авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИЙСКОЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Следовательно, даже собственники, изначально эффективно проводившие дела, со временем могут сделать свое предприятие неэффективным, если рынок не просигнализирует о снижении относительной эффективности управления компанией.

Все перечисленные последствия, несомненно, также негативны для экономического развития страны в целом. Последствия рейдерства заключаются в создании рейдерами угрозы для самой государственной власти. Как утверждают некоторые эксперты, рейдерская атака может угрожать как бизнес-структурам, так и муниципальным органам власти.

На сегодня из-за активных рейдерских операций целые экономические отрасли оказались фактически закрытыми для российских и иностранных инвестиций, не имеющих отношения к административным ресурсам.

Д. Яковенко – президент Самарской гильдии финансистов – отмечает, что случаи, когда смена собственника приводила к фактической ликвидации предприятия, стали нередкими. Самарский ГПЗ-4 явился наиболее ярким тому примером. Завод, некогда процветавший, сейчас оказался в печальной финансовой ситуации. Недружественное поглощение – отрицательное явление в любом случае. Ведь акционеры, во-первых, являются собственниками предприятия, а во-вторых, инвесторами. И государство интересы собственников обязано защищать. При агрессивной смене собственника предприятие приходит в состояние нестабильности.

Инвестиции в такие структуры рекой не потекут78.

Поскольку рейдерство объективно представляет собой общественную опасность и взаимосвязано с совершением преступлений, что подтверждается правоприменительной практикой, необходимо уголовно правовое регулирование рейдерства.

Уголовно-правовое регулирование является самостоятельным элементом в системе правового регулирования общественных отношений, обеспечивающим упорядочение деятельности людей и осуществляющимся при помощи уголовно-правового отношения и уголовно-правовой нормы.

Яковенко Д. Самый эффективный рейдер в России – государство // Время. – 2010.

6 февраля.

Приведенное определение уголовно-правового регулирования свидетельствует, что к его средствам следует отнести уголовно-правовую норму и уголовно-правовое отношение в качестве инструментов, устанавливаемых и применяемых членами общества в их деятельности, чтобы регулировать свою жизнедеятельность, и влияющих на поддержание правопорядка и формирование общественного сознания79.

В применении к рейдерству основное средство для его уголовно правового регулирования, с нашей точки зрения, следует считать уголовно правовую норму, так как именно в ней содержится отражение деятельности «конфликтных ситуаций», обладающей своими специфическими признаками.

Другими словами, в уголовно-правовой норме описываются общественно опасные деяния с присущими им специфическими признаками.

Такие признаки предусматривает ст. 14 УК РФ – это общественная опасность, противоправность (уголовная противозаконность), виновность и наказуемость. Эти признаки значимы, в первую очередь, потому, что их наличие дает возможность квалификации того или иного деяния как преступления.

Одновременно с этим в уголовно-правовой норме закреплен ряд признаков, свойственных составу преступления определенного вида, что наделяет данный вид преступления индивидуальностью и дает возможность отграничения его от других видов преступлений. При этом нельзя не иметь в виду установление уголовно-правовой нормой запрета на совершение преступления, представляющего собой доминирующий метод в уголовно правовом регулировании. Таким образом, очевидно существование непосредственной взаимосвязи уголовно-правовой нормы как средства уголовно-правового регулирования и запрета на совершение преступления как метода уголовно-правового регулирования.

Петрова Г.О. Уголовно-правовое регулирование и его средства: норма и правоотношение: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. – Н. Новгород: ННГУ, 2003. – С. 18.

На основании вышеизложенного можно прийти к выводу, что в российских условиях уголовно-правовая норма не только представляет собой основное средство, позволяющее осуществлять уголовно-правовое регулирование являющегося общественно опасным деянием рейдерства, но и служит максимально эффективной мерой при правовом противодействии этому опасному для общества деянию. Обосновать этот вывод можно с помощью следующих аргументов.

Во-первых, раньше уже указывалось, что поскольку рейдерство объективно представляет собой общественную опасность и взаимосвязано с совершением преступлений, что подтверждается правоприменительной практикой, необходимо уголовно-правовое регулирование рейдерства.

Общественная опасность является объективным свойством деяния, не зависящим от воли правоприменителя или законодателя. На определенном этапе в развитии общества возникает резкое противоречие деяния и изменившихся условий общественной жизни, в результате чего, а также в силу значительной распространенности это деяние начинает представлять опасность для находящихся под охраной уголовного закона отношений в обществе80. При этом общественная опасность является материальным признаком преступления и выражением социальной сущности этого юридического понятия. Именно с помощью этого признака можно объяснить отнесение того или иного деяния к категории уголовно наказуемых.

Общественная опасность, будучи имманентным объективным свойством (качеством) преступления, означает способность причинения существенного вреда общественным отношениям, стоящим под охраной уголовного закона.

Однако если в наличии только лишь общественная опасность, это не дает оснований для отнесения деяния, в частности рейдерства, к категории Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учеб. / М.П. Журавлев [и др.];

под ред. А.И. Рарога. 6е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Издво Проспект, 2008.

уголовно наказуемых, что подтверждается соответствующими положениями уголовного законодательства РФ81.

Например, в соответствии со ст. 3 УК РФ преступность деяния определяет только Уголовный кодекс при недопустимости применения уголовного закона по аналогии. Указанное положение закрепляет и законодательное определение преступления. Последним признано только общественно опасное деяние, которое запрещает Уголовный кодекс РФ (ч. ст. 14 УК РФ). В соответствии с этим, для отнесения рейдерства к категории уголовно наказуемых деяний необходимо наличие уголовно-правового запрета на его совершение, установленного уголовно-правовой нормой.

Во-вторых, при анализе действующего уголовного законодательства РФ очевидно, что оно не отражает реальную криминальную ситуацию в области рейдерских проявлений, что доказывается отсутствием уголовно-правовой нормы, содержащей запрет рейдерства.

В-третьих, в российских условиях невозможно эффективно противодействовать рейдерству, если не использовать уголовно-правовые средства. Это объясняется как опасностью рейдерства для находящихся под охраной уголовного закона общественных отношений и тем, что оно взаимосвязано с совершением преступлений, так и отсутствием на уровне действующего гражданского и корпоративного законодательства РФ правовых механизмов противодействия рейдерству. Даже при наличии этих механизмов невозможно обеспечение эффективного противодействия рейдерству, если не использовать в его отношении средства уголовно правового регулирования, так как рейдерство приводит к нарушению общественных отношений, которые охраняет уголовный закон (например, вытекающие из права собственности общественные отношения: владения, пользования и распоряжения).

В статье 2 УК РФ при формулировке задач уголовного права, по сути, дается перечень наиболее значимых общественных отношений, которые Мусаелян М.Ф. Об уголовно-правовой борьбе с рейдерством // Адвокат. – 2010. – № 3.

уголовный закон охраняет от общественно опасных посягательств.

Уголовное законодательство при этом исходит из важности и значимости этих отношений, которым в результате посягательства возможно причинение существенного вреда, поэтому их целесообразно защищать с использованием средств уголовного права.

В-четвертых, общественную опасность деяния на законодательном уровне выражает его запрет уголовно-правовой нормой под угрозой наказания.

В-пятых, установление уголовно-правовых запретов на совершение общественно опасных деяний, которые предусматривает уголовно-правовая норма, способствует предупреждению преступлений как одной из задач УК РФ. Указанной задачей при этом обусловливается предупредительная роль уголовного законодательства РФ, формирующая у граждан установку на необходимость соблюдать существующие в государстве общественные отношения, не причинять вред охраняемым ценностям и удерживающая морально неустойчивых лиц от совершения преступлений под угрозой уголовной ответственности и наказания. Представляется важным, что уголовно-правовая норма выражается в уголовном законе. При этом статьи как Общей, так и Особенной частей УК РФ включают в себя ее структурные элементы. Это позволяет сделать вывод, что уголовное законодательство совершенствуется в ходе уголовно правового регулирования, например, через его дополнение уголовно правовой нормой (уголовно-правовыми нормами), которая запрещает общественно опасное деяние. В связи с этим совершенствование уголовного законодательства РФ весьма значимо в области противодействия рейдерству.

Однако доктрина уголовного права не содержит единого мнения в отношении совершенствования уголовного законодательства РФ в аспекте противодействия рейдерству, что объясняется существованием ряда проблем, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред.

В.М. Лебедева. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012.

возникших в силу специфики рейдерства, которое сопряжено с совершением преступных действий, связанных с посягательством на различные объекты уголовно-правовой охраны, а именно на собственность и экономическую деятельность.

Научная литература содержит многочисленные предложения относительно совершенствования уголовного законодательства РФ в области противодействия рейдерству. В целом при анализе этих предложений возможно выделение трех концептуальных позиций в отношении создания уголовно-правовых механизмов противодействия рейдерству. Сторонниками первой позиции отмечается, что действующие уголовно-правовые нормы достаточны для эффективного противодействия рейдерству и в связи с этим предложения о дополнении уголовного законодательства РФ нормой, которая устанавливает ответственность за рейдерство, объявляются необоснованными83.

Например, В.В. Алешин и Е.В. Жолобов дают определение рейдерскому захвату как посягающей на разные группы общественных отношений уникальной совокупности поэтапных преступлений, в целом представляющих собой способ получить контроль над экономической деятельностью субъекта предпринимательства, чтобы завладеть его имуществом. Сомнительна научная обоснованность предложений выделить рейдерство как отдельный состав преступления, поскольку ими не охватывается вся глубинная природа рейдерского захвата, а делается акцент только на способе его осуществления84.

Многообразие действий определяет большую эффективность борьбы с рейдерством при отсутствии ограничения рейдерского захвата рамками какой-либо статьи УК РФ и при восприятии его как той варьируемой совокупности преступлений, каковой он, в сущности, и является. В Петрова Г.О. Уголовно-правовое регулирование и его средства: норма и правоотношение. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. – Н. Новгород: ННГУ, 2003. – С. 31.

Козловская А.Э. Нужна ли антирейдерская статья в УК РФ? (Дискуссия в журнале) // Экономические преступления. – 2009. – № 1.

соответствии с нормами существующего уголовного закона к уголовной ответственности могут быть привлечены любые недобросовестные бизнесмены, которые пытаются противозаконно захватить чужие предприятия. Бесполезно ужесточать уголовное наказание за совершение рейдерских захватов, поскольку любой рейдер, осуществляя захват, пытается замаскировать свои действия под обычный гражданско-правовой конфликт и надеется избегнуть любого наказания в принципе. Не нужна также и отдельная норма в УК РФ, которая наказывает захватчиков предприятий.

Действующее уголовное законодательство давно предусматривает такие составы преступлений, как коммерческий подкуп, мошенничество, иные формы хищений, подделка документов, самоуправство, фальсификация доказательств. Благодаря этим и многим другим положениям уголовного закона правоприменитель обладает достаточно эффективным инструментарием. Помимо этого, при создании специальной нормы возникнут большие технические трудности. Такие термины, как «установление контроля над предприятием», «рейдерство», «корпоративный захват», «недружественное поглощение» относятся к сфере экономики и нуждаются в серьезной юридической разработке их уголовно-правового содержания. Из-за поспешности правосудие может оказаться в тупике, а норма – стать неприменимой по причине неопределенности содержания используемых терминов или противоречий с иными законоположениями.

Любая попытка создания отдельной нормы уголовного права, карающей за незаконный захват предприятий, вызовет ненужное загромождение и запутывание уже имеющегося законодательства.

Как отмечает А. Огневский85, в действующем УК РФ содержится достаточно норм, которые позволяют привлечь к ответственности так называемых рейдеров. На изменения конкретного перечня статей влияют способы получения контроля над объектом захвата. При этом просто нет Александр Огневский рассказал о способах борьбы с рейдерством при помощи СМИ 2013 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.xn--b1abgnfesg5a.xn- p1ai/topic.php?tid= необходимости в разработке специальной нормы об ответственности за рейдерство. Если ввести в уголовный закон понятие рейдерства, то им, скорее всего, уже существующие репрессивные нормы будут дублироваться, а не объединяться по каким-то признакам. Любой конфликт акционеров (совладельцев) имущества или предприятий можно будет квалифицировать в качестве рейдерского захвата. Представляется очевидной ошибочность приведенных сторонниками первой позиции доводов о нецелесообразности дополнения УК РФ статьей, которая устанавливает ответственность за рейдерство, так как уголовно-правовой квалификацией только одних действий рейдеров не может быть обеспечена эффективная уголовно правовая охрана собственности юридических лиц, поскольку рейдерство, будучи общественно опасным деянием, находится вне рамок уголовно правовых запретов. Сторонниками второй позиции отмечается необходимость криминализации некоторых способов рейдерского захвата, что означает введение в УК РФ комплекса статей, которые будут направлены на защиту системы корпоративных отношений.

Л.А. Андреева86 характеризует общественную опасность рейдерства в качестве обязательного и основного признака преступления, поскольку как раз общественной опасностью, как признаком, раскрывается социальная сущность преступления;

общественная опасность выступает как основание для привлечения виновного лица к уголовной ответственности;

общественную опасность определяют все признаки преступления (объект, последствия преступления, способ совершения преступления и т. д.);

общественная опасность является специфическим свойством преступления, позволяющим разграничивать преступления, непреступные правонарушения и малозначительные деяния.

Андреева Л.А. Рейдерство (уголовно-правовой аспект) // Актуальні проблеми кримінального права, процесу та криміналістики : Сб.матеріали II-ї міжнародної науково практичної конференції: В 2-х томах. Том 1: Кримінальне, кримінально-виконавче право та кримінологія / Под ред. Ю.О. Гурджі, А.М. Притула. – Одеса: Міжнародний гуманітарний університет, 2010. – С. 24-27.

В качестве общего основания криминализации данного деяния служит степень его общественной опасности, которая связана с негативными последствиями развития рыночных отношений;

с последствиями участия имеющих криминальную природу капиталов и их отмыванием в экономических отношениях;

с негативными последствиями участия в захвате бизнеса коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов. Рейдерство обладает ярко выраженными коррупционными признаками: действия рейдеров и должностных лиц согласованны, при этом чиновники пользуются своими должностными возможностями, а часто и осуществляют руководство процессом захвата бизнеса;

должностными лицами, уполномоченными или не уполномоченными издавать нормативные и прочие правовые акты, издаются правовые акты, которые способствуют или облегчают процесс рейдерского захвата;

должностными лицами издаются заведомо незаконные правовые акты, которые направлены против предпринимательской деятельности, либо создаются особые условия конкуренции;

чиновники влияют на решения «дружественных судов».

Вывод о нерентабельности предпринимательской деятельности и риск потерять бизнес возникают в результате угрозы рейдерского захвата, потери собственности в условиях коррупции, угрозы жизни и безопасности собственников и их родственников, представителей менеджмента, несоизмеримых вложений по обеспечению безопасности.

Должны быть даны пояснения общему положению о том, что объект рейдерства является не чем иным, как общественными отношениями, взятыми под охрану уголовным законом. Во-первых, ряд причин может заставить законодателя при обозначении в статьях закона объекта рейдерства в некоторых случаях указывать только на отдельные элементы общественных отношений, а в других – называть правовую форму, за которой всегда стоят соответствующие общественные отношения (имеются в виду общественные отношения по реализации права на бизнес). Однако общее исходное представление об объекте рейдерства как общественном отношении является лишь первой ступенью в познании этого явления. Его абстрактность не позволяет ему пока служить инструментом для юриста практика. Таким образом, объект входит в основание уголовной ответственности. Это значит, что привлечение лица к ответственности по конкретным основаниям УК РФ требует установления того, на какой объект было направлено преступление, какому объекту конкретное лицо хотело нанести вред своими действиями и, в том числе, какому именно объекту этот вред был нанесен или создавалась угроза нанесения такого вреда. В этой связи уголовное законодательство должно быть усовершенствовано и одновременно изменена система правоохранительных органов.

Глава 22 УК РФ определяет виды уголовно наказуемых деяний, которые совершаются в экономической сфере. Данная глава содержит виды преступлений, совершаемых лицами, которыми осуществляется предпринимательская деятельность и другая деятельность экономической направленности, с рейдерством связаны 35 статей УК РФ. При этом некоторые составы рейдерства отсутствуют, а в целом глава 22 УК РФ, определяющая виды наказуемых деяний в экономической области, направлена на оценку преступлений, которые совершаются предпринимателями. Некоторым составам преступлений оценка может быть дана только по совокупности. Рейдерские преступления обладают коррупционным характером, что подтверждает ряд составов, в том числе ст.ст. 290 – 294, 303, 327 УК РФ (дача взятки, получение взятки, служебный подлог, халатность, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, фальсификация доказательств и подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). Характерный силовой способ рейдерского захвата представляет собой самоуправство (ст. 330 УК РФ), также можно сравнить мошенничество (ст. 159 УК РФ) с рейдерским завладением, а вымогательство (ст. 163 УК РФ) – с рейдерским захватом.

Подводя итог, можно отметить, что криминологическая обстановка в сфере, рассматриваемой нами, является довольно напряженной и требует принятия скорых и решительных мер, которые были бы направлены на противодействие криминальному банкротству и рейдерству.

Степень опасности рейдерства определяют несколько факторов:

1. С силовым и коррупционным переделом собственности связаны коррумпированные правоохранительные органы и коррумпированные органы судов. Рейдерство является источником легализации криминальных сфер. Реальной экономикой рейдерство не занимается и на решение реальных задач страны не направлено. Как сверхзадача рейдерством может быть «иссушена экономика»87.

Рейдерство, присутствующее в России, уменьшает ее 2.

инвестиционную привлекательность, поскольку является одним из дополнительных инвестиционных рисков.

3. Весьма сложно оценить экономический ущерб от рейдерства, так как рейдерство часто имеет скрытые формы.

4. Рейдерство, помимо компрометации экономической политики государства, роняет престиж России на международной арене. Огромный репутационный вред затрудняет инновационную политику.

5. Рейдерство влечет за собой и последствия социального плана: растет уровень коррупции в государстве, страдают люди, лишившиеся работы.

Особенностью незаконных корпоративных захватов в России является результат перераспределения прав собственности, не всегда связанный с решением задачи по повышению эффективности деятельности той или иной компании.

Обычно после захвата происходит вывод активов. Судя по происходящему на сегодня и по последствиям экономического кризиса, доходы от нефти и газа не в состоянии обеспечить конкурентоспособность Отчет о качественном социологическом исследовании. «Рейдерство как социально экономический и политический феномен современной России». – М., 2008. Май [Электронный ресурс]. – Режим доступ: www. politcom.ru.

страны и долгосрочное ее развитие. Нашему государству необходима модернизация для улучшения экономического развития и повышения уровня жизни населения. В отличие от Индии, Китая и Бразилии у России нет времени, поэтому она обречена добиваться инновационного развития. В этом и ответ на вопрос о причинах необходимости модернизации. Во-первых, только социальные и политические реформы, изменяющие институты, а после этого и культуру в том направлении, которое обеспечивает повышение инновационного потенциала, позволят добиваться такого развития. Во вторых, обязанность государства и элиты состоит в том, чтобы готовить общество к необходимым переменам, добиваться их позитивного восприятия, а не в создании препятствий в интересах тех или иных частных групп. Уголовное право также должно подлежать модернизации88.

Хорошо известны институты, которые гарантируют свободу предпринимательства. Это, прежде всего, верховенство закона;

нелицеприятный и компетентный суд, который вызывает доверие и способен выносить при необходимости решения против государства в случаях нарушения закона его представителями;

низкие административные барьеры, обеспечение защиты бизнеса от криминальных действий и коррупции, свобода входа на рынок. Важными вопросами являются обеспечение исполнения прав контрактов и защита прав собственности89.

Осуществление незаконных корпоративных захватов дезориентирует стимулы менеджеров корпорации, направляет их на получение быстрой выгоды, затрудняет процессы модернизации и, ко всему прочему, препятствует складыванию условий для устойчивого, основанного на нововведениях роста экономики.

Ясин Е. Модернизация и общество // Модернизация экономики и общественное развитие: Сб. докладов VIII Международной научной конференции. Москва, 3 – 5 апреля 2007 г.– М.: ГУВШЭ, 2007.

См.: Жалинский А.Э. Уголовное право как ресурс: проблемы модернизации // Конкурентоспособность и модернизация экономики: В 2-х кн. Кн. 2 / Отв. ред. Е.Г. Ясин.

– М.: ГУ-ВШЭ, 2004. – 480 с. – С. 158–169.

При этом реализация некоторых предложений о криминализации отдельных способов рейдерского захвата была осуществлена на уровне законодательства. Имеется в виду вышеупомянутый Федеральный закон РФ от 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации»90, в соответствии с которым УК РФ дополнен статьями «Фальсификация единого государственного реестра 170. юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета», 185.5 «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества», 285. «Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений». Одновременно с этим ст. 185.2 УК РФ дополнена частью 3, которая устанавливает ответственность за внесение недостоверных сведений в реестр владельцев ценных бумаг, а также за умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых вносились запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг, если законодательство РФ предусматривает обязательность хранения этих документов.

Г.К. Смирнов91 указал на необходимую криминализацию деяний, которые имеют отношение к фальсификации единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг, фальсификации решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества, решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, а также к внесению в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, а равно к умышленному уничтожению или Федеральный закон от 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2010. – № 27. – Ст. 3431.

Смирнов Г.К. Проблемы применения и совершенствования уголовного законодательства России в сфере противодействия рейдерству // Российская юстиция. – 2009. – № 12.

подлогу документов, на основании которых вносились запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг, если законодательство РФ предусматривает обязательность хранения этих документов, ответственность за совершение которых установлена ст. 170.1, 185.5, ч. 3 ст. 185.2 УК РФ.

Указанный Федеральный закон был принят по той причине, что действующие на тот момент уголовно-правовые нормы не охватывали способы рейдерского захвата, которые имели отношение к фальсификации единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг, системы депозитарного учета;

фальсификации решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества, решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества;

внесению недостоверных сведений в единый государственный реестр юридических лиц, реестр владельцев ценных бумаг, в результате чего привлечение к уголовной ответственности лиц, причастных к рейдерскому захвату, можно было осуществить лишь на его заключительном этапе, когда уже состоялось похищение имущества юридического лица или выведение его из под контроля собственника или иного владельца другим противоправным способом.

Тем самым, дополнение УК РФ ст. 170.1, 185.5 и 285.3 должно содействовать тому, чтобы рейдеры привлекались к уголовной ответственности на ранних стадиях рейдерского захвата, предотвращая последствия, то есть отчуждение имущества юридического лица. В такой позиции в целом содержится несколько рациональных моментов, но только в части, относящейся к привлечению к уголовной ответственности рейдеров, совершивших деяния, которые раньше находились вне рамок уголовно правовых запретов. При этом криминализация отдельных способов рейдерства очевидно недостаточна для того, чтобы эффективно противодействовать этому общественно опасному деянию, так как у него по прежнему отсутствует надлежащая юридическая оценка. Помимо этого, привлечение рейдеров к уголовной ответственности по ст. 170.1 или 185. УК РФ возможно только в том случае, если имеются доказательства совершения рейдерами таких действий в целях приобрести право на имущество юридического лица или незаконно захватить в нем управление.

Однако в действительности установить цель, с которой приобретено право на имущество юридического лица или незаконно захвачено управление в нем, практически нет возможности, поскольку в случае совершения действий, связанных с фальсификацией единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета, фальсификацией решения общего собрания акционеров (участников) или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, названная цель не очевидна. Поэтому привлечение рейдеров к уголовной ответственности по ст. 170.1 или 185.5 УК РФ возможно только при фактическом использовании ими недостоверных сведений, которые содержатся в сфальсифицированном едином государственном реестре юридических лиц, реестре владельцев ценных бумаг или сфальсифицированной системе депозитарного учета, либо при наличии сфальсифицированного решения общего собрания акционеров (участников) или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества с целью его хищения или приобретения на него права. Только в таком случае возможно будет установить, что действия, которые относятся к фальсификации единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета, в частности к фальсификации решения общего собрания акционеров (участников) или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, рейдеры совершали с целью приобрести право на его имущество или незаконно захватить управление в нем.

Сторонники этой позиции говорят о необходимости установить уголовную ответственность непосредственно за рейдерство, что потребует внесения в УК РФ специальной статьи. Данную позицию можно обосновать тем, что внесение в УК РФ статьи, которая устанавливает ответственность непосредственно за рейдерство, даст возможность выделения его специфических признаков и тем самым увеличит эффективность противодействия рейдерству. На аналогичной позиции стоит и Комитет по собственности Государственной думы Федерального собрания РФ, указавший, что на сегодняшний день в части противодействия рейдерским захватам доминирует позиция, предлагающая понимание рейдерских действий как совокупности отдельных составов преступлений, а поэтому уголовно-правовая квалификация просто представляет собой комплекс нескольких составов преступлений. В связи с этим возникает ошибочное представление о том, что возможно пресечь рейдерские действия на одной из стадий захвата собственности и привлечь к ответственности виновные лица.

Действия рейдеров не выглядят единой цепью последовательных целенаправленных общественно опасных деяний, а понимаются в качестве следствий рыночных поглощений и отдельных несвязанных злоупотреблений, совершаемых чиновниками органов государственной власти. В итоге, пострадавшая сторона, обращаясь в правоохранительные органы или в суд, практически не имеет возможности обоснования и представления доказательств своей позиции.

В связи с этим при расследовании рейдерских захватов возникают серьезные трудности, поскольку следствию необходимо в одно и то же время рассматривать большое количество преступлений, которые квалифицируются по разным статьям УК РФ, и объединение их единым преступным умыслом весьма затруднительно, тем более что практически его невозможно доказать. Помимо этого, надо учитывать связь рейдерских действий в российских условиях с подкупом значительного числа должностных лиц налоговых, правоохранительных, регистрирующих и прочих государственных органов, а также судей.

Соответственно, рейдерство является преступлением, совершаемым большой группой лиц, которых объединяет единый преступный умысел. В связи с этим Комитетом по собственности указано на настоятельную необходимость сформировать и внести в УК РФ самостоятельный состав преступления – «Незаконное завладение собственностью». К преимуществам этого подхода относятся: упрощенная процедура по выявлению и квалификации данного преступления, а также по возбуждению уголовного дела;

высокая эффективность следственных действий в результате возможности объединить совершенные деяния в единый состав преступления, облегченный сбор базы доказательств и постановка в центр расследования объективной составляющей возбужденного дела;

высокий профилактический антикоррупционный эффект, достигаемый благодаря качественной переоценке должностными лицами квалификации состава и степени последующей ответственности за совершенные ими преступления. С учетом российских условий, из рассмотренных позиций по совершенствованию уголовного законодательства РФ в области противодействия рейдерству, с нашей точки зрения, наиболее предпочтительна последняя, в соответствии с которой в УК РФ должна быть внесена специальная статья, устанавливающая ответственность непосредственно за рейдерство92.

Обосновать данную позицию можно с помощью следующих аргументов.

Во-первых, квалификация преступных действий, которые совершаются при рейдерстве, по различным статьям УК РФ не дает правоприменителю возможности для выделения специфических признаков рейдерства как такового, что не просто негативно сказывается на качестве расследования подобных дел, но и дает возможность виновным лицам уйти от надлежащей ответственности за содеянное. Во-вторых, действующими уголовно правовыми нормами охватываются только действия рейдеров, совершающиеся в рамках того или иного способа рейдерского захвата. При Заключение Комитета по собственности Государственной думы Федерального собрания РФ от 22 апреля 2010 года № 3.973/3 «По проекту Федерального закона № 3537165 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» (первое чтение) // СПС «КонсультантПлюс».

этом невозможна надлежащая юридическая оценка конечного результата таких действий – незаконного установления контроля в отношении юридического лица (рейдерства), так как в УК РФ отсутствует статья, которая устанавливает ответственность непосредственно за данное общественно опасное деяние.

Частью 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации признаются и защищаются в равной степени частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Это положение Конституции закрепляется в ч. ст. 2 УК РФ «Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации», в соответствии с которой одну из задач УК РФ представляет собой охрана собственности от преступных посягательств. Чтобы осуществить эту и другие задачи, УК РФ, устанавливая основания и принципы уголовной ответственности, виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений, в то же время определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния должны признаваться преступлениями. Исходя из этого и с учетом того, что в УК РФ отсутствует статья, которая устанавливает ответственность за рейдерство, можно прийти к выводу о нереализованности уголовно-правовой охраны собственности юридических лиц. В-третьих, общественную опасность деяния выражает уголовно-правовая норма, в свою очередь, находящая выражение в статье уголовного закона. Именно статьей уголовного закона уголовно-правовой норме придается внешняя определенность и обеспечивается ее реальное действие. В связи с этим внесение в УК РФ статьи, которая устанавливает ответственность непосредственно за рейдерство, обладает важным практическим значением. В-четвертых, внесение в УК РФ статьи, которая устанавливает ответственность за рейдерство, дает возможность для закрепления на законодательном уровне характерных для этого общественно опасного деяния признаков и, тем самым, отграничения его от прочих деяний экономической направленности. В-пятых, как уже отмечалось, наличие уголовно-правовых запретов на совершение общественно опасных деяний, которые предусматривает уголовно-правовая норма, способствует предупреждению преступлений как одной из задач УК РФ. В соответствии с этим, уголовно-правовой запрет на совершение рейдерства будет способствовать предупреждению этого общественно опасного деяния.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно заключить, что в российских условиях основу эффективного противодействия рейдерству, как общественно опасному деянию, представляет уголовно-правовое регулирование последнего через посредство установления уголовно правовой нормой запрета на его совершение.

Однако выделение самостоятельной статьи УК РФ, предусматривающей ответственность за рейдерство, затрудняется сложностью и разнообразием рейдерских схем. В связи с этим целесообразно говорить не о введении дополнительной статьи в УК РФ, а о введении дополнительного квалифицирующего признака, отягощающего вину и ужесточающего наказание при его выявлении. Данный признак может быть введен во всех статьях гл. 21 УК РФ, и сформулирован следующим образом: «с целью совершения незаконного корпоративного захвата (рейдерства)». Для этого необходимо ввести в уголовно-правовой оборот термин «незаконный корпоративный захват».

Глава 2. Причинный комплекс корпоративных захватов.

§ 2.1. Экономические факторы корпоративных захватов.

Современная экономическая ситуация в России даже при наличии пробелов в российском законодательстве привела к возникновению после приватизации целых бизнес-структур, которые ориентированы на поглощение компаний, часто нарушая действующее законодательство, и появлению цикличности (волны перераспределения собственности).

Определяют цикличность внешние и внутренние факторы развития экономики отдельных фирм и страны в целом.

В. Волков предложил классификацию главных мотивов недружественных поглощений в применении к России. Автор отмечает присутствие четырех типовых мотивов для достижения контроля над корпорацией93:

начало создания значительными бизнес-группами отраслевых или вертикально интегрированных холдингов, для чего было необходимо получить контроль над предприятиями, образующими цепочку от добычи сырья до отгрузки конечной продукции либо имеющими одинаковую отраслевую принадлежность;

субъекты рынка, у которых сформировались относительно избыточные финансовые ресурсы, проявили интерес к возможностям приобретения оставшихся независимыми, наиболее прибыльных, экспортно ориентированных предприятий или перспективных предприятий с растущим рынком сбыта продукции;

стремление региональной исполнительной власти к созданию «губернаторской экономики», т. е. попытки перевода под собственный контроль основных предприятий региона при вытеснении внешних кредиторов или акционеров, а также несговорчивых директоров;

Волков В. Причина и логика корпоративных конфликтов// Top-Manager. – 2003. – № 29.

гигантские возможности, которые дают захваты предприятий для того, чтобы получать краткосрочные доходы путем спекуляции, корпоративного шантажа, распродажи активов и т. п.

Следующие причины корпоративных захватов можно считать в современной России не менее важными:

стремление к легализации коррупционных и криминальных капиталов, приобретавшихся в период особой формы приватизации, проведенной в 90-е годы в России;

стремление отечественных компаний добиться по возможности максимального укрупнения с целью дележа отечественного рынка еще до того, как произойдет связанный со вступлением России в ВТО массовый приход иностранных конкурентов.

Из этого можно сделать следующий вывод: слияние и поглощение – это путь к преодолению неэффективной приватизации и основной метод направления экономического развития. Далее можно перейти к анализу незаконных корпоративных захватов.

Последняя причина замечена весьма точно и, кроме того, известна с давних времен. Что касается преступного обогащения, К. Маркс еще в XIX веке утверждал, что при 10% капитал готов на всякое применение, при 20% – он оживляется, при 50% – «согласен голову себе сломать», при 100% он может «попирать ногами любые человеческие законы», при 300% – «даже под угрозой виселицы готов пойти на любое преступление»94.

Изучение экономических факторов корпоративных захватов следует начать с анализа их экономического содержания и рассмотреть их как экономическое действие, имеющее в своей основе экономические механизмы.

Вообще, экономическое действие, исходя из определения, предложенного М. Вебером, представляет собой установление актором Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. – М.: Госполитиздат, 1960;

Маркс К. Капитал.

Критика политической экономии. Т. 1. Кн. 1: Процесс производства капитала. – С. 770.

мирными средствами контроля над ресурсами, ориентированному по своему основному мотиву на экономические цели95.

Элементами экономического действия, которые можно выделить из этого определения, являются:

ограниченные ресурсы;

возможность их альтернативного употребления;

ненасильственность контроля над ресурсами;

направленность на обеспечение человеческой жизнедеятельности;

количественная определенность средств и целей.

К. Поланьи в своих работах отражает эти элементы, противопоставляя два значения экономического – формальное и содержательное. Формальное значение экономического представляет собой возможность логического выбора между разными способами использования средств, порождаемого их ограниченностью96. А содержательное значение экономического является институционально оформленным процессом обеспечения средств жизнедеятельности человека. Следовательно, ограниченность средств и наличие выбора К. Поланьи не считает непременными условиями экономических отношений.

В.В. Радаев считает экономическое действие ненасильственным использованием ограниченных ресурсов, различно употребляющихся, для достижения количественно определенной цели, которая связана с обеспечением человеческой жизнедеятельности. Действия, выделяемые в экономическом поведении, могут быть экономически ориентированными и экономически обусловленными. Количественно-определенная цель, которую См: Понятие экономически ориентированного действия сформулировано М. Вебером (Weber М. Economy and Society. Vol. I. P. 63). Понятие экономически обусловленного действия введено В.В. Радаевым (Экономическая социология. – Том 3. – № 5. – С. 22.

Паланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. – СПб., 2002. – 320 с.;

Поланьи К. Экономика как институционально оформленный процесс // Экономическая социология. – 2010. – № 2. – С. 62–73;

Поланьи К. Два значения термина «экономический». О вере в экономический детерминизм // Неформальная экономика: Россия и мир. / Под ред. Т. Шанин. – М.: Логос, 2009. – С. 505-513.

преследует экономически ориентированное действие, связана с обеспечением жизнедеятельности, но при этом относительно используемых средств может оказываться за экономическими рамками97.

При рейдерских действиях, являющихся незаконной экспроприацией собственности, стоящие перед акторами цели являются экономическими, но, по существу, экономического действия собой не представляют.

Одним из ключевых различий между экономическим и экономически ориентированным действием является отсутствие легитимной составляющей, «мирных средств». Однако использование квазизаконных способов в рамках рейдерских захватов не относит последние к экономическим действиям, так как именно насильственный способ перераспределения собственности является ядром таких действий, независимо от его облечения в легитимную форму. Экономически обусловленное действие – это ненасильственное использование ограниченных ресурсов, употребляемых различными способами, для достижения целей, не обязательно обладающих экономическим содержанием.

Любое экономическое действие, в конечном счете, осуществляется во имя реализации потребностей, определяемых как необходимость и возможность приобретать, сохранять и использовать различные блага. Если некое благо для человека оказывается значимым, оно превращается в стимул – внешний объект стремления, в дальнейшем перерастающий в мотив – внутреннее побуждение к действию.

Комплексы мотивов, ведущих свое происхождение из трех главных источников – социальной нормы, интереса и принуждения, определяют побуждение человека к действию.

В предложенной М. Вебером классической типологии социального действия выделяются четыре «идеальных типа» социального действия, различающиеся по характеру их мотивации98:

См: Радаев В.В. Что такое экономическое поведение? // Экономическая социология. – 2010. – № 5. – С. 21.

целерациональное действие – продуманное использование средств и условий, направленное на достижение поставленной цели;

ценностно-рациональное действие основано на вере в самодовлеющие ценности (эстетические, религиозные);

аффективное действие обусловлено эмоциональным состоянием личности;

традиционное действие основано на обычае или длительной привычке.

В аспекте изучения проблем корпоративных захватов наиболее актуальным является целенаправленное, рациональное действие, помимо «чистого» экономического действия включающее в себя, по нашему мнению, экономически ориентированное действие, которое направлено на перераспределение частной собственности.

Частная собственность имеет ряд положительных эффектов, к числу которых можно отнести фиксацию экономического потенциала активов, интеграцию разрозненности информации, развитие ответственности собственников, повышение ликвидности активов, развитие общественных связей и паспортизацию сделок.

Права собственности являются санкционированными поведенческими отношениями между людьми, возникающими в связи с существованием благ и касающимися их использования. Права собственности определяют нормы поведения людей в отношении благ, а их несоблюдение влечет за собой соответствующие санкции99.

Система собственности есть все формальные правила и неформальные ограничения, которыми регулируется доступ экономических агентов, являющихся субъектами прав собственности, к редким ресурсам. Помимо этого, обычно в систему включают экономических агентов, См: Понятие экономически ориентированного действия сформулировано М. Вебером (Weber М. Economy and Society. Vol. I. P. 63). Понятие экономически обусловленного действия введено В.В. Радаевым (Экономическая социология. – Том 3. – № 5. – С. 22.

Demsetz Н. Toward a theory of property rights // American Economic Review. – 1967, v. 57.

– № 2. – Р. 17.

устанавливающих эти правила, а также обеспечивающих их выполнение гарантов.

С.Г. Кирдина указывает, что общество всегда санкционирует собственность или позитивно, или негативно: санкции позитивные свидетельствуют об одобрении обществом данной структуры прав доступа к ресурсам, негативные – о ее неодобрении, из чего следует необходимость изменения этой структуры в сторону, для общества целесообразную100.

Собственность в социальном аспекте – это социально-экономический институт, который возник в ходе социально-экономической эволюции общества и кодифицирован в разных правовых системах, которым обеспечивается стационарная функциональная, нормативная и экономическая связь с экономическими ресурсами субъектов собственности (индивидов, групп, организаций, ассоциаций и т. п.). Очевиден тот момент, что институт собственности есть необходимое условие экономических действий людей, которые выступают в качестве субъектов экономического обмена (участников рыночного пространства). Важнейший функциональный компонент института собственности – это право «исключительности доступа», позволяющее собственнику извлечь из собственности максимальную пользу и выгоду, ею распоряжаться, а также ограничивать пользование чужой собственностью других лиц101.

Процесс распределения прав собственности, в сущности, является социально-экономическим обменом, в чьих рамках происходит значительное число специфических актов обмена, в которые входят контрактные отношения между субъектами обмена, а также смена прав собственности на экономические блага.

Актом обмена, в сущности, можно считать слияния и поглощения, при его посредстве те или иные блага (предприятие, управление, акции, права, недвижимость и т. п.) получает каждый из субъектов обмена.

Кирдина С.Г. X и У экономики. Институциональный анализ. – М.: Наука, 2009. – С. 99.

Honore A. Ownership // Oxford Essays in Jurisprudence. Ed. By Gaest A.W. – Oxford, 1961.

– P. 112-128.

Субъектами обмена являются организации (компании, корпорации), которые преследуют собственные интересы и вступают в отношения обмена (сделки по слиянию и поглощению), рассчитывая на получение определенных выгод или средств приращения своих возможностей. В данном случае объектами обмена являются возможности и ресурсы, которыми обмениваются субъекты сделок по поглощению и слиянию (материальные ресурсы, знания, технологии, статус). Выгоды, которые от сделки предполагается получить (увеличение капитала, конкурентоспособность, расширение, диверсификация бизнеса), представляют собой предметы обмена.

Одним из самых эффективных способов использования экономических ресурсов для повышения конкурентоспособности, увеличения капитала, и как результат «способности к выживанию» в условиях современного рынка, является перераспределение экономических ресурсов путем совершения сделок по слиянию и поглощению.

В первую очередь, от принадлежности экономических ресурсов к собственности того или иного лица зависит эффективность их использования. Экономические ресурсы существуют не сами по себе и определенную ценность приобретают тогда, когда являются для кого-то предметом интереса. Предмет интереса при этом может быть устойчиво актуализирован исключительно при наличии фиксированной и гарантированной связи субъекта экономического поведения с предметом его интереса. Институт частной собственности, обеспечивающий функциональное единство субъекта и предмета собственности, защиту и преемственность этой связи, а также эффективное использование полезных свойств экономических ресурсов соответственно воле, желанию и компетентности действий их собственников, выступает гарантом сохранения экономических ресурсов102.


Экономическая социология: Учебное пособие для вузов / Под ред. В.И. Верховина. – М.: Академический Проект;

Фонд «Мир», 2012. –С. 359.

Дистрибутивное (распределительное) поведение, будучи одним из видов поведения экономического, связано напрямую с социально-экономическим обменом, представляющим собой взаимовыгодное перераспределение между субъектами этого обмена экономических ресурсов для обеспечения максимизации выгод, к получению которых стремятся партнеры – участники обмена. При этом реализации данного обмена способствует институт собственности, определяя способы и механизмы перераспределения ресурсов между контрагентами.

При таком положении вещей рынок можно рассматривать в качестве бесконечного процесса редистрибуции огромного количества экономических ресурсов в сети обращения и обмена, где многочисленными субъектами постоянно и непрерывно приобретается и теряется право контроля над теми или другими благами.

В условиях развитых рыночных отношений как раз институт частной собственности представляет собой основу, ключевой аспект экономической активности субъектов социально-экономических взаимоотношений, которой обеспечивается максимально эффективное распределение и использование экономических ресурсов. При этом множественность и дискретность экономических интересов большого числа действующих на рынке людей определяют факт закрепления в частном владении различных экономических ресурсов (объектов собственности)103.

Будучи механизмом экономического и социального обмена, процесс слияний и поглощений также является реализацией частного экономического интереса путем свободного обмена по каналам рынка экономическими благами.

В данном случае частный экономический интерес представляют собой интересы собственников компаний, являющихся участниками сделки по поглощению и слиянию, стремящихся к увеличению своего благосостояния Экономическая социология / Под ред. В.И. Верховина. M.: Академический Проект;

Фонд «Мир», 2010, С. 361.

через совершение данной сделки. Ценности, возможности и ресурсы, которыми обмениваются контрагенты, намеренные успешно завершить поглощение и слияние и таким путем реализовать свой частный интерес, выступают в рамках слияний и поглощений объектом экономического обмена.

Модели дистрибутивного поведения в условиях рыночного пространства зависят, в первую очередь, от степени как исключительности доступа к благам, так и контроля над получением выгоды от их оборота.

Соответственно, с этим выделяются четыре главные модели дистрибутивного поведения: суверенно-дистрибутивная (хозяйственная), комиссионно-дистрибутивная (агентская), функционально-дистрибутивная и редистрибутивная.

Так, экономическое поведение субъектов, имеющих абсолютные или преимущественные права получения выгоды от использования тех или иных принадлежащих им экономических ресурсов, характеризует суверенно дистрибутивная модель.

Комиссионную модель дистрибутивного поведения реализуют различные субъекты экономического поведения, действующие от имени и в интересах владельцев и обеспечивающие экономический, правовой и организационный контроль над действиями лиц, которым доступен объект чужой собственности.

Субъектам, которые на договорной или другой основе извлекают выгоду из полезных свойств экономических ресурсов, которые находятся в собственности других лиц, свойственна функционально-дистрибутивная модель104.

Обеспечение различных методов перераспределения экономических ресурсов от одних пользователей к другим характеризует редистрибутивную модель.

Экономическая социология: Учебное пособие для вузов / Под ред. В.И. Верховина. – М.: Академический Проект;

Фонд «Мир», 2009. – С. 381.

Редистрибутивная модель как экономический обмен в его различных формах представляет наибольший интерес для данного исследования.

Выделяются несколько видов редистрибутивной модели: симметричные и асимметричные, эквивалентные и неэквивалентные, возмездные и безвозмездные, фискально-дистрибутивные и криминально-дистрибутивные и другие модели поведения, в зависимости от способов передачи и закрепления прав собственности за различными субъектами. Модели могут быть реализованы как легитимным, так и нелегитимным путем, поощряться или преследоваться, втягивать в процессы большое количество субъектов в зависимости от масштабности, структуры, элементов прав собственности и прочих обстоятельств.

Так, институт поглощений и слияний может быть рассмотрен как редистрибутивная модель дистрибутивного поведения экономических субъектов, реализующаяся и на легитимной – дружественные поглощения, и на нелегитимной основе – рейдерство, корпоративный захват.

Тем самым, слияния и поглощения могут являться как легально редистрибутивной, так и нелегально-редистрибутивной моделью поведения, что обуславливает способ совершения сделки (поглощения дружественные и недружественные) и способ передачи прав собственности.

Легитимно-редистрибутивная модель подразумевает использование исключительно методов законных и правовых.

Нелегально-редистрибутивная модель предполагает изъятие у владельцев предметов и объектов собственности (в данном случае – компаний) на основе насилия, произвола и т. п.

Следует отметить, что эффективно реализовать частный экономический интерес, вне зависимости от того, отдельное это лицо, группа или институциональный субъект (организация), возможно лишь в том случае, когда выражающие его агенты имеют легитимное право исключительного доступа к объекту их интереса. Соответственно, наличие нелегально редистрибутивной модели дистрибутивного поведения эффективность реализации частного экономического интереса снижает, а возможность собственников успешно владеть и использовать свои экономические ресурсы делает сомнительной105.

У любого экономического субъекта есть определенный набор обязательств, а также определенная мера ответственности. Только фиксированный набор правомочий использования по усмотрению тех или других экономических ресурсов обеспечивает его доступом к системе рыночного обмена и взаимодействия с другими субъектами, у которых есть аналогичные права. При этом система обязательств дает предопределение и предписание как легитимного и легального порядка экономических действий, так и их допустимых границ соответственно набору прав поступать тем или другим способом, который фиксирован и закреплен за каждым субъектом.

Любые экономические действия начинаются с определенных правомочий осуществлять эти действия тем или другим законным способом.

Ядром экономического поведения следует считать именно систему норм, определяющих его границы, порядок и пределы реализации. Несомненно, институтом частной собственности определяется система контроля субъектов над экономическим ресурсами и, следовательно, степень доступа к ним различных пользователей. При этом любой экономический ресурс (благо) в том или ином отношении представляет собой ценность для многих экономических субъектов. Это относится и к тем, кто легитимного или легального права на это не имеет106.

Если степень защищенности экономических ресурсов недостаточна, возникает нелегально-редистрибутивная модель дистрибутивного поведения.

В рамках данного исследования института слияний и поглощений нелегально-редистрибутивную модель представляют следующие конструкции: недружественные поглощения (в условиях российских реалий), Экономическая социология: Учебное пособие для вузов / Под ред. В.И. Верховина. – M.: Академический Проект;

Фонд «Мир», 2006. – С. 380-391.

Там же. – С. 364.

рейдерство (корпоративный захват). В том и в другом случае актив у собственника изымается против его воли, методом воровства, произвола, мошенничества.

Также здесь необходимо указать на спонтанно-дистрибутивную модель дистрибутивного поведения, связанную, в первую очередь, с присвоением ресурсов, которые не находятся в чьей-либо собственности в данный момент;

затем с присвоением объектов и предметов собственности владельцев, утративших контроль над ними (например, приватизация).

Недружественные поглощения в российских условиях осуществлялись с помощью как спонтанно-дистрибутивной модели (при первой волне рейдерских захватов), так и нелегально-редистрибутивной модели (используемой в настоящее время).

Распространение редистрибутивной модели нелегального и спонтанного типа стимулируется и российской спецификой в развитии структуры правовых режимов, и самим существованием коммунальной собственности.

Режим коммунальной собственности, характерный для советского периода, содержит многие причины неэффективности использования экономических ресурсов, что, прежде всего, связано с отсутствием жесткой системы контроля над эффективным использованием. Помимо прочего, они спровоцировали перераспределение ресурсов (явное или неявное) в сторону частного интереса и способствовали переходу под эгиду государства в связи с многочисленными случаями нерационального потребления107.

Именно существование коммунальной собственности, прежде всего, вызвало возникновение спонтанно-дистрибутивной модели поведения, что уже само собой породило ряд последствий:

форсированное потребление ресурсов;

«разрыв определенности» прав контроля над использованием экономических ресурсов, где все обладают правом их присвоения, но Экономическая социология: Учебное пособие для вузов/ Под ред. В.И. Верховина. М.:

Академический Проект;

Фонд «Мир», 2006, С. 391.

право их потребления есть только у некоторых, получивших к ним доступ;


неравномерность интенсивного потребления ресурсов одними за счет «недопотребления» другими;

максимизационный эгоизм пользователей коммунальной собственности (отсутствие платы за ресурсы и действенного контроля).

Эта совокупность приводит к тому, что возникает спонтанно дистрибутивная модель дистрибутивного поведения, что выражается в присвоении ресурсов, в настоящее время не находящихся в чьей-либо собственности, а также в присвоении предметов и объектов собственности владельцев, утративших контроль над ними.

По сути, период приватизации превратился в России в первую волну рейдерства, глобального передела коммунальной собственности, перераспределения ее в сферу частного интереса, что в дальнейшем привело к созданию последующей деловой этики страны. Рейдерство, зародившись в рамках модели спонтанно-дистрибутивной, приобретает в дальнейшем формы модели нелегально-дистрибутивной, т. е. модели, использующей насилие, произвол и т. п.108.

Предполагается, исходя из экономической природы преступлений данного рода, что преступление человек совершает тогда, когда ожидаемая от этого действия польза выше пользы, которую он получил бы, иным образом используя свои силы и время. Преступники так же рациональны, как и все остальные люди, они таким же образом стремятся максимизировать свою выгоду при ограниченных ресурсах.

В 1972 году Майкл Сесновиц, американский экономист, разработал формулу доходности преступной деятельности, подходящую для любого вида преступления:

R = (l-p)xS + px(S-D) = S-pxD, Беккер Г. Преступление и наказание: экономический подход // Истоки. – М.: ГУ-ВШЭ, 2000. – Вып. 4. – С. 28-90.

где R – доход преступника;

р – вероятность, что преступник будет пойман и наказан;

S – величина украденного;

D – денежная величина потерь преступника, которые он несет в результате наказания109.

В аспекте изучения в настоящее время корпоративных захватов (рейдерства) можно предположить, что переменные р и D приближаются к 0, т. к. очень мала вероятность того, что рейдер будет пойман и наказан. Это вызвано целым рядом факторов: слабостью законодательства, высокой коррумпирующей составляющей и т. п.

Таким образом, практически всегда доход рейдера будет состоять из величины захваченного (экспроприированного), что превращает данный вид экономического преступления в очень привлекательный с позиций доходности.

Для конкретизации причин появления и устойчивости рейдерского поведения на российском рынке слияний и поглощений необходимо обратиться к методам институционального анализа.

Д. Норт замечает, что история имеет значение не только потому, что из прошлого можно извлечь уроки, но и потому, что непрерывностью институтов общества настоящее и будущее связаны с прошлым. Прошлым сформирован выбор, который делается сегодня или завтра, а прошлое можно понимать как процесс институционального развития110.

Основными функциями института являются структурирование пространства социальных и экономических взаимодействий, формирование инфраструктуры общества, удовлетворение потребностей и человеческих нужд и управление поведением субъектов.

Сесновица М. Доход от кражи со взломом [Sesnowitz M. Returns to Burglary. In: The Economics of Crime. Р. 181-186].

См.: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М.: Фонд экономической книги НаЧаЛа, 1997.

Отсюда следует, что установив причины появления устойчивой совокупности норм, делающих рейдерское поведение возможным, можно конкретизировать причины появления и устойчивости данного типа поведения.

В.М. Полтерович, исследуя устойчивость институциональных ловушек, выделяет такие факторы, как фактор координации (поддерживающий), фактор обучения, фактор сопряжения111.

Фактор координации заключается в том, что чем последовательнее исполнение нормы в обществе, тем больше ущерб, получаемый каждым конкретным отклоняющимся от нее индивидом. Чем больше людей следуют норме, тем менее целесообразно отклонение от нее. Координация действий агентов уменьшает транзакционные издержки следующих норме поведения, принятой ими, а потому невыгодным становится отклонение от нее. С течением времени возобладавшая норма закрепляется в результате того, что участники обучаются более эффективно выполнять ее и совершенствуют технологию ее реализации. Это явление называют фактором обучения, результатом его является уменьшение транзакционных издержек, которые связаны с применением нормы. Суть явления, называемого фактором сопряжения, заключается в том, что возникшая норма с течением времени оказывается сопряженной со многими другими правилами, встроенной в систему других норм. В результате за отказом от следования норме потянется цепочка других изменений и, следовательно, высокие (сопряженные) трансформационные издержки.

Аналогичным образом факторы, обеспечивающие устойчивость, можно применить по отношению к исследованию процессов корпоративных захватов. Чем выгоднее «приобретение» предприятия способами рейдерских захватов, тем больше «собственников» этому следуют. Возобладавшая норма закрепляется с течением времени в результате того, что участники обучаются Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. – М.:

ЦЭМИ РАН и РЭШ, 1999.

более эффективно выполнять ее и совершенствуют технологию ее реализации. Фактор обучения здесь проявляется как в совершенствовании непосредственно самих схем захватов, так и совершенствовании таких же не всегда законных схем отражения рейдерской атаки. Это связано с тем, что этот фактор проявился как в совершенствовании механизмов рейдерских нападений, так и в появлении, а точнее переквалификации, рейдерских структур в структуры, специализирующиеся на защите от рейдерства. Хотя, как показывает практика, данные структуры занимаются и тем, и другим, в зависимости от пожеланий заказчика. Также фактор обучения проявляется в гибком реагировании на изменения в законодательстве и в общих политико экономических условиях в стране. Факт практического исчезновения силовых захватов предприятий является тому подтверждением, теперь этот метод используется в редких исключениях в качестве вспомогательного. К отказу от использования механизмов банкротства как метода корпоративных захватов в качестве основного привело введение закона «О банкротстве»112, несостоятельности, хотя и оставило его как вспомогательный элемент.

В процессах корпоративных захватов участвуют не только компании агрессоры и компании-цели, но и государственные органы (исполнительная, законодательная и судебная власть), консультанты, средства массовой информации, частные охранные предприятия (ЧОПы), криминальные структуры и специально сформированные для целей захвата силовые группы.

Разрыв устоявшихся связей с данными организациями может стать не только невыгодным, но и небезопасным. Повышая трансформационные издержки, фактор сопряжения также содействует закреплению норм нецивилизованного поведения на рынке.

Таким образом, поддерживающий фактор до определенного времени делает деструктивную систему корпоративных захватов устойчивой.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что неэффективные устойчивые институты являются результатом переходных экономик и реформ, проводимых в таких экономиках. Если институциональные ловушки возникают вследствие реформ, то можно предположить, что также в результате реформ появляются определенные институциональные сочетания, которые регулируют поведение субъектов.

Мы можем предположить, что деструктивное рейдерское поведение, реализуемое в форме корпоративных захватов, появилось в результате приватизационной реформы. Вследствие краха коммунистической экономической системы потребовались срочные меры по трансформации института собственности государственной и формированию института собственности частной. Приватизация стала основным методом такой реформы.

Процесс приватизации представляет собой возмездное отчуждение находящегося в собственности РФ, субъектов РФ, муниципальных образований имущества в собственность лиц физических и/или юридических.

Приобретателями муниципального и государственного имущества могут быть любые физические и юридические лица, исключая муниципальные и государственные унитарные учреждения и предприятия, а также юридические лица, доля РФ, субъектов РФ и муниципальных образований, в уставном капитале которых выше 25% (исключением являются ситуации оплаты размещаемых дополнительных акций при увеличении УК ОАО).

Нормативными актами, которые регулируют приватизационные процессы РФ, являются: Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ (ред. От 10.05.2007) «О приватизации государственного и муниципального имущества», Закон РФ от 04 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РФ», Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий», Указ Президента РФ от 09 декабря 1996 г. № 1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации», Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2284 «О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ»113.

При этом формирование малого и среднего предпринимательства осталось в ходе реформы вне основной задачи, хотя необходимой основой института частной собственности является именно оно.

В. Леонтьев говорил, что для экономики жизненно необходимы поддержка и создание цивилизованных условий для нормального развития мелкого и среднего предпринимательства, формирование тем самым класса хозяев. Российскую экономику погубила приватизация «сверху».

Назначенные правительством миллиардеры не хотели по законам экономики управлять доставшимися им предприятиями, а просто «сняли пенки». Хозяин предприятия и назначенный «собственник» – это далеко не одно и то же. Как полагает В. Леонтьев, необходимость рынка и рыночной экономики состоит как раз в том, чтобы при преследовании собственной выгоды люди одновременно содействовали росту общего благосостояния114.

Сущность форм рейдерского поведения экономических субъектов состоит в невыгодности для экономических агентов при сложившихся условиях смены стратегии поведения.

В современной ситуации, хотя интересам части российских экономических субъектов отвечают дальнейшее развитие, укрепление, институционализация и защита прав собственности, также существуют группы влияния, направленные не на производственную, а на перераспределительную деятельность (rent-seeking), которые, в соответствии с отмеченной особенностью российской институциональной эволюции, препятствуют полноценному формированию института частной Консультант Плюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://base.consuItant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n= Леонтьев В. Пора менять крупных воров на мелких лавочников // Комсомольская правда [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:www.wassily.leontief.net собственности, так как их устраивают размытость и неспециализированность прав собственности, допускающие ее постоянный передел115.

Полноценный институт частной собственности – это альтернативная норма по отношению к рейдерству. Институт частной собственности обладает как формальной, так и неформальной составляющими. К его формальной составляющей принадлежит нормативно-правовая база, которая регулирует данный вид отношений. И несмотря на несовершенство законодательной базы российской экономики, в том числе, и в такой области, как противодействие рейдерским захватам, происходят попытки ее улучшения. Как пример можно назвать проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)», а также создание таких организаций, как Межведомственная комиссия по вопросам экономической безопасности, проводящая исследовательскую и практическую работу в области корпоративных конфликтов, и предложения антирейдерских законодательных инициатив116.

Все вышесказанное относительно формирования института частной собственности в современной экономике РФ, в том числе и проведение приватизации, принадлежит к фундаментальным факторам появления рейдерского поведения в России.

Также можно выделить такой фактор, как возникновение в результате процессов приватизации целого слоя владельцев предприятий, получивших в собственность дорогостоящие активы бывшей государственной собственности и тем самым – возможность формировать спрос на рынках корпоративных захватов, а также наличие значительного числа специалистов См.: Фомичев О. В. Импорт институтов и оценка его эффективности. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http.:www.institutional.boom.ru/tranzitology/fomichev_import.zip Говердовская О. В России происходит активный передел собственности, подобный тому, который наблюдался в начале 90-х годов. Главным участником и игроком в рейде общероссийского масштаба стали госструктуры // сайт Компромат.ги [Электронный ресурс]. Режим доступа: http.://www.compromat.ru/main/top50/peredell.htm по экономике и юриспруденции, нацеленных на значительные и быстрые заработки, но при отсутствии морально-этической ответственности за свою деятельность, которые на этом рынке обеспечили предложение.

Интенсивное развитие экспортно-сырьевых отраслей экономики, обусловленное мировой конъюнктурой, привело к тому, что именно в этом сегменте начались корпоративные войны.

Необходимость сырьевой промышленности и экспорта было спровоцировано увеличением числа «переделов собственности» на соответствующих предприятиях117.

В 2010 году Президентом РФ Дмитрием Медведевым на расширенной коллегии Генеральной прокуратуры РФ было особо отмечено, что рейдерство, захваты, разного рода коммерческие переделы в условиях глубокого финансового экономического кризиса являются преступлениями с повышенной общественной опасностью, поскольку затрагивают интересы значительного числа людей. Здесь следует думать не столько о защите интересов хозяев, сколько об интересах работающих на производстве, предприятии большого количества людей118.

Большинство экспертов сходятся во мнении о том, что увеличению числа фактов рейдерских захватов, недружественных поглощений только способствуют кризисные явления в экономике.

Как полагает адвокат И. Кадочников, характер недружественных поглощений будет крайне ожесточенным, люди до конца будут отстаивать свое имущество, и неправовыми методами в том числе, так как государство в настоящее время защиту собственника не обеспечивает.

Мировой финансовый кризис и в той же степени изощренные поиски новых способов отъема собственности ведут за собой использование новых технологий при осуществлении недружественных поглощений.

www.rian.ru;

http://pda.advisers.ru http://www.klerk.ru/boss/articles/19075/ (дата запроса 05.04.2013 г.) Эксперт по проблемам криминальных поглощений Торгово промышленной палаты А.В. Богатиков полагает, что в связи с кризисом распространится «информационное рейдерство, когда поглощению будет предшествовать нагнетание негативного информационного фона», за чем последуют значительное снижение инвестиционной привлекательности предприятия и возникновение сложностей с привлечением ликвидности. В условиях мирового финансового кризиса банковские структуры все чаще оказываются под ударами информационных рейдеров.

Интернет-порталом «Клерк.Ру» приводятся следующие примеры информационных нападений: банки «Глобэкс» и «Русский Банк Развития».

Сначала в обоих случаях появились слухи, что финансовые структуры дышат на ладан, а затем последовал массовый перевод в другие банки средств вкладчиков. В итоге ВЭБ приобрел «Глобэкс», а финансовая корпорация «Открытие», приобретшая новый актив в рамках санации, – «Русский Банк Развития».

В результате анализа компаний-захватчиков, средств и методов их работы и используемых ресурсов можно сделать вывод, что российское рейдерство обладает своей национальной спецификой. Рейдерство сегодня – это интеллектуальный вид экономического преступления. Свой первоначальный капитал многие из сегодняшних инвестиционных и девелоперских компаний получали именно путем отъема и передела частной собственности нелегальным полукриминальным путем.

Противодействие противоправным поглощениям предприятий в современных социально экономических условиях. Комплексный экономико-правовой анализ конфликтов субъектов экономической деятельности и ситуаций, обладающих признаками недружественного... / Богатиков А.А., Грачев В.А., Файбусович К.Б. - М.: Экон-информ, 2010. - 246 c.

§ 2.2. Социально-политические факторы корпоративных захватов.

На наш взгляд, в освещении социальных факторов надо исходить из несоответствия отъема собственности вопреки воле владельца, пусть и при соблюдении формальной законности, социальным ожиданиям общества. По этой причине с социологических позиций корпоративный захват может быть определен как девиантное поведение экономических субъектов и рассмотрен как некая форма неправильного и неполезного для общества явления.

Девиантность определяет соответствие или несоответствие поступков социальным ожиданиям. Н. Смелзер девиацию определяет в качестве отклонения от социальной нормы, влекущего за собой тюремное заключение, изоляцию или иное наказание нарушителя. Подобное, по сути, определение дает и криминология120.

В современной России рейдерство обладает более глубокими корнями, чем «отголоски приватизации». Если рассматривать этот феномен в контексте перераспределения прав собственности, очевидным становится тот факт, что девиантное поведение российского бизнеса стало скорее правилом, нежели исключением.

Как правило, в России, чтобы объяснить особенности российского рейдерства и достаточно длительное его использование как механизма по распределению прав собственности, приводятся следующие причины:

«навязывание» правительством «правил игры» (приватизация);

слабая законодательная база;

низкоэффективная правоохранительная деятельность.

Однако на наш взгляд, названные причины всей сложности проблемы не исчерпывают.

Слабая законодательная база и низкоэффективная правоохранительная деятельность наряду с главенством государственных органов над гражданским обществом являются скорее следствием социальной, правовой См.: Смелзер Н. Социология. – М.: Феникс, 1994.

и экономической культуры российского общества, нежели первопричиной криминализации бизнеса и появления феномена рейдерства. Можно предположить, что основные причины сложившейся ситуации – это:

российские культурные ценности и традиции и их рассогласованность с насаждаемыми искусственно в период реформ 90-х годов прошлого века ценностями либерализма;

особая форма собственности (институт «власть-собственность»), характеризующаяся отсутствием неприкосновенности частной собственности;

перераспределение (приватизация) государственной собственности, в совокупности с двумя первыми причинами, явившимися важной предпосылкой криминализации бизнеса в целом и формирования рейдерства в частности.

При рассмотрении российских социально-политических ценностей необходимо вычленить сформировавшие экономическую ментальность России факторы:

мобилизационно-коммунальная производственная среда – 1) действующий с самых первых этапов развития российской цивилизации фактор, под которым имеется в виду среда, создающая производственную аритмию и требующая коллективных усилий под единым руководством.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.