авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 5 ] --

позволяет провести отграничение преступлений от сходных административных проступков2. В соответствии со ст. 14.10 КоАП РФ, административная ответственность устанавливается за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товараили сходных с ними обозначений для однородных товаров. Но неоднократность (ч. ст. 180 УК) нельзя сводить лишь к совершению нескольких административных проступков, так как анализ материалов судебной практики подтверждает существование иных случаев, обусловливающих привлечение к уголовной Приговор мирового судьи судебного участка № 4 Железнодорожного административного округа г. Курска Руденко М.Н., вынесенный по ч. 1 ст. 180 УК РФ в отношении С.В.И. // Дело № 1-7/4-2011 г. // Интернет–портал ГАС «Правосудие». URL: http://zhldr-kursk4.krs.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=191&cl= Энгельгардт А.А. Вопросы толкования незаконного использования чужого товарного знака, совершенного неоднократно (ст. 180 УК РФ). Уголовное право и современность. Сборник статей. Выпуск 2.;

науч. ред. д.ю.н., проф., заслуж. деятель науки РФ А.Э. Жалинский, отв. ред. к.ю.н. С.А. Маркунцов. 2009. С. 137.

ответственности (например, рассмотренный выше приговор в отношении Р.Р.о.

Самедова). Хотя в рассмотренных нами материалах судебной практики, неоднократность устанавливается чаще всего на основании того, что лицо уже привлекалось к административной ответственности (89% случаев).

Материалы правоприменительной практики свидетельствуют о распространении фактического учета административной преюдиции.

Административная преюдиция может служить условием привлечения лица к уголовной ответственности в случае, если за аналогичное правонарушение лицо ранее привлекалось к административной ответственности, либо в случае повторного совершения деяния лицом, которое ранее подвергалось мерам административного взыскания в течение определенного промежутка времени (как правило, в течение одного года)1. В соответствии со ст. 4.6 КоАП РФ, лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Однако в ч. 1 ст. 180 УК нет указаний на время, которое должно пройти с момента привлечения лица к гражданской или административной ответственности. Думается, что в уголовное законодательство для определения неоднократности, обусловливающей привлечение к уголовной ответственности, целесообразно ввести конкретный срок, в течение которого должны быть совершены посягательства на средства индивидуализации, составляющие в совокупности преступление. Предлагается, установить такой срок в один год, что соотносится с содержанием ст. 4.6 «Срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию» КоАП.

Следующим дискуссионным вопросом, касающимся неоднократности, является наличие (или отсутствие) этого признака в случае совершения лицом деяний, предусмотренных разными частями ст. 180 УК РФ (ч. 1 и ч. 2). Часть 2 ст.

180 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное Урда М.Н. Проблемы применения нормы, устанавливающей ответственность за незаконное предпринимательство: дис. … канд. юрид. наук. Курск, 2010. С. использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.

Б.Д. Завидов полагает, что неоднократностью преступлений считается совершение двух и более однородных или тождественных деяний, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи Кодекса. Он считает, что неоднократность деяния, предусмотренного для ст. 180 УК РФ может иметь место при использовании чужого товарного знака в отношении различной продукции (двух и более объектов);

использовании товарного знака в отношении различных партий однородных товаров;

использовании двух и более чужих товарных знаков, а также при использовании одновременно чужого товарного знака одного владельца и знака обслуживания либо наименования места происхождения товара, предупредительной маркировки другого владельца1. В.А Кондрашина придерживается аналогичной точки зрения. Она подчеркивает, что указанные в части первой и второй ст. 180 УК РФ действия являются одинаковыми по своей юридической природе, посягают на один и тот же объект и причиняют вред одним и тем же потерпевшим, а различаются лишь по предмету незаконного использования2.

Некоторые исследователи имеют противоположное мнение по данному вопросу. М.Ю. Прокш, В.Н. Бондарев указывают, что незаконное использование предупредительной маркировки и незаконное использование товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара не будут составлять неоднократности относительно друг друга, так как предусмотрены разными частями ст. 180 УК РФ3. Мнение указанных выше авторов представляется справедливым и согласуется с положениями постановления "О Завидов Б.Д. Новеллы о преступлениях в сфере экономической деятельности. Комментарии законодательства.

URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=CJI;

n=4899;

dst= Кондрашина В.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 63.

Бондарев В.Н. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на Дону. 2002. С. 157;

Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 123.

практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака". Согласно п. 15, неоднократность по смыслу части 1 статьи УК РФ предполагает совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. Применительно к части 2 статьи 180 УК РФ неоднократным признается совершение два и более раза незаконного использования предупредительной маркировки в отношении товарного знака или наименования места происхождения товара, не зарегистрированных в Российской Федерации.

Среди объектов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 180, в отличие от объектов деяний, криминализированных ч. 2 ст. 180 УК РФ, присутствуют исключительные права на средства индивидуализации. Различаются также предметы посягательств. Предметы преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 180, являются предметами интеллектуальной собственности, так как несут в себе свойства объектов соответствующих посягательств. Ввиду этого совершение лицом деяний, предусмотренных разными частями (1 и 2) ст. 180 УК РФ не может рассматриваться как неоднократность, так как деяния предусмотренные ч. 1 ст.

180 являются преступлениями против интеллектуальной собственности.

В соответствии с п. 15 постановления «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», при неоднократности может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара1. И.А. Головизнина предлагает изменить редакцию ч. 1 ст. 180 УК, добавив следующий оборот: «…если данное Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 26 апреля 2007 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака».

деяние совершено в отношении двух или более средств индивидуализации» 1. Но некоторые исследователи выступают против того, что неоднократным следует считать одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара, мотивируя это отсутствием у правонарушителя умысла на повторность незаконного использования средств индивидуализации товара2.

Представляется, что незаконное использование разных товарных знаков или иных средств индивидуализации товаров и т.д., это – посягательства на разные, независимые друг от друга, предметы интеллектуальной собственности, права на которые могут принадлежать разным правообладателям, что расширяет круг лиц, чьи интересы затронуты преступлением. Таким образом, совершение незаконного использования двух (или более) товарных знаков следует рассматривать как совершение двух (или более) отдельных посягательств.

Материалы правоприменительной практики содержат примеры установления факта неоднократности (по ч.1 ст. 180 УК) в случае незаконного использования лицом нескольких средств индивидуализации. В приговоре, вынесенном Зареченским городским судом Пензенской области в отношении Д.И.

Рябушкина, который использовал разные средства индивидуализации на разных единицах товара в разное время, перечислены деяния, квалифицированные по ч. ст. 180 УК (по признаку неоднократности). В приговоре отмечено, что неоднократность может иметь место в случае неоднократного использования одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара3.

Головизнина И.А. Незаконное использование товарного знака: проблемы квалификации и правоприменения:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 2008. С. 13.

Кондрашина В.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 55;

Трунцевский Ю.В. Проблемы уголовно правовой охраны интеллектуальной собственности в Постановлении Пленума Верховного Суда // Уголовное право. 2007. № 6. С. 49.

Материалы судебной практики. Приговоры, вынесенные по ст. 180 УК РФ. URL: http://rospravosudie.com/vidpr ugolovnoe/act-%D1%81%D1%82.+180-q/section-acts/ Представляется, что ч. 1 ст. 168.2 «Незаконное использование средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий», которую мы предлагаем включить в главу 21 УК, целесообразно сформулировать следующим образом: «Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в отношении двух и более средств индивидуализации либо совершено лицом в течение одного года после привлечения к административной или гражданской ответственности за аналогичное правонарушение, наказывается…».

Понятие «незаконное использование» предлагается трактовать также как и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» (определение этого понятия было представлено выше).

В ч. 1 ст. 180 УК РФ в качестве криминообразующего признака, альтернативного признаку «неоднократно», указан «крупный ущерб. В соответствии с примечанием к статье 169 УК РФ ущерб, причиненный деяниями, указанными в статье 180 УК РФ, считается крупным, если он превышает один миллион пятьсот тысяч рублей.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ является материальным в случае, если привлечение к уголовной ответственности обусловлено причинением крупного ущерба, а не неоднократностью. В уголовно правовой науке отсутствует единое мнение по поводу критериев оценки ущерба1.

Многие исследователи предлагают связывать величину ущерба с упущенной выгодой правообладателя, которая рассчитывается на основании того, какие Завидов Б.Д. Новеллы о преступлениях в сфере экономической деятельности. Комментарии законодательства;

Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2003. С. 128;

Трунцевский Ю.В. Проблемы уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в Постановлении Пленума Верховного Суда // Уголовное право. 2007. № 6. С. 48.

доходы получены правонарушителем1. Однако в диссертационном исследовании В.А. Кондрашиной приводится пример, когда правонарушитель реализует товары, маркированные чужим товарным знаком в одном регионе, а правообладатель – в другом2. В данном случае, несмотря на то, что размер дохода правонарушителя может превышать полтора миллиона рублей, не приходится говорить о том, что действия преступника влияют на уровень доходов правообладателя и влекут последствия в виде упущенной выгоды.

В.Н. Бондарев считает, что ущерб следует определять при помощи ряда объективных и субъективных критериев, в числе которых указано имущественное положение потерпевшего3. М.Ю. Прокш также предлагает учитывать множество факторов, в том числе рыночную ценность товарного знака, объем произведенной контрафактной продукции, длительность нарушения прав, прибыль правонарушителя, уплаченные налоги, качество контрафактной продукции, степень насыщенности рынка контрафактной продукцией, география сбыта контрафактной продукции4.

Представляется, что многие из названных критериев являются трудно определяемыми. Такое большое количество факторов, определяющих преступность деяния, негативно скажется на эффективности правоприменения ч.

1 ст. 180 УК РФ. М.Ю. Прокш, В.Н. Бондарев предлагают устанавливать факт причинения крупного ущерба на том основании, что неполученные доходы составляют большую часть от суммы коммерческого оборота правообладателя5.

Действительно, в некоторых случаях причинение такого ущерба, который по законодательству является крупным, не влечет за собой причинение Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2003. С. 126;

Кондрашина В.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 67-68.

Кондрашина В.А. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака по законодательству России и зарубежных стран: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 76.

Бондарев В.Н. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Ростов-на-Дону. 2002. С. 15-16.

Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд.

юрид. наук. М., 2003. С. 126-128.

Бондарев В.Н. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Ростов-на-Дону. 2002. С. 15-16;

Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 126-128.

значительного имущественного вреда правоприменителю. В 2002 году в Подольске сотрудниками ГУБЭП было обнаружено швейное предприятие «Матушевский-М», производившее спортивные костюмы с логотипами Adidas, Nike и Reebok без каких-либо лицензий от владельцев известных товарных знаков. Прокуратура постаралась определить, можно ли считать нанесенный ущерб крупным, и сопоставила сумму ущерба с размером уставного капитала российского дочернего предприятия Adidas – ООО «Адидас». Исходя из величины капитала (61,7 млн. руб.), был сделан вывод, что ущерб от преступления не является крупным1.

Представляется, что в большинстве случаев отсутствует причинение ущерба крупным компаниям-правообладателям (чьи товарные знаки преимущественно незаконно используются), так как зачастую покупатель догадывается о том, что приобретаемый им товар контрафактный. Об этом свидетельствует более низкая цена по сравнению с оригинальной продукцией и (или) низкое качество товара, его упаковки. Например, если подделываются косметические средства, одежда, аксессуары известных марок. Таким образом, большинство покупателей осознанно делают выбор в пользу экземпляров с незаконно нанесенными средствами индивидуализации. Другие напротив – стараются приобретать только оригинальную продукцию, которая содержится в фирменных магазинах. Следовательно, количество реализованной оригинальной продукции и лиц желающих ее приобрести не коррелирует с распространением контрафактной продукции на рынке. Ввиду этого, интересы правообладателей (в том числе имущественные) не затрагиваются, причинения вреда деловой репутации также не происходит. Это является еще одним доводом в пользу того, что преступления, предусмотренные ст. 180 УК, в первую очередь посягают на исключительные права, а порядок экономической деятельности может выступать дополнительным объектом посягательства.

Трунцевский Ю.В. Проблемы уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в Постановлении Пленума Верховного Суда // Уголовное право. 2007. № 6. С. 48.

На практике не выработана единая методика расчета крупного ущерба причиненного деяниями, предусмотренными ч. 1 ст. 180 УК. Неразвитость российского рынка мешает внедрению мировой практики определения размера ущерба в виде сэкономленной платы за использование товарного знака (лицензионных платежей). Открытая и достоверная информация о стоимости прав на товарный знак по России отсутствует1. Наличие в ч. 1 ст. 180 УК РФ признака «крупный ущерб», который является оценочным понятием, приводит к сложностям правоприменения. Об этом свидетельствует разница между количеством зарегистрированных преступлений по ст. 180 УК РФ (4608) и количеством обвинительных приговоров по этой же статье (757) в 2004- годах2. Число уголовных дел, по которым вынесены обвинительные приговоры, составляет 16% от числа зарегистрированных преступлений. Материалы судебной практики позволяют сделать вывод, что ущерб иногда рассчитывается, исходя из стоимости оригинальной продукции, а в иных случаях – на основании суммы доходов от реализации контрафактного товара3.

Примером второго способа определения ущерба служит приговор Темрюкского районного суда Краснодарского края, вынесенный в 2011 г. К.А.Х.

Осужденный реализовывал контрафактную алкогольную продукцию, снабдив ее этикетками с незаконно используемыми товарными знаками. Установление факта причинения правообладателю крупного ущерба происходило на основании расчета доходов, полученных К.А.Х. в результате реализации контрафактного алкоголя. Поскольку некоторые этапы преступления были совершены в соучастии, действия К.А.Х. были квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 238, ч. 1 ст.

171-1, ч. 3 ст. 180 УК РФ 4.

Трунцевский Ю.В. Проблемы уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в Постановлении Пленума Верховного Суда // Уголовное право. 2007. № 6. С. 48.

О состоянии правовой охраны, использования и защиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации в 2011 году. Аналитический доклад;

под редакцией доктора юридических наук, профессора Лопатина В.Н. М.: Издание Совета Федерации, 2012. С. 320-321;

О состоянии правовой охраны, использования и защиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации в 2012 году. Аналитический доклад;

под редакцией доктора юридических наук Лопатина В.Н. М.: Издание Совета Федерации, 2013. С. 248-251.

См.: Приложения 1, 4, 5.

Материалы судебной практики. Приговоры, вынесенные по ст. 180 УК РФ. URL: http://rospravosudie.com/vidpr ugolovnoe/act-%D1%81%D1%82.+180-q/section-acts/ Примером альтернативного способа расчета ущерба служит следующий приговор. Предгорный районный суд Ставропольского края в 2012 г. вынес приговор Э.А.о. Искендерову, который реализовывал наручные часы, маркированные чужими товарными знаками. Ущерб, причинённый правообладателям товарных знаков, оценивался из расчёта минимальной стоимости оригинальной продукции. Суд квалифицировал действия подсудимого Э.А. о. Искендерова по ч. 1 ст. 171 УК РФ – осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, если это деяние причинило крупный ущерб организациям и по ч. 1 ст. 180 УК РФ – незаконное использование чужого товарного знака, если это деяние причинило крупный ущерб1.

Представляется, что для криминализации незаконного использования средств индивидуализации предпочтительна предлагаемая некоторыми исследователями замена признака «крупный ущерб» на «крупный размер» в ч. ст. 180 УК РФ2. Этот признак выступит показателем, отражающим размах преступной деятельности. Определение суммы крупного размера (как более прозрачного понятия) не вызывает столько сложностей, сколько определение суммы крупного ущерба. К товарам, содержащим незаконно используемые товарные знаки и иные средства индивидуализации (так как они являются предметами интеллектуальной собственности) должны применяться те же способы определения ущерба, что и для предметов авторских и смежных прав.

Как показывает правоприменительная практика, крупный размер должен определяться, исходя из рыночной стоимости оригинальной продукции.

Величина крупного размера ущерба (сумма, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей), установленная в настоящее время для посягательств на Там же.

Быкодорова А.Ф. Уголовно-правовое значение незаконного использования товарного знака: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь. 2000. С. 20;

Головизнина И.А. Незаконное использование товарного знака:

проблемы квалификации и правоприменения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Москва. 2008. С. 11;

Демьяненко Е.В. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака: автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Ростов-на-Дону. 2003. С. 17-18;

С. Истомин А.Ф. Уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности // Журнал российского права. 2002. № 8. С. 86-91;

Ласточкина М.С. Уголовно-правовая защита средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции: автореф. дис. … канд.

юрид. наук. М., 2002. С.12;

Прокш М.Ю. Уголовно-правовая охрана товарного знака в случае недобросовестной конкуренции: дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 170;

Трейгер С.М. Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Москва. 2011. С. 11.

средства индивидуализации товаров и услуг (ст. 180 УК), должна распространяться на положения ст. 168.2. Поскольку, как уже отмечалось, в большинстве случаев незаконно используются товарные знаки крупных компаний-правообладателей (например, «Adidas»), ущерб, превышающий один миллион пятьсот тысяч рублей, зачастую является для них ничтожным. Подделка товарных знаков малоизвестных компаний не имеет смысла. Понижение суммы ущерба приведет к необоснованной криминализации ряда правонарушений, что противоречит стремлению к снижению репрессивного характера положений УК.

На основании вышесказанного предлагается следующая редакция ч. 2 ст.

168.2 «Незаконное использование средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий», которую мы предлагаем включить в УК:

«Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в крупном размере, наказывается…».

Предлагается дополнить ст. 168.2 следующим примечанием: «Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость продукции с незаконно используемыми средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий превышает один миллион пятьсот тысяч рублей».

В числе видов наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 180 УК РФ, отсутствует наказание в виде лишения свободы. Эти деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести. Посягательства, предусмотренные ч. 3 ст. 180 относятся к категории тяжких. Согласно статистическим данным за 2004-2012 годы деяния, квалифицированные по ч. 3 ст.

180 УК РФ составляют 38% от числа преступлений, квалифицированных по ст.

180 УК РФ. Уголовное наказание в виде лишения свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 180, назначалось лишь в 5% случаев.

Представляется, что редкое применение наказания в виде лишения свободы обусловлено тем, что общественная опасность посягательств, предусмотренных этой нормой, не соответствует санкциям, установленным в уголовном законе.

По нашему мнению, все преступные посягательства на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий должны быть отнесены к категории преступлений небольшой тяжести. Но в санкциях ст. 168.2 должно содержаться наказание в виде лишения свободы, которое следует назначать при наличии квалифицирующих признаков: «группой лиц по предварительному сговору» или «организованной группой». Думается, что большая часть преступлений, связанных с незаконным использованием средств индивидуализации, совершается несколькими людьми. Но такие преступники не должны подвергаться необоснованно суровому наказанию. Отнесение квалифицированного состава ст. 168.2 к преступлениям небольшой тяжести отражает тенденции гуманизации уголовного закона России.

Таким образом, предлагается следующая редакция ст. 168.2 «Незаконное использование средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий» УК РФ:

«1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в отношении двух и более средств индивидуализации либо совершено лицом в течение одного года после привлечения к административной или гражданской ответственности за аналогичное правонарушение, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

Незаконное использование чужого товарного знака, знака 2.

обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей 3.

статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость продукции с незаконно используемыми средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий превышает один миллион пятьсот тысяч рублей».

Выводы по параграфу:

Выборочная уголовно-правовая охрана средств индивидуализации 1.

товаров, услуг, предприятий (ст. 180 УК), свидетельствует о том, что законодатель связывает наличие в УК соответствующих посягательств с необходимостью охраны не интеллектуальных прав, а иных интересов (исходя из структуры Особенной части УК). Но уголовная ответственность возлагается за само нанесение товарного знака или знака обслуживания без разрешения правообладателя, следовательно, положения ч.1 ст. 180 в первую очередь направлены на охрану исключительных прав. Положения УК, устанавливающие уголовно-правовую охрану прав на средства индивидуализации товаров и услуг, должны быть размещены в главе (21), предусматривающей охрану иных объектов интеллектуальной собственности. В связи с этим, представляется целесообразным переместитьчасть 1 ст. 180 УК РФ в новой редакции в главу 21 УК. Также предлагается внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ: 1) считать утратившей силу часть 1 ст. 180 УК;

2) изложить часть 3 ст. 180 УК в следующей редакции: «деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой…».

Преступление (незаконное использование средств индивидуализации, 2.

совершенное неоднократно) образуется из совокупности эпизодов. При этом каждый из них, если деяние не причинило крупный ущерб, может являться как гражданским, так и административным правонарушением. Повторение эпизодов незаконного использования средств индивидуализации приводит к систематическим посягательствам на объект преступлений, предусмотренных ч. ст. 180 УК. Общественная опасность от совершения нескольких правонарушений накапливается, что приравнивает ее к общественной опасности от совершения преступления.

Представляется, что для криминализации незаконного использования 3.

средств индивидуализации предпочтительно использовать не признак «крупный ущерб», а признак «крупный размер» (который выступит показателем, отражающим размах преступной деятельности). Крупный размер должен определяться, исходя из рыночной стоимости оригинальной продукции.

Предлагается следующая редакция ст. 168.2 «Незаконное 4.

использование средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий» УК РФ, которую следует разместить в главе 21 УК РФ:

«1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в отношении двух и более средств индивидуализации либо совершено лицом в течение одного года после привлечения к административной или гражданской ответственности за аналогичное правонарушение, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

Незаконное использование чужого товарного знака, знака 3.

обслуживания, наименования места происхождения товара, фирменного наименования, коллективного знака, коммерческого обозначения или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей 4.

статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость продукции с незаконно используемыми средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий превышает один миллион пятьсот тысяч рублей».

По нашему мнению, все преступные посягательства на средства 5.

индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий должны быть отнесены к категории преступлений небольшой тяжести. Но в санкциях ст. 168.2 должно содержаться наказание в виде лишения свободы, которое следует назначать при наличии квалифицирующих признаков.

§ 4. Уголовно-правовая охрана прав на предметы интеллектуальной собственности, в отношении которых введен режим коммерческой тайны Согласно ст. 1465 ГК РФ, интеллектуальное право распространяется на секрет производства (ноу-хау) – на сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также на сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании, и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Коммерческая тайна в настоящее время подлежит уголовно-правовой охране в соответствии со ст. 183 УК РФ «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну»

(глава 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики»). Положениями указанной статьи осуществляется охрана различных видов тайны, в том числе – налоговой и банковской, которые не являются предметами интеллектуальной собственности.

По логике законодателя, коммерческая тайна рассматривается в ст. 183 УК, в первую очередь, как инструмент экономической деятельности, что обусловило структурное расположение рассматриваемой статьи и объединение нескольких видов тайны в ее содержании. Следовательно, основным непосредственным объектом посягательств, криминализированных ст. 183, является установленный порядок предпринимательской деятельности и добросовестная конкуренция1.

Некоторые исследователи относят деяния, предусмотренные ст. 183 УК РФ, к преступлениям, посягающим на интеллектуальную собственность, но не все составы, а только незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну2 или в части охраны секрета производства3.

Вопрос о том, являются ли посягательства на коммерческую тайну преступлениями против интеллектуальной собственности, зависит от взгляда на соотношение понятий «коммерческая тайна» и «ноу-хау».

Мнение А.Ф. Жигалова о том, что коммерческая тайна и секрет производства соотносятся как целое и часть, представляется не совсем обоснованным4. Несмотря на то, что в число преступлений против коммерческой тайны, включено незаконное собирание сведений о ноу-хау или разглашение его сущности, нельзя говорить о том, что одно понятие полностью охватывается другим. Ноу-хау является предметом интеллектуальной собственности, на который распространяются исключительные права. Остальные сведения, относящиеся к коммерческой тайне (кроме ноу-хау), охраняемые положениями ст. 183 УК, не являются носителями интеллектуальных прав.

В ст. 3 Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне" (с изменениями от 2 февраля, 18 декабря 2006 г., 24 июля 2007 г., 11 июля 2011 г.)5 содержится следующее определение понятия «коммерческая тайна» – «режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова, Г.А. Есаков [и др.];

отв. ред. А.И. Рарог. 9-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект. 2013. С. 437.

Лысак Е.А. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности по зарубежному законодательству:

автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 7;

Шульга А.В. Объект и предмет преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений и информационного общества: автореф. дис. … д ра юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 13-14.

Кудрявцев В.Л. Преступления против интеллектуальной собственности: некоторые проблемы объединения и совершенствования // Преступления против интеллектуальной собственности: Материалы Международной научно-практической конференции (19-20 мая 2011г.). Нижний Новгород: факультет права Нижегородского филиала Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики. 2011. С. 54, 56, 57.

Жигалов А.Ф. Коммерческая и банковская тайна в российском уголовном законодательстве: дис.... канд. юрид.

наук. Нижний Новгород, 2000. С. 128.

«О коммерческой тайне»: федеральный закон РФ 29 июля 2004 года № 98-ФЗ [в ред. от 11.07.2011 N 200-ФЗ].

URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n= неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду». В определении коммерческой тайны, представленном в ФЗ "О коммерческой тайне", отсутствует указание на интеллектуальные права.

В связи с этим, справедливой выглядит позиция О.В. Добрынина, согласно которой, ноу-хау является более узким понятием по сравнению с коммерческой тайной. Термин «коммерческая тайна» применяется для обозначения режима охраны информации, в то время как термин «ноу-хау» используется для обозначения объекта охраны, т.е. самой информации. Поэтому необходимо разграничить понятия «ноу-хау» и «коммерческая тайна». При этом ноу-хау не всегда следует рассматривать как составляющую коммерческой тайны, т.к. оно является результатом интеллектуальной деятельности и не обязательно связано с определенным бизнесом1.

Аналогичную точку зрения высказывает Н.А. Потапов. Он, выделяя общие черты коммерческой тайны и ноу-хау, отмечает их отличия, которые проявляются по ряду позиций:

1. Различается состав информации, входящий в их содержание.

Информация, составляющая коммерческую тайну – практически любая информация, попадание которой к конкурентам может причинить вред правообладателю;

2. Ноу-хау, исходя из общепринятой практики, является информация о сущности охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности, о методах, технологиях, процессах производства, сведения, относящиеся к способам реализации экономических и организационных решений при продвижении на рынок продукции и услуг;

3. Различаются субъекты права на данные объекты. Ноу-хау может принадлежать не только юридическому, но и физическому лицу2.

Добрынин О.В. Особенности правовой регламентации ноу-хау: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 8.

Потапов Н.А. Соотношение ноу-хау с коммерческой тайной // Юрист. 2010. № 6. С. 41.

Т.Д. Устинова отмечает, что преступления, предусмотренные ст. 183 УК РФ посягают на общественные отношения, обеспечивающие охрану интеллектуальной собственности и экономическую безопасность участников экономических отношений1. В рассмотренных нами приговорах по уголовным делам, возбужденным по ст. 183 УК РФ (как в совокупности с другими статьями, так и без нее), в 26% случаев ответственность устанавливалась за посягательство на банковскую тайну, в 74 % – за посягательства на коммерческую тайну. В тех приговорах, в которых уголовная ответственность назначалась за посягательства на коммерческую тайну, только в одном случае предметом посягательств выступил секрет производства, а объектами – не только порядок экономической деятельности, но и исключительные права правообладателя. Содержание данного приговора приведено ниже.

Суд г. Богдановича вынес обвинительный приговор бывшему мастеру по хлебопечению местного комбината Н. Осинцевой, которую признали виновной в промышленном шпионаже. Женщина хотела похитить на предприятии рецепт изготовления булок. Все сведения о составе теста (в граммах и пропорциях) висят в цехе, ими может воспользоваться каждый сотрудник, но хлебопеки при поступлении на работу дают подписку о неразглашении коммерческой тайны в течение пяти лет. На квалификацию деяния Н. Осинцевой повлиял тот факт, что она была поймана с поличным, когда пыталась проникнуть в компьютерную базу данных предприятия. По версии следствия, женщина хотела либо продать рецептуру изготовления хлеба конкурентам, либо открыть собственное хлебопекарное производство2.

Таким образом, в определенных случаях (при совершении посягательств на секрет производства) объектом преступлений, предусмотренных ст. 183 УК, может быть интеллектуальная собственность. Но наиболее частым объектом посягательств является порядок предпринимательской деятельности и Устинова Т.Д. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления, посягающие на предпринимательскую деятельность: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 77.

Добрынина, С. Булочка с секретом // Российская газета. Экономика УРФО. 2010. № 5257. URL:

http://www.rg.ru/2010/08/12/reg-ural/bulochki.html добросовестная конкуренция. Положения ст. 183 направлены на охрану исключительных прав (на секрет производства) только тех правообладателей, которые являются участниками рыночных отношений. Охрана такого узкого сегмента интеллектуальных прав свидетельствует о том, что приоритетным объектом охраны рассматриваемой статьи является режим конфиденциальности, вводимый для повышения эффективности коммерческой деятельности, а интеллектуальная собственность является лишь дополнительным объектом. Следовательно, нет необходимости перемещения положений ст. 183 (как полностью, так и в части охраны коммерческой тайны или ноу-хау) в главу 21 УК, в которой мы предлагаем разместить нормы, охраняющие интеллектуальную собственность. Но анализ положений рассматриваемой статьи позволяет обратить внимание на пробелы, существующие в уголовном законе России.

Согласно ч.1 ст. 183 УК РФ, к преступным деяниям относится собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом.

В российском уголовном законе отсутствует уголовно-правовая охрана изобретателей (физических лиц), авторов селекционных достижений и топологий интегральных микросхем, которые не являются участниками рыночных отношений, от добывания преступным путем сведений о сущности их изобретений, полезных моделей, топологий интегральных микросхем и т.д. Такое собирание сведений может осуществляться путем похищения документов, угроз или иным способом, а его объектами являются свобода воли автора, его интеллектуальные права и, в некоторых случаях, здоровье (как самого автора, так и его родственников). Представляется, что такие посягательства обязательно должны подлежать криминализации.

Предложенные нами изменения УК РФ, связанные с охраной объектов интеллектуальной собственности в рамках главы 21 (в которой уже содержатся подобные многообъектные преступления), позволяют акцентировать внимание на личности собственника, в том числе того, которому принадлежат интеллектуальные права. На основании этого, следует установить уголовно правовую охрану правообладателя – физического лица от посягательств, направленных на собирание незаконным способом информации о сущности предмета интеллектуальной собственности (изобретательских, авторских прав) в рамках той же главы, в которой содержатся остальные нормы, криминализующие посягательства на интеллектуальные права.

Поскольку положения, предусматривающие уголовную ответственность за собирание сведений о сущности предмета интеллектуальной собственности незаконным способом, предлагается осуществлять в рамках главы 21 УК, для определения незаконных способов совершения этого деяния целесообразно обратиться к другим положениям этой же главы. Объектом незаконного собирания сведений о результатах интеллектуальной деятельности, является свобода воли автора (или правообладателя), его интеллектуальные права, а также определенных случаях) здоровье. Информация, несущая в себе свойства (в объекта, выступает предметом преступления. По способу совершения эти посягательства на информацию близки к посягательствам на имущество (глава УК), объектом которых помимо свободы воли собственника, выступает его здоровье. Следовательно, к незаконным способам собирания сведений о предметах изобретательских прав, о селекционных достижениях, топологиях интегральных микросхем могут быть отнесены некоторые способы хищения имущества и способы совершения вымогательства. Таким образом, собирание сведений о сущности предмета изобретательских или патентных прав незаконным способом может быть совершено при следующих обстоятельствах:

– путем похищения документов;

– с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения насилия;

– с применением угрозы уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно угрозы распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких и другое.

На втором этапе формирования положений ст. 168.1 «Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также прав на иные предметы интеллектуальной собственности» (глава 21 УК РФ) предлагается ввести в нее следующее деяние: «собирание сведений о сущности предмета изобретательских прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы путем похищения документов, угроз или с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо иным незаконным способом, наказывается…».

Объект таких посягательств совпадает с объектом другого состава, который мы предлагаем включить в ст. 168.1 УК РФ (присвоение авторства, принуждение к отказу от авторства). В связи с этим, предлагается отнести «собирание сведений о сущности предмета изобретательских прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы незаконным способом» к той же категории преступлений, что и присвоение авторства (принуждение к отказу от авторства) – к преступлениям средней тяжести.

Таким образом, нами предлагается следующая редакция ст. 168. «Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также прав на иные предметы интеллектуальной собственности»:

Принуждение к соавторству, отказу от авторства под угрозой 1.

применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, либо с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, наказываются лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Собирание сведений о сущности предмета изобретательских прав, 2.

селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы путем похищения документов, угроз или с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо иным незаконным способом, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Разглашение без согласия автора или заявителя сущности предмета 3.

изобретательских прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы до официальной публикации сведений о нем, причинившее ущерб в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Незаконное использование предметов интеллектуальной 4.

собственности, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей, четвертой 5.

настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание: «Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость предметов авторских, смежных, патентных и изобретательских прав, либо стоимость прав на эти предметы превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – один миллион рублей».

Выводы по параграфу:


Понятие «ноу-хау» является более узким понятием по сравнению с 1.

коммерческой тайной, но полностью им не охватывается. Ноу-хау является предметом интеллектуальной собственности, на который распространяются исключительные права. Основная масса сведений, относящихся к коммерческой тайне (кроме ноу-хау), не представлена предметами интеллектуальной собственности – носителями личных неимущественных прав.

В случае совершения посягательств, предусмотренных ст. 183 УК, 2.

объектом преступлений может быть интеллектуальная собственность. Но положения этой статьи направлены на охрану исключительных прав (на секрет производства) только тех правообладателей, которые являются участниками рыночных отношений. Охрана такого узкого сегмента интеллектуальных прав свидетельствует о том, что приоритетным объектом охраны рассматриваемой статьи является режим конфиденциальности, вводимый для повышения эффективности коммерческой деятельности, а интеллектуальная собственность является лишь дополнительным объектом.

Представляется, что целесообразно установить уголовно-правовую 3.

охрану правообладателя – физического лица (автора) от посягательств, направленных на собирание незаконным способом информации о сущности предмета интеллектуальной собственности в рамках той же главы, в которой предполагается разместить остальные нормы, криминализующие посягательства на интеллектуальные права.

Представляется, что собирание сведений о сущности предмета 4.

изобретательских прав незаконным способом целесообразно отнести к преступлениям средней тяжести.

Предлагается следующая редакция ст. 168.1 «Нарушение авторских, 5.

смежных, изобретательских и патентных прав, а также прав на иные предметы интеллектуальной собственности»:

Принуждение к соавторству, отказу от авторства под угрозой 1.

применения насилия или уничтожения (или повреждения) чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, либо с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, наказываются лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Собирание сведений о сущности предмета изобретательских прав, 2.

селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы путем похищения документов, угроз или с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо иным незаконным способом, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Разглашение без согласия автора или заявителя сущности предмета 3.

изобретательских прав, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы до официальной публикации сведений о нем, причинившее ущерб в крупном размере, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Незаконное использование предметов интеллектуальной 4.

собственности, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей, четвертой 5.

настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание: «Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость предметов авторских, смежных, патентных и изобретательских прав, либо стоимость прав на эти предметы превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – один миллион рублей».

§ 5. Соотношение объектов интеллектуальной собственности и объектов информационной безопасности В УК РФ в разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» существует глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации». В современной России отмечается увеличение количества преступлений в сфере компьютерной информации с 1997 по годы, при этом рост количества преступлений значительно выше роста количества преступников, их совершающих1. Многие исследователи отмечают высокую латентность2 таких деяний, замалчивание их правоохранительными органами, трудности правоприменения3 рассматриваемых норм.

Объектом, преступлений, предусмотренных ст. ст. 272-274 УК РФ информацию4;

исследователи называют информационные общественные отношения5, технические средства (компьютеры и периферия) как материальные объекты или программное обеспечение и базы данных, для которых технические средства являются окружением6;

общественную безопасность и общественный порядок7;

общественные отношения, связанные с безопасным использованием информационных систем8.

Интервью с Алексеем Мошковым, начальником Бюро специальных технических мероприятий, генерал-майором полиции. URL:

http://www.cnews.ru/reviews/new/it_v_organah_gosudarstvennoj_vlasti_2013/interviews/aleksej_moshkov/;

Шахрай С.С.

Система преступлений в сфере компьютерной информации: сравнительно-правовой, социолого криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 64, 70.

Старичков М.В. Умышленные преступления в сфере компьютерной информации: уголовно-правовая и криминологическая характеристик: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2006. С. 109-112;

Суслопаров А.В.

Компьютерные преступления как разновидность преступлений информационного характера: дис. … канд. юрид.

наук. Красноярск, 2010. С. 126.

Суслопаров А.В. Компьютерные преступления как разновидность преступлений информационного характера:

дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2010. С. 125, 126.

Крылов В.В. Информационные компьютерные преступления. Учеб. и практ. пособие. М.: ИНФРА-М;

Норма, 1997. С. 11;

Мелик Э. Компьютерные преступления. Информационно-аналитический обзор. URL:

http://www.melik.narod.ru Суслопаров А.В. Компьютерные преступления как разновидность преступлений информационного характера:

дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2010. С. 35.

Наумов А.В. Хищение интеллектуальной собственности // Уголовное право. 2004. № 4. С. 39-40.

Кочои С., Савельев Д. Ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации (комментарий УК РФ). URL: http://www.crime-research.ru/library/Belous3.htm Середа С.А., Федотов Н.Н. Расширительное толкование терминов «вредоносная программа» и «неправомерный доступ» // Закон. 2007. № 7. С. 32.

Представляется справедливой точка зрения Т.Г. Понятовской, что родовым объектом преступлений, предусмотренных ст. ст. 272-274 УК, является общественная безопасность и общественный порядок. Видовым объектом преступлений главы 28 УК являются условия безопасности хранения и использования компьютерной информации1.

Преступления, предусмотренные главой 28 УК РФ, посягают на «информационную безопасность». В уголовно-правовой науке существует множество определений данного понятия. Д.Г. Коровяковский считает, что информационная безопасность это состояние защищенности национальных интересов страны (жизненно важных интересов личности, общества и государства) в информационной сфере от внутренних и внешних угроз2. Это понятие также трактуется как «снятие относительно объективно и субъективно существующих реальных и потенциальных угроз за счет контроля над мировым информационным пространством и наличие возможностей, условий и средств для отражения этих угроз, что в совокупности определяет уровень информационной безопасности каждого субъекта»3. Информационная безопасность понимается как невозможность причинения ущерба объекту, с одной стороны, и, с другой стороны, как свойство самого объекта не наносить вред другому объекту в сфере4.

информационной С.С. Шахрай дает определение термина «информационная безопасность» основанное на Доктрине информационной безопасности РФ5 (утв. Президентом РФ 09.09.2000 № Пр-1895) – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства в информационной (сфере) среде от внешних и внутренних угроз, обеспечивающее Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров;

отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект.

2013. С. 424 (Автор главы 34 Т.Г. Понятовская).

Коровяковский Д. Г. Правовое обеспечение информационной безопасности в налоговых органах Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 29.

Арсентьев М.В. К вопросу о понятии «информационная безопасность» // Информационное общество. 1997. № 4 – 6. С. 50.

Юсупов Р.М. Научно-методологические основы информатизации. СПб.: Наука, 2000. С. 345.

Доктрина информационной безопасности РФ от 09 сентября 2000 г. № Пр-1895. URL:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;


base=LAW;

n= ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, общества, государства1.

Согласно Доктрине информационной безопасности РФ интересы общества в информационной сфере заключаются в обеспечении интересов личности в этой сфере, упрочении демократии, создании правового социального государства, достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России. Интересы государства в информационной сфере заключаются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества. Интересы личности в информационной сфере заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность.

Т.Г. Понятовская справедливо отмечает, что сведения, относящиеся к компьютерной информации (защита которой осуществляется главой 28 УК) являются носителями множества свойств. Компьютерная информация – это сведения, представленные в форме электронных сигналов (доступных восприятию ЭВМ) независимо от средств их хранения, обработки и передачи.

Посягательства на такие сведения могут затрагивать интересы отдельных лиц, общественные или государственные интересы вне зависимости от их содержания.

Информация часто отражает коммуникативные интересы, обеспечивая нормальную работу транспорта, средств сообщения, связи и пр. Использование Шахрай С.С. Система преступлений в сфере компьютерной информации: сравнительно-правовой, социолого криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 137.

ресурсов ЭВМ является необходимым элементом научных и производственных технологий, и также методов и средств, используемых в здравоохранении1. С.С.

Шахрай также справедливо отмечает, что совершение преступлений, предусмотренных главой 28 УК РФ, может привести к катастрофическим последствиям, влияющим на жизнь и здоровье людей2. Например, свидетельством посягательства на жизнь человека посредством воздействия на медицинскую аппаратуру с помощью компьютерной программы является случай, произошедший в США. Гражданин, пострадавший в перестрелке, был тяжело ранен и направлен в больницу. Впоследствии он попал под программу защиты свидетелей, в результате чего был помещен полицией в охраняемую палату.

Преступники через сеть Интернет вошли в компьютерную сеть клиники, где он лежал, и, изменив программу прибора стимуляции сердца, фактически убили его3.

Совершение деяний, предусмотренных ст. ст. 272-274 УК, могут привести к тому, что большое количество людей может оказаться без электро- и водоснабжения, что в определенных случаях может явиться причиной болезни и гибели людей. В 2005 г. в Октябрьском районном суде г. Липецка был осужден В., который используя вредоносные программы для ЭВМ, осуществлял сеансы удаленного доступа с попытками подбора паролей учетных записей пользователей корпоративной сети ОАО «Липецкая генерирующая компания», создания новых записей с правами установки и запуска новых программных приложений. На пятнадцати рабочих станциях, серверах и маршрутизаторах корпоративной сети ОАО «Липецкая генерирующая компания» были установлены вредоносные программы. Для предотвращения их дальнейшего распространения сотрудниками компании было обесточено активное оборудование локальных вычислительных сетей управления и отделение Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров;

отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект.

2013. С. 424 (Автор главы 34 Т.Г. Понятовская);

Понятовская Т.Г. Уголовно-политическое значение интеллектуальной собственности // Материалы совместного российско-германского круглого стола «Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт». М., 2009. С. 255.

Шахрай С.С. Система преступлений в сфере компьютерной информации: сравнительно-правовой, социолого криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 23.

Криминология: учебник;

под общ. ред. А.И. Долговой. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: Инфра-М, 2010. С.

835.

тепловых сетей, а также прекращено функционирование сервера удаленного доступа и произведена полная переустановка систем на «инфицированных»

станциях и серверах. В результате преступных действий В. ОАО «Липецкая генерирующая компания» был причинен материальный ущерб на общую сумму 26298 рублей. Действия виновного подлежат квалификации по ч. 1 ст. 273 УК РФ и ч. 1 ст. 165 УК РФ1.

Информационная безопасность, определяемая через интересы личности, общества и государства в информационной сфере, может являться объектом не только преступлений, предусмотренных главой 28 УК РФ, но и преступлений, посягающих на авторские, смежные, изобретательские и патентные права. В уголовно правовой науке высказывалось мнение, что преступления, предусмотренные ст. ст. 272-274 УК РФ следует отнести к преступлениям против собственности2.

интеллектуальной Некоторые исследователи относят к преступлениям против интеллектуальной собственности отдельные статьи главы УК3.

28 Другие авторы справедливо указывают, что преступления, предусмотренные главой 28 УК РФ, относятся к преступлениям, которые в определенных (особых) случаях посягают на объекты интеллектуальной собственности4. Информация, содержащаяся в памяти ЭВМ, может быть литературным, музыкальным, художественным произведением, или сведениями, относящимися к коммерческой тайне. В литературе отмечалось, что по статистическим данным первое место среди преступлений, для совершения которых используется компьютерная информация, занимает нарушение авторских Уголовное дело № 1-419/2005 г. // Архив октябрьского районного суда г. Липецка.

Лысак Е.А. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности по зарубежному законодательству:

автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 7;

Шульга А.В. Объект и предмет преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений и информационного общества: автореф. дис. … д ра юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 16.

Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). Учебник для ВУЗов. М.: Норма, 2000.

С. 446-448;

Кузнецов К.В. Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 166;

Логвинов Ю.В. Борьба с интеллектуальным пиратством: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М. 2002. С. 11.

Менжега М.М. Криминалистические проблемы расследования создания, использования и распространения вредоносных программ для ЭВМ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 8;

Терещенко Б.Л.

Предупреждение преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность: автореф. дис. … канд. юрид.

наук. М., 2005. С. 8;

Тропина Т.Л. Киберпреступность: понятие, состояние, уголовно-правовые меры борьбы:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2005. С. 13.

и смежных прав (ст. 146 УК)1. Как правило, преступления, предусмотренные главой 28 УК РФ, не являются самоцелью и совершаются для облегчения совершения других преступлений, о чем свидетельствует правоприменительная практика. Из рассмотренных нами приговоров, вынесенных по ст. 272 УК РФ, в 18% случаев деяния квалифицировались также по ст. 165 УК, в 8 % случаев – по ст. 146 УК, в 5% случаев – по ст. 159 УК, в 5% случаев – по ст. ст. 158, 183 УК, в 3% случаев – по ст. 160 УК. В приговорах, вынесенных по ст. 273 УК РФ, в 73% случаев деяния квалифицировались также по ст. 146 УК, в 5% случаев – по ст. УК2. Таким образом, в рассмотренных нами приговорах, вынесенных по ст. ст.

272, 273 УК, в 40% случаев вторым объектом посягательства, помимо компьютерной информации, являются интеллектуальные права. Это в первую очередь авторские и смежные с ними права. В приговорах, вынесенных по статьям главы 28 УК и по ст. 183 УК, рассматривались деяния, посягающие на коммерческую тайну, но среди них только в одном случае существовало посягательство на секрет производства (т.е. посягательство на интеллектуальные права). Следовательно, совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 272 274 УК не подразумевает обязательного одновременного нарушения интеллектуальных прав. Таким образом, преступления, предусмотренные главой 28 российского уголовного закона, нельзя относить к преступлениям против интеллектуальной собственности.

Исследователи, которые рассматривают посягательства, предусмотренные главой 28 УК, как посягательства на интеллектуальную собственность, вероятно, приравнивают компьютерную информацию к компьютерным программам (которые являются результатом интеллектуальной деятельности). В результате, происходит подмена предмета посягательства: поскольку согласно ст. 1225 ГК РФ, программы для ЭВМ и базы данных являются результатами интеллектуальной деятельности. Согласно ст. 1261 ГК РФ, программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений: учебное пособие в 2-х частях. Ч. 2;

под ред. А.П. Резвана, М.В. Субботиной. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. С. 84-85.

См.: Приложение 6.

предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения. М.А. Зубова предлагает включить в УК РФ ст.

146.1, которая называлась бы «Нарушение авторских и смежных прав на компьютерные программы» и предусматривала бы уголовную ответственность за соответствующие преступления1. На наш взгляд, в подобном нововведении нет необходимости, так как авторские права на компьютерные программы (результаты интеллектуальной деятельности) подлежат уголовно-правовой охране (ст. 146 УК);

в предлагаемой нами редакции ст. 168.1 они будут охраняться наряду с другими предметами авторского права.

Представляется, что криминализация деяний, предусмотренных главой УК, обусловлена не приоритетной охраной прав авторов программ ЭВМ (установление которой должно осуществляться иными нормами уголовного закона), а свойствами информации (хранящейся в электронном виде), обусловливающими обеспечение безопасности. На это указывает Т.Г.

Понятовская, рассматривая компьютерную информацию как носитель свойств общественной безопасности, который приобретает универсальное социальное значение и не зависит от содержания отраженных в ней интересов. Она справедливо отмечает, что не все интересы обладателей компьютерной информации охраняются уголовным законом. Объектами такой охраны могут быть только те из них, которые связаны с обеспечением общественной безопасности и общественного порядка2.

С. Кочои и Д. Савельев, разграничивая преступления в сфере компьютерной информации и преступления в сфере интеллектуальной собственности, справедливо указывают, что ст. 272 УК направлена на защиту именно самой информации, а не авторских прав на базы данных, программы для Зубова М.А. Компьютерная информация как объект уголовно-правовой охраны: дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 60.

Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров;

отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект.

2013. С. 425 (Автор главы 34 Т.Г. Понятовская).

ЭВМ и т.д.1 Также следует согласиться с И.А. Сало, которая отмечает, что объекты у посягательств на интеллектуальную собственность и преступлений в сфере компьютерной информации, несмотря на некоторую общность (предметом и тех, и других выступает информация), различны2.

Некоторые российские исследователи предлагают ввести в УК РФ новые нормы, предусматривающие использование технических средств для совершения собственность3.

посягательств на интеллектуальную Представляется, что введение новых норм приведет к дублированию положений главы 28 УК РФ с той разницей, что они будут узконаправленными.

Другие авторы полагают, что следует разместить в уже существующих положениях уголовного закона, квалифицирующий признак «с использованием ЭВМ или информационных технологий»4 или «с использованием неправомерного доступа к компьютерной информации»5. По мнению диссертанта, введение соответствующего квалифицирующего признака в большое количество статей УК РФ представляется нерациональным, так как существует множество видов преступлений, совершение которых возможно с помощью машинных носителей, ЭВМ, сетей ЭВМ. Данное нововведение потребует больших усилий, направленных на реформирование УК РФ, но приведет лишь к увеличению объема уголовного законодательства без изменения сущности норм.

С.С. Шахрай полагает, что зачастую преступления главы 28 УК РФ посягают также на дополнительные объекты (например, имущественные права), Кочои, С., Савельев, Д. Ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации (комментарий УК РФ). URL: http://www.crime-research.ru/library/Belous3.htm Сало И.А. Преступные действия с компьютерной информацией ограниченного доступа: дис.... канд. юрид. наук.

М., 2011. С. 181, 182, 186.

Вощинский М.В. Уголовно-правовые меры противодействия нарушению авторского и смежных прав: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М. 2005. С. 11;

Кузнецов К.В. Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С.

190;

Ларичев В.Д., Трунцевский Ю.В. Защита авторского и смежных прав в аудиовизуальной сфере: Уголовно правовой и криминологический аспекты. М., 2004. С. 334;

Орешкин М.И. Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав на аудиовизуальные произведения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 2006. С. 16-17.

Айсанов Р.М. Состав неправомерного доступа к компьютерной информации в российском, международном и зарубежном уголовном законодательстве: дис.... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8;

Кабанова А.Ж. Преступления в сфере компьютерной информации (уголовно-правовые и криминалистические аспекты): автореф. дис. … канд.

юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 5.

Шарков А.Е. Неправомерный доступ к компьютерной информации: преступность деяния и проблемы квалификации: дис.... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004. С. 159.

которые являются более ценными, чем основной объект1. В.В. Крылов считает, что отсутствие посягательства на дополнительные объекты (личные права и неприкосновенность частной сферы, имущественные права, государственная безопасность и другое) исключает уголовную ответственность за совершение преступлений, предусмотренных главой 28 УК РФ2. Однако в положениях главы 28 законодатель никак не отразил существование каких-либо дополнительных объектов, так как в составах, предусмотренных ст. ст. 272-274 УК, отсутствуют признаки иных объектов, кроме безопасности. Последствия совершения этих преступлений могут быть различными, в том числе могут включать в себя посягательства на интеллектуальную собственность. Но она не может рассматриваться ни как основной, ни как дополнительный объект преступлений в сфере компьютерной информации. В случае, когда деяния, предусмотренные главой 28 УК, одновременно посягают на интеллектуальные права, требуется дополнительная квалификация по соответствующим статьям уголовного закона, как в приговоре Усть-Кубинского районного суда Вологодской области 16 марта 2006 г. в отношении Г.Ю.А.

Г.Ю.А. имел умысел, направленный на незаконное (вопреки воле правообладателей) использование объектов авторского права фирмы ЗАО "1С", и цель – извлечение прибыли путем незаконного распространения контрафактного экземпляра программного продукта «1С: Предприятие». Г.Ю.А. заведомо знал, что приобретенный им компакт-диск с неразрешенным к свободному распространению программным обеспечением «1С: Предприятие» является контрафактным. Он осуществил установку с указанного компакт-диска контрафактного компьютерного программного продукта «1С: Предприятие», то есть воспроизводя его путем записи в память ЭВМ на два системных блока компьютеров с целью его дальнейшего использования, и получил за это оплату в размере 1000 рублей.

Шахрай С.С. Система преступлений в сфере компьютерной информации: сравнительно-правовой, социолого криминологический и уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 139.

Крылов В.В. Современная криминалистика. Правовая информатика и кибернетика. М.: Лекс, 2007. С. 136.

Ущерб правообладателю ЗАО "1С" составил 85306 рублей. Размер ущерба определялся исходя из стоимости установленных программных продуктов ( долларов США) на день установки программы по официальному курсу Центрального банка Российской Федерации. Стоимость прав на использование указанных объектов авторского права ЗАО "1С", таким образом, в данном случае превышает 50000 рублей. В 2006 году деяния, предусмотренные ст. 146, признавались совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышала пятьдесят тысяч рублей (в соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» № 162-ФЗ).

Г.Ю.А. осуществил модификацию системной информации, нейтрализовав установленные правообладателем средства индивидуальной защиты данного программного продукта, что позволило запускать установленные им экземпляры контрафактных программных продуктов без установленного правообладателем аппаратного ключа защиты.

В результате Г.Ю.А. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 1 ст. 272, ч. 1 ст. 273 УК РФ1.

Таким образом, посягательства на компьютерную информацию нельзя приравнивать к посягательствам на интеллектуальную собственность или рассматривать первые из них как сегмент, включенный в структуру посягательств на интеллектуальную собственность. В некоторых случаях можно говорить о частных случаях пересечения объектов преступлений против интеллектуальной собственности и преступлений в сфере компьютерной информации.

Выводы по параграфу:

Криминализация деяний, предусмотренных главой 28 УК, 1.

обусловлена не приоритетной охраной прав авторов программ ЭВМ (установление которой должно осуществляться иными нормами уголовного Приговор судьи Усть-Кубинского районного суда Вологодской области П.С.И., вынесенный 16 марта 2006 г. по ч. 2 ст. 146 УК РФ, ч. 1 ст. 272 УК РФ, по ч. 1 ст.273 УК РФ в отношении Г.Ю.А. URL: http://www.internet law.ru/forum/index.php?topic=2503. закона), а свойствами информации (хранящейся в электронном виде), обусловливающими обеспечение безопасности.

В положениях главы 28 законодатель никак не отразил существование каких-либо дополнительных объектов, кроме безопасности. Получение неправомерного доступа к определенным сведениям (охраняемым УК) или их уничтожение представляет угрозу для граждан, общества и государства.

Преступления, предусмотренные главой 28 УК, могут совершаться для облегчения совершения посягательств на интеллектуальную собственность. Но она не может рассматриваться ни как основной, ни как дополнительный объект преступлений в сфере компьютерной информации.

Посягательства на компьютерную информацию нельзя приравнивать к 2.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.