авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Лепина Татьяна Геннадьевна

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ

СОБСТВЕННОСТИ

Специальность 12.00.08 – Уголовное право, криминология;

уголовно-исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Понятовская Т.Г.

Курск - 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………... 4- Глава 1. СОЦИАЛЬНОЕ И ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ……………………………..17- §1. Интеллектуальная собственность как правовое благо……...……………...17- §2. Интеллектуальная собственность как объект уголовно-правовой охраны в российском уголовном праве: исторический аспект……………………………37- §3. Охрана интеллектуальной собственности по уголовному законодательству зарубежных стран ………………………………………………………………....62- Глава 2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ …………………………………..……83- §1. Место интеллектуальной собственности в системе объектов уголовно правовой охраны по УК РФ ……………………………………..……….........…83- §2. Уголовно-правовая охрана авторских, смежных, изобретательских и патентных прав …………………………………………………………………..94- §3. Посягательства на интеллектуальную собственность, выраженную в средствах индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий…………………………………………………………..…………137- §4. Уголовно-правовая охрана прав на предметы интеллектуальной собственности, в отношении которых введен режим коммерческой тайны……………………………………………………………………….……161- §5. Соотношение объектов интеллектуальной собственности и объектов информационной безопасности…….………………………………..…….…..172- ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..183- СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.………………………..….188- ПРИЛОЖЕНИЯ 1-6………………………………………………………...…219- Приложение 1. Статистика рассмотрения судами РФ общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 146, 147, 180 УК РФ за 2004-2012 годы …………………………………………………………...…….219- Приложение 2. Аналитическое исследование текстов приговоров по уголовным делам за 2010-2012 г. г., вынесенных по ч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ судами общей юрисдикции в разных субъектах РФ ………………………...……………. Приложение 3. Меры наказания, назначаемые судом за посягательства на интеллектуальные права в Курской, Тверской, Вологодской областях………………………………………………………………………….222- Приложение 4. Аналитическое исследование текстов приговоров по 94 уголовным делам за 2010-2013 г. г., вынесенных судами в разных субъектах РФ по ст. 180 УК РФ……………………………………………………………………….……………. Приложение 5. Число зарегистрированных преступлений по отдельным ст. ст.

146, 147, 180, 183 УК РФ за 2000-2011 годы ……………………………….…….. Приложение 6. Исследование текстов приговоров по 85 уголовным делам за 2010 2013 г. г., вынесенных судами по ст. ст. 272-273 УК РФ в разных субъектах РФ…………………………………………………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Осознание особой роли интеллектуальной собственности, как в судьбе отдельной личности, так и в развитии экономики, общества, страны в целом привело к тому, что в современной России функционированию этого правового института уделяется большое внимание. В нашей стране с каждым годом увеличивается число преступлений в этой области1. Первые лица государства не обходят вниманием тему защиты интеллектуальной собственности как механизма, работа которого может повлиять на конкурентоспособность и, как следствие, на благосостояние страны.

Во всем мире чрезвычайно остро стоит проблема защиты объектов интеллектуальной собственности от преступных посягательств. Многие исследователи справедливо отмечают, что в нашей стране также существуют сложности в уголовно-правовой охране интеллектуальных прав2. Данной теме посвящено большое количество статей, диссертаций, монографий. Часть содержащихся в них предложений по реформированию норм УК РФ реализована на практике. Но, несмотря на это, уголовно-правовые средства охраны интеллектуальной собственности по-прежнему являются малоэффективными. Эта правовая категория требует особого подхода, обусловленного присущими ей свойствами. Сложность формулирования уголовно-правовых норм, призванных охранять интеллектуальную собственность, связана с тем, что до принятия части 4 ГК РФ отсутствовало законодательно закрепленное определение этого термина.

Лысак Е.А. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности по зарубежному законодательству:

автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 3;

Молчанов Д.В. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 3.

Батутин А.Н. Уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности: автореф. дис.... канд. юрид. наук.

Челябинск, 2007. С. 3-4;

Бондарев М. Ю. Уголовно-правовая охрана интеллектуальных прав: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 3,4;

Долотов Р.О. Механизм уголовно-правового регулирования в сфере преступных посягательств на объекты интеллектуальной собственности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 3 4;

Кудрявцев В.Л. Преступления против интеллектуальной собственности: некоторые проблемы объединения и совершенствования // Преступления против интеллектуальной собственности: Материалы Международной научно-практической конференции (19-20 мая 2011г.). Нижний Новгород: факультет права Нижегородского филиала Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики. 2011. С. 45-60;

Лысак Е.А. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности по зарубежному законодательству: автореф. дис.

…канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 3-5;

Молчанов Д.В. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 3-5.

В положениях УК РФ до сих пор не отражена сущность данного понятия, воплощенная в двух началах – материальном и духовном. Среди теоретиков уголовного права нет единства во мнении по ряду вопросов: 1) как следует соотносить «собственность» и «интеллектуальную собственность»;

2) какие преступления посягают на интеллектуальную собственность;

3) каково место норм, охраняющих интеллектуальную собственность в структуре уголовного закона;

4) должны ли подлежать уголовно-правовой охране обе составляющие интеллектуальной собственности – неимущественная и материальная.

Для эффективного разрешения перечисленных вопросов помимо изучения теоретических исследований и правоприменительной практики, необходимо обратиться к истории уголовно-правовой охраны интеллектуальных прав в России, которая имеет почти двухвековую историю. Также следует рассмотреть положительный опыт зарубежных стран, в уголовных законах которых содержатся положения, отражающие природу такого сложного понятия как интеллектуальная собственность.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена значимостью интеллектуальной собственности для развития страны, большой общественной опасностью преступных посягательств на нее и многочисленными вопросами, связанными с уголовно-правовой охраной данного правового института, которые остаются нерешенными в уголовно-правовой науке.

Степень научной разработанности темы. Проблема охраны интеллектуальной собственности от преступных посягательств привлекает внимание многих исследователей. Некоторые авторы изучают вопросы уголовно правовой охраны отдельных объектов интеллектуальных прав, например, авторских, смежных и (или) изобретательских и патентных прав – А.В. Борисов, М.В. Вощинский, Г.О. Глухова, Р.О. Долотов, А.А. Коваленко, А.В. Козлов, Л.А Корнева, К.В. Кузнецов, И.К. Кузьмина, А.Г. Морозов, М.И. Орешкин, Р.М.

Притулин, Д.Д. Скребец, Ю.В. Толченова, Ю.В. Трунцевский, С.А. Юрков.

Другие исследуют вопросы уголовно-правовой охраны интеллектуальных прав на товарные знак: И.А. Головизнина, Е.В. Демьяненко, А.В. Жайворонок, В.А.

Кондрашина, М.Ю. Прокш, С.М. Трейгер. Некоторые исследователи рассматривают вопросы уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в целом: А.Н. Батутин, М.Ю. Бондарев, А.Х. Гацолаева, Д.В.

Молчанов, Б.Л. Терещенко, П.А. Филиппов.

Работы перечисленных авторов направлены на совершенствование уголовного закона России в рассматриваемой области. Некоторые изложенные в них предложения уже реализованы на практике, но отдельные уже устарели ввиду преобразования уголовно-правовых норм. Настоящая работа, базирующаяся на положениях современного законодательства, ориентирована на выявление тех проблем охраны интеллектуальной собственности от преступных посягательств, которые были освещены в ранее изданных исследованиях в недостаточной степени либо не рассматривались вовсе.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом данного исследования являются общественные отношения, связанные с усовершенствованием и применением правовых норм, устанавливающих ответственность за преступные посягательства на интеллектуальную собственность. В диссертации рассматривается социальное и правовое значение интеллектуальной собственности, важная роль отводится вопросу о возможности охраны интеллектуальных прав средствами уголовного права.

Предметом настоящего исследования выступают:

– нормы международного права;

– положения Конституции РФ;

– дореволюционное и советское уголовное законодательство;

– дореволюционное и советское гражданское законодательство;

– уголовное законодательство зарубежных стран;

– нормы Уголовного кодекса РФ, Гражданского кодекса РФ, Кодекса об административных правонарушениях РФ;

– постановления Пленума Верховного Суда РФ;

– статистические данные, материалы судебной и следственной практики по делам, связанным с посягательствами на интеллектуальную собственность;

– юридическая литература, доктринальные источники, научные работы, направленные на выявление пробелов в положениях законодательства РФ в сфере охраны интеллектуальной собственности и содержащие предложения по их устранению.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью настоящего исследования является рассмотрение проблемных вопросов уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности, а также разработка рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовых норм, охраняющих интеллектуальные права.

Для достижения указанной цели должны быть решены следующие задачи:

– определение социально-правового значения интеллектуальной собственности, которую следует рассматривать с позиции правового блага;

– осуществление историко-правового анализа норм, регламентирующих ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность;

– проведение сравнительно-правового анализа зарубежного законодательства;

– определение места интеллектуальной собственности в системе объектов уголовно-правовой охраны УК РФ;

– выявление проблемных вопросов в уголовно-правовой охране авторских, смежных, изобретательских и патентных прав;

– рассмотрение посягательств на интеллектуальную собственность, выраженную в средствах индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий;

– рассмотрение вопросов уголовно-правовой охраны прав на предметы интеллектуальной собственности, в отношении которых введен режим коммерческой тайны;

– рассмотрение проблемы соотношения объектов преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность, и преступлений в сфере компьютерной информации;

– выявление пробелов в положениях уголовного закона, охраняющих интеллектуальную собственность;

– разграничение функции гражданского, уголовного и административного права в вопросах защиты и охраны интеллектуальной собственности от посягательств;

– изучение и анализ практики применения ст. ст. 146, 147, 180, 183, 272- УК РФ;

– выработка рекомендаций, направленных на решение проблемных вопросов правоприменительной практики;

– разработка и обоснование предложений по совершенствованию уголовного законодательства в сфере охраны интеллектуальной собственности.

Методология и методы диссертационного исследования.

Методологической основой исследования является общенаучный диалектический метод познания общественных процессов. Также применялись формально логический, исторический, сравнительно-правовой, статистический и иные методы.

Нормативной базой настоящей работы являются международные нормативно-правовые акты, Конституция РФ;

гражданское, уголовное, административное законодательство Российской Федерации;

законодательство зарубежных стран, ранее действовавшие нормативно-правовые акты дореволюционной России, СССР и РСФСР.

Теоретическая база исследования. Важную роль для выявления социально-правовой значимости интеллектуальной собственности, проблем ее уголовно-правовой охраны, а также для разработки практических рекомендаций по совершенствованию законодательства играют труды по конституционному, уголовному, гражданскому, административному праву, криминологии, сравнительному правоведению, философии права С.С. Алексеева, В.В. Артемова, И.А. Близнеца, А.И. Бойцова, С.А. Бочкарева, М.В. Вощинского, Л.Д. Гаухмана, Р.О. Долотова, А.О. Емельянова, А.Э. Жалинского, И.Э. Звечаровского, Б.В.

Здравомыслова, А.Н. Игнатова, Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, Ю.А.

Красикова, К.В. Кузнецова, И.К. Кузьминой, Н.А. Лопашенко, Д.В. Молчанова, А.Г. Морозова, В.С. Нерсесянца, С.В. Петровского, Т.Г. Понятовской, А.И.

Рарога, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, Н.С. Таганцева, Ю.В.

Трунцевского, Т.Д. Устиновой, А.И. Чучаева, Г.Ф. Шершеневича, Н.В. Шигиной, Я.П. Яковлевой и других исследователей.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют официальные статистические данные Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Курской, Вологодской и Тверской областях за период с 2005 по 2012 гг.;

постановления Пленума Верховного Суда РФ, имеющие непосредственное отношение к теме исследования, материалы уголовных дел (480), а также данные, полученные в ходе исследований другими авторами.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что диссертантом осуществлена попытка комплексного исследования проблем уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности с учетом зарубежного опыта нормотворчества и последних новшеств в российском законодательстве и правоприменении.

В работе рассматривается влияние принятия четвертой части ГК РФ на нормы уголовного закона, призванные охранять интеллектуальные права, анализируются соответствующие положения УК РФ. В исследовании предложена новая концепция уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности. В ее основе лежит идея, что интеллектуальная собственность и вещная являются более узкими понятиями по отношению к категории «собственность». К новым результатам исследования можно отнести следующее:

– установление необходимости и возможности охраны неимущественной составляющей интеллектуальной собственности средствами уголовного закона;

– определение в структуре УК РФ перечня норм, охраняющих предметы интеллектуальной собственности;

– решение наиболее спорных и проблемных вопросов применения норм, охраняющих интеллектуальные права;

– формулирование новой редакции положений УК РФ, призванных охранять интеллектуальную собственность.

Основные выводы и положения, выносимые на защиту:

Интеллектуальная собственность служит границей, определяющей и 1.

обосабливающей права авторов и правообладателей, существование которой вызвано необходимостью установления их гарантированной защиты от посягательств других лиц. Интеллектуальная собственность – это правовое благо, определяющее правовой статус авторов и правообладателей права собственности на продукты интеллектуальной деятельности. Следовательно, в законодательстве должны присутствовать адекватные механизмы ее охраны и защиты от посягательств, направленные на регулирование отношений авторов и правообладателей с другими субъектами этих отношений.

Действующим УК РФ интеллектуальная собственность в своем первоначальном смысле не охраняется, так как отсутствуют адекватные средства ее отражения и закрепления в рамках уголовного закона. Не реализована целостная и последовательная концепция правовой охраны интеллектуальной собственности. Не учтены сложные условия, в которых происходит восстановление этой системы, связанные с развитием информационных технологий и коммуникаций.

В советском уголовном праве была отвергнута доктрина 2.

интеллектуальной собственности как несовместимая с основами официальной правовой идеологии (право частной собственности отвергалось как таковое).

Несмотря на то, что в УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г. содержались положения, направленные на охрану личных неимущественных прав авторов, одновременно в законодательстве РСФСР были узаконены посягательства на авторские права со стороны государства. Интеллектуальная собственность не существовала как неприкосновенное правовое благо, поскольку законодатель допускал игнорирование и подавление воли автора.

Сравнительно-правовое исследование показывает, что объем 3.

уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в разных странах существенно различается. Наиболее типичный подход – уголовно-правовая охрана предусмотрена только для имущественных прав (ответственность предусмотрена за контрафакцию и т.п.), нарушение неимущественных прав преследуется в порядке гражданского судопроизводства. Такой подход позволяет рассматривать посягательства на интеллектуальную собственность в качестве имущественных преступлений.

Тем не менее, имеются и иные подходы к пониманию посягательств на интеллектуальную собственность в системе особенной части уголовного права. К примеру, в уголовных кодексах Испании, Грузии и Сан-Марино соответствующие преступления считаются имущественными. При этом охраняются не только имущественные права, но и право авторства: предусмотрена уголовно-правовая ответственность за плагиат, не связанная с фактом причинения имущественного ущерба (составы преступлений формальные в нашем понимании). Подобный подход имеет право на существование при условии широкого понимания собственности в качестве суммы созданных лицом (или иным образом приобретенных) материальных и нематериальных благ. В техническом плане такой подход представляется оптимальным, поскольку позволяет обобщить нормы о преступлениях против интеллектуальной собственности в главе о преступлениях против собственности.

Посягательства на интеллектуальную собственность понимаются в 4.

российском уголовном законодательстве в качестве преступлений против конституционных прав человека (посягательства на авторские, смежные, изобретательские и иные права) и в качестве преступлений в сфере экономической деятельности (нарушение прав на средства индивидуализации).

Подобный подход представляется не очень удачным. С одной стороны, права на результаты интеллектуальной деятельности принадлежат не только физическим лицам, но и организациям. С другой стороны, все посягательства на авторские права (в том числе и плагиат), влекут уголовную ответственность лишь при условии причинения ими крупного имущественного ущерба, то есть в ситуации, когда нарушению права авторства сопутствует нарушение имущественных прав.

Сравнение санкций норм о нарушении авторских прав приводит к выводу, что плагиат следует рассматривать в качестве смягчающего обстоятельства при нарушении имущественных прав, что вряд ли имеет разумное основание.

Собственность как правовое благо, наделенное не только материальной, но и духовной составляющей (в которой проявляются уникальные личностные качества) включает в себя интеллектуальную и вещную собственность, которые являются выражением одной сущности. Поэтому они могут охраняться в рамках одной главы. Представляется целесообразным перенести в главу 21 включенные в УК составы, охраняющие конкретные результаты интеллектуальной деятельности: положения ст. ст. 146, 147, ч. 1 ст. 180 УК РФ – в новой редакции.

Наряду с этим предлагается внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ: 1) считать утратившими силу ст. ст. 146, 147, а также часть 1 ст. 180 УК;

2) изложить часть 3 ст. 180 УК в следующей редакции: «деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой…».

Система правовой охраны интеллектуальной собственности 5.

предполагает необходимость охраны как имущественных, так и неимущественных прав. При этом роль уголовного закона определяется с учетом известных критериев криминализации. Необходимо также учитывать возможности защиты интеллектуальной собственности средствами различных отраслей права. С учетом сделанных выводов представляется целесообразным:

а) обобщить нормы о посягательствах против интеллектуальной собственности в главе о преступлениях против собственности;

б) декриминализировать плагиат как таковой с учетом того, что это деяние не достигает уровня опасности, характерного для преступления;

границы плагиата, правомерного цитирования и просто сходного произведения достаточно размыты;

для защиты нарушенного права авторства достаточно гражданско правовых способов;

в) предусмотреть уголовную ответственность за посягательства на право авторства способами, характерными для преступления (вымогательства), при этом посягательства на имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности такими способами должны рассматриваться в качестве вымогательства.

Предлагается включить в главу 21 УК РФ ст. 168.1 «Нарушение 6.

авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также прав на иные предметы интеллектуальной собственности»:

Принуждение к соавторству, отказу от авторства под угрозой 1.

применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, либо с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, наказываются лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублейили в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Собирание сведений о сущности предмета изобретательских прав, 2.

селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы путем похищения документов, угроз или с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо иным незаконным способом, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Разглашение без согласия автора или заявителя сущности предмета 3.

изобретательских прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы до официальной публикации сведений о нем, направленное на получение прибыли в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Незаконное использование предметов интеллектуальной 4.

собственности, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

5. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей, четвертой настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание: «Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость предметов авторских, смежных, патентных и изобретательских прав либо стоимость прав на эти предметы превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – один миллион рублей».

Предлагается включить в главу 21 УК РФ ст. 168.2 «Незаконное 7.

использование средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий»:

«1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в отношении двух и более средств индивидуализации, либо совершено лицом в течение одного года после привлечения к административной или гражданской ответственности за аналогичное правонарушение, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

2. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость продукции с незаконно используемыми средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий превышает один миллион пятьсот тысяч рублей».

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что предложения и выводы, изложенные в работе, направлены на формирование в современном уголовном законе норм, призванных охранять интеллектуальную собственность в ее первоначальном смысле.

Рекомендации могут быть использованы в следственной и судебной практике, в учебном процессе, а также для дальнейшего теоретического исследования отдельных задач, решение которых необходимо для повышения эффективности уголовно-правовой охраны интеллектуальных прав.

Достоверность диссертационного исследования обеспечивается его комплексным подходом, использованием проверенных методов, корректным соотношением его теоретических и прикладных аспектов, в том числе изучением и критическим анализом научной литературы, собственными эмпирическими данными.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права ФГБОУ ВПО «Юго-Западный государственный университет» (ЮЗГУ). Рецензирование и обсуждение работы произведено в ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».

Результаты исследования и практические рекомендации используются в учебном процессе ФГБОУ ВПО «Юго-Западный государственный университет»

(ЮЗГУ).

Основные положения диссертации и сформулированные на их основе выводы отражены в десяти научных публикациях, три из которых опубликованы в рецензируемых журналах ВАК.

Глава 1. СОЦИАЛЬНОЕ И ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Интеллектуальная собственность как правовое благо Понятие «правовое благо» мало изучено теоретиками уголовного права, при этом широко применяется в теории и философии права, где оно приравнивается к «правовой ценности». Согласно ст. 2 УК РФ, одной из задач российского уголовного закона является охрана такого правового блага как собственность.

А.В. Шульга предлагает добавить интеллектуальную собственность к объектам охраны, перечисленным в ст. 2 УК РФ, «учитывая особую важность общественных отношений в сфере интеллектуальной сферы и особую общественную опасность преступных посягательств на данные отношения»1.

Решение вопроса о том, существует ли необходимость включения интеллектуальной собственности в число объектов, перечисленных в ст. 2 УК РФ, обусловлено взглядом на соотношение понятий «собственность» и «интеллектуальная собственность» и пониманием этих терминов.

Необходимость обращения к сущности понятия «правовое благо» вызвана, в том числе тем, что в науке уголовного права высказывается мнение о том, что объектом преступления следует рассматривать не общественные отношения (как это традиционно принято), а интересы и блага2. Эта мысль высказывалась правоведами дореволюционного периода и продолжает развиваться в работах современных ученых. Н.Д. Сергиевский рассматривал в качестве объекта преступлений правовое благо, Ф. Лист – жизненные интересы3. Т.Г. Чигарин полагает, что объект преступления – это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, Шульга А.В. Объект и предмет преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений и информационного общества: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 15, 16.

Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г.;

под ред. Наумова А.В. М. : Норма. 1997. С. 98;

Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении;

под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.

: ИКД "Зерцало-М". 2002. С. 79.

Цит. по: С. В. Анощенкова. Уголовно-правовое учение о потерпевшем: монография;

отв. ред. Н. А. Лопашенко.

М. : Волтерс Клувер, 2006. С. 37.

совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред1. Р.В.

Маркизов, приравнивая блага к интересам, отмечает, что они являются объектом преступления и охраняются уголовным законом от преступных посягательств2.

Некоторые ученые справедливо относили к объектам преступлений и общественные отношения, и правовые блага. Б.С. Никифоров не отрицал теорию объекта преступления – общественного отношения, но отмечал, что объект преступления – это тот общественный интерес, против которого оно направляемо и который берет под свою защиту уголовное право. «Возможность участников отношения вести себя определенным образом и есть важнейший элемент объекта правонарушения, охраняемый правом интерес управомоченного лица, та составная часть общественного отношения, против которой направляется правонарушение, обозначаемое юридически как нарушение субъективного права»3. Е.К. Каиржанов в своей работе «Интересы трудящихся и уголовный закон», отталкиваясь от разработок Б.С. Никифорова, отмечал, что «интерес – конкретное проявление выражения общественных отношений»4.

С.М. Кочои и С.А. Елисеев относят к объектам посягательств главы «Преступления против собственности» УК РФ и общественные отношения, и правовое благо. С.М. Кочои полагает, что таким объектом является собственность и как экономическая, и как правовая категории. «Поскольку фактически существующие в обществе отношения собственности (присвоенности) закрепляются и защищаются посредством норм, регламентирующих отношения между субъектами, связанными с владением, использованием и распоряжением имуществом, поскольку при совершении преступления против собственности они Чигарин Т.Г. Объект преступления и его структура. 2004. URL:

http://www.allpravo.ru/library/doc101p/instrum2692/item2694.html Маркизов Р.В. Объект и предмет составов незаконного получения кредита (части 1 и 2 ст. 176 УК РФ) // Вестник ТИСБИ. 2001. № 4. С. 42.

Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. URL:

http://lawbook.h12.ru/crimilaw/nikiforov/cont.shtml Цит. по: Плохова В.И. Эволюция понимания собственности как объекта преступлений. URL:

http://aeli.altai.ru/nauka/sbornik/2000/plohova.html нарушаются так же, как и отношения, которые ими регулируются»1. С.А. Елисеев считает, что преступление против собственности нарушает отношения принадлежности объекта собственности его субъекту. «Юридическая сторона преступления против собственности заключается в нарушении юридического содержания отношений собственности – субъективного права собственности.

Преступление нарушает это как юридическое благо, предоставляющее субъекту общую правовую власть над принадлежащей ему вещью»2.

О. Зателепин отмечает, что критика концепции «объект преступления – общественные отношения» основывается на том, что признание объектом преступления общественных отношений ставит их на высшую ступень иерархии социальных ценностей. Получается, что уголовный закон существует ради установленного порядка отношений. Несмотря на то, что любое преступление всегда сопряжено с нарушением тех или иных общественных отношений, этот факт не образует сущности общественной опасности преступления, так как преступление причиняет вред определенным ценностям (благам), а через них – личности, обществу, государству, ради охраны которых и существует уголовный закон3. Представляется, что объектом преступных посягательств всегда является конкретное правовое благо, которое включено в структуру определенных общественных отношений.

А.Э. Жалинский справедливо отмечал, что понятие «общественные отношения» есть излишне абстрактная модель реального явления. Оно не отражает свойств объекта преступления. Противоречивость отношений людей в обществе не позволяет считать эти отношения объектом однородным, т.е.

одинаково ценным, повреждаемым, нуждающимся в защите. А.Э. Жалинский полагал, при признании правового блага объектом преступления будет возможно охарактеризовать его:

Комментарий к УК РФ. 2-е изд., измен.и доп.;

под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М. : НОРМА ИНФРА М, 1997. С. 332.

Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России: Историко теоретическое исследование: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 1999. С. 25.

Зателепин О. К вопросу о понятии объекта преступления в уголовном праве // Уголовное право. 2003. N 1. С. 29 30.

а) правовое положение, проявляющееся в характеристике как объекта права, т.е. раскрыть как правовое явление либо в статусе;

б) ценностную значимость для общества, т.е. раскрыть его как благо;

в) вещную, предметную, материальную природу, т.е. раскрыть его как реальность1.

Понятие правового блага, таким образом, объединяет нормативную и ценностную характеристики объекта преступления, раскрывает необходимость, значимость этого объекта для общества, выражая это не только в идеальных, абстрактных формулах, но и, по возможности, в материальном описании2.

Для лучшего понимания содержания термина «правовое благо, обратимся к значению категории «общее благо». Данное понятие разрабатывалось многими философами, социологами, политологами, правоведами.

Аристотель отмечал, что политика — наука о высшем благе человека и государства — полиса. При этом под «высшим благом» понималось то, что в дальнейшем стали называть «общим благом». Посредством категории «благо»

Аристотель определял «уравнивающую и распределяющую справедливость», право и закон. Государство трактовалось как носитель высшего блага и справедливости3. Помимо Аристотеля, рассмотрению понятия «общее благо»

уделяли внимание Демокрит, Платон, Цицерон, римские юристы, стоики. По их мнению «общее благо» является выражением естественно-правой справедливости4. Мыслители средневековья и нового времени рассматривали право как механизм урегулирования интересов личности и государства, как средство обеспечения блага, общего для всех субъектов политического общения5.

Общее благо членов сообщества — это благо всех его членов на основе естественноправового (и, следовательно, общесправедливого) признания блага Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Том 1. Общая часть;

под общ.ред. А.Э. Жалинского.

Издательство: НОРМА, 1997. С. 59. (Автор главы А.Э. Жалинский).

Там же.

Аристотель. Этика. Политика // Антология мировой философии. М., 1969. Т. 1. С. 462-475.

История политических правовых учений;

под ред. д.ю.н., профессора О.Э.Лейста. М.: Издательство «Зерцало», 1999. С. 39-63.

Шигина Н.В. Интерес в уголовном праве (методологический аспект): монография;

отв. ред. А.И. Чучаев.

Владимир, 2007. С. 117.

каждого. По своей естественноправовой сути общее благо всех и благо каждого — это одно и то же. Для признания, реализации и защиты такой концепции общего блага объективно необходимы общая власть (государство) и общеобязательные законы, соответствующие тем же всеобщим требованиям естественного права и естественноправовой справедливости1. Представление о том, что общее благо является «признанием и результатом естественноправового равенства индивидуальных благ»2 согласуется с концепцией происхождения российского уголовного права из естественно-правового учения3, которое обусловливает рассмотрение понятия «общее благо» с позиции школы естественного права.

Понятие «общее благо» перекликается с понятием «правовое благо». По мнению В.С. Нерсесянца, в концепции общего блага представлена правовая модель выявления, согласования, признания и защиты различных интересов, притязаний, воль членов данного сообщества в качестве их блага, возможного и допустимого с точки зрения единой и равной для всех правовой нормы. Лишь согласуемые, с позиций такой общей правовой нормы, различные интересы многих лиц могут быть квалифицированы как правовое благо. Понятие "правовое благо" (индивидуальное и общее) включает в себя, таким образом, различные интересы, притязания, воли различных субъектов (физических и юридических лиц) лишь в той мере, в какой они соответствуют общей правовой норме, отвечают единым критериям правовых запретов и дозволений, возможны и допустимы в рамках общего правопорядка. В этом смысле можно сказать, что понятие "правовое благо" — это признанный законом, юридически квалифицированный интерес4.

Сущность правового блага проявляется в организации таких условий, при которых у носителей признанных законом интересов имеется возможность реализовывать и защищать их. Согласование этих интересов достигается не Нерсесянц В.С. Философия права. М.: Издательство: ИНФРА-М, 2000. С.69.

Там же.

Понятовская Т.Г. Концептуальные основы системы понятий и институтов уголовного и уголовно процессуального права: монография. Ижевск: Издательство Удмуртского университета, 1996. С. 70.

Нерсесянц В.С. Философия права. С.69-70.

посредством нивелирования различий в частных интересах и волях, не путем реализации интересов одних за счет интересов других, а при помощи учета всех частных интересов и воль в формировании той общей правовой нормы, которая выражает равную для всех меру свободы, и, следовательно, обязанности1.

Н.С. Таганцев отмечал: «Правоохрана отграничивает правовое благо от интереса вообще, придает ему особое значение, налагает по отношению к нему на граждан известные обязанности»2. Можно сделать вывод, что сущность правового блага выражается в том, что каждый субъект правовых отношений не только наделен правом на охрану своих интересов, но и обременен обязательствами по соблюдению прав и законных интересов других лиц, в случае неисполнения которых должен нести ответственность.

Таким образом, правовое благо представляет собой признанные и охраняемые законом интересы субъектов правовых отношений, обеспечиваемые на началах правовых гарантий их соблюдения всеми участниками (личностью, обществом и государством).

Право собственности является таким же неотъемлемым личностным правом как право на жизнь и свободу. В случае существования отграничения вещей одного индивида от вещей другого, каждый из них воспринимает себя собственником, представителем данного общества, понимает наличие возможности распоряжения данными вещами. Российские мыслители называли право собственности необходимым условием вещественного существования человека, общества и государства;

рассматривали как неотъемлемую часть безопасности перечисленных субъектов3.

Как отмечает С.А. Бочкарев, собственность является правовым благом, поскольку она обеспечивает правовую определенность, урегулированность и защищенность собственника. Только в мире собственности человек может обрести свою дееспособность – не гипотетическую, а практическую способность Там же. С. 70.

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. С. 51.

См., напр.: Радищев А.Н. Проект для разделения Уложения Российского // Полн. собр. соч. Т. 3. С. 168;

См.

также: Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России. Ярославль, 1909. С. 480 482.

личности, общества и государства приобретать и осуществлять свои права и обязанности, отвечать за них результатами своего труда, вне зависимости от наличия в нем частного, общественного или государственного начала, а также от того, в какой форме он проявляется1. Правомочия собственника устраняют, исключают всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли2.

Многие исследователи отмечают, что в понятие «имущество» следует включить, помимо материальных ценностей, «бестелесные, нематериальные, физически неосязаемые объекты и имущественные права с распространением на них норм на имущество, включая право собственности»3. Н.А. Лопашенко предлагает отнести к имуществу: 1) вещи, в то числе деньги и ценные бумаги;

2) иное имущество, которое не обладает признаком вещи. К иному имуществу гражданское законодательство относит различные виды энергии – газовую, тепловую, электрическую, иную (ст. 539-548 ГК РФ);

3) имущественные права, которые законодатель приравнивает к иному имуществу, но которое вполне может быть в связи со своей спецификой выделено в самостоятельную категорию4. С.С. Алексеев предлагает отнести к имуществу «все многообразие предметов, механизмов, устройств, опредмечивающих технику, технологию, многообразный мир информации, нанотехнологии»5. Ж.М. Царикаева отмечает, что объекты, на которые распространяются правомочия собственника, помимо имущества включают нематериальные объекты6.

Широкая трактовка понятия «имущества» отражена в решениях Европейского Суда по правам человека и некоторых международных договорах.

Д. Афанасьев (советник Управления частного права Высшего Арбитражного Суда Бочкарев С.А. Уголовно-правовая охрана собственности: теоретико-инструментальный анализ: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 17.

Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей;

под общей ред. М.И. Брагинского. М., 1995. С. 233. (Автор главы – Е.А. Суханов).

Новосельцев О.В. Интеллектуальная собственность - это собственность? // Право интеллектуальной собственности. М.: Юрист, 2007, № 1. С. 8,11.

Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теорет.- приклад. исслед. М. : ЛексЭст, 2005. С. 36.

Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. 3-е изд., перераб. и доп. М. : Норма. 2008. С. 59.

Царикаева Ж.М. Конституционно-правовой режим права собственности в Российской Федерации : автореф. дис.

… канд. юрид. наук. М., 2007. С. 15.

РФ, магистр международного права и права Европейского Союза) отмечает, что Европейский Суд по правам человека толкует понятие «имущество» значительно шире, чем понятие «собственность». В частности, понятие «имущество» включает в себя объекты, которые по российскому праву достаточно проблематично отнести к имуществу, но которые обладают бесспорной экономической ценностью1. В соответствии со ст. 1 Протокола № 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейский Суд понимает под термином «имеющееся в наличии имущество» не только материальные объекты, находящиеся во владении заявителя, но и права требования, права на объекты интеллектуальной собственности, правовые основания на которые могут быть подтверждены в соответствии с национальным законодательством2.

В Постановлении Европейского суда по правам человека от 28.05. (дело «Бейелер (Beyeler) против Италии») подчеркивается, что «собственность»

имеет автономное значение, которое не сводится к праву собственности на физические вещи и которое не зависит от формальных квалификаций по внутреннему праву. Некоторые другие права и выгоды, образующие имущество, могут быть также рассмотрены как «права собственности» и, таким образом, как «собственность» для целей указанного положения3. Также Европейский Суд по правам человека приравнивает репутацию к имуществу в деле «Ван Марле и другие против Нидерландов»4.

Некоторые исследователи, отмечая, что право собственности распространяется на неовеществленное имущество, включают в него, помимо общепризнанных объектов, объекты интеллектуальной собственности. А.И.

Василянская полагает, что помимо основного объекта права собственности – имущества – существуют и другие объекты, например, интеллектуальная Афанасьев Д. Нюансы защиты имущества юридических лиц в Европейском Суде по правам человека.URL:

http://echr.in/ARTICLE/arh/HiP-2011-6.pdf Конвенция от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» (с изм., внесенными Протоколом от 13.05.2004 № 14). URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_30222/ Постановление Большой Палаты Европейского суда по правам человека дело «Бейелер (Beyeler) против Италии»

(жалоба N 33202/96) (Страсбург, 28 мая 2002 года). URL:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=card;

page=splus;

ts=CCD48C75DD97176420A1164D66520F Европейские стандарты защиты имущественных прав и их применение в России.

URL:http://www.advokatyra.ru/articles/interest_protection / собственность, информация, энергия и другие нематериальные объекты1.

Аналогичной точки зрения придерживается И.А. Близнец, полагая, что к числу объектов вещных прав следует отнести такое «бестелесное имущество» как объекты интеллектуальной собственности2. А.О. Емельянов среди подвидов собственности выделяет предметы исключительных промышленных прав (например, товарные знаки), предметы патентного права (например, изобретения, полезные модели), предметы авторского права, предметы «информационного тайна)3.

права» (ноу-хау, коммерческая А.И. Бойцов, классифицируя преступления против собственности, выделяет следующие виды: 1) преступления, предметом которых являются объекты вещного права (например, кража, грабеж);

2) преступления, предметом которых может быть любое (в широком смысле этого слова) имущество, в том числе имущественные права, а также другие объекты гражданских прав, включая информацию, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права (например, вымогательство)4.

Некоторые исследователи института «собственность», которая является «философско-юридической конструкцией»5, наделяли (и наделяют) вещную собственность духовной составляющей. Например, Н.А. Бердяев в своем труде «Философия неравенства» указал, что собственность «по природе своей есть начало духовное, а не материальное»6. И.А. Ильин отмечает, что собственность – это не только телесно-мускульная, но и нервно-душевная и созерцательно духовная активность человека7. Ф. Бастиа считает, что к собственности также относится «собственность способностей, собственность идей»8. По мнению С. А.

Бочкарева, в основе собственности материальное начало отвечает за мир вещей, а Василянская А. И. Конституционное право на частную собственность в современной России: дис.... канд. юрид.

наук. М., 2011. С. 48-49.

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 104.

Емельянов А.О. Личная собственность в системе экономических отношений: автореф. дис.... канд. экон. наук.

Кострома, 2009. С. 15, 39.

Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. С. 78.

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 154.


Бердяев А.Н. Философия неравенства. М.: АСТ, 2006. С. 45.

Ильин И.А. Почему мы верим в Россию: Сочинения. М., 2006. С. 360.

Бастиа Ф. Экономические гармонии. Избранное [предисл. Гр. Г. Сапова;

пер. с франц. Ю.А. Школенко]. М.:

Эксмо, 2007. С. 192.

духовное за неодинаковые свойства человеческой натуры, такие как трудолюбие, бережливость, упорство и талант, которые и лежат в основе неравенств и связанных с ними конфликтов1.

Интеллектуальная собственность, как и вещная, содержит в себе материальное и духовное начало. Материальное начало представлено результатами интеллектуальной деятельности, выраженными вовне, а духовное отвечает за личностные характеристики человека – интеллект, волю, способности, трудолюбие, упорство, которые проявляются в предметах материального мира 2.

Не только вещная, но и интеллектуальная собственность являются естественными правами человека: Кант признавал естественное право личности на творчество3.

Имущественная (вещная) составляющая интеллектуальных прав имеет те же свойства, что и право собственности, в нашем традиционном представлении.

Е.А. Кондратьева рассматривает исключительные права как разновидность имущественных прав, признаваемых объектом гражданских прав, т.е. к ним прав4.

может применяться режим оборотоспособных имущественных Имущественная составляющая интеллектуальной собственности отличается от вещных прав спецификой предмета интересов правообладателей. В одном случае – это традиционно понимаемое имущество, выраженное в предметах материального мира, а в другом – результаты интеллектуальной деятельности, отражающие личностные особенности их правообладателей.

Другой важной составляющей интеллектуальных прав являются личные неимущественные права. Они признаются неотчуждаемыми и непередаваемыми.

Отказ от этих прав невозможен. В ст. 1228 ГК РФ указано, что к личным неимущественным правам относятся следующие права:

Бочкарев С.А. Уголовно-правовая охрана собственности: теоретико-инструментальный анализ: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 52.

Милль Дж. С. Основы политической экономии с некоторыми приложениями к социальной философии [пер. с англ.;

биограф. очерк М.И. Туган-Барановского]. М.: Эксмо, 2007. С. 295.

Поляков Р. Е. Анализ определения понятия «интеллектуальная собственность» // Молодой ученый. 2011. № 10.

Т.1. С. 176-179.

Кондратьева Е.А. Объекты интеллектуальных прав и их правовой режим: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 8.

Право авторства. Оно включает в себя право быть признанным 1.

автором результата творческого труда в случае отрицания кем-либо данного факта либо в случае присвоения авторства (плагиата);

Право на имя. Любое использование результата интеллектуального 2.

труда должно осуществляться с указанием имени автора, либо с указанием псевдонима, либо анонимно (по желанию автора).

«Иные личные неимущественные права:

3.

– право на обнародование (только автор определяет, когда общество должно ознакомиться с произведением);

– право на отзыв (автор может отказаться от принятого решения об обнародовании произведения);

– право на защиту репутации автора.

К неимущественной составляющей относится также предусмотренное ст.

1292 ГК РФ право доступа, согласно которому автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения.

Согласно ст. 1227 ГК РФ, личные неимущественные права принадлежат автору независимо от его имущественных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, и сохраняются за ним в случае любой передачи любых имущественных прав. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением случаев предусмотренных ГК РФ.

Особенность интеллектуальной собственности, заключающаяся во взаимосвязи имущественной и неимущественной составляющей, имеет инструментальное значение для решения задач правовой охраны собственности.

Для вещной собственности связь между ними является неразрывной. В рамках интеллектуальной собственности может существовать условное отделение неимущественных прав от имущественных. Отдельное существование имущественных прав для собственника, который приобрел материальный носитель, содержащий результаты интеллектуальной деятельности, практически не будет отличаться от имущественных прав на любые другие объекты, т.е. от вещной собственности. Очевидно, что отдельное существование имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности не позволяет рассматривать их фактического владельца как субъекта, наделенного интеллектуальными правами. Самостоятельное существование неимущественной составляющей не изменяет статуса автора или правообладателя, чьи личностные особенности – интеллект, мировоззрение, характер, жизненный опыт, способности – проявились в продукте материального мира и определили его ценность.

Существуют множество концепций, отражающих различные воззрения на соотношение понятий «собственность» и «интеллектуальная собственность».

Некоторые правоведы1 являются сторонниками направления, согласно I.

которому интеллектуальная собственность трактуется как элемент вещной собственности. В основе данной точки зрения лежит проприетарная концепция (от лат. proprietas - собственность), которая подразумевает рассмотрение прав на идеальные результаты умственного труда с позиций собственности (в ее традиционном понимании)2.

Однако, как справедливо отметил И. А. Близнец, право интеллектуальной собственности не может рассматриваться в качестве одной из разновидностей права вещной собственности, хотя объекты интеллектуальной собственности (объективно выраженные результаты интеллектуальной деятельности) в большинстве случаев являются вещами, объектами права вещной собственности.

Он предлагает "расширить" само понятие права собственности, охватив им все имущество, находящееся в исключительном господстве лица, в том числе и права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, Левченко Н.П. Вещный взгляд на интеллектуальную собственность // ЭЖ-ЮРИСТ. 2005. № 23;

Новосельцев О.В.

Интеллектуальная собственность - это собственность? // Право интеллектуальной собственности. М.: Юрист, 2007, № 1. С. 4-11.

Гражданское право. В 4-х томах. Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 1.

С. 37.

наряду с вещными правами на часть содержащих их в себе материальных объектов1. «В действительности не собственность является одним из видов вещных прав, а вещные права являются частными случаями реализации права собственности»2. Расширенная трактовка понятия «собственность» позволяет включить в него все элементы, правовые режимы охраны которых в настоящее время родственны правовому режиму охраны имущества (предметов материального мира).

Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации объединяет в особую категорию гражданских прав нематериальная природа их объектов. Являясь нематериальным благом, объекты интеллектуальных прав не относятся к имуществу (в традиционном понимании), но в отличие от нематериальных благ иной природы (жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, деловая репутация), в связи с которыми возникают только личные неимущественные отношения, на объекты интеллектуальных прав всегда устанавливается исключительное право имущественного характера3. Таким образом, несмотря на отмеченные предметные различия, интеллектуальная и вещная собственность являются выражением одной сущности – собственности как правового блага. Интеллектуальные права (также как и вещные) выступают частными случаями реализации права собственности.

Некоторые исследователи придерживаются концепции II.

исключительных прав. Приверженцы данной теории считают, что категория «интеллектуальная собственность» не охватывается полностью понятием «собственность» в силу специфики соответствующих отношений, возникающих в результате создания продуктов интеллектуальной собственности, которые представляют собой тесную взаимосвязь личных и имущественных прав.

Интеллектуальная собственность – это право особого рода, которое не относится Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 165.

Новосельцев О.В. Интеллектуальная собственность - это собственность? // Право интеллектуальной собственности. М.: Юрист, 2007, № 1. С. 8,11.

Кондратьева Е. А. Объекты интеллектуальных прав и их правовой режим: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2010. С. 6-8.

ни к вещным, ни к обязательственным правам1. Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что интеллектуальные права предоставляют исключительную возможность одному субъекту использовать свой результат интеллектуальной деятельности с действий2.

запретом всем остальным совершения таких В результате устанавливается монополия на использование произведения – «исключительное право»3.

В ст. 1226 четвертой части ГК РФ разъясняется, что исключительное право (представляющее собой имущественное право) входит в систему интеллектуальных прав, и, следовательно, является более узким понятием по сравнению с интеллектуальной собственностью. Поэтому использование термина «исключительные права» в качестве синонима понятия «интеллектуальная собственность» представляется ошибочным. Включение в структуру интеллектуальной собственности не только исключительных, но и личных неимущественных прав, осуществляется как положениями ГК РФ, так и статьями Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (ст. 6 bis)4.


И.А. Близнец отмечает, что термин «исключительные» не должен применяться к личным неимущественным правам, хотя они по своему существу всегда являются исключительными в силу своей правовой природы.

Приравнивание понятий "исключительное право" и "интеллектуальная собственность" служит поводом для последующего ограничения понятия "интеллектуальная собственность" только имущественными правами и закладывает основы для вытеснения важнейших для данной области личных неимущественных прав ("моральных прав") на периферию правового Гражданское право. В 4-х томах. Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 1.

С. 37-39.

Цит. по: Поляков Р.Е. Анализ определения понятия «интеллектуальная собственность» // Молодой ученый. 2011.

№10. Т.1. С. 177.

Там же.

Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября года(дополненная в Париже 4 мая 1896 г., пересмотренная в Берлине 13 ноября 1908 г., дополненная в Берне марта 1914 г. и пересмотренная в Риме 2 июня 1928 г., в Брюсселе 26 июня 1948 г., в Стокгольме 14 июля 1967 г. и в Париже 24 июля 1971 г., измененная 28 сентября 1979 г.). URL:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n= регулирования. Но, в соответствии со ст. 150 ГК РФ, личные неимущественные права неотчуждаемы и непередаваемы, принадлежат только конкретному лицу, обладают характерной и неразрывной связью с личностью1.

Для познания природы ценностей права необходима личность. Но не только та личность, которая наделена жизнью и здоровьем, теми физическими характеристиками, которые принимаются во внимание для определения составов преступлений (раздел 7 УК РФ). Необходима личность, которая включена «в социальный дискурс современного общества», и то уголовное право, которое способно впитать в себя, выразить на своем языке необходимость охраны личности в ее социальных ролях и условиях2.

Взгляд на собственность через призму личности позволяет по-новому оценить соотношение категорий «собственность» и «интеллектуальная собственность». Некоторые исследователи в прошлые столетия подчеркивали, что посягательства против собственности следует рассматривать как посягательства на личность. Так, В.Д. Спасович отмечал, что вещи, «входя в круг владения известного лица, сами запечатлены личным характером и служат как бы воплощениями личности и воли их владельца. Действие, направленное противу подобной вещи, чрез вещь поражает лицо, имевшее право на вещь»3. Среди современных исследователей также есть приверженцы аналогичной точки зрения.

С. Носова отмечает, что «неотъемлемое основание личной собственности заключается в самом существе человеческой личности»4. Критикуя сложившийся в уголовном праве взгляд на собственность через вещь, С.А. Бочкарев, подчеркивает необходимость рассмотрения собственности через призму интересов личности (субъекта и носителя права собственности). При таком взгляде на содержание понятия «собственность» посягательством на нее следует Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 251-252.

Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. М.: Проспект, 2008.

С. 108.

Цит. по: Левицкий Г.А. Русские и западноевропейские ученые XIX и начала XX вв. об уголовном законе, преступлении и наказании. Хрестоматия. СПб.: Фонд "Университет", 2004. С. Носова С. Плюрализм форм собственности. Отношения собственности и новые формы хозяйствования. М.: РЕА им. Плеханова, 2004. С. 73.

считать изменение местоположения имущества безотносительно к пространству, времени и воле собственника (для движимого имущества) – т.е. лишение собственника возможности находиться в пространстве своего имущества безотносительно к чужому времени и чужой воле (для движимого имущества)1.

Когда под собственностью понимаются любые формы опредмечивания личности, то одной из наиболее существенных форм ее выражения является трудовая (и, шире, творческая) деятельность. Личность получает правовое признание не только как работник, но и как субъект идеальных отношений и носитель идеальных качеств, которые нуждаются в вещной субстанции2.

Как уже отмечалось, многие исследователи полагают, что право собственности распространяется не только на предметы материального мира, но и на неовеществленное имущество, что уже отражено в некоторых положениях ГК РФ (ст. 539-548 ГК РФ)3. Другие предлагают расширенную трактовку понятия «собственность», рассматривая в качестве ее составляющей права на результаты интеллектуальной деятельности4. Хотя такая позиция серьезно расходится с установившимися доктринальными представлениями об уголовно-правовой охране собственности, заключенной в триаду владения, пользования и распоряжения предметами вещного права, она представляется нам оправданной.

В.В. Векленко справедливо полагает, что право собственности есть нечто большее, чем совокупность прав по владению, пользованию и распоряжению имуществом, поскольку, даже передав эту триаду прав, субъект по-прежнему Бочкарев С.А. Уголовно-правовая охрана собственности: теоретико-инструментальный анализ: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 15, 18.

Емельянов А.О. Личная собственность в системе экономических отношений: автореф. дис.... канд. экон. наук.

Кострома, 2009. С. 15, 39.

Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма. 2008. С. 59;

Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теорет.-приклад. исслед. М.: ЛексЭст, 2005. С. 36;

Новосельцев О.В. Интеллектуальная собственность - это собственность? // Право интеллектуальной собственности. М.: Юрист, 2007, № 1. С. 8, 11;

Царикаева Ж.М. Конституционно-правовой режим права собственности в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 15.

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 104;

Василянская А.И. Конституционное право на частную собственность в современной России: дис.... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 48-49;

Емельянов А.О. Личная собственность в системе экономических отношений: автореф. дис.... канд. экон. наук. Кострома, 2009. С. 15, 39;

Петров А.В., Симонова А.В. Новое в гражданском законодательстве по вопросам правового регулирования и защиты интеллектуальной собственности: учебное пособие. Нижний Новгород. 2012. С. 7;

Скловский К.И.

Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. 2- изд. М.: Дело. 2000. С. 150.

остается собственником1. Безусловно, невозможно в полной мере применить элементы классической триады к имуществу (в рассмотренной выше трактовке Конвенции о защите прав человека и основных свобод), которое включает в себя не только материальные объекты, но и результаты интеллектуальной деятельности. Но правовая реальность уже вышла за узкие рамки установившихся, традиционных взглядов на собственность, как только на вещное благо, лишенное духовной составляющей, согласно которой вещь охраняется отдельно от интересов того, кому она принадлежит, кто вложил в нее свой труд, интеллектуальные и волевые усилия. И.А. Близнец отмечает, что в отличие от "вещных" правомочий (владеть, пользоваться и распоряжаться), обладателю исключительных имущественных прав предоставляется другая триада – осуществлять, разрешать и запрещать использование соответствующего объекта – осуществлять самому, разрешать другим лицам и запрещать всем остальным2.

В структуру интеллектуальных прав включены исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и личные неимущественные права, которые по своему характеру являются абсолютными правами3. Это согласуется с толкованием собственности как «распространения персонального господства человека, абсолютной и исключительной власти…»4. Право интеллектуальной собственности, как и право вещной собственности, принадлежит к категории абсолютных прав: всегда известен носитель права, управомоченное лицо, а все третьи лица должны воздерживаться от нарушения его прав5. В случае рассмотрения «собственности» как продолжения личности, как Векленко В.В. Преступления против собственности как уголовно-правовая фикция // Российский юридический журнал. 2000. № 3. С. 12.

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. Гражданское право: В 4 т. Том 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: учеб.для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция»;

отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 327.

Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма. 2008. С. 16.

Перепеченов А.А. Правовая охрана интеллектуальной собственности (вопросы теории и практики): автореф. дис.

… канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 15.

«пространственное расширение личности, ее потенциала»1, можно говорить о том, что в это понятие включено более узкое понятие – «интеллектуальная собственность» (следовательно, нет необходимости включать в положения ст. УК РФ дополнительный объект охраны – интеллектуальную собственность).

Такая точка зрения, на первый взгляд, близка к проприетарной концепции. Но мы не можем согласиться с ее сторонниками, так как в проприетарной теории происходит отождествление интеллектуальных прав с вещными (оторванными от личности их обладателя).

В законодательстве долгое время отсутствовало определение термина «интеллектуальная собственность». Многие исследователи предлагали свои определения этого понятия. А.Г. Ступников понимает под интеллектуальной собственностью «совокупность имущественных и личных неимущественных прав на материально выраженный результат творческой и интеллектуальной деятельности, а равно на приравненные к нему средства индивидуализации участников торгового оборота, обладающие ценностью для общества, признаваемые им и охраняемые государством»2.

Ю.В. Трунцевский определяет интеллектуальную собственность через ее предметные характеристики: «права, относящиеся к литературным, научным и художественным произведениям;

исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

научным открытиям;

промышленным образцам;

товарным знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обращениям;

защите против недобросовестной конкуренции»3.

Понятие «интеллектуальная собственность» отражено в документах Генеральной прокуратуры РФ. Например, в информационном письме № 36-15- и методических указаниях Генеральной прокуратуры РФ интеллектуальная Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. 2- изд. М.: Дело. 2000. С. 150.

Ступников А.Г. Интеллектуальная собственность понятие и признаки // Юрист. 2000. № 10. С. Трунцевский Ю.В. Интеллектуальное пиратство: гражданско-правовые и уголовно-правовые меры противодействия. М., 2002. С. 29.

собственность понимается как «вся совокупность прав физических и юридических лиц на продукты интеллектуального творчества»1.

С принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ в законодательстве было закреплено легальное понятие интеллектуальной собственности. Проанализировав содержание ст. 1225 и 1226 ГК РФ, можно сделать вывод, что законодатель понимает под интеллектуальной собственностью исключительное интеллектуальное право, являющееся имущественным правом, а в определенных случаях личные неимущественные и иные права (право следования, право доступа и другие). Создается впечатление, что законодатель считает приоритетным исключительное право, хотя личные неимущественные права являются не менее важными элементами интеллектуальной собственности.

Таким образом, все перечисленные выше определения интеллектуальной собственности (включая законодательное) не раскрывают содержание данного понятия в полной мере (как правового блага).

Интеллектуальная собственность служит границей, определяющей и обосабливающей права авторов и правообладателей, существование которой вызвано необходимостью установления их гарантированной защиты от посягательств других лиц. Интеллектуальная собственность рассматривается нами с тех же позиций, с которых А.И. Василянская предлагает рассматривать собственность. По ее мнению, собственность – «это не потенциальная возможность, а реальная возможность, т.е. реальное осуществление права на собственность»2. Таким образом, интеллектуальная собственность – это правовое благо, определяющее правовой статус авторов и правообладателей права собственности на продукты интеллектуальной деятельности. Следовательно, в законодательстве должны присутствовать адекватные механизмы ее охраны и См.: Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 30.03.2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере» // Интеллектуальная собственность.

№ 10. 2001. С. 1;

Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 14.05.2003 г. № 36-12-03 «Осуществление прокурорского надзора за исполнением законодательства об интеллектуальной собственности. Методические указания». М., 2003. С.4.

Василянская А. И. Конституционное право на частную собственность в современной России: дис.... канд. юрид.

наук. М., 2011. С. 25.

защиты от посягательств, направленные на регулирование отношений авторов и правообладателей с другими субъектами этих отношений. Неэффективность таких механизмов (оценка которых будет произведена в главе 2 настоящего исследования) будет являться показателем отсутствия охраны интеллектуальной собственности как правового блага.

По мнению С.А. Бочкарева, уголовно-правовая охрана вещной собственности не обеспечивает конституционного режима ее защиты. Он предлагает признать основанием для уголовной ответственности те посягательства, которые подавляют, подменяют или игнорируют волю собственника, а все прочие факторы отнести к квалифицирующим признакам1.

Критерии оценки преступности посягательств на вещную собственность, предложенные С.А. Бочкаревым, применимы и к преступлениям против интеллектуальной собственности. Введение уголовной ответственности за подавление, подмену и игнорирование воли автора или правообладателя гарантировало бы охрану интеллектуальной собственности как блага, провозглашенного Конституцией РФ, но потребовало бы и реконструкции уголовного закона.

Выводы по параграфу.

Правовое благо представляет собой признанные и охраняемые 1.

законом интересы субъектов правовых отношений, обеспечиваемые на началах правовых гарантий их соблюдения всеми участниками (личностью, обществом и государством).

«Собственность», рассматриваемая через призму интересов личности 2.

(субъекта и носителя права собственности), в которой признается существование и материального и духовного начала, включает в себя более узкие понятия – «вещная собственность» и «интеллектуальная собственность». Названные категории соотносятся как целое и части соответственно.

Бочкарев С.А. Уголовно-правовая охрана собственности: теоретико-инструментальный анализ: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 20.

3. Интеллектуальная собственность служит границей, определяющей и обосабливающей права авторов и правообладателей, существование которой вызвано необходимостью установления их гарантированной защиты от посягательств других лиц. Интеллектуальная собственность – это правовое благо, определяющее правовой статус авторов и правообладателей права собственности на продукты интеллектуальной деятельности. Следовательно, в законодательстве должны присутствовать адекватные механизмы ее охраны и защиты от посягательств, направленные на регулирование отношений авторов и правообладателей с другими субъектами этих отношений.

§ 2. Интеллектуальная собственность как объект уголовно-правовой охраны в российском уголовном праве: исторический аспект Установление в России уголовно-правовой охраны авторских и изобретательских прав (посягательства на которые рассматривались в числе посягательств на собственность), связано, в том числе, с естественно-правовой направленностью уголовно-правовой науки XIX века (которая получила развитие еще в предыдущем столетии).

Естественно-правовая природа некоторых прав и свобод, в том числе тех, которые сейчас охраняются главой 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» УК РФ 1996 года, признавалась в трудах западно-европейских философов и юристов XVII-XVIII вв. – Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Б. Спинозы, Ж.-Ж. Руссо и других. Согласно естественно-правовой теории до возникновения государства люди находились в «естественном состоянии», которое характеризуется неограниченной личной свободой. Со временем эти неограниченные права и свободы стали порождать насилие. Для того чтобы обеспечить нормальную жизнь людей и выживание общества, люди добровольно заключили между собой договор о создании государства, передав ему часть своих прав1.

Т. Гоббс, Дж. Локк, продолжившие развивать идеи Аристотеля, отмечают значение перераспределения собственности между субъектами как стимулирующего фактора. Аристотель выступал против обобществления имущества. Он подчеркивал, что «люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им;

менее заботятся они о том, что является общим"2. Т.

Гоббс, Дж. Локк были убеждены в необходимости законодательного регулирования взаимоотношений между собственниками и другими лицами для предупреждения посягательств на права законных владельцев. Они подчеркивали значимость четкого закрепления прав собственника, а также гарантированности защиты государством этих прав для более эффективного использования имущества и развития общества в целом3. Основоположник школы естественного права Гуго Гроций относит к предписаниям естественного права (требованиям разума) «воздержание от чужого имущества, возвращение полученной чужой вещи и возмещение извлеченной из нее выгоды… »4.

Европейская естественно-правовая теория оказала влияние на формирование соответствующего течения в России, на понимание некоторыми российскими мыслителями и правоведами сущности основополагающих прав человека (в том числе, права собственности), что нашло отражение в законодательстве России.

Естественно-правовая направленность была присуща Наказу императрицы Екатерины II, данному Комиссии о сочинении проекта нового уложения (1767 г.).

Его суть сводилась к тому, что «уголовное право должно на всех своих шагах определяться законами естественными»5. В 1767 году в Наказе генерал-прокурору Уголовное право России. Особенная часть: учебник;

под ред. И.Э. Звечаровского. М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. С.

141.

Там же.

Гоббс Т. О государстве. Избр. произв. в 2-х т. М., 1964, т.1. С. 323;

Локк Дж. Трактат о государственном правлении. Избр. фил. произв. в 2-х т. М.: Соцэкгиз, 1960, т. 2. С. 72.

История политических правовых учений;

под ред. д.ю.н., профессора О.Э. Лейста. М.: Издательство "Зерцало", 1999. С. 163-167.

Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России;

под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова. М.: Издательство «Зерцало». 2003. С. 84.

Екатерина II ввела термин «собственность»;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.