авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИЙСКОЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Из анализа этой ситуации можно сделать вывод, что у участников рынка появились дополнительные возможности уголовно-правового давления. Если ранее приобретение рейдером миноритарного пакета акций и истребование информации от общества давало возможность инициировать административные и гражданские разбирательства против предприятия-цели, то с введением поправок рейдеры получили возможность обращаться в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении уголовных дел, в том числе по факту воспрепятствования осуществлению или незаконного ограничения прав владельцев ценных бумаг (ч. 1 ст. 185.4 УК). Так, в По материалам журнала «Forbes» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.kpe.ru/articles/1266/. Как отмечает «Forbes», для оценки площади земли, контролируемой собственником, использовались данные самих владельцев, информация, полученная от конкурентов, чиновников и аналитиков.

феврале 2012 года «Уралхим» инициировал возбуждение уголовного дела по факту незаконного ограничения доступа к документации ТоАЗа.

Использование расплывчатых формулировок закона, в частности этой самой ст. 185.4 УК, позволяет квалифицировать в качестве преступления любое воспрепятствование осуществлению прав владельцев ценных бумаг, если оно при этом повлекло крупный ущерб. Более того, изобретательные способы создания опытными рейдерами видимости такого ущерба позволяют возбуждать уголовные дела в отсутствии к тому правовых оснований за малейшее несоответствие действий общества корпоративному законодательству.

В указанном выше примере обвиняемые якобы воспрепятствовали представителю миноритария в доступе к списку лиц, обладавших правом участия во внеочередном общем собрании акционеров ТоАЗа, в результате чего «Уралхиму» причинен ущерб более чем на 7,6 млрд руб. Но представители ТоАЗа заявили, что никакого ущерба нет, а в материалах следствия имеются явные признаки того, что «Уралхим» сфальсифицировал доказательства для безосновательного возбуждения уголовного дела и незаконного получения средств. Такое заявление подтверждается аффилированностью «Уралхима» с контрагентом, договор между которыми якобы не был выполнен из-за преступных действий фигурантов возбужденного дела. Однако проверка сведений об объеме ущерба не была проведена.

Расплывчатость формулировок делает возможным также возбуждение уголовных дел против нестандартных субъектов – рядовых сотрудников предприятий, якобы нарушивших права рейдеров, что позволяет оказывать давление на менеджмент предприятия-цели.

В рамках возбуждаемых уголовных дел правоохранительными органами проводятся обыски и выемки документов. Это создает угрозу стабильному развитию компании, усиливает риски банкротства и, как следствие, установление рейдерами контроля над предприятиями.

Так, в описываемом конфликте в рамках дела по ст. 185.4 УК РФ были проведены обыски с изъятием документации, не имеющей отношения к делу.

Но это позволило «Уралхиму» инициировать возбуждение уголовного дела по ч.4 ст. 159 УК РФ против «неустановленных лиц из числа сотрудников»

ТоАЗа. В апреле был объявлен в розыск руководитель предприятия. Причем, это было сделано с нарушением права на защиту, поскольку ни сам руководитель, ни его адвокат не получали уведомлений об избрании меры пресечения и не были официально информированы о том, в чем именно он подозревается.

Характеризуя сложившуюся ситуацию, бывший советник Председателя Конституционного Суда России В.С. Овчинский отмечает, что проблема рейдерства должна рассматриваться как проблема организованной преступности. По его мнению, организации рейдеров – это самая сильная форма современной организованной преступности. Рейдеры являются специальной группой в преступном сообществе или независимыми группами бизнес-киллеров, получающими определенный заказ.

Для того чтобы охарактеризовать структуру корпоративных захватов, следует рассмотреть их объекты и цели, а также области экономики, в которых увеличивается процент поглощаемых предприятий. Объектами захватов на заре рейдерства становилась недвижимость (здания, земля) в Санкт-Петербурге, Москве и иных крупных городах, которая принадлежала неэффективным собственникам (заводы, НИИ и т. д.), приобретавшим предприятия в ходе приватизации. В мегаполисе таких объектов практически не осталось: крупные активы уже поделены или хорошо защищены, или имеют четко организованную структуру и не подвержены поглощению.

Сейчас рейдеры в Москве интересуются сравнительно небольшими предприятиями, имеющими три вида ресурсов: недвижимость, денежные активы и долгосрочные договоры (на 10 – 15 лет) с Москомимуществом40.

На сегодня основным направлением распространения корпоративного захвата является региональное. Субъекты РФ, где осуществляется самое большое количество корпоративных захватов, – это Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Липецкая, Московская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Ярославская области.

Особенно рейдеры интересуются земельными участками. Сегодня в Московской области несколько организаций активно занимаются скупкой акций предприятий и компаний, их земельных участков. Самыми крупными из них являются группы компаний «Росбилдинг», «Ваш финансовый попечитель», «Минфин», консультационная группа «Профконсалт», инвестиционная фирма «Олма», специализированная юридическая консультация № 6 Московской областной коллегии адвокатов «Юст», ЗАО инвестиционная компания «Тройка-Диалог». Данные структуры воздерживаются от явно недобросовестных и противоправных действий при скупке акций и земельных участков41.

Цели захватов. Прежде поглощались предприятия, которые владели дорогостоящим активом (земля, строения), но с 2009 года ситуация немного изменилась. В современной России целью все чаще оказываются предприятия, имеющие самостоятельную профильную ценность. Рейдеров привлекает бизнес, который приносит стабильный доход. Новый хозяин начнет эти средства использовать по прямому назначению, в частности, будет налаживать производство продукции широкого потребления. Есть См. Отчет о качественном социологическом исследовании «Рейдерство как социально экономический и политический феномен современной России». – М., 2008 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.politcotn.ru «По словам представителя Администрации Тверской области, перспективы в ближайшее время остановить передел собственности в регионе пока пессимистичные.

Основной причиной здесь являются происки конкурентов соответствующих отраслей»

Более подробно см.: В тверских угодьях рейдеров// Акционерный Вестник. – 2007. – № (44).

мнение, что для активизации перераспределения собственности в России имеются серьезные причины. В последние годы в стране возникло множество рентабельных предприятий с большими потоками свободных денежных средств. Но поставщики, которые завышают стоимость сырья, неплатежеспособные потребители продукции, а также конкуренты стоят на пути их дальнейшего развития. В связи с этим руководители компаний (обычно представители финансово-экономической элиты региона) прикладывают все усилия для получения контроля над данными участниками рынка. То есть идет укрупнение бизнеса. Как пример приведем Нижегородский масложировой комбинат, едва успевший оправиться от недавней угрозы захвата. Он продолжил расширять свой холдинг и стал владельцем очередного предприятия – ОАО «Пермский маргариновый завод»42.

В объекты корпоративных захватов зачастую превращаются предприятия, при включении которых в производственную цепочку, возможно замыкание полного цикла (к примеру, от выращивания картофеля до реализации его в магазинах).

Криминальный характер этого бизнеса подтверждается алгоритмом захвата предприятий, включающим такие типичные процедуры, как:

1. Разведка, предполагающая получение исчерпывающей информации об объекте захвата и включающая разведку а) легальную, б) криминальную.

Разведка легальная анализирует доступные (открытые) источники информации, например, документы в соответствии со ст. 92 Федерального обществах»43, закона «Об акционерных подлежащие обязательному раскрытию: бухгалтерские отчеты, проспекты эмиссий, годовые отчеты ОАО См.: Осипенко О.В. Защита компании от недружественного поглощения и корпоративного шантажа. – М: Юркнига, 2005. – С. 31-35.

См.: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»

// Рос. газета. – 1995. 29 дек.

и другие сведения. Таким образом, идет сбор информации о финансовом состоянии предприятия. Выкупаются имеющиеся у предприятия кредитные задолженности. Далее от имени нового кредитора организуется иск.

Одновременно вступают в дело юристы, подготовившие документальную базу для захвата и осуществляющие зондаж. Акции предприятия скупаются, руководству предприятия отправляют многочисленные судебные иски, предъявляемые как в региональные суды, так и в суд по местонахождению, чтобы дезориентировать и отвлечь от направления основного удара.

Криминальная разведка направлена, в первую очередь, на сбор закрытой информации, а также на получение компрометирующих сведений. К тому же, криминальная разведка обычно осуществляется незаконными средствами, включающими оперативно-розыскные мероприятия: перлюстрация корреспонденции, прослушивание телефонных разговоров, наружное наблюдение и т. д. Отдельно изучается история приватизации или создания предприятия с целью обнаружения слабых мест в отношении приобретения прав собственности на данный бизнес. Анализируется состояние существующих среди акционеров конфликтов, внешние корпоративные конфликты с участием компании-жертвы, скрытые конфликты на предприятии, конфликты прошлые. Проводится тщательный анализ личной жизни значимых акционеров – физических лиц и топ-менеджеров.

2. Оценка способности компании-жертвы к защите. На данном этапе анализируется, насколько объект захвата может организовать свою защиту.

Исследуются система охраны, ее материально-техническое обеспечение, количество, профессионализм и подготовленность ее сотрудников, отношения с правоохранительными органами и частными охранными структурами (МВД, ФСБ, прокуратура, ЧОП), органами власти – местными и вышестоящими, судебными инстанциями. Завершается данный этан составлением плана нейтрализации возможных защитников предприятия.

Физическое прикрытие захватчиков обычно осуществляется частными охранными предприятиями. За последние пять лет численность частных охранных структур выросла в 15 раз, количество оружия, находящегося в их распоряжении, увеличилось в 20 раз. В одной Москве, по минимальным подсчетам, работают более 160 тысяч охранников, большая часть которых – отставные военные, бывшие сотрудники правоохранительных органов и спецслужб. Л. Веденов – начальник Лицензионно-разрешительного управления МВД России – отмечает, что в течение последних 5 лет частные охранные структуры незаконно участвовали в захвате примерно тысячи предприятий, относительно большей части которых велось арбитражное судопроизводство. Практически половина этого количества приходится на Москву и Московскую область. Подобные штурмы предприятий с участием нанятых захватчиками ЧОПов похожи на пиратский абордаж, а иногда – на хорошо спланированную военную операцию, проводимую высококлассными профессионалами44.

3. Разработка схемы захвата предприятия. Включает два варианта: с применением силы и без ее применения. Выбор варианта определяется особенностями захватываемого объекта. При высоком уровне вероятности активного сопротивления со стороны владельца предприятия используется силовой захват. Выбор такого варианта объясняется также возможностью быстро осуществить внесение в реестр акционеров изменений и продажу имущества компании. Для того чтобы разработать схему захвата, изучаются структура собственности объекта, стоимость нейтрализации полиции, местных судов, органов власти, место хранения и доступность реестра акционеров, обеспечение, при необходимости, PR-прикрытия акции (в частности, если захватывается градообразующее предприятие).

4. Осуществление захвата. Обычно перед захватом проводятся беседы с охраной предприятия. Сотрудников пытаются запугать или подкупить, в зависимости от их профессионального уровня. Далее готовится штурмовая группа: участники оснащаются камуфляжной униформой, дубинками и См.: Новикова И. В. «Пути перераспределения собственности: анализ российских реалий и особенности в ЮФО» wvAV.conf.stavsu.ru/_WordDocs/432.doc бронежилетами, дымовыми шашками, пневматическим или газовым вооружением. В назначенный день, когда ослаблена бдительность руководства объекта захвата (обычно это бывают пятница, предпраздничные, выходные или праздничные дни), группы захвата на автобусах прибывают к предприятию.

В обязательном порядке присутствует адвокат. Он нужен для нейтрализации потенциального вмешательства со стороны сотрудников полиции, путем сообщения органам МВД о том, что его сотрудники нарушают приказ Министра внутренних дел России о запрете вмешиваться в споры субъектов хозяйствования. Также обязательно присутствие судебного пристава с исполнительным листом, который выдается по иску захватчиков к руководству компании. Против сопротивляющихся охранников и сотрудников компании применяют физическую силу. Нападающим обычно заранее выдаются инструкции: запрет на удары по лицам, применение смертельных или опасных для здоровья силовых приемов, использование огнестрельного оружия, применение насилия в отношении сотрудников МВД. Захваченную компанию блокируют, занимают кабинеты руководства, отдела кадров и бухгалтерии, изымают управленческие, бухгалтерские и финансовые документы акционерного общества, круглые печати предприятия45.

Согласно исследованиям Департамента по законодательству Торгово промышленной палаты (ТПП) России, проведенным в 2010 году, наиболее распространенными являются нижеследующие методы корпоративных поглощений и захватов46:

преднамеренное доведение предприятия до банкротства;

публикация заказных материалов в пользу «захватчиков»;

оспаривание прав собственности;

целенаправленное занижение стоимости предприятия и приобретение его активов;

См.: Гриб В.Г., Макиенко А.В. Организованная преступность и средства массовой информации. – М.: ВНИИ МВД России, 1999. – С. 101.

Пираты XXI века [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.zahvat.ru «подкуп» менеджеров предприятия;

скупка мелких пакетов акций предприятия;

скупка долговых обязательств предприятия;

угрозы в адрес действующих руководителей предприятия.

Последний пункт указывает на то, что корпоративные захваты компаний являются, по сути, криминальными, поскольку при этом используются все приемы достижения поставленной цели.

В качестве примера можно назвать «Таганский мясоперерабатывающий завод» (ТАМП). Новоявленный совладелец компании ООО «ТАМП холдинг», располагая 14% акций ее головной структуры, добился через суд, чтобы был произведен арест контрольного пакета акций предприятия и выведены из состава акционеров все владельцы общества, обвиненные им в нанесении экономического ущерба предприятию. Данное лицо, став единоличным хозяином холдинга, незамедлительно перевело контрольный пакет акций на баланс посторонней компании. После прохождения ряда посреднических фирм 56% акций комбината оказались в МДМ-банке, продавшем их фирме «Агрос»47.

Было совершено похищение замдиректора общества, одного из «исключенных» совладельцев комбината по решению суда, и его сына.

Полиции, однако, в этот раз удалось перехватить преступников и спасти заложников.

Все же заложники в процессе криминальных захватов – скорее исключение. Правилом являются незаконные действия в отношении подвергнутого аресту или описи имущества (ст. 312 УК России) и вынесение заведомо неправосудных приговоров, решений или иных судебных актов (ст.

305 УК России).

К примеру, имущество ЗАО «Югнефтесервис» изымалось дважды (в первый раз по незаконному судебному решению судебным приставом, после См.: Есть сила, закон не нужен [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.rosvesty.ru/printphp?f=/numbers/1780/socium/ a_05.phtml&i=l проведения «акции» сразу же ушедшим в отпуск, во второй раз с нарушением установленного порядка работниками прокуратуры) и было передано лицам, которые не имели никакого отношения к данному имуществу. Вмешательство членов Федерального Собрания Российской Федерации не помогло. Бессильной в этом случае оказалась даже Генеральная прокуратура48.

При рейдерстве возможно совершение различных преступных действий:

подделка документов, подкуп лица, которое обладает процессуальными полномочиями по возбуждению уголовного дела, ложные доносы о совершении преступления, незаконное лишение свободы и заказные убийства. Для достижения этих целей зачастую привлекаются криминальные формирования общеуголовной направленности. В запасе рейдеров есть «заказные» депутатские запросы в Государственную Думу, принятие нужного правительственного постановления, профессионально разработанные PR-технологии49.

Существует несколько направлений работы PR-технологов в операциях по захвату:

проведение исследований, целью которых является сегментирование акционеров и выявление мотивации в каждой группе;

участие в переговорах;

разработка тактики целевого воздействия на аудиторию и стратегии скупки;

тренинг скупщиков акций;

организация в средствах массовой информации (СМИ) PR-кампаний;

организация и проведение публичных мероприятий (от собраний акционеров до митингов).

См.: Добытчики с большой дороги. У нефтяников отняли технику, оборудование и работу. Грабеж среди бела дня поддержан теми, кто должен защищать от грабителей // Рос. газета. – 2004. 28 мая.

См.: Клейменов И.М. Легализация организованной преступности // Новые криминальные реалии и реагирование на них. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2009. – С. 7-10.

Для легализованной организованной преступности в широком – экономическом, финансовом и охранном – спектре характерно взаимодействие со СМИ. Это обстоятельство подтверждается криминологическим анализом рейдерства.

Прежде активность рейдеров сосредотачивалась на крупном бизнесе: в областях металлургии, машиностроения и угольной промышленности.

Сегодня, в условиях сложившейся структуры крупного бизнеса, множество атак приходится отражать среднему и даже малому бизнесу. Сложность состоит в том, что у этих предприятий-жертв отсутствуют достаточные средства, в частности на оплату работы квалифицированных юристов для отражения корпоративных захватов.

Чаще всего конфликтные ситуации возникают в пищевом секторе и сельском хозяйстве. От них несколько отстает машиностроение. Далее следуют металлургия, ТЭК, торговля и легкая промышленность. На сегодня географией корпоративных захватов все реже становится центр. В основном, как отмечалось ранее, это регионы.

Уже закончен передел в сырьевой отрасли. Специалисты уверены, что в более мелких отраслях, наподобие пищевой промышленности или алкогольной отрасли, рейдерство происходило и будет происходить.

Возможны также захваты патентов на изобретения, что приводит к росту проблем в сфере интеллектуальной собственности.

Пока практически не подвержены рейдерским захватам банковские структуры и страховые общества, как утверждают специалисты, поскольку за ними стоят мощные службы безопасности и юридические службы, которые внимательны ко всем видам ответственности. Там тщательно ведется работа со всей документацией, в частности и с документами на права деятельности.

Рейдерство будет развиваться абсолютно во всех видах экономической деятельности – там, где предприятия, являющиеся собственниками активов, не уделяют должного внимания развитию системы риск-менеджмента.

§ 1.2. Понятие и особенности уголовно-правовой характеристики незаконного корпоративного захвата (рейдерства).

Несмотря на очевидную значимость рассматриваемой проблемы, в законодательстве самого термина «рейдерство» не существует. Явление, им охватываемое, законодательством специально не регулируется.

Следует подчеркнуть, что основной массив исследований рейдерства в российской юридической науке посвящен гражданско-правовому аспекту, а именно правовому регулированию реорганизации юридических лиц путем слияния и поглощения.

Сам термин «рейдеры» возник в XVIII веке в Великобритании, и сначала так назывались большие военные корабли, которые в военное время в одиночку уничтожали вражеские коммуникации, пускали ко дну транспорт и торговые суда50.

Понимание содержания термина рейдерство, в наиболее общем смысле, включающее в себя корпоративный захват, недружественное поглощение компаний и перераспределение собственности и корпоративных прав, возникло в 1920 – 1930 годах в США. Под рейдерством понимали успешную скупку контрольного пакета акций, нередко при противодействии акционеров и менеджмента компании, реорганизацию предприятия и См.: Самоторова А. Бизнес есть бизнес // Профиль. – 2006. – № 5. – С. 29-30;

Архипов Б.П. Гражданско-правовой механизм слияний и присоединений акционерных обществ: Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2004. – 191 с.;

Бакулина Е.В. Совершенствование правового регулирования реорганизации хозяйственных обществ: Дис.... канд. юрид.

наук. – М., 2004. – 216 с.;

Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2002. – 242 с.;

Жданов Д.В.

Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2001. – 150 с.;

Карлин А.А. Реорганизация акционерного общества: Дис.... канд. юрид.

наук. – М., 2004. – 158 с.;

Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ: Дис....

канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2000. – 160 с.;

Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица: Дис.... канд. юрид. наук. – Самара, 2000. – 225 с.;

Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций: Дис.... канд.

юрид. наук. – М., 1995. – 182 с.;

Федоренко Н.В. Особенности правового регулирования отношений в сфере реорганизации и ликвидации банков: Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2000. – 159 с.;

Лысихин И. Все начатое дурно пахнет злом // Рос. газета. – 2004. 29 апр. и др.

продажу его с прибылью. В сегодняшней практике за рубежом «рейдерством» называется недружественное поглощение предприятий, которое осуществляется в рамках закона.

В настоящее время в отечественной правовой науке нет устоявшегося понятийного аппарата по исследуемому вопросу. Противоречия в содержании термина «рейдерство» предопределяют необходимость уточнения определения данного понятия с целью конкретизации его содержания.

Так, в словаре А.Н. Азрилияна этому слову приписывается значение «налетчик», т. е. лицо, активно скупающее акции компании для получения контрольного пакета51.

В отечественной правовой практике и юридической науке понятие «рейдерство» не является устоявшимся термином и в различных контекстах может обозначать совершенно разные явления. Например, макроэкономист Михаил Делягин считает, что рейдерство является незаконным и враждебным поглощением бизнеса при помощи намеренно инициированного бизнес-конфликта. Как полагает бывший министр экономического развития и торговли Российской Федерации Герман Греф, «рейдерство рейдерству рознь». Он указывает, что встречается и рейдерство законное, когда собственность в пользу собственников более эффективных перераспределяется законным образом52.

Как полагает П.А. Астахов, рейдерством, то есть недружественным поглощением юридических лиц или корпоративным захватом предприятий, является захват контрольного пакета акций предприятия или организации или долей его кредиторской задолженности для получения возможности установить над ним полный фактический и юридический контроль, вопреки См.: Экономический и юридический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. – М.: Институт новой экономики, 2004. – С. 134.

Цит. по: Федоров Л. Полутона рейдерства // Российская газета. – 2006. – № 4245. декабря. – С. 77.

воле и интересам менеджмента или собственника этого предприятия (организации)53.

А. Пиманова и М. Фаенсон предлагают считать рейдерством вывод активов из владения законных собственников, но при этом признают, что не каждая рейдерская атака является незаконной. П.А. Астахов указывает, что рейдерство обычно уравнивают с особым видом враждебного поглощения, когда ценные активы компании, которая подверглась рейдерской атаке, распродаются, и бизнес прекращает существование. Тем самым П.А. Астахов значительно сужает область применения термина «рейдерство», ограничиваясь его пониманием исключительно как одного из вариантов недружественных поглощений. Словосочетания «незаконный корпоративный захват» и «рейдерский захват» автором при этом используются как синонимические54.

С.Н. Анисимов дает наиболее широкое определение рейдерства. Он предлагает понимать под рейдерством систематическую проектную деятельность внутри рынка корпоративного контроля, которая нацелена на несиловое правовое и силовое неправовое приобретение контроля над активами других экономических субъектов, наносящее им экономический и иные виды ущерба55.

Цели данного исследования позволяют использовать предложенный другими авторами понятийный аппарат в применении лишь к некоторым аспектам систематической агрессивной деятельности групп, которая нацелена на приобретение контроля над активами других субъектов экономики.

Дело здесь заключается в том, что ряд противоречий в тех дефинициях, которыми обозначаются противоправное поглощение юридических лиц или Цит по: Борисов Ю.Д. Рейдерские захваты. Узаконенный разбой. – СПб., 2010. – С. 66.

См.: Борисов Ю.Д. Рейдерские захваты. Узаконенный разбой. – СПб., 2010. – С. 66.

55 Анисимов С.Н.. Рейдерство в России. Особенности национального захвата - М. 2007. С. 89.

корпоративный захват (рейдерство), заставляют уточнить определение указанного понятия для четкой фиксации и его объема, и содержания.

В соответствии с вышеизложенным понятие «рейдерство» в распространенном понимании обозначает противоправные действия, которые направлены на то, чтобы получить и удержать контроль над активами юридического лица и/или подчинить и ограничить под той или иной угрозой его деятельность против воли собственника.

Установить контроль могут пытаться заинтересованные лица извне или изнутри предприятия. Обычно это условное разделение, существующее лишь на начальном этапе. Позднее позиции смещаются – агрессоры внешние ищут (и чаще всего находят) активных помощников и источники информации внутри предприятия, а внутренние, в свою очередь, стремятся к усилению своих позиций за счет поддержки извне.

Рейдерство относится к сложнодоказуемым, «интеллектуальным» видам преступлений, которые распространены в разных странах. В странах с экономиками «переходного» типа незаконный передел собственности обладает системным характером и несет значительную угрозу. Надо заметить, что для термина «противоправные поглощения» возможно двоякое понимание. Чаще всего под противоправным поглощением юридического лица (корпорации) и его актива в экономической литературе имеется в виду установление над этой компанией или активом полного как юридического, так и физического контроля вопреки воле собственника (собственников) и/или менеджмента этой компании. Приведенное определение позволяет выявить характерный признак любого подобного поглощения: компания цель (собственник актива, менеджеры предприятия, крупнейшие акционеры) всегда будет оказывать сопротивление действиям компании-агрессора.

На основании вышесказанного можно заключить, что противоправное (криминальное) поглощение юридического лица (рейдерство) – это получение полного контроля над юридическим лицом и/или его активом через осуществление действий, подпадающих под уголовно-правовой запрет.

Это значит, что установление контроля над юридическим лицом проводится или с помощью преступных методов, или через использование правовых институтов «не по назначению», с ущемлением прав и законных интересов других лиц. Второй вариант важен для нас потому, что его составляющими являются условия и причины, создающие общую преступную цель, а именно захват юридического лица и/или его активов.

В современной России под рейдерством часто понимается незаконное и враждебное поглощение бизнеса при помощи намеренно инициированного бизнес-конфликта. То есть рейдерством является захват чужого бизнеса при необоснованном использовании юридических норм и институтов, извращающем их сущность. При этом рейдерству дается объяснение через другие понятия: «недружественное поглощение», «враждебное поглощение», «корпоративный захват» и т. п.

В юридических исследованиях предпринимались попытки сформулировать упомянутые дефиниции. Например, С.Д. Степановым корпоративные захваты характеризуются в качестве одного из способов недобросовестного перехвата корпоративного контроля, который осуществляется, когда внутренние инвесторы на это не согласны и/или им не выплачивается справедливая компенсация56.

Е.Р. Богатова говорит о необходимости различения рейдерства в узком и широком смыслах слова так же, как эти явления различаются в действительности на самом деле. Она отмечает, что оба вида рейдерства теснейшим образом связаны с проведением недружественных действий по отношению к основным собственникам компаний с целью получить контроль над бизнесом. Под рейдерством в широком смысле Е.Р. Богатова предлагает понимать агрессивную атаку на компанию с целью захвата всего бизнеса или его части, иными словами, приобретение контроля над бизнесом против воли основных собственников. Осуществление того же самого при Степанов С.Д. Криминалистически значимые сведения о лицах, совершивших преступления, связанные с незаконными захватами имущественных комплексов юридических лиц (рейдерство) // Общество и право. – 2010.

помощи незаконных, нередко криминальных методов она рассматривает в качестве рейдерства в его узком, исключительно негативном смысле57.

Подобную же точку зрения высказали респонденты Центра политических технологий в процессе соответствующего исследования. Как они полагают, рейдерство – это понятие более широкое. И если недружественное поглощение считать частью рейдерства, то, значит, рейдерство может являться и законным, и незаконным.

По нашему мнению, данная точка зрения является не вполне верной в связи с тем, что указанный подход не позволяет обозначить место поглощений, которые совершаются по взаимному согласию, т. е.

«дружественных». Следует предположить, что основываясь на первоначальном историческом определении рейдерства как определенной агрессивной и противозаконной деятельности, его надо рассматривать как взаимосвязанное с понятием «недружественного поглощения» в качестве разновидности последнего58.

Т.К. Смирнов считает необходимым различение правомерных и неправомерных форм недружественного поглощения. Согласно его точке зрения, правомерное поглощение юридического лица – это приобретение участия в его уставном капитале такого размера, при котором поглотитель получает возможность определения дальнейшей юридической судьбы поглощаемой компании, в том числе ее реорганизации, смены руководства, а также беспрепятственного заключения от ее имени крупных сделок, требующих одобрения собственников, против совокупной воли собственников поглощаемой компании, которое осуществляется через Богатова Е.Р. Это страшное слово «Рейдерство» // В курсе правового дела. – 2007. – № 10.

Исследование «Центра политических технологий» под руководством Бунина на тему:

«Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России». – М., 2008. Май.

заключение сделок, не запрещенных законом, и другие правомерные действия, влекущие соответственные гражданско-правовые последствия59.

По мнению Т.K. Смирнова, среди неправомерных форм недружественного поглощения можно выделить противоправные и преступные. Последние он называет рейдерством, а под рейдерством им понимаются действия, которые содержат признаки того или иного преступления и направлены на установление над компанией юридического контроля в целях завладения ее имуществом и его отчуждения в пользу компаний, подконтрольных рейдерам.

Приведенное определение рейдерства можно уложить в единую структурированную систему, основой которой является характер поглощений и которую можно представить как следующую схему. Главным отличием «недружественного поглощения» от «рейдерства» является то, что при недружественном поглощении могут быть использованы законные методы. «Недружественное поглощение» представляет собой такую форму захвата, при которой за собственность может быть выплачена ее полная стоимость. «Рейдерство» является способом получения собственности за одну сотую или одну десятую долю от ее рыночной цены.

Еще одним отличием «недружественного поглощения» от «рейдерства»

следует считать то, что недружественное поглощение не включает в себя силовую составляющую.

Экономический доклад «Рейдерство или инвестиционная деятельность – переосмысление явления в национальной экономике», который подготовила экспертная группа под руководством депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, члена Комитета по собственности А. Агеева, содержит утверждение, что количество незаконных поглощений, то есть криминальная составляющая российского рынка М&А, не превышает 5% в общем объеме сделок по поглощениям и слияниям. Более Смирнов Т.К. К вопросу о недружественных поглощениях // Как противостоять угрозе рейдерства. – Н. Новгород, 2007.

чем 70% сделок в данном сегменте российского рынка заключаются при взаимном согласии сторон и только примерно 20% сделок являются недружественными, но совершенно законными60.

По мнению С.П. Кушниренко, рейдерство – это преступная деятельность с целью организации и осуществления «корпоративных захватов». «Корпоративным захватом» она, в свою очередь, называет хищение пакета акций/долей хозяйственного общества, которое совершено обманным путем, чтобы получить доминирующее положение в этом хозяйственном обществе и возможность активного влияния на принятие им решений или для позднейшего вывода активов хозяйственного общества61.

В.В. Горбов недружественное поглощение трактует (применительно к акционерному обществу) следующим образом: получение фактического и юридического контроля над акционерным обществом и/или его имущественными правами и имуществом против воли его главных акционеров, при использовании несовершенств правового регулирования акционерных отношений и/или при нарушении действующего законодательства62.

Очевидно, что проблема недружественных слияний и поглощений, возникающих корпоративных конфликтов не исключительно российская.

Россия проходит те этапы, которые уже были пройдены и проанализированы в капиталистических странах. Этот этап переживали и проходят все государства. В странах, где развита рыночная экономика, выделяют «дружественные» (friendly) и «враждебные» (hostile) поглощения. Приведем критерии разграничения дружественности и враждебности:

поведение покупателя (был ли проинформирован совет директоров объекта поглощения или обращение было адресовано акционерам);

Федоров Л. Полутона рейдерства // Российская газета. – 2006. – № 4245. 12 декабря.

Кушниренко С.П. Тезисы лекции для надзирающих прокуроров // Прокурорский надзор за расследованием рейдерства. – СПб.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2007.

Горбов В.В. Правовая защита акционерного общества от недружественного поглощения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2004.

поведение совета директоров объекта поглощения (было ли принято предложение о покупке).

Российские юристы и экономисты утверждают в своих работах, что недружественные поглощения очень часто имеют место в Великобритании, Франции и США, реже в Италии, а в Германии, Китае и Японии – практически никогда. Хотя немецкая пресса утверждает, что и в Германии случаются конфликты в компаниях, которые отдаленно напоминают ситуацию в других странах, в том числе и в России63.

Понятия «слияние» и «поглощение», которые заимствованы из английского языка – это точный перевод популярного термина “mergers and acquisition” (М&А), который использует англосаксонская правовая система.

Российские юристы, ориентируясь на западных исследователей, употребляют эти термины в связке: “mergers & acquisition” (М&А) – слияние и поглощение предприятий – и не разграничивают эти понятия64.

В современной российской практике можно заметить негативное отношение к слияниям и поглощениям, которое выражается в определении «недружественные», добавляемом перед ними при принуждении к этим процессам и, тем более, с явным нарушением законов государства, даже до преступлений.

Добавление этого определения необходимо, так как с юридической точки зрения понятие «слияние» рассматривается как форма некой реорганизации предприятия, которая предусмотрена гражданским и корпоративным законодательством РФ. В то же время, понятие «поглощение» отсутствует в гражданском и корпоративном законодательствах. Единственное исключение – Указ Президента РФ от ноября 1992 года, вводящий определение «поглощение» относительно См.: Отчет о качественном социологическом исследовании. Рейдерство как социально экономический и политический феномен современной России. – М., 2008. Май [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.politcom.ru См.: Krieg der Schweine-Barone II Der Spiegel. – 2007. – № 40.

промышленной политики, реализующейся в ходе приватизации государственных предприятий65.

Мы уже отмечали, что в зарубежной практике термин «недружественное (или враждебное) поглощение» («hostile take-over») имеет иное значение:

скупка контрольного пакета акций отдельным лицом или лицами без согласия на то акционеров и руководителей компании.

В принципе, подобное враждебное поглощение однозначно негативным является не всегда. В идеальном варианте это лишь осуществляющийся перелив капитала, некий алгоритм увеличения в принудительном порядке эффективности управления активами предприятия. Он действует только тогда, когда менеджеры или управляющие предприятием со своими обязанностями в области эффективного управления капиталом компании справиться не могут.

Заметим, что в современной российской и зарубежной практике реальность зачастую не соответствует идеалу. Значительная часть корпоративных захватов проводится не с целью последующего повышения эффективности производства, а с целью псевдозаконной конфискации собственности и ее потенциальной перепродажи (возможно, даже перепрофилирования), использования недвижимости в обслуживающей сфере, а не в сфере производства и т. д. Страна зачастую теряет при этом НИИ, стратегически важные промышленные предприятия, предприятия сферы бытовых услуг. Как результат, снижается независимый промышленный потенциал государства и даже его обороноспособность.

Следует отдельно подчеркнуть различия между «дружественным слиянием – поглощением», «недружественным поглощением» и «незаконным корпоративным захватом» и дать общие характеристики этих понятий. Слияние, учитывая приведенные положения гражданского и корпоративного законодательства РФ, – это любое объединение компаний, Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 (ред. от 26.03.2003, с изм. от 28.04.2007) «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» // Российская газета. – 1992. 20 ноября.

при котором возникает единая экономическая единица, включающая две и более структуры, существовавших ранее. В экономической литературе принято выделять четыре типа слияний: вертикальное, горизонтальное, родовое и конгломератное. К причинам дружественных слияний относятся:

диверсификация бизнеса, синергетический эффект, а также собственные мотивы акционеров.

Недружественным поглощением является установление над предприятием контроля вопреки воле его управляющих органов и/или собственников. Оно осуществляется, к примеру, через скупку акций у миноритарных акционеров (приобретение долей у участников ООО) и последующую смену руководителей предприятия по Закону об обществах с ограниченной ответственностью, Закону об акционерных обществах и учредительным документам юридического лица, т. е. когда реализуются корпоративные права компании66.

Недружественное поглощение не обязательно сопровождается совершением уголовно-наказуемых деяний, хотя часто реализуется с использованием «серых» схем. У лиц, практикующих стратегию недружественного поглощения предприятия, есть законные основания для установления контроля над компанией (контрольный пакет акций, долей, задолженность по кредиту).

Рассмотрим как пример типичную для отечественной арбитражной практики ситуацию. Истцы, которые считают себя участниками ООО, обращаются с иском в Арбитражный суд о том, чтобы некое решение, принятое общим собранием участников и поднимающее вопрос о выходе истцов из состава участников этого общества, было признано недействительным. Заметим, что вопрос поднимался восемь – девять лет Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 06.11.2013) «Об акционерных обществах» (принят ГД ФС РФ 24.11.1995) // Российская газета. – 1995. № 248. 29 декабря;

Федеральный закон от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в ред. 23.07.2013) // Российская газета. – 1998. – № 30.

17 февраля.

назад. Истцы, обосновывая иск, ссылаются на нарушение порядка собрания и проведения общего совета участников.

Отметим, что участниками небольших предприятий, которые были созданы на базе приватизации имущества магазина, салона, ателье, являются члены обычно малочисленного трудового коллектива. Собрания проводятся на рабочем месте. При возникновении необходимости такого собрания созыв осуществляется непосредственно в рабочее время или после окончания работы, а не с помощью направления уведомлений по почте о проведении общего собрания с указанием даты и повестки, как это на самом деле предусмотрено законом. Члены трудового коллектива, они же – участники ООО, собираются и рассматривают актуальные вопросы, решая их и, например, с помощью опроса сотрудников. Протокол общего собрания в таком случае не идеален или часто его оформление вообще не производится.

Этим могут воспользоваться желающие получить в собственность имущество данного общества. Они находят бывших участников ООО, давно вышедших из состава компании, предлагают им уступить их доли в уставном капитале предприятия и занимаются ведением дела в Арбитражном суде. С формальной точки зрения действия этих лиц правомерны и находятся вне зоны действия уголовного закона.

Незаконные корпоративные захваты – это слияния и поглощения, совершаемые принудительно, часто силовыми методами (это отражает само понятие «захват»), и не имеющие под собой законных оснований. Такие корпоративные захваты явно нарушают положения УК РФ.

На основе вышеуказанного возможно сформулировать следующее авторское определение: «Незаконный корпоративный захват (рейдерство) – это комплекс последовательных действий, направленных на противоправное завладение чужой собственностью, включающий незаконные насильственные или ненасильственные деяния, причиняющие ущерб имущественным и неимущественным правам хозяйствующих субъектов и нарушающие правоотношения, связанные с собственностью, складывающиеся в российском обществе».

Далее, исследуя понятия незаконного корпоративного захвата, рассматриваемого как противоправный способ слияний и поглощений, дадим уголовно-правовую оценку этого деяния.

Так, часть 2 ст. 2 УК РФ особо останавливается на охране прав и свобод человека и гражданина, а также на охране собственности. В социально экономическом аспекте эти и прочие задачи УК РФ необходимо, с точки зрения А.Э. Жалинского67, определять и ограничивать такими тремя признаками, как:

направленность на обеспечение социального мира;

1) зависимость от иных отраслей права, т. е. специфическая 2) субсидиарность, которая практически является обоюдной, двусторонней;

актуальные потребности и возможности общества.

3) Эти достаточно краткие характеристики задач УК РФ предполагают их соотнесение с актуальной потребностью современного российского общества в защите от незаконных захватов корпоративной собственности. Но для аргументации этого утверждения обратимся к понятию и материальной (в уголовно-правовом смысле) характеристики различных типов слияний и поглощений.

Заметим, что в настоящее время технологии захвата имущества по «серым» схемам, отмеченные совершенством с интеллектуальной точки зрения и значительной изощренностью, пока не получили адекватной уголовно-правовой оценки в практике правоприменения, чему немало способствует несовершенство действующего уголовного законодательства.

Полагаем, что именно создание действенных уголовно-правовых основ противодействия рейдерству, совершенствование уголовного Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен. Теоретико-инструментальный анализ. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2012. – С. 56.

законодательства в данной сфере являются важнейшей гарантией эффективной уголовно-правовой борьбы с рейдерством.

Действующее уголовное законодательство России не отражает сложившуюся реальную криминальную ситуацию в области рейдерских проявлений.

В целом надо отметить, что проблеме ответственности за рейдерство в Уголовном кодексе РФ должного внимания не уделяется, в связи с этим эффективность противодействия рейдерским захватам предприятий, их имущества и объектов чужой собственности существенно снижается и затрудняется выработка единых подходов к борьбе с ними. Поэтому эффективные «антирейдерские» законодательные нововведения, которые будут направлены на совершенствование уголовно-правовой борьбы с рейдерством, введение в Уголовном кодексе РФ соответствующих запретов и установление за его осуществление жесткой уголовной ответственности с целью создания уголовно-правовых механизмов противодействия рейдерству представляются необходимыми.

Мы согласны с мнением Н.А. Лопашенко, которая пишет: сегодня некоторые формы отклоняющегося поведения субъектов хозяйствования и/или их представителей в границах рейдерства настолько общественно опасны, что требуют применения самых жестких мер ответственности – ответственности уголовной. По мнению автора, «адекватная реакция государства возможна только тогда, когда будет предельно ясно, что разрешено, а что запрещено, т. е. при установлении четких правил игры.

Замкнутый круг – для правотворчества уголовного, зависящего здесь от гражданского»68.

правотворчества Образно говоря, гражданское законодательство не хочет, а уголовное – не может соответствующим образом регламентировать рейдерскую деятельность.

С этих позиций определенно некорректным представляется суждение В.В. Долинской, утверждающей: «Средства уголовного судопроизводства в Лопашенко Н.А. Рейдерство // Законность. – 2007. – № 4. – С. 21-29.

корпоративных конфликтах, их искусственная криминализация являются излишними, нерациональными с социальной и экономической точек зрения»69.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что совершенствование уголовного законодательства в области борьбы с рейдерством, в частности через усиление за подобные деяния уголовной ответственности, очевидно необходимо. В этой связи обратим внимание на следующее. С одной стороны, значительная часть правонарушений в сфере так называемых корпоративных отношений является корпоративными конфликтами, но не уголовно наказуемыми деяниями. Не все методы, с помощью которых осуществляются перемены владельца бизнеса или собственника, схема недружественных корпоративных захватов-поглощений, механизм рейдерства, подпадают под уголовно-правовое воздействие (например, наличие двойного реестра ценных бумаг, скупка акций для завладения их контрольным пакетом и т. п.).

С другой стороны, мы согласны с мнением авторов, которые, говоря о рейдерстве, выделяют захват не силовой (поскольку это еще не свидетельствует о преступлении), а именно криминальный, в основе которого лежат незаконные технологии с нарушением ст.ст. 159, 170, 170.1, 171, 174, 174.1, 183, 195, 196, 197, 202, 204, 285, 286, 290 – 292, ч. 1 ст. 327, ч.

3 ст. 327 и ст. 330 УК РФ.

Сторонники такой позиции придерживаются мнения, что к противодействию рейдерству и наказанию за него имеют отношение около 35 статей УК РФ, но если не присутствуют явные нарушения закона (например, хищение учредительных документов, печати и т. п.), дело опять идет о гражданском, торговом обороте (поглощении, крупных сделках с активами). Кроме того, рейдерство часто может сопровождаться совершением преступлений против личности, собственности, порядка Долинская, В. В. Криминализация корпоративных конфликтов //Законы России. -2009. - № 3. С. 58 - управления, правосудия и т. д. Поэтому чтобы квалифицировать действия лиц, которые участвуют в рейдерской деятельности, можно применять нормы, предусмотренные ст.ст. 105, 111, 112, 115, 116, 127, 160 – 162, 163, 165, 167, 168, 201, 210, 213, 303, 312 УК РФ.

Заметим, что скупка акций – не рейдерство. Однако если скупку акций саму по себе можно считать вполне законной, то она приобретает незаконный, криминальный оттенок, когда метод, который для нее используется, является незаконным.

В современных условиях неэффективность уголовно-правового регулирования противодействия рейдерству обусловлена не только тем, что Уголовный кодекс РФ не охватывает весь диапазон деяний, при посредстве которых осуществляются рейдерские захваты, но и недостаточной адаптированностью норм уголовного закона к специфике данной категории преступлений.


Существенный недостаток, препятствующий эффективной уголовно-правовой борьбе с рейдерством, – это отсутствие в Уголовном кодексе РФ статей, которые были бы непосредственно направлены на борьбу против рейдерских захватов предприятий и их имущества и любых объектов чужой собственности. Поэтому подобные действия на практике нередко квалифицируются по статьям УК РФ, которыми предусматривается ответственность за самоуправство (ст. 330), мошенничество (ст. 159), вымогательство (ст. 163), организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем/ней (ст. 210), незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179).

Так, были осуждены за мошенничество (ст. 159 УК РФ) и приговорены, соответственно, к семи и восьми годам лишения свободы двое лиц, совершивших незаконные рейдерские захваты Чебоксарского электроаппаратного завода и Ишлейского завода высоковольтной аппаратуры.

Полагаем, что вышеуказанный подход точно не квалифицирует рейдерские действия и не может эффективно противодействовать криминальной рейдерской деятельности.

Конечно, процесс совершенствования норм уголовного права постоянно продолжается и рассматриваемые статьи не остаются без внимания законодателя. Так, характеризуя мошенничество, следует отметить, что вступивший в силу 10 декабря 2012 г. Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" существенным образом изменил правовое регулирование отношений, связанных с вопросами привлечения к уголовной ответственности за мошенничество.

Глава 21 УК РФ была дополнена шестью новыми статьями, предусматривающими уголовную ответственность за различные виды мошенничества, в связи с этим законодатель установил специальные составы преступлений, предусматривающие уголовную ответственность за мошеннические действия (бездействие), связанные:

- мошенничество в сфере кредитования (хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений(ст. 159.1 УК РФ);

- мошенничество при получении выплат (хищение денежных средств и иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат)(ст. 159.2 УК РФ);

- мошенничество с использованием пл$атежных карт, то есть хищение чужого имущества, совершенное с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации (ст. 159.3 УК РФ);

мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности) (ст. 159.4 УК РФ);

- мошенничество в сфере страхования (хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, размера страхового возмещения) (ст. 159.5 УК РФ);

- мошенничество в сфере компьютерной информации (хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки и передачи компьютерной информации) (ст. 159.6 УК РФ).

Также в Законе о мошенничестве указано, что крупным размером в отношении различных видов мошенничества следует считать не 250 тыс.

руб., как для всех иных преступлений против собственности, а 1 млн. тыс. руб. Также для различных видов мошенничества был увеличен и размер особо крупного ущерба - с 1 до 6 млн. руб.

Законом о мошенничестве также был увеличен размер санкции за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ). Законодатель увеличил наказание за эти действия (бездействие), отметив, что, например, они могут выражаться в штрафе в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы (или иного дохода осужденного) за период до шести месяцев либо без такового.

Кроме того опубликованы изменения к статье 303 УК РФ "Фальсификация доказательств", теперь она расширена до "фальсификации доказательств и результатов оперативно-розыскных мероприятий", т.е.

теперь привлечение к ответственности сотрудников внутренних дел возможно в результате фальсификации не только доказательств, но и оперативных материалов.

Одним из важнейших с нашей точки зрения, являются изменения, касающиеся возбуждения уголовных дел по данным статьям.

Как пояснил глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, теперь возбуждать дела о мошенничестве можно будет только по заявлениям потерпевших. До сегодняшнего дня это могли делать правоохранительные органы по своему усмотрению Закон также ужесточает ответственность за мошенничество в особо крупном размере (более шести миллионов рублей) и выделяет мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

Инициатором подобных поправок выступил Верховный суд. По словам разработчиков, новый закон призван упорядочить судебную практику «назначения уголовной ответственности за мошеннические действия».

Однако, данные поправки не относятся к антирейдерским инициативам т.к. рейдерство имеет существенные отличия от мошенничества. Так, от мошенничества рейдерство существенно отличается по объекту преступления. Если непосредственным объектом в случае мошенничества становятся общественные отношения собственности вне зависимости от ее форм, которые связаны с порядком распределения материальных благ, установленным в государстве, по поводу имущества и права на имущество, то в случае рейдерства – общественные отношения, которые связаны с экономической деятельностью и безопасностью предприятий, чужой собственностью в виде ее имущественных комплексов (родовым объектом здесь является экономическая безопасность государства).

Опираясь на вышеизложенное, следует сделать вывод о неточной регламентации ответственности за рейдерство в нормах Уголовного кодекса РФ и необходимости их совершенствования. Каким способом можно совершенствовать законодательство в целях повышения эффективности уголовно-правовой борьбы с рейдерством? На наш взгляд, это может быть достигнуто путем введения в Уголовный кодекс РФ статей, как непосредственно направленных на борьбу с рейдерством, так и содействующих борьбе с ним.

Следует отметить, что Уголовный кодекс РФ не содержит специальной статьи, предусматривающей ответственность за рейдерство и содержащей его четкое уголовно-правовое определение. Поэтому мы согласны с мнением о необходимости введения в Уголовный кодекс РФ самостоятельной статьи о рейдерстве с целью ужесточить уголовную ответственность за совершение рейдерских действий.

Хотя в литературе отмечается, что корпоративные захваты могут совершаться как незаконными, так и законными методами70. Указание на «незаконность» действий считаем необходимым, так как даже действия лиц, участвующих в «сером» («полузаконном») рейдерстве, в целом, носят осмысленный противозаконный характер, направленный на захват объектов чужой собственности71. Мы согласны с мнением о том, что в подавляющем большинстве случаев для получения контроля над компанией-целью вопреки желанию ее руководства предпринимаются действия незаконного характера.

Заметим также, что указание на незаконность совершаемых действий имеется, например, в ст. 223, а на «насильственный захват» – в ст. 278 УК РФ.

Мы согласны с мнением Г.К. Смирнова о необходимости введения в Уголовный кодекс РФ названных статей, однако их содержание и нумерация нуждаются в дополнительной разработке72. В частности, указанные нормы сформулированы достаточно сложно, не позволяют точно квалифицировать деяния, что может вызвать определенные трудности в правоприменительной практике, а также привести к различным коррупционным злоупотреблениям.

См.: Коррупция – угроза экономической безопасности предприятий и государства:

Научно-практическое издание // Разработка темы, комментарии, разъяснения и рекомендации Н.А. Пименова. – М., 2009. – С. 52.

См.: Астахов П.А. Указ. соч. – С. 6;

Святкина Н.И. Способы защиты права собственности при незаконных захватах недвижимости (рейдерстве): проблемы правоприменения // Право и экономика. – 2009. – № 10. – С. 60-63.

Смирнов Г.К. Ответственность за рейдерство, преступления в сфере прав на ценные бумаги и государственной регистрации. – М.: Юрлитинформ, 2011.

В целом, вышеуказанные уголовно-правовые нормы следует привести в соответствие с правилами законодательной техники и тщательно отредактировать.

Криминальная рейдерская деятельность нередко непосредственно связана с рынком ценных бумаг и, следовательно, с рядом других правонарушений и преступлений, в том числе тех, которые совершаются в отношении или с использованием ценных бумаг. Поэтому мы согласны с мнением о необходимости ужесточить уголовную ответственность за хищение ценных бумаг, а для этого выделить самостоятельную разновидность хищения по принципу ст. 164 УК РФ («Хищение предметов, имеющих особую ценность»).

Как полагают сторонники этой позиции, некоторых из тех, кто, не брезгуя никакими методами завладения чужой собственностью, занимается рейдерством, остановить способно именно отнесение к тяжкому преступлению по простому, неквалифицированному составу преступления хищения ценных бумаг аналогично наказанию, (наказание предусмотренному ч. 1 ст. 164, – лишение свободы на срок от шести до десяти лет с высоким штрафом).

Среди квалифицирующих признаков предлагается предусмотреть хищение с использованием высоких (компьютерных и иных) технологий.


Заметим также, что существуют и другие подходы к совершенствованию уголовного законодательства России в сфере противодействия рейдерству.

Так, в литературе отмечается позиция, согласно которой предлагается включить понятие «рейдерство», предварительно классифицированное в законе с точки зрения уголовно-правовой терминологии, в качестве квалифицирующего признака в составы таких преступлений, как мошенничество (ст. 159 УК РФ), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), подделка или изготовление поддельных документов (ст. 327 УК РФ). Кроме того, предлагается ввести в Уголовный кодекс РФ норму, предусматривающую уголовную ответственность за преступные действия регистраторов, причем как государственных, так и частных.

Говоря об уголовно-правовой борьбе с рейдерством, необходимо обратить внимание также на то, что в настоящее время в Российской Федерации недостаточно урегулирован институт защиты прав собственника акций, и криминальный рейдерский захват предприятия нередко сводится к захвату реестра. Поэтому нередко при совершении рейдерских захватов объектов чужой собственности в числе первых возникает вопрос получения информации о реестре акционеров. В последние годы довольно распространены криминальные схемы, связанные с внесением ложных данных в реестры акционеров, использованием регистраторов, ведущих реестры акционерных обществ. В этих условиях одной из действенных мер по защите от рейдерства является недопустимость совершения нелегальных действий с реестром акционеров путем предотвращения несанкционированного доступа к нему. В целях уменьшения манипуляций с реестром акционеров его ведением должна заниматься специальная организация-реестродержатель.

С 5 июля 2010 года вступили в силу поправки к Уголовному кодексу РФ, предусматривающие уголовную ответственность за незаконный захват имущества организаций, их имущественных и неимущественных прав. Эти изменения были внесены Федеральным законом от 01.07.2010 № 147-ФЗ73.

Данный закон дополнил УК РФ тремя новыми статьями – 170.1, 185.5 и 285.3, а статью 185.2 – частью 3. Была установлена ответственность за умышленное искажение данных, которые содержатся в системе депозитарного учета, в реестре владельцев именных ценных бумаг, а также в Федеральный закон от 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2010. – № 27. – Ст. 3431.

государственных реестрах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в том числе едином государственном реестре юридических лиц.

Кроме того, криминализированы действия, которые составляют основу так называемых «серых» схем рейдерства, в целом сводящихся к приобретению определенного размера доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью или относительно небольшого количества голосующих акций и последующему злоупотреблению правами участника общества или акционера с целью назначения или избрания подконтрольных лиц в органы управления общества или инициирования принятия незаконных решений этими органами.

Привлечь рейдеров к уголовной ответственности за совершение указанных деяний до принятия закона было возможно лишь тогда, когда удавалось доказать, что захват управления компанией представлял собой составную часть другого преступления, например, предусмотренного ст. УК РФ («Злоупотребление полномочиями»), или осуществлялся в целях последующего хищения ее имущества.

Однако на практике было практически невозможно доказать направленность умысла рейдера на такие последствия (причинение ущерба, вреда, хищение, получение незаконной выгоды и т. д.), так как преследуемая во время совершения этих действий цель очевидной не является. Кроме того, действия рейдеров на этом этапе не всегда могут быть направлены непосредственно на хищение имущества. Так, он может действовать с целью уменьшить совокупную долю голосов действительных участников (так называемое «размывание»), что не является хищением. В этой ситуации возможно было начинать проверку сообщения о преступлении и возбуждать уголовное дело только после того, как фактически наступали негативные последствия в виде хищения имущества или другого противоправного вывода его из компании, то есть на завершающем этапе рейдерского захвата.

При этом имущество «отмывалось» после рейдерского захвата через ряд зарегистрированных в офшорных юрисдикциях или фиктивных юридических лиц и в итоге оказывалось в собственности добросовестного приобретателя.

У такого лица истребовать его практически невозможно.

В этой связи необходимо было, признавая незыблемость гражданско правового института добросовестного приобретателя, создать правовой механизм, который предполагает сбалансированную защиту интересов и собственника, чье имущество при рейдерском захвате выбыло из его законного владения, и добросовестного приобретателя. И оптимальное соотношение эффективной уголовно-правовой защиты прав прежнего собственника и защиты прав добросовестного приобретателя предполагало дополнение уголовного закона статьями, предусматривающими ответственность за действия, посредством которых создаются правовые предпосылки для вывода из компании имущества, то есть за захват управления обществом. Введение в УК РФ основанных на таком концептуальном подходе норм позволило привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на ранних этапах рейдерского захвата, предотвращая наступление для собственника указанных негативных последствий.

В правоприменительной практике уже есть случаи эффективного применения этих новелл: например, эпизод с попыткой перехвата управления ЗАО «Беломорская нефтебаза». Тогда в налоговые органы было подано заявление, содержащее недостоверные данные о прекращении полномочий генерального директора этого общества и назначении на эту должность Ю.

Сибасова, а также подложное решение единственного акционера на этот счет. По этому факту было возбуждено уголовное дело, но на рассматриваемом этапе рейдерского захвата (установление управленческого контроля над компанией) признаки мошенничества не были очевидны, так как невозможно было установить направленность умысла рейдера на хищение, поэтому следователь в целях пресечения вывода активов из компании применил ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

При этом при установлении предварительной суммы хищения следователь применил сомнительную с точки зрения уголовного закона методику подсчета, указав, что согласно законодательству о хозяйственных обществах, а также уставу ЗАО «Беломорская нефтебаза» гендиректор вправе без одобрения сделки советом директоров или общим собранием акционеров распоряжаться имуществом общества, не превышающим 25% от балансовой стоимости его активов. На основе этого, как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, сумма хищения была определена в размере 72,6 млн. руб. при общей балансовой стоимости имущества общества в 290,4 млн. руб.

Законность и обоснованность как самого решения о возбуждении уголовного дела по ст. 159 УК РФ, так и установленной суммы хищения вызывают сомнение, так как, во-первых, не очевиден умысел лица, представившего документы для внесения недостоверных сведений о единоличном исполнительном органе общества, а во-вторых, единоличный исполнительный орган имеет возможность распорядиться имуществом компании в полном объеме и без одобрения сделки. Суды неоднократно разъясняли, что сделки, совершенные с нарушением правил об одобрении крупной сделки, являются оспоримыми (п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»74). Кроме того, такие сделки могут быть одобрены и после их совершения. Таким образом, вновь назначенный генеральный директор имел реальную возможность распорядиться всем имуществом общества, а не только 25%.

Подобного рода уголовные дела, возбуждавшиеся в целях пресечения вывода активов из компании, как правило, не доходили до суда вследствие невозможности доказывания умысла. С введением в УК РФ ст. 170, потребность в подобного рода «искусственной» предварительной правовой оценке деяния отпала. Содеянное однозначно подпадает под указанную статью Уголовного кодекса России, а возможность возбудить уголовное дело Постановление Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Специальное приложение к «Вестнику ВАС РФ». – 2005. – № 12.

уже на подготовительном этапе рейдерского захвата позволяет предупредить незаконный вывод активов из компании. В результате уголовное дело было направлено в СУ СКР по Москве для переквалификации и соединения с другим уголовным делом, по которому следователь обоснованно квалифицировал деяние по ч. 1 ст. 170.1 УК РФ.

Однако анализ современной ситуации показывает, что данные меры оказались недостаточны и рейдерство как негативное явление продолжает активно развиваться в различных формах, особенно в форме «серых» схем завладения активами юридического лица-цели, в том числе через привлечение банковских и других коррупционных схем.

Думается, часть 1 предлагаемой ст. 170.1 УК РФ «Фальсификация реестра участников (учредителей) общества» должна предусматривать также ответственность за ведение двойного (параллельного, альтернативного) реестра акционеров, поскольку такое правонарушение нередко сопутствует рейдерской деятельности.

Необходимо отметить, что при совершенствовании уголовного законодательства России в сфере противодействия рейдерству (в том числе путем введения в Уголовный кодекс РФ новых статей) следует учитывать, что Кодекс РФ об административных правонарушениях также содержит статьи, в той или иной степени направленные на противодействие рейдерской деятельности. В частности, к таким статьям можно отнести статьи 15.22 «Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг»

и 15.23.1 «Нарушение требований законодательства о порядке подготовки и проведения общих собраний акционеров, участников обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью и владельцев инвестиционных паев закрытых паевых инвестиционных фондов», которые предусматривают административную ответственность за правонарушения, связанные с деятельностью акционерных обществ. Полагаем, что при создании уголовно-правовых основ противодействия рейдерской деятельности данное обстоятельство следует учитывать во избежание конкуренции уголовно-правовых и административно-правовых норм.

Внесение новых поправок в УК РФ дало возможность предотвращения рейдерских атак уже на начальной стадии. С ужесточением законов рейдерские бригады переключились на мелкие предприятия и суммы ущерба стали меньше. По подсчетам СКР, если в 2009 году ущерб от рейдерских действий составлял 16 млрд рублей, то в 2011 году – лишь в 2 млрд.

Однако анализ правоприменительной практики последних лет показал, что атаки рейдеров превращаются во все более высокотехнологичные.

«Атаки на предприятия становятся масштабными и продуманными и вместо «братков» и вооруженных ЧОПов их прикрывает армия высококвалифицированных юристов, коррумпированных чиновников и сотрудников ФСБ, МВД и прокуратуры, – рассказывает «Известиям»

официальный представитель Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Андрей Пилипчук. – Так, в Москве в январе 2011 года было возбуждено уголовное дело против рейдерской группировки, в составе которой были два оперативника МВД.

Рейдерами была предпринята попытка захвата активов «Машиноимпорта» на сумму почти 300 млн рублей. Сотрудники Росреестра дают возможность аферистам за взятки вносить изменения в права собственности на предприятия». В Бурятии возбудили уголовное дело против депутата МО СП «Новобрянское» Владимира Синюшкина, на основании поддельных документов сменившего руководство одной местной компании и продавшего ее имущество на сумму 1,6 млн рублей.

Гридасов А.Г. Ефстифеев Д.А.«Известия» ознакомились с ведомственной статистикой Следственного комитета, МВД и Генпрокуратуры. Число заявлений о рейдерстве выросло в пять раз, количество уголовных дел — в три раза. [Электронный ресурс] Известия.ру http://izvestia.ru/news/521674#ixzz2mIh4izST (дата обращения 12 апреля 2012) В Приморском крае в суд направили уголовное дело против семи чиновников, которые похитили из госсобственности более ста зданий и помещений общей стоимостью 550 млн рублей.

В МВД заверяют, что в 2011 году ситуацию удалось переломить, когда под контроль были взяты ЧОПы – именно их бойцами осуществлялся захват территории и «вынос» директора. Сейчас случаи участия в рейдерских атаках «чоповцев» сократились на треть.

Но одновременно с сотрудниками ЧОПов и чиновниками рейдерам нередко приходят на помощь силовики и коррумпированные судьи.

Например, в январе 2012 года СКР было направлено в суд дело одного из оперативных работников УФСБ по Саратовской области, который обвинялся в присвоении им имущества агрофирмы «Энгельсская» на сумму 4,47 млн рублей.

Характеризуя состояние уголовно-правовой защиты от рейдерства, следует помнить, что еще в июне 2011 года Дмитрий Медведев, будучи Президентом Российской Федерации, вынес на повестку дня на Санкт Петербургском международном экономическом форуме новые антикоррупционные инициативы. Президент сказал о необходимости использования института обязательной прокурорской проверки по уголовным делам, которые были возбуждены и прекращены без направления в суд. В случае выявления признаков злоупотребления следователь будет привлекаться прокурором к ответственности, вплоть до уголовной, отметил Дмитрий Медведев, пояснив, что речь идет, в частности, о таких следователях, которые необоснованным возбуждением и расследованием уголовных дел пользуются как инструментом рейдерства и, по сути, превращают его в свой «бизнес».

Таким образом, криминальная ситуация в сфере рейдерских захватов предприятий и их имущества и других объектов чужой собственности требует принятия эффективных уголовно-правовых мер по борьбе с ними, в том числе совершенствования уголовного законодательства России в сфере создания действенных уголовно-правовых основ противодействия криминальной рейдерской деятельности.

§ 1.3. Общественная опасность и криминализация незаконного корпоративного захвата (рейдерства).

В рамках действующего законодательства недружественное поглощение реализуется как этап конкурентной борьбы. Выходит, что проще и дешевле конкурента поглотить путем включения его в производственный цикл или расширения своей доли на рынке, чем устанавливать международные связи и составлять с конкурентами договоры, идти с ними на компромисс и неизбежно нести издержки76.

Интерес представляют результаты исследования причин рейдерства в России, проведенного Центром политических технологий в апреле 2008 года.

Вот некоторые из них:

Первой и главной проблемой считаются слабость правоохранительной системы и судов, значительные масштабы коррупции.

Слабость законодательной базы.

Рост благосостояния, рост стоимости как производственных активов, так и недвижимости и земли.

Неэффективное использование собственности, так как в России собственность не является неприкасаемой. Собственность можно отнимать.

Низкий уровень культуры предпринимательства. Собственники компании думают в большей степени о развитии бизнеса и о взаимоотношениях с административными органами власти, и гораздо меньше – о потенциальном захвате.

Некоторые респонденты отдельно отметили слабость рыночных институтов. Рыночные институты, как считают эксперты, не являются на сегодня реальными регуляторами в рыночной среде.

Отчет о качественном социологическом исследовании. «Рейдерство как социально экономический и политический феномен современной России». – М., 2008. Май [Электронный ресурс]. – Режим лоступа: www.poIitcom.ru Еще одна косвенная причина – это равнодушие, а порой и агрессивность, с которыми общество относится к бизнесменам и частной собственности в принципе.

Результаты, полученные в рамках различных исследований, подтвердили, что основной фактор, условие возникновения и широкого распространения недружественных поглощений – это коррупция.

Распространенная практика незаконных корпоративных захватов негативно влияет на экономическое развитие государства в целом.

Специалисты выделяют три основные сферы, на которые влияет практика корпоративных захватов и которые сами негативно воздействуют на социально-экономическое развитие страны77:

Снижение объема инвестиций. Наибольшим образом снижение 1.

объема инвестиций негативно влияет на возможность ускорения темпов экономического роста в долгосрочной перспективе. Уменьшение вливаний средств в основной капитал напрямую связано с неуверенностью бизнеса в получении от этих инвестиций положительных результатов.

Недобросовестные корпоративные захваты сами по себе подрывают значительную часть самих инвестиционных источников в основной капитал.

Отечественные предприятия обычно предпочитают ограничиваться внутренним источником финансирования основного капитала, поскольку, как заметили А. Радыгин и Р. Энтов, в современных российских условиях риск враждебного поглощения резко повышается в результате привлечения действительно внешнего финансирования (как заемного, так и акционерного).

Низкая эффективность распределения ресурсов и использования 2.

национального богатства в экономике. Важным условием функционирования рынка является доступность информации, необходимой для принятия Выявление механизмов недобросовестных корпоративных захватов и выработка предложений по их использованию (с учетом мирового опыта) / Авт. коллектив:

Ю.А. Данилов, С.А. Денисов, П.Ю. Дробышев, Т.М. Медведева, С.М. Плаксин, А.В. Тимофеев, О.Ю. Шишлянникова. – М.: ТЕИС, 2004. – С. 35-46.

решений относительно наиболее эффективных направлений вложения капитала и, следовательно, перераспределения или направления общественного богатства. Активное распространение недружественных поглощений препятствует информационной открытости корпораций. В связи с этим информация, которая необходима для того, чтобы оценить направления инвестирования, перспективы отдельных отраслей и производств, осуществить выбор эффективных инвестиционных проектов, оказывается сильно искаженной или даже недоступной. Результатом недостоверности такой информации является непосредственно снижение эффективности использования национального богатства. Распределение ресурсов в таком случае осуществляется неэффективно.

Отрицательное изменение качества структуры собственности.

3.

Для того чтобы предотвратить недобросовестные корпоративные захваты, собственники-акционеры вынуждены идти на формирование близкого к стопроцентному пакету голосующих акций. Образование высококонцентрированной собственности создает препятствие не только для недружественных слияний и поглощений, но и для иных форм поглощения корпорации. Так, становятся ниже возможности «рыночного» поглощения неэффективной корпорации есть перехода собственности от (то собственников неэффективных к более эффективным). Уменьшение самой возможности законного изъятия собственности у неэффективных собственников означает снижение общей эффективности менеджеров и собственников отечественных корпораций. Это происходит в результате сохранения значительного числа неэффективных собственников среди владельцев российских компаний, а также и вследствие сокращения стимулов к увеличению эффективности производства у менеджеров и доминирующих собственников. Контроль со стороны рынка утрачивается в случае, когда существуют мощные барьеры на пути возможного поглощения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.