авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«Оглавление СРЕДНЕАЗИАТСКАЯ МИГРАЦИЯ: ПРАКТИКИ, ЛОКАЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВА, ТРАНСНАЦИОНАЛИЗМ, С. Н. Абашин ...»

-- [ Страница 9 ] --

Последовательно раскрывая картины празднества, автор разворачивает их во всем разнообразии и этнокультурной специфике. Среди них - встреча Масленицы и масленичный стол, обычаи с участием молодоженов и комплекс традиций, осуждавших не вступившую в брак молодежь, очистительные и завершающие правила Чистого понедельника и Сборного воскресенья, различные варианты проводов Масленицы, в том числе в форме такого редкого обычая, как - жечь медведя(чучело в образе медведя). Перспективно для исследования исторических корней Масленицы наблюдение о медиативной символике обычаев катаний с гор и на лошадях. Автор рассматривает их как "акт "перемещения" из одного времени в другое, взаимодействия с иным миром... Медиативная символика катания усиливается и медиативной символикой коня..." (с. 161). Предлагаемые вниманию этнографические и этнодиалектные сведения значительно обогащают наши представления о формах празднования Масленицы.

Книгу завершают небольшие, но весьма важные главы. Одна из них посвящена циклу обработки льна, прядению и ткачеству в свете календарно-хозяйственного круговорота. Основной вывод этой главы: "Приметы, поверья и обряды, связанные со льном и его обработкой, в календарном цикле составили самостоятельный замкнутый комплекс" (с. 280).

В связи с цитированным выводом можно предложить перспективную для современной этнографии тему, впервые поставленную Я. В. Чесновым и которую здесь мы сформулируем так: как повлияло разрушение такой исконно национальной отрасли сельского хозяйства, каким было для русских льноводство, на разрушение русской традиционной культуры? Какие потери в итоге понесла народная обрядово-праздничная культура?

Завершающая глава посвящена специфике календарной обрядности в региональных, социальных, конфессиональных группах русских Прикамья.

Исследуется тема межэтнического взаимодействия как фактора формирования отличительных черт календарной обрядности русских Пермского края. Эта глава одна из интереснейших. По сути, она является проспектом самостоятельного монографического исследования.

Часть III. Словарь хрононимов. Третья книга продолжает цикл монографических исследований народного календаря русских Прикамья. Но в отличие от предыдущих, данная часть исследования решает задачу этнолингвистического характера, вводя в научный оборот обширную базу сведений по диалектной характеристике календарной терминологии и фразеологии.

Таким образом, исследовательский поиск, осуществленный А. В. Чер стр. ных, завершается этнодиалектным словарем хрононимов как лексических единиц языка русских Пермского Прикамья. Подчеркивается, что основой для формирования значительной части бытующих в народе хрононимов послужил церковно-православный календарь. "Однако, - как пишет А. В. Черных, - народная традиция достаточно гибко использует церковный месяцеслов и Пасхалию", о чем свидетельствует значительная вариативность календарной терминологии (Черных 2009: 6). Из этого следует и то, что "Словарь хрононимов" является надежным источником для словаря пермских антропонимов - имен святых в составе народного календаря, адаптированных в соответствии с местными диалектами и народной этимологией, а также источником по календарной паремиологии, представленной приметами, поговорками, присловьями, образно-ассоциативными оборотами народной речи.

"Словарь хрононимов" подводит определенный итог эмпирическому уровню сбора и систематизации лингвоэтнографического материала по диалектной календарной терминологии. С его страниц мы слышим живую речь русских Прикамья.

Благодаря этому "Словарь хрононимов" -не только познание календарной терминологии, но и увлекательное чтение. Последнее касается и других томов "Русского народного календаря в Прикамье".

В заключение отметим: в рецензируемых книгах нашел отражение весь корпус этнографических, фольклорных, этнолингвистических, краеведческих источников;

изучены коллекции резных и рисованных календарей, праздничной одежды, утвари, обрядового печенья, иллюстративного материала. Разнообразие первоисточников и богатый фонд полевых материалов автора делают книги А. В.

Черных ценной базой при изучении празднично-обрядовой культуры народов Прикамья. Эти книги являются вкладом в отечественную науку и свидетельствуют о высоком уровне профессиональной школы пермской этнографии и фольклористики.

Примечание Полная версия публикуемой рецензии размещена на веб-сайте журнала:

http://journal.iea.ras.ru/.

Литература Балушок 1993 - Балушок В. Г. Инициации древних славян (попытка реконструкции) // Этнограф. обозрение (далее - ЭО). 1993. N 4. С. 57 - 66.

Балушок 1996 - Балушок В. Г. Древнеславянские молодежные союзы и обряды инициации // ЭО. 1996. N3. С. 92 - 98.

Денисова 1995 - Денисова И. М. Вопросы изучения культа священного дерева у русских. М.: ИЭАРАН, 1995.

Климов, Чагин 2005 - Климов В. В., Чагин Г. Н.Круглый год праздников, обрядов и обычаев коми-пермяков. Кудымкар: 2005.

Лимеров 1998 - Лимеров П. Ф. Мифология загробного мира. Сыктывкар: Изд-во КНЦ УрО РАН, 1998.

Морозов 1997 - Морозов И. А. Святки // Морозов И. А., Слепцова И. С. и др.

Духовная культура Северного Белозерья. Этнодиалектный словарь. М.: ИЭА РАН, 1997. С. 345 - 349.

Пропп 1963 - Пропп В. Я. Русские аграрные праздники (Опыт историко этнографического исследования). Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1963.

Слезкин 1993 - Слезкин Ю. Советская этнография в нокдауне: 1928 - 1938 // ЭО.

1993. N2. С. 113 - 125.

Спец. тема 2011- Специальная тема номера: Традиционные праздники народов России // ЭО. 2011. N4. С. 3 - 74.

Тульцева 2001 - Тульцева Л. А. Рязанский месяцеслов. Рязань: Рязанский ОНМЦНТ, 2001.

Тульцева 2010 - Тульцева Л. А. Дети и деды в свято-световом пространстве праздника Крещения Господня. ЭО. 2010. N 5. С. 120 - 133.

Тульцева 2011а - Тульцева Л. А. Василий Суриков: образы и символы "Утра стрелецкой казни" // "Не любопытства ради, а познания для..." К 75-летию Юрия Борисовича Симченко.

М.: "Старый сад", 2011. С. 191 - 203.

стр. Тульцева 2011б - Тульцева Л. А. "У Бога-Света всего доспето": Сакрально-световое пространство русских святок и новые поколения рода-племени // Церковные праздники русского народа: от прошлого к настоящему. М.: ИЭА РАН, 2011. С.

259 - 344.

Черных 2002 - Черных А. В. Традиционный календарь народов Прикамья в конце XIX - начале XX в.: По материалам южных районов Пермской области. Пермь, 2002.

Черных 2003 - Черных А. В. Куединские праздники: Традиционный календарь русских Куединского района Пермской области. Пермь, 2003.

Черных 2004 - Черных А. В., Подюков И. А.Масленица в Прикамье (конец XIX первая половина XX века). Пермь: 2004.

Черных 2006 - Черных А. В. Русский народный календарь в Прикамье. Праздники и обряды конца XIX - середины XX в. Часть I. Весна, лето, осень. Пермь: Пушка, 2006.

стр. Заглавие статьи Рец. на: J. Radvanyi. Caucase: Le grandjeu des influences Автор(ы) И. Л. Бабич, М. Ю. Рощин, Г. Т. Трофимова Источник Этнографическое обозрение, № 4, 2012, C. 179- РЕЦЕНЗИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 17.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Рец. на: J. Radvanyi. Caucase: Le grandjeu des influences, И. Л. Бабич, М. Ю.

Рощин, Г. Т. Трофимова Editions du cygnes, Paris. 2011. 253 p.

Жан Радвани - известный французский географ и тонкий знаток Кавказа, которому он посвятил почти 40 лет научной деятельности. Его книга вышла в серии "Репортажи" французского издательства "Синь". Рецензируемая книга представляет собой сборник статей автора, изданных в течение длительного периода (с 1984 по 2009 г.) и объединенных в рамках нескольких ключевых идей, и дает живой стереоскопический облик Кавказа и его народов.

Прежде всего подчеркнем, что книга опирается на собственные полевые материалы - интервью, наблюдения и др. Отдельную статью Ж. Радвани посвятил особенностям деятельности ученого в "поле", показывая свой уровень восприятия реальности, далекий от журналистского.

Ж. Радвани стремится рассказать о предмете исследования объективно, подробно разбирая действия и планы различных участников описанных им процессов и явлений, не занимая позицию ни одной из сторон, но при этом сохраняя и проявляя искреннее беспокойство за будущее данного региона. Отмеченная нами объективность научной позиции автора ярко выделяет его книгу на фоне многочисленной литературы так называемых "специалистов" по Кавказу, появляющейся на Западе и в России.

Рецензируемая книга показывает широкий кругозор автора. Ж. Радвани не ограничивается только предметом своего научного исследования, а обращается и к процессам культурной жизни на Кавказе в целом. Вышеприведенные особенности позволили Ж. Радвани показать компетентность, точный анализ собранных материалов, продуманность исследования и описания.

Интересно, что автор во "Введении" останавливается на собственной мотивации интереса к Кавказу, объясняя причины, побудившие его заняться различными проблемами региона. Ж. Радвани показывает, какую дорогую цену заплатили государства Южного Кавказа - Грузия, Азербайджан и Армения, за получение независимости и возможность построения собственных государств. Автор ставит вопрос: почему же Россия в новых, изменившихся условиях Южного Кавказа до сих пор не попыталась изменить стратегию своего поведения в регионе, отказываясь искать новые пути построения современных взаимоотношений между Россией и государствами Южного Кавказа? Почему западные государства обнаруживают неспособность проводить грамотную политику в регионе?

В рецензируемой работе Ж. Радвани попытался ответить на эти непростые вопросы. Автор приходит к выводу, что в основе подобных "нестыковок" между Россией, западными государствами и странами Южного Кавказа лежит то обстоятельство, что народы Кавказа, как и в прежние исторические периоды, вновь оказались объектами политики крупных держав.

Заслуживает внимания первая статья сборника "Традиция и модернизация на Кавказе" (данная работа написана в 1984 г.). В ней обстоятельно и профессионально показаны особенности функционирования горской экономики и политики модернизации, проводившейся на Кавказе в советское время. Как известно, горные районы, находящиеся как бы на периферии, всегда были плохо интегрированы в экономику. Это заинтересовало Ж. Радвани по двум причинам как географа по специальности, и с точки зрения характеристики процессов переселения народов с гор на равнину, имевшее место в разные исторические периоды на Кавказе, в том числе и в советские годы. Автор подчеркивает, что данный процесс проходил достаточно непродуманно, и главное - сами методы переселения были во многом неверными. Между тем в конечном итоге для самих народов этот процесс оказался позитивным: реформа значительно улучшила положение бедных и средних слоев. Ж. Радвани метко подметил, что подчас подобные процессы на Кавказе проходили значительно "мягче", чем во внутренних районах остальной территории Российской Федерации. Второе любопытное замечание автора - большое различие между советскими и европейскими горными районами. В заключении автор рассматривает изменение территорий расселения репрессированных народов после их возвращения из ссылки в конце 1950-х гг. Ж.

Радвани подчеркивает, что за некоторым исключением (вместо Пригородного района Чечено Ирина Леонидовна Бабич - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН irina@babichl.net;

Михаил Юрьевич Рощин - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоко-ведения РАН easterntraveller@mail.ru;

Галина Тихоновна Трофимова - соискатель Института этнологии и антропологии РАН giacint2001@mail.ru стр. Ингушской Республике были переданы Шелковской и Наурский районы Ставропольского края, ранее уже заселенные русскими и украинцами) границы проживания были восстановлены.

Вторая статья называется "Парадоксальное наследство: производство этнических территорий на Кавказе", написана в 1998 г. и посвящена проблеме национального строительства на Кавказе в первые годы советской власти и анализу того, к каким последствиям это привело после распада СССР, формирования в советское время "этнических административных образований", в частности, истории Горской республики. В статье рассматриваются этапы создания автономных областей, республик на Кавказе, и автор делает вывод о постепенной советизации этнических и полиэтнических республик, в которых формировались местные элиты с помощью организации научных институтов, подготовки педагогических кадров, организации культурных учреждений. Ж. Радвани отмечает противоречивость результатов (наличие положительных и отрицательных моментов в этом советском наследии) (с. 44 - 45). Автор подчеркивает, что в советские годы были заложены такие принципы формирования этнических территорий на Кавказе, которые послужили причиной противоречий, "отложенных на длительный срок", среди которых чрезмерный рост национализма, проявляющийся в борьбе за права и независимость. По мнению автора, в советские годы продолжалась политика "разделяй и властвуй".

Естественным образом автор от истории переходит к современности. В третьей статье сборника рассказывается о том, какой отпечаток накладывает геополитика на проведение независимых исследований на Кавказе. В этой связи он отмечает, что вопрос о начале того или иного конфликта, имевшего место в последние годы на Кавказе, требует подчас тщательного анализа. Так, например, по мнению Ж.

Радвани, предстоит еще выяснить, какую роль в развязывании конфликта в Южной Осетии сыграли неоконсервативные американские консультанты Михаила Саакашвили, и в частности, представители частной американской военной компании "Blackwater", имеющей негативную репутацию из-за убийства мирных граждан в Ираке и скандалов с контрабандой оружия в Афганистане (с. 51). В этой статье, написанной совсем недавно, автор анализирует современные проблемы Кавказа и соотносит их с целями и задачами исследователя-кавказоведа. Каким образом ученый должен остаться нейтральным, не вставая ни на одну сторону, не впадая в журналистскую истерию, не играя в дипломатические игры и не поддаваясь давлению?

Ж. Радвани выделяет следующие ключевые проблемы современного Кавказа:

картографирование конфликтных зон, проблемы датировки конфликтов, цифровое выражение людских потерь. Автор делает вывод о необходимости соблюдения чрезвычайной осторожности при работе с источниками, освещающими подобные проблемы.

Далее рассматриваются проблемы стран Закавказья (Южного Кавказа) в 1990-е гг.

и показывается, что молодым государствам (Армении, Азербайджану и Грузии) пришлось столкнуться со многими трудностями государственного строительства, экономическим кризисом и массовой эмиграцией, в первую очередь из Армении и Грузии. В своей внешней торговле страны Закавказья в значительной мере отошли от старой "советской модели: Армения быстро развивает торгово-экономические связи с Ираном, Грузия - с Турцией, а в Азербайджане зарубежные, преимущественно американские, инвестиции в экономику доходят примерно до 30% (с. 107 - 108). Все это, по справедливому мнению Ж. Радвани, является серьезным вызовом для традиционной роли России на Кавказе (с. 111 - 118).

Неслучайно третий раздел книги называется "Кавказ: от одной сферы влияния к другой?". Пожалуй, самой интересной частью в этом разделе является глава, посвященная конфликту в Южной Осетии. В преамбуле к главе автор отмечает, что "нападая на Южную Осетию, грузинский президент, окруженный американскими советниками, стремился внести свой вклад в стратегию маргинализации России, проводимую НАТО с 1991 г. Силой своего ответа Кремль дал понять, что время попустительства прошло" (с. 205). Далее довольно подробно излагается предыстория вооруженного конфликта, в том числе и создание Саакашвили прогрузинской администрации в Южной Осетии во главе с Дмитрием Санакоевым в ноябре 2006 г. (с. 206). Но это обстоятельство отмечено Ж. Радвани как-то вскользь, что, на наш взгляд, неправомерно, так как именно возникновение двух враждебно настроенных администраций на небольшом пространстве Южной Осетии резко увеличило остроту противостояния и привело к постоянным столкновениям между ними.

Автор обращает внимание на конструктивную роль Европейского Союза в достижения перемирия после завершения вооруженной фазы конфликта, в котором он справедливо подчеркивает, что "случай Косово делает европейские предложения (о возврате к довоенному стр. статус-кво. - И. Б., М. Р., Р. Т.) уязвимыми. Независимость, предоставленная косоварам вопреки российским предостережениям, создает прецедент, который не замедлит быть востребованным в других регионах мира. Вне зависимости от позиции Москвы трудно представить себе, что южные осетины, абхазы или карабахские армяне не будут ссылаться на него" (с. 209 - 210). Очевидно, что Жан Радвани стремится объективно и непредвзято разобраться в сложных хитросплетениях конфликта.

Следующая статья, посвященная жизни Грузии при Э. А. Шеварднадзе, подготовлена в 1989 г. Автор останавливается на развитии агро- и промышленного комплекса и экономических проблемах между Грузией и Россией в советские годы. Отметим, автор, говоря об экономике, лишь вскользь упоминает теневую экономику, тогда как, на наш взгляд, она составляла основу процветания Грузии.

Нынешняя успешность республики, отмеченная автором, во многом, по нашему мнению, преувеличена - страна живет в основном на дотации от США и Европы, слабо развивая собственную экономику и промышленность.

Далее идет вторая статья по грузинской тематике: "Грузия на минном поле регионализма", увидевшая свет в 1993 г. В работе дано описание Грузии в этот период, когда страна производила более, чем грустное впечатление. Мы разделяем мнение автора, что во многом за положение в Грузии в последние двадцать лет именно Россия несет значительную ответственность. Ж. Радвани описывает характер взаимоотношений Э. А. Шеварднадзе и З. К. Гамсахурдия. Наконец, третья статья о Грузии - "Грузия в плену архаизмов" (1996 г.) - посвящена судьбе грузинской интеллигенции. Автор справедливо подчеркнул, что она во многом поддержала идею Великой Грузии и идею национализма и именно она в значительной степени несет ответственность за "ошибки", связанные с ее неспособностью "реально оценивать обстановку". В этой статье Ж. Радвани останавливается на теневой экономике Грузии и ее роли в описываемый период, отмечая проникновение криминальных групп в высший эшелон власти.

Далее Ж. Радвани обратился к анализу отношений между властными структурами трех государств Южного Кавказа - Азербайджана, Армении и Грузии (статья подготовлена в 1998 г.) и описанию трех столиц этих государств - Баку, Еревана и Тбилиси. Автор подчеркивает, что во многом поменялся этнический состав этих государств: так уехали армяне из Баку, азербайджанцы, русские и евреи - из Еревана. Появились беженцы из конфликтных зон. Ж. Радвани описывает свои наблюдения о внешних переменах столиц. Останавливаясь на новых взаимоотношениях между государствами Южного Кавказа и России, автор отмечает изменение геополитической ситуации: с одной стороны, создается блок Россия - Армения, с другой, с помощью Запада - "коридор через Кавказ" для транспортировки нефти и связи с центральной Азией, позволяющей во многом уменьшить зависимость стран Южного Кавказа от России, и в первую очередь Грузии и Азербайджана. В этом отношении Армения остается в изоляции.

В следующей статье "Американские веяния на Кавказе", подготовленной в 2002 г., Ж. Радвани отмечает иллюзорные надежды властей трех государств Южного Кавказа на американскую помощь. Автор подмечает желание грузинских властей и населения "прибиться к другой силе", рассчитывая этим разрешить проблемы, стоящие перед ними. С другой стороны, сами Соединенные Штаты не до конца понимают, в какой сложный регион они пришли.

Статья "Молокане и духоборы: конец имперской мечты", изданная в 1998 г., посвящена русским населенным пунктам Южного Кавказа. Автор побывал во многих русских деревнях региона. Ж. Радвани подчеркивает, что после геополитических изменений 1990-х гг. "исход" русских с Южного Кавказа был стремительным и предсказуемым. Ж. Радвани пишет, что "имперские и сталинские власти легко перемещали людские потоки": переселение мусульман в Персию и Турцию в обмен на христиан - греков и армян в XIX - начале XX в.

Примечательно, что автор отмечает в своей статье роль Института этнологии и антропологии РАН, который первый в 1990-е гг. вспомнил о существовании молокан и духоборов на Кавказе, после чего уже власти предложили им свою помощь в переселении.

В статье, подготовленной Ж. Радвани в 1998 г., "Кавказ: конец Российский империи" автор останавливается на особенностях ослабления влияния России на Кавказе, на появлении в этом регионе новых сил - США и стран Европы, на особенностях окончания экономической монополии России на Кавказе, на возникновении в этом регионе новых рынков сбыта. Автор подчеркивает, что на Южном Кавказе произошло "пересечение" военных интересов различных военных сил. Как нам представляется, Ж. Радвани, объективно объясняя политику России в сфере международных отношений, делает важный вывод о том, что США во многом проводят безответственную политику в мире вообще, и на Кавказе в частности.

стр. Наконец, автор обращается к проблемам Северного Кавказа в 2000-е гг.: и в первую очередь, к войнам в Чечне. Подчеркнем, что Жан Радвани делает это очень умело, грамотно и предельно аккуратно. В статье "Российский федерализм в кавказских испытаниях", написанной автором в 2000 г., Ж. Радвани высказывает мнение об отсутствии "всяческого российского курса" на Кавказе, указывая на явные "ляпы" политики России: формирование новых самостоятельных субъектов (Адыгея, окруженная Краснодарским краем), проблемы в казачьих станицах, проблемы Пригородного района на Северном Кавказе. В статье "Дагестан: по ту сторону идей" (2004 г.), посвященной религиозной ситуации в Дагестане, Ж.

Радвани подробно останавливается на участии и неучастии различных дагестанских групп в конфликтах. Автор делает вывод "об уязвимости этнических подходов к формированию власти". Известно, что многие мелкие этносы Дагестана вообще исключены из властных структур, именно они и являются основными рекрутами в группы боевиков и способствуют усилению напряженности в республике.

Автор как географ по профессии заканчивает свою книгу статьей под названием "Черное и Каспийское моря: два моря, открытые в ходе новой большой игры" (2009 г.). Ж. Радвани описывает интересы различных стран вокруг этих морей, предпринятые и замышляемые проекты, с ними связанные, отдельно останавливаясь на "войне трубопроводов". Автор подчеркивает иллюзорность надежд новых государств Южного Кавказа, особенно Азербайджана, на США и другие зарубежные государства.

Последний раздел книги посвящен грузинскому и армянскому кинематографу.

Автору посчастливилось в 1984 г. встретиться в Тбилиси с легендарным Сергеем Параджановым, который в то время собирался экранизировать "Демона" М. Ю.

Лермонтова (с. 246).

В целом, на наш взгляд, Ж. Радвани удалось интересно и ярко рассказать об особенностях и проблемах Кавказа. В заключение отметим, что новая книга Ж.

Радвани издана на французском языке, и это чрезвычайно важно, что французский читатель сможет лучше разобраться во многих геополитических метаморфозах, происходящих на Кавказе в последние двадцать лет, обращаясь именно к этой работе: серьезной, глубокой, фундаментальной.

стр. Заглавие статьи НИНА ПЕТРОВНА ЛОБАЧЕВА (31.01.1924-28.07.2011) Автор(ы) О. И. Брусина, О. Б. Наумова Источник Этнографическое обозрение, № 4, 2012, C. 183- IN MEMORIAM Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 14.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ НИНА ПЕТРОВНА ЛОБАЧЕВА (31.01.1924-28.07.2011), О. И. Брусина, О. Б.

Наумова 28 июля 2011 г. на 88-м году ушла из жизни Нина Петровна Лобачева талантливый ученый, исследователь народов Средней Азии, один из старейших сотрудников ИЭА РАН.

Н. П. Лобачева родилась 31 января 1924 г. в г. Химки Московской обл. в семье потомственных служащих: родители работали на Центральном телеграфе, а позднее ее мать, происходившая из семьи почетных горожан, стала преподавателем. В годы Великой Отечественной войны совсем юная Нина Петровна служила на трудовом фронте - в 1941 г. принимала участие в строительстве оборонительной линии вокруг Москвы, в 1942 г. работала на торфоразработках, а в 1944 г., будучи студенткой, трудилась на лесозаготовках.

Впоследствии она была награждена медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.", "50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.", "60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 - гг." и другими наградами.

В 1943 г. Н. П. Лобачева поступила на отделение этнографии исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, где специализировалась по этнографии народов Средней Азии. Студенткой участвовала в экспедициях под руководством С. П. Толстова. По окончании МГУ в 1948 г. продолжила обучение в аспирантуре МГПИ им. В. П. По стр. темкина на кафедре истории древнего мира исторического факультета. Интерес к народам Средней Азии определил тему ее диссертации - "Борьба народов Средней Азии с Сасанидами {III VI вв. н.э.)", которую она успешно защитила в 1955 г. С этого года она стала участвовать в работе Хорезмской археолого-этнографической экспедиции ИЭ АН СССР, а в 1956 г. была зачислена в штат института. В секторе Средней Азии и Казахстана она трудилась почти 47 лет. В 1980 г. по конкурсу прошла на должность старшего научного сотрудника и проработала на этой должности до выхода на пенсию в 2003 г.

Более 15 раз она выезжала в составе отрядов Хорезмской, а позднее Среднеазиатской экспедиции в Узбекистан и Каракалпакию, в Казахстан, Киргизию и Туркмению, сама руководила работой Ферганского отряда, совершала индивидуальные поездки для сбора материала по новой обрядности почти по всем областям Узбекской ССР.

В отличие от большинства своих коллег, Нина Петровна занималась этнографией не какого-либо одного народа, а рядом фундаментальных проблем всего среднеазиатского региона. Как она определила сама в своих записях, работала над "изучением сущности и генезиса традиционной культуры народов Средней Азии и Казахстана на примере ее компонентов - обрядности и одежды". Эти сферы духовной и материальной культуры она рассматривала "как феномен, имеющий этническую основу и системно связанный с определенным хозяйственно культурным типом, как историко-этнографический источник по проблемам этногенеза, ранних форм религии, социальных институтов древности". Также она исследовала проблему "новых форм и закономерностей развития этих компонентов культуры в советское время". Такой глубокий, системный подход позволил Нине Петровне проработать и обосновать ряд важных для этнологии Средней Азии теоретических положений. Особую ценность представляет научное осмысление процессов изменения традиционной и формирования новой обрядности в XX в.

Одной из основных крупных тем, которые разрабатывала Н. П. Лобачева, были процессы трансформации семейной обрядности среднеазиатских народов.

Исследования в этом направлении Н. П. Лобачева начала в середине 1960-х гг. с изучения злободневных в то время вопросов изживания, как тогда говорили, устаревших обрядов и появления новой, советской обрядности. Однако Н. П.

Лобачевой удалось избежать идеологизированности и подойти к изучению становления новых традиций как к "явлению сложному, достаточно длительному и непрямолинейному" (Лобачева 1975: 4). Результатом исследований стали ряд статей (Лобачева 1967, 1973, 1981а) и монография "Формирование новой обрядности узбеков" (Лобачева 1975), написанная на основании авторских полевых материалов, собранных в 1965 - 1968 гг. практически по всему Узбекистану. Книга посвящена трансформации традиционных, становлению и тенденциям развития новых семейных и общественных праздников и обрядов.

Анализируя множество переходных форм конкретных обрядов, Н. П. Лобачева выявила закономерности в процессе преобразования традиционной и формирования на ее основе новой обрядности.

Судить о трансформации обрядности можно было, только глубоко изучив традицию. Н. П. Лобачева досконально знала традиционную семейную обрядность среднеазиатских народов и особенно - свадебный ритуал. Она писала о свадьбе отдельных народов (Лобачева1960, 1985, 2002), о конкретных свадебных ритуалах (Лобачева1989а, 1993, 2001а), рассматривала свадьбу как историко этнографический источник (Лобачева 1981б). Самая значительная ее статья о свадьбе (Лобачева 1978) представляет собой исследование, выполненное на материале свадебных традиций всех среднеазиатских народов. В результате обстоятельного анализа множества отдельных, порой кажущихся разрозненными обрядов Н. П. Лобачева выстроила историю развития свадебного действия, в котором каждый элемент находит свое обоснование и объяснение. Она восстановила логику свадебного комплекса, частично утраченную и размытую позднейшими трансформациями и инновациями. Такой анализ свадебного комплекса в генетическом аспекте позволил выделить наиболее ранние слои в его сложении и определить основные направления в развитии этого обрядового института.

стр. Еще одним предметом исследований Н. П. Лобачевой была традиционная материальная культура среднеазиатских народов, главным образом одежда. Н. П.

Лобачева работала над разделом "Одежда" для Историко-этнографического атласа Средней Азии и Казахстана вместе с О. А. Сухаревой, после смерти которой взяла на себя координацию усилий всего авторского коллектива. Сама Нина Петровна глубоко исследовала каракалпакский народный костюм (Лобачева 1984, 1989б, 2000), занималась также отдельными элементами традиционной одежды других народов, например, киргизскими бельдемчи (Лобачева 1997). Особенно ее интересовали женские головные накидки-халаты (Лобачева 1965). И когда в середине 1990-х гг. в СМИ стал муссироваться вопрос о женской мусульманской одежде, закрывающей лицо и фигуру, Н. П. Лобачева опубликовала две статьи о парандже (Лобачева 1995, 1996). На археологическом и этнографическом материале она доказала, что паранджа как скрывающая фигуру женщины мусульманки накидка имела местные среднеазиатские корни, ее история насчитывала десятки столетий и была связана с исламом лишь на последнем этапе.


К сожалению, издание Историко-этнографического атласа Средней Азии и Казахстана по теме "Одежда" не состоялось, хотя материал был собран, составлены типологические таблицы по существующим видам одежды, проведено картографирование на конец XIX- начало XX в., написаны пояснительные записки к картам (Лобачева 2001б: 69 - 70). В первом сборнике (под ред. О. А. Сухаревой), объединившем статьи авторов, работавших над этой темой, Н. П. Лобачева опубликовала исследование о среднеазиатском костюме по данным стенных росписей раннесредневековой эпохи (Лобачева 1979). Второй сборник, вышедший через 10 лет, собирался и редактировался уже самой Н. П. Лобачевой (соредактор М. В. Сазонова). В своей статье, открывающей сборник, она обобщила собранный коллегами материал, на его основе выявила общие черты в костюме народов среднеазиатско-казахстанского региона и предложила региональные типологические таблицы (Лобачева 1989в). Позже она опубликовала еще одну обобщающую статью, в которой на основе сравнительно-типологического анализа костюмных комплексов народов региона дала характеристику как общих черт, так и этнической специфики и предложила объяснение общности между костюмами отдельных народов и отличий в костюмах разных групп одного народа (Лобачева 2001б).

Обладая обширными знаниями по обрядности и костюму практически всех народов и этнических групп среднеазиатско-казахстанского региона, Н. П.

Лобачева делала широкие обобщающие выводы. Практически в каждой ее работе содержатся те или иные теоретические заключения об этногенезе и этнической истории, но две статьи посвящены непосредственно этим вопросам (Лобачева 1991, 2006). В своей последней статье на основе анализа свадебного комплекса и его особенностей, а также отдельных элементов костюма Н. П. Лобачева выявила кипчакский, огузский и древнеиранский этнический пласты в этногенезе народов Средней Азии и Казахстана.

В институте среди коллег Нина Петровна Лобачева пользовалась глубоким уважением и неизменным доверием. Она запомнилась как необыкновенно принципиальный, прямодушный и скромный человек. Строгая с виду, она располагала к себе людей благодаря своей искренности, отзывчивости и доброжелательности. Она подготовила нескольких аспирантов, более двадцати лет работала с прикомандированными к институту исследователями, стажерами, соискателями. Нина Петровна гордилась своей семьей, она воспитала замечательных сына и дочь, внуков, дома она была окружена их вниманием и любовью.

В наших сердцах сохранится память о Нине Петровне как о светлой и красивой женщине, прекрасном человеке, талантливом ученом, внесшим существенный вклад в этнологическую науку.

Литература Костюм 1979 - Костюм народов Средней Азии. М.: Наука, 1979.

Лобачева 1960 - Лобачева Н. П. Свадебный обряд хорезмских узбеков // Краткие сообщения Института этнографии. 1960. Т. 34. С. 39 - 49.

стр. Лобачева 1965 - Лобачева Н. П. К истории среднеазиатского костюма (женские головные накидки-халаты) // Сов. этнография (далее - СЭ). 1965. N 6. С. 34 - 49.

Лобачева 1967 - Лобачева Н. П. О формировании новой свадебной обрядности у народов Узбекистана // СЭ. 1967. N 2. С. 15 - 25.

Лобачева 1973 - Лобачева Н. П. О формировании новой обрядности у народов СССР (Опыт этнографического обобщения) // СЭ. 1973. N 4. С. 14 - 24.

Лобачева 1975 - Лобачева Н. П. Формирование новой обрядности узбеков. М.:

Наука, 1975. 140 с.

Лобачева 1978 - Лобачева Н. П. К истории сложения института свадебной обрядности (на примере комплексов свадебных обычаев и обрядов народов Средней Азии и Казахстана) // Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана. М.: Наука, 1978. С. 144 - 175.

Лобачева 1979 - Лобачева Н. П. Среднеазиатский костюм раннесредневековой эпохи (по данным стенных росписей) // Костюм народов Средней Азии. М.: Наука, 1979. С. 18 - 48.

Лобачева 1981а - Лобачева Н. П. Общесоветское и национально-специфическое в новой обрядности // Традиционные и новые обряды в быту народов СССР. М., 1981. С. 39 - 56.

Лобачева 1981б - Лобачева Н. П. Свадебный обряд как историко-этнографический источник (На примере хорезмских узбеков) // СЭ. 1981. N 2. С. 36 - 50.

Лобачева 1984 - Лобачева Н. П. Из истории каракалпакского женского костюма (К проблемам Историко-этнографического атласа Средней Азии и Казахстана) // СЭ.

1984. N 4. С. 14- 28.

Лобачева 1985 - Лобачева Н. П. Хивинская свадьба // Этнография Таджикистана.

Душанбе, 1985. С. 116 - 123.

Лобачева 1989а - Лобачева Н. П. Значение общины в жизни семьи (по материалам свадебной обрядности хорезмийских узбеков) // Этническая и традиционная культура народов Средней Азии и Казахстана. Нукус, 1989. С. 11 - 52.

Лобачева 1989б - Лобачева Н. П. Каракалпакские головные накидки // Традиционная одежда народов Средней Азии и Казахстана. М., 1989. С. 169 - 181.

Лобачева 1989в - О некоторых чертах региональной общности в традиционном костюме народов Средней Азии и Казахстана // Традиционная одежда народов Средней Азии и Казахстана. М.: Наука, 1989.

Лобачева 1991 - Лобачева Н. П. Народная одежда как источник по этногенезу (К вопросу об этногенетических связях народов Средней Азии и Казахстана) // Проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана.

М., 1991. С. 82 - 95.

Лобачева 1993 - Лобачева Н. П. Официальный религиозный обряд в системе традиционных свадебных церемоний (на примере народов России и ближнего зарубежья) // Свадебные обряды народов России и ближнего зарубежья. М., 1993.


С. 150 - 168.

Лобачева 1995 - Лобачева Н. П. Паранджа: ритуальный костюм или свадебная одежда // Азия и Африка сегодня. 1995. N 8. С. 72 - 80.

Лобачева 1996 - Лобачева Н. П. К истории паранджи // Этнограф. обозрение (далее - ЭО). 1996. N 6. С. 78 - 92.

Лобачева 1997 - Лобачева Н. П. К истории среднеазиатского костюма: киргизские бельдемчи // ЭО. 1997. N6. С. 70 - 83.

Лобачева 2000 - Лобачева Н. П. К истории среднеазиатского костюма:

каракалпакский кимишек // Итоги полевых исследований. М., 2000. С. 54 - 73.

Лобачева 2001а - Лобачева Н. П. Из истории верований и обрядов: огонь в свадебном комплексе хорезмских узбеков (по материалам середины XX в.) // ЭО.

2001. N 6. С. 21 - 32.

Лобачева 2001б - Лобачева Н. П. Особенности костюма народов Среднеазиатско Казахстанского региона // Среднеазиатский этнограф. сб. Вып. 4. М.: Наука, 2001.

С. 69 - 116.

стр. Лобачева 2002 - Лобачева Н. П. Каракалпакская свадьба (по материалам середины XX в.) // Полевые исследования Ин-та этнологии и антропологии РАН. М., 2002. С.

240 - 249.

Лобачева 2006 - Лобачева Н. П. Отражение этногенетической истории в материальной и духовной культуре народов Среднеазиатско-Казахстанского региона (по материалам середины XX века) // Среднеазиатский этнограф. сб. Вып.

5. М.: Наука, 2006. С. 47 - 94.

стр. Заглавие статьи ЛИДИЯ ФЕДОРОВНА МОНОГАРОВА (09.10.1921-16.10.2011) Автор(ы) Т. С. Каландаров Источник Этнографическое обозрение, № 4, 2012, C. 188- IN MEMORIAM Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ЛИДИЯ ФЕДОРОВНА МОНОГАРОВА (09.10.1921-16.10.2011), Т. С.

Каландаров 16 октября 2011 г., через неделю после своего 90-летия, скончалась Лидия Федоровна Моногарова выдающийся российский этнограф-памировед.

Л. Ф. Моногарова родилась 9 октября 1921 г. в Москве в семье врачей. В 1940 г.

поступила на исторический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. С осени 1941 г. до лета 1943 г., когда университет находился в эвакуации, оставшаяся в столице студентка Моногарова работала агитатором в прифронтовых эвакуационных госпиталях. После возобновления учебных занятий она со второго курса проходила специализацию на кафедре этнографии в группе студентов, изучавших фарси.

В своей первой этнографической экспедиции - летом 1944 г. в освобожденные районы Украины - Лидия Федоровна получила опыт изучения материальной культуры и сбора полевого материала по традиционной семейной обрядности и народным верованиям. В последовавшей затем экспедиции в деревни Подмосковья она осваивала методы беседы с информантами и непосредственного наблюдения.

В 1945 г. в составе небольшой группы студентов университета Л. Ф. Моногарова проходила практику в Хорезмской археолого-этнографической экспедиции Института этнографии АН СССР, где фиксировала виды колесного, вьючного и водного транспорта каракалпаков, собирала материал по жилищу, делала чертежи планов, изучала приемы строительной техники. Все эти знания пригодились ей, когда она, получив в 1946 г. диплом с отличием, поступила в аспирантуру Института этнографии.

Сдав экзамен по специальности, молодая исследовательница вновь отправилась в экспедицию в Каракалпакию, где занималась сбором полевого материала по семейным отношениям и родовой принадлежности в племенном союзе Кунград.

Именно тогда у нее пробудился интерес к этнографическим аспектам общественной и брачно-семейной жизни, а также к национально-смешанным бракам.

В 1940 - 1950-е гг. одним из приоритетных направлений в советской этнографии являлось исследование малоизученных народов СССР. Научный руководитель аспирантки С. П. Толстов предложил ей заняться этнографией язгулёмцев - одного из народов западной части Памира (Горно-Бадахшанская автономная обл.

тогдашней Таджикской ССР), о которых почти ничего не было известно. Она начала изучать таджикский язык и буквально по крупицам собирать сведения о жителях высокогорной долины р. Язгулём. В 1947 г., будучи членом Таджикской экспедиции под руководством Н. А. Кислякова, организованной Институтом этнографии, Лидия Федоровна впервые попала в этот оторванный от цивилизации край, где господствовали натуральное хозяйство и меновая торговля, а люди жили без электричества, радио, телефона и даже медицинского пункта. Изучая быт, семью и духовную культуру этого малочисленного народа, она по просьбе антрополога Г. Ф. Дебеца провела антропометрическое исследование 100 местных жителей, передав позднее полученные материалы В. В. Гинзбургу.

В 1948 г. она вновь оказалась в Язгулёме. Следует сказать, что из-за отсутствия каких-либо дорог, за исключением немногочисленных горных троп, ей приходилось и тогда, и позже, рискуя жизнью, в одиночку добираться от одного кишлака до другого по оврингам - ветхим мосткам-тропам, висящим над бушующей рекой. В одном из дальних высокогорных селений, как она рассказывала, жители, поразившись отчаянной смелости русской девушки исследовательницы, добравшейся к ним путем, опасным даже для местных, все повторяли: "Заррабин! Заррабин!". Так они произносили фамилию И. И. Зарубина классика отечественного памироведения, изучавшего их язык и культуру.

По результатам послевоенных экспедиций Л. Ф. Моногарова опубликовала в г. содержательную статью "Язгулемцы Западного Памира", а в 1951 г. защитила кандидатскую диссер стр. тацию по теме "Язгулемцы (опыт этнографического описания)". С 1952 г. до середины 1959 г. она работала старшим научным редактором в Большой советской энциклопедии (БСЭ) и два раза в свой очередной отпуск ездила на Западный Памир. Чтобы попасть в этот закрытый для посторонних пограничный с Афганистаном регион, она заручилась поддержкой Всесоюзного географического общества, членом которого состояла.

Работа в редакции археологии, этнографии и антропологии БСЭ не приносила большого удовлетворения, поскольку призванием Лидии Федоровны была деятельность этнографа-полевика. На счастье, весной 1959 г. ее приняли на должность младшего научного сотрудника сектора этнографии народов Средней Азии и Казахстана в Институт этнографии. Здесь пригодились и ее опыт работы в БСЭ, и участие в подготовке Малой советской энциклопедии: с 1960 по 1973 г. она была заместителем главного редактора журнала "Советская этнография", а до г. - членом редколлегии. Хлопотную работу в журнале Л. Ф. Моногарова успешно совмещала с научно-исследовательской деятельностью в секторе и этнографическими экспедициями.

В 1960 - 1961 гг. и дважды в 1962 г. она собирала этнографические материалы по проблемам семьи узбеков, таджиков и арабов в ряде кишлаков Узбекистана, а с 1964 г. много времени уделяла полевым исследованиям среди таджиков в равнинных и горных регионах Таджикистана, таджиков Узбекистана (районы Ташкента, Бухары, Самарканда), западнопамирских народов. Ее научные интересы сосредоточивались главным образом на изучении проблем семьи, ее структуры, общественных отношений, роли патронимии. Она много времени проводила в архивах загсов и кишлачных советов.

Для планировавшегося Институтом этнографии Историко-этнографического атласа Средней Азии и Казахстана Л. Ф. Моногарова готовила материалы о памирских народах. В 1964 - 1967 гг. она побывала почти во всех долинах Западного Памира, где изучала материальную и духовную культуру рушанцев, шугнанцев, ваханцев, бартангцев, язгулёмцев, собирала материал о семье, семейной обрядности и патронимии. В 1972 г. на основе полевых исследований и собранных архивных материалов Л. Ф. Моногарова опубликовала монографию "Преобразования в быту и культуре припамирских народностей", а также ряд статей, посвященных этническим процессам.

В ходе подготовки историко-этнографического атласа она познакомилась и долгие годы плодотворно сотрудничала с таджикским исследователем И. Мухиддиновым, занимавшимся изучением земледелия и ирригации. Им удалось собрать и ввести в научный оборот интересный этнографический материал, в том числе о сельской семье Таджикистана. Изучая городскую семью, Л. Ф. Моногарова провела комплексную типологию городов Таджикской ССР с учетом национального состава их населения и предложила методику определения индекса этнической мозаичности как основы структурного анализа национального состава города.

Собранные обоими этнографами полевые материалы по теме семьи, в том числе архивные, а также обработанные на ЭВМ данные анкетного опроса 1982 г.

позволили им в соавторстве подготовить монографию "Современная сельская семья таджиков" (1992 г.).

В 1993 г. Л. Ф. Моногарова защитила в форме доклада диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук на тему "Современная семья таджиков и памирских народов", в основу которой была положены также и материалы ее монографии "Современная городская семья таджиков" (1992 г.).

Одна из главных исследовавшихся ею проблем - этнические процессы на Памире.

Отдавая дань господствовавшей в советский период теории межэтнической интеграции, или единения (появление у нескольких сущностно различных этносов общих черт культуры и общего мета-этнического самосознания), Л. Ф. Моногарова писала, что в СССР в связи с социалистической перестройкой хозяйства и культуры припамирских народов постепенно изживается обособленность и происходит их сближение, а частично и слияние с таджиками. Проводя исследования на Памире, она наблюдала, с одной стороны, процесс ассимиляции горнобадахшанцев титульным этносом - таджиками, а с другой - процесс тесного сближения памирских народов между собой. Однако тогда Л. Ф. Моногарова, по ее словам, сомневалась в том, что последний имеет перспективы дальнейшего самостоятельного развития.

Распад СССР, образование независимой Республики Таджикистан, национальная политика республиканских властей и гражданская война способствовали процессам консолидации памирских народов. Л. Ф. Моногарова первой из отечественных обществоведов выдвинула и стр. развила мысль о складывании в постсоветский период новой этнической общности - помири (памирцы).

Она глубоко сожалела, что в 1990-е гг. прервались научные связи с таджикскими коллегами-этнографами, и переживала за судьбы горцев Памира, которым она отдала несколько десятков лет своей жизни. В 2003 г., когда отмечалось 50-летие ее научной деятельности, я решил написать о ней биографическую статью для одного из памирских изданий. При встрече спросил, как лучше назвать материал.

Она, немного подумав, сказала: "Свое сердце я оставила в горах Памира".

И это правда. Наверное, никто из советско-российских этнографов последних поколений не сделал для памироведческой науки столько, сколько она. И образ этой хрупкой с виду, но сильной духом женщины-исследовательницы навсегда останется в памяти ее горцев-информантов, коллег и учеников, которым она дарила частицы своего большого сердца.

стр. Заглавие статьи ERRATO Источник Этнографическое обозрение, № 4, 2012, C. Место издания Москва, Россия Объем 1.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ERRATO Поправка к статье Артюшиной А. В. "О правилах воспроизводства "невидимой науки": сетевая структура российской научной лаборатории", опубликованной в N 3 2012.

Стр. Напечатно:

* Работа выполнена по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН. "Традиции и инновации в истории и культуре" в рамках проекта "Методологические и концептуальные инновации в антропологических и этнологических исследованиях".

Должно быть:

* Работа выполнена при поддержке Фонда "Сколково" и Центра исследований науки и технологий (Центра STS) Европейского Университета в Санкт-Петербурге, опубликована по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН "Традиции и инновации в истории и культуре" в рамках проекта "Методологические и концептуальные инновации в антропологических и этнологических исследованиях".

стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.