авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Astronomy described simple rules and simple effects, while history described complicated rules and complicated effects. Fractal geometry has revealed simple rules and complicated ...»

-- [ Страница 3 ] --

Конфликт супрематий: соотношение им- Более того, эта конституционная норма была за фиксирована в письменном виде. В 1766 году перского и колониального законодательств через Имперский парламент прошёл акт, кото рый на протяжении по меньшей мере XIX века Создание в колонии парламента по образцу считался воплощением конституционного прин британского вызывало, на наш взгляд, своего ципа верховенства Британского парламента во рода конфликт супрематий102 колониальной и им всех британских владениях, хотя прямо в этом перской легислатур. Характерное для британской акте упоминались североамериканские колонии:

конституции неограниченное всевластие Импер «…Заявлено, что указанные колонии в Америке ского парламента наталкивалось в самоуправля были, есть и по праву должны быть подчинены и ющейся колонии на деятельность местного пар зависимы от имперской Короны и парламента Ве ламента, обладавшего, соответственно, верховен ликобритании;

и Его Королевское Величество по ством в местных делах. Формальное первенство совету и с согласия парламента имел, имеет и по безусловно признавалось за Имперским парла праву должен иметь полную власть и полномочия ментом: «Каждая местная легислатура… облаче создавать законы и статуты достаточной силы и на верховной властью в пределах колонии для весомости, обязательные в указанных колониях поддержания мира, порядка и хорошего управ во всех каких бы то ни было случаях…»105.

ления её жителями. Эта супрематия местной за конодательной власти является, конечно же, объ- Однако заметим, что в рамках британской ектом верховенства Имперского парламента над политической модели очевидный источник леги всеми нижестоящими и подчинёнными легисла- тимности и супрематии парламента заключается турами в империи»103. Положения, аналогичные в том, что парламент является выборным пред этому утверждению А. Тодда, можно найти почти ставительным органом. В колониях, усвоивших во всех юридических трактатах, касающихся британскую политическую модель, колонисты устройства самоуправляющихся колоний даже в избирали не Имперский, а местный парламент.

более поздний период: «Сфера деятельности ле- В то же время верховенство Имперского парла гислатуры самоуправляющейся колонии, – пишет мента в колонии обосновывалось подчинённым Г. Дженкинс, – ограничена… властью Имперского положением последней. Таким образом, влияние парламента, распространяющейся и на колонии. и формально закреплённые права Британского Другими словами, даже колониальным судом акт парламента в самоуправляющейся колонии под колониальной легислатуры может быть признан тачивались теми неписаными, но фундаменталь не имеющим силы, или потому, что его принятие ными политическими принципами и традиция выходит за рамки компетенции легислатуры, или ми, которые были привнесены в колонию вместе потому, что, хотя его принятие и находится в ком- с британскими политическими институтами.

петенции легислатуры, этот акт противоречит Даже столь ревностный сторонник незыблемо имперским статутам, относящимся к колонии»104. сти прав Имперского парламента и Короны как В научных трудах современников термин «супрематия» в данном контексте означает правомочность законода тельного органа принимать акты, действие которых приоритетно перед действием актов любых других легислатур.

В строгом смысле слова супрематией с точки зрения британской конституции мог обладать лишь Имперский пар ламент. Однако довольно часто супрематия приписывалась и колониальным парламентам. В этом случае речь идёт о некоей «подчинённой» или «ограниченной» супрематии.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 159.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 69.

6 Geo. III. C. 12. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 209 – 210.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

А. Тодд указывает: «Хорошо известная аксиома с помощью подобных слишком абстрактных фор мулировок, было, конечно же, невозможно. Есте колониального ответственного правительства ственным выходом из конфликта супрематий впервые озвучена лордом Джоном Расселом в являлось разграничение общеимперской и вну бытность его министром колоний в 1866 году:

триколониальной сфер компетенций (на основа “Во всех вопросах внутренней политики колония нии сфер интересов). Необходимо отметить, что должна быть управляема в соответствии с ясно таковое разграничение происходило в условиях понимаемыми взглядами и желаниями её насе становления новых политических институтов в ления, выраженными через его представителей в колониях и точно отражало некоторые важные легислатуре”»106.

специфические черты обновляющейся системы Современники пытались объяснить такое внутриимперских связей.

двусмысленное положение. Наиболее распро Колониальный закон не должен был иметь странённые взгляды выражены в трудах А. Тодда эффект за пределами колонии;

однако законы, и А. Дайси. А. Тодд придерживается формулы:

не выходящие за административные границы Имперскому парламенту принадлежит супре колонии, также могли касаться интересов всей матия в общеимперских делах, а колониальному империи или метрополии. Первую попытку парламенту – в местных;

что, впрочем, ни в коей определить, какие именно вопросы относятся к мере не мешает Имперскому парламенту, когда и ведению имперских властей, а какие – к ведению если тот сочтёт нужным, вмешиваться в любые колониального самоуправления, предпринял внутриколониальные дела. Чтобы ответить на во лорд Дарем. Он полагал, что Имперское прави прос, каким образом «свобода законодательства тельство должно сохранить за собой власть в сле колонии» согласуется с верховенством Импер дующих сферах: внешняя политика, регулирова ского парламента, А. Дайси приводит довольно ние торговли, распоряжение земельным фондом, изящное логическое построение. Сочетание утверждение конституций колоний108.

неограниченного всевластия британского пар ламента с его же практикой невмешательства во А. Тодд приводит в своём труде инструкции внутренние дела самоуправляющихся колоний губернаторам от 70-х гг. XIX века В соответствии приводит к тому, что колониальная легислату- с этими инструкциями колониальный парламент ра практически свободна в принятии законов, не должен был издавать законы:

которые Имперский парламент может в любой - делающие легальным платёжным сред момент изменить или отменить, если они не со ством бумаги или иную валюту, за исключением гласуются с интересами империи. Однако такие монет королевства или других золотых или се случаи, по мнению А. Дайси, почти исключены, ребряных монет;

опять-таки в силу безусловного признания су прематии Имперского парламента107. И А. Тодд, и - вмешивающиеся в контроль над имперской А. Дайси пишут, по существу, об одном и том же. армией и флотом;

- содержащие «положения экстраординарной Однако решить проблему соотношения им природы и важности»;

перского и колониального законодательств лишь Session Papers of the Imperial House of Commons (далее – Com. Pap.) 1866. Vol. 50., P. 740. Цит. по: Todd A.

Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 627.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С.

128 – 137.

Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – пер вая четверть ХХ вв.). Челябинск, 1996. С. 21.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

- ущемляющие королевские прерогативы;

ный случай» или хотя бы выявить какие-либо его существенные признаки. Это также способство - содержащие условия, очевидно не совмести вало неопределённости размежевания импер мые с обязанностями, возложенными на Велико ской и колониальной сфер компетенций. Главную британию по международным договорам;

специфику юридической базы империи – аморф - наносящие ущерб правам и собственно ность – отчётливо сознавали и современники111.

сти британских подданных, не проживающих в колонии;

Поскольку сферы компетенции не были жёст - наносящие ущерб торговле и мореплаванию ко зафиксированы и, следовательно, должны Великобритании и её владений и т.д109. были пересекаться, властные субъекты вполне закономерно могли вступать в конфликты. И Этот и многие подобные списки содержат такого рода столкновения – не только между им пункты, допускающие столь широкое толкование, перскими и местными законодателями, но и меж что разграничение сфер компетенций империи и ду всеми без исключения властными субъектами колоний выглядит крайне аморфным, неопреде- в колониях – действительно происходили. Эти лённым. Показательно также, что разграничение инциденты тревожили современников, поэтому сфер компетенций империи и колоний не имело в течение рассматриваемого периода время от должного законодательного оформления и фик- времени раздавались призывы упорядочить им сировалось преимущественно в разного рода перскую структуру управления.

губернаторских инструкциях.

Неопределённость прав субъектов полити По единодушному мнению юристов и поли- ческого процесса в колониях, безусловно, спо тических деятелей XIX века, один из основопола- собствовала возникновению конфликтогенных гающих неписаных принципов британской кон- ситуаций, но, вместе с тем, она являлась противо ституции гласит, что суверен может вмешаться в ядием против бльшего зла – глубинного проти политический процесс в чрезвычайных случаях. востояния интересов страны-матери и колонии.

В самой Британии осуществление этого принци- Законодательно оформленная, однозначная и па было почти немыслимо. Применительно же к детальная фиксация полномочий органов власти колониям этот принцип трактовался как вполне в колониях, на фоне возрастания сил и потреб действенный и означал, что в неких экстремаль- ностей колоний, содержала в себе потенциальное ных ситуациях империя может воспользоваться ограничение прав колоний в будущем;

это, в свою любыми прерогативами Короны, проводя свою очередь, должно было бы привести не просто к колониальную политику. Более того, предпо- политическим конфликтам, а к неразрешимому лагалось, что именно в чрезвычайных случаях противостоянию коренных интересов колоний Имперский парламент должен вмешиваться во и метрополии.

внутренние дела колоний, осуществляя свою супрематию невзирая на мнение местной легис- Как мы полагаем, конструкция системы латуры110. Однако никто не мог дать юридически управления империей была аморфна в целом корректного определения понятия «чрезвычай- и поэтому содержала в себе многообразные Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 164 –165. (Instructions to Earl Dufferin, dated May 22, 1872 sec. 9;

Instructions to the Governor of the Colony of the Cape of Good Hope, dated Feb. 26, 1877;

Instructions to the Governor of South Australia, dated April 28, 1877) Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 216 – 217.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907.

С. 135;

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1054.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

возможности для трактовки и корректировки ственно, в сфере налогообложения – именно в той сфере, где противоречия между колониями абстрактных юридических принципов в соот и метрополией могли проявиться с наибольшей ветствии с реальным положением дел, для са силой. В 1778 году парламент издал Акт об об моразвития различных – наиболее подходящих ложении колоний, который гласил, что парламент в данное время и в данном месте – принципов «не может облагать колонии Его Величества, взаимодействия органов власти.

провинции и плантации в Северной Америке и Мы рассматриваем аморфность (неопреде- Вест-Индии никакими повинностями, налогами лённость и подвижность) юридической базы в или податями, за исключением тех пошлин, кото качестве одного из фундаментальных принци- рые будут полезны для регулирования торговли.

пов британского имперского строительства. Он, Чистый доход от этих пошлин всегда должен безусловно, не был сознательным творением употребляться на нужды той колонии, провин какой-либо политической силы, а проистекал из ции или плантации, которая уплачивает пошли политических традиций и опыта метрополии, а ны…»112. А. Дайси придаёт этому закону исклю также из самого факта развития в колониях бри- чительную важность: «…Этот акт британского танской модели парламентской демократии. Эта парламента,… с исторической точки зрения, мо аморфность значительно воздействовала на дея- жет претендовать на особенную неприкосновен тельность и эволюцию имперской системы управ- ность;

можно смело предсказать, что он никогда ления, создавая, в конечном счете, условия для не будет отменён или заменён актом в противо стабилизации и развития имперских структур. положенном духе»113. Развитие самоуправления многократно усилило обозначившуюся тенден Применительно к колониальному законода- цию. Так, в депеше, направленной министром по тельству объективная необходимость взаимного делам колоний лордом Гленельдом сэру Ф. Б. Хеду учёта интересов страны-матери и колоний на- в связи с его назначением лейтенант-губернато ходила своё выражение в двоякости имперского ром Верхней Канады в 1839 году, утверждалось, контроля над законотворчеством местных ле- что «парламентский закон относительно любого гислатур.

С одной стороны, Лондон – следуя за исключительно внутреннего предмета какой требованиями той или иной колонии, а иногда, и либо британской колонии, обладающей пред опережая их – минимизировал своё вмешатель- ставительной ассамблееей, как общее правило, ство в колониальный законодательный процесс. неконституционен. Использование этого права С другой стороны, имперские власти сохраняли (права издания имперских законов относительно за собой потенциально мощные инструменты внутриколониальных вопросов. – Авт.) резер контроля над колониальным законодательством. вировано для экстремальных случаев, которые Именно потенциальная мощь этих инструментов одновременно и делают необходимым и оправ делала их актуальное применение минимальным. дывают таковое исключение»114.

Таковое положение дел опять-таки отражало Сопоставляя несколько имперских актов, аморфность юридической базы системы управ принятых в разное время и касающихся так или ления империей.

иначе рассматриваемых вопросов, можно вы Ослабление имперского законодательного явить динамику соотношения колониального и контроля над колониями началось, вполне есте- имперского законодательства. Уже упомянутый 18 Geo. III C. 12, S. I. Цит. по: Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 82.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 82.

Com. Pap. 1839. Vol. 33. P. 9. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 216 – 217.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

ранее акт 1766 года декларировал абсолютную Акт 1865 г. зафиксировал расширение свобо супрематию Имперского парламента115. Как ды колоний в области законотворчества. Если до указывает В.В. Грудзинский, одним из главных того момента Имперский парламент (наряду с препятствий для развития нормального за- колониальным) был полновесным игроком на за конотворческого процесса в колониях была конодательном поле колонии, то после принятия доктрина «несовместимости». Она означала, что акта Имперский парламент мог «законодатель «принимаемые колониальными легислатурами ствовать» в колонии лишь в вопросах, связанных акты не должны были противоречить законам с общеимперскими проблемами.

Британской империи, в том числе и нормам Заметим, что в акте 1865 года отразились английского общего права – прецедентам, при нормы, уже фактически функционировавшие обретшим силу закона»116.

к моменту его принятия на основе конститу «Акт о действительности колониальных зако- ционной практики118. Можно констатировать нов», принятый Имперским парламентом в 1865 формирование к 1870-м гг. определённой консти году, по-прежнему подразумевал супрематию туционной традиции, ссылки на которую неодно высшей легислатуры, но содержал некоторые кратно встречаются в труде А. Тодда: «Со време принципиальные уточнения: «[Ст. 2.] Всякий ко- ни, когда были ведены права самоуправления в лониальный закон, который противоречит или лидирующих британских колониях, Имперский мог бы противоречить любому парламентскому парламент… воздерживается от любого проник акту, распространяющемуся на данную колонию новения в надлежащие функции колониальных (подчёркнуто нами. – Авт.),... есть и остаётся аб- легислатур»119.

солютно недействительным и не имеющим силы.

Как мы полагаем, акт 1865 года можно было [Ст. 3.] Ни один колониальный закон не может бы назвать естественным мероприятием в рамках считаться и не считается недействительным или избранной стратегии имперского строительства, не имеющим силы на основании того, что он когда высшая законодательная власть ряда соци противоречит английскому законодательству, ально-политических общностей принадлежит не если таковой колониальный закон не противо избранному всеми ими представительному орга речит положениям парламентского акта,… ну, а парламенту лишь одной из них. Британский как то упомянуто выше (то есть если данный парламент издавал законы не только для всей им закон не противоречит положениям любого перии, но, прежде всего, для Соединённого коро имперского акта, распространяющегося на ко левства. Было бессмысленно и технически крайне лонию. – Авт.)»117.

6 Geo. III. C. 12. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 209 – 210.

Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть XIX – пер вая четверть ХХ вв.). Челябинск, 1996. С. 21 – 22.

Colonial Lows Validity Act, 1865 (28 & 29 Vict. c. 63.) // Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 240. Этот акт также закрепил право губернатора отклонять и резервировать колониальные билли.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 122.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 684. См. также: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 213. Г. Дженкинс в начале XX века формулирует эту конституцион ную норму в том же духе: «Помимо отстранения от налогообложения Имперский парламент по причинам частично практическим и частично конституционным никогда не принимает законы для внутреннего управления колонией, за исключением тех законодательных актов, которые затрагивают имперскую политику или касаются вопросов, от несённых к компетенции империи. Таким образом, законодательный контроль и внутренние вопросы находятся в ведении легислатур колоний...». Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 11.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

сложно добиваться того, чтобы законы второго что передача некоторых властных функций ор рода являлись обязательными для всей империи ганам самоуправления трактовалась как добро только на том основании, что Британский парла- вольное самоограничение высшей легислатуры.

мент является и Имперским. Акт, провозгласив, Учреждение представительного правления во что для колоний обязательны лишь законы, их все не рассматривалось и не оформлялось как касающиеся, просто разделил и упорядочил две перераспределение прав и обязанностей между ипостаси высшей легислатуры – Британский пар- некими договаривающимися сторонами. Вместе ламент и Имперский парламент. с тем, один из принципов британской конститу ции гласит, что ни один парламент не в состоянии Затем, – по крайней мере, к 1890 году – без своим актом или декларацией ограничить свобо всякого законодательного оформления сложи- ду действий последующего парламента или свою лась конституционная традиция, в соответствии собственную122. Помимо прочего, это означало, с которой «какой-либо имперский закон, имею что Имперский парламент формально всегда мог щий последствия для самоуправляющийся коло пересмотреть конституции самоуправляющихся нии, за исключением законов, касающихся обще колоний, так как предшествующий парламент, имперских предметов, может быть введён в дей ограничив свои права одобрением этих конститу ствие лишь после переговоров с колониальным ций, не мог навязать последующим парламентам правительством»120. Иллюстрируя таковое поло и самому себе в дальнейшем обязанность строго жение вещей, Г. Дженкинс приводит следующий придерживаться такого ограничения. Впрочем, пример: «…Когда Акт о колониальных морских осуществлялось подобное право вмешательства судах был принят в 1890 году, колонии Новый в колониальное законодательство чрезвычайно Южный Уэльс и Виктория были выведены из-под осторожно и крайне редко.

его действия, поскольку они его не одобрили»121.

Итак, соотношение имперского и колониального Однако основной инструмент имперского законодательств меняется в сторону предостав- контроля над колониальным законодатель ления колониям всё большей независимости при ством – не издание парламентских актов, а вето формировании своей законодательной базы. Короны (отказ в даровании монаршего одобре ния прошедшему через парламент биллю), кото Подчеркнём, что минимизация имперского рое фактически находилось в руках советников вмешательства в колониальное законодатель монарха – Имперского правительства. Попытки ство – это конституционная практика (или же современников объяснить, почему сохраняется, традиция), не зафиксированная в каком-либо казалось бы, архаичное право вето, отчётливо законодательном акте. Даже акт 1865 г. никак не обнаруживают недемократический, монархи препятствует Британскому парламенту издавать ческий способ легитимации имперской власти любые законы для колоний.

в самоуправляющихся колониях. Так, А. Тодд Каким образом Лондон сохранял и осущест- утверждает: «В отношении колоний королевское влял контроль над законодательным процессом в вето на законы имеет актуальную, а не потенци самоуправляющихся колониях? Чтобы ответить альную (как в метрополии. – Авт.) силу. Причина на этот вопрос, необходимо вновь обратиться к этого очевидна. Колония – лишь часть империи, форме британского законодательства. Дело в том, занимающая подчинённое положение. … Ко Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 11.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 11.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907.

С. 75;

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 243 – 244.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

лониальная легислатура не может выходить за зиций губернатора заключается в том, что его власть основывалась на совершенно иных прин границы ассигнованной ей юрисдикции. Если бы ципах, нежели власть колониального самоуправ таковое превышение власти было допущено, то ления. В системе парламентской демократии, где долгом Короны было бы наложить вето на этот источником власти является представительство нелегальный и неконституционный акт»123.

и доверие избирателей, губернатор оказался чу Практическое применение права вето в раз- жеродным элементом.

ных частях империи делегировалось губернатору Инструкции губернатору относительно случа как представителю Короны, что делало губерна- ев, в которых следует применять право вето, ту тора ключевой фигурой в «повседневном» осу- манны. Это ещё одно немаловажное проявление ществлении имперского законодательного кон- аморфности юридической базы империи. А. Тодд троля. В «Правилах и регуляциях колониальной однозначно констатирует, что «королевские ин службы Её Величества», действовавших в 1870-х струкции точно не определяют время, в течение гг., значилось: «В его [губернатора] власти дать которого – и обстоятельства, в результате кото свою санкцию или отказать в таковой любому рых – губернатором даётся королевское одобре биллю, который прошёл через легислатуру коло- ние на билль, прошедший через колониальную нии»124. Одобряя билль (обычно это происходило легислатуру;

инструкции также не ограничивают на завершающем сессию заседании парламента), действий губернатора, предпринимаемых для губернатор произносил церемониальную форму- осуществления этой прерогативы посредством лу: «От имени Её (Его) Величества сим я одобряю обращения к суверену в стране-матери»127. Губер этот билль»125. Без подобного одобрения ни один натор, таким образом, был вынужден в подобных колониальный закон не мог вступить в силу126. ситуациях действовать под свою ответствен После получения королевской санкции акт всту- ность, поскольку интересы и сфера компетен пал в силу немедленно, – конечно, если он не ции империи, которые, налагая вето, он обязан был защищать, были определены расплывчато.

содержал какое-либо условие, откладывающее Аморфность юридической базы заставляла начало действия.

властные субъекты соразмерять своё понимание Однако правомерность реализации губерна- собственных прав и обязанностей с конкретным тором прерогативы вето была поставлена под соотношением сил в конкретной колонии. Хотя сомнение, как мы видели, процессом умаления вето на колониальные законы налагалось не раз, прав суверена в метрополии и, как мы увидим, в целом в империи губернаторы предпочитали процессом умаления прав «местного конститу- применять более «мягкие» средства контроля над ционного суверена» в колонии. На наш взгляд, законодательством местных легислатур, нежели одна из существенных причин ослабления по- королевское вето. К числу таковых относится Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 154 – 156.

«Правила и регуляции колониальной службы Её Величества», статьи 32 и 33. Цит. по: Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1062.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 162.

Тhe Cape of Good Hope Constitution Ordinance. Sec. 82 // Select Constitutional Documents Illustrated South African History. 1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 53;

См. также: Maitland F. W. e Constitutional History of England. Cambridge, 1908 // Colonial Rule in Africa. Reading from Primary Sources. Wisconsin, 1979. P. 25. Это правило действовало во всей империи и за исключением Канады – после создания там доминиона для вступления акта в силу не требовалось королевско го одобрения. (Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 163.) Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 161.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

право губернатора резервировать билль «для вы- легислатуры132. Это так называемое «второе вето Короны»133 могло быть применено в течение двух сочайшего королевского соизволения»128, то есть лет со дня введения закона в действие134.

отправлять законопроект на рассмотрение Им перского правительства. Такой билль также мог Очевидно, что в распоряжении метрополии быть отклонён на основе прерогативы Короны находились чрезвычайно могущественные ры налагать вето, если в Лондоне считали, что билль чаги воздействия на колониальное законотвор противоречит имперскому законодательству или чество. Однако главное направление развития имперским интересам. Резервированный билль внутриимперских связей было таково, что все не вступал в действие до одобрения его Коро эти рычаги приобретали в рассматриваемый ной129. Причём, губернатор мог одобрить любой период всё более формальный характер. Преро билль в случае, если он содержал статью о том, гатива вето превращалась в некую потенциаль что он может быть выведен в действие лишь по ную возможность, переставая быть актуально сле королевской санкции. Существовала практика применимым инструментом в руках Лондона.

своего рода неофициального превентивного от Уже для Г. Дженкинса очевидны такие качества клонения резервированных биллей во избежание королевского вето как сомнительная правомер острых конфликтов. Министр по делам колоний ность и неопределённость применения: «…Им имел возможность через губернатора настойчиво перский контроль над колониальным законода рекомендовать местным законодателям внести тельством… посредством губернаторского вето некоторые поправки в резервированный билль, или права отклонения законов… по-прежнему после чего он будет одобрен130. вызывает дискуссии. С одной стороны, посколь ку точки соприкосновения между имперскими Губернатор был обязан передать в министер- и колониальными интересами продолжают ство по делам колоний копию любого – даже множиться, невозможно, чтобы вето Короны на одобренного – колониального акта131. Все акты, колониальное законодательство стало мёртвой таким образом, подлежали ревизии юристов бумагой. С другой стороны, не только нет кон Короны. Особое внимание уделялось законам, ституционного соглашения, описывающего слу имеющим отношение к коммерции, которые чаи, в которых намерения колониальной легисла проходили проверку в Торговой палате. Корона туры могут быть пресечены с помощью вето, но и могла наложить вето на эти уже одобренные гу- сами эти случаи неуклонно становятся всё более бернатором и вступившие в силу акты местной редкими»135. А. Дайси рассматривает этот вопрос Тhe Cape of Good Hope Constitution Ordinance. Sec. 82 // Select Constitutional Documents Illustrated South African History. 1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 53.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 78;

Тhe Cape of Good Hope Constitution Ordinance. Sec. 84 // Select Constitutional Documents Illustrated South African History. 1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 54.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 158 – 159, 164.

Тhe Cape of Good Hope Constitution Ordinance. Sec. 83 // Select Constitutional Documents Illustrated South African History. 1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 53.

Maitland F. W. e Constitutional History of England. Cambridge, 1908 // Colonial Rule in Africa. Reading from Primary Sources. Wisconsin, 1979. P. 25.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 171.

Maitland F. W. e Constitutional History of England. Cambridge, 1908 // Colonial Rule in Africa. Reading from Primary Sources. Wisconsin, 1979. P. 77;

Тhe Cape of Good Hope Constitution Ordinance. Sec. 83 // Select Constitutional Documents Illustrated South African History. 1795 – 1910. N-Y., 1969. P. 53.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 79.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

в том же духе: «… Это согласие (одобрение Г. Дженкинса демонстрирует, как современники колониальных законов губернатором. – Авт.) понимали данное положение вещей: «… В самих дается постоянно, как дело само собой разуме- своих основаниях конституции наших самоу ющееся…»136. правляющихся колоний – неписаные, хотя от это го они не становятся менее конституционными, Минимизация имперского вмешательства в потому что их происхождение лежит в практике, дела местных легислатур, сохранение мощных которая никогда не записывалась формально;

эти рычагов имперского воздействия, аморфность конституции развиваются, пополняясь новыми разграничения сфер компетенции колониальных правилами с течением лет»137.

и имперской легислатур – именно эти факторы, как мы полагаем, содействовали достижению Прямым результатом отсутствия админи динамичного компромисса внутри империи в стративно-политического давления на внутри законодательной сфере. Губернаторам были де- имперские отношения стало их многообразие, легированы обширные права по контролю над неунифицированность. Г. Дженкинс замечает:

местным законодательством. Вместе с тем, гу- «Трудно представить какие-либо две колонии, бернаторские инструкции лишь в общих чертах находящиеся в одних и тех же отношениях со определяли случаи и условия, когда эти права страной-матерью. На одном конце – самоуправ могут и должны быть применены. Всё это позво- ляющиеся колонии, почти независимые;

а на ляло губернаторам при принятии решений чутко другом конце – коронные колонии…»138. На наш реагировать на состояние дел в каждой конкрет- взгляд, обычно приписываемая всем империям ной колонии. Отсутствие строгих ограничений и интенция к административно-политической уни мелочной регламентации со стороны имперских фикации была крайне слабо выражена в Британ властей придавало динамичность колониальному ской империи. Более того, многие британские законодательству. Растущие колонии не наталки- политики, журналисты и юристы второй поло вались на непреодолимые и неприемлемые для вины XIX века усматривали залог стабильности них устаревшие законодательные нормы. Вну- и показатель прогресса империи именно в тех триимперские связи, соответственно, обладали свойствах государственного организма, которые значительной гибкостью и приспособляемостью. современные исследователи обобщают как гете Конфликт супрематий разрешался не в юриди- рогенность империи. «В изначально английских ческой, а в практической плоскости. Механизм колониях, – констатирует Э. Пейн, – так же как и в формирования правового поля империи был чув- Соединенных Штатах,… главные принципы юри ствителен ко всему тому комплексу объективных дической теории и практики всецело идентичны.

экономических, социальных, политических фак- Но юридические структуры, которые развились торов, которые связывали империю, разъединяли на общем базисе, чрезвычайно различны, будучи её и определяли баланс сил и интересов между непременно приспособленными к изменяющим страной-матерью и белыми колониями. Фраза ся нуждам каждой колонии»139.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 119.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 59.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 9.

Cotton J. S., Payne E. J. Colonies and Dependencies. Part I. – India, by J. S. Cotton. Part II. – e Colonies, by E. J. Payne.

L., 1883. P. 161.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

Равнение на ответственное правитель- вступать в конфликты с народной ассамблеей.

ство: противостояние исполнительного Советники губернатора проводили одну поли тику, ассамблея – другую. Мероприятия, предла губернатора и колониальной легислатуры в гавшиеся исполнительной властью, отклонялись условиях представительного правления ассамблеей;

меры, прошедшие через ассамблею, отклонялись [исполнительным] Советом или Механизм взаимодействия между органами губернатор налагал на них вето… Враждебность самоуправления и имперскими властями вокруг между ассамблеей и постоянными и непопуляр принятия или отклонения тех или иных законов ными чиновниками стала хронической… Пред был в целом отлажен за весь длительный период ставительные институты в сочетании с не ответ существования в колонии представительных ин ственной перед ними исполнительной властью ститутов. Однако в системе представительного угрожали анархией…»141. Высокопоставленные правления обнаружился источник непрекращаю колониальные чиновники высказывали аналогич щихся конфликтов и политической напряжённо ные суждения: «… Представительные институты сти – а именно взаимоотношения исполняющего без ответственного правительства существуют губернатора и парламента.

лишь на ранних стадиях политического обще Возникновение по мере развития колонии ства. Инстинктивное стремление представителей противоречий между исполняющим губерна- заключается в том, чтобы захватить исполни тором и местной легислатурой понималось со- тельную власть именем народа. Когда эту власть временниками как явление, неизбежно присущее имеют в руках министры, которых представители представительному правлению. Т. Мей140 сле- могут назначать или не назначать, то эта страсть дующим образом описывает подобную типич- (представителей к контролю над исполнительной ную ситуацию: «… Советники губернатора при властью. – Авт.) до некоторой степени удовлетво представительном правлении… это чиновники, ряется, и государственное равновесие сохраняет назначаемые Короной и постоянно занимающие ся. Когда же, напротив, министр не может быть главные посты. Каковы бы ни были флуктуации смещён в результате какого-либо неудовольствия мнения в легислатуре или в колонии в целом, ассамблеи, то мы всегда находим впоследствии как бы ни были непопулярны мероприятия или ограничение сферы его действий, умаляемой за личности исполнительных чиновников, – они конодательством, содержащим в себе такие дета (чиновники. – Авт.) продолжали пребывать в ли, которые более правильно было бы оставить (Исполнительном. – Авт.) Совете колонии. В те- на усмотрение исполнителя. И возникает ситуа чение многих лет… приходилось разрешать часто ция хронической подозрительности и антагониз повторяющиеся конфликты с ассамблеями;

но ма между ассамблеей и исполнительным советом, поскольку принципы представительного правле- вырастающая в реальные или воображаемые по ния развивались, не ответственные перед парла- сягательства (на сферу полномочий другой ветви ментом управляющие непременно должны были власти. – Авт.) иногда с одной стороны, иногда – с Сэр Томас Эрскин Мей (лорд Фарнборо) – знаменитый правовед второй половины XIX века, автор фундамен тального труда, посвящённого конституционному устройству империи.

May T. E. e Constitutional History of England Since the Accession of George the ird. Edited and continued to by Francis Holland. In 3 vols. L., 1912. Vol. 2., P. 369. Противостояние между членами исполнительных советов и ассам блеями, описываемое в этой и следующей цитатах, по существу, следует понимать как противостояние губернатора и легислатуры, поскольку в условиях представительного правления губернатор лично и непосредственно опреде лял политику Исполнительного совета.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

другой»142. Источник конфликтов здесь очевиден: 2. ограничение прав легислатуры, возвраще исполнительная власть не была ответственна ние колонии статуса коронной.

перед представителями, в то время как сам глава Необходимо отметить, что введение от исполнительной власти также не представляет ветственного правительства оптимизировало население колонии. Это, на наш взгляд, один из систему управления колонией, устраняло воз эффектов институциональной двойственности можность конфликтов между губернатором и имперской административной структуры.

колонистами по широкому кругу внутриколо Как известно, главная функция и основной ниальных вопросов. Особенно в Лондоне опаса источник власти парламента, в соответствии с лись парламентско-губернаторских разногласий британской политической и конституционной в бюджетно-налоговой и финансовой сферах, традицией, – это контроль над налогами и бюд- то есть именно в тех сферах, где были сфокуси жетом. Доходы и расходы – это естественный и рованы экономические интересы колонистов, неизбежный – своего рода, классический – повод и конфликты в которых, следовательно, были для трений между исполнительной и законода- наиболее опасны для лояльности переселенцев тельной властями в английской политической по отношению к стране-матери. Политические модели. Однако губернатор был, прежде всего, деятели метрополии не желали, чтобы имперские агентом Короны143, и поэтому довольно есте связи оказались под угрозой вследствие внутри ственные внутриколониальные разногласия колониальных споров между ветвями власти, что могли приобретать характер внутриимперского опять-таки делало Британское правительство конфликта, создавая новую линию напряжённо более благосклонным к идеям колониального сти во внутриимперских связях.

самоуправления. «И теперь (конец XIX в. – Авт.) существует очевидное конституционное пра Анализ противостояния исполнительной и вило, – упоминает Г. Дженкинс, – гласящее, что законодательной властей в условиях представи Имперский парламент не будет вводить налоги тельного правления позволяет выявить вектор в каком-либо британском владении, а также что развития институтов самоуправления.

непосредственный контроль над финансами это В условиях институциональной двойственно- го владения осуществляет правительство этого сти имперской административно-политической владения»144. А. Тодд указывает на аналогичные структуры введение представительного правле- ограничения прав губернаторов: «В колониях с ния в колониях вызывало напряжение в системе ответственным правительством губернатор не отношений «агент Короны – представители ко должен брать на себя ответственность за финан лонистов». Актуализировавшееся по мере соци совые мероприятия и расходы, осуществляемые ально-экономического и политического развития парламентом, если они не противоречат закону.

колонии, это напряжение могло быть снято лишь Эти вопросы входят в сферу полномочий мини двумя способами:

стров, ответственных перед парламентом. Более того, конституционный губернатор не принима 1. введение ответственного правительства, то ет участия в формировании проекта бюджета, есть расширение контроля легислатуры над ис который готовится ответственными министра полнительной властью;

Constitutional History of Bermudas, Paper by Lt.-Gen. Sir J. H. Lefroy, governor of Bermuda L. (P.) 1881. P. 16. Цит. по:

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 105 – 106.

Современники довольно часто именовали губернатора «агентом Короны». Это устоявшееся обозначение губер натора необходимо отличать от официального названия другой имперской должности – «коронный агент».

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 10.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

ми – главами соответствующих департаментов шений между конституционным губернатором общественной службы»145. и исполнительными министрами, подотчётными парламенту. Здесь мы попытаемся рассмотреть Таким образом, политическое развитие самоу- две стороны вновь созданного механизма: фор правляющихся колоний демонстрирует тот факт, мально-юридические, теоретические принципы что ответственное правительство логически вы- его построения, а также конкретно-практиче текало из представительного правления в силу ский порядок его функционирования. Кроме ряда внутренних свойств последнего. Частичное того, как мы полагаем, изучение эволюции от внедрение британских политических институ ношений между властными субъектами внутри тов в имперскую административную структуру колониальной исполнительной администрации решало ряд сложных проблем, стоящих перед позволяет выявить направление развития вну империей, но в дальнейшем создавало новые триимперских связей.

сложности, которые могли быть разрешены лишь при более полном воспроизведении механизма Учреждение ответственного правительства парламентской демократии в колониях или при кардинально преобразовало всю систему управ отказе от его воспроизведения. Последнее было к ления колонией. Суть этих преобразований тому времени уже практически невозможно.

состояла в том, что появление нового органа управления изменило позицию губернатора как Британская политическая модель сама по властного субъекта. Какова же эта позиция?

себе была сформировавшейся и отлаженной Напомним, что, вследствие институциональной в метрополии логично выстроенной системой взаимосвязанных принципов. Любые изъятия двойственности самой административно-поли из этой системы (например, неподконтрольность тической структуры империи, положение агента министров парламенту) вызывали в ней проти- Короны в самоуправляющейся колонии не могло воречия. Можно сказать, что британская поли- не быть также двойственным. Губернатор, будучи тическая модель, пересаженная в колонии перво- представителем суверена, являлся «воплоще начально лишь частично, стремилась к полному нием монархического элемента в колониальной развёртыванию, к полной реконструкции на системе»146 – защитником интересов империи и новой почве, подобно тому, как происходило метрополии – и, вместе с тем, он возглавлял ис становление политических институтов в самой полнительную власть в колонии147.

Великобритании. Впрочем, имперская админи стративно-политическая структура развивалась Для британской модели парламентской демо не в вакууме;

на её динамику оказывало огромное кратии свойственно умаление роли и влияния воздействие состояние всего комплекса внутри- монарха. Это создавало возможность для от имперских связей. даления усвоившей британскую модель коло нии от метрополии, поскольку их формально Механизм ответственного правительства: связывал губернатор, чьё фактическое влияние как имперского офицера уменьшалось вслед за поиск оптимальной модели взаимодействия уменьшением его прав как главы исполнительной губернатора и органов самоуправления власти. А именно это произошло с введением от ветственного правительства, к которому перешёл Учреждение ответственного правительства ряд важнейших функций губернатора.

вело к возникновению нового механизма отно Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 637.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 626.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1060.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

Эта тенденция была замечена современни- ствительно, соответствовал фигуре суверена. Его ками и инициировала споры по поводу объема политическое существование, как мы полагаем, властных полномочий губернатора. Эти разно- представляло собой компромисс между монар гласия были облечены в форму спора о подобии хическими и парламентско-демократическими губернатора суверену. Выше мы уже рассмотрели институтами. К 1870-м гг. власть монарха в ме эту дискуссию в целом, здесь же остановимся на трополии была в значительной мере декоративна.

одном из её аспектов – в какой мере губернатор Но в случае с губернатором этот компромисс должен следовать рекомендациям своих советни- превращался в компромисс между метрополией ков-министров. и колонией, а не только между демократическими и монархическими институтами внутри колонии.

Взаимодействие губернатора и ответственных Поэтому Лондон стремился восстановить в коло министров осуществлялось на основе советов, ко- ниях прерогативы Короны, являющиеся в данном торые министры давали губернатору. Эта древняя случае ничем иным, как правами метрополии по британская политическая традиция была заим- отношению к колонии.

ствована колониями. Решения имперских мини стров оформлялись всего лишь как постановления Сторонники официальной точки зрения на монарха, который прислушался к рекомендациям права, обязанности и функции губернатора в це своих советников. Поскольку британский монарх лом признавали, что губернатор подобен сувере всегда действует в соответствии с рекомендация- ну, но делали некоторые исключения или же по ми своих министров, то ответственность за любое нимали это сходство несколько иначе, нежели их действие монарха ложится на человека, предло- оппоненты. Так, А. Тодд указывает на общее пра жившего ему соответствующий совет. Именно вило отношений губернатора и министров: «Ми поэтому, по британской конституции, суверен не нистры не могут освободить себя от ответствен несёт ответственности за свои поступки148 и не ности за советы, которые они дают губернатору в может быть не прав, что фактически означает, что качестве исполнительных советников;

и губерна он лишён реальной власти. тор не может действовать без рекомендаций или вопреки рекомендациям министров в случаях, не Право министра советовать губернатору и касающихся прерогатив Короны или имперских порядок принятия или не принятия этих сове- интересов»149. Как свидетельствует оговорка в тов – это смысл взаимоотношений губернатора конце фразы, Тодд ограничивает действие этого и ответственных министров, то есть имперской и правила. Тодд здесь консолидируется с мнением местной колониальной администраций. признанного в то время знатока колониальной администрации Г. Меривайла: «Он (губернатор Из тезиса о полном подобии губернатора су в колонии с ответственным правительством. – верену логически следовало, что губернатор не Авт.) устанавливает только политическую связь может действовать без совета ответственных ми между колонией и страной-матерью. В отноше нистров и, следовательно, не несёт фактической нии внутренних дел своего правительства он – во ответственности за функционирование исполни многом конституционный суверен, действующий тельной власти в колонии.

через своих советников, вмешивающийся в их На наш взгляд, губернатор в колониальной политику только как друг или как внепартийный копии британской политический модели, дей- советник. Но какой бы вопрос, касающийся ин Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 29 – 30.

Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 128.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

тересов страны-матери, ни поднимался – такой, конституционного правила ставит виновника в например, как введение торговых пошлин или столкновение с правом страны»152.

оборона – задача губернатора как независимого Подобное положение вещей вело к своего офицера состоит в том, чтобы вступить в игру.

рода сверхгибкости юридической базы системы Он должен смотреть, чтобы страна-мать не по управления. Влияние губернатора и в его лице несла ущерб. При этом он не должен полагаться имперского центра на исполнительную адми на своих советников, поскольку они будут защи нистрацию колонии могло быть совершенно щать лишь интересы или колонии или же своих различным в зависимости от реального соотно избирателей. Он должен часто действовать в оп шения сил. Принимая решение прислушиваться позиции своим советникам…»150.


ли к рекомендациям советников или игнориро Политическая подоплёка подобных юридиче- вать их, губернатор не опирался на некие жёстко ских тонкостей не являлась, конечно же, секретом очерченные правила, а, прежде всего, учитывал для кого-либо. Э. Уилсона, в отличие от А. Тодда, конкретную ситуацию в колонии. Губернатор мог интересует не столько теоретическая конструк- быть подобно монарху безвластен или же дикто ция, сколько конкретно-практическая политика: вать свой курс всей колонии. Впрочем, губерна «В действительности, не трудно заметить, что, тор, как и любой его министр, стремясь навязать если губернатор всегда будет следовать совету друг другу своё мнение, должны были понимать, ответственных министров, а не думать об импер- что конституционное соглашение об условиях их ских интересах, то связям колоний со страной- взаимодействия могло быть нарушено лишь в матерью скоро придёт конец…»151. том случае, если виновник такого нарушения не понесёт политический урон.

Не существовало никакого акта – имперского или колониального, – который точно определял Если проблема соотношения колониального бы случаи, обстоятельства и процедуру принятия и имперского законодательства потребовала или не принятия губернатором министерских разделения сфер полномочий легислатур, то про рекомендаций. Дело в том, что механизм взаи- блема соотношения имперской и колониальной модействия губернатора со своими министрами администраций естественно ставила вопрос о (подобно отношениям суверена с имперскими разделении функций губернатора и его мини министрами) определялся неписаной конститу- стров. Предполагалось, что губернатор должен ционной традицией. А. Дайси выразил главную всецело доверять мнению своих советников во специфику неписаных норм британской консти- внутриколониальных делах. Следовательно, слу туции следующим образом: «Некоторые из этих чаи, когда губернатор не был обязан прислуши правил никогда не нарушаются, и всеми при- ваться к министрам, свидетельствуют о степени и знаются неприкосновенными;

другие, напротив, способах воздействия империи на колониальное исполняются только в силу привычки, и сила их управление. Инструкции и традиции дают весь очень сомнительна… Разница, в сущности, зави- ма, казалось бы, небольшой перечень вопросов, сит от того, в какой степени нарушение данного решение которых возложено исключительно на Merivale H. Lectures on Colonization and the Colonies. Oxford. 1861. P. 649. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 806. Отметим, что Уилсон, обосновывая право губернатора игнорировать ре комендации министров, ссылается на то же самое место из сочинения Меривайла, что и Тодд. Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1060 – 1061.

Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1062.

Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. М., 1907. С. 31.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

губернатора153. Однако в этом перечне есть один ными полномочиями, вопреки рекомендациям, пункт, который, на наш взгляд, делает какой-либо которые могут в каких-либо таковых случаях подобный перечень условным. Дело в том, что быть представлены Вам членами Нашего по губернатор для охраны интересов метрополии именованного Исполнительного Совета. Придер и благоденствия колонии обладал законным живаясь этого, тем не менее, в каждом таковом правом предпринимать любые «самовольные» случае Вы при первой же удобной возможности действия в чрезвычайных случаях. Так, в связи предоставляете Нам исчерпывающий рапорт о с учреждением ответственного правительства каждом таком прецеденте вместе с основаниями в 1872 г. Капский губернатор получил новый и причинами такового»154.

письменный патент, аналогичный письменным Позволим себе привести здесь обширный, но патентам губернаторов других колоний с от характерный и многозначительный комментарий ветственным правительством. Королева пред А. Тодда к приведённым выше выдержкам из писывала своему представителю в Капе всегда письменного патента. Заметим лишь, что А. Тодд консультироваться со своим ответственным всегда готов акцентировать внимание на боль правительством, «за исключением только слу шом объёме потенциальной власти Имперского чаев, которые могут быть таковой природы, что, правительства и парламента, но не подчёркивает на Ваш взгляд, Наша (Её Величества. – Авт.) очевидных ограничений их актуальной власти.

служба могла бы понести материальный ущерб «Таковые условия, – пишет он, – в переработан вследствие рекомендаций Нашего Совета (ко ных инструкциях губернатору Мыса Доброй лониального правительства. – Авт.), или когда Надежды, совершенно точно демонстрируют то, решаемые вопросы будут слишком не важными, что резервированная власть остаётся у британ чтобы требовать его рекомендаций, или слишком ского правительства в порядке предотвращения срочными, чтобы позволить его рекомендациям тенденций в местном самоуправлении… к умале быть представленными уже после того времени, нию прав, неотъемлемо принадлежащих Короне в течение которого может быть необходимо, в английской политической системе… – Тодд не чтобы Вы действовали в отношении таковых во ограничивается Капским примером и продолжа просов. Придерживаясь этого во всех подобных ет. – Подобные условия, принятые для защиты срочных случаях, Вы должны впоследствии, но в против зол демократической власти под предло самый ранний практически возможный срок, со гом “ответственного правительства” могут быть отнестись с указанным Советом по поводу мер, найдены и в полномочиях и инструкциях сэра которые вы можете таким образом предпринять, Джеймса Фергюссона, назначенного в 1873 году а также по поводу причин таковых мер. Уполно мочиваем Вас, по Вашему свободному и благораз- губернатором Новой Зеландии, и в инструкциях, умному усмотрению, и если в каком-либо случае выпущенных в апреле 1877 года для губернатора это будет являться правильным, действовать во Южной Австралии,… и, главным образом, – в ин исполнение власти, данной Вам Нашими указан- струкциях, вручённых сэру Бартли Фреру перед Приоритетное значение перед рекомендациями колониальных министров для губернатора имели указания и инструкции королевы, то есть Имперского правительства (Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies.

2 ed. L., 1894. P. 118, 679);

губернатор должен был игнорировать мнения министров при решении вопроса об одо брении или не одобрении билля, а также о его резервировании (Todd A. Op. cit. P. 169);

губернатор мог отказаться удовлетворить просьбу премьера о роспуске парламента, так как эта акция оформлялась как реализация прерога тивы Короны и формально осуществлялась представителем суверена (Todd A. Op. cit. P. 788);

губернатор был вправе игнорировать советы министров в чрезвычайных условиях.

Com. Pap. 1873. Vol. 49, p. 338. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 97 – 98.

Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

его назначением в феврале 1877 года в Капскую зиция губернатора самоуправляющейся колонии аналогична положению Её Величества в этой колонию… Подтверждено и доказано, что это стране. Дела губернатора вершатся министрами, конституционное ограничение на чрезмерное и только в чрезвычайных случаях – в случаях присвоение власти колониальными министрами вторжения в имперские права… или же в случаях в условиях ответственного правительства было… жизни и смерти – губернатор может действовать наиболее необходимым мероприятием»155.

независимо от своих министров…»156. Однако Таким образом, в экстраординарных обстоя- конкретизировать и детализировать это правило, тельствах губернатор мог существенно расширить конечно же, было почти невозможно, в силу са собственные полномочия невзирая на ограниче- мой природы понятия «чрезвычайный случай».

ния, налагаемые на его власть конституционной Формально, ничто не мешало губернатору традицией. Тем более, что нарушение конституци интерпретировать любую острую ситуацию как онной традиции, как известно, не влекло за собой чрезвычайную157. Очевидно, что право губернато судебные преследования. Однако, с другой сто ра действовать независимо в экстраординарных роны, в чрезвычайных обстоятельствах никакой обстоятельствах при некоторой доле казуистики акт или инструкция не заставляли губернатора могло быть истолковано таким образом, что оно действовать «самовольно», возлагая на себя от поглотило бы все права самоуправления. Мы ветственность за все принимаемые решения.

вновь здесь сталкиваемся с правовой неопреде Мы уже упоминали, что трактовка понятия лённостью. И всё-таки неписаные конституци «чрезвычайные случаи» отражала общую аморф- онная традиция и практика, защищавшие права ность юридической базы империи. Подчеркнём: самоуправления158, в свою очередь также имели экстраординарные ситуации – это «провал» в мощного защитника – потребности практической юридической системе, точка неопределённости, не- политики. Система «моральных обязательств»

предсказуемости, когда становятся важны не точ- губернатора и министров – джентльменское со ность параграфов инструкций, не совершенство глашение, основанное на компромиссе реальных юридических формулировок, а личные качества и интересов и возможностей властных субъек представления тех, кто принимает решения. тов – являлась важным компонентом имперской системы управления. Именно поэтому сочетание В понимании современников чрезвычайные писаных и неписаных правил придавало админи случаи и вероятность вторжения местной власти стративно-политической структуре способность в имперские прерогативы (что тоже своего рода гибко реагировать на вызовы времени, избегать чрезвычайный случай) – это достаточные основа- острых конфликтов и развиваться.


ния для ограничения прав самоуправления. Такое положение вещей вызывало множество сужде- Полномочия, права и обязанности носите ний. В качестве типичного взгляда можно приве- лей исполнительной власти, как и в случае с законодательными органами, не были чётко за сти высказывание У. Фокса – премьер-министра фиксированы. Это должно было приводить (и Новой Зеландии – из его послания Королевскому действительно приводило) к многочисленным Колониальному Институту 23 мая 1876 года: «По Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 98.

Royal Col. Inst. Proc. Vol. 7, p. 252. Цит. по: Todd A. Parliamentary Government in the British Colonies. 2 ed. L., 1894. P. 808.

См, например, аргументацию губернатора Б. Фрера в полемике с уволенными им в отставку министрами Капского правительства. Wilson E. What is a Colonial Governor // e Nineteenth Century. Vol. IV. No 22. December, 1878. P. 1069.

Jenkyns H. British Rule and Jurisdiction beyond the Seas. Oxford, 1902. P. 59.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

конфликтам между властными субъектами. Каза- приспособляемости к конкретным ситуациям, к реальному соотношению сил в колониях.

лось бы, такое положение вещей порождало пер манентную напряженность во внутриимперских Иное имя аморфности в данном случае – хаос, отношениях. Однако это лишь одна – внешняя – который здесь выступает как стационарное свой сторона дела. Мы полагаем, что рассмотренные ство системы управления. Естественно, речь идёт выше принципы и особенности функциониро лишь об определённой мере хаоса – причём, вания системы колониального управления обе именно о такой мере, превышение или уменьше спечивали стабилизацию имперской структуры.

ние которой могли бы дезорганизовать империю.

Дело в том, что в ходе мелких конфликтов власт Хаос, таким образом, выступает как средство под ные субъекты позиционировались в зависимости держания динамической стабильности. Обратим от реального соотношения сил в колонии;

и си внимание, что имперская элита одинаково опа стема управления, таким образом, меняла свою салась как полной административно-правовой конструкцию без изменения своей юридической определённости внутриимперских отношений, базы. Поэтому противоречия, возникающие так и их полной непрояснённости (в правовом по тем или иным причинам, между властными плане). Итак, та парадигма, в соответствии с кото субъектами не скапливались, не подавлялись и рой хаос является либо явлением кратковремен не консервировались в рамках «неповоротливой»

ным (и приговорённым к ликвидации), либо все административно-политической структуры. Это могущим (и, соответственно, разрушительным), была своего рода тактика постоянной «притирки оказывается не эффективной. Т, что наблюдате интересов» во избежание их тотального противо лю-современнику могло казаться перманентным стояния, которое однажды могло бы привести к кризисом, на самом деле было имманентным сокрушительному взрыву.

свойством системы: некоторая мера хаоса вну триимперских отношений позволяла империи Кажется, на первый взгляд, что механизм поддерживать гомеостазис вопреки разного рода управления, строящийся на слишком растяжи внешним агрессивным факторам (локальные мых формулировках законов и инструкций, был войны, местные кризисы, восстания и т.п.). Вы подвержен постоянным сбоям. Это верно лишь полнить эту функция жёсткая, малоподвижная, в узко юридическом смысле. Как мы полагаем, унифицированная структура вряд ли смогла.

сравнительно мелкие конфликты – это эффек тивный способ выявления, уточнения и «притир ки» интересов колонии и метрополии – способ Декоративные губернаторы и всемогу достижения динамичного компромисса между щие парламенты: итоги развития адми ними. Лондон очерчивал лишь общие конту стративно-политической системы империи ры системы управления, которая приобретала конкретное наполнение в результате череды от Введение самоуправления (сначала – предста крытых, завуалированных или предупреждённых вительного правления;

а затем – ответственного конфликтов. Методы их разрешения рассматри правительства), по существу, являлось транс вались как прецеденты. Подобные мелкие кон ляцией британских политических институтов фликты позволяли избежать крупного противо и принципов (верховенство парламента, ответ стояния интересов.

ственность министров и т.д.) в белые колонии.

Таким образом, неоднократно упоминаемая Однако нормы парламентской демократии им аморфность юридической базы была источником плантировались в каждую отдельную колонию, конфликтов, но вместе с тем – источником ди- но не распространялись на имперскую структуру намики и гибкости административной системы. в целом, то есть на связи колоний с метрополией.

Последняя поэтому содержала в себе потенциал Имперская власть в колониях легитимировалась Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

как монархическая (империя управлялась от име- позволяла избегать коренного противостояния ни Короны и на основании прерогатив Короны). интересов колонии и метрополии, противоречия Губернатор – назначавшийся сувереном, то есть между которыми не консервировались в рамках Имперским правительством, и являвшийся глав- жёсткой и унифицированной административной ным административно-политическим связующим структуры.

звеном между колонией и метрополией – оказал Высокая степень приспособляемости системы ся в самоуправляющейся колонии чужеродным управления была призвана обслуживать главный элементом в системе местных властных институ принцип построения Pax Britannica, который тов, легитимировавшихся посредством волеизъ предполагал, что совпадение, взаимный учёт и явления колонистов. Сочетание монархических компромисс интересов колоний и страны-ма и парламентско-демократических институтов тери – есть цементирующий состав империи.

можно условно назвать институциональной Результаты такого рода стратегии имперского двойственностью имперской административно строительства – неунифицированность и децен политической структуры. Это положение вещей трализация империи, гетерогенность имперской соответствовало духу британской конституции, административно-политической структуры, по монархическая форма которой скрывала парла рой значительно отличавшейся в разных колони ментско-демократическое содержание.

ях. Вместе с тем, фундаментальные принципы, на Можно утверждать, что результаты привнесе- которых строилась система управления в разных ния британской политической модели в импер- колониях, оставались поразительно схожими.

скую систему управления были двояки. Британская политическая модель пересаживалась в колонии и развивалась в местных условиях, по В краткосрочной и среднесрочной перспекти полняясь местным «колоритом», но не утрачивая ве становление самоуправления стабилизировало присущей самой модели логики развития и функ и упрочило внутриимперские связи. Неопреде ционирования. Именно в понятии «самоподобие»

лённость разграничения полномочий и функций сочетается, а точнее – снимается противоречие колониальных и имперских административных и между гибкостью, изменчивостью (т.е. приспосо законодательных органов;

минимизация реально бляемостью) системы управления и её фундамен осуществляемого имперского контроля над коло тальным постоянством, однообразием.

ниями в сочетании с сохранением потенциально мощных инструментов такого контроля;

огром- Безусловно, сложившееся положение вещей ная роль неписаных конституционных соглаше- не было сознательным творением какой-либо ний и традиций – всё это порождало своего рода политической силы. Скорее, мы имеем дело со аморфность юридической базы империи. Именно стихийными проявлениями и эффектами им эта аморфность – несмотря на некоторую свою плантации парламентской демократии в пере конфликтогенность – позволяла системе управ- селенческие колонии. Таким образом, как мы ления быть гибкой, чуткой к реальному соотно- полагаем, институты парламентской демократии шению сил в колонии, динамичной и склонной к были успешно адаптированы империей;

и идея о разного рода компромиссам. Соотношение уров- гармонизации деятельности властных субъектов ней влияния и объёмов полномочий имперских в колониях была отчасти реализована.

и местных органов власти в самоуправляющейся колонии могло изменяться в зависимости от кон- С другой стороны, как свидетельствует исто кретных обстоятельств. И хотя это соотношение, рический опыт, самоуправление в сочетании с очевидно, менялось в целом не в пользу империи, институциональной двойственностью импер приспособляемость системы управления к поли- ской структуры содействовали постепенному тическим и социально-экономическим реалиям дрейфу колоний от страны-матери.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

Воспроизводство в колониях английской показывает его анализ, могло быть снято либо модели парламентской демократии создало возвращением колонии статуса коронной (отме условия для проявления в колониях тенденций, на самоуправления), либо на пути дальнейшего аналогичных тем, которые прослеживались в развития и углубления парламентской демокра системе управления самой метрополии, – правда, тии в колонии. Поэтому на фоне интенсивного несколько раньше. Речь идёт об умалении власти экономического роста колонии, британская поли «местного конституционного суверена» – гу- тическая модель, будучи частично перенесённой бернатора. А поскольку губернатор являлся в колонию, стремилась к полному своему воспро связующим звеном колонии и метрополии в изведению.

Так, представительное правление, по административно-политической плоскости, мнению современников, почти неизбежно вело к то подобное воспроизводство парламентской ответственному правительству. Демократизация демократии вело к структурному напряжению колониальных институтов власти, расширение внутри империи. Кроме того, формальной су- прав колоний в сфере управления и «доброволь прематии имперского парламента было противо- ное ограничение» имперских властей – все эти поставлено фактическое влияние колониальных методы использовались для стабилизации им легислатур. Как известно, источником легитим- перской структуры. Однако избранные средства, ности законодательного органа в британской по- чтобы оставаться эффективными и не вызывать литической модели служит тот очевидный факт, негативных реакций, должны были применяться что этот орган избирается населением или его во всё возрастающем объёме.

частью. Имперский парламент избирался не всей Необходимо оговориться, что административ империей, а лишь жителями Соединённого коро но-политический фактор понимается здесь как левства. Рассмотренный выше разрушительный один из факторов постепенного дрейфа колоний для империи эффект самоуправления мог про от страны-матери, но не как единственный. Вме являться лишь вследствие институциональной сте с тем, эта система не была лишена внутренне двойственности имперской административно присущей ей логики развития.

политической структуры. В результате отказа от создания общеимперских властных органов В соответствии с этой логикой институцио парламентско-демократические институты в нальная двойственность должна была рано или самоуправляющейся колонии были структурно поздо взоввать имперскую административно-по противопоставлены имперским. литическую структуру, что и произошло в ходе парламентского кризиса в Канаде летом 1926 г. и Сторонники имперской консолидации видели имперской конференции в октябре того же года.

выход из этой ситуации в ином варианте адап Отказ генерал-губернатора Канады лорда Бинга тации парламентской демократии к имперским распустить парламент по совету премьер-мини потребностям, а именно – в формировании стра Макензи Кинга привёл к конституционно общеимперского парламента с участием предста му конфликту. Бинг оправдывал свои действия вителей белых колоний. Однако эта идея не была ссылками на конституционные нормы, а Ма востребована, поскольку её осуществление вело кензи Кинг требовал реализации в полной мере к кардинальному изменению британской полити «популярной» концепции полного уподобения ческой модели в самой Британии.

губернатора британскому суверену: «По моему Таким образом, введение самоуправления мнению,… премьер-министр Канады, советую решало ряд сложных проблем в области управ- щийся с генерал-губернатором Его Величества, ления, но в то же время вызывало во внутри- находится в точно таком же положении, что и имперских связях определённое структурное премьер-министр Англии, советующийся с Его напряжение. Это структурное напряжение, как Величеством Королём… Всякая другая теория Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

правительства низводит Канадский доминион монарха, иначе говоря полная реализация бри от статуса самоуправляющегося доминиона до танской политической модели в самоуправляю статуса колонии Короны»159. щейся колонии фактически вела к политической независимости последней. Сохранение инсти На имперской конференции осенью 1926 г. туциональной двойственности имперской ад Макези Кинг фактически поставил вопрос о министративно-политической структуры стало статусе Канады как независимого государства, непреодолимым препятсвием для поддержания но формально речь шла о статусе губернатора, целостности Pax Britannica. Так в Канаде в меж поскольку канадский премьер требовал, чтобы военный период завершались и торжествовали те служба губернатора как представителя сувере- общеимперские дезинтеграционные тенденции, на была отделена от службы губернатора как генезис и развитие которых можно проследить представителя британского правительства. Эти на примере разных колоний в середине – второй требования нашли поддержку других доминио половине XIX века.

нов, британское правительство было вынуждено уступить - и в принятой на конференции резолю- Какова была схема разрешения конфликта ции значилось, что губернатор отныне является супрематий имперской и местных легислатур, не представителем британского правительства, а также хорошо известно. Речь, конечно же, идёт представителем короля. Отношения губернатора о Вестминстерском статуте. Этот акт имперского с колониальными правительством и парламентом парламента от 11 декабря 1931, определил право строились теперь по образцу английских, то есть вое положение доминионов и их взаимоотноше прерогативы Короны по существу предавались ния с Великобританией. Статут определил, что забвению не только в метрополии, но и в коло- законы Великобритании не могут распростра ниях. «Деловая переписка между министром по няться на доминионы без их согласия. Теперь за делам доминионов и генерал-губернаторами пре- кон доминиона не мог считаться недействитель кращалась, она ограничивалась лишь письмами к ным, если он противоречил законам Британского королевскому секретарю. Официальные отноше- парламента. Таким образом, Вестминстерским ния между британским правительством и прави- статутом Британский парламент сложил с себя тельствами доминионов велись теперь не через полномочия имперского парламента, отказав посредство генерал-губернатора, а непосред- шись от этой своей ипостаси и превратившись ственно от правительства к правительству»160.

в легислатуру единственно Соединённого Коро левства. Естественно речь здесь шла пока лишь о Таким образом, безоговорочное отождествле трансформации «белой» империи.

ние статуса губернатора со статусом британского Цит. по: Зимулина Л.А. Англо-канадские противоречия в годы временной частичной стабилизации капитализма // Некоторые проблемы внешней политики Англии XIX – XX вв. Курск, 1986. С. 102.

Цит. по: Зимулина Л.А. Англо-канадские противоречия в годы временной частичной стабилизации капитализма // Некоторые проблемы внешней политики Англии XIX – XX вв. Курск, 1986. С. 104.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

Гл а ва вто р а я И м п е р и о ф р а кт а л :

Брит анская имп е р и я ф р а кт а л ь н ы й о р г а н и зм Фрактал как эвристическая метафора Структуру метафоризирования (образования и использования метафор) можно представить Главная функция метафоры заключается в следующим образом (см. рис. 31).

том, что с её помощью в сознании компактно по мещается сложная сумма фактов. Метафора – это В ходе исследования различных явлений, знак реальности в сознании;

абстрактная схема, фактов окружающей реальности и функцио предназначенная для отображения реальности и нальных взаимосвязей между ними происходит уже давно ставшая в рамках научного мировоз- обобщение и некоторое упрощение (свойствен зрения главным средством отображения таковой. ное абстрагированию) исходного фактологиче Наше сознание оперирует, прежде всего, не са- ского материала. Подобное упрощение является мой многообразной, разрозненной и запутанной важнейшим условием дальнейшего развития на реальностью, а её знаковыми умозрительными учного знания. В самом деле, закон всемирного эссенциями – метафорами. Мы не можем мыслить тяготения Ньютона содержит формально мень иначе как абстракциями, а большая часть абстрак- ше информации, чем описание поведения яблок ций в науках, в т.ч. гуманитарных, – метафоры. в осеннем саду.

Способом выражения полученного таким образом абстрактного знания является метафорообраз. Это ядро ме тафоры как таковой. Метафорообраз – это выражение в нашем сознании абстрагированного фактологического массива через ассоциацию этого мас сива с реальным репрезентативным и, чаще всего, привычным объектом (про тотипом метафорообраза). Так, в выра жении «сознание – это отражение объ ективного мира» слово отражение не подразумевает «настоящее отражение Рисунок 31. в зеркале», хотя генетически два этих Структура метафоризирования. понятия связаны. «Отражение» в дан ном случае – элемент метафорообраза Раздел II. «Вязкие пальцы» империи.

зеркала, который служит для ёмкого обозначения знания. Долгое время, почти до конца ХIХ века господствовала другая метафора сознания – не всего многообразия свойств и многоплановости прерывный поток (мысли). Она делала акцент на сущности сознания в рамках материалистической целенаправленном движении и независимости марксистской парадигмы. Таким образом, прото внутреннего мира личности и потому не была тип данного метафорообраза – реальное зеркало.

предназначена для описания встроенности чело Уже упоминалось, что в качестве прототипов века в социальный и исторический контекст.

метафорообразов обычно используются обы Потребовались многолетние усилия исследо денные, очевидные, известные всем явления и вателей, чтобы в научном мировоззрении уко вещи – огонь, поток, зеркало и т.п. Поэтому ме ренилась другая, более совершенная, метафора.

тафорообразы имеют один существенный недо Здесь необходимо обратить внимание на то, что статок – они склонны становиться независимыми метафорообраз зеркала комплиментарен прин от фактов, которых отображают, поскольку сами ципу историзма в его применении к отдельной метафорообразы имеют реальные прототипы, личности, тогда как суверенный поток мысли никак с этими фактами не связанные. Нередко в значительной мере созвучен идеям раннего прототипы метафорообразов подменяют реаль рационализма и теории естественных прав, про ность: не факты навязывают свою логику мета возгласившей независимость и универсальность форе, а она – им. Так, например, одна из типич внеисторической личности.

ных метафор государства – машина, механизм.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.