авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Тюменский государственный нефтегазовый университет Научно-исследовательский институт прикладной этики _ В.И.Бакштановский, Ю.В.Согомонов ЭТОС СРЕДНЕГО ...»

-- [ Страница 10 ] --

“рутиной”», наступило более серьезное испытание, чем для других групп. Испытание, связанное с тем, что “наступили будни как социаль ного существования в целом, так и интеллектуальной работы, в част ности”. Эта работа, “хочет этого кто-то или нет, становится кропотли вым, повседневным, прозаическим занятием профессионалов, веду щих разработки в почти нетронутых областях, но в общем проблемном пространстве. То есть, делом самостоятельным по интересам и, вмес те с тем, коллективным по форме, более строгим, а потому, если угод но, более скучным”.

В то же время, есть, вероятно, и возвышающий потенциал “сре динной” морали? В чем-то же следование такой морали может быть предметом гордости? Возможно, в том, что не “доблесть с терновым венцом”, а “тихие подвиги”, каждодневно совершаемые человеком, пре одолевающим себя, исполняющим свои обязанности, делают жизнь хотя бы чуть-чуть лучше, чем она была”. Возможно, “сознание собственной устроенности – предмет истинной гордости”? В этом слу чае “секрет удовлетворенности среднего класса самим собою в том, что человек убежден: он имеет то, что ему причитается. Человек таким образом оказывается примером справедливости существующего обще ственного устройства, которое он, следовательно, будет поддерживать и защищать”.

Важно не забыть процессуальные акценты смысла слова “дос тижения”, расставляемые, в отличие от предпринимателей, именно ин теллигенцией, для которой часто эффективность не связана с резуль татом. Так, Олег Ефремов в рубрике “о ценностях” в опросе газеты “Московские новости” на тему “Рубеж веков” говорит: “Главное – твор чество, творческое самочувствие. Не достижение, а постижение”. А пе дагог Е.А. Ямбург там же отмечает роль не столько результатов своего труда, сколько творческих достижений. “Вернее, достижения не важны, важны творческие состояния: полнота бытия человека напрямую свя зана с ними”.

Вспомним еще раз цитировавшуюся в главе об этосе успеха по зицию Э. Фромма, согласно которой активность человека связана с по нятием “эффективность”, но это понятие не сводится им к привычному смыслу слова. «Если человек сознает себя пребывающим в странном и подавляющем его мире, им легко может овладеть чувство бессилия.

Ощущая себя полностью пассивным, просто объектом, он теряет чув ство собственной воли, свою идентичность. Для компенсации он дол жен обрести способность что-то делать, приводить кого-то в движение, “оставлять след”, – или, используя наиболее адекватное английское слово, быть “эффективным” (to be effective). Мы употребляем это слово Там же. С. 7.

Золотусский И. Эпитафия герою // Кулиса НГ. 1998. № 2.

Гессен М. Первый раз в первый класс // Итоги. 1998. 21 апреля.

сегодня, говоря об эффективном ораторе или продавце, имея в виду человека, который успешно добивается результата. Но это – умаление первоначального смысла значения слова, происходящего от ла тинского ex facere – “делать”. “Произвести эффект” – значит: осуществ лять, свершать, реализовывать, выполнять, исполнять. Эффективной личностью является та, что наделена способностью делать, произво дить, свершать нечто. Быть способным производить эффект значит не быть бессильным, но быть полным жизни, активно функционирующим человеческим существом. Производить эффект – значит быть актив ным, а не просто подвергаться аффектам, быть активным, а не пас сивным. В конечном счете именно это доказывает, что мы существу ем. Можно сформулировать этот принцип так: я есмь, потому что я свершаю».

И, наконец, вывод-рекомендация, актуализированная анализом материалов проблемного семинара. Для профилактики тенденции под менять “служение в профессии” “жизнью за счет профессии” необходи ма разработка норм отношения к образованию как к “деловому пред приятию” (своеобразные Кредо и Кодекс университетского сообщест ва). Ориентиром для перехода от духа поколений “советских интелли гентов” к духу поколений “постсоветских интеллектуалов” может быть самоопределение студентов, преподавателей, менеджеров универси тета по отношению к этосу среднего класса, который основан именно на “служении профессии”. При этом “служение профессии” предпола гает и признание, и материальный достаток.

Послесловие В завершение нашей работы возвратимся к ее подзаголовку – "Нормативная модель и отечественная реальность".

При сопоставлении модели и реальности непроизвольно встает вопрос: возможно ли в ускоренных темпах программированное "созре вание" среднего класса и его этоса по какой-то предзаданной модели или же их "пришествие" в России отодвигается едва ли не до греческих календ? Вникая в данный вопрос, мы обнаруживаем, что модерниза ционные процессы, которые в своей продвинутой – Высокой – стадии приводят к образованию среднего класса и его этоса, оказываются внутренне дифференцированными на различных культурных ареалах.

В итоге образуется обширный контекст для интерпретаций (с возмож ной последующей реинтерпретацией) самого понятия среднего класса, а стало быть, и его нормативной модели. В данной связи есть веские основания для того, чтобы ввести в язык дальнейшего исследования базовое (хотя и не очень строгое) понятие индикатор множества. Ес ли мы не желаем навечно оставаться в плену спенсерианской схемы общественного развития, то предпочтительнее пользоваться выраже нием "средние классы" (здесь нет аналогии с термином "средние слои", который изначально употреблялся во множественном числе).

Дело в том, что неоклассическая и постнеоклассическая теории социальной эволюции самым решительным образом нацелены на вы ход за пределы спенсерианской и "подверстанной" к ней теории стади альности общественного развития. Не смущаясь при этом идущей от концепции стадиальности фиксацией инвариантов структуры и функ ций социума – тождественность инварианта самому себе не обсужда ется, так как служит обязательной отправной точкой для решения воп роса о соотношении нормативности и реальности: в той или иной ре альности (стране, регионе, субцивилизации) или присутствует нечто именуемое средним классом со своим этосом, или же присутствие там не обнаруживается!

Однако неоэволюционисты не ограничиваются констатацией ло кальной вариативности структур и функций социума. Они стремятся истолковать модернизацию и средний класс как ее онтологический и аксиологический продукт. По очень точному суждению российского со циолога, не следует говорить о модернизации в единственном числе, ибо такое ограничение "может навести на мысль о некотором едино направленном процессе, имеющем необходимую структуру и универ сальные закономерности, лишь проявляющиеся многообразно в кон тексте тех или иных стран и культур". Имеет смысл говорить «о сериях модернизаций, случающихся в разных историко-культурных контекстах и не имеющих общего "сценария", генеральной логики развертывания и общей сквозной детерминации».

По всей вероятности, речь должна идти не просто о вариантах среднего класса и его этоса (но и о вариантах тоже!) в их соотнесении с инвариантом, с нормативной моделью на одном общем эволюцион ном стволе, а о разных стволах культурной эволюции. И не о движении от простого к сложному в духе раннепозитивистского критерия прогрес са или подобных критериев других "прогрессоров", как их иронично именовали когда-то братья А. и Б. Стругацкие, не о монолинейном пе реходе на очередную стадию, фазу, ступень развития, понимаемого в телеологическом ключе. Ведь именно такое понимание позволяет од них участников исторического движения рассматривать в качестве "пе редовых", "лидирующих" по отношению к некоей постулированной вер шине, а других – в качестве “отставших", застрявших на предшествую щих ступеньках эволюционной лестницы или сбившихся с единственно верного азимута, а потому попавших в западню тупиковых ситуаций, возможно, в силу этого обреченных постоянно топтаться на месте или же вымирать в ходе ускоряющегося "прогрессирования".

Не разжигая при подобных констатациях антипрогрессистских инвектив, заметим, что речь должна идти о смещении на другие эволю ционные "лестницы", расположенные хаотично на бескрайнем эволю ционном поле, на огромном пространстве историко-культурных воз можностей. И здесь нам кажется уместным мобилизовать уже упомя нутый ранее оксюморон "свое-иное", вспомнив заодно тойнбианский образ "бамбука", когда стадии развития фиксируются не на одном, а на разных цивилизационных стволах.

Скажем в данной связи, что невозможно каким-то образом спро ектировать нормативную модель среднего класса, опираясь на наши умозрительные знания и образы в пределах навязчивой и уже успев шей утомить концепции стадиальной идентификации среднего класса, наблюдая над тем, как и каким путем он стал таковым за пределами "наших ощущений" в так называемых цивилизованных странах. Не о возвращении к доктрине "особпути" встает вопрос, а о том, что в наз ванных странах никогда не существовало неких целевых Проектов от носительно "строительства" или – скажем мягче – "выращивания" сред него класса с его этосом. В этом смысле нечто подобное утверждалось и в марксистской теории общественного развития, когда она об наруживала, что нигде не существовало планов "построения капита лизма", что везде капиталистические отношения складывались, не про ходя предварительно человеческой головы, то есть они ни в каком смысле не были идеологическим продуктом.

Средний класс, если мы его рассматриваем в ракурсе социаль ной физики, но одновременно и социальной феноменологии, возник Капустин Б.Г. Современность – как принуждение и как свобода // Вопросы философии. 1998. №4. С.27.

повсеместно не оранжерейно, а спонтанно, консолидировался и стал развиваться по собственной траектории в результате ненамеренной, длительной, совершающейся методом проб и ошибок культурной эво люции, полной драматических прорывов, откатов, зигзагов, поворотов, что позволило когда-то Клоду Леви-Строссу использовать выражение "спонтанность".

Но подобное признание вовсе не исключает намеренной актив ности, работы по "культивированию". Спонтанность возникновения среднего класса и его этоса предполагает и ускоряющее – и потому хо тя бы отчасти намеренное – воздействие символически властных уси лий в ставшем автономным поле культурного производства. Согласно П. Бурдье, производители культуры обладают специфической влас тью, которая способна заставить видеть нечто или верить в нечто, сде лав объективированным в большей или меньшей степени неясный вна чале опыт о социальном мире "... и тем самым заставить его сущест вовать", независимо от того, как они в последующем распорядятся вызванным из небытия феноменом.

Более того, следует признать, что «...точка зрения, согласно ко торой развитие "среднего класса" является следствием обычной соци альной эволюции, должна быть признана "просто ошибочной"». Оче видна огромная роль всех видов и форм социальной политики в стано влении среднего класса и одновременно минимизации "андер-класса", что мы выше стремимся продемонстрировать на примере политики в сфере образования, использования его потенциалов в целях рефор мирования общества, также подчеркивая необходимость "воодушев ления" всего этого процесса.

Политическая и иная власть могут пытаться табуировать стано вление среднего класса или только имитировать стремление обрести в данной макрообщности свою социальную опору, на деле манкируя обязанностью своего очищения от "дурной" наследственности досовет ского и советского патернализма. Власть может предпринимать адек ватные или же неадекватные действия по части "родовспоможения" среднему классу, может усиливать одни грани или целые пласты в на рождающемся этосе этого класса, ретушируя и ослабляя другие его стороны, избегая при этом "пришпоривания", "подстегивания" хода ис тории, – бравурный форсаж в его оценках неуместен, угрожает все возможными деформациями в духе "большого скачка", а потому пред почтительнее занимать позиции "осторожного дерзания" или, по выра жению одного нашего историка, позиции "мрачного оптимизма", консо лидирования будущего по произвольным лекалам в порядке вольного экспериментирования.

Бурдье П. Начала. М., 1994. С. 217.

Розанваллон П. Новый социальный вопрос. Переосмысливая госу дарство всеобщего благоденствия. М., 1997. С.172.

В социально-политическом и культурном измерениях истории названных выше стран ценность представляют не заранее продеклари рованные цели (вот таким-то мы сегодня видим средний класс, вот такие-то функциональные предназначения ему приписывали, такие-то ценности полагаем необходимыми для его этоса), а те способы проте кания общественной жизни, социальной активности, которые ведут – если угодно, то вполне инерциально, едва ли не сами собой! – к обра зованию среднего класса и его этоса. Для диагнозов и прогнозов необ ходимым оказывается только, так сказать, "нормативный минимум", позволяющий распознать данный класс, в отличие от других макрооб щностей, отделив его от чего-то такого, чем он не является по опреде лению. Но вместе с тем данная операция еще не предоставляет иссле дованию идеальной модели "истинного", "эталонного", тем более "вес тернизованного" образа среднего класса и его этоса – неистинных же моделей может быть неограниченное множество.

Подчеркивая значимость не того, что должно быть, а того, как это должное достигается, упомянутый ранее исследователь М. Рац предложил две весьма выразительные метафоры общественного дви жения, которые можно было бы соотнести с проблематикой становле ния среднего класса. Первая – образ "дороги". Заведомо «известно ку да и к чему она ведет. И мы приступаем к движению по такой магист рали на основании некоторых предпочтений – будь то научные знания, "истинная" вера, концепт исторической миссии народа или просто дав ление "железной воли" увлекающего за собой харизматика. Такая до рога явно или неявно объявляется единственно верной».

Вторая метафора – это "путь" в неведомое будущее, которое окажется таким, каким его непрерывно производят участники движе ния, агенты общественной жизни в результате свободного выбора. Вы бор осуществляется из числа наиболее эффективных альтернатив, ко гда важно не упустить те или иные возможности, а потому он носит вполне прагматический характер. Существенно то, что данные агенты, включая их лидеров, не уклоняются от такого выбора, от персональной ответственности за принятое решение, соответствующие действия, по ступки. Они постоянно корректируют "путь" с учетом опыта, обретенно го при прохождении известного "отрезка пути". Естественно, с учетом не только собственного опыта, но и опыта чужого, пользуясь при этом не целевыми Проектами как некими чужеземными партитурами пе рехода, разыгрываемыми на новой почве нота в ноту, а только общими идеалами и ценностными ориентациями, которые обретают силу при конкретизации социальной политики и при индивидуализации пове дения агентов реформирования.

Что же такое в данном случае "свое-иное"? Вопрос, как нам ка Рац М.В. К концепции открытого общества в современной России // Вопросы философии. 1999. №2. С. 24-25.

жется, заключается в глубоких изменениях в исходной нормативной "матрице" среднего класса и тем более его этоса, с которых снимаются видоизменяемые "копии". Подобные изменения (можно назвать их сме щениями, сдвигами, инверсиями и как-то иначе) оказываются воз можными потому, что сам "образец", как отмечалось выше, изнутри дифференцирован, изначально гетерогенен, допускает множество "маршрутов" исторического развертывания и способов интерпретаций.

Гомогенным, монолитным он видится лишь в историческом отдалении, когда уже прочно забыты обстоятельства его происхождения, все невз годы, злоключения, испытанные им на долгом, тернистом и затейливом эволюционном пути.

Повторим: не просто о неизбежных изменениях в "матрице" среднего класса при его репродукции идет речь, об изменениях, выз ванных характером взаимодействия с локальными культурами по "мес ту вызревания". Существуют перемены, связанные с альтернативами "матрице", которые означают ее позитивное отрицание. Оба слова в этом определении являются знаковыми. Возникает проблема сопря жения "матрицы" среднего класса, нормативной модели его этоса с тем, что мы назвали их "иным". В подобном креативном акте, резуль таты которого непредсказуемы, а только предугадываемы, во-первых, нормативный образец вовсе не отрицается тотально, во-вторых, он не воспринимается как его противоположность, в-третьих, не провозгла шается, будто он принципиально неприменим в необычной для него среде обитания. В таком акте обнаруживается коэволюция "матрицы" и ее альтернатив. Причем, по выражению немецкого социолога Герхарда Вагнера, который при этом ссылается на методологию неокантианца Г. Риккерта, данная коэволюция протекает не по жестким правилам "или-или", а по мягкой формуле "как-так и", то есть когда "свое" пози тивно дополняет "иное", что лежит в основе логики комплектарности.

Приоритет отдается инаковости перед отрицанием, которое логически предшествует ему.

В ситуации, когда в пику М. Веберу стали говорить о "новой не проницаемости" социума, трудно сказать нечто достаточно определен ное о специфике начавшегося в России процесса формирования сред него класса и его этоса. Никакой этос не может, конечно, возникнуть из ценностного небытия. Так и этос среднего класса нашей страны фор мируется не в аксиологическом вакууме, не на пустом месте в виде кем-то устанавливаемых правил поведения и образа мыслей с соответ ствующей побудительной и ограничительной мотивациями, подкреп ляемыми системой материальных и духовных санкций и сопроводи тельными символико-экспрессивными образами. Он возникает, лишь перерабатывая, переформируя наличный духовный "материал" – мно Вагнер. Социология: к вопросу о единстве дисциплины // Теория общества: фундаментальные проблемы. М., 1999. С.251-253.

гогранный, разноликий и противоречивый, как вся культура современ ной России. Но история формирования этоса среднего класса, его ге неалогия сначала делается и только потом описывается и анализи руется.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.