авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА ББК 65.02 Р24 Р е ц е н з е н т ы: д-р экон. наук, проф. С. В. Лукин (Белорус. гос. ун-т), д-р экон. наук, доц. М. А. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Во-вторых, необходимо обрисовать экономические подробности устройства паровой мельницы и торговли, привести аргументы сто рон в возникшем споре, и, наконец, проинтерпретировать возник шую дискуссию. Дополнительный исследовательский интерес для изучения хозяйственной этики староверов представляет и тот нео жиданный факт, что умеренное крыло странников приходит в своих нормативных оценках к откровенной апологетике капитализма389.

Главным источником сведений по фактологии заведения мель ницы, обсуждению этого вопроса и общей истории страннического согласия стали материалы и рукописи Каргопольского собрания Ро БаН, которые указал и  порекомендовал к  изучению Н. ю. Бубнов.

В вопросах исследования странничества и хозяйственных дискуссий большую помощь оказали работы а. И. мальцева и Е. Е. Дутчак390.

о представлениях староверов о  собственности см. Керов В. В. «Се че ловек и дело его…»: Конфессионально-этические факторы старообрядческого предпринимательства в России. м., 2004. С. 434–461.

Имеется в виду м. И. залесский.

Мальцев А. И. Староверы-странники в XVIII — первой половине XIX в.

Новосибирск, 1996;

Дутчак Е. Е. Из «Вавилона» в «Беловодье»: адаптационные СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ Отношение к собственности у странников Согласие странников, или бегунов, исходило из  того, что един ственным способом спасения в  последние времена стал побег из мира, выход за его пределы. С особенной бдительностью странни ки стремились оградить себя от любого взаимодействия с властью.

Принятие собственности, закрепленной и легализованной властью, воспринималось «истинно-православными христианами» как от ступление от веры. Первая добродетель для странника  — «страну быти мира». Вот что пишут в объяснении, «кто такие скрытники», сами представители этого согласия о  том, какую жизнь они ведут ради сохранения цельной и непорочной веры: «мы истинно-право славные христиане… уходим из своих домов для своего душевного спасения, следуя Святому Евангелию… мы странники пришель цы есмы настоящего града не имеем, но грядущего взыскуем…»391.

В  Нравственном цветнике начала XX  в. предписывалось хранить себя от сребролюбия и  любостяжания. В  вопросах собственности большое внимание уделялось завещанию: «имение не оставлять родственникам по завещанию, но своими руками при жизни разда вать его нищим», «завещания делать в пользу родственников значит на письме предавать позору свое неразумие»392. Идеалом была раз дача имения, милостыня при жизни. Далее наметим основные вехи в эволюции взглядов странников на собственность.

В согласии странников, возникшем в  1760-х  годах неизменным авторитетом пользовалось учение инока Евфимия (оформилось в 1780-е годы), труды которого опубликованы благодаря а. И. маль цеву393. отношение странников к  собственности и  экономической сфере вытекали из  учения Евфимия. мир  — царство победивше го антихриста. Истинно-православные христиане должны жить за возможности таежных общин староверов-странников (вторая половина XIX — начало XXI в.). томск, 2007.

БаН, собр. Каргопольское №  255. (объяснение кто такие скрытники).

л. 1–2.

БаН, собр. Каргопольское № 55. (Нравственный цветник). л. 227, 231 об.

См. Сочинения инока Евфимия (тексты и  комментарии) /  сост.

а. И. мальцевым. Новосибирск, 2003.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа пределами этого мира и тем самым вести «скрытую брань». мальцев обращает внимание на то, что социальные и  экономические идеи Евфимий не обходит стороной394. Приход антихриста Евфимий свя зывает с введением подушной подати и переписи населения, с раз межеванием земель, которое коснулось перевода в  частную соб ственность рек, лесов и  «прочих усадьб», что неизбежно привело к  «ратоборству». Ссылаясь на св.  златоуста, Евфимий признает за христианский идеал общение имуществ: «межи бо яко границы зем лям устави еже комуждо глаголати свое. Сей бо глагол святыи зло тоустыи проклятыи и скверныи наречет: “Кому глаголати “мое” — от диавола, — рече, введеся. Вся нам общая сотворил есть Бог, яже суть нужнейшая. И несть мощно рещи — “мой свет”, “мое солнце”, “моя вода” и прочая”»395. земля, вода, солнечный свет не могут быть в  чьей-то собственности. моральные последствия в  том, что раз деление изначально общего, Богом данного достояния приводит к  усилению таких пороков, как зависть, сребролюбие, вражда. Не ускользает от инока Евфимия и  такое последствие всеобщего рас пределения земель, как насильственное прикрепление христианина к определенному месту в миру, а значит, и к самому миру. Собствен ность не может не сковывать свободу христианина.

Необходимость платить налоги с каждой души заставляет чело века «пещися о дани оной, и домовном строении, и прочем собрании имения, яко же мравия, неусыпно…»396. Желание получить больше денег приводит к ненависти, к использованию обмана в мерах и ве сах и  «междоусобной брани», стремлению отнять надел у  слабого.

По мысли Евфимия, только «умное скитание» может оградить от вопросов собственности и удалить тем самым от «свары», от семи смертных грехов. Странник, как христов человек, не должен иметь никакой собственности. К тому же, «при угрожающей близости кон цу мира, напрасны все мирские попечения и труды»397.

Мальцев А. И. Староверы-странники в XVIII — первой половине XIX в.

Новосибирск, 1996. С. 120–121.

Сочинения инока Евфимия. С. 200–201.

там же. С. См. описание учения Евфимия: Ливанов В. Ф. Раскольники и острожни ки. т. IV. СПб., 1873. С. 75.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ Взгляды Евфимия на собственность принято называть «комму нистическими». Интересно, что эта оценка мало изменялась со вре менем: в 1873 г. к такому выводу приходит В. ф. ливанов, в 1930-е годы идеи Евфимия как коммунистические характеризует историк русской церкви Н. м. Никольский, а также историк странническо го согласия м. И. залесский, который сам принадлежал к последо вателям «статейников»398. Следует признать, что бескомпромисс ность по отношению к власти неизбежно приводила к подобному отношению к собственности. Поскольку любое послабление по во просу собственности означало не радикальное неприятие власти и  мира, а  компромисс. Последующая история страннического со гласия показала, что возможность этого компромисса зависела от конкретных условий, в которые попадали общины: от удаленности от городов и деревень, от способности к самообеспечению. Эти ус ловия влияли и на тип организации внутреннего управления, сте пень централизации. Соответственно, такой идеальный взгляд на отношение христианина к  собственности было трудно воплотить, что приводило к отступлениям от него на практике и попыткам его переосмыслить.

В первой половине XIX столетия в странническом согласии нача ли появляться различные направления. Наиболее влиятельным ста ло «сопелковское», названное так по имени с. Сопелки ярославской губернии. альтернативу им составляли «безденежники», которые выступали за полный отказ от антихристовых денег399. Как показы вает блестящий знаток страннического согласия а. И. мальцев, до 1840-х годов споры между «сопелковцами» и «безденежниками» не носили принципиального характера, поскольку обе стороны испове довали нестяжание400. При ослаблении эсхатологических ожиданий деньги стали рассматриваться «сопелковцами» как безвредные, как средство к добрым делам. «Сопелковцы» стали поощрять активный Ливанов В. Ф. Указ соч. С. 76;

Никольский Н. М. История русской церкви.

м. С. 278., Залесский М. И. общий очерк скрытничества. БаН, собр. Каргополь ское, № 77. С. 8.

См. прим. Мальцев А. И. Староверы-странники… С. 207.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа поиск укрепления страннических общин, стали устраивать земные дела, превращать согласие в богатую и влиятельную организацию401.

Позднее, после принятия в  1860  г. статей Никиты Семенова (1804–1894), бльшую часть «сопелковцев» стали называть «ста тейниками». Самые существенные изменения коснулись вопросов церковной организации и управления. так, эти статьи предполагали восстановление иерархии и централизации, выборы главного, кото рый именовался «старейший преимущий». «Противостатейники»

же в Сибири и Поморье придерживались более характерной для бес поповцев «старческой власти» в самостоятельных общинах и ушли в оппозицию402.

В статьях было признано существование странников и странно приимцев, которые помогают общине, но сами еще не могут принять крещение. определенные послабления касались передачи имуще ства. те, кто вступал в скит или общежительство, могли не переда вать всего имущества, а  распорядиться им по собственному раз умению. Идеалом оставалось общение имуществ, отсутствие соб ственности, но признавались и другие формы. Для тех, кто поступал в общежитие, в статьях Никиты Семенова устанавливались строгие правила: «…Во общежитии своего ничего не имеется: ни имения, ни воли своея и прочее: ни самому начальнику оного, но вся обща» (Ста тья 10, пункт 1)403. Предписывалось для всякого дела иметь «совет от трех человек». В статье 11 «о распоряжении и содержании имуще ства собственности» подтверждалось, что поступающие в  общину «обязаны непроминуемо все имущество, находящееся при оных… предоставить оное во общую пользу братския экономии». Далее же, ссылаясь на современные обстоятельства, подвергающие опасности полного лишения общественного имущества, допускалось не требо вать полной передачи собственности, но  лишь «кто что по своему там же. С. 207–208.

См. подробнее: Мальцев А. И. Проблемы церковной организации и  управления в  сочинениях староверов-странников (вторая половина XIX  — начало XX века) // Исторические и литературные памятники «высокой» и «ни зовой» культуры в  России XVI–XX  вв. Сборник научных трудов /  отв. ред.

Е. К. Ромодановская. Новосибирск, 2003. С. 157–176.

БаН, собр. Каргопольское № 66. (цветник страннический). л. 65.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ расположению соизволит пожертвовать»404. С того, кто не поступал в общежительные обители, а проживал в миру «на самостоятельном положении и попечении», имения вообще не требовали. тем самым отношение к собственности становилось у странников-статейников более гибким. Необходимость жить в непосредственном соприкос новении с городом, принимать помощь от странноприимцев, опас ность разорения лесных пустыней заставляли идти на определен ные уступки по сравнению с идеалами в вопросах отношения к соб ственности, которым следовал инок Евфимий.

Представляет значительный интерес неопубликованная исто рия страннического согласия, или скрытничества, как она описа на у максима Ивановича залесского (1894–1975)405. автор активно и  открыто пользуется «внешними» светскими писателями. мно го цитирует И. Пятницкого, В. ливанова, Г. Плеханова, а. Щапова, а. Пругавина. В то же время история написана на основании стран нической библиотеки, куда входили полемические сборники, пере писка, решения соборов. Прежде чем привести те сведения и оцен ки, которые сообщает м. И. залесский о Никите Семенове по вопро су собственности, необходимо разъяснить необычную особенность данной истории. Дело в том, что основной акцент залесский делает на отношении странников к собственности и капиталу. Достаточно посмотреть на то, как названы главы сочинения. В  каждой из  них воссоздается биография наставника: «Никита Семенович Киселев и  применение капитала», «Правитель странников Роман (Гущин) и  его задачи по линии капитала», «Корнилий П. Пятаков и  Ряби нин а. В. или перевод денежного капитала в промышленной». Скла дывается впечатление, что историю скрытников залесский опи сывает для так называемых прогрессивных людей будущего, для которых чисто религиозные вопросы являются второстепенными.

В  некоторых отступлениях можно встретить настоящую апологе тику капитала: «…Но к капиталу в его общем состоянии странни ки с самого начала отнеслись весьма сочувственно и со вниманием, там же. л. 78–78 об.

См. Прокуратова Е. В. История страннического согласия в  сочинениях старообрядческого книжника м. И. залесского //  материалы и  сообщения по фондам отдела рукописей БаН. СПб., 2006. С. 306–312.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа в нем они видели жизнь, силу несравненно бльшую, чем что-либо другое. Силу гибкую, плодотворную и влиятельную, которой одина ково служили лица того и другого пола разного рода и состояния.

Повторяем, страннические руководители не могли не признать в ка питале сильного рычага для движения вперед, для распространения своих взглядов и понятий на народную массу…»406.

В переложении залесского «старейший преимущий» Никита Се менов, с  одной стороны, признавал общность братской собствен ности, с  другой  — «выступал защитником частного капитала».

В  подтверждение своей точки зрения он приводит подробности о задержании Никиты Семенова в 1854 г. в Вологде, когда при нем обнаружили сумму в 530 руб., описывает тесные связи его с купцами и мещанами Понизовкиными, Носковыми, Полетаевыми, трутневы ми и другими407. Нельзя не подивиться тенденциозности подобных интерпретаций: «Ревность к проповеди и сила капитала восполня ли друг друга, потому прилив последователей был тогда быстрой», «деньги грешней земли могут сделать больше, нежели обещания на райское наслаждение в  загробном мире»408. тем самым залесский пытается показать гибкость и открытость Никиты Семенова в эко номических вопросах, эволюцию его взглядов.

Рассмотрение вопроса отношения к собственности у странников в период до XX в. показало, что изначальная их позиция отличалась высокой степенью религиозного неприятия собственности. Инок Евфимий подчеркивал, что страннику подобает отказаться от всего своего («мое от дьявола»), что собственность на землю неизбежно ведет к «сварам», к разжиганию грехов. тем не менее необходимость поиска компромисса по проблемам хозяйственной этики приводи ла к разногласиям в вопросах отношения к деньгам, собственности и торговле. Превращение общины странников в богатое и влиятель ное согласие, успех проповеди были бы невозможны без определен ных послаблений. Прослеживается преемственность во взглядах «сопелковцев», «статейников» и  «мельничных». Их отличает более БаН, собр. Каргопольское, № 77. С. 17.

там же. С. 34–35.

там же. С. 36–37.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ лояльное отношение к  деньгам и  собственности. определенным решением этого вопроса стало также разделение на странников и  странноприимцев. Вместе с  тем собственность и  торговля про должали вызывать споры, наиболее заметным из которых стал спор о паровой мельнице, относящийся к началу XX в.

Спор о паровой мельнице Наиболее значительная дискуссия по вопросам собственности развернулась в начале XX в. Поводом для нее стала активная эконо мическая деятельность (строительство паровой мельницы и устрой ство торговой лавки), которую развернул четвертый по счету после Никиты Семенова «старейший преимущий» — александр Василье вич Рябинин (1852–1937). Спор о паровой мельнице расколол «ста тейников» на тех, кто поддерживал а. В. Рябинина и тех, кто высту пал против мельницы и самоуправства. Главным в оппозиции стал «старейший Вичугской страны» федор михайлов. Полемика нача лась в 1911 г., договориться не удалось, и уже к 1913 г. противобор ствующие стороны предали друг друга анафеме.

Как пишет мальцев, авторитет Рябинина (отца арсения) «был чрезвычайно высок», «не случайно он почитался современника ми и  почитается странниками до сих пор как второй по значимо сти среди наставников (после Никиты Семенова) за все время су ществования согласия»409. Попробуем более детально разобраться, в чем состояла экономическая активность в общине скрытников при Рябинине, какие аргументы использовали стороны в письмах, бесе дах, соборных постановлениях.

Известны некоторые экономические подробности о  заведении мельницы и торговой лавки. Деятельность общины странников раз вернулась в  г. Данилове ярославской губернии. Под покровитель ством Рябинина были запущены слесарная и  никелировочная ма стерская, где работали специалисты по металлообработке с  Урала.

В мастерской делали иконостасы, киоты, самовары, тазы. С 1906 г.

Мальцев А. И. Старообрядческий наставник инок арсений (а. В. Ряби нин). материалы к биографии // Гуманитарные науки в Сибири. № 2. 2000. С. 70.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа стала работать торговая лавка, в которой предлагались хлеб, бака лея и даже табачные изделия. Работники трудились в основном на «монастырских условиях», что, по всей видимости, предполагало отсутствие денежной заработной платы. В торговлю было вложено около четырех тысяч рублей. Возможно, в организации лавки помог и ранний опыт а. В. Рябинина, который в 1880 г. работал приказчи ком в лавке В. С. Кузнецова в Невьянском заводе Екатеринбургского уезда Пермской губернии410.

Самые жаркие споры разгорелись вокруг паровой мельницы.

Подробные сведения о  всех шагах и  затратах приводит историк странничества м. И. залесский. Сначала за 1350  руб. была купле на земля на имя И. С. Виноградова. общая ценность мельничного предприятия составляла не менее 25 тыс. руб. Кроме земли, почти 10  тыс. руб. обошлось оборудование всего мельничного корпуса, 5800 руб. — двигатель, 5750 руб. — вальцовка и все принадлежно сти. Рябинин консультировался в  Петербурге с  профессионалами, в  частности с  Иваном Петровичем Белозеровым  — подрядчиком по строительству кирпичных и  деревянных построек. общинная собственность была записана на конкретных лиц. Управление мель ницей было формально передано товариществу оборотистых стран ноприимцев из  ярославской, Пензенской и  Казанской губерний.

Нанимали тех, кто работал «честно и усердно, но бесплатно», желая принять крещение странника411.

Поначалу все шло неплохо. В Данилове было заведено духовное училище с богатой библиотекой412. 21 августа 1910 года «преимущим старшим» был избран а. В. Рябинин. Почти сразу его активная эко номическая деятельность вызвала противление как со стороны дру гих наставников, так и со стороны благотворителей. Слишком плохо новые инициативы согласовывались с  отказом от мира и  всех его благ, слишком большое участие проявлял в этих делах лично глава БаН, собр. Каргопольское, № 77. С. 97–101.

там же. С. 104, 111, 131.

Мальцев А. И. Исторический рассказ инокини Раисы о  древнем старце Никите Семеновиче // Исследования по истории литературы и общественного сознания феодальной России. Новосибирск, 1992. С. 204.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ странников, слишком уязвимым становилось положение общины в отстаивании собственной правоты перед лицом других согласий.

Попробуем проследить аргументы сторон в  этом споре. Глав ный оппонент Рябинина федор михайлов подчеркивает, что осе нью 1910 г. купчиха агафья Понизовкина выразила свое несогласие с устройством мельницы и отказалась помогать общине. Собствен ная экономическая деятельность общины странников заставляла благотворителей задуматься о целесообразности помощи. Поневоле согрешали и мирские купцы, но когда сами странники стали орга низовывать мельницу, это было воспринято с  настороженностью.

опасались и упреков в отступничестве со стороны других согласий.

Несмотря на введенную централизацию, у  странников-«статей ников», в  общине которых возникло это обсуждение, сохранялась демократичность в принятии решений. В частности, это подтверж дает назначение внутреннего расследования по вопросу организа ции мельницы, проведение беседо-разбирательных соборов, обшир ная полемическая переписка.

В июле 1912  г. Собор Вычугской страны, объединивший оппо зицию Рябинину, выбрал в  качестве «старейшего» не ставленника Рябинина, а старца Кирика харламповича. тем самым первоначаль ный спор о мельнице и торговле усиливался спорами о превышении полномочий и злоупотреблении положением413. Сторонники федо ра михайлова задавались вопросами: как можно бежать в пустыню с мельницей? Не противна ли мельница и торговая лавка Божествен ному писанию? опираясь на Добротолюбие, Василия Великого, фе офилакта Болгарского, оппоненты выражали уверенность, что забо та о житейском, приобретение богатства ведут к погибели. «Вместо мироотречника оказался мукомельник», — сетовали участники со бора414.

Большой Собор, проводившийся с  14 по 25  мая в  Вычугской стране, объявил 17 вин Рябинина. Жанр «изъявления вин» наряду с вопросоответными сочинениями был популярен в старообрядче БаН, собр. Каргопольское № 173 («Деяния Соборов в Вычуговской стра не, сентябрь 1912 — ноябрь 1913 гг.).

там же. л. 16.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ской литературе. он позволяет лучше понять предмет разногласий, аргументы сторон. Первая вина Рябинина состояла в  самом заве дении мельницы: «При Вашей обители выстроена мельница и  Вы, александр Васильевич, своим вмешательством находитесь этому за ведению хозяин, как-то: денег давал под землю и на мельницу, и твои послушники работают на мельнице, и  торгуют в  лавке, по твоему приказанию…». Вторая вина — в непосредственном участии в ор ганизации торговли: «тоже и на торговлю денег дал и доход от все го получаете. И табаком в воскресные и праздничные дни торгуете, и сим учинил великий соблазн»415. обращает на себя внимание тот факт, что самой серьезной виной противники считают личное уча стие Рябинина в организации паровой мельницы и торговли. В ре зультате опроса многих лиц они устанавливают, что сам Рябинин являлся хозяином мельницы: покупал под нее землю, вкладывал деньги, нанимал людей и  получал доход. Возмущает противников лидера «статейников» торговля табаком, которая велась даже в вос кресные и праздничные дни.

Истина, по мнению Кинешемских христолюбцев, не может быть доказана в  богословском споре, поскольку искусство обращения с текстами может оправдать любую деятельность. Важно, что данная деятельность производит великое смущение и волнение, что ведет ся вопреки мнению других наставников. Не книжная премудрость может привлекать в  общину, а  пример христианской жизни, пост, смирение416.

личный интерес и личное участие Рябинина беспокоили стран ников. Пугало настроение «старейшего преимущего», которое от лица его самого было следующим образом изложено в  письме К. П. Пятакова федору михайлову: «”я хочу поставить мельни цу. Вот у меня уже и амбар весь срублен и двигатель приторгован”.

И взял биржевую газету и начал читать. Потом и говорит мне: “Вот, отец, как хорошо эти биржевые газеты, все знаеш — где, что и как продается”. И  потом взял счеты и  начал считать  — сколько поль зы принесет ему мельница. […] александр Григорьевич сказал ему:

там же. л. 49 об.–50.

БаН, собр. Каргопольское № 350. л. 11–12.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ “а ежели узнают раскольники про мельницу, будут завинять всех нас за мельницу”. он ответил: “Ето оправдаем Писанием. мы етаго не боимся”»417.

таким образом, противников Рябинина более всего беспокоило участие в  делах самого «преимущего старейшего», его явная заин тересованность в  хозяйственных вопросах. Кроме того, в  качестве дополнительных доводов против заведения мельницы и  торговли ссылались на осуждение благотворителей, которые отказывались помогать экономически самостоятельной общине, и  на осуждение со стороны «раскольников», т. е. других согласий и  толков внутри староверия. Получается, что внешне выгодное предприятие грозило оскудением получаемой милостыни, что отражалось в большей сте пени на относительно удаленных общинах. обмирщение ослабляло позиции «странников-статейников» в борьбе с другими согласиями («вместо мироотречника оказался мукомельник»).

Какие же аргументы в  свою защиту приводил Рябинин? Сам факт, что эти аргументы приводились, соборы и  разбирательства не утихали, говорит о  том, что лидер странников стоял на своем и  не думал отказываться от мельницы и  от торговли, считал себя полностью правым. По признанию многих современников, это был человек со страстной волей и  умом. он постоянно находился под угрозой преследования, после того как сбежал из-под ареста в Ека теринбургском уезде. С  1885  г. обосновался в  ярославском уезде, в 1914 г. попал снова под арест, только революция позволила ему ос вободиться из александровского тюремного острога г. Иркутска418.

В свое оправдание Рябинин ссылался на апостола Павла. У за лесского приводятся следующие слова главы странников: «апо стол сам лично торговал, а  я сам не торгую, у  меня на это особые люди определены, я только дела поставил и  денег дал». В  вопросе постройки мельницы ссылался на 9-е Правило 6-го Собора: «Кли рик если имеет корчемное заведение на правах хозяина и  отдает его в найм, нет в этом нового»419. Рябинин, обращаясь к своим кри цит по: Мальцев А. И. Старообрядческий наставник инок арсений… С. 69.

БаН, собр. Каргопольское № 78.

БаН, собр. Каргопольское, № 77. С. 135.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа тикам, говорил: «…Не могу братия упразднить, не могу! Вы впали в  ересь мессалианскую и  меня тащите за собой… мельница дело святое и богоугодное!»420. мельница и торговля, по замыслу настав ника, служила благим целям: для «прикрытия христиан», «научения проповедников», для собственного пропитания.

Из показаний старца антония андреева следует, что Рябинин сам вкладывал средства в торговлю и другим предлагал это делать.

На упреки о торговле в праздничные дни отвечал: «Да ведь знаем, что не ладно, да что ж де сделаешь, если мы в свое время не отопрем, то ведь власть будет преследовать, да при том же с вокзалу… долж ны идти в другую сторону и мы лишимся доходу»421.

Е. Е. Дутчак в  истории таежных общин староверов-странников сравнивает пример заведения мельницы Рябининым с устройством ветряной мельницы в белобородовской общине, не вызвавшей про тивления и споров422. В аргументации, которая была призвана защи тить инока арсения от обвинений в «обмирщении», Дутчак выделя ет два типа. Первый основан на отстаивании верного истолкования соотношения дела и соблазна: «делающий по заповеди Божией, а на них если и соблазняются, то не нужно оставлять делание ради со блазняющихся». Второй тип обоснования правильности предпри нимательства защитники наставника основывали на предшеству ющем опыте монастырей, которые занимались и торговлей, и про мыслом423. заслуживает внимания тот факт, что ветряная мельница не вызвала тех споров, что паровая. Конечно, это могло зависеть от различных конкретных обстоятельств: авторитета и  личного уча стия наставника, наличия оппозиции. Важно и другое — ветряная мельница по сравнению с паровой принадлежала к традиционному типу ведения дел. Паровая же мельница повсеместно стала симво лом новых капиталистических отношений, символом технического прогресса. Как правило, паровая мельница требовала использова там же. С. 135–136.

БаН, собр. Каргопольское, № 350. л. 133.

Дутчак Е. Е. Из  «Вавилона» в  «Беловодье»: адаптационные возможно сти таежных общин староверов-странников (вторая половина XIX  — начало XXI в.). томск, 2007. С. 184–186.

там же. С. 185.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ ния наемного труда. Эта техническая, организационная и символи ческая разница между паровой и ветряной мельницами также отча сти объясняет их разное восприятие у староверов-странников.

Но вернемся к  конкретным обстоятельствам противостояния сторонников и противников мельницы. 15–20 мая 1913 года в Каза ни собор, на котором главным был Рябинин, признал отступление и клевету федора михайлова. Кроме того, в решения собора вошли две главы по мельнице, в  которых показывалось, что на мельнице работают только мирские, не имеют прямого контакта с  «преиму щим старейшим», а также отмечалось, что мельница нужна не ему, а христолюбцам, т. е. служит благому делу424.

В более поздних опровержениях учения федора михайлова 1930-х годов мельница даже не упоминается. обсуждаются только иерархические вопросы управления и  подчинения, внутреннего церковного устройства425. Это и понятно, поскольку к тому времени сама мельница уже перестала принадлежать общине странников.

Следует отметить, что после возвращения Рябинина в г. Данилов по его инициативе на базе мельницы и прилегающих земель был ор ганизован колхоз «аксиома». В  распоряжение колхоза поступили земли, лес, инвентарь, хозяйство обзавелось коровами, лошадями, пасекой. численность работающих не превышала 25  человек. Как указывает залесский, в  результате были подняты гектары целины и  заброшенных земель, было построено жилье, сараи, конюшня и  скотный двор. В  1923–1926  гг. в  колхозе «аксиома» стали жить и  проповедники, что, по всей видимости, и  послужило причиной его ликвидации426.

Рассмотрение аргументов Рябинина показало, что он твердо стоял на своем, защищал экономическую деятельность общины странников. Привлекая богословские и  исторические подтвержде ния, защитник паровой мельницы и  его сторонники доказывали, что это дело богоугодное, так как помогает вести проповедь, при БаН. Собр. Каргопольское. № 299. (определение страннического собора 15–20 мая 1913 года в г. Казани) БаН, собр. Каргопольское, № 282 Разбор и опровержение учения ф. м.

(сост. сторонниками а. В. Рябинина, 1930-е годы) БаН, собр. Каргопольское, № 78.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа влекать странников, «прикрывать общину», что заведение мельни цы и  торговли продолжает монастырские традиции. Безусловно, подобные действия и споры были скорее исключением чем прави лом в истории страннического согласия. тем не менее спор о паро вой мельнице явился продолжением противостояния «денежных»

и  «безденежных», «статейников» и  «противостатейников», а  также продемонстрировал внутренний модернизационный потенциал ра дикального крыла староверия.

Интерпретация Сам факт заведения паровой мельницы и торговли у радикаль ного крыла староверов-странников симптоматичен и  заслуживает интерпретации. В определенной степени — это парадокс. отказ от мира на одном этапе приводил к  его освоению на другом. обмир щение неизбежно приводило к его отрицанию и попыткам возврата к изначальным идеалам. Предельные позиции внутри радикального течения расходились. С одной стороны, тотальное неприятие капи тализма, с другой — его открытая апологетика.

Вопросы восприятия собственности находились в прямой связи с общим вопросом отношения странников к миру. В проповеди ра дикального разрыва с внешним миром было скрыто противоречие.

Как справедливо указывал а. И. мальцев, «…проповедь побега, вы хода за пределы “антихристова” мира, по сути дела, свелась к вопро су о форме и степени допустимой связи с ним. Вопрос же такого рода подразумевает многовариантность ответов»427.

Побег от мира, выход за его пределы имеет двойственную приро ду, поскольку согласно диалектической логике на новом этапе уход от мира может давать господство над ним. отказ от богатства мог оборачиваться еще бльшим богатством. Достаточно вспомнить так называмый монастырский эффект (о нем писали м. Вебер и С. Бул гаков), согласно которому аскетизм в  потреблении и  трудолюбие приносят монастырю богатство. очевидно и то, что на следующем этапе богатство подтачивает духовные основы монастырского укла Мальцев А. И. Староверы-странники… С. 185.

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ да, а это в свою очередь провоцирует подвижников уходить на но вые места. В странническом согласии происходили похожие процес сы. отказ от благ этого мира привлекал мир, к  иному ощущалось больше доверия. Неслучайно в  странническое согласие приходит капитал, что неминуемо приводит к внутренней полемике и спорам.

Наличие собственности может позволить решить ряд вопросов, но может и ослабить духовное влияние общины. Именно такая вну тренняя борьба была характерна для странников начала XX в.

Дискуссия по вопросам собственности свидетельствует о много ликости и обостренном чувстве правды внутри староверия. обра зованность и  начитанность многих наставников и  простых мирян заставляла их высказывать свою точку зрения, участвовать в прени ях и спорах. В этом проявлялись соборные черты православия. На личие различных точек зрения и уверенность в собственной право те вели к длительной полемике. Поиск форм жизнеобеспечения за ново ставил вопрос о соответствии нововведений идеалам Писания и Предания.

Какие выводы можно сделать, рассмотрев эволюцию норматив ного отношения к собственности в странническом согласии и кон кретные обстоятельства дискуссии о паровой мельнице? Во-первых, степень компромисса с  внешним экономическим миром уже, по крайней мере с 1840-х годов, оказывается в центре внимания про тивоборствующих общин староверов-странников  — «сопелков цев» и «безденежных». В дальнейшем вопросы о деньгах, торговле, собственности также сохраняют свое принципиальное значение в идентификации общин и выборе путей приспособления к внешне му миру. христианский идеал «общения имуществ» переосмыслялся и требовал конкретной адаптации к нуждам и задачам общин. В этом контексте спор о паровой мельнице явился ярким проявлением этой тенденции. Во-вторых, в  развернувшейся дискуссии представляют интерес аргументы как защитников, так и  противников торговли и  паровой мельницы. Противники указывали на «обмирщение», проявления сребролюбия, личное участие самого наставника, угро зу уменьшения пожертвований и  милостыни, ослабления общины в борьбе с другими согласиями. Все эти аргументы органично согла совывались с учением странников об отречении от мира, в котором Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа господствует антихрист. Гораздо сложнее с богословской, книжной точки зрения было защитникам этих предприятий. центральным становился аргумент об иерархическом послушании (все должны подчиняться решениям избранной высшей власти). они использо вали и  другие аргументы: оправдание благими целями, обращение к  опыту монастырей и  авторитету святых (таких как апостол Па вел). В-третьих, спор о  паровой мельнице следует рассматривать в контексте парадокса, который состоит в том, что отказ от мира на первом этапе, открывает неожиданные возможности по освоению и господству над миром на втором этапе, а это, в свою очередь, под рывает изначальную последовательность и радикальность учения.

Странники воспринимали мир эсхатологично, в контексте при ближающегося конца света. Это уникальное сочетание повышенных эсхатологических ожиданий и активности в миру требует отдельно го рассмотрения.

эсхатОлОгия и активнОсть в миРУ В истории русского старообрядчества можно выделить две ха рактерные особенности, которые составляют две параллельные истории. С одной стороны, центром мировоззрения (в большей сте пени у беспоповцев и для начального периода) стало эсхатологиче ское чувство приближения последних времен и кончины мира. Без эсхатологии невозможно целостно осмыслить старообрядчество.

С  другой стороны, староверам сопутствовал земной успех («исто вость в быту») в торговле и промышленности. В старообрядчестве, по образному выражению а. В. Карташева, воплотилась практиче ская метафизика русского православия. земной успех в предприни мательстве, в  сфере экономических отношений явственно говорит об определенном компромиссе: секуляризации, частичном приня тии мира, взаимодействии с обществом и властью. Эсхатология дает возможность творчески интерпретировать события окружающего мира. такое историческое совпадение позволяет поставить вопрос о связи между эсхатологией и активностью в миру.

ЭСхатолоГИя И аКтИВНоСть В мИРУ Дополнительно возникают следующие вопросы, зачастую не име ющие однозначного ответа: как стала возможна такая комбинация эсхатологии и мирской активности у староверов? Какова связь меж ду особенностью вероучения и хозяйственной практикой? Каковы дополнительные условия, при которых эсхатологические ожидания ведут к повышению интереса к мирской жизни, к новаторству, к мо дернизации, ускоренной адаптации к новому? При каких условиях эсхатология, напротив, способствует уходу от мирских занятий, странничеству, бегству от мира, неприятию мира?

Эсхатологические ожидания мобилизуют, дают энергию, которая при определенных обстоятельствах затрагивает и  экономику, быт, при других — ведут к странничеству и радикальному отказу от все го мирского, к  самосожжениям и  уморению плоти. Размышления на эту тему стали центральным моментом настоящего раздела. Если признать, что эсхатология ведет к  активности в  миру, тогда вслед за максом Вебером можно говорить о конфессиональном факторе эсхатологии в  становлении хозяйственной этики староверов. Если же, напротив, признать, что между ожиданием скорого конца све та и повышенной активностью в хозяйственных делах нет никакой связи, то более значимыми для интепретации внимательного отно шения староверов к экономике становятся другие причины. К ним прежде всего будет относиться социальное положение группы в об ществе. К последнему выводу склонялся, к примеру, александр Гер шенкрон428, когда спорил с веберовской интерпретацией.

Ряд авторов рассматривает эсхатологию в  качестве одного из наиболее значимых факторов раскрытия экономической энергии староверов. Принципиально этот вопрос был поставлен в  трудах историка В. В. Керова429. Своеобразный модернизационный потен циал староверия, возможности эсхатологии в плане задания новых кодов, фактически, по мысли В. В. Керова, использовались для раз рушения традиционализма (ломки рутины): «В результате эсхатоло гического нажима, — пишет автор, — сторонники “древлего благо См. Gerschenkron A. Europe in the Russian Mirror… Керов В. В. «Се человек и дело его…». С. 258–338.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа честия” оставили традиционное отношение к  труду, сформировав новую трудовую этику, во многом аналогичную протестантской»430.

Понимая, что сами по себе эсхатологические чувства и  чаяния не могут непосредственно обуславливать мирскую активность, Керов объясняет косвенную связь через сотериологию (учение о  спасе нии). Конкретная интерпретация того, как спасти себя и  общину перед лицом наступающего антихриста, и сформировало особое от ношение к  труду и  деловой активности. Впоследствии Е. Е. Дутчак раскрыла адаптационный потенциал страннической эсхатологии томско-чулымских таежных монастырей староверов431.

Попробуем разобраться в этом немаловажном вопросе.

*** христианская эсхатология как учение о  конечных судьбах че ловека и  мира формируется на основе иудейских представлений.

Представление о  времени и  смысле истории в  христианстве мыс лится эсхатологично. христианство внесло линейность и  устрем ленность истории из  точки  — Рождения Сына Божьего  — к  тыся челетнему царству и  концу земной истории во время Страшного суда. В отличие от идей цикличности, возвращения и круговорота времени христианство подготовило представления о  линейности и  телеологичности времени. Конец мира обозначает грань между этим миром и  загробным миром вечности, лишний раз подчерки вает бренность, конечность всего земного, смысл которого в подго товке к жизни в вечности. обязательным элементом христианской эсхатологии является второе пришествие Иисуса христа перед кон цом Света. христианин живет между первым и вторым пришестви ем. Конец удваивается, история осуществляется под знаком Конца.

Важность индивидуального переживания, внутренней жизни под черкивает С. С. аверинцев, когда пишет: «Эсхатологическое свер Керов В. В. Эсхатология старообрядчества конца XVII  — первой поло вины XVIII  в. и  новая хозяйственная этика старой веры //  Старообрядчество в России (XVII–XX вв.): сб. научн. трудов. Вып. 3 / отв. ред. и сост. Е. м. юхи менко. м., 2004. С. 431.

Дутчак Е. Е. Из «Вавилона» в «Беловодье»… ЭСхатолоГИя И аКтИВНоСть В мИРУ шение перемещается во внутренний мир человека (“царство Божие внутри вас”)»432. Для верующего христианина встреча со христом во внутренней жизни уже дает эсхатологически «новую жизнь». После смерти тела душа праведника получает вечную жизнь в  раю. На конец, с «Судным днем» связывают воскресение плоти. Со вторым пришествием связывается справедливость. отсутствие детальной картины, выражение через символы и притчи с самого начала сдела ли тему эсхатологии богатой и сложной для интерпретации. отсюда возврат к идее всеобщего воскрешения предков, к всеобъемлющему просветлению и к первозданной благости. одной из тем эсхатологии является и  трактовка кризисов как приближения к  апокалипсису, ожидание прихода в мир антихриста.

характерным для понимания светской роли эсхатологии мож но считать суждение Б. Г. Деревенского, который подчеркивал, что образ антихриста помогал церкви «наводить дисциплину в  своих рядах, мобилизовывать силы для достижения тех или иных целей, вести идеологическую войну со своими противниками»433.

Достаточно трудно осмыслить христианскую эсхатологию с  фи лософских позиций. И. Кант утверждал, что именно переход во внев ременную сверхчувственную вечность, в  которой не может ничего происходить и меняться, придает смысл самому ходу истории. Кант задается вопросом: «Почему вообще люди ждут конца света?» и на ходит разумное объяснение: « … Существование мира, как подсказы вает людям разум, имеет ценность лишь постольку, поскольку разум ные существа соответствуют в нем конечной цели своего бытия;

если же последняя оказывается недостижимой, то сотворенное бытие теряет в их глазах смысл, как спектакль без развязки и замысла»434.

Именно эсхатологические ожидания часто уравновешивают нрав ственное и  культурное развитие: «В ходе прогресса человеческого рода культура одаренности, умения и вкуса (а вследствие этого и ро скоши) естественно обгоняет развитие моральности, и  это обстоя тельство является наиболее тягостным и опасным как для нравствен Аверинцев С. С. София–логос. Словарь. Киев, 2001. С. 215.

Учение об антихристе в древности и средневековье / сост. Б. Г. Деревен ский. СПб.: «алетейя», 2000. С. 9.

Кант И. Конец всего сущего // трактаты и письма. м.: Наука, 1980. С. 281.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ности, так и для физического блага»435. тем самым значение эсхатоло гии сохраняется и в Новое время, когда в отличие от средневековья общество все быстрее изменяется, прогресс создает новую жизнь, в которой эсхатология напоминает о нравственности.

*** Эсхатология всегда оставалась существенной частью христиан ства. особенно обострялось эсхатологическое чувство при прибли жении к новому тысячелетию. Учение о наступлении антихристова царства и  о  последних временах стало основой религиозного ми ровоззрения староверов. тема антихриста стала для них централь ной. Дело было не в обрядоверии, а в стремлении сохранить чисто ту церкви, не обмирщиться, не соблазниться. На эсхатологию как ядро мировоззрения староверов обращали внимание а. П. Щапов, П. С. Смирнов436. а. И. Клибанов указывал, что «старообрядчество представляет собой эсхатологическую разновидность правосла вия». отец Георгий флоровский в книге «Пути русского богословия»

подмечал: «…Не “обряд”, но “антихрист” есть тема и тайна русского раскола. Раскол можно назвать социально-апокалиптической уто пией… Весь смысл и  весь пафос первого раскольничьего сопро тивления не в “слепой” привязанности к отдельным обрядовым или бытовым “мелочам”. Но именно в этой основной апокалиптической догадке. “Время близ есть” …»437.

На представления староверов об эсхатологии существенное вли яние оказали появившиеся в  XVII  в. и  отпечатанные московским там же.

Смирнов П. С. Внутренние вопросы в  расколе в  XVII веке. СПб., 1899;

Смирнов П. С. Споры и разделения в русском расколе в 1-й четв. XVIII в. СПб., 1909. По мнению же историка раннего старообрядчества Пьера Паскаля, Смир нов придавал черезмерное значение эсхатологическому моменту: «Безусловно, старообрядцы в связи с падением церкви были склонны ждать скорого прише ствия антихриста;

но в этом они нисколько не отличались от своих современни ков.» (Паскаль П. Протопоп аввакум и начало раскола / пер. с фр. С. С. толстого;

научн. ред. перевода Е. м. юхименко. м.: знак, 2011. С. 39).

цит. по: Флоровский Г. Противоречия XVII века //  Из истории русской культуры. т. III (XVII — начало XVIII века). м., 1996. С. 312.

ЭСхатолоГИя И аКтИВНоСть В мИРУ Печатным двором Кириллова книга (1644) и Книга о вере (1648)438.

В  Книге о  вере в  30-й главе «об антихристе и  скончании мира и  о  Страшном суде…», развивалась идея поэтапного воцарения антихриста. Сначала на рубеже тысячелетия Рим отпал от Восточ ной церкви. затем в 1595 г. свершилось «второе отрвание христиан»:

«жители малой Руси» отступили к  римскому костелу (Брестская уния). автор текста — по всей видимости, захарий Копыстенский — предсказывает скорое приближение скончания мира и  Страшного суда в 1666 г. Какие советы даются христианам относительно того, как себя вести при неминуемом приближении конца мира? Вот лишь некоторые обращения: «Блюдите, да никто же Вас прельстит», «боятися Бога и бдети и ожидати страшнаго прихода его», «кто не исправится, суетна того надежда ко спасению», «от сердца прзриши всяко мира сего окаянство и  суету»439. тем самым эсхатология за ставляла более внимательно, напряженно и  вдумчиво относиться ко всему происходящему как в душе, так и в миру. хоть и давались определенные опасения относительно самого ближайшего време ни, напряжение должно было быть постоянным, поскольку «придет день Господень яко тать в нощи»440.

тема последнего времени и  прихода в  мир антихриста ставила важный вопрос о  том, как теперь быть христианину, желающему спастись. В связи с этим весьма ценным представляется наблюдение исследователя книжности старообрядцев а. В. Вознесенского о том, что «эсхатологическая тема не заняла центрального места в умона строениях старообрядчества». «Неизбежность близкого конца мира и Страшного суда делала важной проблему спасения души. Неслу чайно среди эсхатологических сочинений, напечатанных старооб рядцами, большую популярность имело Житие Василия Нового441, См.: Гурьянова Н. С. Крестьянский антимонархический протест в старо обрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма. Но восибирск: Наука, 1988;

Агеева Е. А. антихрист в представлениях старообряд цев // Православная энциклопедия. м., 2001. т. 2. С. 575–581.

Книга о вере. 1882. л. 266. об., 273, 281 об., 282 об.

там же. л. 276.

См. недавно переизданное староверами издание: Житие Василия новаго и Григориево видение. Невоград, 2005.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа известное яркостью картины второго пришествия и  Страшного суда, которая показывала от каких качеств и поступков человека за висит решение о судьбе его души на Страшном суде»442. На основе изучения бытования и содержания старообрядческих текстов Воз несенский приходит к  выводу, что непосредственным следствием ожиданий конца света стала проблема спасения души и поиск соот ветствующих правил поведения.

Из числа первых учителей об антихристе писали Иван Неронов, Спиридон Потемкин, диакон феодор, инок авраамий. Уже на дан ном этапе появляются разные трактовки прихода антихриста. тол куя Писание в буквальном смысле, речь вели о конкретном человеке (в  разное время антихристом объявляли Папу Римского, алексея михайловича, Никона, Петра  I), который будет царствовать в  по следние 42  месяца. тем не менее гораздо более сильное влияние получило переносное толкование, когда под наступлением цар ства антихриста стали подразумевать само отступление. Из  этого взгляда выросло «духовное» понимание антихриста. Впоследствии «чувственное» понимание в большей степени было воспринято по повцами, «духовное»  — беспоповцами. Необходимо отметить, что богаче литература и  интенсивнее споры были в  среде беспопов цев, да и  сами эсхатологические умонастроения более характерны для беспоповских согласий: федосеевцев, поморцев, филипповцев, странников.

Эсхатология — центр догматического учения федосеевцев. При говор Новгородского Собора 1694 г. принял догмат о наступлении царства духовного антихриста: «Несомненно нам верить и прочим учение творить, еже есть: по грехом нашим в кончину века достиго хом, в няже и антихрист царствует в мире ныне, но царствует духов но, в видимой церкви, седее на престоле Бога Живаго, под именем инаго Исуса, показуя себе яко Бога, и тем, чрез воинство антихри стово, разоряющее церкви Божия, и вся таинства ея истребил и вся кую святыню омрачил и свое новодействие возстановил»443.

Вознесенский А. В. Старообрядческие издания XVIII — начала XIX века.

Введение в изучение. СПб., 1996. С. 80.

Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе … прил. С. 041.

ЭСхатолоГИя И аКтИВНоСть В мИРУ флоровский дает одно из  возможных объяснений связи эсха тологии и активности в миру. В условиях, когда благодати уже нет в мире (апокалиптическая догадка ведет к отказу от церкви и свя щенства), «все зависит от человека, от подвига или воздержания.

Эсхатологический испуг, апокалиптическая мнительность вдруг оборачиваются своего рода гуманизмом, самоуверенностью, прак тическим пелагианством… Все становится в зависимость от дел, ибо только дела и возможны. отсюда эта неожиданная активность рас кола в мирских делах, эта истовость в быту…»444. активность в миру историк богословия связывает не напрямую с эсхатологией, а с ухо дом благодати, с необходимостью замещения священного. церкви, власти уже нет, остается быть самонадеянным, активным, помощи ожидать неоткуда, остается полагаться на общину и  себя, ответ ственность за судьбу мира переходит на последнего христианина, на последнюю горстку «истинно-православных христиан».


Эсхатологическая литература активно переписывалась и  нака пливалась староверами — и поповцами и беспоповцами. Половина собрания книг Рогожской общины посвящена эсхатологии. Доста точно упомянуть, как часто в библиотеках старообрядцев встреча ются апокалипсис, толковый апокалипсис андрея Кесарийского, Книга о вере, толкование на 105-е слово об антихристе Ефрема Си рина, Слово о втором пришествии Иоанна златоуста, Слово о скон чании мира Ипполита, Папы Римского, Житие Василия Нового. Не редко встречаются и  произведения на эту тему самих староверов:

об антихристовой прелести дьякона феодора, Книга о случаях по следнего времени Ивана алексеева, титин инока Евфимия, Книга об антихристе Сергия Гнусина.

*** Вместе с тем возникает вопрос о прямо противоположном вли янии «апокалиптической догадки» на мотивацию: ведь очевидно, что работа и мирская забота теряют смысл в последние времена. По мысли инока Евфимия, только «умное скитание» может оградить от там же. С. 315.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа вопросов собственности и удалить тем самым от «свары», от семи смертных грехов. Странник, как христов человек, не должен иметь никакой собственности. К тому же «при угрожающей близости кон цу мира, напрасны все мирские попечения и труды»445. Действитель но, эсхатология обостряла мотивы полного ухода из  мира;

отсюда и заколачивание в гроб, самосожжения, отказ от паспортов и граж данского имени. Подобная реакция является не менее логичным следствием эсхатологической доктрины.

тем не менее успехи старообрядцев в преображении этого мира не могут не потрясать — участие в торговле, в создании новых от раслей промышленности, созидание церквей, моленных, приютов, богаделен. Для русского купечества они задают определенного рода образец. Даже когда их влияние статистически становится чуть ниже, генетически русское купечество продолжает быть связано со старой верой и ее архетипами.

Эсхатология актуализировала самосознание, делала субъекта более ответственным за собственные действия и поступки. Борьба за чистоту, за сохранение первоначальной истины давала дополни тельные силы, вела к внутреннему деланию. С одной стороны, оно воплощалось в  типиконе литургии, в  переписывании книг, в  пра вильной христианской жизни, в полном отречении от мира. С дру гой — и эта линия раскрылась не менее полно — в преобразовании этого мира, в трудовых сверхусилиях, в максимальном сохранении и распространении учения и стиля жизни. Эсхатология у старооб рядцев сочеталась с активной жизненной позицией: большим тру долюбием, дисциплинированностью и  методичностью. Разбираясь в  сложной средневековой христианской культуре, обладая грамот ностью и умением постигать, они проявляли активность в миру.

Почему именно эта стратегия поведения воплотилась? Почему не возобладал мотив исхода из мира? Ведь и средневековая христи анская мысль в  целом была эсхатологичной, но  это не приводило к формированию системы ценностей, имевшей какие-либо послед ствия для хозяйственной жизни? В. В. Керов вслед за Вознесенским См. описание учения Евфимия: Ливанов В. Ф. Раскольники и острожни ки. т. IV. СПб., 1873. С. 75.

ЭСхатолоГИя И аКтИВНоСть В мИРУ считает таким дополнительным элементом учение о спасении. Как показало беглое знакомство с  этой проблемой, сотериология дей ствительно является важным звеном в  переходе от эсхатологии к практическим действиям. При интерпретации надо иметь в виду и определенные параллели с тем, как Вебер объясняет парадоксаль ное следствие из доктрины о безусловном предопределении в каль винизме. Казалось бы, знание о том, что все усилия человека напрас ны и предвечное решение о судьбе каждого человека уже невозмож но изменить, должны были привести к расслабленному поведению.

На практике же происходило обратное: напряженный поиск знаков собственной избранности, в том числе в хозяйственных делах. У Ве бера «спусковым крючком» для хозяйственного раскрытия этого догмата стал социальный контекст. Выше было показано, что в ин дивидуальной и  общинной мотивации старообрядцев многое зна чила сотериология. Именно она наряду с другими факторами стала таким «спусковым крючком» для раскрытия экономического потен циала христианской эсхатологии у староверов.

Глава III стаРООбРядчествО и эвОлюция экОнОмических инститУтОв Как задумывалась эта глава и в чем ее отличия от предыдущих?

Первая глава в большей степени посвящена раскрытию экономиче ской истории зарождения и развития старообрядческого предпри нимательства в дореволюционной России. В центре внимания был сбор и обобщение разрозненных сведений и фактов, работа с пер воисточниками, в  результате чего удалось выявить динамику раз вития старообрядческого предпринимательства, показать наиболее характерный период в его истории, который относится к 1850–1870 м годам. Полученные результаты заставили задуматься о типологии и причинах относительного расцвета экономической деятельности староверов. Вторая глава была нацелена на выявление различных аспектов хозяйственной этики старообрядчества, на выяснение во проса о том, каково было отношение старообрядцев к торговле, соб ственности, взиманию процента и смыслу экономической деятель ности. В этой главе главным предметом исследования стали тексты, написанные староверами. В ней мы смогли приблизиться к понима нию картины мира и  хозяйственного стиля приверженцев старой веры, увидеть, что отличало их ценностное отношение к торговле, богатству, проценту, труду, показать неоднозначность, двойствен ность, взаимную эволюцию контекста и самих норм.

Наконец, в  завершающей, третьей, главе мы постараемся про следить фундаментальные изменения старообрядческого предпри ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты нимательства с  точки зрения институциональной экономической теории и в этом смысле — с точки зрения современного экономиста.

Если до этого мы проделали работу экономиста-историка и эконо миста-социолога, то в данной главе, когда исследуемое явление уже понято и  описано, предстоит рассмотреть его на более высоком уровне абстракции, который принят в современной экономической теории и который может привести нас к новым выводам и дать но вые возможности для интерпретации.

Во многих случаях интерпретации экономической истории будет предшествовать чисто теоретическое введение. Преобладающим для этой главы будет экономико-институциональный подход, кото рый во многом определяется экономической теорией и ее специфи ческим взглядом на экономическую историю. Вместе с тем сегодня наблюдается тенденция отхода от узких рамок неклассической те ории и  включения в  поле исследования процессов, происходящих в реальном времени, отсюда — и историческое измерение институ циональных параметров экономического развития, которые рань ше выносились за скобки. Прежде всего наряду с  рынком и  госу дарством все большее внимание уделяется изучению других форм взаимодействия: иерархии, общине, гибридным формам. так, Р. Коуз связал происхождение фирмы с  трансакционными издержками на рынке, о. Уильямсон обратился к  изучению промежуточных, дис кретных форм взаимодействия, соответствующих неполным кон трактам, Э. остром раскрыла экономическую логику механизмов управления, в  рамках которых эффективным оказывается коллек тивная (общинная) собственность. В плане развития теории инсти туциональных изменений и  новой экономической истории важен вклад Д. Норта, Б. Вайнгаста, а. Грейфа446.

Норт Д. Понимание процесса экономических изменений. Изд. дом ГУВшЭ, 2009;

Норт Д., Уоллис Дж., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки.

Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества.

м.: Изд. Института Гайдара, 2011: Greif A. Institutions and the Path to the Modern Economy. Lessons from Medieval Trade. Cambridge University Press, 2006: Analyt ic narratives / eds R. Bates, A. Greif, M. Levi, J.-L. Rosenthal, B. Weingast. Princeton:

Princeton University Press, 1998.

Глава III. СтаРооБРяДчЕСтВо И ЭВолюцИя ЭКоНомИчЕСКИх ИНСтИтУтоВ Современный институционализм, становясь все более значимым направлением экономической теории, сохраняет элементы описа тельности, которые были присущи старому институционализму, экспериментирует с новыми методами теоретико-игрового и эволю ционного подходов. В рамках этого напарвления первичной считает ся мотивация субъектов, принимающих решение. В условиях непол ных контрактов значимость приобретают не цены, а нормы и власть участников взаимодействия, может проявляться кумулятивная при чинность. В данной главе нас будут интересовать экономическая ин терпретация межсубъектных отношений, в частности: соотношение формальных и неформальных правил для успехов старообрядческо го предпринимательства;

возможности коллективного управления делами и  имуществами;

институты управления собственностью и сделками в рамках семьи, рода, общины, сетей;

институты кредита и  найма;

механизмы принуждения к  исполнению контрактов;

сте пень безличности и зависимость от предшествующего пути;

инсти туциональная динамика.

ПРавО и нефОРмальные инститУты Неформальные институты  — это те правила, которые ограни чивают поведение людей, хотя и не закреплены в законодательстве, а  поддерживаются силой внутренних убеждений, социальных или групповых норм. Источником принуждения для исполнения нефор мальных правил могут быть принятый обычай, устоявшаяся практи ка, требования организации. четкую границу между формальными и  неформальными правилами провести затруднительно. Принято полагать, что формальные правила закреплены в письменной фор ме, за их выполнением следят представители государства. И  фор мальные и  неформальные институты  — суть правила. Различия между ними  — в  основном в  характере санкций за невыполнение, в типе принуждения. очевидно, что социальные нормы поведения исторически предшествовали законодательному регулированию.


Социальные нормы являлись и  являются источником для закона.

ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты Нормы как неформальные институты находятся в двойственном от ношении к  закону. В  новых условиях, в  групповом поведении они заменяют закон. особенно это проявляется в переходные периоды, когда «старое общество беременно новым», и  нормы быстрее реа гируют на изменение ситуации, выступая в качестве альтернативы закона. В то же время нормы дополняют закон, поскольку закон не в  состоянии кодифицировать все пространство взаимодействия между людьми. таким образом, нормы как заменяют закон, так и до полняют его.

Как показал Д. Норт, любой институт характеризуется не толь ко правилами, но  и  характером принуждения к  его исполнению (enforcement). В случае с неформальными институтами такого рода санкции могут быть обусловлены религиозными нормами. Совесть человека в религиозной картине мира является одним из важных ре гуляторов поведения. Если совесть связана с внутренней оценкой, то внешние санкции обусловлены опасением общинного осуждения.

Несоблюдение неформальных правил во внешнем виде, одежде, ма нере приветствовать может стать плохим «сигналом»447. Напротив, соблюдение определенных норм поведения (вежливость, набож ность) связано с затратами, но может подавать благоприятный «сиг нал» для деловых партнеров. В данном случае определенная система кодов и знаков как сохраняет группу, так и является «сигналом» для внешнего окружения. В  этом контексте немаловажным вопросом становится понимание того, при каких условиях тип поведения, ха рактер внешности положительно влияет на деловую репутацию.

многие неформальные институты действуют внутри группы, не которые из них распространяются и регламентируют внешнее обще ние. Стиль одежды, речь, обращение к авторитетам, рекомендации делают неформальные институты своеобразным языком в деловом общении и  взаимодействии. В  архаичных обществах к  подобным институтам относились почитание предков и духов, а также риту альный характер любого взаимодействия, включая обмен и  тор говлю. Самой по себе торговли вне ритуала не могло существовать.

Posner E. Social Norms and the Law. Cambridge: Harvard University Press, 2000.

Глава III. СтаРооБРяДчЕСтВо И ЭВолюцИя ЭКоНомИчЕСКИх ИНСтИтУтоВ Ритуальная раздача подарков во время так называемого потлача, или «тотальной поставки» (м. мосс), могла определять и властные полномочия. Экономика, властные отношения были неразрывно связаны с  ритуалом. Неформальные институты доминировали.

В средневековый период экономика также еще не выделилась в от дельную сферу, поэтому вопрос о  справедливой цене определялся тем, кто, когда, кому и при каких обстоятельствах продавал товар.

С  появлением современной рыночной экономики бльшая часть трансакций начинает носить формальный, безличный характер. тем не менее распространение формальных институтов не является то тальным. В  особенности это относится к  экономической истории.

Становление новых, капиталистических отношений часто сопро вождалось формированием особой авангардной прослойки, кото рая как во внутренней организации, так и во внешнем восприятии руководствовалась определенной этикой, выверенными правилами взаимодействиями, определенным способом решения конфликтных ситуаций.

Эффективность неформальных институтов центральным для экономического взгляда на неформальные институты является вопрос об эффективности этих правил для ре гулирования поведения группы. Большой интерес представляют, в  частности, исследования социальных норм в  групповом поведе нии. К социальным нормам относятся этикет, стиль одежды, внеш ний вид, манера поведения и другие внутригрупповые нормы. Р. По знер выделил в качестве параметров, влияющих на эффективность неформальных институтов, размер группы и  величину издержек остракизма448.

чем больше размер группы, тем выше вероятность обострения «проблемы безбилетника» и «отлынивания», тем выше издержки по выявлению отклонений от установленного или принятого правила.

Posner R. Social Norms and the Law: An Economic Approach //  American Economic Review. Vol. 87, N 2. Papers and Proceedings. P. 365–369. См. также: Один цова  М. И. Институциональная экономика. 2-е изд. м.: Из-во ГУ-ВшЭ, 2008.

С. 41–42.

ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты Более частый повтор трансакций внутри малой группы понижает издержки на контроль и способствует четкому их соблюдению. Если говорить о  размере группы, то остается вопрос экономиста: «Ког да размер может быть признан большим?» (How big is big?) В связи с этим появляется новая возможность для интерпретации и пони мания социально-экономических последствий дробления группы, выделения внутри нее новых лидеров и, соответственно, форми рования из одной большой группы ряда групп с видоизмененными правилами. такое уменьшение размера группы часто обусловлено внутренней борьбой и конкуренцией лидеров, но одним из эконо мических последствий подобного деления является повышение эф фективности правил внутри группы. В большой группе неизбежно появляется необходимость делегирования полномочий, поскольку прямое персональное взаимодействие становится невозможным.

чем крупнее группа, тем больший требуется контроль за исполне нием правил, тем более сложным, иерархичным становится управ ление. Вопрос о размере группы сплетается с теоретическим осмыс лением управления коллективной собственностью.

Величина издержек за отклонение от исполнения правил или их нарушение должна быть достаточно большой, чтобы неформальные правила имели значение. При этом уровень доходов определяет от ношение к возможности «быть отлученным» от группы. Низкий до ход ceteris paribus способствует более внимательному и дотошному отношению к  правилам. Рост доходов снижает относительные из держки остракизма и  облегчает переход в  другие группы. отсюда и меньшая сложность перехода состоятельных прихожан из одного согласия в  другое. Итак, относительно высокие издержки откло нения от правил делают эти неформальные институты более дей ственными и эффективными. однако рост богатства приводит к не утешительному результату: эффективность правил снижается. Эко номическая причина этого проста: более состоятельному человеку легче перейти в  другую группу или быть членом сразу нескольких групп, варьируя степень своего участия.

В христианстве отклонение от исполнения норм выясняется на исповеди, за которой может следовать наказание: поклоны, воздер жание, отказ от причастия. Возможно и  отлучение или предание Глава III. СтаРооБРяДчЕСтВо И ЭВолюцИя ЭКоНомИчЕСКИх ИНСтИтУтоВ анафеме как наиболее строгая мера остракизма. В малой группе, где информация о соблюдении норм доступна, остракизм дешевле для тех, кто регулирует жизнь этой группы. В то же время, небольшой размер и наличие множества таких соперничающих групп предпо лагают выбор между разными малыми группами, т. е. переход из од ной в другую. Это несколько ослабляет эффективность неформаль ных институтов.

Р. Познер делает предположение, что малые группы и  высокие издержки остракизма для участника группы были присущи при митивным сообществам449. Позднее, с развитием общества и права, с повышением интенсивности этого развития преимущества таких групп падают. таким образом, чем выше статичность общества, тем более предпочтительны неформальные институты. Действительно, эффективность неформальных правил определяется внешним кон текстом. Как уже отмечалось, неформальные институты являются источником права и, помимо того, дополняют законодательство.

До тех пор пока закон препятствует развитию экономики и здоро вых сил общества, именно неформальные институты и социальные групповые нормы могут поддерживать трансакции, которые в про тивном случае не могли бы осуществиться.

Предстоит еще детально проанализировать динамику развития и  внутренние деления общин староверов с  точки зрения тех ар гументов, которые приводились выше. Экономический взгляд на общину верующих противопоставляет ее, с  одной стороны, фор мальным правилам или закону, к исполнению которых принуждает государство, а с другой — разобщенным индивидам и другим кол лективам. Система коллективной ответственности может заменять официальное правосудие и вступать в конкуренцию с другими по добными системами.

Развитие коллективной ответственности в рамках общин имеет свои ограничения. Рост размера группы заставляет делегировать полномочия и  создавать дополнительные внутренние правила ре гулирования. Вдобавок при этом происходит снижение степени однородности участников, что дополнительно повышает издержки Posner R. Op. cit. P. 366.

ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты на взаимодействие. С  разрастанием группы увеличиваются также издержки мониторинга и  остракизма. Наконец, своего рода огра ничением эффективности правил является повышение уровня благосостояния, которое облегчает переход из одной группы в дру гую и  обеспечивает бльшую степень независимости каждого ее члена.

Экономический аргумент вряд ли может быть решающим в объ яснении частого деления и  дробления толков и  согласий, но  оче видно, что такое деление способствовало большей эффективности управления. Этому благоприятствовал тип организации общинной жизни, согласно которому прихожане сами выбирали себе руково дителя и священника (если речь идет о поповцах).

Успех предпринимательских групп При изучении торговли в рамках институциональной экономи ческой теории исследователи обратили внимание на то, что ком мерческий успех группы напрямую зависит от степени ее однород ности. общие характеристики участников обмена создают условия для формирования репутации. Эту особенность отметили в  сфере торговли алмазами в  Сша и  Нидерландах, где доминируют орто доксальные иудеи450. ла Круа подытожил так: «Успех базируется на небольшом размере группы, на общих характеристиках его членов и значительной удаленности от окружающего общества»451.

Посредники в торговле часто обладают общими характеристика ми, что отличает их от большинства. феномен однородных посред нических групп известен экономистам и  социологам. однородные группы часто добиваются более высоких результатов, действуют с  меньшими издержками, чем другие члены этого сообщества, ис пользуя частный способ улаживания конфликтов. однородные Bernstein L. Opting Out of the Legal System: Extralegal Contractual Relations in the Diamond Industry // Journal of Legal Studies. 1992. Vol. 21. P. 115–57.

Фуруботн Э., Рихтер Р. Институты и  экономическая теория. Достиже ния новой институциональной экономической теории. СПб., 2005. С. 391;

La Croix  S. J. Homogenous Middleman Groups: What Determines the Homogeneity?

// Journal of Law, Economics and Organization. 1989. Vol. 5. P. 211–222.

Глава III. СтаРооБРяДчЕСтВо И ЭВолюцИя ЭКоНомИчЕСКИх ИНСтИтУтоВ предпринимательские группы — такие как заокеанские китайцы452, сирийцы в западной африке, евреи в средневековой Европе — в ус ловиях неразвитости контрактного права или сложности в  опре делении качества товаров и деловых качеств партнера имеют срав нительные преимущества. Эти преимущества стираются с  ростом безличного обмена и, соответственно, уменьшением роли личных отношений при заключении сделок. Снижение неопределенности, страхование сделок, формирование репутации, доверительных от ношений и  коллективной отвественности  — таковы косвенные следствия принадлежности к одной группе, объединенной по рели гиозному и этническому признаку.

В оценке эффективности норм религиозных групп и в  косвен ном влиянии таких норм на предпринимательство институциона листы выделяют скорее универсальные моменты, как правило, не связанные со спецификой самого религиозного учения. тем не ме нее этот уровень абстракции помогает выявить ряд наиболее общих взаимосвязей. Например, уже были отмечены такие параметры, как размер группы, количество близких альтернативных групп, степень однородности, издержки остракизма или «отлучения».

Экономические аспекты деления старообрядчества В контексте объяснения успехов старообрядцев в торговле и про мышленности такое явление, как деление и дробление староверов на толки и согласия, имеет неожиданные экономические последствия, связанные с эффективностью управления. очевидно, что споры по вопросам степени компромисса с властью (моление за царя, приня тие паспортов, запись в  раскол, регистрация общин), по вопросам брака (безбрачие у федосеевцев, бессвященнословный брак у части поморцев) в разные исторические периоды приводил к уменьшению размера общины прежде всего в территориальном плане, к усилению Landa J. A Theory of Ethnically Homogenous Middleman Group: An Institu tional Alternative to Contract Law // The Journal of Legal Studies. Vol. X. June 1981.

P. 349–362.

ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты внутреннего напряжения и, как следствие, контроля, к увеличению степени однородности, к конкуренции между разными общинами.

Речь, безусловно, не идет о том, что именно экономические аспек ты большей управляемости стали главными. Вопрос в том, что эта историческая черта старообрядчества имела неожиданные косвен ные экономические последствия, выразившиеся в  сравнительном преимуществе такого устройства и  самой экономической деятель ности общин, толков и согласий.

В наибольшей степени внутренние споры и разделения были ха рактерны для среды беспоповства, что, по выражению Н. Н. Покров ского, привело к «многоликости» старообрядчества. очертим в этом контексте споры и внутренние деления в беспоповстве XVIII в., опи раясь на монографии П. С. Смирнова и а. И. мальцева453.

Изначально появилось два центра беспоповства: поморский, сформировавшийся в  Поморье под влиянием Соловецкого мона стыря и распространившийся в москве, Петербурге, Поволжье, а за тем в  Верхокамье, на Урале и в  западной Сибири, и  федосеевский, зародившийся в новгородских и псковских землях и впоследствии подчинивший своему влиянию Стародубье и  территорию совре менной Прибалтики. Беспоповцы в целом были едины в понимании того, что живут в последние времена, когда царствует духовный ан тихрист, что в отсутствие священников остались под началом «про стецов», которые могут совершать только два таинства — крещение и исповедь.

В двух авторитетных общинах с разными лидерами, находивших ся вне единого управления, возникли различия в  приспособлении вероучения и обрядовой практики к новым временам. Споры кос нулись титла (надписи) на кресте, вопроса о том, можно ли покупать на рынке товары не у староверов, законности браков, заключенных до перехода в  староверие (староженов). федосеевцы отстаивали Смирнов П. С. Внутренние вопросы в  расколе в  XVIII веке. Исследова ние из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и  рукописным. СПб., 1898;

Смирнов  П. С. Споры и  разделения в  русском рас коле в  первой четверти XVIII  в.. СПб., 1909;

Мальцев  А. И. Старообрядческие беспоповские согласия в  XVIII  — начале XIX  в. Проблема взаимоотношений.

Новосибирск, 2006.

Глава III. СтаРооБРяДчЕСтВо И ЭВолюцИя ЭКоНомИчЕСКИх ИНСтИтУтоВ надпись на кресте  — I. Н. ц. I. («Iсус Назарянин царь Iудейский»), которая появилась лишь в  XVII  в., законность браков, заключен ных до перехода в старую веру454. Поморцы придерживались более древней формы надписи: «царь Славы Ic. хс. ника», не признавали браков, заключенных до крещения. федосеевцы призывали более жестко ограничивать любой контакт с внешним миром, не иметь со общения ни в еде, ни в дружбе, а купленное на рынке отмаливать поклонами. Выговцы же полагали: поклоны и  молитвы не нужны.

заслуга а. И. мальцева состоит в том, что он убедительно показал:

у двух наиболее сильных ветвей беспоповства никогда не прекраща лось активное общение и взаимодействие, поскольку «обе общины беспоповцев считали друг друга принадлежащими к единой право славной церкви»455. Разногласия сменялись примирениями.

В 1740-х  годах поморский Выг стал молиться за царя;

мера эта считалась вынужденной и временной, но послужила новым раздо рам. В это время появляются филипповцы — последователи инока филиппа, который расходится во взглядах с руководителями Выгов ской пустыни. В 1760-е годы из филипповского согласия выделяет ся аароновское, распространившееся на территории архангельской и  Вологодской губерний. Главная особенность учения  — отрица ние официальной записи в  раскол, причем его последователи во обще более радикально подходили к вопросу любого компромисса с внешней властью. В 1780-х годах формируется уже три относитель но независимых центра филипповцев со своими лидерами. Позднее преимущественно из филипповцев складывается странническое со гласие, которое отказывается не только от записи, но и от паспортов, мирских имен и провозглашает странничество — идеалом христи а. И. мальцев связывает признание староженов с конъюнктурными со ображениями, со стремлением привлечь в свои ряды большее число сторонни ков, поскольку на соборе 1694 г. феодосий Васильев отрицал законность «ста роженских» браков: Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия… С. 32. Подтверждением этому может служить большая популярность федосе евства в  Великом княжестве литовском в  XVIII  в.: Поташенко  Г. Староверие в  литве: вторая половина XVII  — начало XIX  вв. (исследования, документы и материалы). Aidai, 2006.

Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия… С. 45.

ПРаВо И НЕфоРмальНыЕ ИНСтИтУты анина в  последние времена. Впоследствии странническое согласие также разделяется по территориальному признаку и по степени ра дикальности отказа от мира.

оставляя за рамками нашего исследования вопрос о том, по ка ким причинам происходили постоянные деления на толки и согла сия, которые чередовались перемириями, подчеркнем, что с эконо мической точки зрения в результате деления образовывались менее крупные общины с  более интенсивной внутренней жизнью. В  них почти всегда выделялся яркий лидер или группа лидеров, которым делегировались полномочия по решению многих вопросов. можно утверждать, что сама необходимость выбора паствой того или ино го толка обеспечивала единство взглядов членов общины и ее боль шую однородность по уровню благосостояния.

Итак, в  рамках старообрядчества возникли не только единые структуры с центральной монополией на принятие решений (Бело криницкая иерархия поповцев), напоминавшие отчасти государ ственные церкви, с тем очевидным отличием, что они существовали независимо от государства. Кроме таких, более монопольных струк тур, были распространены и  самоорганизующиеся общины, кото рые могли сами выбирать своих наставников. активная внутренняя общинная жизнь, когда от каждого члена зависят принимаемые ре шения, в совокупности с конкуренцией с близкими во всем, но от личными в мелочах (для стороннего наблюдателя) согласиями, обе спечивали большую устойчивость для развития и  давали возмож ность эффективно организовывать внутреннее управление.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.