авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 2 ] --

в Манифесте 1782 года – термин «право собственности»1. В случае признания человека субъектом общения, обособленным естественным правом собственности, государство должно не только гарантировать неприкосновенность частной собственности как естественного права, но и предоставить своим гражданам свободу в вопросах распоряжения ею как проявление дееспособности личности.

Со второй половины XVIII в. западный образ мышления (идеи естественного права) был воспринят частью дворянства и непривилегированными слоями общества (прежде всего – горожанами)2. Сторонниками концепции естественных прав в XVIII веке были В.Н. Татищев (1686—1750), князь М.М.

Щербатов (1733—1790), С.Е. Десницкий (1740-1789), Я.П. Козельский (1728— 1794), А.Н. Радищев (1749—1802)3. Так, А.Н. Радищев считал, что священные естественные права заключаются «в свободе: 1) мысли, 2) слова, 3) деяния, 4) в защите самого себя, когда того закон сделать не в силах, 5) в праве собственности и 6) быть судимым себе равными».Он считал, что основой общества должна стать частная собственность, которая является естественным правом человека, обеспеченным первоначальным общественным договором4.

Представители естественно-правового направления имели сходные взгляды на происхождение собственности. Князь М. М. Щербатов, подобно Дж. Локку и многим другим западноевропейским мыслителям XVII—XVIII вв., возникновение неравенства между людьми ставит в зависимость от их личных качеств (ума, доблести, добродетели, силы, трудолюбия). Подобных взглядов придерживался ученик одного из приверженцев естественно-правовой концепции – К.Г. Лангера, первый русский профессор права С.Е. Десницкий (1740-1789). Он отмечал, что право частной собственности складывается в результате трудовых затрат. С.Е.

Десницкий, ссылаясь в своих работах на труды Дж. Локка, Т. Гоббса и других Василянская А. И. Конституционное право на частную собственность в современной России:дис.... канд. юрид.

наук. М., 2011. С. 88.

Разуваев Н.В., Харитонов Л.А., Черноков А.Э. Социальная антропология права современного общества:

монография;

под ред.: Честнов И.Л. СПб.: Издательство: Знание, ИВЭСЭП, 2006. С. История политических и правовых учений: учебник для вузов;

под общ. ред. акад. РАН, д. ю. н., проф. В. С.

Нерсесянц. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2004. С. 444-472.

Там же. С. 467.

мыслителей, видел причины неравенства в различных физических качествах человека, его трудолюбии и умении накапливать, и других1. Он писал:

«Собственность по самому высочайшему понятию нынешних просвещенных народов заключает в себе: 1) право употреблять свою вещь по призванию;

2) право взыскивать свою вещь от всякого, завладевшего оной неправедно;

3) право отчуждать свою вещь, кому кто хочет, при жизни и по смерти»2. С.Е. Десницкий в своей схеме разработки русского права предусмотрел четыре отдела: 1) о происшествии правлений в разные века и у разных народов;

2) о правах, происходящих в обществе от различного состояния и звания людей;

3) о правах, происходящих от различных и взаимных дел между обывателями;

4) о полиции, или благоустроении гражданском. «В третьем отделе должно показывать свойство прав, происходящих от различных между обывателями дел, каковые суть вещественные: собственность, право дозволенное, наследство, заклад и обособливые привилегии и другие персональные;

контракт и подобное контракту право;

преступление и подобное право в преступлении…»3. Под привилегиями, упоминаемыми С.Е. Десницким, следует понимать также привилегии на изобретения, которые стали выдаваться с середины XVIII века в России. Первая привилегия была выдана сенатским Указом 2 марта 1748 г. купцу Антону Тавлеву «на устроение фабрик для деланья красок и о правилах на учреждение оных». В тексте документа поясняется, что привилегия выдается на устроение фабрик для изготовления красок по предложенному Тавлевым способу. В 1752 году профессор М.В. Ломоносов (который разработал свою собственную технологию изготовления цветного стекла) получил привилегию на производство разноцветных стекол, бисера, стекляруса и других галантерейных вещей на лет4.

Там же. С. 459.

Цит. по: Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М.: БЕК, 1996. С. Хазов Е.Н. Возникновение и развитие концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина. URL:

https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=3&ved=0CDEQFjAC&url=http%3A%2F%2Feducat ion.law-books.ru%2Fshop%2F3-7-10%2F3-7-10-5.doc&ei=fz nUtHGFamN4ASsxoHgDw&usg=AFQjCNGsYXpbPSv2Rb9_-WfzRNwubZI8yw&cad=rjt Ярыш В.Д.

Защита прав изобретателей в России до XIX века // Журнал российского права. 2005. № 1. С. 121.

Естественное право, истолкованное в духе западного индивидуализма и либерализма (просветители, кантианская традиция), начинает систематически «усваиваться» (переводиться, комментироваться, систематизироваться, давать почву для построения собственных концепций) интеллигенцией в России в 10-20 е годы XIX века. Но, так как естественно-правовое учение ассоциировалось у государственной власти с буржуазными революциями (а затем и с декабристскими восстаниями), оно начинает всячески подавляться. В России происходит насаждение учений немецкой исторической школы права, известной своей консервативной направленностью1. Несмотря на это, приверженцами естественно-правовой теории в XIX веке являлись Л.А. Цветаев (1777-1835), А.П.

Куницына (1783-1840), В.С. Филимонов (1787-1858), П.И. Пестель (1793-1826), Н.М.Муравьев (1795-1843), К.А. Неволин (1806-1855), Е.Н. Трубецкой (1863 1920), П.И. Новгородцев (1866-1924). П.И. Пестель рассматривал право частной собственности как фундамент будущего России, которое должно зиждиться на самых твердых «положительных и неприкосновенных основах». П.И.

Новгородцев (основатель концепции «возрожденного» естественного права) полагал, что человек всегда должен рассматриваться только «как цель и никогда как средство». Он отмечал, что существующий общественный порядок должен отражать сущность отдельного человека, в которую включены личная безопасность, свобода, равенство, собственность, солидарность и т.п. Отражение естественно-правовых идей в российском законодательстве проявилось в признании того, что «роль государства заключается в охране неотъемлемых прав граждан;

что государство как субъект общественных отношений обладает правами, ограниченными народным согласием;

что в определении уголовно-правовых запретов государство должно ограничить сферу своего влияния;

что посредством уголовно-правовых институтов оно должно «Возрожденное естественное право» в дореволюционной России. URL: http://blog.pravo.ru/blog/theory/6852.html История политических и правовых учений: учебник для вузов;

под общ. ред. акад. РАН, д. ю. н., проф. В. С.

Нерсесянц. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2004. С. 545, 552-566, 579.

обеспечить своим гражданам защиту их безопасности и свобод, установив четкие границы уголовной ответственности…»1.

Рассмотрение государства как «добровольного объединения людей в политическую общность ради личной и общей безопасности»2 проявилось в новом взгляде на соотношение прав и обязанностей государства и человека по отношению друг к другу. В частности, изменился взгляд на природу собственности (признанную теперь неотъемлемым правом человека), защита которой гарантировалась государством и ограничивалась только правами других лиц. Интеллектуальная собственность, которая отождествлялась в первую очередь с исключительными правами, подлежала защите наравне с вещной собственностью. Е.В. Зыков отмечает, что образование и становление института интеллектуальной собственности было вызвано необходимостью закрепления имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности, для предоставления им надлежащей защиты3.

Установлению уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности предшествовала гражданско-правовая защита имущественных прав на результаты творческой деятельности в рамках цензурного законодательства. Объем защищаемых цензурным законодательством прав определил содержание сформированных в дальнейшем уголовно-правовых норм в этой сфере. 22 апреля 1828 г. был утвержден царский Устав о цензуре и печати, содержавший отдельную главу «О сочинителях и издателях книг»4. Эта глава дополнялась Положением о правах сочинителей, которое было приложением к Цензурному уставу. В § 8 и 9 Положения была установлена противозаконность контрафакции, понимаемой как незаконное издание произведения (в том числе автором произведения) и была направлена в первую очередь на защиту прав издателей.

Согласно § 16 Положения о правах сочинителей наказание за контрафакцию Понятовская Т.Г. Концептуальные основы уголовного права России: История и современность: дис. … д-ра юрид. наук. Казань. 1996. С. 32.

Там же. С. 90.

Зыков Е.В. Гражданско-правовая защита права интеллектуальной собственности: дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 19.

Устав о цензуре и печати. Свод законов Российской империи. Т. 14. С. 65-97.

состоит в том, что «контрафактор платит законному издателю вдвое против издержек нужных, для напечатания 1200 экземпляров контрафактированного сочинения, считая вдвое против цены, полученной контрафактором за проданные экземпляры, и сверх того все контрафактные экземпляры отбираются в пользу законного издателя. Две трети взысканной с контрафактора суммы поступают в пользу законного издателя, а остальная треть в Приказ Общественного Призрения». Таким образом, по Положению о правах сочинителей защите подлежали права, которые в настоящее время называют смежными с авторскими.

В 1830 году было принято Положение «О правах сочинителей, переводчиков и издателей», дополнившее прежнее законодательство.

Нарушитель, совершивший издание «без воли» на то сочинителя, переводчика, первого издателя, иных правообладателей, обязан был возместить им убытки, оплатить упущенную выгоду. Контрафактные сочинения подлежали конфискации в пользу законного издателя. В случае совершения подлога, лицо его совершившее наказывалось взысканием в пользу «обиженного». В Положении «О правах сочинителей, переводчиков и издателей» не содержались нормы, призванные защищать право авторства, право на имя или иные личные неимущественные права, в нем была установлена гражданско-правовая защита только имущественных прав авторов и издателей.

Впервые норма, закрепляющая уголовную ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности, появилась в Своде законов Российской империи, введенном в действие Высочайшим манифестом 31 января 1832 года.

Статья 742 находилась в т. 15 Свода законов в главе IV «О подлоге в имуществе»

раздела 10 «О наказаниях за преступления против прав на имущество»1. За плагиат было предусмотрено наказание в виде «лишения всех прав состояния, наказания плетьми и ссылки на поселение»2.

Перелыгин К.Г. О месте интеллектуальной собственности в системе уголовного законодательства. URL:

http://www.zonazakona.ru/law/comments/397/ Маркова О.В. Система правовой защиты интеллектуальной собственности: теоретико-институциональное исследование: дис.... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 53.

Гражданско-правовая защита исключительных прав на результаты творческой деятельности, начавшаяся с охраны литературных произведений, к середине XIX века включала в себя и другие предметы интеллектуальной собственности. 9 января 1845 г. было принято положение, предоставившее исключительное право авторам музыкальных произведений на их печатание, исполнение и продажу. За нарушение этого права было предусмотрено взыскание, которое определялось индивидуально для каждого нарушителя и зависело от опасности нарушения. В 1848 году, помимо исключительных прав авторов книг и музыкальных произведений, переводчиков, издателей, стали охраняться права художников.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года посягательства на авторские и смежные права были помещены в отделении III Уложения, которое называлось «О присвоении ученой и художественной собственности» главы IV «О присвоении и утайке чужой собственности» раздела XII «О преступлениях и проступках против собственности частных лиц»1.

Посягательства на интеллектуальную собственность рассматривались в качестве одного из видов преступлений против собственности. Это свидетельствовало о том, что литературные и художественные произведения выступали в качестве особых (специальных) предметов преступлений против собственности. Авторское право и право собственности соотносились как видовое и родовое понятие соответственно. И.Г. Табашников указывал на полное тождество авторского права и права собственности как безусловное, неограниченное и вечное право. Он подчеркивал, что сочинение есть вещь распознаваемая внешними чувствами, способная к воспроизведению до бесконечности и к денежной оценке2.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных / С разъяснениями по решениям кассационных департаментов Правительствующего Сената. Десятое издание исправленное и дополненное. СПб., 1884. С. 709 712.

Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность с точки зрения науки гражданского права и по постановлениям законодательства Германии, Австрии, Франции, Англии и России. Т. 1:

Литературная собственность, ее понятие, история, объект и субъект. М.: Книга по Требованию, 2011.С. 168.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года подлежали охране следующие предметы (результаты творчества) – литературные (в том числе научные), музыкальные, драматические произведения, а также произведения искусств и художеств.

Статьями 1683-1685 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года была предусмотрена уголовно-правовая охрана права авторства, права на имя, права на воспроизведение и распространение экземпляров произведения, права на публичный показ и публичное исполнение. Составы были формальными и не включали указание на стоимостное выражение ущерба автора как критерий криминализации. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года признавало ценность неимущественных интеллектуальных прав независимо от их связи с имущественными правами на продукты интеллектуальной деятельности, существующие в качестве предметов материального мира.

Среди преступлений против авторских и смежных прав самая строгая санкция была установлена за присвоение авторства. За плагиат были установлены следующие санкции: лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылка в отдаленную губернию от 6 месяцев до 1 года, отдача в рабочий дом на срок от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев.

Заимствование части произведения в размере выше определенного законом и незаконное распространение чужого произведения без присвоения авторства наказывались менее строго. При этом уголовное дело могло быть возбуждено «не иначе как по жалобе обиженного». Поскольку, согласно естественно-правовой идее, целью наказания является «охрана естественных прав частных лиц, в законе должны быть предусмотрены гарантии беспрепятственного распоряжения ими.

Такой гарантией является закрепление в законе права лица (потерпевшего) самому решать уголовно-правовую судьбу посягательства на его ненарушимые права частного лица…»1.

Понятовская Т.Г. Концептуальные основы уголовного права России: История и современность: дис. … д-ра юрид. наук. Казань. 1996. С. 57.

Я.А. Канторович (говоря о санкциях, предусмотренных за нарушение авторских прав), отмечал, что российское уголовное законодательство отличается крайней суровостью. В.Д. Спасович характеризовал эти меры наказания как «драконовскую строгость». Законодательство Франции, Англии, Германии того времени, в отличие от российского законодательства, в качестве наказания предусматривало исключительно финансовые санкции (штраф). В.Д. Спасович отмечал, что подход зарубежного законодательства является правильным и предпочтительным, так как элемент гражданский преобладает над уголовным;

нарушение авторских прав не грозит опасностью для общества;

такие правонарушения совершаются чаще всего с корыстными целями, поэтому пеня (штраф) способнее других противодействовать главному мотиву преступления1.

В 1887 году нормы, регулирующие вопросы права интеллектуальной собственности на произведения наук, литературы, художеств и искусств были перемещены из Цензурного устава в часть первую XX тома Свода законов (Законы Гражданские), в котором собственность на результаты творческой деятельности рассматривались как «разновидность права частной собственности»2.

В дореволюционный период с переменным успехом господствовали естественно-правовая и нормативистская идея государства и права, что нашло отражение в определении объекта уголовно-правовой охраны вообще и собственности в частности. В трудах Н.С. Таганцева содержатся следующие выводы по этому поводу:

1. Даже в воззрениях вроде бы представителей нормативистской теории можно увидеть и естественно-правовую тенденцию. В своем первом учебнике по уголовному праву В. Спасович предлагал теоретическое определение преступления: «противозаконное посягательство на чье-либо право столь существенное, что государство, считая это право одним из условий общежития, при недостаточности других средств ограждает ненарушимость его наказанием».

Филиппов П.А. Уголовно-правовая защита права интеллектуальной собственности: дис.... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 65.

Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М.: Юридическая литература. 1957. С. 76.

2. Венцом соединения естественно-правового и нормативистского направления является определение преступления, предложенное Н.С.

Таганцевым: «преступным почитается деяние, посягающее на юридическую норму в ее реальном бытии» или: «деяние, посягающее на охраняемый нормой интерес жизни»1.

В Уголовном Уложении 1903 г. содержалась глава 35 «О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретения». В статье 620, состоявшей из трех частей, предусматривалась ответственность за следующие деяния:

1) самовольное пользование (полностью или в части) чужим правом литературной, музыкальной или художественной собственности;

2) самовольное пользование указанным выше правом в форме издания или размножения с целью сбыта литературного, музыкального или художественного произведения (контрафакция);

3) самовольное издание чужого литературного, музыкального или художественного произведения под своим именем (подлог в авторстве).

В Уголовном уложении 1903 г. выделялись три группы преступлений: 1) тяжкие преступления, за совершение которых в законе предусматривалась смертная казнь, каторга или ссылка на поселение;

2) преступления, за которые как высшее наказание определялось заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме;

3) проступки, за которые высшим наказанием являлся арест или денежный штраф2. Деяния, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 620 признавались преступлениями, а деяния, предусмотренные ч. 1 этой же статьи были отнесены к проступкам.

Охрана интеллектуальной собственности от посягательств, которые относились к проступкам, также осуществлялась положениями статей 621, Уголовного уложения 1903 года. Они предусматривали ответственность за совершение самовольного пользования чужой привилегией на изобретение или Цит. по: Плохова В.И. Эволюция понимания собственности как объекта преступлений. URL:

http://aeli.altai.ru/nauka/sbornik/2000/plohova.html История отечественного государства и права. В 2-х частях. Под ред. О.И. Чистякова. Ч.1. М.: Юрист. 2005. С. 347.

чужим правом на воспроизведение заявленных в установленном порядке заводских, фабричных или ремесленных модели или рисунка;

за хранение для продажи или ввоз из-за границы для продажи или продажу предмета, заведомо изготовленного в нарушение авторского права или привилегии на изобретение.

Совершение перечисленных посягательств по неосторожности влекло наступление гражданских последствий1.

Таким образом, Уголовное Уложение 1903 года охраняло неимущественные права авторов. В нем, как и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, охрана авторских и изобретательских прав осуществлялась при помощи формальных составов. Право авторства, как квинтэссенция интеллектуальной собственности, признавалось приоритетным, так как за плагиат назначалось наиболее суровое наказание. Санкции по уголовному закону начала XX века стали мягче по сравнению с уголовным законом XIX века, в них отсутствовало наказание в виде ссылки. В рассматриваемых законах «интеллектуальная собственность» (хотя этот термин не употреблялся) рассматривалась как более узкое понятие по отношению к «собственности».

В дореволюционного уголовном законодательстве отсутствовало отграничение интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны, представляющего собой многоэлементную систему, от иных объектов уголовно-правовой охраны. Г.Ф. Шершеневич считал, что в систему преступлений против интеллектуальной собственности должны быть включены, помимо нарушений авторского права, права на промышленные изобретения, право на клеймо и другие2. Однако и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, и в Уголовном уложении 1903 года нормы, охраняющие права правообладателей клейм и товарных знаков, содержались отдельно от положений, направленных на защиту авторских прав.

Таганцев Н.С. Уголовное уложение 22 марта 1903 года. СПб.: Издание Н.С. Таганцева, 1904. С. 925, 930.

Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань. 1891. С. 178.

Нормы Уголовного Уложения 1903 года носили бланкетный характер по отношению к гражданскому законодательству. Эта тенденция, сформировавшаяся еще в XIX веке, сохранилась и в XX, и в XXI веке.

В начале XX века правоведами решался вопрос о том, в каком законе должны располагаться нормы, предусматривающие уголовно-правовую защиту интеллектуальных прав. Предпосылкой возникновения такой проблемы стало принятое 11 марта и утвержденное 20 марта 1911 года Положение об авторском праве. В нем содержались основные понятия об интеллектуальной собственности.

Положением об авторском праве за автором закреплялось исключительное право, которое трактовалось как возможность воспроизводить, опубликовывать, распространять свое произведение;

запрещалась переделка авторского произведения. В этом документе отсутствовала норма, предусматривающая ответственность за присвоение авторства. Это посягательство на авторское право традиционно находилось под охраной уголовного закона.

Я.А. Канторович придерживался мнения, что нормы предусматривающие уголовную ответственность за посягательства на авторские права должны содержаться в Положении об авторском праве: «Представляется непонятным почему новый закон считал нужным… не включить в текст постановления, определяющие уголовную ответственность. Благодаря этому закон лишился полноты и цельности. Кроме того, с выделением уголовной ответственности из состава закона об авторском праве и соотнесением нарушений этого права к числу общеуголовных деяний, оказалось невозможным детализировать эти нарушения.

Основанием уголовной ответственности за посягательства на права автора служат такие специальные и своеобразные нарушения лично имущественного характера и частно-общественного интереса (например, неуказание источника заимствования, изменение заглавия и текста произведения, присвоение авторства и другие подобные посягательства на авторскую репутацию и интересы творчества автора), которые не могут подходить ни под одну из общеустановленных категорий уголовного права. Следовательно, предоставление уголовному кодексу нормировать последствия за многие чуждые ему по правовой конструкции посягательства неминуемо должно обусловить собою слишком большую общность и неполноту уголовно-правовых санкций по этого рода нарушениям»1.

Вариант, предложенный Я.А. Канторовичем, не лишен практической ценности и в настоящее время используется в иностранном законодательстве. Так, во Франции в Кодексе интеллектуальной собственности содержатся нормы, предусматривающие и гражданскую, и уголовную ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность.

В советский период государство, являвшееся единственным ведущим экономическую деятельность субъектом, подавляло уголовно-правовыми методами всех негосударственных экономических агентов. Исчезла необходимость в уголовно-правовых запретах, ориентированных на охрану частной собственности и развитие капиталистических отношений в экономике. В связи с переменой общественно-политического строя, вызванного Октябрьской революцией, произошли изменения и в законодательстве2. Процесс установления диктатуры пролетариата обусловил изменения в науке уголовного права, имевшие две тенденции: отрицание классических уголовно-правовых понятий, уголовно правовых форм и институтов;

создание новой политико-правовой концепции теории уголовного права3.

К. Маркс писал, что собственность порождает феномен отчуждения человека от собственных сущностных сил, воплощенных в продуктах труда, более того – от самого труда. Следовательно, нужно победить частную собственность, «экспроприировать экспроприаторов», таким образом, перейдя к царству свободы, где в полной мере раскроется творческая человеческая сущность4.

Классики марксизма-ленинизма развили идеи, высказываемые еще Платоном. Платон, создавший теорию совершенного государства, предложил Канторович Я.А. Авторское право на литературные, художественные и фотографические произведения. Пг. 1916.

С. 650.

Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2010. С. 13, 29, Понятовская Т.Г. Концептуальные основы уголовного права России: История и современность: дис. … д-ра юрид. наук. Казань. 1996. С. 69.

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения в 50-ти томах. М. : Госполитиздат. 1961. т. 21. С. 115.

упразднить частную собственность для ограждения граждан от ее губительного влияния, и в первую очередь от тлетворного влияния денег1. Последователи платоновской школы заложили основы коммунизма Нового времени. По мнению автора «Утопии» Томаса Мора, основная причина всех пороков и бедствий — частная собственность и обусловленные ею противоречия интересов личности и общества, богатых и бедных, праздности и изнурительного труда, роскоши и нищеты. Частная собственность и деньги порождают преступления, которые "подвергаются ежедневной каре, но не обузданию", общество само "создает воров и одновременно их карает"2.

Если сторонники естественно-правовой концепции подчеркивали необходимость обособления собственности (как неотъемлемого естественного блага), то последователи платоновской школы считали необходимым установление свободы человека от собственности.

Приверженцы социализма, высказывавшие идеи о построении общества, в котором собственность распределялась бы равномерно между всеми его членами, видели в частной собственности корень всех бед. Ее существование приводит к социальному расслоению и порабощению одних людей другими (более зажиточными). Согласно данной идеологии, в социалистическом обществе распоряжение собственностью должно осуществляться только государством, что следует рассматривать как гарантию свободы человека от разрушающего влияния собственности.

Оценка значимости и места собственности в жизни человека, характер ее распределения зачастую обусловлены идеологией, которой придерживается автор той или иной концепции, а также политическими задачами, которые он стремится решить. С.А. Бочкарев справедливо отмечает, что правовые блага не должны быть подвержены идеологическому влиянию. Они являются общими для всех членов общества, имеют общечеловеческое, цивилизационное значение, и не Яковлева Я.П. Роль собственности в жизни личности и ее место в жизни общества: дис. … канд. философ.наук.

Тамбов, 2003. С. 107-108.

История политических правовых учений;

под ред. д.ю.н., профессора О.Э. Лейста. М.: Издательство "Зерцало", 1999. С. 217.

укладываются в рамки классового понятия1. Следовательно, собственность как особая для человека ценность, существовавшая во все времена, также должна быть избавлена от идеологического влияния.

После Октябрьской революции произошло резкое уменьшение объектов собственности, не входящих в состав государственной. Фактически в советском обществе утвердилась линия на тотальное огосударствление собственности2. Во время революционных преобразований, массовых репрессий и принудительного лишения имущества гражданам при раскулачивании и депортации разрешалось брать с собой только то, что они могли унести в руках. Именно эти вещи, то есть вещи личного потребления, и могли быть в собственности граждан3.

В.И. Ленин в записке к Курскому при подготовке нового гражданского законодательства сформулировал положение о социалистическом правосознании, в рамках которого в социалистическом государстве ничто частное не признается – все публичное. В первую очередь, данный тезис относился к области правовых основ социалистического хозяйства, к вопросу о частной собственности. Но даже при разработке правовых основ уголовной репрессии это положение рассматривалось как программное4.

Новая идеология обусловила новый взгляд на интеллектуальную собственность и необходимость ее защиты. Декрет ЦИК «О государственном издательстве» от 29 декабря 1917 г. провозгласил право Народной комиссии по просвещению устанавливать монополию (сроком на 5 лет) на издание определенных произведений, которые переходили из области частной собственности в область общественной собственности5. По существу, государство объявило монополию на издание, размножение, распространение и публичное исполнение произведений, т.к. любое самовольное воспроизведение влекло за Бочкарев С.А. Уголовно-правовая охрана собственности: теоретико-инструментальный анализ: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 39.

Василянская А. И. Конституционное право на частную собственность в современной России: дис.... канд. юрид.

наук. М., 2011. С. 90.

Новосельцев, О.В. Интеллектуальная собственность - это собственность? // Право интеллектуальной собственности. М.: Юрист, 2007, № 1. С. 7.

Понятовская Т.Г. Концептуальные основы уголовного права России: история и современность. Ижевск: Изд-во Удм. Ун-та. 1994. С. 58.

Декрет ЦИК «О государственном издательстве». СУ РСФСР. 1918. № 14. Ст. 201.

собой ответственность. Декрет Совета народных комиссаров «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» от 26 ноября 1918 года наделил Народный комиссариат просвещения правом признавать достоянием республики любые произведения как опубликованные, так и неопубликованные, литературные, музыкальные, научные и художественные произведения как умерших, так и живых авторов1.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 года отсутствовали нормы, защищающие интеллектуальную собственность. Истинный смысл понятий «собственность» и «интеллектуальная собственность» был утерян.

В УК РСФСР 1922 охрана прав изобретателей, владельцев привилегий и товарных знаков осуществлялась положениями главы VI «Имущественные преступления» (ст. ст. 198, 199). К имущественным посягательствам на данные права относились следующие деяния: самовольное пользование в корыстных целях чужим изобретением или привилегией;

самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а равно и чужой фирмой или чужим наименованием2. Права на изобретения и товарные знаки их авторы и правообладатели могли передавать по договору как любые другие имущественные права. Составы перечисленных преступлений были формальными. Размер дохода, полученного правонарушителем, влиял на размер присуждаемого ему штрафа.

Согласно ст. 101 главы 1 «Государственные преступления» УК РСФСР года, самовольное издание, размножение с целью сбыта литературных, музыкальных и вообще художественных произведений, признанных достоянием республики каралось принудительными работами на срок до одного года с конфискацией имущества или без таковой.

Декрет Совета народных комиссаров «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием». СУ РСФСР. 1918. № 86. Ст. 900.

Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства (1917-1937 г.г.): учебное пособие. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР. 1938. С. 122.

Однако объектом преступлений, предусмотренных ст. 101 главы «Государственные преступления» УК РСФСР 1922 года, является установленный порядок реализации человеком и гражданином своих прав и свобод, несмотря на упоминание в диспозиции нормы предметов авторского права. Представляется, что ст. 101 УК РСФСР 1922 года защищала не интеллектуальные права авторов, а собственность государства, что соответствовало господствующей идеологии.

Опредмеченные результаты творческого труда признавались достоянием республики, а неимущественные права авторов в рамках концепции марксизма ленинизма не нуждались в охране ввиду обобществления имущества граждан.

Следовательно, нельзя согласиться с мнением тех исследователей, которые без достаточных оснований полагали, что УК РСФСР 1922 г, предусматривал уголовно-правовую охрану прав автора1.

Особенностью УК РСФСР 1922 года помимо отсутствия уголовно-правовой охраны авторского права и смежных прав, явилось то, что такие предметы интеллектуальной собственности как литературные, музыкальные и художественные произведения входили в число элементов государственной собственности и не были связаны с личностью их автора. В результате, интеллектуальная собственность, принудительно отделенная от личности, утратила значение правового блага. Это привело к исчезновению из законодательства правовых институтов, участвующих в ее охране. Достижения в сфере уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности периода царской России были перечеркнуты теми метаморфозами законодательства, которые служили установлению нового политического режима.

Постановление ЦИК и СНК СССР «Об основах авторского права»1925 года также соответствовало духу времени. В его тексте содержался перечень авторских и смежных прав (в том числе право на обнародование), также по сравнению с дореволюционным законодательством был расширен список предметов интеллектуальной собственности путем добавления кинематографических Здравомыслов Б.В. Уголовно-правовая охрана прав автора и изобретателя в СССР. М. 1957. С.4;

Филиппов П.А.

Уголовно-правовая охрана прав интеллектуальной собственности в России (исторический обзор). М. 2003. С. 52.

сценариев и кинолент. Однако в рассматриваемом документе не содержались положения, направленные на охрану личных неимущественных авторских прав.

Единственное, что гарантировало Постановление "Об основах авторского права" (ст. 14), это – возмещение убытков, причиненных нарушением авторского права, согласно законодательству союзных республик.

Показательным является то, что Постановление "Об основах авторского права" не только не защищало интеллектуальную собственность, но и узаконило посягательства на авторские права со стороны государства, демонстрируя полное игнорирование воли авторов. Согласно ст. 15, авторское право на всякое произведение может быть выкуплено в принудительном порядке Правительством Союза ССР или правительством той союзной республики, на территории которой данное произведение впервые выпущено в свет или находится в виде рукописи, эскиза или в иной объективной форме.

Декрет ВЦИК СНК «Об авторском праве» от 11 октября 1926 года не содержал принципиально новых положений, сохраняя тенденции, характерные для Постановления "Об основах авторского права". В ст. 11 Декрета устанавливалось, что всякое произведение (предмет авторского права) «может быть объявлено, по постановлению Совета Народных Комиссаров Р.С.Ф.С.Р., достоянием государства»1.

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года (в главе VII «Имущественные преступления») предусматривалась уголовная ответственность за «оглашение изобретения до заявки без согласия изобретателя, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных и научных произведений с нарушением закона об авторском праве» (ст. 177);

за самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а равно и чужой фирмой или чужим наименованием (ст. 178). За совершение этих деяний предусматривалось наказание в виде исправительно-трудовых работ или штрафа.

Декрет ВЦИК СНК РСФСР от 11.10.1926 «Об авторском праве». URL:

http://zakon.law7.ru/base96/part1/d96ru1628.htm Пленум Верховного Суда РСФСР от 19 ноября 1928 г. разъяснял, что норма ст. 177 УК РСФСР 1926 года применялась, когда нарушения состояли в «умышленном видоизменении чужого произведения, злостном извращении или злостном использовании», а все остальные случаи нарушения авторских прав должны были рассматриваться в гражданском порядке1. Статья 177 УК РСФСР 1926 года предусматривала также уголовную ответственность за «подлог в авторстве». Под подлогом понималось намеренное воспроизведение чужого произведения под именем виновного или третьего лица.

Статьи 177 и 178 УК РСФСР 1926 года были сконструированы как формальные составы. Размещение положений, предусматривающих охрану авторских, изобретательских прав и прав на товарные знаки в одной главе – «Имущественные преступления», говорит о том, что законодатель признавал их общую природу. В уголовном законе РСФСР 1926 года была сделана попытка отграничения интеллектуальной собственности от иных объектов уголовно правовой охраны. Деяния, посягающие на неимущественные права автора, были включены в структуру посягательств на собственность. Но нельзя утверждать, что в этот период существовала полноценная уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности. Авторы и изобретатели были абсолютно беззащитны перед произволом государственной власти, так как в принятых в году Основах авторского права по-прежнему была предусмотрена возможность выкупа государством произведения в принудительном порядке или признание произведения достоянием государства.

В УК РСФСР 1960 г. содержалась ст. 141, которая носила название «Нарушение авторских и изобретательских прав» и была помещена в главу четвертую Особенной части кодекса «Преступления против политических и трудовых прав граждан». Часть первая ст. 141 предусматривала уголовную ответственность за «выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения или иное присвоение авторства на такое произведение либо незаконное воспроизведение или распространение Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М. : Юридическая литература, 1957. С. 132.

такого произведения, а равно принуждение к соавторству». Наказанием за данное деяние было лишение свободы на срок до одного года или штраф до 500 рублей.

Согласно ч. 2 ст. 141, оглашение изобретения до заявки без согласия изобретателя, присвоение авторства изобретения, принуждение к соавторству на изобретение, а равно присвоение авторства на рационализаторское предложение наказывались лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до пятисот рублей. Позднее, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. санкция ч.1 и ч. 2 ст.

141 была смягчена, без изменения редакции. Наказание было установлено в виде исправительных работ на срок до двух лет или штрафа до 300 рублей 1. Уголовно правовая охрана интеллектуальной собственности советского периода с 1982 года не предусматривала наказаний, связанных с лишением свободы за соответствующие преступления.Таким образом, на всем протяжении истории развития механизмов уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в России наблюдается тенденция к смягчению санкций за совершение соответствующих посягательств, в том числе за присвоение авторства.

В отличие от предшествующих уголовных законов (дореволюционного и советского периода), в которых результаты интеллектуальной деятельности упоминались в нормах, призванных защищать имущество, УК РСФСР 1960 года рассматривал в качестве родового объекта авторских и изобретательских прав политические и трудовые права граждан, поскольку в СССР к личной собственности граждан относились преимущественно трудовые доходы.

Законодатель (в УК РСФСР 1960 г., как и в УК РФ 1996 г.) обозначил наличие разных родовых объектов у посягательств на авторские и изобретательские права, и у посягательств на права правообладателей товарного знака. Во втором случае – это хозяйственная деятельность.

Таким образом, в советском уголовном законодательстве содержались положения, которые были призваны установить уголовно-правовую охрану Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1982, № 49, ст. 1821.

интеллектуальной собственности, соответствующие нормы были представлены формальными составами. Это демонстрировало осознание законодателем значимости неимущественных прав, без установления уголовно-правовой охраны которых невозможно говорить об уголовно-правовой охране интеллектуальной собственности. Но, в ст. 501 ГК РСФСР, как и в более раннем законодательстве, был предусмотрен принудительный выкуп государством авторского права на издание, публичное исполнение и иное использование произведения.

А.И. Василянская, называет следующие элементы, включенные в структуру неприкосновенности собственности (помимо охраны и защиты): 1) невмешательство кого бы то ни было в осуществление права собственности;

2) недопустимость произвольного лишения имущества либо несоразмерного собственности1.

ограничения права Эти же элементы обеспечивают неприкосновенность интеллектуальной собственности. Но, поскольку законодатель по-прежнему допускал игнорирование и подавление воли автора, можно сделать вывод, что в советский период интеллектуальная собственность не рассматривалась как неприкосновенное правовое благо.

Гражданский кодекс РСФСР 1964 года расширил перечень предметов, на которые распространялись интеллектуальные права, добавив в него кинофильмы, телевизионные фильмы, радио- и телевизионные передачи. Согласно статье («Защита личных неимущественных прав автора»), было установлено, что в случаях незаконного использования чужого произведения, нарушения неприкосновенности произведения или других личных неимущественных прав автора он сам, его правопреемники и другие правообладатели, вправе требовать восстановления нарушенного права (внесение соответствующих исправлений, публикация в печати или иным способом о допущенном нарушении), либо запрещения выпуска произведения в свет, либо прекращения его распространения. Объем личных неимущественных прав, подлежащих Василянская А. И. Конституционное право на частную собственность в современной России: дис.... канд. юрид.

наук. М., 2011. С. 70-71.

гражданско-правовой защите, постепенно увеличивался, но за присвоение авторства предусматривалась уголовная ответственность.

Смена политического режима после распада СССР повлекла за собой существенные изменения в политической, экономической, социальной сфере России, что не могло не повлиять на законодательство страны. Развитие рыночных отношений, установление равенства всех форм собственности потребовало установления их гарантированной защиты. Были приняты Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 № 5351-11, Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» 23 сентября 1992 года № 3523-12, Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 года № 3517-13. В число предметов интеллектуальной собственности были включены произведения в цифровой форме, программы для ЭВМ, базы данных. В ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» в числе личных неимущественных прав было названо право авторства;

право на имя;

право на обнародование;

право на защиту репутации автора. Среди способов защиты прав авторов и патентообладателей, помимо возмещения убытков, в перечисленных выше законах было предусмотрено право требовать: возмещения морального вреда;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания прав;

прекращения нарушения патента;

публикации решения суда в целях защиты своей деловой репутации.

Перечисленные выше меры гражданской ответственности свидетельствует о совершенствовании механизмов гражданско-правовой защиты неимущественных интеллектуальных прав и стремлении к такому уровню этой защиты, который демонстрировал бы уважение к личности автора или правообладателя. Но установление гражданско-правовой защиты авторов от присвоения авторства Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 № 5351-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. августа. N 32, ст. 1242.

Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» 23 сентября 1992 года № 3523-1 // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. 22 октября. N 42, ст. 2325.

Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 года № 3517-1 // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. 22 октября. N 42, ст. 2319.

обусловило возникновение проблемы отграничения соответствующих правонарушений от плагиата, предусмотренного уголовным законом.

С 1 января 1997 года вступил в силу новый Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 года, направленный на охрану ценностей и благ, значимость которых признается в демократическом обществе. Изменение политической идеологии повлекло за собой модернизацию законодательства, направленную на устранение главных характеристик законодательства советского периода: подавление частной собственности и воспрепятствование развитию экономических отношений. Однако осуществляемая УК РФ 1996 года охрана интеллектуальной собственности не лишена недостатков, которые будут рассмотрены во второй главе настоящего исследования.

Введение в действие с 1 января 2008 года четвертой части Гражданского кодекса, призванного кодифицировать нормы, регулирующие отношения в сфере интеллектуальной собственности стало важным событием. В результате, были отменены следующие законы: Закон РФ от 23 сентября 1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Закон РФ от 23 сентября 1992 года № 3523-1 «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», Закон РФ от 09 июля 1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», Патентный закон РФ от 23 сентября года № 3517-1. Размещение в четвертой части ГК РФ норм, которые ранее содержались в разных законах, свидетельствует о признании законодателем их общей правовой природы. Изменения в гражданском законодательстве могут и должны повлиять на совершенствование уголовно-правовых механизмов охраны интеллектуальной собственности.

Выводы по параграфу.

Установление в России уголовно-правовой охраны авторских и 1.

изобретательских прав, связано, в том числе, с естественно-правовой направленностью уголовно-правовой науки XIX века (которая получила развитие еще в предыдущем столетии). Естественно-правовая теория повлияла на представление мыслителей и юристов о собственности, частью которой призвались авторские и изобретательские права. «Интеллектуальная собственность» и «собственность» соотносились как видовое и родовое понятие соответственно.

И в дореволюционный, и в советский период посягательства на 2.

личные неимущественные интеллектуальные права приравнивались к посягательствам на имущество, хотя охранялись при помощи формальных составов (за исключением УК РСФСР 1960 г.). УК РСФСР 1960 года рассматривал в качестве родового объекта авторских и изобретательских прав политические и трудовые права граждан, поскольку в СССР к личной собственности граждан относились преимущественно трудовые доходы.

Положения гражданского законодательства в дореволюционный и советский период в первую очередь были направлены на защиту имущественных прав авторов и правообладателей. Сфера действия уголовного и гражданского законодательства была четко разграничена. Но постепенно перечень личных неимущественных прав, защищаемых гражданским законодательством, расширился. Это обусловило появление проблемы отграничения соответствующих правонарушений от плагиата, предусмотренного уголовным законом. В результате, возникла необходимость установления критериев, служащих для отграничения правонарушений от преступлений.

В уголовных законах, предшествующих УК РФ 1996 года, за 3.

совершение плагиата предусматривались наиболее строгие санкции по сравнению с другими посягательствами на интеллектуальные права (авторские и смежные).

Но на всем протяжении истории уголовно-правовой охраны авторских прав наблюдалась тенденция к смягчению наказания. Представляется, что следующим шагом должна стать декриминализация плагиата.

В дореволюционном и советском уголовном законодательстве 4.

отсутствовало отграничение интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны (представляющего собой многоэлементную систему) обособленного от иных объектов уголовно-правовой охраны. Исключением является УК РСФСР 1926 года, в котором уголовная ответственность за посягательства на авторские, смежные, изобретательские права и права на товарный знак предусматривалась в одной главе («Имущественные преступления»).

Несмотря на то, что в УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г.

5.

содержались положения, которые были призваны охранять личные неимущественные права авторов, в советский период отсутствовала уголовно правовая охрана интеллектуальной собственности как правового блага. В советский период были узаконены посягательства на авторские права со стороны государства, следовательно, интеллектуальная собственность не рассматривалась как неприкосновенное правовое благо.


§ 3. Охрана интеллектуальной собственности по уголовному законодательству зарубежных стран Страны, предусматривающие охрану интеллектуальной собственности, можно классифицировать по разным основаниям.

Классификация в зависимости от концепции охраны I.

интеллектуальной собственности (в частности авторского права и смежных прав), которая обусловлена принадлежностью к определенной правовой семье.

а) В странах романо-германской правовой семьи право выступает в виде норм, имеющих законодательное выражение (в виде закона или кодекса), а правоприменитель сравнивает конкретную ситуацию с общей нормой и в ней находит решение дела. Внутри романо-германской правовой семьи выделяют группу романского права (Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран) и группу германского права (Германия, Австрия, Венгрия, скандинавские страны и др.)1.

Европейские государства перенесли свою правовую систему в колониальные владения в Америке, Азии и Африке. Некоторые государства добровольно восприняли понятия, конструкции и даже целые отраслевые массивы Финешин Е. Романо-германская правовая семья. Общая характеристика. URL: http://www.proza.ru/2013/07/02/ из романо-германского права. В настоящее время романо-германская правовая семья охватывает право стран континентальной Западной Европы, подавляющего большинства государств Центральной и Южной Америки (бывших колоний Испании, Португалии и Франции), право Японии, Южной Кореи, Индонезии, Таиланда и некоторых других азиатских стран. Некоторые исследователи отмечают, что в Японии, Непале, Ливане параллельно действуют как традиционные нормы, сложившиеся в прошлом, так и принятые элементы романо-германской правовой модели1. Правовые системы многих африканских государств, а также стран Ближнего и Среднего Востока тяготеют к романо германскому праву2.

б) Англосаксонская правовая система представлена следующими странами:

Англия, США, Новая Зеландия, Канада, Австралия, Индия.

Для этой правовой семьи характерно одновременное существование и статутного права (система нормативно-правовых актов), и прецедентного.

Главный источник англосаксонского права – судебный прецедент. Для англосаксонской системы права характерен не нормативный, а казуальный тип юридического сознания: факт здесь сравнивается не с нормативной моделью, а с другим аналогичным казусом, судебной и правоприменительной практикой3.

В странах с англо-американскими юридическими традициями (семье общего права) авторское право обозначается термином «copyright» (буквально – «право на копию» или «право на воспроизведение»). В странах континентальной европейской юридической традиции (романо-германской группы) совокупность указанных норм именуется «droit d'auteur» (в переводе с франц. «право автора»), «propriete artistique» (в переводе с франц. «литературная и litteraireet художественная собственность»), «Urheberrecht» (в переводе с нем. «авторское Матвеев А.Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права. URL: http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/component/content/article/203-nekotorye-sravnitelno-pravovye aspekty-anglo-amerikanskoj-i-romano-germanskoj-konczepczij-avtorskogo-prava.html;

Пиголкин А.С. Общая теория права. URL: http://uchebnik.biz/book/120-obshhaya-teoriya-prava/114-1-romano-germanskaya-kontinentalnaya pravovaya-semya.html Финешин Е. Романо-германская правовая семья. Общая характеристика. URL: http://www.proza.ru/2013/07/02/ Диаконов В.В. Учебное пособие по теории государства и права. 2004. URL:

http://www.allpravo.ru/library/doc108p0/instrum151/item2770.html право»)1. Англо-американское «право на копию» имеет коммерческую ориентацию, а континентальное «право автора» – личностную. Уголовно правовая охрана, принятая в странах англо-американской правовой семьи призвана стимулировать создание новых произведений. Романо-германская система, наделяя автора неотчуждаемыми моральными правами, использует личностный подход, при котором интересы творца произведения должны соблюдаться в первую очередь хотя бы потому, что именно он является центральной фигурой всей системы, давшей название этой области права2.

В континентальной системе сфера юридической регламентации искусства здесь четко разделяется на институт, охраняющий творческие произведения (авторское право), и институт, охраняющий исполнение этих произведений артистами, а также фонограммы (смежные права)3. Часть первая Законодательной части Кодекса интеллектуальной собственности Франции посвящена вопросам авторского права и смежных прав, ее положения развиты в трех томах. Второй том первой части Кодекса посвящен смежным правам (права артистов исполнителей, производителей фонограмм и видеограмм, предприятий аудиовизуального вещания). Часть вторая Законодательной части Кодекса, посвященная объектам промышленной собственности4. В Германии также существует разделение авторских и смежных прав. Это отражено в содержании Федерального закона от 09.09.1965 «Об авторских и смежных правах»5. В англо американской правовой системе не осуществляется разграничение режимов охраны художественных произведений и исполнений, фонограмм. Это приводит к Матвеев А.Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права. URL: http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/component/content/article/203-nekotorye-sravnitelno-pravovye aspekty-anglo-amerikanskoj-i-romano-germanskoj-konczepczij-avtorskogo-prava.html Люка А. Авторское право и цифровые компьютерные технологии. URL: http://www.avin.m/tacis.php?law= Матвеев А.Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права. URL: http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/comp.onent/content/article/203-nekotorye-sravnitelno-pravovye aspekty-anglo-amerikanskoj-i-romano-germanskoj-konczepczij-avtorskogo-prava.html Кодекс интеллектуальной собственности Франции. URL:

http://www.copyright.ru/ru/library/zakonodatelstvo/zarubezhnoe_zakonodatelstvo/kodeks_intellektualnoi_sobstvennosti_fr antsii/ Серебренникова А.В. Уголовно-правовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Германии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 36.

тому, что авторское право стран системы copyright применяется к ценностям, которые могут и не являться творческими произведениями1.

В странах романо-германской группы для обозначения способов использования произведения используется синтетический метод. Суть его в том, что за автором признается ограниченное количество правомочий, трактуемых судами либо в доктрине самым широким образом (например, во Франции). В германском праве представлен полусинтетический подход. В нем имущественное авторское право подразделяется на два широких правомочия: право использовать произведение в материальной форме и право на публичное сообщение произведения в нематериальной форме (§15 Закона об авторском праве). Эти широкие по содержанию права уточняются в Законе путем перечисления конкретных правомочий (§16–22). А.Г. Матвеев отмечает, что достоинством синтетического метода является его гибкость, недостатком – возможная неточность2.

В странах англо-американской системы используется аналитический метод.

В законодательстве представлен длинный перечень, включающий все известные на определенный момент времени способы использования произведения, каждому из которых соответствует конкретное правомочие. Эти правомочия трактуются судами, как правило, буквально. Такой путь вписывается в логику общего права, которое избегает слишком абстрактных определений. Достоинством этого метода является его точность, а недостатком – бессистемность и неэластичность.

Использование такого лоскутного метода порождает ситуацию, когда правомочия неизбежно начинают смешиваться, вытеснять друг друга3. Например, в Великобритании и Канаде предусмотрена уголовная ответственность как за Луцкер А.П. Авторское право в цифровых технологиях и СМИ. М.: КУДИЦ-ОБРАЗ, 2005. С. 138.

Матвеев А.Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права.URL: http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/component/content/article/203-nekotorye-sravnitelno-pravovye aspekty-anglo-amerikanskoj-i-romano-germanskoj-konczepczij-avtorskogo-prava.html Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности. Авторское право. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004.

С. 221.

воспроизведение (издание) произведения (или изготовление пиратской копии), так и за владение или изготовление устройства для произведения копий1.

А.Г. Матвеев отмечает, что в романо-германской авторско-правовой традиции за создателем произведения искусства признаются правомочия как имущественного, так и личного неимущественного характера, а в классической традиции общего права – только имущественного2. Это объясняется тем, что в Великобритании и США не получила распространения концепция естественного права господства автора над нематериальным результатом своего труда. В качестве естественного состояния рассматривается свободное использование нематериальных объектов. В названных странах существует ориентация на охрану произведения, которое понимается как ординарное имущественное благо, отрицается возможность существования каких-либо личных неимущественных прав автора. Передавая права на произведение третьим лицам, правообладатель теряет всякую связь с произведением3.

Но нельзя сказать, что в Великобритании, США вовсе отсутствуют механизмы охраны личного неимущественного интереса автора. Личные неимущественные права (право авторства, право на имя, на обнародование произведения, на неприкосновенность произведения) в механизме авторского права рассматриваются во взаимосвязи с имущественными интересами автора4.


Существующие механизмы охраны неимущественных интересов авторов в странах англосаксонской правовой системы несимметричны континентальным аналогам. Статутное закрепление в США и Великобритании конструкции моральных прав стало не результатом сознательного выбора, а политическим Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 82-90.

Матвеев А.Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права. URL: http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/component/content/article/203-nekotorye-sravnitelno-pravovye aspekty-anglo-amerikanskoj-i-romano-germanskoj-konczepczij-avtorskogo-prava.html Кашанин А.В. Обеспечение личного неимущественного интереса автора произведения в Великобритании и США // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. М. : ИЗиСП, 2010, № 2 (21). С. 23, 24, 26.

Там же.

компромиссом, продиктованным интересами экспорта интеллектуальной собственности этими странами1.

Но в некоторых странах романо-германской группы также существует уголовно-правовая охрана только имущественной составляющей интеллектуальной собственности. В них уголовно-правовая охрана личных неимущественных прав обусловлена причинением автору имущественного ущерба или размером выгоды, извлеченной преступником. Таким образом, для получения сведений об уголовно-правовой охране интеллектуальной собственности в той или иной стране, не достаточно знать, к какой правовой семье она принадлежит. В законодательстве стран, относящихся к одной правовой системе, имеются существенные различия в механизмах уголовно правовой охраны интеллектуальных прав(причины возникновения этих различий могут быть темой отдельного диссертационного исследования). В связи с этим предлагается рассмотреть классификации зарубежного законодательства по иным основаниям.

II. Классификация, обусловленная наличием (или отсутствием) уголовно правовой охраны неимущественной составляющей (независимо от принадлежности к той или иной правовой семье).

К первой группе относятся те страны, в которых уголовно-правовой охране подлежит лишь имущественная составляющая интеллектуальной собственности.

Это преимущественно страны, в которых ранее применялось (или продолжает применяться, например, Китай) «социалистическое право», являющееся ответвлением романо-германской правовой семьи2. К ним относятся следующие:

Азербайджан, Армения, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Туркменистан, Украина, Венгрия, Китай.

В уголовных законах этой группы стран отсутствует охрана неимущественной составляющей интеллектуальной собственности, так как Вольфсон В.Л. Моральные (личные неимущественные) права автора и их содержание в странах общего права и странах континентальной системы: дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 17.

Общая теория права и государства. Издание третье, переработанное и дополненное;

под ред. докт. юрид. наук, проф. В.В. Лазарева. М., 2001. URL: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/190.htm личные неимущественные права автора охраняются нормами с материальным составом. Следовательно, интеллектуальные права охраняются теми же средствами, что и вещные права. Таким образом, уголовно-правовая охрана исключительных прав, осуществляемая в отрыве от личных неимущественных прав, не отличается от уголовно-правовой охраны вещной собственности.

Ко второй группе относятся те страны, в которых уголовно-правовой охране подлежат как имущественные, так и неимущественные права авторов и правообладателей. Неимущественная составляющая интеллектуальной собственности охраняется нормами с формальным составом. Уголовно-правовая охрана интеллектуальных прав, не обусловленная последствиями, наступившими в результате совершения преступных деяний, свидетельствует о признании особой социальной роли интеллектуальной собственности.

Эти страны, в свою очередь, также можно разделить на две подгруппы:

Страны, в которых соответствующие нормы размещены в уголовных 1.

кодексах. Например, в Албании, Беларуси, Бельгии, Болгарии, Голландии, Грузии, Испании, Латвии, Литве, Норвегии, Сан-Марино, Таджикистане, Турции, Узбекистане, Швеции, Эстонии.

Страны, в которых нормы, направленные на защиту интеллектуальной 2.

собственности, расположены за пределами уголовных кодексов. К ним относятся следующие: Австралия, Великобритания, Германия, Греция, Италия, Канада, США, Франция, Япония. В этой подгруппе присутствуют страны как романо германской, так и англо-американской правовой семьи.

В Австралии, Италии, Канаде, Японии уголовная ответственность за посягательства на авторские права предусмотрена специальным законом, который носит название «Об авторском праве»1. В Греции – Законом «Об авторском праве, смежных правах и вопросах культуры» № 2121/19932. В Великобритании – законом «Об авторских, дизайнерских и патентных правах». Некоторые Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. НижнийНовгород, 2002. С. 79, 87.

Mylonopoulos Christos. Criminal Protection of the Intellectual Property in Greece // Criminal Law Protection of Intellectual Property in the Context of Internationalization: The 3-rd International Forum of Contemporary Criminal Law.

Working Papers. 2011. С. 229.

посягательства на коммерческую тайну регулируются Законом о краже года1.

В Германии нормы, предусматривающие уголовную ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность, также не кодифицированы.

Они содержатся в Федеральном законе от 09.09.1965 «Об авторских и смежных правах». Этот нормативный правовой акт относится к «дополнительному уголовному праву». В нем регулируются вопросы не только общего характера, но и содержатся нормы, устанавливающие уголовную ответственность за нарушение этих прав. Ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена законом 1961 г. «О товарных знаках». Нормы, предусматривающие уголовную ответственность за посягательства на коммерческую тайну, содержатся в Законе о недобросовестной конкуренции, Германском торговом уложении и Акционерном законе2.

В США отношения по поводу интеллектуальной собственности регулируются несколькими законами. Например, Законом «Об авторском праве»

1976 г., Законом «О предупреждении пиратства в отношении коллекций информации» 1999 г., Законом об авторском праве в цифровом тысячелетии»

1998 г., расположенных в титуле 18 «Авторское право» Аннотированного кодекса Соединенных Штатов и т.д. При этом статья 2319 «Преступное нарушение авторских прав» расположена в главе 133 «Похищенная собственность». Также в США действует закон «О нарушении товарных знаков» 1984 года и Акт об экономическом шпионаже 1996 года3.

Вся интеллектуальная собственность в Канаде попадает под действие федеральных законов: Закон об авторском праве (The Copyright Act);

Закон о патентах (The Patent Act);

Закон о торговых марках (The Trademarks Act);

Закон о Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 82-83.

Серебренникова А.В. Уголовно-правовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Германии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 36-37.

Вощинский М.В. Уголовно-правовые меры противодействия нарушению авторского и смежных прав: дис.... канд.

юрид. наук. М., 2005. С. 71, 72;

Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд.

юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 69.

топологии интегральных микросхем (The Integrated Circuit Topography Act);

Закон о промышленном дизайне (The Industrial Design Act)1.

Во Франции помимо Кодекса интеллектуальной собственности, действует закон «О фабричных и торговых знаках и знаках обслуживания», предусматривающий уголовную ответственность за незаконное использование товарного знака2.

Классификация, основанная на наличии (или отсутствии) в III.

законодательстве страны уголовной ответственности за присвоение авторства.

а) Страны, в которых отсутствует уголовная ответственность за плагиат:

Австралия, Великобритания, Италия, Китай, Кыргызстан, Польша, Украина, Франция.

Отсутствие уголовной ответственности за плагиат в Великобритании, которая относится к англо-американской правовой семье, выглядит логичным. Но в некоторых странах Европы (в Германии, Италии и во Франции), в которых провозглашена ориентированность на первостепенную охрану неимущественной составляющей интеллектуальной собственности, также не предусмотрена уголовная ответственность за присвоение авторства. Это может быть обусловлено тем, что французское и германское право уделяет серьезное внимание учету социальных факторов3. Представляется, что, по мнению законодателей Германии и Франции, отсутствует социальная необходимость установления уголовной ответственности за плагиат.

Р. Дюма отмечает, что в уголовном законодательстве Франции плагиат не является правовым понятием и не влечет применение правовых санкций. С юридической точки зрения он не представляет никакого интереса, поскольку нельзя преследовать лицо за плагиат по суду, если оно одновременно не является контрафактором. А если плагиат составляет контрафакцию, то понятие плагиата Защита интеллектуальной собственности в Канаде. URL: http://canada.by/2009/01/03/zashhita-intellektualnoj sobstvennosti-v-kanade.html Кондрашина В.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С.78.

Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2005. С. 25.

лишено своей сути. На деле плагиат с трудом поддается определению1. Согласно законодательству Германии авторские права не передаются, но в теории и практике германских судов основная часть имущественных авторских прав просто не называется авторскими и участвует в гражданском обороте2.

б) Страны, в которых уголовная ответственность за плагиат связана со стоимостным критерием, т.е. положения уголовного закона ориентированы на первоочередную охрану имущественных прав автора. К ним относятся следующие: Азербайджан, Армения, Венгрия, Казахстан, Молдова, Туркменистан.

в) Страны, в которых уголовная ответственность за плагиат не обусловлена стоимостным критерием: Албания, Беларусь, Болгария, Голландия, Грузия, Испания, Канада, Латвия, Литва, Норвегия, Сан-Марино, США, Таджикистан, Узбекистан, Швеция, Эстония.

В законодательстве некоторых стран устанавливается уголовная ответственность за принуждение к соавторству. Это – ряд стран СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Венгрия, Казахстан, Молдова, Таджикистан, Узбекистан);

а также Канада, Латвия, Литва.

В УК Азербайджана, как и в УК РФ, признается преступным только принуждение к соавторству на предметы изобретательских и патентных прав в случае причинения ущерба. В уголовных кодексах Армении и Молдовы аналогичные положения сконструированы как формальные составы3.

В уголовных законах некоторых стран (Беларусь, Казахстан, Латвия, Таджикистан, Узбекистан), закрепление таких деяний как плагиат и принуждение к соавторству осуществляется в рамках не только одной статьи, но и одной части статьи, что свидетельствует о признании законодателем одинаковой степени Дюма Р. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. 2-е изд.: Пер. с фр. М.:

Междунар. отношения, 1993. С. 297-298.

Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Теоретико-правовое исследование: дис.... д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 124.

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики;

науч. редактирование, предисловие И.М. Рагимова;

пер. с азербайджанского Б.Э. Аббасова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 213;

Уголовный кодекс Республики Армения;

науч. ред. Е.Р. Азарян. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 272;

Уголовный кодекс Республики Молдова;

вступ. ст. А.И. Лукашова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 234.

общественной опасности этих посягательств. В УК Казахстана уголовно-правовая охрана прав авторов обусловлена наступлением значительного ущерба или существенного вреда (ч. 1 ст. 184). Соответствующие положения УК Беларуси, Таджикистана, Узбекистана сконструированы как нормы с формальным составом1. Согласно ч. 3 ст. 148 УК Латвии, преступным является присвоение авторских прав, принуждение путем насилия или угрозы его применения или применения шантажа к отказу от авторства или к соавторству2.

Часть 3 ст. 189 «Посягательство на право интеллектуальной собственности»

УК Грузии, предусмотрен следующий квалифицированный состав: принуждение к соавторству3. В УК Литвы (ч. 2 ст. 191), содержится следующий квалифицированный состав: тот, кто воспользовавшись служебным положением, либо с применением психического давления принудил автора произведения литературы, науки, искусства либо части такого произведения признать другое лицо соавтором либо преемником авторских прав, а также принудил отказаться от авторских прав4.

В УК Венгрии (ч. 2 ст. 306) предусмотрена ответственность за злоупотребление своим служебным положением, направленное на получение доли вознаграждения или дохода, причитающегося автору (том числе путем принуждения к соавторству)5.

Санкции за совершение плагиата, принуждение к соавторству, отказу от авторства в зарубежных странах разнятся. Максимальное наказание за перечисленные выше деяния предусмотрено в УК Латвии (за плагиат, Уголовный кодекс Республики Беларусь;

науч. ред. и предисл. Б.В. Волженкина;

обзорная ст. А.В. Баркова. СПб.:

Юридический центр Пресс, 2001. С. 321;

Уголовный кодекс Республики Казахстан;

предисловие докт. юрид. наук, проф. И.И Рогова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 326;

Уголовный кодекс Республики Узбекистан;

науч. ред. и предисл. М.X. Рустамбаева, А.С. Якубова и 3.X. Гулямова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С.

253;

Уголовный кодекс Таджикистана;

науч. ред. и предисл. А.В. Федорова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 187.

Уголовный кодекс Латвийской республики;

науч. ред. и предисл. А.И. Лукашова, Э.А. Саркисовой;

пер. с латв.

А.И. Лукашова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 166.

Уголовный кодекс Грузии;

науч. ред. 3.К. Бигвава;

вступ. ст. В.И. Михайлова;

обзор. ст. О.Гамкрелидзе;

пер. с груз. И. Мериджанашвили. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 176.

Уголовный кодекс Литовской республики;

науч. ред. В.Й. Павилониса;

предисл. Н.И. Мацнева;

вступ. ст. В.

Павилониса, А. Абрамавичюса, А. Дракшене;

пер. с лит. В. П. Казанскене. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

С. 218.

Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 61, 62.

принуждение к соавторству или отказу от авторства) – лишение свободы на срок до пяти лет. В УК Литвы (за принуждение к соавторству или отказу от авторства) – до трех лет лишения свободы. В УК Армении максимальное наказание за принуждение к соавторству – до 2-х лет лишения свободы. В УК Венгрии – до 3 х лет лишения свободы. Но в большинстве перечисленных стран не предусмотрено наказание в виде лишения свободы за плагиат или принуждение к соавторству (в Азербайджане, Беларуси, Грузии, Казахстане, Молдове, Таджикистане, Узбекистане).

Уголовная ответственность за принуждение к соавторству или отказу от авторства предусмотрена не только в странах романо-германской правовой семьи.

В соответствии с ч. 2 ст. 43 Закона «Об авторском праве» Канады, устанавливается уголовная ответственность «за принуждение автора сделать изменение в сведениях об авторстве или самом произведении». Если данное преступление совершается впервые, то применяется наказание в виде штрафа, в случае совершения второго или и последующего преступления – в виде штрафа и (или) тюремного заключения на срок до 4-х месяцев1.

В уголовных законах Австралии, Литвы, Молдовы, США предусмотрено наказание за уничтожение или изменение сведений о распоряжении авторскими и смежными правами. Согласно ч. 5 ст. 132 закона «Об авторском праве»

Австралии, преступным признается уничтожение или изменение любой «информации, привязанной к копии произведения или другого объекта авторского права…». В части 4 ст. 506 закона «Об авторском праве» США предусмотрено уголовное наказание в виде штрафа за совершение удаления или изменения любого уведомления об авторском праве2. Часть 1 ст. 193 УК Литвы сформулирована следующим образом: «тот, кто без согласия субъекта авторских либо смежных прав в коммерческих целях уничтожил или изменил сведения о распоряжении авторскими или смежными правами, если по этим сведениям устанавливается подлинность произведения, автора произведения, другого Там же. С. 89, 90.

Там же. С. 70, 79-81.

субъекта авторских прав либо исполнителя… наказывается штрафом, либо арестом, или лишением свободы на срок до одного года1. В части 4 ст. 185.1 УК Молдовы установлена уголовная ответственность за «обход технических средств защиты авторского права и смежных прав, а также устранение или изменение информации об управлении авторским правом и смежными правами независимо от того, были или не были они нарушены»2.

Классификация в зависимости от того, существует ли в IV.

законодательстве страны уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности как обособленного, отграниченного от других, объекта охраны.

1) Страны, в уголовных законах которых посягательства на интеллектуальную собственности не выделены в отдельную главу или раздел:

Азербайджан, Армения, Беларусь, Голландия, Кыргызстан, Латвия, Норвегия, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Швеция. Их можно разделить на две подгруппы:

а) страны, в уголовных законах которых посягательства на авторские, смежные, изобретательские и патентные права охраняются в одной главе (разделе), а посягательства на иные объекты интеллектуальной собственности (например, на права на товарный знак) в другой главе (разделе) уголовного закона: Азербайджан, Армения, Беларусь, Голландия, Кыргызстан, Латвия, Норвегия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Швеция.

В УК Норвегии, Голландии и Швеции, посягательства на интеллектуальную собственность относятся к преступлениям связанным с обманом (фальсификацией) или к преступлениям «против общественного доверия»3.

В УК Азербайджана, Армении, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана преступления против авторских, смежных, Уголовный кодекс Литовской республики;

науч. ред. В.Й. Павилониса;

предисл. Н.И. Мацнева;

вступ. ст. В.

Павилониса, А. Абрамавичюса, А. Дракшене;

пер. с лит. В. П. Казанскене. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

С. 218.

Уголовный кодекс Республики Молдова;

вступ. ст. А.И. Лукашова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С.

234.

Козлов А.В. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2002. С. 63, 64;

Уголовный кодекс Швеции;

науч. ред. и предисл. Н.Ф. Кузнецовой и С.С. Беляева;

пер. со шведск.

и англ. С.С. Беляева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 158.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.