, древний мир, оте чественная история. Однако приобретенный жизненный опыт, цельный, аналитический разум, здоровая амбициозность под сказывали, что необходимо сосредоточиться на крупных и пер спективных научных исторических проблемах, изучаемых уче ными факультета, которым он доверял как авторитетным ис следователям и личностям. В выборе научной темы важно бы ло исключить случайности, опираться на научную аргумента цию и доводы учителей.

ВЫБОР НАУЧНОЙ ТЕМЫ принципиально важен для лю бого исследователя. Для Н.Н.Щербакова определяющим фак тором стало влияние учителей-наставников, заметивших эту цельную, способную натуру. Учеными-историками факультета активно разрабатывалась тема политической ссылки, от декаб ристов до начала ХХ века. Доцент С.Ф. Коваль занимался де кабристами, польской ссылкой, профессор педагогического института В.И. Дулов, читавший по совместительству лекции в ИГУ, был крупным исследователем Сибири, хорошо знал по литическую ссылку 70-80 гг. ХIХ в. Учитель Н.Н. Щербакова профессор Ф.А. Кудрявцев к этому времени опубликовал свои научные работы: «Александровский централ», «Историю поли тической ссылки Иркутской области ХVII – ХХ вв.». Однако ключевой фигурой в обучении студента Н.Н. Щербакова был профессор С.В. Шостакович, под руководством которого он выполнял курсовые работы. Авторитет С.В. Шостаковича для Н.Н. Щербакова был определяющим. Не случайно в единст венных оставленных воспоминаниях Н.Н. Щербаков написал только о своем учителе С.В. Шостаковиче. Он пишет: «Моим главным призванием еще в студенческие годы стала история политической тюрьмы, каторги и ссылки в Сибирь в конце ХIХ – начале ХХ в. Моим неофициальным наставником некоторое время был профессор В.И. Дулов (в 1964 г. он ушел из жизни).

Руководителем темы кандидатской диссертации «Большевики в Восточносибирской ссылке (1907-1917 гг.)» согласился быть профессор С.В. Шостакович, знавший проблемы ссылки не по наслышке, сам потомок ссыльных поляков»1. Наставники Н.Н.

Щербакова, по его словам, обладали «недюжинным умом, ши ротой мышления, способностью будить в ученике мысли и ри совать яркие исторические образы»2. Не случайно, что эти ка чества в дальнейшем исповедовал их талантливый ученик Н.Н.

Щербаков.

В аспирантуре молодой исследователь без раскачки погру зился в исследовательскую работу над кандидатской диссерта цией. Он был активен, полон сил, творческих планов, обрел семью. Его окружали интересные коллеги, близкие товарищи и друзья. Жизнь доставляла Н.Н. Щербакову удовольствие, рабо та над любимой темой приносила радость, все это можно на звать счастливыми мгновениями жизни человека, которому, кажется, и бог помогает. Выявление механизма и условий пре образования субъективной точки зрения в объективное знание требовало от молодого исследователя опоры на методологию научного познания.

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ складывается из не скольких составляющих. Она основывается на мировоззрении исследователя, сформированного в семье, в процессе обучения, познания обыденной жизни и науки. Применительно к науке методология в общем виде трактуется как путеводная нить по знания. Методология способствует освоению историографом практики предшествующего развития научной мысли, много образия точек зрения, способов и приемов научно исследовательской работы. Определяющим здесь является зре лость исторического мышления, историографическая культура соискателя. В данном случае методология историографии по литической ссылки в Сибирь формировалась в рамках истори ческих этапов отечественной истории, трех прожитых поколе ний историков. Она вобрала в себя опыт историков марксистов, испытала кризисные явления познания отечест венной истории, вступила в этап преодоления догматических напластований, овладения научно-критическим мышлением.

Понять и объяснить методологию познания Н.Н. Щербакова как исследователя политической ссылки в Сибирь 1907- гг. можно, на наш взгляд, только в диалектическом единстве и динамике, когда новое знание вырастало из старого, когда по степенно шло расширение источниковой базы и ее переосмыс ление. Этот процесс был тесно сопряжен с изменениями обще ственно-политической системы нашей страны, а историк, словно зеркало, отразил все перипетии того сложного пере ломного времени.

Учеба в университете и первый период творческой деятель ности Н.Н. Щербакова совпали с началом нового демократиче ского этапа отечественной истории, путь которому открыл ХХ съезд партии. Историкам стали доступнее новые источники и документы, появились многотомные труды по истории СССР, КПСС, истории Сибири. Активизировалась подготовка кадров историков, специализирующихся на изучении темы политиче ской ссылки в Сибири. Однако идеологической основой исто рии по-прежнему оставался марксизм-ленинизм. Были пред приняты первые попытки преодолеть сталинский догматизм.

Но в целом марксизм-ленинизм по-прежнему подменял мето дологию исторической науки. Методологической основой те мы политической ссылки выступала ленинская концепция ис тории революционного движения. Она основывалась на оцен ках В.И. Лениным места политической тюрьмы и ссылки в ре волюционной борьбе. Понятно, что центральное место в разра ботке истории политической ссылки занимала деятельность большевиков. Деятельность других политических сил рассмат ривалась через призму борьбы большевиков с непролетарски ми течениями. Но и такой подход, по сравнению с предыду щим, сталинским периодом, был определенной отдушиной, расширявшей до известных пределов поле исторического по знания. Хотя во второй половине 1960-х гг. в методологию возвращается пренебрежительное отношение к революционе рам, не ставшим в ряды большевиков и продолжавших отстаи вать свои реформистские идеи, идеи ненасилия, все-таки вдум чивые историки ценили преимущества хрущевского времени в познании исторических процессов, политической ссылки в ча стности.

Наряду с выбором методологии познания, исследователь в ходе изучения темы, сбора источников, их обработки и вы страивания структуры научной работы придерживается из бранной логики, применяет определенный методический и ме тодологический инструментарий. При этом (если исследова тель имеет доступ к многообразным источникам и обладает высокой историографической культурой и критическим мыш лением) он сталкивается с теоретическими вопросами, возни кающими по мере накопления обширной источниковой базы. В подобном случае, как правило, высвечиваются иные аспекты темы, не всегда укладывающиеся в прокрустово ложе господ ствующей методологии, на тот период марксистско-ленинской концепции. Подобные сомнения все более волновали разум и сердце Н.Н. Щербакова. Для кропотливого и пытливого иссле дователя, каковым являлся Н.Н. Щербаков, наступало непро стое время преодоления противоречий своего мировоззрения.

Разум требовал отыскать «точки опоры», достичь душевного равновесия. В этом случае, как он говорил сам, часть закрытых для исследователей материалов, которые шли вразрез с мар ксистской методологией, приходилось запоминать, подспудно откладывать на «потом». Он все больше задумывался над воз никающими идейно-теоретическими противоречиями, однако, упорно работая над темой, продолжал идти в русле господ ствующей методологии, иной путь тогда был закрыт.

ПОДГОТОВКА И ЗАЩИТА КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕР ТАЦИИ выпали на период 1963-1967 гг. Первая научная пуб ликация Н.Н. Щербакова, объемом около 1 печатного листа, увидела свет в 1966 году, в Ученых записках Иркутского госу дарственного пединститута иностранных языков. Она отразила актуальность темы политической ссылки большевиков3. В этом же году в г. Новосибирске выходит большая статья «К вопросу о численности политических ссыльных в Иркутской губернии (1907-1914 гг.)», а годом позже (1967 г.) в г. Иркутске – оче редная статья «Большевики в восточносибирской ссылке (1907-февраль 1917 г.)» объемом 2 п.л. Исследователь также сдает в печать четыре статьи о связях ссыльных большевиков Восточной Сибири с партийными центрами в России и за гра ницей периода 1907-1914 гг. (2 п.л.), о деятельности большеви ков в восточносибирской ссылке 1914-1917 гг. (1 п.л.), а также небольшие публикации о жизни большевиков в Верхоленской ссылке 1914-1917 гг. (0,5 п.л.) и страницы жизни Е. Ярослав ского (0,5 п.л.). Общий объем первых публикаций молодого исследователя составил 8 печатных листов. Проделанная авто ром работа свидетельствовала о серьезной заявке способного исследователя на свое место в теме политической ссылки в Сибирь начала ХХ века. Это ли не пример научной целеуст ремленности и работоспособности для нынешних аспирантов и соискателей?!

Первые научные статьи Н.Н. Щербакова хронологически охватывали весь период политической ссылки 1907- февраль 1917 г. в Восточную Сибирь. Они были написаны на широкой источниковой основе, в основном на архивных материалах. В них были помещены аналитические таблицы, представлены ар гументированные выводы. Уже в первых работах Н.Н. Щерба кова ясно просматривается четкая структурированность науч ных публикаций: актуальность темы, краткая историография, постановка цели, аналитическая часть и обязательное подведе ние итогов, аргументированные выводы. Публикации отражали хорошую историографическую культуру исследователя, зало женную Иркутской школой историков, в них угадывался образ будущего основательного ученого. Избранной методике напи сания научных работ Н.Н. Щербаков всегда придерживался в своем дальнейшем историографическом творчестве, рекомен довал это своим ученикам. Вполне закономерно, что научные приемы и методы исследования легли в основу кандидатской диссертации Н.Н. Щербакова на тему «Большевики в восточ носибирской ссылке (1907-1917 гг.), выполненной под руково дством профессора С.В. Шостаковича на кафедре истории СССР Иркутского госуниверситета и представленной в Совет по защите диссертаций 6 июня 1967 года.

Н.Н.Щербаков представил на суд Ученого Совета Иркут ского госуниверситета объемную диссертацию – 387 страниц текста, 25 – страниц перечень источников и литературы, страниц составлял именной указатель. Работа являла собой со лидное научно-справочное исследование. В ней ставились крупные вопросы, заявленные для научной общественности в тематике первых публикаций, а также выносились на защиту положения, которые соискателю предстояло отстоять в ходе творческой дискуссии с официальными и неофициальными оппонентами.

Соискатель поставил цель работы: показать революцион ную и общественно-политическую деятельность ссыльных большевиков Восточной Сибири между двумя буржуазно демократическими революциями в России. Главное внимание в диссертации автор уделил определению численности и состава политических ссыльных (гл.1, разделы 1,2,3), рассмотрению вопросов участия ссыльных большевиков в различных беспар тийных объединениях как средства идейного влияния на тру дящиеся массы, подготовке кадров для будущей революции, противодействия административному произволу и разлагаю щему влиянию уголовной среды (гл.2, разделы 1,2). В диссер тации также выяснялась роль ссыльных революционеров в дея тельности местных организаций РСДРП, их связь с загранич ными центрами (разделы 3,4,5). Последняя, третья, глава дис сертационного исследования раскрывала революционную и культурно-просветительскую деятельность ссыльных больше виков в годы первой мировой войны 1914-1917 гг. (разделы 1,2,3,4). Территориальные рамки исследования включали ог ромное пространство Восточной Сибири (Енисейская и Иркут ская губернии, Забайкальская и Якутская области).

Соискатель защищал свои положения, опираясь на широкий круг исследованных и обработанных источников, как опубли кованных, так и впервые извлеченных из архивохранилищ. Ос нову диссертации составляли сведения, почерпнутые автором в центральных и местных архивах (этой пропорции Н.Н.Щербаков остался верен и в последующих научных рабо тах). Сотни дел были извлечены соискателем из 23 фондов центральных и местных архивов. В кандидатской диссертации автор дал обстоятельный анализ источников, показал их досто верность путем сверки и перепроверки данных из других ис точников. Мемуары ссыльных большевиков он также перепро верял архивными материалами. Соискатель показал себя ква лифицированным источниковедом. Не случайно это направле ние исследовательской деятельности Н.Н.Щербакова достойно представлено в его последующих публикациях. В 1970-2000 гг.

он неоднократно обращался к обзору источников по истории политической ссылки в Сибири, анализировал фонды Краков ского воеводского архива (Польша), не забывал об эпистоляр ном наследии ссыльных революционеров, мемуарах, был ини циатором издания первоисточников о политической ссылке в Сибирь, уделял внимание составлению именного перечня ма териалов, опубликованных в сборнике трудов «Ссыльные ре волюционеры в Сибири (ХIХ – февраль 1917 г.)» и «Сибирская ссылка». Он стремился преодолеть «позитивизм» в источнико ведении советской эпохи, уйти от голого комментирования ис точников. Эта сторона его научного творчества заслуживает специального изучения4.

Важнейшей для своей работы проблемой Н.Н.Щербаков считал установление численности и состава политических ссыльных в Сибири. Это был краеугольный вопрос, представ лявший не только научный интерес, но и теоретико методологическое значение. Ссылка являлась «барометром»

подъемов и спадов антиправительственных выступлений, «зер калом» характера классовых битв, расстановки социальных и партийных сил в борьбе за демократические требования в еди ном фронте выступления против самодержавия. Не случайно эта проблема, как мы видим, была поставлена автором в пер вых публикациях, прошла путеводной нитью через все его ис ториографическое творчество. В кандидатской диссертации Н.Н. Щербаков отмечал, что царское правительство не публи ковало никаких цифровых материалов состава политических ссыльных Сибири, намерено скрывало рост их численности.

Ни одно ведомство России не имело точных данных численно сти осужденных революционеров. Не была закончена работа по установлению численности Всесоюзного общества политка торжан и ссыльнопоселенцев. По мнению исследователя, после Первой русской революции высылка противников самодержа вия в отдаленные районы Российской империи применялась в трех видах: ссылка в каторжные работы на определенный срок и бессрочно;

на вечное поселение по суду и после окончания срока каторги;

под гласный надзор полиции, на определенный срок, по постановлению министра внутренних дел и генерал губернаторов (административная ссылка). С 1908 г. поток по литических ссыльных резко возрастает. К 1917 г. в Восточной Сибири, указывает Н.Н. Щербаков, было приписано не менее 11000 политических ссыльных всех категорий (без Нерчинской каторги)5. Налицо двадцатикратное увеличение ссыльных по сравнению с предшествующими этапами освободительного движения. В процессе глубокой аналитической работы были составлены и в диссертации представлены 10 таблиц, характе ризующие социальный, национальный состав политических ссыльных, их партийную принадлежность. Автору научного изыскания удалась самая трудная часть работы: показать чис ленность и состав политических ссыльных в динамике, выде лив этапы репрессивной политики государства, совпадающие с подъемами и спадами освободительного движения в стране.

Анализ численности и состава политических ссыльных сви детельствовал о преобладающей части среди них эсеров.

Большевики составляли до трети состава, хотя наблюдалась тенденция их роста, как и пролетарской части среди ссыльных.

Был выявлен сравнительно молодой возраст и низкий образо вательный уровень политических ссыльных, ставивший под сомнение эффективность их влияния в сибирской ссылке. Ав тор расширяет научный поиск, находит убедительные данные, свидетельствующие о постепенном отходе мелкобуржуазных элементов от настойчивой борьбы с самодержавием в годы но вого революционного подъема и империалистической войны.

Кроме того, в 1912-1914 гг. наблюдался усиленный приток в Восточную Сибирь окончивших сроки каторжных работ и осужденных к вечному поселению руководителей и членов ко митетов РСДРП из крупных промышленных центров. Прогрес сирующее увеличение численности членов большевистских организаций в ссылке было следствием усиливающейся рас правы царизма с участниками революционного движения. В ссылку попадали руководящие партийные кадры промышлен ных городов центра России, Госдумы, национальных окраин страны, сотрудники газет, а также грамотные заводские рабо чие, революционно настроенные солдаты и матросы. Это ме няло партийный состав ссылки, увеличивало долю большеви ков, повышало их организованность, возрастало их политиче ское и культурное влияние на сибирские окраины.

Всесторонний анализ данной проблемы позволил исследо вателю Н.Н. Щербакову заявить, что царизм жестко подавлял революционный дух осужденных, пытался сломить их мораль но и физически путем создания невыносимых условий каторги и ссылки (лишение элементарных прав, карцер, розги, произ вол конвоя, избиения, антисанитария и т.п). Политическая ссылка как тюрьма без решеток проходила в тяжелых климати ческих условиях, лишала работы, изолировала от местного на селения, отрывала людей от промышленных центров страны, была грубым насилием властей над человеческой личностью, порождала ответную реакцию. По существу автор словно давал ответ некоторым современным исследователям, склонным идеализировать режим самодержавия.

Решению второй важной проблемы – отражению революци онной деятельности ссыльных большевиков Восточной Сиби ри в 1907-1914 гг. – Н.Н. Щербаков отвел вторую главу канди датской диссертации (этому вопросу были также посвящены последовавшие после защиты 7 статей, а затем он вернулся не му в докторской диссертации). На многочисленных примерах соискатель показал обширную работу большевиков в беспар тийных объединениях ссыльных. В местах ссылки создавались коммуны, уездные союзы, производственные артели, библио теки, пункты юридической и врачебной консультации, школы, кассы взаимопомощи. Особое внимание в диссертации было уделено коммуне Зерентуйской каторжной тюрьмы и союзам политических ссыльных Киренского, Верхоленского и Канн ского уездов, Приангарского и Туруханского края. Ими руко водили В.Л. Шанцер, Г.К. Орджоникидзе, Ф.А. Сергеев (Ар тем) и др. Объединения являлись средством моральной и мате риальной поддержки друг друга, защиты своих прав. В созда нии объединений проявлялась тактика единого блока больше виков с другими идейными противниками против самодержа вия. Совместной частью борьбы за свержение самодержавия стали коллективные протесты, побеги, демонстрации на похо ронах умерших товарищей, бесчисленные письма в органы со циалистической печати, заявления официальным лицам, обра щения в Госдуму. Казалось, Н.Н. Щербаков нашел верный ме тод освещения деятельности ссыльных большевиков в контек сте совместной работы с другими политическими партиями.

Такой подход наиболее полно отражал реальную обстановку межреволюционного периода. Не случайно в работе приведен пример совместной борьбы политических ссыльных Нерчин ской каторги против применения розг к заключенным, сопро вождавшейся всеобщими голодовками и самоубийствами. Не равная борьба длилась до 1913 г. и вызвала резонанс прогрес сивных кругов России и Запада. Однако автор вычленяет поли тическую деятельность ссыльных большевиков в 1907-1914 гг., называя ее специфическим фактором, способствующим росту рабочего движения в Восточной Сибири (в Черемховском угольном бассейне, в Ивано-Матвеевском горнопромышлен ном товариществе, Ленские события 1912 г.)6. Кроме того, от мечает автор, большевики в восточносибирской ссылке были более восприимчивы к теоретическим выводам ленинской тео рии вопросов войны, мира, революции.

Наконец, третья проблема, сформулированная автором в диссертации: революционная и культурно-просветительская деятельность ссыльных большевиков в 1914-1917 гг. Эту тему Н.Н. Щербаков развивал в ряде последующих работ, в главной своей монографии «Влияние ссыльных пролетарских револю ционеров на культурную жизнь Сибири (1907-1917 гг.)», а также в докторской диссертации7.

Н.Н. Щербаков точно уловил психологическое состояние политических ссыльных в годы первой мировой войны как серьезное испытание верности революционным идеалам. Он заметил особенность дифференциации ссыльных по их отно шению к войне. Она принимала те же характерные черты, ка кие проявлялись в среде членов различных политических пар тий на общероссийской арене. В колониях политических ссыльных образовались три группировки: оборонческая (сто ронники классового мира и сотрудничества пролетариата с на циональной буржуазией);

центристская (на словах осуждали несправедливый характер войны);

пораженцы (за поражение России в войне).

В эти годы при участии большевиков в Иркутске возникает «Союз сибирских рабочих» по совместной деятельности поли тических ссыльных и рабочих, усиливается их агитационно пропагандистская деятельность среди беженцев, в профсоюзах, укрепляются связи с комитетами Европейской России.

Большевики и члены других партийных группировок отда вали свои силы, талант и знания делу культурного строитель ства, продолжая лучшие традиции предшествующих поколе ний борцов. Однако деятельность большевиков имела свою особенность: на первый план они выдвигали задачу по органи зации трудящихся на революционное ниспровержение сущест вующего строя, и ей были подчинены все помыслы и дела.

Приоритетным был классовый принцип перед общечеловече скими ценностями. И в то же время ссыльные большевики са моотверженно отдавались своему делу в обстановке инфекци онных и эпидемических заболеваний, подавляли очаги тифа.

Они создавали «вольные» школы, занятия в которых были ор ганизованы на демократических началах, оказывали неоцени мые услуги в экспедиционных научных исследованиях, метео рологических наблюдениях, в музейном деле.

Находясь в восточносибирской ссылке, пишет в заключении работы Н.Н. Щербаков, представители большевистской партии не склонили головы перед невероятными лишениями и суро выми испытаниями времени. Они показали пример верности своему делу8.

Уверенная защита Н.Н. Щербаковым кандидатской диссер тации в совете при Иркутском госуниверситете явилась свое образным рубежом его историографического творчества. Она подвела итог первому этапу научной деятельности исследова теля, охватившему почти десятилетний период (1958-1967 гг.).

В него вошла учеба на историческом факультете, отличное окончание ИГУ, обучение в аспирантуре, подготовка и защита кандидатской диссертации. Автор опубликовал несколько крупных научных статей, заявил о своей теме в кругу научной общественности, защитил важнейшие положения в изучении темы: «Большевики в Восточносибирской ссылке 1907- гг.». Н.Н. Шербаков сформулировал наиболее актуальные про блемы темы: установление численности, состава и положения политических ссыльных в Сибири 1907-1917 гг.;

влияние ссыльных большевиков Восточной Сибири на революционную и культурно-просветительскую деятельность в годы первой мировой войны. Их исследование проходило в русле ленин ской концепции подготовки предпосылок Октября 1917 года.

Защита кандидатской диссертации показала, что обозначенные научные проблемы политической ссылки в Сибирь еще далеки от окончательного решения. Они нуждаются в дальнейшем изучении, требуют совместной координации исследователей темы, издания специальных научных сборников статей, теоре тико-методологического осмысления проблематики, создания историографических трудов политической ссылки в Сибири.

После защиты кандидатской диссертации Н.Н. Щербаков не сбавил исследовательский темп по изучению своей темы. Это му способствовала подготовка к 100-летию Ленина (1970 г.).

ЛЕНИНСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА политической ссылки в Си бири получает свое звучание в работах исследователей этого жанра. Н.Н. Щербаков встречается с ветеранами революции, бывшими узниками царских тюрем, родственниками ссыльных большевиков и старожилами-сибиряками, обобщает фактиче ский материал, который раскрывает роль В.И. Ленина в рево люционной борьбе политических ссыльных. По этой тематике публикуются его статьи в научных сборниках. В них просмат ривается стремление автора придать теме более широкий об щественный резонанс. Первым зримым шагом этой деятельно сти явилась рукопись работы Н.Н. Щербакова «В.И. Ленин и политическая ссылка в Сибири (1907-1917 гг.)», удостоенная в 1970 году диплома лауреата Всесоюзного конкурса молодых ученых по проблемам общественных наук. Рукопись стала ос новой четвертой и пятой глав (всего пять глав), опубликован ной в 1973 г. в Восточно-Сибирском книжном издательстве в соавторстве с А.П. Мещерским содержательной книги «В.И.

Ленин и политическая ссылка в Сибири (конец ХIХ в. – г.)». Выход этой книги тиражом 3 тыс. экз. в самом крупном издательстве Восточной Сибири принес Н.Н. Щербакову более широкую известность в научной и педагогической среде об ширного региона. Положительные отклики и рецензии на кни гу придали молодому ученому больше уверенности и автори тета в сибирском историческом сообществе, добавили ему по ложительных эмоций, способствовали активному исследова тельскому, творческому настрою.

Творческое содружество авторов (А.П. Мещерский, Н.Н.

Щербаков) в создании книги стало не случайным явлением. В 1966 году в Иркутском Совете А.П. Мещерский защитил кан дидатскую диссертацию на тему «Революционная, обществен но-политическая деятельность ссыльных марксистов в Восточ ной Сибири (1883 – 1903 гг.)». Н.Н. Щербаков свою работу за щищал годом позже (1967 г.). Плодотворное сотрудничество позволило в совместной научной работе существенно раздви нуть хронологические рамки изучения темы, сравнить периоды и этапы политической ссылки в Сибири (гл.1). Авторы книги обобщили фактический материал деятельности В.И. Ленина в революционной борьбе политических ссыльных, показали рас пространение ленинских идей среди политических ссыльных, связь сибирской ссылки с редакциями газет «Искра», «Проле тарий», «Социал-демократ» и с ЦК РСДРП (гл.2). Высылкой в Сибирь, подчеркивали исследователи, правительство пресле довало две задачи. Во-первых, наказать тех, кто выступал про тив власти. Во-вторых, использовать ссылку как средство при нудительной земледельческой колонизации и получения рабо чей силы. После отмены крепостного права ссылка в Сибирь приобретает один смысл – меру карательную, превентивную.

В работе не рассматривались события первой русской рево люции. В это время, отмечают авторы, численность политиче ских ссыльных в Сибири была незначительной, а те из больше виков, которые попали в ссылку накануне, были амнистирова ны в 1905 году. В книге Н.Н. Щербаков вновь ставит вопрос о численности и составе политических ссыльных в Сибири в пролетарский период освободительного движения в России (конец ХIХ в. – февраль 1917 г.). Он аргументирует свою точку зрения, поясняет читателям, что в разные периоды русского освободительного движения, в зависимости от степени участия в нем народных масс, роль различных форм ссылки менялась.

На первый план поочередно выдвигались ссылка судебная или административная. За пятилетие (1896-1900 гг.) в Сибири ока залось более 400 революционеров, большинство руководите лей революционной социал-демократии, имевших немалый стаж подпольной работы, а также много рабочих. Около 30 ре волюционеров были направлены в административную ссылку за принадлежность к Петербургскому «Союзу борьбы за осво бождение рабочего класса». В их числе В.И. Ленин, Н.К. Круп ская, В.В. Старков, Г.М. Кржижановский, Ю.О. Мартов и др. В сибирской ссылке оказалось значительное число участников студенческих забастовок и демонстраций. В 1907 г. в Сибирь стали поступать политические ссыльнопоселенцы. В 1917 г., отмечали авторы, за месяц до амнистии, в сибирской ссылке находилось не менее 15000 человек9. В заключении книги ис торики подвели итоги деятельности ссыльных большевиков, перекликавшиеся с выводами кандидатской диссертации Н.Н.

Щербакова. По утверждению авторов совместного исследова ния, до 1917 г. в Сибири определились предпосылки для созда ния самостоятельных большевистских организаций, которые сыграли немалую роль в подготовке февральских событий 1917 года10. Однако эти выводы нуждались в дальнейшем уси лении аргументации, расширении исследования источников и доступных архивных материалов.

ВЫХОД В СВЕТ В 1973 г. ТЕМАТИЧЕСКОГО СБОРНИ КА «ССЫЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ В СИБИРИ (ХIХ в. – февраль 1917 г.)» явился еще одним шагом в разрешении ис следуемой проблематики, удачным в творческой деятельности Н.Н. Щербакова. Инициаторами издания сборника были про фессора Ф.А. Кудрявцев и С.В. Шостакович. Самое деятельное участие в его подготовке и опубликовании принял кандидат исторических наук, доцент Н.Н. Щербаков. Работа по изданию тематического сборника стала для Н.Н. Щербакова едва ли не самым важным делом его последующей творческой биогра фии, вплоть до кончины в 2005 году. Все эти годы он был ду шой и организатором этого интересного издания.

В первом выпуске сборника Н.Н. Щербаков публикует большую статью «Численность и состав политических ссыль ных Сибири (1907-1917 гг.)», в которой в очередной раз обра щается к постоянно волновавшему его вопросу. Тем самым он «держал руку на пульсе» проблемы, регулярно знакомил кол лег и читателей с процессом изучения темы. Завидная настой чивость и скрупулезность автора давала приращение все новых знаний темы.

В этой статье он основывается на материалах и выводах кандидатской диссертации, однако вводит в научный оборот новые источники, уточняет методику подсчета политических ссыльных. Одновременно автор обращается к политическим ссыльным других партий: эсерам, меньшевикам. В данной ста тье Н.Н. Щербаков делает вывод, что после поражения Первой русской революции власть все чаще обращалась к таким мерам наказания участников освободительного движения, как вечное поселение, каторжные работы и административная ссылка в Сибирь. К началу Февральской революции, по его уточненным данным, в Сибири находилось более 14 тысяч политических ссыльных всех категорий11. В 1907-1917 гг. в ссылке преобла дали социал-демократы, на их долю приходилось около 50% состава ссыльных. Второе место занимали эсеры. Большевики, по его данным, уступали по численности меньшевикам и эсе рам. На каторге во все годы подавляющее большинство прихо дилось на эсеров. По социальному составу, замечает исследо ватель, самый высокий процент падал на рабочих – 45-69%.

Состав политических ссыльных отличался интернациональ ным характером. Главную роль здесь играла русская нация, за тем следовали евреи, латыши, поляки, украинцы. Наибольший процент приходился на революционеров в возрасте от 21 года до 30 лет. Второе место занимала возрастная группа от 31 года до 40 лет. Уточненные данные исследователя свидетельствова ли об изменениях, которые произошли на арене освободитель ного движения в общественно-политической жизни России в начале ХХ века. Опубликованная статья отнюдь не завершала процесс изучения состава политических ссыльных. Историкам предстояло дать всесторонний анализ политических ссыльных по уровню образования, вероисповеданию, уточнить числен ность большевиков, а также установить численность ссыльных женщин.

В 1975 году Институт истории, филологии и философии СО АН СССР (г. Новосибирск) открыл серию публикаций статей и материалов по истории каторги и ссылки в Сибири ХVIII – на чала ХХ века. К этому времени изучение темы существенно расширилось. Сформировались кадры молодых историков, за нимающихся этой темой. В то же время остро ощущалась по требность в историографических исследованиях этой пробле матики. Созрели предпосылки для разработки ТЕОРЕТИКО МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ И ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИХ ВО ПРОСОВ темы. Не случайным стало появление в данном сбор нике историографической статьи также довольно известного специалиста темы Э.Ш. Хазиахметова «Советская историогра фия сибирской политической ссылки 1905-1917 гг.». Он подвел предварительные итоги изучения темы, отметив плодотворную научную деятельность Н.Н. Щербакова. В целом, подчеркнул Э.Ш. Хазиахметов, центральное место в разработке политиче ской ссылки заняла деятельность большевиков. Активно изу чалась численность, идейно-политическая жизнь ссыльных че рез призму ленинской концепции. В этом направлении следует продолжить работу, отметил Э.Ш. Хазиахметов. Он настоя тельно рекомендовал установить общую численность полити ческих ссыльных, дать характеристику социального и партий ного состава ссылки, выработать общий критерий понятия «политический ссыльный»12. Значение деятельности ссыльных, по мнению Э.Ш. Хазиахметова, получит более глубокое рас крытие, если оно будет изучаться в связи с историей всей по литической ссылки, в сложных взаимоотношениях с мелко буржуазной частью ссылки. Изучение этих мелкобуржуазных партий также актуально13. Наконец, авторитетный историк предлагал исследователям показать комплексное влияние ссыльных в Сибири, попытаться создать обобщенную работу по истории сибирской политической ссылки ХVII – начала ХХ вв.14. Как мы показали выше, Н.Н. Щербаков уже достаточно успешно работал в русле намеченных Э.Ш. Хазиахметовым направлений. В этой связи он более конкретно соотнес свои за дачи с общим ходом развития историографии темы, сделал больший упор на комплексное изучение вопросов политиче ской ссылки в Сибирь, выяснении ее всестороннего влияния на региональную действительность. С учетом этих корректив Н.Н. Щербаков всесторонне обдумывает концепцию своей но вой монографии и структуру докторской диссертации. В них он предполагал завершить исследование раннее изучаемых во просов, создать целостную картину влияния ссыльных боль шевиков на общественно-политическую и культурную жизнь Сибири 1907-1917 гг. Попутно он готовит большую статью о ссыльных медиках в Сибири, которая была опубликована в 1979 году в четвертом выпуске сборника «Ссыльные револю ционеры…». В то же время он явно ощущает потребность и острую необходимость теоретического обобщения огромного эмпирического материала, введенного в научный оборот по политической ссылке в Сибири. Он активно работает над этой задачей. В октябре 1980 года Н.Н. Щербаков выступает на на учной конференции в Иркутске со своеобразным программным докладом: «Ссыльные пролетарские революционеры и стачеч ное движение рабочих в Сибири (итоги и задачи исследова ния)». В нем он делает вывод: «Перед исследователями все требовательнее становится довольно серьезная задача осмыс ления роли политических ссыльных в освободительном движе нии окраинных районов России»15. Наконец, в 1983 году из пе чати выходит первая крупная историографическая работа Н.Н.

Щербакова «Влияние ссыльных революционеров на классовую борьбу, общественно-политическую и культурную жизнь Си бири в 1906-1917 годах (советская историография проблемы)».

К ней примыкала его теоретическая статья в этом же сборнике «Всесоюзное общество бывших политкаторжан и ссыльнопо селенцев и его роль в разработке истории политической ссылки в эпоху империализма»16.

В этих работах Н.Н. Щербаков предпринял попытку дать общую и разностороннюю оценку путей развития советской историографии политической ссылки в Сибири между двумя революциями в России, проследить ряд методологических во просов (о них упоминалось выше), а также очертить круг даль нейших исследовательских задач. Главное внимание здесь уде лялось выяснению вопроса о том, как в исследованиях послед них 15-20 лет рассматривалась проблема влияния ссыльных революционеров на классовую борьбу, общественно политическую и культурную жизнь в Сибири с 1906 по г.17. Обратимся к выводам исследователя.

1. Автор считал, и мы с ним солидарны, злободневной про блему установления численности и состава политических ссыльных в Сибири. К рубежу 1980-х гг. был обработан ог ромный статистический материал, но выводы были далеко не равнозначны. Цифры варьировались от 14-15 тыс. человек (данные А.Н. Евсеевой) до 20 тысяч ссыльных (данные В.П.


Сафронова). Н.Н. Щербаков предлагал придерживаться единой методики подсчета. Определение численности представителей пролетарской партии, с одной стороны, и мелкобуржуазных партий в ссылке – с другой, продолжало оставаться, по мнению Н.Н. Щербакова, одной из важных задач историографии.

2. К числу важнейших научных проблем Н.Н. Щербаков от носил вопрос борьбы революционеров с режимом царской ссылки, массового движения ссыльнокаторжан. Он считал не обходимым создание работ по истории Тобольского и Алек сандровского централов и тюрем Нерчинской каторги18.

3. Исследователь отметил, что наибольшее внимание исто рики уделили связи ссыльных большевиков с В.И. Лениным, с заграничными и российскими руководящими органами РСДРП и организациями помощи репрессированным противникам са модержавия (П.Н. Мешалкин, М.М. Шорников, В.С. Эмексу зян, Э.Ш. Хазиахметов, Н.Н. Щербаков). Они опровергли бы товавший в 1940-1950-е гг. тезис об оторванности сибирских организаций от ЦК РСДРП. Очевидно, говорит Н.Н. Щербаков, что накал освободительного движения усиливался и на окраи нах России благодаря массовой политической ссылке19.

4. Перед историками, замечал автор, по-прежнему стоит во прос о прослойке политических ссыльных рабочих в среде си бирского пролетариата, концентрация их на промышленных предприятиях и распределение по отдельным отраслям про мышленности.

5. Н.Н. Щербаков верно подметил стремление некоторых исследователей обойти вопрос внутрипартийной борьбы, за тушевать идейные противоречия между большевиками и меньшевиками (видимо, авторы боялись цензурных преград и политических последствий). Исследователь призывал активнее изучать эти аспекты темы.

6. Автор также отметил, что прогресс в изучении темы не затронул такую проблему, как роль политических ссыльных в развитии крестьянского и национально-освободительного дви жения в Сибири20.

7. В тесной связи с рассматриваемой темой изучалась и ле гальная периодическая печать (М.Ф. Богданова, Л.П. Соснов ская, Ю.П. Плотникова, В.М. Самосудов, М.Н. Самосудова, И.

Клиорина, С.К.Дмитриев, М.Б. Шейнфельд). Н.Н. Щербаков выступил с предложением создать обобщающий очерк с разно сторонней оценкой роли политических ссыльных в развитии легальной периодической печати в Сибири, при этом рекомен довал руководствоваться ленинской оценкой их деятельности.

8. Чрезвычайно перспективна для дальнейшего изучения, пишет Н.Н. Щербаков, проблема культурно-просветительной, научной и хозяйственной роли политических ссыльных в жиз ни трудящихся Сибири начала ХХ столетия (он уже сам вплот ную подошел к освещению этой темы). Подводя общий итог изучения темы, Н.Н. Щербаков выразил уверенность в созда нии многотомной истории политической ссылки в Сибирь 1825-1917 гг.21.

Разработка историографии темы подтолкнула Н.Н. Щерба кова к более глубокому осмыслению теоретико методологических аспектов научного поиска. В историографи ческих работах, основу которых составило введение кандидат ской диссертации, автор постоянно прослеживал процесс ус воения историками марксистско-ленинской методологии, пока зывал диалектику совершенствования методов научного по знания, границы расширения источниковой базы, динамику формирования кадров специалистов по теме и тематики их ис следований. В этой связи он привел любопытные данные. В 1960-е – начале 1980-х гг. объем печатной продукции по теме составил 15 монографий и брошюр, 8 сборников, более статей, рецензий и сообщений. За это время было подготовлено и защищено около десятка кандидатских и одна докторская диссертация по проблематике ссылки. Опубликованные работы отличала более разнообразная документальная база и широкие хронологические и территориальные рамки, более частое при менение статистического и историко-сравнительного методов исследования и аргументированные выводы. Н.Н. Щербаков совершенно верно заметил, что в историографии политической ссылки 1906-1917 гг. наметилось два концептуальных подхода, не исключающих, а взаимно дополняющих друг друга. Они связаны с выявлением общих закономерностей и специфиче ских особенностей в развитии революционного движения в России и на ее окраинах. Один из подходов заключался в изу чении «внутренней» истории политической ссылки, т.е. ее об лика, организации и революционных связей с общероссийски ми центами (работы Э.Ш. Хазиахметова, В.С. Эмексузяна и др.). Другой – предлагал, по мнению автора, конкретное выяв ление роли ссыльных в развитии классовой борьбы, общест венно-политической и культурной жизни Сибири (работы М.Ф.

Богдановой, Л.П. Сосновской и Н.Н. Щербакова)22. В послед нее время, подчеркивал Н.Н. Щербаков, явно определился ин терес к такой весьма перспективной проблематике, как поли тическая история тех партий в ссылке, которые на буржуазно демократическом этапе революции выступали, хотя и не столь последовательно, как большевики, против самодержавия. Сви детельство тому – монография и докторская диссертация Э.Ш.

Хазиахметова, положившие начало капитальному исследова нию этой важной и многообещающей темы23.

В целом Н.Н. Щербаков, как и его коллеги по изучению этой тематики, работали в рамках марксистско-ленинской ме тодологии. Иного пути в тот период историкам было не дано.

Сегодня мы понимаем, что такой подход существенно сужал поле исторического познания. Своеобразным выходом за рам ки сложившихся идеологем могло быть расширение тематики деятельности политической ссылки в Сибири. Такой попыткой можно считать выход в 1984 году в свет крупной монографии Н.Н. Щербакова «ВЛИЯНИЕ ССЫЛЬНЫХ ПРОЛЕТАРСКИХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ НА КУЛЬТУРНУЮ ЖИЗНЬ СИБИРИ (1907-1917 гг.)». Двухтысячный тираж книги давал возмож ность ознакомиться с ней широкому кругу историков и науч ной общественности. Научный труд получил хорошую газет ную прессу, положительные оценки рецензентов.

Главной задачей этого научного исследования стало выяв ление основных направлений медицинской, научной, литера турно-художественной, педагогической и журналистской дея тельности ссыльных пролетарских революционеров в тесной связи с их общественной работой в десятилетие перед Великим Октябрем24. Можно сказать, что этой монографией Н.Н. Щер баков реализовал цель, поставленную им в историографиче ской статье (1983 г.). Надо думать, что к 1983 г. рукопись мо нографии в целом уже была готова. Историк остался верен своему принципу – подкреплять научный прогноз реальным исследованием, опубликованным в печати. Книга стала логи ческим продолжением предыдущих исследований и публика ций. В то же время очередная крупная монография обладала рядом новых интересных размышлений теоретико методологического характера. Например, автор резонно заме чал, что марксистская историография заметно обедняла образ ссыльного революционера, сводя его зачастую только к поли тической деятельности, забывая о культурной и образователь ной сторонах. Еще задолго до 1917 года их воздействие отра зилось на различных сферах культурной жизни Сибири. Это положение явилось ключевым звеном в методологической концепции монографии. Оно выглядело в то время вполне про грессивно и звучало новаторски. С другой стороны, автор рас сматривал духовную деятельность ссыльных революционеров в тесной связи с историей революционного движения в России и на ее окраинах. В таком сочетании: непримиримая классовая борьба и просветительская деятельность ссыльных давала, по мнению автора, сплав, который определял существо социали стической идеологии и пролетарской культуры, как самого правильного выражения интересов широких народных масс.

Как видим, налицо, по меньшей мере, философское противоре чие, из которого автор «выходит», просто ссылаясь на ленин ский тезис о главенствующей роли пролетарской культуры. Не случайно в рецензии Э.Ш. Хазиахметова на книгу Н.Н. Щерба кова (правда, в более свободную перестроечную пору 1988 г.) было сказано, что в работе хотелось бы видеть более четкое теоретико-методологическое обоснование определения поня тий «культура», «культурное влияние». Какими критериями руководствовался автор монографии в их обосновании, – спрашивал Э.Ш. Хазиахметов. Здесь же рецензент резонно за метил, что положительное влияние на культурную жизнь Си бири оказывала и непролетарская часть ссылки25. С учетом этих замечаний Н.Н. Щербаков внес коррективы при подготов ке своей докторской диссертации. Однако без преувеличения можно было сказать, что монография Н.Н. Щербакова давала приращение новых знаний по теме: политическая ссылка в Си бири.

Во-первых, в ней был дан обстоятельный историографиче ский обзор новой темы исследования: влияние ссыльных рево люционеров на культурное развитие Сибири. Автор выделил эту тему из общей историографии ссылки, заложив, по сущест ву, новое историографическое направление. Такой подход по зволил Н.Н. Щербакову сосредоточиться на всестороннем ана лизе исследовательской литературы о научной, медицинской, литературной деятельности ссыльных пролетарских револю ционеров.

Во-вторых, монографию, как и предыдущие работы иссле дователя, отличала обширная источниковая база. В ней были использованы материалы 9 центральных и 16 местных архивов, в том числе архивов Польши. Преимущественное внимание ав тором обращалось на произведения ссыльных большевиков, в том числе впервые выявленные, расшифрованные и введенные в научный оборот. Автор провел большую работу по расшиф ровке псевдонимов. Их тщательный подбор и анализ позволи ли осветить различные аспекты политической и культурно просветительской деятельности.


В-третьих, интересный материал монографии давал много нового о ссыльных пролетарских революционерах, оказавших большое влияние на культурное развитие края, например, о врачах-подвижниках Ф.Н. Петрове, И.В. Русакове, писателях и поэтах В.М. Бахметьеве, А.К. Гастеве и др., педагогах Е.Д.

Стасовой, В.М. Серове, журналистах Н.Ф. Насимовиче (Чужа ке), Н.А. Скрыннике и др. В монографии даны сведения об об щественно-культурной деятельности более 300 ссыльных про летарских революционеров.

В-четвертых, в книге приведены тексты неопубликованных произведений: научных трудов, стихов, газетно-журнальных материалов. Особую ценность книги составляли ее примеча ния, в которых приводились списки ссыльных, их местопребы вание и род научных занятий.

Рецензенты монографии, известные ученые Сибири, про фессора Л.М. Горюшкин, Э.Ш. Хазиахметов, в опубликован ных критических обзорах солидаризировались с выводами Н.Н. Щербакова, что ссыльные большевики представляли со бой значительную культурную силу. Этот тезис опровергал критикуемую в ту пору теорию либералов и областников о ни чтожном культурном влиянии массовой ссылки по сравнению с влиянием декабристов и народников. В то же время Н.Н. Щербакову представилась возможность развить и уточ нить ряд теоретико-методологических аспектов, привлечь но вый эмпирический материал, подтверждающий основную кон цепцию о решающем влиянии большевиков в политической ссылке в Сибири.

После выхода из печати монографии Н.Н. Щербаков гото вит докторскую диссертацию, в которой подводит итоги мно голетней исследовательской деятельности по политической ссылке в Сибири и выносит их на защиту. Докторская диссер тация «ВЛИЯНИЕ ССЫЛЬНЫХ БОЛЬШЕВИКОВ НА КЛАС СОВУЮ БОРЬБУ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ И КУЛЬТУРНУЮ ЖИЗНЬ В СИБИРИ (1907-1917 гг.)» была за щищена в Совете Иркутского госуниверситета в 1987 году.

В процессе подготовки докторской диссертации, совпавшей с началом перестройки, Н.Н. Щербаков в рамках ленинской методологии сумел несколько скорректировать теоретико методологические позиции темы. Он заявил о неразрывности понимания исторического процесса через связь времен и поко лений, подтвердил значимость человеческого фактора в жизни и деятельности масс.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ докторской диссерта ции Н.Н. Щербакова стал исторический материализм как тео рия и метод познания во взаимосвязи и единстве26. Он обязы вает, отмечал исследователь, оценивать общественные явления по гегелевской диалектике, путем комплексного анализа доку ментальных материалов революционной деятельности ссыль ных большевиков и их влияния на классовую борьбу, общест венную и культурную жизнь в Сибири. Этот процесс рассмат ривается как проявление единства и борьбы противоположно стей, со всеми позитивными и негативными сторонами27. От сюда, стремления автора диссертации были нацелены на уста новление конкретной истины, на выявление не только положи тельного опыта, но также ошибок и упущений, допускавшихся ссыльными большевиками. При этом автор опирался на прин цип историзма и партийности в оценке общественных явлений, ленинскую концепцию политической ссылки в Сибири. Мето ды исследования докторской работы: логический, системный, сравнительно-исторический, статистический. Коррективы, вне сенные соискателем в методологию исследования, свидетель ствуют о свежем ветре перемен в общественно-политической жизни страны, более свободном познании истории, проникно вении общечеловеческих ценностей в сознание историков. С учетом новых идей Н.Н. Щербаков строит историографический обзор литературы и анализ источников, которым посвящена целая глава диссертации. Автор дал обстоятельный, комплекс ный обзор дореволюционной историографии темы, отдельно остановился на критике западной исторической мысли по про блеме. Во введении к диссертации Н.Н. Щербаков отметил возросший интерес политологов Англии, США, ФРГ к истории Сибири, их стремление подтвердить свои концепции «незако номерности», «недемократичности» и в некоторой степени «случайности» пролетарской революции на окраинах России.

По мнению Н.Н. Щербакова, для зарубежных идеологов в це лом свойственны отрицание связи каторги и ссылки с освобо дительным движением в России, принижение, а в ряде случаев полное игнорирование роли осужденных революционеров в общественном развитии Сибири. Такой подход, по мнению си бирского ученого, либо оправдывал карательные мероприятия царского правительства, либо отождествлял их с советской внутренней политикой, либо идеализировал условия жизни, а также правовое и материальное положение ссыльных28. Этот тезис, по нашему мнению, можно признать как вполне убеди тельный аргумент соискателя в разрешении теоретического спора со своими идейными оппонентами. При этом Н.Н. Щер баков постоянно подчеркивал, что представители западной ис ториографии специально не обращались к анализу рассматри ваемой проблемы. Их работы базировались на источниках, ос тавленных «советологам» в наследство от известных лидеров «российского оппортунизма». Как опытный и знающий источ никовед, Н.Н. Щербаков знал, что говорил. Он сам «перелопа тил» тысячи дел и работал с источниками, подтверждавшими его выводы. При подготовке докторской диссертации им было обследовано 170 фондов центральных и местных архивов, му зеев и рукописных отделов библиотек, коллекций нелегальных изданий, изучены сотни наименований газет и журналов раз личных идейно-политических направлений, документация Краковского союза помощи политическим заключенным в Рос сии (ПНР).

Парировал соискатель также расхожий тезис западных идеологов и отечественных «демократов», возникших на греб не перестройки в исторической науке, отрицавший связь ка торги и ссылки с освободительным движением в России (по существу, они подхватили подзабытый вывод областников). По этому поводу Н.Н. Щербаков заметил, что подобный методо логический подход страдает внеисторическим взглядом на со бытия ссылки, слабым пониманием тех социальных и партий ных сдвигов, которые произошли в составе политических ссыльных в 1907-1917 гг. Эти доводы вполне удовлетворили официальных оппонентов докторской диссертации профессо ров Б.Б. Батуева, Н.И. Кабацкого, В.Г. Тюкавкина, а также спе циалистов ведущей организации, кафедры истории партии Мо сковского госуниверситета и членов Совета при Иркутском госуниверситете. В заключении историографической главы Н.Н. Щербаков сделал вывод, что имеющаяся документальная база позволяет с максимальной полнотой раскрыть процесс влияния ссыльных большевиков на классовую борьбу, общест венно-политическую и культурную жизнь в Сибири в 1907 1917 гг., следовательно, решить вопрос об одной из важных предпосылок Великой Октябрьской социалистической рево люции в обширнейшем регионе царской России.

ЦЕЛЬЮ ДОКТОРСКОЙ ДИССЕРТАЦИИ стало исследова ние влияния ссыльных большевиков на классовую борьбу, об щественную и культурную жизнь Сибири между первой и вто рой буржуазно-демократическими революциями в России.

Структура работы строилась в соответствии с логикой сло жившегося для ученого многолетнего исследовательского про цесса. Докторская диссертация демонстрировала многолетнюю приверженность Н.Н. Щербакова избранной теме. Вместе с тем докторская диссертация отличалась существенной новизной.

Фундаментальное 700-страничное исследование включало итоговых таблиц, подтверждающих выводы автора. В доктор ской диссертации были расширены территориальные рамки.

Для изучения темы взята вся Сибирь (по сравнению с канди датской диссертацией, добавились Тобольская, Томская губер нии, Омский уезд Акмолинской области). В работу была веде на специальная глава по историографии и источниковедению для изучения проблемы. В докторской диссертации были под ведены итоги более чем двадцатилетней кропотливой работы по установлению численности политических ссыльных, пред ставлена комплексная картина идейной и организационной консолидации ссыльных большевиков в сибирском социал демократическом движении, всесторонне показана тактика ле вого блока. Докторская диссертация существенно расширяла историческое поле отражения научной и культурно просветительской деятельности ссыльных революционеров в Сибири.

В своей докторской диссертации Н.Н. Щербаков вновь ис следует динамику численности и состав политических ссыль ных с учетом возможности их влияния на общественно политическую и культурную жизнь в Сибири. По данным ис следователя, в начале 1914 года в Сибири находилось свыше 14 тысяч репрессированных – каторжан, вечных поселенцев и административно-ссыльных, которые оказали несомненное влияние на развитие революционного движения на местах29. К февралю общая численность политических ссыльнопоселенцев составила 7351 человек30. В Сибири находились представители всех революционных и оппозиционных партий и групп. Каж дый третий – сторонник эсеров, что закономерно в условиях мелкобуржуазной страны. Однако, замечает исследователь, их численность в ссылке уменьшалась. По социальному признаку постоянно колебалась численность ссыльных крестьян, рабо чих и интеллигенции. Что касается национального состава, ав тор убедительно показывает, что на первом месте в освободи тельной борьбе с самодержавием стояли русские, затем евреи, латыши, поляки, украинцы.

На фоне общей численности политических ссыльных Н.Н.

Щербаков уточняет численность и состав большевиков. Он от мечает, что в 1907-1917 гг. в сибирской ссылке побывало около 3,5 тысяч большевиков. В их числе 3,3 тыс. мужчин и женщина (эти данные были введены в научный оборот впер вые). Женщины-большевички составляли самое значительное число в составе ссыльных женщин. Они находились в ссылке в Иркутской и Енисейской губерниях.

В процессе исследования автор окончательно утвердился во мнении, что возрастная группа от 21 года до 30 лет являлась не только самой многочисленной, но и обладала солидным пар тийным стажем, успев неоднократно познакомиться с «рома новским университетом». Указанные данные опровергали кон цепцию дворянских и либерально-буржуазных историков, а также зарубежных «советологов», будто 15-16-летняя моло дежь определяла характер освободительного движения и была в конце ХIХ – начале ХХ вв. главной опорой социал демократии.

В докторской диссертации был более обстоятельно пред ставлен социальный состав большевиков. Высокий удельный вес среди ссыльных большевиков имели металлисты (токари, слесари, литейщики). За ними следовали полиграфисты. Этот анализ позволил Н.Н. Щербакову еще раз с уверенностью зая вить научному сообществу о несостоятельности концепции за падных политологов Р. Пайпса, Д. Кипиа, Д. Гейера и др. об интеллигентском характере РСДРП, ее сектантстве и оторван ности от рабочего движения31. С неподдельным интересом со временный молодой сибиревед узнает из докторской работы Н.Н. Щербакова, что среди ссыльных интеллигентов первое место занимали учителя, затем медики, газетно-литературные работники, студенты. Из них рекрутировались будущие иссле дователи Сибири.

Н.Н. Щербакова как исследователя и гражданина всегда отличало чувство взвешенности в оценках любой власти, кри тичность к чиновничьей кампанейщине, сопричастности к со страданию тех, кто стоит за народ. Эта гражданская позиция подспудно проходит через все его научное творчество. Нашла она отражение и в период перестройки, когда проходила пред защита и защита докторской диссертации. В тот период в на шем обществе нарастала едва ли не огульная критика всего и вся, повсеместно идеализировался самодержавный строй в России. В этих условиях Н.Н. Щербаков в докторской диссер тации в очередной раз убедительно показал, что царское пра вительство установило такой режим, который был рассчитан на физическое уничтожение, моральное унижение и полную дискредитацию участников освободительного движения, их изоляцию от общественных и культурных центров. Тюремная администрация применяла к политическим узникам изощрен ную систему наказаний: розги, заключение в темный карцер, беспричинные избиения, преднамеренные убийства, произ вольное продление сроков заключения, смешение осужденных революционеров с уголовными элементами. Власти широко использовали двойную слежку и провокации, инсценировали судебные процессы, голодовки. Все это было далеко от обще человеческих ценностей и ненасилия, проповедуемых церко вью, просветителями, фарисеями от царской власти. Н.Н. Щер баков призывал глубже понимать такое массовое историческое явление, как политическая ссылка в Сибирь. В заключительной части он пишет, что ныне, как никогда, возникла потребность в исследованиях, способных удовлетворить повышенный инте рес к революционному прошлому, характерный для сегодняш него умонастроения советского общества.

Защита докторской диссертации Н.Н. Щербаковым в году подвела предварительный итог почти 25–летней научно исследовательской деятельности темы роли большевиков в по литической ссылке в Сибири 1907-1917 гг. Ее можно считать завершением второго этапа историографического творчества по данной проблематике.

Н.Н. Щербаков много работал с русским языком, любил высокий и красивый слог, который, по мнению историка, точ нее и глубже отражал духовную сущность политической ссыл ки в Сибирь, настроения людей, находившихся в нашем суро вом крае, помогал им выжить. Эпиграфом к докторской дис сертации Н.Н. Щербаков избрал такие слова: «Нас возвышает знакомство с обликом людей, мысль и воля которых сложились в условиях великих переворотов». В тот период времени он еще находился под воздействием марксистско-ленинских оце нок, которые еще предстояло переосмыслить.

Проблемы политической ссылки в Сибирь, разрабатывае мые Н.Н. Щербаковым, неразрывны с творчеством его учите лей и учеников, с осмыслением исторического процесса в це лом, его региональной специфики в частности. Все это харак теризует формирование научной школы, которая образуется вокруг крупного ученого, перспективной проблематики иссле дования, его учеников и последователей. Как мы уже отмечали выше, каждый последующий период научного творчества Н.Н.

Щербакова вызревал в предыдущем, был тесно сопряжен с развитием исторической мысли по проблемам политической ссылки. Научная школа Н.Н. Щербакова формировалась вме сте с его творчеством, она оказала свое влияние на молодого ученого, в ответ получала благотворные импульсы научного руководителя.

НА РУБЕЖ 1980-х – 1990-х гг. ВЫПАДАЕТ НАЧАЛО ТРЕТЬЕГО ЭТАПА НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА ПРОФЕС СОРА Н.Н. ЩЕРБАКОВА. К этому времени он обрел извест ность в профессиональной среде и с уверенностью мог наби рать себе аспирантов и соискателей, интересующихся пробле мами политической ссылки в Сибирь. Однако процесс изуче ния политической ссылки был сложен и противоречив, имел свою логику и особенности проявления.

Как известно, научное изучение истории царской политиче ской тюрьмы, каторги и ссылки в Сибирь в Иркутске было на чато еще в 1920-е годы. У его истоков стоял Ф.А. Кудрявцев, опубликовавший сначала серию статей о пребывании в крае декабристов, В.Г. Короленко, Н.Г. Чернышевского, М.В. Фрун зе, а в 1936 г. работу «Александровский централ: из истории сибирской каторги». Не случайно Н.Н. Щербаков считал Фе дора Александровича, наряду с Сергеем Владимировичем Шостаковичем, своим учителем. Большое влияние на Н.Н.Щербакова, как мы говорили, оказал и Всеволод Иванович Дулов, помимо прочих проблем, исследовавший историю ре волюционного движения в Иркутской губернии, издавший со вместно с Ф.А. Кудрявцевым в 1941 г. монографию «1905 год в Восточной Сибири». Без сюжета о ссыльных они, естественно, обойтись не могли.

В 1920-1930-е годы тема политической тюрьмы, каторги и ссылки имела особое звучание: революционное прошлое было «осязаемым», еще живы были участники тех легендарных со бытий. Несмотря на роспуск в 1935 году Всесоюзного общест ва бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, пример ге роического революционного прошлого широко использовался в пропагандистских и воспитательных целях. В.И. Ленин, И.В.

Сталин, Я.М. Свердлов, большинство «видных» политических и государственных деятелей прошли проверку на прочность сибирской ссылкой, а значит, исследование истории политиче ской «тюрьмы без решеток» было важной государственной и идеологической задачей.

С конца 1930-х годов научное изучение политической ссыл ки, ее роли и места в революционном и общественно политическом движении региона и страны в целом было прак тически свернуто. Оказалось, слишком много «врагов народа», «вредителей», членов всевозможных антипартийных групп, связано с ее историей.

В 1960-е годы, на которые и приходится начало творческого пути Н.Н. Щербакова, изучение истории сибирской политиче ской ссылки, и в первую очередь ссылки большевиков, было возобновлено. Однако, как это ни парадоксально, эта тема ста ла менее актуальной, чем была, например, в начале 1930-х го дов. Областные и краевые комитеты партии, парткомы высших учебных заведений региона, где в основном и были сосредото чены кадры профессиональных историков, выполняя директи ву ЦК, настоятельно рекомендовали исследовать современный опыт КПСС по руководству сельским хозяйством, промыш ленным строительством, освоением природных богатств края.

В почете стали темы типа «Борьба коммунистических органи заций Восточной Сибири за победу трудящихся в...».

Нам никоим образом не хотелось бы бросить тень на уче ных-историков 1950-1970 гг., исследовавших подобные аспек ты истории Сибири – была и «борьба», был и героизм восста навливавших народное хозяйство, первопроходцев, энергети ков, строителей. Однако проблемные вопросы истории регио на, например, многие аспекты гражданской войны, репрессии 1930-х годов, лагеря спецпереселенцев на месте будущих ком мунистических городов – все это, естественно, не только не ис следовалось, а как бы не существовало, было вычеркнуто как из истории, так и из науки чьей-то всесильной рукой.

Сегодня мы прекрасно понимаем, что историкам того пе риода зачастую в директивной форме навязывалась тематика исследований. По существу, они вынуждены были выполнять социальный заказ. При этом, подчеркнем, выполняли его с вы соким профессионализмом, проводя по нескольку лет в архи вах, музеях и библиотеках страны. Уж что-что, а документаль ная база этих диссертаций поражает объемом и полнотой, чему стоит поучиться современным соискателям.

В такой ситуации выбор темы исследования истории поли тической каторги и ссылки требовал немалого мужества, твер дости характера, принципиальности и последовательности, на конец, преданности и любви к своей профессии. Как мы пока зали выше, всеми этими качествами и обладал Н.Н. Щербаков.

Николай Николаевич не был пионером в разработке исто рии политической ссылки в Сибирь второй половины XIX – начала ХХ века. Практически одновременно с ним различные аспекты этой темы стали разрабатывать во многих городах на шего региона: М.Ф. Богданова в Омске, С.И. Беляевский в Красноярске, Л.А. Ушакова в Новосибирске, Л.П. Рощевская в Тюмени, П.У. Петров в Якутске, Г.А. Николаева в Чите, Б.Б.

Батуев в Улан-Удэ, Б.С. Шостакович, С.Ф. Коваль и З.Т. Тага ров в Иркутске.

В 1964 г. в Томске была защищена, наверное, и первая кан дидатская диссертация по этой теме: «Революционная деятель ность большевиков в Нарымской ссылке (1906 – март гг.)». С тех пор и до конца своих дней (2007) ее автор – Эрнст Шайгарданович Хазиахметов – стал самым серьезным оппо нентом Николая Николаевича в исследовании пролетарской ссылки. В 1965 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Общественно-политическая деятельность и эволюция взгля дов петрашевцев в Сибири» Александр Всеволодович Дулов, тогда преподаватель кафедры истории СССР ИГУ. В 1966 г.

появилась еще одна кандидатская: «Революционная, общест венно-политическая деятельность ссыльных марксистов в Вос точной Сибири (1883-1903 гг.)» А.П. Мещерского.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.