авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ДОНЕЦКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА КАПИТАЛИЗАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ...»

-- [ Страница 2 ] --

6. Геєць В. М. Нестабільність та економічне зростання / В.М. Геєць;

Нац. акад. наук Украины, Ін-т екон. прогнозування. – К.: ІЕП, 2000. – 341 с.

7. Борщевський В. Формування регіональної системи залу чення іноземних інвестицій / В. Борщевський, І. Польова // Регіональна економіка. – 2006. – №4. – С. 34-36.

8. Козоріз М.А. Аналіз та оцінка інноваційності розвитку економіки регіонів / М. Козоріз, О. Денис // Регіональна економіка. – 2006. – №4.

9. Комментатор [Электронный ресурс] : Информ. агентст во. – Электрон. текстовые дан. – [Б. м], 2004-2010. – Режим досту па: http//www.kommentator.ru/accent/2005/a 0621-7html).

1.3. Институциональная ценность как субстанция капитала современной экономической системы Любая наука имеет свою первооснову, свой атом, ген, клет ку, молекулу. Она закладывает не только методологическую осно ву познания своего объекта, но и тем самым определяет начало своего предмета. И то, что современная экономическая наука в рамках доминирующего мэйнстрима «потеряла» эту структури рующую субстанцию, свидетельствует о серьезных ее внутренних проблемах, ее разрешающих когнитивных способностях, перспек тивах развития. Конечно, можно говорить о цене, о равновесной цене, о равновесии в целом. Но, во-первых, цена – это категория лишь обмена. Во-вторых, она отражает поверхностный срез эко номических явлений. В ней фиксируются всего лишь изменения пропорции, например, одного барреля нефти и количества долла ров США без указания признаков, «объясняющих?!» парадокс данного феномена современности. В-третьих, объяснение цены какого-то товара другими ценами других товаров, что, как прави ло, используется, также не может являться удовлетворительным из-за возникающей в конечном счете элементарной логики «по рочного круга». В-четвертых, использование спроса и предложе ния при объяснении цены на любой товар ограничено из-за того, что в их точке равновесия вопрос о субстанции цены оставался и остается по-прежнему неразрешенным. И наконец, последнее. Су ществуют огромные различия между методологией цены неоклас сики и прикладными разработками этой проблемы, практикой це нообразования, формами и методами регулирования цен1. Иначе говоря, «экономисты-теоретики» неоклассической парадигмы жи вут в рамках своих абстрактных, но корпоративных догм, практи ки-хозяйственники же работают благодаря своему здравому смыс лу, восходящему к конкретному бизнесу, а политики пытаются в своих поступках руководствоваться мало кому известными «об щенародными и государственными интересами».

Категория «капитал» (нем. «Kapital», франц. «Capital») бук вально в переводе означает имущество, от лат. «capitalis» — глав ная ценность, главное имущество. Понимание капитала как накоп ленного запаса орудий, сырья, имущества, средств существования, денег господствовало практически до выхода в свет основного труда К. Маркса «Капитал». В то же время своеобразие капитали стической эпохи как с точки зрения ее сущности, так и с точки зрения способа и закономерностей использования ресурсов можно уже обнаружить в работе А. Смита «Богатство народов». От фраг ментарного материализованного определения капитала Смит в по следующем переходит к функционально-экономическому и техни ческому анализу его, рассматривая основной и оборотный капитал, его различные сферы приложения и нормы накопления, ссудный капитал и ссудный процент.

Д. Рикардо внес мало нового по сравнению с А. Смитом в учение о капитале. Он также натуралистически рассматривает это понятие, относя к нему принадлежности охотников и рыболовов, объявляя этих людей капиталистами. Но в отличие от А. Смита, Д. Рикардо определяет, что не сам капитал создает стоимость то вара, она лишь переносится трудом целиком или частями на вновь произведенный товар. Вместе с тем при определении стоимости как субстанции капитала отождествляются затраты труда и затра ты капитала.

Разные интерпретации капитала не изменяют общего подхо да к определению сути последнего на тот период. Например, Ж.Б. Сей, оставаясь в принципе на тех же позициях в отношении к капиталу, формулирует «триединую теорию факторов производст Шерер Ф.М. Структура отраслевых рынков / Ф.М. Шерер, Д. Росс. – М., 1997. – С. 656;

Стиглиц Дж. Информация и изменение па радигмы экономической теории / ДЖ. Стиглиц // Эковест. – 2003. – Вып. 3. – № 3. – С. 336-422.

ва», на идеях которой, по существу, держится вся ортодоксальная современная экономическая наука. Произошел, что называется, сдвиг в экономическом сознании, когда наряду со средствами про изводства, другим имуществом неотъемлемым компонентом при знается фактор труда.

К. Маркс в капитале обнаруживает определенную историче скую эпоху, способ производства, где весьма своеобразно и в спе цифических формах используются имеющиеся ресурсы и факторы производства. Капитал – есть отношение, движение, процесс кру гооборота, проходящий различные стадии, процесс, который, в свою очередь, заключает в себе три различные формы кругооборо та.

Возникновение финансового капитала, пронизавшего, по существу, всю систему воспроизводства, расширяет характерную для классической школы натуралистическую трактовку. В частно сти, представители австрийской школы выводят капитал из субъ ективно-психологических оценок благ, потребляемых в настоящее время, и благ будущих, хозяйственных. Таким образом, в теории капитала австрийской школы на первый план выдвигается время, поскольку оно играет решающую роль в понижении субъективных оценок будущих благ, компенсируемых к настоящему моменту нормой прибыли и процента. Аспект времени в определении капи тала весьма активно использовал Дж. Хикс. Причем различные подходы к капиталу обусловлены в конечном итоге необходимо стью взвешенного подхода к разным видам и объектам инвести ций, а также обоснованием распределяемого дохода между участ никами хозяйственного процесса. Жесткая граница, ранее постав ленная между эффективностью и справедливостью, начинает раз мываться: большая «справедливость» в доходах приводит, в свою очередь, и к повышению эффективности. Особенно это проявляет ся на макроэкономическом уровне, где формируется благоприят ная (или нет) внешняя среда для бизнеса. Таким образом, между собственником средств производства и рабочим, приводящим эти средства в «экономическое движение», кругооборот, появляется еще один важный компонент – «организация», или предпринима тельский фактор, достаточно сильно влияющий на результатив ность используемых ресурсов. В начале века возникает даже новая наука – менеджмент, предметом которой как раз и является сово купность организационно-экономических отношений и проблема принятия решений при выборе альтернатив в формировании «по ведения» хозяйствующих субъектов.

Начиная со второй половины ХХ в. заметно возросло значе ние информационного продукта для рационального поведения по требителя и верных решений, принимаемых производителем.

Кроме этого, сформировался новый специфический рынок инфор мационных услуг, дающий возможность получать значительные доходы от информационной деятельности. Специфика этого рынка не только в том, что возникает абсолютно новая система экономи ческих и правовых отношений по защите прав информационно интеллектуальной собственности, но и в новых принципах цено образования на этот товар. Рынок информации стал определяю щим среди всех других рынков товаров и услуг. Частным момен том, подтверждающим высказанное выше утверждение, является значительное увеличение доли затрат, осуществляемых фирмами на информационную деятельность в том или ином направлении, в структуре цены на другие товары и услуги. И это при всем том, что информационный продукт, являясь общественным благом, в большом объеме финансируется из государственного бюджета, других национальных фондов. Правительства практически всех государств в той или иной мере контролируют и управляют про цессом развития отраслей промышленности, обеспечивающих раз работку и производство техники связи, соответствующей инфра структуры приема и передачи информации. К. Эрроу, анализируя влияние информации на экономическую теорию в целом, предла гает наряду с другими принципиально важными изменениями в обшей теории равновесия информацию считать общественным благом с равными возможностями доступа к ней всех экономиче ских агентов. Особыми, связанными с информационным продук том, являются факторы технологии и психологии, которые как элементы ценности меняют подходы к пониманию формы капита ла. Попытка увидеть общие основания между «трудом и капита лом» дает в 50-е годы начало новой теории, получившей название «теории человеческого капитала».

Таким образом, эволюция хозяйственной жизни проистекает под противоречивым давлением политико-экономических интере сов, создающих «экономическую энергию» и силу. Нормы и пра вила (формальные и неформальные) в этом процессе выступают ориентиром, мерой, ограничителем поведения и взаимоотношений политико-экономических игроков. Например, норма рентабельно сти указывает на степень доходности вложения капитала, регули руя развитие отраслей и фирм, взаимоотношения между потреби телями. Последние, жертвуя своими доходами, признавая тем са мым какой-то доминирующий общественный вкус, приоритет на какой-то товар или услугу, определяют при этом и меру необхо димых издержек. Но понятие издержек для просто экономиста и институционального экономиста несет разный смысл. Если просто экономиста интересуют оплачиваемые внешние издержки по про изводству товаров и услуг, а «хорошего» экономиста – издержки и внутренние, рассчитываемые по особым методикам, то институ циональный экономист обязан, кроме всего прочего, обратиться к издержкам/полезности функционирования всей институциональ ной системы. Эти совокупные издержки/полезности отражают стоимость, а следовательно, и эффективность функционирования определенной модели хозяйствования, которой институты задают стратегическую генерацию и вместе с тем ограничения развития.

Их кратко можно выразить формулой TC = PC + TrC + TrCi, где TC – совокупные издержки;

PC – производственные издержки;

TrC – трансакционные издержки по товарным операциям;

TrCi – трансакционные институциональные издержки, опо средуют институциональные трансакции реформы. Они включают не только издержки по ликвидации старых институтов, но и необ ходимые затраты по строительству новой институциональной сис темы. Институциональные трансакции являются условием и ре зультатом реформ. Если будет перерыв и дискретность между лик видированными старыми и формирующимися новыми института ми, то образовавшийся вакуум создаст отрицательный эффект хао са и неопределенности. Это тот случай, когда возникает некоопе рированное поведение из-за отсутствия некой идеологии, призна ваемой большинством и позволяющей одинаково понимать теку щее и планировать с более четкой определенностью будущее по ведение и возможные его сценарии. Это ситуация переходных пе риодов.

Здесь следует отметить, в нарушение сложившихся тради ций первичности спроса и предложения, что данные явления, а следовательно, и категории, их отражающие, являются производ ными от институциональной среды, сложившихся социально экономических отношений. Именно институты в определенной иерархии и субординации, задевая различные уровни интересов жителей страны, задают степень использования эффективности имеющихся ресурсов в стране. Вне институциональной среды ка тегории «факторы производства» или «производственные возмож ности» не более как не до конца продуманные абстракции. Следо вательно, институциональная среда не просто превращает техни ко-технологические возможности в действительность, но и высту пает исходным, базовым условием определенной модели хозяйст вования, создающей условия для дополнительного социально экономического эффекта, называемого институциональным до ходом (Ri). По существу это рентный доход, поскольку он напря мую чаще всего никак не связан с капитальными или же трудовы ми затратами. Например, концерт по полезности для одного или, скажем, для пятисот человек, будет иметь разную ценность, хотя затраты будут постоянны. Та же сеть Интернет создает дополни тельный полезный эффект с подключением каждого дополнитель ного его участника. Здесь предельный полезный эффект стремится к максимуму при стремлении к минимуму предельных издержек.

Такого не может быть при производстве и потреблении обычных товаров.

Она, институциональная рента, кроме субъективированных ценностных оценок содержит элемент (больший или меньший по величине) добавленной, вмененной стоимости, создаваемой в стране. Таким образом, институциональная ценность вменяется обществу и индивидам в отдельности, и ее связь с затратами имеет косвенный характер. Институциональная ценность (Vi) равна: Vi = = PC + TrC + TrCi + Ri. Она распадается на эти элементы, потому что она фиксирует качественную целостность общества или от дельного сообщества, группы. В конечном счете именно данная норма, а это есть общественная норма поведения всех участников хозяйственной деятельности и в первую очередь четко выкристал лизованных, сложившихся элементов социально-классовой струк туры, определяет допустимые пределы производственных (PC) и трансакционных издержек (TrC). Это же относится и к размеру распределяемых рентных доходов. В меньшей степени люди на рациональном уровне далеко не одинаково понимают суть инсти туциональных изменений (TrC) и всех выгод (Ri), получаемых от этих изменений. Лозунг «движение – все, конечная цель – ничто»

часто лежит в основе инициатив или мотивов участия в реформах.

Но это для масс, для электората. Элита же, инициирующая рефор мы, почти всегда понимает, к чему она стремится. Ее целью явля ется институциональная рента, которая выступает следствием раз рушения старой системы норм и правил и построения таких новых «порядков», которые в той или иной степени обеспечат интерес не только реформаторов «первой волны», но и последующих ее уча стников. Обращение к истории любых системных преобразований без труда убедят скептиков в таком подходе.

Стоимость и институциональная ценность взаимосвязаны между собой. Институциональная ценность указывает на развитие социально-экономических процессов, динамику происходящих изменений. Но стоимость отражает меру физической жизнедея тельности человека или фирмы, производящей услуги. Однако по мере решения этих злободневных проблем диапазон витальных потребностей человека расширяется и углубляется. Возрастает значимость институционально-социально-психологических по требностей, которые значительно расширяют рыночный обмен, виртуально увеличивают богатства и ВВП. Естественно, начинает расти и объем ВВП за счет процесса и специфической экономики1, увеличивающего субъективированную величину данного показа теля. Статистика подтверждает структурные и валовые изменения.

Поэтому институциональная ценность характеризует в некоторой степени меру качества жизнедеятельности человека, уход послед него в психологические переживания и эмоции.

Однако институциональные изменения сопровождаются не только трансакционными издержками, которые к тому же неоди наково распределяются между экономическими и политическими акторами. Как показывает современная практика, участники ре форм, инициирующих данный процесс, как правило, извлекают Современную экономику поэтому иногда называют процессной экономикой.

институциональную ренту, имеющую политическую, экономиче скую, историческую или социальную формы.

Итак, институциональная ценность – это в высшей мере субъективированные оценки потребляемой произведенной услуги, полезные качества которой формируются или в процессе коллек тивного пользования или же вследствие первоначально высокого общественного признания. В последующем эта высокая мера оценки, например, какой-то информации или услуги распростра няется за счет потребления их другими индивидами. Когда два ин дивида обмениваются, например двумя яблоками, то яблок от это го больше не становится и в целом, и у каждого в отдельности. Но когда тот же концерт смотрит не сто, а пятьсот человек, то обще ственная польза от этого возрастает. Так же происходит, если два индивида обменяются, например анекдотами, то, по крайней мере, каждый станет «богаче» на один анекдот. Конечно, эти примеры лишь в некоторой степени подчеркивают отличие «экономики ма териального производства» от «новой» «информационной эконо мики», которая нуждается в новом теоретическом разрешении.

Сфера социально- и политико-экономической психологии только сейчас начинает приобретать определенное осмысление и значе ние. Об этом свидетельствует хотя бы факт присвоения Д. Канне ману и В. Смиту нобелевской премии за 2003 г. Это не значит, что ранее никто не занимался данной проблемой. Ситуация здесь не сколько банальнее. «Добытые» знания об «информационной эко номике» не всегда есть смысл распространять широко за пределы определенного круга лиц, ведь некоторый прогноз и даже подтал кивание к определенному массовому поведению дают возмож ность извлекать через финансовые спекуляции и «игры» рентные доходы.

Параметры институциональной ценности вначале задает наука в целом и экономическая в частности, государственная идеология. Последняя, например, своими теориями и «теориями»

определяет рамки и содержание экономического мышления, а сле довательно, и поведения. Она может очередной моделью создать очередную финансовую пирамиду, спровоцировав «научными про гнозами» о росте рисков кризис. А в кризисе, как известно, одни проигрывают, и их большинство, а другие выигрывают. И их меньшинство. Сегодня так «работает» финансовая экономика.

Именно последняя привносит доминирующую характеристику со временной экономики. И от этого она, к сожалению, не становится «лучше» – устойчивой, производительной, благоприятно воздей ствующей на человека, который ее создал. Но, как говорится, на каждого мудреца... Однако заметим, что финансовая сфера явля ется лишь одной частью того, что относится к «информационной экономике», опирающейся на управляемую институциональную ценность. Но это область психологии и других наук, куда эконо мисты стараются по ряду причин не «влазить».

Еще раз отметим, что было две попытки построить единые теоретические системы: из категории стоимости, из категории ценности. За такими устремлениями была инициатива построения теоретической целостности и обеспокоенность за расчлененность знания, которое заложило основу для искажения общей сложной картины социально- и политико-экономического мира. Наука, – отмечал в свое время М. Планк, – представляет собой внутреннее единое целое. Ее разделение на отдельные области обусловлено не только природой вещей, сколько ограниченностью способностей человеческого познания. В действительности существует непре рывная цепь от физики и химии через биологию и антропологию к социальным наукам, цепь, которая ни в одном месте не может быть разорвана, разве лишь по произволу. Переходные этапы, ко торые, кстати сказать, преобладают в эволюции экономики и об щества, оказываются наиболее уязвимыми с точки зрения адекват ности восприятия происходящих в них процессов и формирования правильной экономической политики. И нынешняя системная ре форма, охватившая не только все стороны социально-экономи ческой жизни известных транзитивных государств, но и практиче ски все государства мира, является тому ярким подтверждением. А от понимания природы денег, их роли и значения не только в эко номике, но в жизни человека, общества в целом зависит, по сути, и понимание всех происходящих социально-экономических процес сов. Нельзя управление деньгами отдавать на откуп лишь банки рам, которые сегодня превзошли даже ростовщиков по своему устремлению к извлечению денежной ренты. Ведь время – не деньги, а жизнь. Деньги приходят и уходят, а жизнь только уходит.

Т. Веблен о противоречии производственных и денежных сфер заметил следующе: «Денежная деловитость в целом не совместима с производственной эффективностью»1. И современная практика, к сожалению, подтверждает высказанное сто лет назад утверждение известного мудреца, о чем свидетельствуют не только показатели эффективности воспроизводства, но и его структура, напряжен ность производственных отношений, неэффективность капитала как доминирующей хозяйственной формы.

1.4. Институциональные аспекты развития экономики и капитализация предприятий 1.4.1. Влияние форм собственности на эффективность развития экономики За годы независимости экономика Украины существенно изменилась, приобрела новые, и не всегда лучшие, качества, утра тила некоторые качества, которые не повысили её конкурентоспо собность на мировых рынках. Из наиболее существенных задач, которые призвана была решить радикальная экономическая ре форма, начавшаяся в 90-е годы ХХ в. в СССР и продолжающаяся до сегодняшнего дня в странах СНГ и в Украине, можно назвать следующие:

преодоление отчуждения трудящихся и населения от собст венности путем преобразования государственной и огосударст вленной собственности в смешанную (негосударственную: кол лективную, народную, частную, личную, совместную;

государст венная собственность должна была составлять не больше 20% об щей собственности;

совместная с зарубежными партнерами);

структурные преобразования в экономике и промышленно сти. Сокращение удельного веса сырьевых отраслей и произ водств, резкое увеличение производств V-VI технологических ук ладов;

формирование наукоёмкой экономики, промышленности, производств, предрасположенных к использованию достижений научно-технического прогресса, развитию на инновационной ос нове, демократизации управления;

Веблен Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. – М., 1984.

формирование работников, персонала, способных освоить и эффективно использовать новейшие технологии, оборудование, достижения отечественной и зарубежной науки и др.

Из названных и ряда других задач, пожалуй, лишь одно было решено количественно, но не качественно. Государственная собст венность сведена до уровня 20%, но не государственная собствен ность не привела к формированию эффективного собственника.

Трудящиеся оказались еще больше отстранены от собственности, развитие экономики приобрело стабильно нелинейный характер, уровень дореформенного (1990 г.) предполагается достичь лишь к 2019 -2020 гг., то есть через 30 лет от начала реформ.

Структура экономики и промышленности ухудшилась, по высилась ориентация на экспорт продукции сырьевых отраслей, сократилось производство товаров для населения на внутренний рынок. Так, продукция социально ориентированных отраслей в Украине составила, % 2001 г. – 21, 2006 г. – 18, 2009 г. – 16,2.

В 2009 г. лёгкая промышленность составляла 0,27% про мышленного производства Украины (в 2001 г. – 1,4%), в мире – 9% промышленной продукции составляет лёгкая промышлен ность. Машиностроение, которое в прогрессивной структуре ми ровой промышленности достигает 40%, в Украине в 2009 г. со ставляло 14,9%. В то же время металлургия в мировом прогрес сивном промышленном производстве составляет 7%, в Украине – 22-25%.

Лишь за последние 10 лет износ оборудования (основные фонды) в промышленности увеличился на два пункта и превысил 52%. Доля убыточно работающих предприятий стабильно нахо дится около 40% их общего количества, а производство инноваци онной продукции опустилось до уровня 6%. При этом дифферен циация населения по доходам возрастает и, по некоторым оцен кам, достигла 30 и более раз по крайним дегральным группам.

Только в 2010 г., по данным зарубежной прессы, в Украине коли чество миллионеров увеличилось в три раза (в долларовой оценке собственности). Отсутствует связь между уровнем эффективности производства и динамикой заработной платы, доходов. Большин ство из указанных фактов стали следствием низкого профессиона лизма менеджмента всех уровней (предприятий, регионов, госу дарства в целом), использования политической элитой принципов либеральной экономической теории в решении задач современной отечественной экономики, крайне недостаточного понимания роли институциональных факторов в процессах преобразования про мышленности, экономики, общества.

В данной работе рассмотрим обоснование ведущей роли ин ституциональных факторов и капитализации в преобразовании экономики, предприятий.

Начнем с общих теоретических положений формирования собственности. Отношения собственности во всех общественно экономических формациях были и остаются базовыми в системе экономических, производственных, социальных отношений. Чело вечество прошло путь относительно понимания и использования собственности от групповой (семейной, племенной, коллектив ной), частной (с концентрацией существенной доли национального богатства в руках немногочисленных кланов, семей, олигархиче ских групп) до смешанной. На более низких этапах развития об щества речь шла главным образом о собственности на землю, средства производства и орудия труда. На этапе зрелого капита лизма, в постиндустриальном обществе в сферу отношений собст венности был вовлечен интеллектуальный капитал. Это вызвало определенные тенденции децентрализации права собственности.

Акционирование позволило существенно увеличить количество населения, имеющего акции и определенное право на управление производством, получение доходов в форме дивидендов. Носите лем и генератором интеллектуальной собственности является кон кретный человек или небольшие творческие группы, что также способствовало децентрализации собственности в целом, интел лектуальной собственности в частности. Таким образом, формы собственности прошли путь от групповой (племенной) собствен ности до крупной частной, в ряде случаев – единоличной до оли гархической, с последующим определенным дроблением посред ством акционирования, к смешанной. В последнем случае имеет место частноколлективная (групповая) собственность незначи тельного числа крупных акционеров (ядро, маморитарии), массы мелких акционеров – миноритариев, а также государственная соб ственность. Максимальная концентрация собственности в руках немногочисленных капиталистов имела место в индустриальный период развития государства, что сопровождалось отчуждением от собственности основной массы населения и работников. В постсо циалистических странах поляризация богатства и собственности продолжается. Так, в России 8 компаний производят 24% ВВП. В Украине 99,9% акций компаний принадлежит одному человеку, производят около 10% ВВП страны. В большинстве стран преодо ление отчуждения наёмных работников от собственности пошло эволюционным путем, главным образом через акционирование и формирование многочисленного слоя миноритарных акционеров (до 30% населения и до 40% работников), вовлечение наёмных работников в управление предприятием, создание коллективных (народных) предприятий, которых, к примеру, в США насчитыва ется более 10 тыс. Это направление развивается без особых потря сений и конфликтов.

Часть государств, в том числе Российская империя, в 20-е годы ХХ в. революционным путем ликвидировали частную собст венность, заменив её общенародной и коллективно-колхозной. В течение незначительного отрезка времени обе формы собственно сти превратились в государственную, фактическое управление ко торой перешло к партийно-бюрократическому аппарату государ ства. Несмотря на попытки привлечения работников к управлению социалистических предприятий (через профсоюзы, общественные объединения, советы трудовых коллективов и т. п.) работники всех секторов социалистического государства оставались отчужденны ми от собственности, от участия в управлении предприятиями, хо зяйствами, организациями. Темпы экономического развития стран социализма в 70–80-е годы ХХ в. замедлились. Экономика стала невосприимчивой к инновациям, внедрению достижений научно технического прогресса, качественным изменениям методов управления, замедлился рост качества жизни населения.

Под влиянием представителей либеральной экономической теории, радикально настроенных политиков в целях преодоления отчуждения населения и трудящихся от собственности, обеспече ния инновационного развития постсоциалистические страны про водят радикальную экономическую реформу, направленную на формирование рыночной экономики. Последняя, как известно, предполагает многообразие форм собственности при ведущей ро ли частной собственности на все формы капитала.

Преобразование государственной и огосударствленной форм собственности в большинстве стран бывшего социалистического лагеря было проведено путем разгосударствления предприятий, их приватизации.

Процессы приватизации проводились при крайне низком ка честве соответствующего законодательства, без серьезной предва рительной научной проработки механизмов проведения крайне важных социально-экономических и политических преобразова ний, без соответствующей подготовки к преобразованиям как спе циалистов, так и населения в целом. Отсутствовали методы оценки реальной рыночной стоимости объектов приватизации. Цена объ екта устанавливалась по остаточной стоимости основных произ водственных фондов. Совершенно не была учтена по большинству объектов стоимость интеллектуального капитала. Цены объектов приватизации были занижены в десятки, а иногда и в сотни раз.

Трудовые коллективы в большинстве случаев реально были от странены от процессов приватизации и участия в них.

В научных и популярных публикациях достаточно глубоко и детально проанализированы методы неэффективного, неподготов ленного и убыточного для общества преобразования предприятий из государственной в негосударственную форму собственности.

Население стран СНГ реально не участвовало в „ваучерной” при ватизации. Достаточно отметить, что треть населения вообще не стала получать приватизационные сертификаты, либо получив не использовали их. В связи с тем, что в первые годы приватизации практически ни одно предприятие не выплачивало дивиденды, а большая их часть не выплачивает дивиденды до сих пор, значи тельная часть населения передала свои сертификаты фирмам, ко торые затем обанкротились либо уступили сертификаты активным руководителям предприятий, государственным функционерам.

За несколько лет государственная форма собственности резко сокра тилась, составляя сейчас не более 20% национального богатства (без учета собственности на землю и недра). Приватизированы эффективно работавшие предприятия, значительная часть которых в настоящее время обанкрочены, закрыты, а оборудование сдано как металлолом, в том числе поставленный за рубеж. Тем не ме нее еще есть несколько привлекательных для приватизаторов объ ектов (“Укртелеком”, Соляное объединение “Артемсоль”, Луган ский тепловодостроительный завод, Одесский припортовый завод, Турбоатом и др.), которые приватизируются (“Укртелеком”) или в ближайшее время будут приватизированы.

Несмотря на незначительный удельный вес предприятий го сударственной формы собственности в Украине, в отдельных от раслях данный показатель все еще существенный. Это часть пред приятий угольной промышленности, работающие убыточно, стра тегические предприятия (оборонная промышленность, авиацион но-космическая, соляная промышленность и др.), где государство имеет контрольный или блокирующий пакет акций. Однако в свя зи с тем, что на эффективно работающих государственных пред приятиях к управлению привлечены частные структуры или пред ставители частных структур, их финансовые потоки контролируют представители негосударственных структур. Предприятия теряют свою эффективность, доходят до состояния банкротства и в даль нейшем за искусственно созданные долги переходят в частные структуры толи по решению судов, толи путем «рейдерских» за хватов.

Одна из схем такова. Под давлением органов госуправления (КМ, ГНС, облгосадминистрация и т.п.) руководство предприятия заключает договоры с частными фирмами, опекаемыми госчинов никами, на эксклюзивную поставку важнейших материалов, обо рудования и т.д. (поставки идут с удорожанием на 20-30% их ры ночной стоимости). Указанные фирмы также получают права ди лера или дистрибьютора на реализацию продукции «опекаемого»

предприятия, получая скидку на реализуемую продукцию в разме ре 10-20%. Схематично это изображено на рис. 1.6.

Частное предприятие посредник в результате реализации схемы (рис. 1.6) монополизирует часть рынка товаров (оборудова ния и реализации продукции) и может установить монопольные цены на реализуемую продукцию, получить монопольную при быль (Пм). Общий дополнительный доход (Дд) предприятия посредника, реализующего с помощью госструктур, изложен на рис. 1.6.

Дд = Дс + Дн + Пм, где Дс дополнительный доход посредника в результате реали зации права дилера, дистрибьютора (дисконт на предоставляемый производителем товар для реализации посредником);

Дн дополнительный доход посредника, получаемый в ре зультате поставок товаров (оборудования, ТЭР, материалов, услуг) производителю по завышенным ценам.

яинелварпусог ынагрО дерпсог ялд икищватсоП (конкретные ) икинвонич амриф яантсаЧ йитяирп 1,0С яитяирпдерпсоГ 0,8С (руководство) 1,0С орп илетибертоП дерпсог иицкуд йитяирп 1,2С Рис. 1.6. Отношения государственных и негосударственных структур официальные отношения неформальные связи (отношения) формальные денежные и товарные потоки неформальные денежные потоки В результате таких действий происходит рост цен товаров на рынке и у производителя. С определенной долей условности эти расходы могут быть отнесены к трансакционным (без дополни тельной монопольной прибыли) и являются серьезной финансовой базой развития коррупции на всех уровнях.

Предприятие-посредник из дополнительного дохода (Дд) получит то, что останется после уплаты им налогов и возмещения остатков, т.е.

Дп.п. = Дд (Нп + О), где Дп.п. доход предприятия-посредника (исключены из него собственные заемные расходы посредника);

Нп налоги на дополнительные доходы;

О «оплата», незаконные (коррупционные) выплаты участ вующих в реализации госструктур и т.п.

В результате обществу, трудовым коллективам, населению наносится ущерб экономический и социальный. Последний фор мируется путем навязывания обществу мысли о том, что «деньги не пахнут» и любые методы их получения являются моральными и приемлемыми. Это разрушает мораль общества, коллектива, кон кретного человека.

Как свидетельствует практика, обобщенная и описанная в изложенном выше примере, в результате построения формальных и неформальных отношений госструктур, госаппарата и частных фирм предприятие теряет до 30-40% цены продукции поставляе мой и реализуемой посредством «крышуемых» частных фирм. Это ухудшает финансово-экономическое положение госпредприятия, обеспечивая безбедную жизнь достаточно узкому кругу лиц гос аппарата управления, топ-менеджмента госпредприятия, негосу дарственным структурам. У предприятия вымывается оборотный капитал, резко уменьшается потенциал капитализации, и минори тарные акционеры остаются отчужденными от собственности, от участия в управлении предприятием. Не чувствуют себя реальны ми, стратегически мыслящими и действующими, крупные акцио неры, собственники, поскольку собственность приобретена по по лутеневым схемам, недостаточно защищена законодательно, нахо дясь зачастую под угрозой реприватизации и передела. В этих ус ловиях падают показатели инновационного развития, капитализа ции, четко прослеживается тенденция износа и старения основного капитала.

Преодоление названных негативных тенденций, обострив шегося в результате наложения мирового финансового кризиса на хронический отечественный системный социально-экономический кризис и приведший к падению ВВП в 2009 г. более чем на 15%, промышленной продукции на 21,9%, индекс физического ВВП в 1998-1999 гг. к уровню 1990 г. составил более 40% [1, 31]. По про гнозам, экономика Украины достигнет уровня 1990 г. не ранее 2019-2020 гг. [2;

3;

4], при условии ежегодного прироста на 5-8%.

Экономика Украины развивается нелинейно, ощущая определяю щее (как позитивное, так и негативное) влияние институциональ ных факторов, институциональной инфраструктуры. Спад произ водства и экономики в 90-е годы можно объяснить в какой-то мере социально-экономическими и политическими преобразованиями в Украине, в других постсоциалистических странах, хотя он был в нашей стране одним из самых глубоких. Падение производства и уровня жизни в 2008-2009 гг. можно пояснить мировым финансо во-экономическим кризисом, хотя он только усугубил собствен ный системный кризис Украины. Ни одна страна, в том числе из социалистических, не испытала столь существенного падения. Не линейное развитие экономики Украины в последние 20 лет можно понять и объяснить, используя теорию институционализма, анали за институтов и институций. Известно множество определений институтов. Так, Дж. Коммонс рассматривал институт как коллек тивное действие, контролирующее индивидуальное действие [5]. В данном исследовании под институтами понимаются законы, нор мы, мораль, привычки, традиции, религия и др., под институция ми – организации, субъекты, механизмы и др., реализующие или способные реализовать институты. Однако в ряде случаев возмож но их использование как синонимов.

Радикальная экономическая реформа, которая началась в 80-е годы в бывшем Союзе ССР под лозунгами преодоления отчу ждения работников от собственности, развития демократизации, свободы, рыночных преобразований в соответствии с либераль ными теориями, свелась к замене государственно-партийной эли ты олигархической, не уважающей законы своей страны и «новой»

элиты, формирующей под свои интересы государственные струк туры, законодательство, ценности общества и др. Прикрываясь лозунгами об общечеловеческих ценностях, демократии, партнер стве работодателей и наемных работников, формирования средне го класса и гражданского общества, идет активное формирование классического государства и институтов раннего капитализма, его институтов и институций. Как отмечают специалисты [6;

7]: “На род отдаляется от собственности. Имущественное расслоение пе реходит в имущественную пропасть – первая сотня наиболее бога тых семей контролируют большую часть национального богатства.

Контролируя большую часть собственности и органы власти, оли гархический бизнес контролирует бюджет Украины. Идет демон таж систем социальной защиты, здравоохранения и образования.

Доля расходов средней украинской семьи на питание составляет 45-50%, на коммунальные услуги – 15-20% (в странах Западной Европы эти расходы до кризиса составляли соответственно 15% и 5-8% для семей, имеющих собственное жилье)” [6].

В 2009 г. Украина имела ВВП в четыре раза меньше, чем среднее европейское государство, но заработная плата была в раз меньше среднеевропейской [7]. При средней заработной плате в 2010 г. 2205 грн. в месяц [9] средний размер пенсии составил 1151,9 грн./месяц [2, 7], при этом почти 2,8 млн. пенсионеров по лучают пенсию менее 800 грн., а 4 млн. граждан – менее грн./месяц [10], при том, что более 3,8 тыс. человек имеют пенсии от 10 тыс. до 130 тыс.грн. в месяц. Причина названных негативов кроется в несовершенстве государственных и гражданских инсти тутов.

1.4.2. Взаимосвязь уровня развития институтов и капитализации предприятий Справедливо отмечает Д.Норт: «... то, как работает экономи ка, определяется смесью формальных правил, неформальных норм и механизмов, которые их закрепляют. И если правила можно из менить за одну ночь, то неформальные нормы (институты – И.Б.) меняются лишь постепенно. Но именно нормы придают «легитим ность» системе правил и поэтому революционные перемены нико гда не бывают столь результативными, как того хотели бы их сто ронники» [8, 7-8]. Несовместимость формальных и неформальных ограничений, – отмечает Д. Норт, – порождает трения, которые могут быть ослаблены путем перестройки всех ограничений в обе их направлениях, и тогда будет достигнуто новое равновесие, зна чительно менее революционное, чем риторика перемен.

Преобразованиям способствуют институты, которые сами трансформируются в переходный период, проходя этапы транс формации [11, 184-185]:

І этап – разрушение старых формальных норм, правил, зако нов. Резко возрастают индивидуальные трансакционные издержки (ТИ). Снижается плотность экономического поля, уровень благо состояния. Возможны конфликты;

ІІ этап – стремительное и стихийное создание новых фор мальных законов, норм, правил. Возможны трансформационные ловушки, возникновение квазиинститутов («бижи», «инвесторы», «компании» и т.д.);

ІІІ этап – создание института (государства), который прини мает на себя функции координатора и регулятора институцио нальных норм, соглашений. Учитываются традиции, культура, наука, ценности правящей элиты;

IV этап – завершение переходного периода. Созданы систе мообразующие институты формального и неформального типов.

Возможен новый технологический и экономический рост. Такие преобразования уже проведены в Польше, Чехии, Словакии и дру гих странах, имеющих сейчас позитивные результаты.

В постсоциалистических странах СНГ формирование ры ночных отношений происходило при отсутствии адекватной ин ституциональной инфраструктуры. Используются «старые» инсти туты, ориентированные на общественную и коллективную собст венность, сотрудничество, коллективизм, иерархию и т.п. В ре зультате экономика пошла путем нелинейного развития, до сих пор не достигнуты показатели 1990 г., обогащение правящей эли ты идет за счет ренты, а не инновационного развития, не наблюда ется структурной перестройки промышленности, используются устаревшие средства производства, целью производства является сиюминутная максимальная прибыль, в том числе и за счет сокра щения социальных программ. Капитализация как направление ин новационного развития предприятий, повышения их рыночной цены не рассматривается и не используется, что ведет к деграда ции производства, производственных коллективов, общества. По этому развитие экономики следует ориентировать на инновацион ные преобразования, структурные перестройки, используя эконо мические методы и институциональную инфраструктуру. Развитие при этом понимается не просто как экономический рост, а как со циально-экономическая категория. Е. Рашковский справедливо отмечает [12, 86], что:

«1. Развитие, в самом широком понимании этой категории – есть процесс многомерный, многоаспектный, несущий в себе мо мент некоторой внутренней соотносительности его параметров.

Параметры возможны самые разнообразные: культурные, чисто экономические, ресурсные, географические и многие другие. Это процесс многоуровневый. Коренясь в глубинах человеческого су ществования, он действует на разных шкалах человеческого об щежития: от малых групп до глобальных.

2. Однако существенной проблемой является, на мой взгляд, развитие человеческое, а вместе с ним – и развитие креативного интеллектуально-духовного потенциала на самых разных уровнях, от индивидуального до глобального». На этих же позициях, по ут верждению автора [12], стояли Д.С. Лихачев, С.П. Капица, Вяч.Вс.

Иванов. С данным положением следует согласиться, поскольку в Украине, говоря о развитии, речь идет об экономическом развитии на макроуровне. При этом не уделяется внимания реально форми рованию институциональной инфраструктуры, в том числе граж данского общества, гражданских институтов, среднего класса, участию граждан в управлении, влиянии на власть, суды, здраво охранение, образование и т.д.

Как справедливо отмечает А. Арбатов, слабость законода тельной и судебной власти, также как и институтов гражданского общества, опасно тормозят развитие России (Украины и других стран СНГ – И.Б.). Без сильного парламента, независимого суда и зрелого гражданского общества невозможно преодоление такого укоренившегося в нашем государстве порока, как коррупция, ко торую А. Арбатов называет подлинным «национальным бедстви ем, не имевшим прецедента во всей предшествующей истории России. Коррупция в современной России есть неизбежный и глу боко встроенный элемент сложившейся системы, абсолютно зако номерное следствие комбинации незрелой рыночной экономи ки…и сверхцентрализованной бюрократической модели власти»

[13, 40]. Положения, высказанные А. Арбатовым относительно России, в полной мере применимы к Украине и другим странам СНГ.

Формирование позитивной, желательной институциональ ной среды достижимо при преодолении гражданской пассивности населения, функционировании гражданских институтов, повыше нии роли трудовых коллективов в развитии предприятий, в отно шениях со стейкхолдерами и др. На уровне предприятий это дос тигается путем преодоления отчуждения наемных работников от собственности, активного участия в развитии, прежде всего, на микроуровне, разработки и реализации эффективных методов мо тивации всех категорий населения в развитии производства на ос нове инновационной капитализации. Разгосударствление собст венности, преобразование ее в негосударственную (частную, ак ционерную) призвано было мотивировать частных собственников и акционеров в эффективном использовании полученных капита лов. Однако в большинстве случаев в Украине этого не удалось достичь. Собственники и крупные акционеры не были готовы к работе в условиях рынка, не обладают ответственностью перед обществом, государством, наемными работниками и миноритар ными акционерами. Они продолжают эксплуатировать получен ный основной капитал, который устойчиво стареет, устанавливают минимально допустимый уровень оплаты труда (ограничитель – угроза социальных взрывов) будучи независимыми в этих вопро сах от органов госуправления, других государственных и граждан ских институтов.

В истории и экономике не известны справедливые, честные и безболезненные методы преобразования общественной (государ ственной, племенной и т.п.) собственности в частную. Известный английский политик У. Черчилль отмечал, что “великие империи не делаются в белых перчатках. Они построены на грязи и крови”.

Это в равной степени относится к классическому первоначальному накоплению капитала. В постсоветских странах СНГ преобразова ние государственной собственности в негосударственную, част ную приходило в условиях необъективной информации, обмана, несправедливости. Не случайно, «отец российской (и советской в целом – И.Б.) приватизации» А. Чубайс в студии В. Познера 12 марта 2011 г. назвал проведенную на постсоветском простран стве приватизацию «несправедливой», и то, что она не могла быть справедливой. Она в странах СНГ была аналогом первичного на копления капитала, но уже в условиях индустриально развитых государств. Однако, перейдя в частную собственность, капитал должен развиваться. Основной формой развития его становится капитализация. Последняя может проходить как с позитивным восприятием ее основной части трудящихся и населения, и как концентрация его в руках постоянно уменьшающейся части обще ства – олигархов.

В советской экономической науке капитализация рассматри валась как категория капиталистического способа производства. В практике стран соцлагеря также пытались избегать употребления данного понятия, заменяя его близкими по содержанию понятиями капиталовложения, средства для развития и внедрения достижений научно-технического прогресса, фонд развития производства и т.д., которые полностью контролировались государством.

В классической и современной экономической теории капи тализация субъекта хозяйственной деятельности определяется как часть прибыли (дохода), направляемая на развитие предприятий (организаций) [14]. В той части, которая идет на увеличение про изводственной мощности предприятия, капитализация совпадает с инвестициями предприятия на инновационное развитие за счет собственных источников финансирования. Но в результате того, что капитализация применима как к материальной части капитала, так и финансовой и интеллектуальной, она шире ныне используе мого понятия инвестиций. В той части, в которой источником фи нансирования инвестиций являются заемные и привлеченные средства, инвестиции шире капитализации. Связь капитализации как рыночной цены предприятия с инвестициями не является пря мой и непосредственной. Исходя из этого можно полагать, что ин вестиционная инфраструктура инвестиций и капитализации в зна чительной части совпадают.

Однако институциональные механизмы капитализации име ют как общие, так и отличительные составляющие в сопоставле нии с механизмами инвестирования. Изложенные положения сле дует учитывать при формировании институциональной инфра структуры, механизмов капитализации и инвестиций предприятий реального сектора экономики.

Радикальная экономическая реформа, преобразование форм собственности, некачественное изменение институциональной среды не привели в постсоветских странах СНГ и в Украине к формированию эффективного собственника, к ликвидации отчуж дения наемных работников и миноритарных акционеров от собст венности, от участия в управлении, не создали заинтересованности инновационного развития. Статистика показывает, что количество инновационных предприятий снижается как по сравнению с со циалистическим периодом, так и по годам двадцати лет независи мости Украины. Так, в Украине количество работников, выпол няющих научно-технические работы, составило: 1990 г. – 313, тыс. чел.;

2001 г. – 113,3 тыс. чел.;

2008 г. – 94,1 тыс. чел.;

2010 г.

около 80 тыс. чел.

Количество научно-исследовательских и конструкторских подразделений на предприятиях составило: 1990 г. – 138 тыс., 2001 г. – 80 тыс., в настоящее время – около 50 тыс. Количество предприятий, внедрявших инновации, составляло в 2000 г. 14,8%, в 2008 г. – 10,8%, в 2009-2010 гг. – около 10%. Осваивали произ водство новых видов продукции: в 2000 г. – 13,7% предприятий, в 2008 г. – 6,2%, в настоящее время около 6% [15, 336;

16, 167].

Из этого можно сделать вывод, что, отойдя от администра тивно командной системы, когда показатели предприятий по вне дрению достижений научно-технического прогресса на основе ин вестиций и инноваций были директивными и жестко контроли руемыми, имелась система финансирования и поощрения развития и внедрения достижений научно-технического прогресса, в ры ночных условиях Украины и странах СНГ исчезло и то и другое.


На первый взгляд логично ожидать, что собственники долж ны быть заинтересованы в повышении рыночной стоимости (це ны) предприятий, в инновационном развитии для увеличения кон курентоспособности предприятий и выпускаемой продукции, что достигается посредством капитализации. Однако в жизни постсо ветских стран СНГ этого не происходит. Продолжается эксплуата ция устаревшего оборудования, сдаются позиции отечественных производителей на внешнем и внутреннем ранках, предприятия закрываются, а оборудование сдается как металлолом. Средства выводятся за рубеж. В страну приходит иностранный (в том числе вывезенный из Украины) капитал. Это результат нестабильности в государстве (политической, социальной, экономической), слабой законодательной и институциональной защиты собственности.

При этом, формируя законы, заявляя о правовом равенстве всех форм собственности, мотивируя их развитие, государство должно учитывать интересы и ценности представительных и влиятельных групп населения, исходя из следующих положений:

1. Государство – это «особая организация политической вла сти общества, располагающая специальным аппаратом принужде ния, выражающая волю и интересы господствующего класса или всего народа [17]. И только если оно выражает волю всего народа, правомерно ожидать от него действий в пользу всего народа». В данном случае речь идет о качестве жизни населения, инноваци онном развитии, стимулировании капитализации и др.

2. Формировать у населения уважение к трудовой собствен ности, путям ее достижения. Так, в США всем известно, что 75% миллионеров США заработали свое богатство путем 20-30 лет труда по 12 и более часов в сутки без выходных и с годовым от пуском 10-12 дней [18]. Следует убедить население, что рассчиты вать на случай, выигрыш, легкое обогащение – бесперспективно.

3. Формировать институты – инфраструктуру взаимодейст вий, варианты индивидуального поведения людей применительно к той или иной сфере жизни. При этом социальные и экономиче ские институты следует рассматривать как креативные системы, рационально приемственные к имеющимся прогрессивным идеям и наработкам, порождающие, преобразующие, сохраняющие и реализующие имеющуюся прогрессивную научно-техническую и социальную информацию [19]. Следует показать, что западная ци вилизация обладает уникальным свойством – способностью и склонностью «отчуждать» идеи и превращать их в реальность.

Представляют интерес эти механизмы и возможность их исполь зования в отечественной практике.

4. Учитывать интересы и ценности основных групп населе ния, участвующих в общественном производстве. Группой спе циалистов институтов НАН Украины [20] проведены социологи ческие исследования, обобщены данные экспертов относительно ценностей различных групп населения Украины и Донецкой об ласти и составлена иерархия ценностей, которая приведена в табл. 1.4 и может быть использована при формировании системы и механизмов мотивации различных групп населения в повышении капитализации защиты предприятий.

Данные табл. 1.4 свидетельствуют о том, что у собственни ков и топ-менеджеров преобладающими являются материальные интересы и ценности, а также стремление к признанию и лидерст ву. У рабочих и сельскохозяйственных работников ценности не сколько отличаются. Безусловно, каждый автор и читатель вправе сделать свои выводы. Но в целом результаты исследования могут быть полезны в формировании механизмов мотивации повышения капитализации предприятия.

Таблица 1. Рейтинг ценностей участников общественного производства в их общей иерархии [20] (оценка экспертов) Социальные группы Жизненные ценности рабочие крестьяне интеллигенция собственники, топ менеджеры Доступы к власти, бо гатству 8 8 7 Достойная заработная плата 1 2 2 Общественное призва ние, личный успех 7 9 3 Жизнь, как таковая, пользование благами 3 4 8 Любовь к родной зем ле, патриотизм 4 3 9 Стремление к ценно стям западного образца 10 7 5 Интересная по содер жанию работа, увле ченность 5 6 1 Лидерство или пре имущество относи тельно других 9 10 10 Забота о судьбах дру гих людей 6 5 6 Хорошие родственные и дружественные от ношения (дружба, лю бовь) 2 1 4 Наряду с вышеизложенными факторами повышению капи тализации, безусловно, способствуют развитие демократии на всех уровнях (от предприятия до общества в целом), снижение корруп ции, реальный ввод отчетности по капитализации в перечень ста тистических отчетных показателей. Определенные шаги в этом направлении делаются. Принято положение [21], в котором отве дено место показателю отчетности по значительной части средств на капитализацию.

При этом, как отмечают специалисты [22], изменение по рядка определения финансовых затрат вызвало необходимость обязательной капитализации финансовых затрат, связанных с соз данием квалифицированных активов. В международной практике это привычная процедура, позволяющая предприятиям увеличи вать стоимость своих активов, валюту баланса. Для отечественных предпринимателей, заинтересованных больше в уменьшении базы налогообложения, чем в увеличении активов, эта процедура дос таточно сложная, отягощающая как с позиции определения затрат, так и из-за запутанности порядка налогообложения.

Миноритарные акционеры и наемные работники могут быть заинтересованы в капитализации посредством формирования ме ханизма участия в прибылях предприятия с выплатой их посредст вом акций предприятия, формирования рабочей трудовой акцио нерной собственности, направления части прибыли на обучение, повышение квалификации работников (капитализация в человече ский капитал), формирования системы моральных стимулов уча стия в капитализации. Посредством опционов и бонусов может быть активизирована работа по капитализации, создана заинтере сованность в инновационном развитии предприятий инженеров, специалистов, менеджеров среднего уровня и др.

Таким образом, развитие экономики, предприятий, переход общества на инновационный путь развития требуют коренного пересмотра отношения всех групп общества к институциональной среде, институциональной инфраструктуре, институтам и инсти туциям. Следует учитывать, что индивиды действуют абсолютно свободно, однако не во всех случаях, а только в рамках своей ком петенции [19, 47], которые Ф. Хайек называет «protected private domain» [23]. В системе «административного рынка» (который имеет место в Украине в режиме ручного управления) вместо от ношений собственности имеют место отношения подчиненности, а вместо прав – обязанности. И в этом случае сложно ожидать демо кратизации экономической жизни, стабильности рыночных цен, линейного развития экономики, общества.

Необходима коренная перестройка имеющихся государст венных и гражданских институтов, формирование гражданского общества, среднего класса, сведение до минимума коррупции, формирование механизмов мотивации (дифференцированных по группам с учетом их ценностей) в капитализации предприятий, в мотивации перехода к инновационному развитию экономики. При этом роль и значение капитализации будет неуклонно возрастать.

1.4.3. Государственно частное партнерство и его роль в капитализации производства В экономические рыночные отношения предприятия и про изводства Украины вошли с весьма устаревшими фондами, изно шенной и недостаточно развитой инфраструктурой. В условиях рыночных отношений предприятия, до 80% которых основаны на негосударственной форме собственности, резко снизили внимание и интерес к содержанию как своей социальной сфере, так и к уча стию в поддержании социальной инфраструктуры региона, мест ных советов. Государство, при больших задолженностях по внут ренним и внешним займам и кредитным платежам, также не может уделять достаточного внимания формированию и содержанию производственной и социальной инфраструктуры, особенно старо промышленных городов.

Приведем некоторые примеры. По подсчетам экспертов [24], коммунальная сфера нуждается в капиталовложениях и модерни зации общим объемом 150 млрд. дол. США. Изношено 75% водо проводно-канализационных сетей. Немедленной замены требует 31% водопроводных и 20% тепловых сетей. В аварийном состоя нии находятся 90% очистных сооружений, 10% канализационных (5,3 тыс. км), около 20% (17 тыс. км) водопроводных сетей. Из-за плохого состояния ЖКХ каждая украинская семья в год перепла чивает около 1400 грн. Второй пример. Под надзором Укравтодо ра находится 170 тыс. км. автодорог (20 тыс. км – государственно го значения). Отвечают нормам около 500 км, 90% дорог в катаст рофическом состоянии, превысив в 2-3 раза срок эксплуатации и межремонтные сроки. Из-за плохого состояния дорог Украина ежегодно теряет около 32 млрд. грн. ВВП [25]. В ближайшее время предстоит построить 6 тыс. км автобанов, стоимость строительства 1 км которого составляет 5 млн. дол. США, а в целом – 30 млрд.

дол. (для справки: стоимость строительства 1 км автобана состав ляет в Польше – 6-8 млн. евро, В Германии – 10 млн. евро). Это не под силу выполнить ни государству самостоятельно, ни предпри ятиям по отдельности.

В Украине из более чем 28 тыс. железнодорожных и автодо рожных мостов 14% не отвечают требованиям правил эксплуата ции. Среди мостов, находящихся в коммунальной собственности, эта цифра достигает 75%.

Следующей серьёзнейшей социально-экономической про блемой, затрагивающей интересы общества в целом, каждого предприятия и практически каждого жителя, является обеспечение безопасности предприятий, организаций, граждан путем защиты металлоконструкций от коррозии. Коррозионное разрушение явля ется одним из основных повреждений строительных конструкций, для устранения которых необходима совместная концентрация ресурсов государства и предприятий. Сейчас около 50% металло фонда строительных и других сооружений практически всех от раслей национальной экономики работают в условиях средне- и сильноагрессивных влияний. Стоимость работ по противокорро зионной защите в химической, нефтехимической, металлургиче ской промышленности достигает 10-15% общей стоимости строи тельных конструкций. По данным экспертных оценок, в Украине потери от коррозии составляют 10-15% всего произведенного ме талла. В связи с этим каждые три года необходимо перекрашивать 75% металлоконструкций, завершенной продукции, а эксплуата ция 30-45% промышленных объектов составляет опасность техно генных катастроф [26].


В соответствии с действующими стандартами [27;

28] нор мативное обеспечение противокоррозионной защиты изделий и конструкций в коррозионной среде должно включать следующие основные направления:

снижение степени агрессивности влияния природной и про изводственной среды в результате экологической защиты;

определение требований безопасности к материалам и кон струкциям при выборе вариантов первичной и вторичной защиты от коррозии для заданной программы обслуживания объектов с разной степенью ответственности;

использование имеющихся коррозиестойких материалов для обеспечения первичной защиты строительных материалов, изде лий и конструкций;

внедрение эффективных способов и методов противокорро зионной защиты с гарантированными показателями долговечно сти;

рекомендации по рациональному выбору материалов, конст руированию, изготовлению, эксплуатации и ремонтному восста новлению.

Разработка новых государственных строительных норм должна учитывать мировые тенденции развития современной нормативно-методической базы защиты от коррозии, подтвержде ние соответствия качества строительных материалов, изделий и конструкций, сокращение коррозионных затрат, использование экономически обоснованных противокоррозионных материалов, возможность предупреждения аварий строительных конструкций, сооружений и инженерных сетей на основе методов технической диагностики и коррозионного мониторинга.

Выполнение перечисленного выше комплекса работ не под силу ни Украине, как государству без учета возможностей пред приятий, ни предприятиям самостоятельно без участия государст ва, поэтому конструктивным здесь может стать государственно частное партнерство (ГЧП), где участвуют капиталы предприятий и бюджетные средства государства, в том числе регионов, местных советов.

Согласно принятой в Украине и международной классифи кации потенциально опасных объектов они разделены на семь групп, первая из которых включает:

железнодорожные, автотранспортные, авиационные, мор ские, речные, транспортные космические и трубопроводные, ава рии на которых опасны, прежде всего, разрушением транспортных средств, что сопровождается человеческими жертвами и матери альными убытками.

К седьмой группе отнесены: объёмы инфраструктуры обес печения жизнедеятельности хозяйственных объектов и жизне обеспечения населения, аварии на которых могут парализовать хозяйственную деятельность, усложнить условия жизни населения и вызвать различного рода экологические загрязнения.

Старопромышленные регионы, к которым относится и До нецкая область, имеют довольно изношенные основные фонды, промышленную и социальную инфраструктуру.

Исходя из того, что вопросы развития инфраструктуры должны решаться и частично решаются как на государственном, так и на региональном уровнях, необходимо определить состоя ние, потребности региона, имеющиеся ресурсы и приоритетные направления их реализации. Государственная политика должна быть направлена на оказание помощи регионам в объединении с мерами по поддержке бизнеса, включая предоставление производ ственных площадей, создание центров коммерческих технологий, содействие развитию региональной инфраструктуры, других на правлений по улучшению локальной (региональной) бизнес-среды.

В условиях острого дефицита финансовых ресурсов для все стороннего обновления инфраструктуры регионов, первоочеред ным заданием является разработка и реализация программ преду преждения и управления техногенными рисками, которые должны предусматривать:

оценку исходного состояния (паспортизации) техногенных объектов;

мониторинг состояния техногенных объектов;

прогнозирование возможности чрезвычайных ситуаций тех ногенного характера и оценка их рисков;

рациональное размещение производительных сил по регио нам страны с позиции техногенной безопасности;

предупреждение аварий и техногенных катастроф путем по вышения технологической безопасности производственных про цессов и эксплуатационной надежности оборудования;

разработка и реализация инженерно-экономических меро приятий по снижению возможных потерь и убытков от чрезвычай ных ситуаций (смягчение возможных последствий) на конкретных объектах и территориях;

подготовка объектов экономики и системы жизнеобеспече ния населения к работе в условиях чрезвычайных ситуаций;

лицензирование видов деятельности в области гражданской защиты техногенной безопасности;

страхование техногенных рисков;

информирование населения о потенциальных техногенных угрозах на территории проживания;

осуществление мер защиты персонала и населения, прожи вающего на территориях, прилегающих к потенциально опасным объектам;

поддержание в готовности органов управления, сил и средств, предназначенных в случаях аварий для проведения ава рийно-спасательных и других непредвиденных работ, и т. д.

В реализации названных мероприятий и заданий основную ответственность несут органы местной исполнительной власти, предприятий, которые должны корректировать осуществление мер по реализации государственной политики обеспечения надежности и безопасной эксплуатации сооружений, конструкций, оборудова ния и инженерных сетей в пределах своей ответственности. По этому на уровне региона необходимо реализовать направления по усовершенствованию имеющейся отраслевой системы обеспече ния надежности и безопасности эксплуатации сооружений, конст рукций, оборудования и инженерных систем, а именно:

совершенствование системы регулирования и контроля хо зяйственной деятельности в установленной сфере;

проведение паспортизации опасных объектов, сооружений, конструкций, оборудования, инженерных сетей, ведения регио нальной составляющей государственного реестра объектов про мышленного, гражданского, коммунального, социального назна чения, обеспечение надежности и безопасности эксплуатации ко торых обусловлено интересами государства;

проведение мониторинга технического состояния названных объектов;

разработка технических и организационных мероприятий по снижению уровня опасности действующих объектов, проведение плановых предупредительных ремонтов, улучшение условий экс плуатации в целях сдерживания (замедления) процессов старения и смягчения их влияния на ресурс использования этих объектов;

прогнозирование и определение остаточного ресурса опре деленных объектов для проведения модернизации, реконструкции и продления срока эксплуатации или принятие решения о выводе их из эксплуатации или обновлении;

разработка региональной составляющей системы подготовки и переподготовки специалистов по вопросам эксплуатации, оценки и продления ресурса установленных объектов;

анализ нормативно-правовой базы в сфере обеспечения на дежности и безопасности эксплуатации сооружений, конструкций, оборудования и инженерных сетей, состояния выполнения госу дарственных отраслевых программ в части учета особенностей данного региона, разработки соответствующих предложений по их усовершенствованию;

расширение международного сотрудничества и использова ние мирового опыта на региональном уровне в данной сфере и др.

Разработка экономических основ ресурсосбережения и за щиты от коррозии конструкционных материалов в базовых отрас лях промышленности должна предусматривать меры, направлен ные на:

повышение эффективности фундаментальных и прикладных исследований в данной сфере, включая создание научно-производ ственных комплексов, направленных на разработку, производство и использование современных материалов и технологий долго срочной защиты от коррозии, а также региональных станций по определению коррозионной агрессивности окружающей среды для рационального выбора материалов и технологий их защиты;

совершенствование действующей нормативно-правовой ба зы по защите от коррозии, старения и биоповреждений металло конструкций в целях их гармонизации с европейскими директив ными документами по противокоррозионной защите потенциально опасных объектов, усилению надсмотра и контроля состояния со оружений, конструкций, оборудования и инженерных сетей;

стимулирование инновационного развития отечественных металлургических предприятий для повышения объемов выпуска коррозионно-защищенного проката;

стимулирование инновационного развития предприятий хи мической промышленности по разработке и выпуску неметалличе ских конструкционных материалов, в первую очередь, труб для коммунального хозяйства;

стимулирование инновационного развития предприятий ма шиностроения для создания и выпуска новых средств технологи ческого оборудования для противокоррозионной защиты и корро зионного контроля металлоконструкций;

совершенствование системы подготовки и переподготовки специалистов по противокоррозионной защите конструкций для базовых отраслей промышленности;

усиление информационного обеспечения специалистов по противокоррозионной защите конструкций путем учреждения пе чатного периодического издания украинских коррозионистов;

совершенствование системы государственного надзора и контроля над состоянием сооружений, конструкций, оборудования и инженерных сетей.

В Донецкой области, относящейся к старопромышленным регионам, стоимость индустрии превышает 50 млрд. грн., из кото рых 30% – основные средства угольной промышленности, 23% – металлургия и обработка металла, 17% – предприятия по произ водству и распределению электроэнергии, газа, тепла и воды, 9% – машиностроение, т.е. почти 80% находятся в неблагоприятных условиях.

Каркас (скелет) основных фондов составляют изделия из ме талла, среда – агрессивная, выпуск коррозионно-защищенного проката составляет лишь около 5%, недостает качественных оте чественных лакокрасочных и полимерных материалов. Как и эко номика в целом, промышленность либо находится в кризисе, либо выходит из него. Экономика государства выйдет на докризисный уровень в 2012-2014 гг., экономика реального сектора Донецкой области, по расчетам специалистов, приближается к докризисному уровню и выйдет на докризисный уровень в 2011 г. [29]. При этом выход из кризиса должен обеспечивать новое, качественное со стояние экономики, а не повторение прежнего. И в этом велика роль государственного частного партнерства (ГЧП).

На уровне региона примером ГЧП может быть разработан ная по инициативе Донецкой облгосадминистрации с участием научных организаций региона «Дорожная карта» инновационного проекта ГЧП обеспечения технологической безопасности и защи ты от коррозии объектов инфраструктуры и производственных фондов «Программы научно-технического развития Донецкой об ласти на период до 2020 г. по разделу «Техногенная безопасность и снижение технико-технологических рисков».

Программа работ по проекту ГЧП включает:

поэтапное устранение несоответствия эффективности мер по защите от коррозии требованиям технологической безопасности при проектировании, изготовлении, эксплуатации, реконструкции и модернизации строительных объектов;

разработку экономического подхода к управлению качест вом противокоррозионной защиты на основе оценки рисков по критериям коррозионной опасности;

создание коррозионно-стойких и защитных материалов, обеспечивающих инновационное развитие производственных мощностей и удовлетворение надежности региона по долговре менной защите конструкций, сооружений и инженерных сетей от коррозии;

внедрение информационно-аналитических комплексов, баз данных «Ресурс» для предупреждения аварийных ситуаций в про мышленности и жилищно-коммунальном хозяйстве.

Аналогичные программы государственно-частного партнер ства разрабатывается для развития инфраструктуры городов, их промышленной и социальной сферы. Для их реализации необхо димо использовать бюджетные средства государства, местных ор ганов управления, средства предприятий, что создает предпосылки формирования и реализации комплексных региональных программ капитализации различных сфер экономики региона, его социаль ной структуры. Этому также будут способствовать различные про граммы государственно-частного партнерства в решении социаль но-экономических проблем, реализация принятого в 2010 г. Вер ховной Радой Украины Закона “О государственно-частном парт нерстве”, введение в действие которого тормозится чиновниками экономических и юридических ведомств Украины.

Литература 1. Статистичний щорічник України за 2006 рік / за ред. О.Г.

Осауленка. – К.: Консультант, 2007. – 552 с.

2. Інформація Міністерства фінансів України щодо вико нання Державного бюджету України за 2010 рік // Урядовий кур’єр. – 2011. – 11 лют. – № 26. – С. 6-7.

3. У 2012 році економіка досягне докризового рівня // Уря довий кур’єр. – 2011. – 28 груд.

4. Лукашин Ю. Економіка 2011: старт виборів / Ю.Лукашин // 2000. – 2011. – 21 січ.

5. Commons J. Institutional Economics / J. Commons // Ameri can Economic Review. – 1931. – Vol.21. – P. 648-657.

6. Стус В. Украина вышла в лидеры по уровню имущест венного расслоения. Как формируется современное сословное об щество / В. Стус // Журналисты Украины, Донбасс. – 2011. – 21 февр.

7. Хара В. Суспільство морально готове до реформ / В. Хара // Урядовий кур’єр. – 2010. – № 218. – 20 лист.

8. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики. – 1997. – №3. – С. 6-17.

9. Соціально-економічне становище України за 2010 рік // Урядовий кур’єр. – 2011. – № 15. – 27 січ.

10. Реформа збільшить найнижчі пенсії // Урядовий кур’єр. – 2011. – № 20. – 3 лют.

11. Лемещенко П.С. Переходный период в контексте ин ституцонально-эволюционной теории / П.С. Лемещенко // Фило софия хозяйствования. Альманах центра общественных наук и экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. – 2002. – №3. – С. 179-192.

12. Рашковский Е. Что же такое развитие ? (заметки исто рика) / Е. Рашковский // МЭМО. – 2010. – №12. – С. 74-86.

13. Арбатов А. Управление безопасности / А. Арбатов. – М.: РОДП «Яблоко». – 2010. – 296 с.

14. Финансовые методы обеспечения капитализации пред приятий: моногр. / под ред. проф. Брюховецкой Н.Е. – Донецк:

ИЭП НАН Украины, ДонУЭП. – 2009. – 245с.

15. Статистичний щорічник України за 2001 рік / за ред.

О.Г. Осауленка. – К.: Консультант, 2002. – 646 с.

16. Україна у цифрах 2008: стат. зб. / за ред. О.Г. Осаулен ка. – К.: Держкомстат, 2009. – 260с.

17. Общая теория права и государства: учебник / под ред.

В.В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994.

18. Ермолаев А. Зеркало – 2007 (настроения и стереотипы населения Украины) / под общ. ред. А. Ермолаева, А. Левцуна. – К.: ИСИ, 2007. – 46 с.

19. Широнин В. Інститут и институции: взгяд когнитивной науки / В. Широнин // Вопросы экономики. – 2010. – №5. – С. 43 57.

20. Суїменко Є.І. Донецький регіон у дзеркалі економічної соціології: моногр. // Є.І. Суїменко, О.Ф. Новикова, О.В. Панькова та ін. / Ін-т соціології НАН України, ІЕП НАН України. – К., До нецьк. – 2006. – 400с.

21. Положення (стандарт) бухгалтерського обліку ЗІ «Фі нансові витрати», Затверджено наказом Мінфіну України від 28.04.2006р., № 415. – [Електроний ресурс]. – Режим доступу:

http: // www. minfin.gov.ua.

22. Гура Н.О. Фінансові витрати : нова концепція визначен ня та порядок капіталізації / Н.О. Гура // Фінанси України. – 2010. – №12. – С.89-96.

23. Hayek F.A. The Principles of a Liberal Social order // F.A.

Hayek. Stanford: Hoover Institution, 1984.

24. Мельник С. Крепить партнерство между бизнесом и го сударством / С. Мельник // Голос України. – 2011. – №51. – 22 бер.

25. Прусенко Є. Через поганий стан доріг держава щорічно втрачає близько 32 млрд. ВВП / Є. Прусенко // Урядовий кур’єр. – 2011. – №21. – 4 лют. – С. 8-9.

26. Королёв В. П. Современные подходы к менеджменту качества противокоррозионной защиты и коррозионному контро лю металлоконструкций / В.П. Королёв, А.А. Рыженков, А.Н. Ги баленко // Промислове будівництво та інженерні споруди. – 2009. – №4. – С. 7-11.

27. СНиП 2.03.11-85. Защита строительных конструкций от коррозии / Госстрой СССР. – М.: УИТП Госстроя СССР, 1986. – 48с.

28. СНиП 3.04.03.-85. Защита строительных конструкций и сооружений от коррозии / Госстрой СССР. – М.: УНТП Госстроя СССР, 1989. – 32 с.

29. Хит-парад цитат // Донбасс. – 2011. – 5 февр.

Глава 2. ВИДЫ И ФАКТОРЫ КАПИТАЛИЗАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ 2.1. Анализ некоторых видов капитализации предприятий Капитализация – одно из экономических явлений, к которо му прикован большой интерес специалистов, при том, что способы его воплощения в отечественной литературе недостаточно осве щены. Традиционно впереди в этом заграничные и в том числе русские источники (диссертации, экономические журналы и моно графии) [1]. В большинстве исследований капитализация рассмат ривается как процесс наращивания собственного капитала пред приятия (компании). Чаще рассматриваются акционерные общест ва, чьи акции находятся в свободном обороте, и страховые компа нии. Поэтому в литературе лучше всего отражена практика капи тализации акционерных предприятий. Но в украинских условиях ведения хозяйства, где акционерная форма капитала еще не при обрела широкого применения и слаба активность фондового рын ка, этот способ капитализации имеет достаточно узкую область применения.

Поэтому необходимо раскрыть вопросы определения содер жания капитализации и особенностей этого процесса на украин ских предприятиях, сформулировать способы их капитализации при современных институциональных условиях.

В работе известного политэкономиста Дж. Р. Хикса «Стои мость и капитал» [2, 79] капитал определялся как совокупность средств производства или денежной суммы, использованной в хо зяйственных операциях с целью получения дохода. Само увеличе ние стоимости капитала в денежной форме, по мнению Хикса, воспроизводит его природу. Однако во многих отечественных публикациях процессы капитализации сводятся чаще к выбору оптимального, с точки зрения компании инвестиционного проекта.

Научные исследования посвящаются темпам накопления капитала, а не и капиталоотдаче, мало анализируется реальное влияние тех нического прогресса на уровень занятости и безработицы, не рас сматриваются изменения степени загрузки производственных мощностей.

Дж. Хикс рассматривал следующую последовательность эффекта капитализации производства. Накопление капитала (средств производства) стимулирует создание новых благ (в том числе капитальных), которое увеличивает доходы предпринимате лей на величину процента, от вложений в производство капитала;

в итоге увеличится стоимость их активов;

они смогут часть про цента, полученного в результате прироста стоимости, использо вать на потребление;

рост последнего повысит их благосостояние [2, 422-423]. Но до тех пор пока увеличенный выпуск благ не реа лизуется в росте расходов предпринимателя, он должен обеспечи вать увеличение покупки ценных бумаг и погашение долгов или рост кассовых остатков на счете в банке. Переориентация спроса «от товаров к ценным бумагам» должна привести к падению цен на товары и процентных ставок.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.