авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Astronomy described simple rules and simple effects, while history described complicated rules and complicated effects. Fractal geometry has revealed simple rules and complicated ...»

-- [ Страница 2 ] --

случаях может являться фрактал, поскольку фрак Каждый связанно-составной факт может быть тальная структура по сути своей иерархична.

включён в группу других связанно-составных фактов, а эта группа, в свою очередь, может быть Итак, если мы выстраиваем фрактальную включена в следующую, более масштабную груп модель исторической реальности, то необходимо пу. Под словом «группа», как мы полагаем, здесь учитывать, что эта модель состоит не из нукле скрывается понятие контекст. Однако контекст арных фактов, а из связанно-составных фактов, образует не простая совокупность фактов (здесь каждый из которых в свою очередь также со и далее под фактом понимается связанно-состав стоит из связанно-составных. Нуклеарные факты ной факт, кроме случаев, оговорённых особо), а сами по себе в исследовательском поле – это всего связанная совокупность фактов. Признаками лишь такая же абстракция, как и элементарные контекста можно считать связанность и выте частицы, эфир, вещь-в-себе и т.п. Функциональ кающую отсюда целостность. По отношению к ная единица исторической реальности, элемент исходному факту контекстом выступает сово фрактальной модели – связанно-составной факт.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

купность фактов, составляющих фрактальный наши суждения об этой сущности на конкретный факт или группу фактов, включённых в контекст.

элемент более крупного масштаба, если в этот Контекст сам по себе не является обобщением, но элемент включён исходный факт. Но и у этого формирование контекста создаёт возможности фрактального элемента, который также является для обобщения. Поэтому не удивительно, что связанно-составным фактом, тоже существует историки, говоря о содержании контекста, зача свой контекст – элемент ещё большего масшта стую используют общие понятия.

ба. При этом любой исходный факт включается и в контекст своего контекста, но опосредован Исследователи всегда ограничивают доказа но – через свой контекст.

тельную базу (и иногда в этом признаются) – то есть определяют оптимальный объём фактов, не Итак, контекст образуется в результате груп обходимый им для репрезентативности контек пировки и установления связей между отдельны ста, т.е. для корректности обобщения. Выявляя ми фактами. Каждый связанно-составной факт, контекст, исследователи, таким образом, как бы взятый в отношении к своему контексту, мы фиксируют масштаб, в каком они будут измерять будем называть субтекстом.

историческую реальность. Изучение всех фактов В гносеологическом плане контекст-субтекст- субтекста не является необходимым для выявле ные отношения позволяют дать фрактальную ин- ния контекста, поскольку корректное выявление терпретацию дедуктивным и индуктивным умо- контекста позволяет в значительной мере обо сновано интерполировать свойства контекста на заключениям в исторической науке. В процессе каждый и любой элемент субтекста, даже не ис познания контекст обнаруживается лишь в про следованный и не открытый. Фрактальное моде цессе группировки и установления связей между лирование позволяет судить обо всём субтексте отдельными фактами, хотя (и как правило) дале по его части, позволяющей выявить контекст.

ко не всеми фактами, объективно включёнными в данный контекст. Выявив контекст, мы можем Причём, чем более масштабный контекст в соответствии с ним интерпретировать каждый мы исследуем, тем более мы можем его обоб элемент его субтекста, обоснованно утверждая щать, поскольку он включает в себя большее подобие любого факта субтекста всем остальным количество фактов. Таким образом, фракталь уже изученным фактам субтекста, включённым ная модель продуцирует иерархию обобщений, в контекст. Внутреннее подобие фрактальной являясь иерархией контекстов. Каждое из этих фигуры, её одинаковость в разных масштабах обобщений, в которых нивелированы отдельные (инвариантность по отношению к масштабу) факты, можно отождествить с пределами фрак позволяет организовывать подобные друг другу тала, с его общим видом, в котором не учитыва факты в контекст и затем делать вывод о субтек ются его составляющие.

сте по контексту – о частном по общему.

В этой связи необходимо ещё раз подчер Известно, что невозможно сделать обобще кнуть, что фрактальное моделирование позво ние по одному факту (или даже по нескольким ляет увидеть системность там, где её на первый немногочисленным фактам). Вместе с тем, суть взгляд нет. И здесь особую роль играет феномен факта выражается в обобщении. По отношению масштабирования, который предполагает чёткую к любому факту или группе фактов контекст локализацию объекта и субъекта исследования.

выступает как более масштабная совокупность От этой локализации зависит детальность изуче фактов, в которую этот факт или группа вписаны. ния объектов исследования.

Для этой совокупности возможны обобщения, здесь существует поле для абстрагирования. Разложение сегмента исторической реально Сделав обобщение, сделав вывод о сущности сти на контекст и субтекст (точнее – выявление в этом сегменте субтекста и вписание сегмента в всего контекста, мы можем интерполировать Раздел I. Фрактальная парадигма научного знания.

Иными словами, историческая реальность на чинает функционировать (для исследователя) на конкретном уровне сложности – в контекст-суб текстных отношениях.

Итак, контекст-субтекстные отношения во многих случаях фрактальны по своей природе.

Контекст не просто механически «вмещает»

субтекст;

субтекстные феномены являются по добными друг другу сегментами фрактального контекста. Факты разного масштаба укладыва ются в контекст так же, как и элементы фрактала.

Контекст в этом случае целостен и, в то же время, дифференцирован и сложен. В субтексте факты так же отражают контекст, как и вся фрактальная Рисунок 29. Контекст и субтекст.

фигура отражается в каждом из её сегментов.

контекст) – это один из базовых приёмов истори Фрактальная геометрия, таким образом, ческого исследования.

может служить принципом построения исто Схема на рис. 29 является следствием другой рических моделей конкретных явлений, так как схемы (рис. 30), отражающей взаимоотношение с помощью фрактальной терминологии можно контекстов и субтекстов во фрактальной модели детально описать фундаментальные для истории исторической реальности, описанной выше. контекст-субтекстные отношения. От образа «паззла» как метафоры контекста, мы можем Здесь (рис. 30) каждый включённый круг (об- перейти к образу фрактала.

ласть) – субтекст;

включающий круг – контекст.

Здесь всё относительно: контекст превращается в Английская овца и капитализм, стриж субтекст при «отдалении» наблюдателя на точку ка шерсти и купонов: подтекст как гене зрения более обширного круга, т.е. при более ши ратор фрактальной модели исторической роком, обобщающем рассмотрении реальности.

реальности Вместе с тем, субтекст превращается в контекст при «приближении» наблюдателя, т.е. при более Контекст и субтекст можно представить как детальном рассмотрении.

результаты формализации подтекста. Подтекст Нет, таким образом, абсолютного контекста и в данном смысле можно представить как схо абсолютного субтекста;

есть лишь относительные жесть, подобие друг контекст и субтекст. другу всех элементов фрактала (всей сово Нетрудно заметить, что число контекст-суб купности связанно текстных отношений ограничено и конкретно, составных фактов).

иначе они просто не могли бы быть определены Именно на основании и позиционированы как собственно контекст и схожести фактов фор субтекст.

мируется контекст.

А уже на основании На рис. 29 сегмент исторической реальности сформированного представляется во взаимосвязях контекста и суб текста. Историческую реальность в исследовании контекста мы можем Рисунок 30. Контекст-суб невозможно охватить во всей её целостности. судить о схожести текстные отношения.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

всей совокупности его субтекста. Итак, на наш трическом смысле выполняет ту же самую роль, взгляд, выявление подтекста (схожести, подобия) что и подтекст в историческом смысле.

– есть операция, предшествующая выявлению и Важно ещё раз подчеркнуть, что речь идёт не о контекста, и субтекста.

разрозненном собрании исторических фактов, а о Можно сказать, что подтекст как бы распылён структурных единицах исторической реальности.

внутри фрактала – пронизывает все его масшта- Речь идёт о совокупности фактов, сгруппирован бы и является его организующим свойством. ных и связанных, – отнесённых к некоему кон Подтекст – это то, в чём выражается подобие раз- кретному сегменту исторической реальности.

личных фактов.

Причём, подобными могут быть факты со В гносеологической плоскости обнаружение вершенно разных масштабов. И это подобие яв подобия – это ещё не синтез, не абстрагирование, ляется решающим фактором, который позволяет а также не анализ. Это всего лишь основание для исследователю объединить факты в некую иерар выделения групп фактов, над которыми эти опе- хию – естественно, именно те факты, которые рации можно проделать.

онтологически в неё объединены.

Итак, как бы ни были различны два факта, они Если у одного и того же нуклеарного факта могут быть подобны. Подобие определяется един можно найти теоретически бесчисленное множе ством подтекста, заключённого в двух разных фак ство подтекстов, то у связанно-составного факта тах. Это единство подтекста формирует единство в рамках каждой конкретной фрактальной моде контекста, в который вписаны два разных факта.

ли, может быть лишь один подтекст, характерный для всей иерархии, в которую этот факт вписан.

В моделях, построенных на принципах гео Здесь действует правило: один фрактал – один метрических фракталов, подтекст может быть подтекст (генератор).

отождествлён с генератором, который в геоме Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

Ра зд е л вто р о й « В я з к и е па льцы» империи Гл а ва п е р ва я Обреч н н а я и м п е р и я :

эволюция системы у п р а вл е н и я п е р е с е л е н ч е с к и м и колониями Брит анско й и м п е р и и в X I X н ач а л е X X ве ка Стабильный хаос и замедленный распад: В этом разделе мы сосредоточимся на изме нениях в системе управления переселенческих стратегия имперского развития колоний Великобритании в XIX – начале XX в.

Парадигма нашего – российско-имперско- А если формулировать основную цель в более го – мышления подразумевает, что имперское обобщённых понятиях, то можно сказать, что политическое пространство может существо- мы попытаемся проследить эволюцию импер вать в двух стабильных состояниях: централи- ской административно-политической структуры зованное, вертикально выстроенное унифици- как комплекса институтов и взаимоотношений рованное государство (собственно империя) или белых колоний и метрополии. Другая наша цель империя дезинтегрированная (комплекс незави- заключается в том, чтобы аргументировать тезис симых национальных государств). Всякое прочее о фрактальной природе имперского организма.

состояние воспринимается как временное, пере- Но и это не всё. В конечном итоге мы стремимся ходное – хаотичное. Возможно, в применении продемонстрировать, какие возможности рас к Российской империи это верно. Однако опыт крывает перед исследователями использование Британской империи подталкивает к мысли, фрактальной методологии, какие конкретно привычной для современного естествознания, – исторические выводы можно сделать, введя хаос может быть стационарным. Становление и фрактальные принципы в изучение процессов на агония могут быть нормой жизни, неустойчивое имперском пространстве.

(в космическом масштабе) состояние может быть В первой главе этого раздела мы попытались длительным в масштабе нескольких поколений представить фактологическое описание устрой людей. Британская империя была обречённой ства и динамики административно-политиче империей, она клонилась к упадку, но процесс ского поля империи41, а также сделать некоторые этот столь растянулся, что приобрёл характер обобщения, использовав классические методы нормального существования безотносительно истории и, отчасти, политологии и правоведения.

к конечному итогу. Итак, стабильный хаос и за Во второй главе представлены результаты, полу медленный распад.

Более подробно эти вопросы освещаются в монографии «Империя и власть…» одного из авторов этой книги. См.:

Жуков Д.С. Империя и власть: Южная Африка в 70-е гг. XIX в. М., 2006.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

ченные при анализе материалов первой главы с начала формироваться более ста лет назад.

С тех использованием методов и метафор фракталь- пор кембриджские интерпретации некоторых ной геометрии. конкретных событий и процессов претерпели существенные изменения. Более того – отдель ные, частные, положения официальной школы Эластичная империя: историография были подвергнуты обоснованной критике в ряде Кембриджской школы фундаментальных исследований. Тем не менее, наиболее общие положения Кембриджской шко Ядро Британской империи – культурное, по лы оказались чрезвычайно устойчивыми, пре литическое и экономическое, – по мнению совре вратившись в своего рода стиль исторического менников, составляли белые колонии, основанные мышления, в «самоочевидные» утверждения мигрантами из Британии. Не умаляя значимости и т.п. Поэтому можно было бы говорить уже о так называемых цветных – или туземных – коло Кембриджской парадигме британской имперской ний мы сосредоточим внимание именно на пере истории. Даже многие из тех историков, которые селенческом компоненте империи42.

не считаются приверженцами Кембриджской школы и отвергают некоторые её интерпретации, В силу ряда причин в первые десятилетия при попытке описания имперской динамики в XIX в. возникла необходимость реформиро макромасштабе апеллируют - явно или неявно - к вания системы внутриимперских связей, что и официальным доктринам Кембриджской школы.

было предпринято в конце 1830-х гг. первона чально по отношению к Канаде. С этого времени Жизнеспособность таковых доктрин, как нам фундаментальным принципом имперского стро представляется, заключена в том, что кембридж ительства становится колониальное самоуправ ские историки нескольких поколений смогли ление, которое постепенно распространяется на описать преемственность и закономерность все белые колонии.

разных этапов развития империи, а также по средством одних и тех же метафор объяснить В данном исследовании – по сути своей мето причины формирования империи, факторы её дологическом – мы лишены возможности пред развития, её распад и трансформацию в Содру ставить полномасштабный историографический жество. Но дело не только в этом. Кембриджский очерк вопросов, затронутых здесь. Однако по той вариант осмысления имперской истории, без же причине мы не можем уклониться от весь условно, удобен с точки зрения выстраивания ма краткого рассмотрения некоторых нюансов отношений между англо-саксонскими странами развития историографии, имеющих непосред в современном мире. Более того - кембриджская ственное отношение к методологии имперских схема оказалась способна привести в соответ исследований.

ствие, «примирить» имперскую историю и со В историографии внутриимперских отно- временные британские демократические обще шений, как мы полагаем, сложилась довольно ственно-политические институты. Ведь империя специфическая ситуация. Базовые подходы и представляется в кембриджских исследованиях метафоры, использующиеся для осмысления ад- как трансляция свободы и парламентаризма министративно-политической и правовой дина- в различные регионы мира. Именно здесь, как мики империи, возникли в рамках официальной мы полагаем, можно обнаружить слабое место (в Британии) Кембриджской школы, которая кембриджских теоретических построений, в Далее, употребляя термины «колонии», «британские владения», «части империи» и т.п., мы подразумеваем лишь переселенческие колонии Великобритании.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

которых присутствует аксиологический подход. отказаться даже «дерзкие» американцы, не отка завшись от самих основ своей жизни.

Имперская история понимается как овеществле ние, реализация в конкретно-практической пло До Второй мировой войны Кембриджская скости, некоего комплекса ценностей, носителем школа успела выработать довольно стройную которого являлся в прошлом и, что самое важное систему взглядов на историю империи. Развива для кембриджских историков, является сейчас лась мысль о том, что самоуправление колоний народ Британии43.

позволяет придать их отношениям с метропо лией характер свободной ассоциации, что долж Здесь любопытен ещё один момент: утратив но было способствовать сохранению единства политический контроль над североамерикан империи. Эволюция административно-полити скими колониями, «Коварный Альбион» рука ческой структуры империи осмысливалась как ми кембриджских интерпретаторов включил распространение на всю империю британской свои бывшие колонии в некую «метаимперию конституционной традиции, принципов парла духа» – в пространство, на котором реализуются ментаризма и свободы. Отсюда следовало, что англосаксонские принципы. Иначе говоря, хотя британская политика в сфере управления была и не всегда явно, здесь утверждается не только направлена на достижение взаимовыгодной коо генетическая и духовная связь Великобритании и перации между теми, кто управляет, и теми, кем США, но неразделённость исторической миссии управляют. Британский суверенитет расширялся англо-саксонских народов, та самая неразделён на основе некоего «согласия», консенсуса, что рас ность, залог которой – общие фундаментальные ценивалось как наилучший способ обеспечения принципы, основанные империей. Политическая длительного существования этого суверенитета.

империя канула в Лету, но сохранилась виртуаль Фундаментальная важность «принципа согласия ная империя как способ проявление «созидатель и сотрудничества» в имперской системе управле ной энергии» англо-саксов. Отсюда один шаг до ния, сконструированной по британскому образцу, атлантизма и здесь же политическая подоплёка была проиллюстрирована всей историей заокеан кембриджских построений. В подобных размыш ских владений Короны. В «великих самоуправля лениях можно было бы увидеть лишь коварство ющихся колониях» развитие статуса Доминиона и интеллектуальную изощрённость – качества, означало ослабление имперского контроля как столь свойственные мыслителям и дипломатам над внешней, так и над внутренней политикой.

дряхлеющих империй. Но это было бы слиш- Свобода самостоятельно решать свои внутренние ком просто. Нельзя не заметить, что речь идёт дела была предоставлена самоуправляющимся ко о прошлом, которое с огромной силой довлеет лониям в той мере, в какой они пожелали. Таким над настоящим и будущим, о наследии, которое образом, связь между белыми колониями и стра определяет многое в жизни народов и государств, ной-матерью приобрела добровольный характер.

некогда составлявших имперское пространство, о наследии, которое властно повелевает идти Концептуальные взгляды Кембриджской шко лы на специфику внутриимперских связей про по пути, предначертанном древней метрополи должали развиваться и приобрели окончательный ей, – о том самом наследии, от которого не могут Наиболее влиятельным среди тех исследователей, которые в XIX в. стояли у истоков изучения Pax Britannica, был кембриджский профессор Дж. Сили. Главный его тезис заключался в том, что империя является продуктом неу клонного расширения пределов Англии и английской нации. Поэтому империя представляет собой, по его мнению, органичное и неразрывное целое, сложившееся естественным путём, а не в результате некой целенаправленной по литики экспансии. Именно в идеях Дж. Сили следует искать истоки концепций Кембриджской школы. (Сили Дж.Р.

Расширение Англии. СПб., 1903.) Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

вид в новых – послевоенных – исторических усло- за шагом расширяли свою автономию. Этот по виях. В 1959 г. завершилась начавшаяся ещё в 1929 г. степенный процесс определил и выявил характер публикация «Кембриджской истории Британской внутриимперских связей – отношений колоний империи». Авторы третьего тома (1870 – 1914 гг.) и метрополии, которые кембриджские историки, этого труда – Е.А. Беньянс, Д.Р. Батлер и др. – обо- используя далеко не новую метафору, уподобляют значают ряд существенных моментов, касающихся отношениям родителей и взрослеющих детей.

целей, динамики и характера империи44.

Трактовка Кембриджской школы, таким об разом, смогла приспособиться к реалиям как Отношения между метрополией и колониями, империи, так и Британского Содружества, про на взгляд Е.А. Беньянса, выстраивались на основе демонстрировать преемственность и закономер некоего комплекса фундаментальных этических и ность в развитии этих двух образований. Это, политических принципов, присущих британской безусловно, свидетельствует о большой способ нации и британской политической системе. Эти ности рассмотренных теоретических построений принципы распространялись из страны-матери объяснять историческую реальность. Вместе с в колонии, определяя конечную цель и природу тем, нельзя не обратить внимание на их очевид империи. Она строилась на основе «эластичности ную апологетическую окраску.

отношений», источник которых – «дух свободы», присущий британскому парламенту. Империя стремилась создать систему международных «Между Сциллой безусловного единства и отношений на базе «великих человеческих цен Харибдой полного разделения»: сценарии спа ностей». Эта «ассоциация государств» на всех сения империи в российской историографии стадиях своего существования обслуживала интересы своих частей. Империя вполне зако- В течение последнего десятилетия – очевидно, номерно, по мнению кембриджских историков, под воздействием постмодернистского «пост-ко переросла в сообщество наций, задачей которо- лониального» направления – можно наблюдать го является кооперация и сотрудничество. Этот некоторое ослабление внимания англосаксон процесс стал возможным, поскольку в основе им- ской историографии к административно-полити перии лежали толерантность и самоуправление, а ческой истории империи. На этом фоне в тот же не безоговорочное доминирование метрополии. период произошёл всплеск интереса к развитию Кроме того, викторианцы, добавляет Д.Р. Батлер, внутриимперских связей в российской истори ощущали чувства ответственности и долга по ографии. Отечественные историки в своих иссле отношению к колониям и полагали, что обязан- дованиях были изначально свободны от ценност ность Британии – создать в колониях «хорошее ных отправных точек Кембриджской школы, что, управление». Причём, «гуманитарные» мотивы конечно же, не помешало использовать многие колониальной политики имели приоритет перед безусловные достижения этого влиятельнейшего коммерческими. направления англосаксонской историографии.

Из этих принципиальных положений вытека- Итак, можно выразить надежду, что в течение ет представление кембриджских исследователей о последних десятилетий в России формируется колониальном самоуправлении, которое, по мне- своего рода центр исследований внутриим нию авторов, изменило сущность империи, но не перских отношений. Это не удивительно. Рас разрушило саму империю. Самоуправляющиеся пад «советской империи», интеграционные и колонии сохранились как части целого, но шаг дезинтеграционные процессы на территории e Cambridge History of the British Empire. In 8 vols. Cambr., 1929 – 1959. Vol. III. Cambr., 1959.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

СНГ, налаживание отношений России с разно- водействие со стороны либеральных ценностей.

го рода крупными международными сообще- «Духовный потенциал либерализма», с присущи ствами, включение нашей страны в состав цело- ми ему индивидуализмом и разумным эгоизмом, го ряда глобализаторских структур – актуальная препятствовал укреплению имперских идеалов в потребность в осмыслении всех этих явлений сознании англосаксов. Развитие парламентаризма вызывает исследовательский интерес к империи и национального сознания в доминионах также как к одной из самых распространённых форм подрывали тенденции интеграции империи.

гетерогенных интеграционных образований.

«Общество, – пишет В.В. Грудзинский, – не В 1996 г. появилась фундаментальная работа способно уйти от самого себя»46. Внутриимпер В.В. Грудзинского «На повороте судьбы: Великая ские отношения стабилизировались и укре Британия и имперский федерализм (последняя плялись в последней трети XIX века в ответ на треть XIX – первая четверть ХХ вв.)»45. Автор геополитические вызовы новой эпохи империа сосредотачивается на проектах и конкретно-по- лизма;

но спустя несколько десятилетий базовые литических усилиях некоторой части британской принципы британского сознания и политической политической элиты, направленных на спасение традиции обусловили торжество концепции «ма империи – на укрепление связей страны-матери лой Англии» – «возвращение на круги своя».

с переселенческими колониями посредством Истоки колониального самоуправления рос создания имперской федерации. Под импер сийский исследователь видит в компромиссе ской федерацией подразумевалось, в частности, между возрастающей потребностью передовых создание некоей легислатуры, в состав которой колоний в политической и экономической само входили бы представители не только Соединён стоятельности, с одной стороны, и стремлением ного Королевства, но и переселенческих колоний.

сохранить единство империи – с другой. Такая Такая легислатура обладала бы демократической политика понимается как своего рода третий легитимностью на всём пространстве «белой»

путь «между Сциллой безусловного единства империи. В этом случае переселенческие колонии и Харибдой полного разделения». Однако этот превратились бы из зависимых частей (каковыми третий путь означал, в конечном итоге, дрейф они были, пока имперская легислатура – Британ самоуправляющихся колоний в направлении к ский парламент – избиралась лишь жителями независимости.

метрополии) в органичные части некоего союза, обладающими правами, пропорциональными В исследовании Н.В.Дроновой «Люди и численности избирателей-колонистов.

идеи: судьбы Британской империи в оценке со временников (70-е гг. XIX века)» пристальное Другой линией размышлений исследователя внимание уделяется идейному контексту фор являются вопросы, связанные с идеологическим мирования имперской политики и разрешения и социально-психологическим факторами им проблем имперского развития47. Империя, по перской эволюции. В.В.Грудзинский приходит к лагает Н.В.Дронова, на протяжении XIX века заключению, что британский империализм испы дважды стояла у грани, за которой становился тывал сильнейшее воздействие, а точнее – проти Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – первая четверть ХХ вв.). Челябинск, 1996.

Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – первая четверть ХХ вв.). Челябинск, 1996. С. 308.

Дронова Н.В. Люди и идеи: судьбы Британской империи в оценке современников (70-е годы XIX века). Тамбов, 1998.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

реальностью её распад. Кризис в отношениях на усиливающиеся тенденции к интернациона лизации, тесно связана с национальными науч метрополии и главных переселенческих коло ными традициями и актуальными проблемами ний в 30 – 40-х гг. был преодолён посредством отдельных стран. Действительно, российское либеральных мер – введения колониального англоведение изучает далёкую (не только в ге самоуправления, в основе которого лежала идея ографическом, но и в культурном отношении) добровольности имперских уз. Однако «доведён страну, но вопросы задаёт всё же именно «близ ная до логического конца» либеральная доктрина кая» российская реальность. А элемент этой построения империи оказалась опасна для сохра реальности – империя, не ушедшая в прошлое, нения внутриимперских связей и не эффективна а существующая. Возможно именно поэтому, в в условиях усиливающейся конкуренции между отечественных исследованиях можно увидеть не мировыми державами. Из нового кризиса 70-х гг.

просто смирение с неизбежным распадом Бри империю вывел консерватизм, предложив в каче танской империи, не просто объяснение, почему стве новой целеполагающей идеи мощную консо империя почти безболезненно переродилась в лидированную империю. Н.В. Дронова полагает, Содружество, а желание обнаружить факторы, что колониальное реформаторство середины приведшие к её распаду, уловить возможные сце века нашло логичное продолжение в проектах нарии сохранения империи и причины их про создания колониальных федераций. Создание вала. Конец Британской империи представляется (или попытки создания) федеративных образова неизбежным (как и любой другой исторический ний рассматривалось сторонниками имперской факт), но ценность, вероятно, представляет не интеграции как продвижение к принципиально простая констатация распада, а изучение средств новому состоянию внутриимперских связей, а его предотвращения. И в этом можно усмотреть именно – к имперской федерации.

источник различия подходов отечественных и Осмыслению радикальными и либеральными англоязычных исследователей.

деятелями и идеологами проблем колониальной Самоуправление здесь, самоуправление империи в 1815 – 1870-х гг. посвящена совместная там: условия формирования самоуправления монография М.П. Айзенштат и Т.Н. Гелла48. В пя той и шестой главах исследования, написанных Система жёсткого военно-административного Т.Н. Гелла, анализируются либеральные концеп контроля страны-матери над переселенческими ции и политика в отношении переселенческих колониями и политика протекционизма, понёс колоний в 1868 – 1874 гг. Мероприятия либералов шие сокрушительное поражение ещё в ходе войны были направлены на укрепление британского го за независимость североамериканских колоний, к сподства и сохранение империи посредством раз концу 30-х гг. XIX века окончательно изжили себя.

вития британских институтов парламентаризма Положению Британии в мире как неоспоримого в белых колониях и предоставления заокеанским экономического лидера более соответствовала переселенческим общинам сначала незначитель политика фритреда. Одним из основных её пун ных, а затем – всё бльших прав в области мест ктов являлось требование сокращения расходов ного управления.

на колонии, что виделось как предоставление им Исследования российских историков подтал- большей самостоятельности и, вследствие этого, кивают к некоторым размышлениям. История, передача им ответственности – хотя бы частич как отрасль гуманитарного знания, не смотря ной – за расходы на свою оборону.

Айзенштат М.П., Гелла Т.Н. Английские партии и колониальная империя Великобритании в XIX в. (1815 – сере дина 1870-х гг.). М., 1999.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

Представители Манчестерской школы – ради В условиях тотального торгово-промышлен кального крыла фритредеров – (Ричард Кобден, ного превосходства Британии жесткий контроль Голдуин Смит и др.) без особого сожаления пред над колониями казался многим британцам из рекали – вслед за Адамом Смитом – неизбежный лишним, а потому – слишком затратным. Взаи распад колониальной империи как экономически мовыгодные экономические отношения между убыточной формы взаимоотношений переселен колониями и метрополией рассматривались со ческих колоний и страны-матери. Подобные идеи временниками как более прочная связь разных легли в основу концепции «Малой Англии». Вме частей империи, нежели британские гарнизоны и сте с тем, такие ортодоксально консервативные имперская бюрократия. Значительно позднее – в поборники сохранения империи как, например, начале 1880-х гг. викторианский историк и пу герцог Веллингтон, проявляли столь же губи блицист Э. Пейн следующим образом выразил тельную для империи приверженность прежним подобное, к тому времени уже широко распро методам управления.

странённое, воззрение на империю: «Жизненная сущность этой грандиозной организации за- Однако в 1830-х гг. складывается новое – над ключена преимущественно в общем происхож- партийное – представление о дальнейших путях дении, языке, традициях, в общих социальных и развития империи, сторонники которого объ коммерческих интересах, в общем гражданстве единяются в исследовательской литературе под империи, а не столько в политическом упорядо- названием «колониальные реформаторы». К чивании, в политических механизмах и в поли- этому направлению исследователи причисляют тических соглашениях»49. Э. Уэйкфилда, Ч. Буллера, Дж. Милля, У. Моль сфорта, лорда Дарема, лорда Элджина, Джона Государственные деятели метрополии не мог Рассела, лорда Грея и др50. «К счастью для импе ли не считаться с тем, что к концу 30-х гг. XIX рии, – писал крупнейший современный иссле века некоторые североамериканские колонии дователь британской колониальной политики достигли такого высокого уровня социально-эко- С. Стембридж, – колониальные реформаторы номического развития, при котором они могла предложили альтернативу дилемме “контроль потребовать и усвоить больше прав в области или крушение” – той самой дилемме, которая вы управления, нежели ранее. ражала подход старых охранителей и сепаратизм политэкономистов и радикалов»51. Эта альтерна В сохранении дорогостоящего военно-ад тива представляла собой колониальное самоу министративного контроля, таким образом, правление, которое было по существу способом объективно не были заинтересованы ни метро адаптации империи к изменившимся социально полия, ни передовые колонии. Это обстоятель экономическим и политическим условиям.

ство делало опасным для империи продление прежних отношений между страной-матерью и 1840-1860-е годы стали временем, когда прин её заокеанскими владениями. Требовалась некая ципы колониального самоуправления лишь фор новая стратегия имперского строительства при- мировались и апробировались, прежде всего, - в менительно к белым колониям. Канаде. Выгоды новой системы управления уже Cotton J. S., Payne E. J. Colonies and Dependencies. Part I. – India, by J. S. Cotton. Part II. – e Colonies, by E. J. Payne.

L., 1883. P. 132.

Дронова Н.В. Люди и идеи: судьбы Британской империи в оценке современников (70-е годы XIX века). Тамбов, 1998. С. 14 – 21;

Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – первая четверть ХХ вв.). Челябинск, 1996. С. 15.

Stembridge S.R. Parliament, the Press and the Colonies. (1846 – 1880). N.-Y. – L., 1982. P. 272.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

были осознаны политическим истеблишментом выгодами. Когда этот порядок вещей перестанет империи. Процессы развития колониального существовать, то идею принудить силой какую самоуправления в разных частях империи были либо великую и самоуправляющуюся колонию асинхронными. Канада ушла вперёд, Южная Аф- остаться связанной с этой страной – эту идею рика отставала. Дело колониального реформиро- не поддержит не один государственный деятель;

вания в это время было далеко от завершения, но хотя в колониях нет государственных деятелей, новый подход к имперскому строительству уже которые выражали бы сколько-либо серьёзное успел зарекомендовать себя в качестве почти без- желание отделиться от этой страны»52.

альтернативного варианта развития отношений Таковой интегрирующий принцип империи между метрополией и «белыми» колониями.

требовал, чтобы согласование интересов колоний В переломные 1870-е гг. вследствие изменения и метрополии являлось фундаментом конструи мировой экономической конъюнктуры Велико- рования и функционирования системы управле британия, у которой появились сильные конку- ния каждой переселенческой колонии. Э. Пейн, ренты – США и объединившаяся Германия, – по- как нам кажется, чрезвычайно удачно выразил степенно утрачивает безраздельное торгово-про- лейтмотив размышлений многих своих совре мышленное преобладание в мире. На этом фоне менников по поводу характера внутриимперских британская интеллектуально-политическая элита связей: «Вследствие ослабления контроля стра более отчётливо, нежели ранее, осознала без- ны-матери над колониями, их отношения с ней условную ценность колоний как рынков сбыта, фактически упрочиваются»53.

источников сырья, сферы приложения капита Таким образом, способ стабилизации и упро ла и т.д. Произошли определённые подвижки в чения внутриимперских связей британская по общественном сознании. Впрочем, по мнению литическая элита в основной своей массе видела, исследователей, волна империалистических на безусловно, не в возврате к военно-администра строений 70-х гг. была не столь исключительно тивному диктату, а в развитии самоуправления высока, равно как и ранее не было абсолютного как уже испытанного и положительно зарекомен превалирования сепаратизма.

довавшего себя средства формирования импер Понимание того, что цементирующим рас- ской структуры. В концепции самоуправления твором империи является её выгодность как воплотился консенсус во взглядах на империю для белых колоний, так и для метрополии, в либералов и консерваторов. Безусловно, позиции рассматриваемый период распространяется в тори и вигов, а также различных политических общественном сознании и в представлениях ин- группировок и деятелей внутри каждой из пар теллектуально-политической элиты как колоний, тий значительно отличались, но фундаменталь так и метрополии. Министр по делам колоний ные принципы самоуправления уже редко под Гренвилл, выступая в феврале 1870 г. в палате вергались сомнению.

лордов, утверждал: «…По моему мнению, узы, Самоуправление создало такую систему от которые связывают нас [империю] вместе – это:

лояльность Короне, добрая воля между страной- ношений, в рамках которой права и полномочия матерью и колониями, а также обмен обоюдными перетекали из рук метрополии в руки колониаль Debate in the House of Lords 14 February 1870. Сol. 216 // e Concept of Empire. Burke to Attlee. 1774 – 1947. Ed. by G.

Bennet. Second Edition. L., 1962. Р. 249 – 252.

Cotton J. S., Payne E. J. Colonies and Dependencies. Part I. – India, by J. S. Cotton. Part II. – e Colonies, by E. J. Payne.

L., 1883. P. 133.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

ных властей. Увеличение экономического веса ко- отдельной колонии обычно распадался на не лоний соответствовало объёму приобретаемых сколько этапов. «История колониального разви ими политических прав. В конечном итоге импе- тия, – поясняет А. Кейт55, – иногда прослежива рия просуществовала ровно столько, сколько это ется – при нормальном развитии колонии – как было выгодно (в краткосрочной перспективе) её последовательный переход от коронной колонии субъектам. Такая ситуация возникла именно бла- (формы управления, в рамках которой законода годаря введению колониального самоуправления, тельная и исполнительная власть принадлежит которое подчинило политическую волю во всех Короне и офицерам, назначаемым Имперским частях империи принципу «обоюдного обмена правительством и ответственным перед ним) к выгодами» между этими частями. представительному правлению56 (при котором легислатура колонии составляется избираемыми представителями народа, хотя исполнительная От коронной колонии к ответственно- власть всё ещё остаётся в руках Имперского му правительству: этапы развития само- правительства), а отсюда – к ответственному управления правительству57, повторяющему, насколько это возможно в колониях, формы министерского Самоуправление фактически являлось пере- правительства дома. Но в действительности, – несением британской политической модели – её делает оговорку А. Кейт, – не может быть про институтов и принципов функционирования – в слежено такой последовательности в истории колонии54, что влекло за собой кардинальную колоний,… которая великолепно демонстрирует реконструкцию всего комплекса внутриимпер- как прогресс от одной формы правления к дру ских связей. Реформирование имперской адми- гой – более высокой, – так и регресс до коронной нистративно-политической структуры являлось администрации»58.

колоссально сложной задачей – как в практиче ском, так и в теоретическом плане – и затянулось Флагманом имперских реформ стала Канада, на многие десятилетия. Этот процесс в каждой где после восстания 1837 года новый губерна Maitland F. W. e Constitutional History of England. Cambridge, 1908 // Colonial Rule in Africa. Reading from Primary Sources. Wisconsin, 1979. Р. 25.

Артур Берридейл Кейт – юридический советник Колониал Офиса. С начала XX века он публиковал обширные трактаты, посвящённые правовым аспектам имперской политики, и считался главным знатоком этого вопроса среди современников.

Наряду с термином «представительное правление» в качестве его синонимов могли употребляться термины «парламентское правление», «парламентские институты».

На этой стадии развития самоуправления исполнительная власть осуществлялась не столько губернатором колонии, сколько министрами, назначаемыми и смещаемыми колониальным парламентом и ответственными перед ним. Термин «ответственное правительство» подразумевает, прежде всего, наличие реальной власти в руках министров, в противовес отсутствию таковой у членов Исполнительного совета при губернаторе в условиях пред ставительного правления. Обладание реальной властью сопряжено, в соответствии с британской конституционной традицией, с ответственностью должностного лица за свои действия.

Keith A. B. Responsible Government in the Dominions. L., 1909. P. 1.

Термин «самоуправление» употреблялся современниками иногда как синоним «ответственного правительства», а иногда – для обозначения системы управления, отличной от коронной колонии. Во втором случае самоуправление, в зависимости от уровня его развития, могло быть и «ответственным правительством», и «представительным прав лением». Здесь и далее мы употребляем термин «самоуправление» в его расширенной трактовке, поскольку, как ниже будет показано, ответственное правительство понималось современниками лишь как некоторое добавление к представительному правлению.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

тор – лорд Дарем – предложил ввести систему от- попытаемся показать, развитие самоуправления было развёртыванием некого общего – «генети ветственного правительства, что и было сделано в ческого» – принципа имперского строительства 1848 году при губернаторе лорде Элджине. Вслед во всех белых колониях. Это копирование одного за Канадой на рубеже 40 – 50-х гг. самоуправление и того же исходного кода допускало поправки было даровано некоторым другим североаме на местные условия, поскольку правовая база риканским колониям, а также четырём австра империи была довольно гибкой. Так возникала лийским колониям. В 1852 г. представительное империя чрезвычайно разнообразная, но в этом собрание было учреждено в Новой Зеландии и разнообразии можно усмотреть некое самопо Капской колонии. В Капской колонии местное добие – некий осевой принцип формирования правительство, ответственное перед колониаль властных структур, практически воплощавший ным парламентом было учреждено в 1872 г.

ся на всех властных уровнях, во всех масштабах Акт о Британской Северной Америке 1867 года империи. Это самоподобие – схожесть властных значительно продвинул вперёд процесс развития систем колоний и метрополии с поправками на самоуправляющегося Канадского доминиона, местную специфику – снимает «имперскую ди начавшийся значительно раньше. В Австралии лемму»: унификация или эклектичность. Самопо формирование самоуправляющейся федерации добие колониальных систем управления позво шло медленнее, чем в Канаде. Потребность в ляло колониям встраиваться в единое имперское единой австралийской конституции была при- политико-правовое пространство, приобретая знана довольно рано, и соответствующий билль при этом значительную меру самостоятельности.

представлен в Имперский парламент в 1849 г.

Имперский центр по отношению к импер Однако разногласия между колониями оказались ской административно-политической структуре тогда непреодолимыми, и только в 1883 г. в связи выступал не в роли всевластного руководителя, с развитием интеграции Имперский парламент сознательно выстраивающего некое здание по по австралийской инициативе принял закон, своим планам и в соответствие со своими сообра учреждающий Федеральный Совет Австрала жениями, а в качестве некого корректора, который зии с ограниченными законодательными, но без время от времени вмешивается в процесс само каких-либо исполнительных или финансовых организации власти в колониях, пытаясь всего полномочий. И лишь в 1900 г. федеральная кон лишь перевести этот процесс в выгодное для себя ституция, основанная на принципах самоуправ русло. Лондон намечал только общие контуры им ления, окончательно вступила в силу59.

перской системы управления, не имея ни сил, ни В Южной Африке после второй англо-бурской желания определять в деталях всю эту грандиоз войны, в 1902-1910 гг. был сформирован Южно- ную конструкцию. Возможно, самое важное здесь Африканский Союз из британских колоний и то, что принцип взаимного учёта и согласования бывших бурских республик, также получивший интересов колоний и метрополии был не просто права самоуправления в полном масштабе. умозрительным пожеланием, но, прежде всего, ру ководством к практической деятельности британ Как видим, процессы развития самоуправле- ских высших офицеров в белых колониях.

ния в разных частях империи не были синхрон Политические традиции метрополии также ны, и более того – каждая колониальная консти благоприятствовали формированию своего рода туция имела свою специфику. Однако, как мы Keir D. L. e Constitutional History of Modern Britain. 2 ed. L., 1943. P. 534 – 535.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

атмосферы взаимоуважения во внутриимперских парламенте. Имперский парламент избирался отношениях. В течение многих десятилетий слож- лишь жителями Соединённого королевства. Ина че говоря, британец, пересекая океан, терял право ной социально-политической борьбы британская выбора в Имперский парламент;

но при этом политическая элита выработала определённый переселенец оставался подданным Её Величества.

стиль политической деятельности – приобрела А. Тодд61 воспринимает это как естественный по такие навыки, как умение достигать компромис рядок вещей, проистекающий из того значения, са, склонность к превентивным реформам, спо которое приписывают монарху конституционные собность уступать оппонентам в малом, чтобы не законы: «… Корона – это высшая исполнительная потерять большего. Рассматривая динамику им власть в империи, это инструмент приведения перских структур, необходимо всегда помнить, в исполнение национальной воли, которая как что, вместе с конституционными нормами и по таковая воплощается в актах Имперского пар литическими институтами, колонии наследовали ламента или в санкционированных парламентом и политический опыт Британии: «…Английские рекомендациях [имперских] ответственных ми поселенцы, куда бы они ни шли, несут с собой нистров. Присущая Короне функция –… поддер любовь к английским институтам»60.

жание и придание силы национальной политике повсюду в королевстве…»62. Даже в начале ХХ Аверс и реверс власти: институциональ- века Г. Дженкинс63 совершенно чётко утверждает, ная двойственность империи что монарх «это более очевидное и значительное связующее звено, нежели парламент, между Со В связи с развитием самоуправления империя единённым королевством и британскими вла оказалась в состоянии трансформации. Многие дениями»64. Колонии, таким образом, являлись мероприятия в рамках реформирования импер- отдельными социально-политическими общно ской системы управления имели инновационный стями, внутри которых функционировал один характер. Однако все возникающие трудности и тип политической организации – парламентская вопросы концентрировались, как мы полагаем, демократия, – но связаны которые были в соот вокруг двух базовых противоречий имперской ветствии с другой моделью – монархической.

административно-политической структуры, воз Современники осознавали, что вышеизло никших в результате привнесения британской женной стратегии имперского строительства политической модели в колонии.

есть альтернатива, а именно – создание обще Первое противоречие имело своим источни- имперского парламента с представителями ко ком тот очевидный факт, что самоуправляющи- лоний. В этом случае колонии перестали бы еся колонии были объединены подданством Ко- быть политически обособленными общностями, роны, а не представительством в общеимперском поскольку были бы связаны представительством Debate in the House of Commons (May 24, 1830) // Select Constitutional Documents Illustrated South African History.

1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 31.

Алфеус Тодд (1821 – 1884) - считался непререкаемым авторитетом в области изучения правовой основы им перских отношений. С самого детства он работал в библиотеке канадского парламента и уже в девятнадцать лет приобрёл репутацию знатока конституционного права, опубликовав работу «Практика и привилегии двух палат парламента».

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 156.

Сэр Генри Дженкинс – известный правовед, с 1869 г. он являлся заместителем, а с 1886 по 1899 г. – главой одной из консультативных организации при Британском парламенте.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 12.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

в единой легислатуре. Так, в феврале 1850 года функционирования их администраций. Стра один из видных колониальных реформаторов на-мать и несколько колоний должны поэтому У. Мольсфорт в своём выступлении в Британском оставаться, при решении законодательных и ис парламенте подчёркивал, что в будущем колонии полнительных задач, отдельными общностями;


и должны иметь представительство в Имперском каждая из них должна решать свои социальные парламенте65. Подобные идеи легли в основу кон- и политические проблемы своим собственным цепции имперской федерации, хотя существо- путём. Единство империи, которое некоторые вало огромное множество трактовок понятия англичане как дома, так и в колониях сейчас же «федерация» (или «конфедерация»). Н.В. Дроно- лают видеть ослабленным, должно быть усилено, ва, анализируя упомянутое выступление У. Моль- возможно, способом, заключающимся не в том, сфорта, указывает, что «… идея о возможности чтобы представители всех колоний взялись за предоставить колониям на равных право иметь обсуждение колониальных вопросов в Импер представительство в Имперском парламенте, то ском парламенте»68.

есть участвовать в выработке законов, имеющих Впрочем, идея создания общеимперского значение для всей империи, была логическим раз законодательного органа имела немало при витием уже осуществлённого в Канаде и плани верженцев среди тех сторонников имперской ровавшегося в Австралии создания институтов консолидации, которые считали необходимым самоуправления»66.

использовать именно этот вариант адаптации Британские политики и юристы не раз отме- парламентской демократии к имперским потреб чали отличие рассмотренных стратегий импер- ностям69. Однако эта идея не была востребована, ского строительства. Так, Г. Дженкинс утверждал, поскольку её осуществление вело не только лишь что «британские владения… являются подчинен- к трансляции британской политической модели ными членами и зависимостями империи, а не в колонии, но и к кардинальному изменению членами федерации, поскольку члены федерации британской политической модели в самой Бри принимают участие в центральной высшей вла- тании. Во-первых, расстановка политических сил сти федерации»67. Э. Пейн также замечал: «При- в неком общеимперском парламенте могла сло рода отделила колонии от страны-матери тыся- житься невыгодно для существующих партий и чами миль океана. Потребности каждой колонии группировок. А во-вторых, формирование обще должны значительно отличаться от потребностей имперского парламента в дополнение к Британ страны-матери и других колоний. Следовательно, скому парламенту или превращение последнего в законы колоний никогда не могут быть единоо- действительно общеимперский могло привести в бразны и подобны;

и по этим же причинам долж- перспективе к тому, что колонии имели бы вли ны всегда существовать различия в принципах яние на принятие решений относительно самого Hansard’s Parliamentary Debates. ird Series. London. (далее – P.D. L.) 1850. Vol. 108. Cols. 1001 – 1007.

Дронова Н.В. Люди и идеи: судьбы Британской империи в оценке современников (70-е годы XIX века). Тамбов, 1998. С. 23.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 23.

Cotton J. S., Payne E. J. Colonies and Dependencies. Part I. – India, by J. S. Cotton. Part II. – e Colonies, by E. J. Payne.

L., 1883. P. 135 – 136.

См. Дронова Н.В. Люди и идеи: судьбы Британской империи в оценке современников (70-е годы XIX века). Там бов, 1998. Глава пятая «Проект федеративного устройства Британской империи и его критики»;

Грудзинский В.В.

На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – первая четверть ХХ вв.).

Челябинск, 1996. С. 47 – 51.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

Соединённого королевства. Подобные опасение ламентско-демократические и монархические по выражал, например, лорд Блечфорд, который по- отношению к колонистам.

лагал, что идея имперской конфедерации была Это противоречие уже само по себе создавало безнадежна. Британия, считал он, не подчинилась определённое напряжение внутри империи, кон бы договоренности, в которой «она была бы од кретные проявления которого мы рассмотрим нажды превзойдена по численности колонистами ниже. Здесь же, однако, отметим, что, по меньшей и, следовательно, управляема ими»70. «Не удо мере, к началу XX века в трудах современников влетворившись управлением собой, – восклицал это противоречие уже отчётливо зафиксирова Блечфорд, – они [колонисты] захотели управлять но. Приведём в качестве примера высказывание нами»71, т.е. жителями Британских островов.

Г. Дженкинса: «Проблема колониального само Между тем, создание истинно общеимперско- управления – это проблема смирения местных го парламента теоретически могло бы быть дей- парламентских институтов, созданных по ан ствительно спасительным для империи шагом, глийской модели, с супрематией домашнего пар ибо в этом случае колонии подчинялись бы не ламента, в котором колонии не имеют голоса»72.

метрополии, а наравне с метрополией – некоему высшему органу.

«Под маской овцы скрывался волк»: фор Итак, парламентская демократия импланти- ма и содержание британской конституции ровалась в отдельные колонии, но не распро С институциональной двойственностью импе странялась на весь комплекс связей колоний и метрополии, так как общеимперский парламент рии тесно связано и второе из упомянутых выше так и не был сформирован. Колонии, усвоив базовых противоречий, обнаружившихся внутри британскую политическую модель, не были свя- имперской системы управления. Самоуправле заны с имперской властью присущими самой ние в колониях не было простым механическим британской модели методами связи управляемых перенесением британских институтов на колони и управляющих, а именно – представительством. альную почву. Сказать, что в колонию изначально Таким образом, можно сказать, что империя со- переносятся институты британской парламент четала в себе два способа легитимации власти. ской демократии в полном объёме – значит до Имперская власть в колонии легитимировалась пустить неточность, пренебрегая важной здесь как монархическая (колонист подчинялся импер- формой. Специфика британской конституции – ским властям как подданный монарха). Власть разрыв между формой и содержанием – оказала органов колониального самоуправления леги- значительное влияние на формирование как тимировалась парламентско-демократическими колониальных органов самоуправления, так и способами (колонист подчинялся колониальным общеимперской системы управления.

властям как избиратель). Такое отличие импер Реальное значение, положение и функции по ских и колониальных властных субъектов мы литических институтов в Британии (разделение будем далее называть институциональной двой властей, верховенство парламента, ответствен ственностью административно-политической ность министров перед парламентом, лишение структуры империи, в системе управления ко суверена реальной власти) были скрыты, как торой соединились институты двух видов – пар Stembridge S.R. Parliament, the Press and the Colonies. (1846 – 1880). N.-Y. – L., 1982. P. 256 – 257.

Blachford. e Integrity of the British Empire // e Nineteenth Century. Vol. II. No 8. October, 1877. P. 360.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 54.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

довольно откровенно пишет А. Дайси73, «…под Другой характерной чертой британской фантастической оболочкой приписываемого конституции являлось то, что почти все ограни государю политического полновластия…»74. Раз- чения, налагаемые на власть монарха, основыва личие между формальной и фактической сторо- лись на неписаной конституционной традиции, нами устройства власти в Великобритании стало нормы которой составляли и составляют до сих очевидно для современников, безусловно, за- пор значительную часть конституции.

долго до рассматриваемого периода. Иллюстри А. Дайси подразделяет все конституционные руя это обстоятельство, Дайси приводит цитату нормы на две группы: «Один ряд норм представ из сочинения конца XVIII века: «В британской… ляет законы в строгом смысле слова… Другой ряд конституции существует большая разница между норм состоит из соглашений, понятий, привычек правительством в теории и правительством дей или обычаев, которые, хотя и могут регулировать ствительным… Когда мы рассматриваем бри деятельность многих представителей верховной танское правительство в теории, мы видим, что власти, министров и других чиновников, но в король обладает совершенно неограниченной сущности совсем не законы, так как они не поль личной безнаказанностью, правом отвергать зуются судебной защитой. Эта часть конституци законы, утверждённые обеими палатами…, но онного права… может быть названа соглашения если мы обратимся от юридического положения ми конституции или конституционной моралью.

королевской власти в Англии к фактическому, … Из конституционных соглашений и обычаев мы увидим, что эти страшные прерогативы пре многие так же важны, как и законы, хотя между вратились в пустые формальности…»75 Заметим, ними, точно так же как и между настоящими за что формально не была отменена и другая важ конами, могут встретиться незначительные»77.

нейшая прерогатива Короны – право суверена Именно конституционная мораль вынуждала смещать министров, которые рассматривались суверена всегда следовать рекомендациям своих лишь как советники монарха. С формальной точ советников, предлагать пост премьера лидеру по ки зрения министры вовсе не управляют сами, бедившей на выборах партии и т.п.

а всего лишь советуют монарху предпринять то или иное действие. Такого рода рекомендации Таким образом, зафиксированное на бумаге следует рассматривать как церемониальную фор всевластие суверена сводилось к минимуму не мулу, родившуюся в Англии по мере перехода ре писаной традицией. Таковое несоответствие альной исполнительной власти от монарха к его формы и содержания, очевидно, имело своим ис «советникам» – министрам и членам парламента.


точником многовековую практику государствен ного строительства, а также в определённой мере Предполагалось, что верховная власть может отражало социально-политический компромисс вмешаться в порядок управления страной лишь в между аристократией и буржуазией внутри бри чрезвычайных случаях76.

А.В. Дайси – британский правовед, специалист в области конституционного права. В России был широко изве стен и популярен его труд «Основы государственного права Англии» (М., 1907.) Дайси А.В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 14.

Paley. Moral Philosophy. Book VI, chap. VII, Цит. по: Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 11.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 40.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907.

С. 28, 32.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

танской политической элиты. Многочисленные (хотя некоторые из них и были зафиксированы в «Акте о действительности колониальных зако заявления видных британских политических нов» 1865 года) в конечном счёте проистекали из деятелей о том, что права монарха являются не прерогатив Короны. Ссылаясь на авторитетные прикосновенной и действенной частью конститу мнения современников, Э. Уилсон78 констатирует:

ции, можно рассматривать как дань традиции. В «Колониальный губернатор… в соответствие с целом у современников не вызывал сомнения тот точными законами не более как агент Короле факт, что под маской британской монархии скрыт вы, исполняющий от её имени в соответствии с механизм парламентской демократии.

точными инструкциями некоторые королевские прерогативы»79. Все административные меропри «Просторно Вдове из Виндзора – полми- ятия и законодательные акты в колониях совер ра считают за ней»: власть Короны и губер- шались от имени суверена или губернатора как натора в колонии его представителя80. Министр по делам колоний рассматривался как «посредник в коммуникации Однако вопрос о реальном осуществлении между сувереном и его представителем в каждой прерогатив Короны переставал быть праздным, британской колонии»81. Назначение губернатора когда речь заходила о переносе британских по- производилось в форме рекомендации министра литических институтов в колонии и о формиро- по делам колоний той или иной кандидатуры су вании внутриимперских связей. Дело в том, что верену. Для наиболее ответственных назначений империя управлялась от имени Короны: почти требовалась ещё и рекомендация премьер-мини все права страны-матери по отношению к пере- стра. От имени Короны губернатору вручались селенческим колониям, а также весь фактический инструкции. Данная формальная сторона ме механизм управления заокеанскими владениями, ханизма управления империей сохранялась до с формальной точки зрения, основывались на конца её существования. В 1956 г. заместитель прерогативах суверена. министра по делам колоний сэр Чарльз Джефрис, размышляя в своей книге о статусе губернатора, Ключевую роль в такой административно-по- фактически повторяет формулировки юридиче литической структуре империи играл губернатор. ских трактатов XIX века82.

Его статус был определён однозначно: губернатор это представитель Короны, которому монарх Губернатор, будучи агентом верховной власти, делегирует осуществление своих прерогатив в являлся наиболее существенным связующим одном из своих владений. Поэтому все права звеном между колонией и метрополией в систе губернатора по отношению к колонистам как ме политических отношений. Э. Пейн замечает:

подданным Её (Его) Величества, все находящи- «Механизм Колониал Офиса в случае с колонией, еся в руках губернатора властные инструменты владеющей ответственным правительством, сей Эдуард Уилсон начал свою карьеру клерком в манчестерской фирме, затем был скотопромышленником в Ав стралии, основал издательское дело, стал видным австралийским политиком. Вернувшись в Британию в 1870-е гг., он явился одним из основателей Колониального Института и, поселившись в Кенте, занялся написанием статей по проблемам имперской политики.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1060.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 12.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 122.

Jeffries C. e Colonial Office. Westport, 1983. (1 ed. – 1956). P. 35 – 37.

83 Cotton J. S., Payne E. J. Colonies and Dependencies. Part I. – India, by J. S. Cotton. Part II. – e Colonies, by E. J. Payne.

L., 1883. P.133.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

час [в начале 1880-х гг.] представляет собой лишь каков должен быть порядок взаимодействия бри немногим более чем обеспечение регулярной танских политических институтов (являющихся системы коммуникаций между колониальным в то же время и общеимперскими) с созданными губернатором и домашним министром»83. А. Тодд по их образу и подобию колониальными полити высказывает аналогичную мысль более патетич- ческими институтами.

но: «Необходимо держать в уме, что губернатор Именно здесь – в формальной плоскости, в в британской провинции является связующим спорах вокруг прерогатив Короны – выразились звеном между отдалённой частью обширной им принципиально разные подходы к практической перии и августейшей персоной её возлюбленного проблеме соотношения прав самоуправляющейся монарха, который всегда преисполнен достоин колонии и метрополии. Дело в том, что, если при ства и чести;

необходимо помнить, что пост гу знать полное подобие колониальных институтов бернатора – есть символ единения, которое царит британским, то тогда следует признать и пре между рассеянными по земле членами много рогативы Короны (право отставлять министров, численной и могущественной нации»84.

распускать парламент, налагать вето на билли и Однако если полновластие суверена всего некоторые другие) недейственными не только в лишь, по выражению Дайси, «искусственная метрополии, но и в колонии. Права губернатора, фразеология», то, следовательно, вся формаль- Имперского правительства в отношении коло ная сторона имперского управления всего лишь ниальных органов самоуправления, основанные красивый, но малозначительный фасад. Так ли на таковых прерогативах, в этом случае повиса это? На наш взгляд, здесь речь идёт не просто о ют в воздухе и ставятся под сомнение. Следует древних церемониальных формулах и об антура- заметить также, что превращение суверена в же внутриимперских отношений. Действительно, безвластный символ лишь потому могло трак содержание и форма имперской конструкции во товаться как правовое основание для выхолащи многом не соответствовали друг другу. Но всё вания реальных прав Имперского правительства же формальная сторона системы управления и губернаторов, что Британия и колонии были была не средневековой бутафорией, а реально связаны не представительством в общем Импер функционирующей конструкцией, несмотря на ском парламенте, а сувереном – как отдельные кажущуюся переполненность архаизмами. Имен- социально-политические образования.

но модификация этой формальной стороны в Два диаметрально противоположенных под ходе имперского строительства может раскрыть хода к означенной проблеме можно условно на специфику колониальной системы управления, звать, вслед за современниками, «популярным» и складывающейся в Британской империи.

«официальным»85.

При перенесении британских институтов в Э. Уилсон – последовательный защитник не колонии происходило наполнение старых форм прикосновенности королевских прерогатив в новым содержанием, следствием чего стало колониях – подробно излагает позицию своих огромное число сложных юридических казусов.

Никто не знал, как должен функционировать в оппонентов. Сторонники популярного взгляда колонии механизм управления, отлаженный в исходят из того, что «суверен всегда должен метрополии. Но что ещё важнее: никто не знал, следовать советам своих министров;

иначе мы Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 813.

См.: Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1056.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

могли бы иметь личное правление в самой из- там, но с некоторыми отличиями. Подобие это не трактовалось как отрицание или выхолащивание вращённой форме»86. Следующий их тезис: «… монархического начала в британской и, соответ Британская конституция, каковой мы знаем её у ственно, в колониальных конституциях. «Наши себя дома, – это конституция каждой британской колониальные институты исходят, в принципе, колонии, которая наслаждается привилегией са из таковых институтов в стране-матери и иден моуправления»87. Отсюда следует вывод, что агент тичны таковым институтам, которые в сущности суверена – губернатор, – равно как и сам суверен, своей монархические»91, – утверждает А. Тодд и «не может ничего предпринимать, а всё, что он развивает эту мысль уже в практической пло предпринимает или кажется, что предпринимает, скости применительно к системе колониального в действительности предпринимают его мини управления: «…Каждый государственный дея стры»88. Уилсон указывает, что многие колониаль тель, хорошо знакомый с колониальной поли ные политики предпочитают популярную теорию, тикой, сознаёт, что в колониях возникает очень хотя она, по его мнению, основывается на «впечат много случаев, когда необходимо применить лениях, которые не согласуются с фактами»89.

прерогативы Короны в обстоятельствах, когда Впрочем, нельзя сказать, что эта «популярная нет другого выхода и, возможно, нет и юриди теория» была действительно популярна среди ческого прецедента в Англии»92. Иначе говоря, влиятельных политических деятелей. Однако, писаная часть британской конституции, скопи вместе с тем, нельзя утверждать, что Уилсон рованной в колониях, должна быть, по крайней и многие другие сторонники официальной мере, не менее действенной, чем неписаная часть.

трактовки британской конституции боролись По мнению Уилсона, власть губернатора колонии, с ветряными мельницами. В случае конфликта представляющего Корону, «сдерживается огра между органами колониального самоуправле- ничением королевских прерогатив. Но подобное ния и губернатором указанный выше разрыв ограничение его действий исходит из тех консти формы и содержания британской конституции, туционных норм, которые определены точными действительно мог стать и, как мы увидим далее, и строгими конституционными законами, а не из становился формальным обоснованием незави- той конституционной традиции, что фактически симого от губернатора курса местных властей. осуществляется в стране-матери и тем более не «В течение нескольких последних лет, – резюми- из тех правил, которые предписываются попу рует Уилсон, – этот вопрос (о действенности ко- лярными представлениями»93.

ролевских прерогатив, осуществляемых губерна Стремление поставить под сомнение право торами. – Авт.) поднимался во многих колониях мерность реального использования королевских и, возможно, будет подниматься вновь»90.

прерогатив в колониях была завуалированной «Официальная» доктрина так же, как и «по- попыткой ослабить политический контроль ме пулярная», признавала подобие колониальных трополии над самоуправляющимися колониями.

органов самоуправления британским институ- Безусловно, сторонники имперской консолида Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1055.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1063.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1055.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1064.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 626.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. Р. 680.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1059 – 1060.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

ции осознавали это в полной мере. Поэтому при не считает возможным полное уподобление коло перенесении британских институтов в колонии ниальных парламентов своему прототипу – Им государственные деятели и юристы метрополии перскому парламенту: «…Сфера законодательной настойчиво проводили мысль о реанимации пре- власти английского парламента неограниченна, рогатив Короны в британских владениях. Офи- неоспорима какой-либо подчинённой законода циально суверен поручал своим агентам – гу- тельной властью. Это фактически означает, что бернаторам – пользоваться прерогативами так, парламент – есть суверенный законодательный словно он правит лично. Это общее правило орган. И поэтому совершенно очевидно, что он не сформулировано в трактате А. Тодда следующим может быть воспроизведён в самоуправляющейся образом: «Власть Короны в каждой колонии со- колонии, где законодательная власть ограничена и ответственно и непосредственно переходит к гу- имперские статуты имеют высшую силу»98. Акты бернатору. Он владеет полной конституционной колониальных легислатур, указывает Ф. Мейт властью, которую Её Величество Королева могла ленд, «отличаются от статутов парламента Со бы осуществлять, если бы она правила лично, а не единённого королевства, которые не могут быть через посредство своих агентов (губернаторов и признаны недействительными»99.

“советников” – имперских министров. – Авт.).» Британские юристы и государственные деяте Уилсон детализирует это положение: «Иногда ли, вне сомнения, проявили, огромный талант и долг может потребовать от губернатора или на не меньшую изобретательность, чтобы привести ложить вето на билль, прошедший через местную в соответствие, примирить писаные и неписаные легислатуру, или сместить министра, поддержи нормы своей конституции, её форму и содержа ваемого большинством в парламенте. Этот долг ние. Тем не менее, на наш взгляд, на практике может также часто требовать от губернатора очень часто копирование в колониях британской отвергать советы его ответственных министров конституции и британских институтов со всеми или отказывать премьеру, когда последний про их особенностями создавало возможность разно сит роспуска парламента»95.

го рода юридических коллизий, когда конфликту Столь же ревностно сторонники официальной ющие стороны для обоснования своих позиций могли апеллировать к конституции с равным доктрины защищали верховенство Имперского успехом. Процесс демократизации политической парламента. «Вся власть английского государства системы метрополии, имеющий глубокие соци сосредоточена в Имперском парламенте, и все ча ально-экономические корни, привёл к тому, что сти управления по закону подчинены деспотизму формальный связующий центр империи – Коро парламента»96;

«Нет никакой власти, которая по на – утратила реальную власть задолго до того, английской конституции могла бы соперничать как империя достигла своего расцвета. После с верховной законодательной властью парламен того, как жёсткий военно-административный та»97, – это лейтмотив труда А. Дайси. Г. Дженкинс Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 118.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1063.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С.

176 – 177.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. С. 82.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 54.

Maitland F. W. e Constitutional History of England. Cambridge, 1908 // Colonial Rule in Africa. Reading from Primary Sources. Wisconsin, 1979. P. 25.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

контроль страны-матери над колониями про- В структуре представительного правления демонстрировал свою неэффективность в ходе источниками противоречий и конфликтов между войны за независимость североамериканских властными субъектами, а также источниками колоний, самоуправление стало попыткой на- развития всей системы управления являлись, полнить имперскую систему управления новым на наш взгляд, две сферы взаимодействия поли содержанием – консолидировать империю на тических институтов. Во-первых, существовала основе парламентской демократии. Однако фор- проблема соотношения между законодательной мальная структура империи, как мы попытаемся деятельностью имперского и колониальных пар продемонстрировать далее, также была важней- ламентов, что инициировало создание системы шим фактором консолидации Pax Britannica. контроля над колониальным законодательством.

Во-вторых, практическая политика в колонии формировалась в системе взаимоотношений ко Противоречия как источник развития: лониального парламента и исполняющего губер конфликтогенные зоны представительного натора100, не ответственного перед парламентом.

На стадии ответственного правительства появля правления ется ещё одна конфликтогенная зона – сфера вза Напомним, что первая стадия правового раз- имодействия ответственных перед парламентом вития колонии – коронная колония, где губерна- министров и конституционного губернатора тор, являясь представителем британского прави- как номинального главы исполнительной власти.

тельства и суверена, обладает всей полнотой зако Усвоение британских политических институтов нодательной и исполнительной власти. А станов в колониях почти всегда проходило в два этапа:

ление самоуправления начинается с учреждения учреждение представительного правления и фор в колонии парламента, избираемого колонистами.

мирование ответственного правительства. Причём, Естественно, сфера компетенции этого парламен введение ответственного правительства не разру та формировалась за счёт прав губернатора, но на шало в целом механизм представительного правле этой стадии самоуправления он пока сохранял ния, а лишь дополняло и модифицировало его.

контроль над исполнительной властью.

Поэтому необходимым видится рассмотреть Среди британских политических деятелей устройство представительного правления, опреде того времени было распространено суждение, лить характер внутриимперских отношений в что объём прав, уступаемых метрополией в поль связи со спецификой британской и колониальной зу переселенцев, должен соответствовать степени развитости колонии;

хотя, конечно, мнения раз- конституций, а также проследить как противоре ных людей относительно уровня социально-по- чия, проявляющиеся в двух указанных конфлик литической зрелости одной и той же колонии тогенных зонах представительного правления, могли значительно отличаться. воздействовали на динамику системы управления.

«Исполняющий губернатор» – термин, обычно употреблявшийся в научных трудах современников для обо значения губернатора, который в условиях представительного правления лично и непосредственно осуществляет исполнительную власть.

«Конституционный губернатор» – термин, иногда употреблявшийся в научных трудах современников для обо значения губернатора, который при наличии ответственного правительства в колонии осуществлял исполнитель ную власть косвенно – через ответственных министров. Губернатор порой именовался также «местный конститу ционный суверен».

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.