авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Astronomy described simple rules and simple effects, while history described complicated rules and complicated effects. Fractal geometry has revealed simple rules and complicated ...»

-- [ Страница 5 ] --

щей [городской, буржуазной] культурой могли быть преобразованы и усвоены... деревенским Сельская община, в ответ на развитие отхода, населением, сельская община, посредством не после отмены крепостного права усилила свой прерывного утверждения своих принципов в контроль над жизнью крестьянских семей. Так, ежедневной жизни, сохраняла и воспроизводила например, родители сознательно не разрешали не только своё мировоззрение, но также и со своим детям учиться в школе более 1,5 – 2 лет, циальные, экономические, сексуальные и куль чтобы окончательно не потерять над ними кон турные отношения, которым община придавала троль. Дети, таким образом, обладая минималь определённую форму и значение»195.

ным знанием, не могли подняться в интеллекту альном отношении над своими родителями197.

Традиционные социальные нормы, несмо тря на свою статичность (а может быть, благо Очевидно, что существует некоторая корре даря именно ей) оказались способны агрессивно ляция между образовательным уровнем человека реагировать на развитие новых стилей мышле и его способностями адаптироваться к изменяю ния и образов жизни. С. Франк, рассматривая щимся социально-экономическим условиям. Тем явление самосуда в жизни крестьян, отмечал:

не менее, хорошо известны случаи, когда негра «Самосуд был ответом на угрозу общине или мотные крестьяне более преуспевали в городах, на вызов деревенским нормам и власти со сто чем выпускники университетов. Однако для роны городской культуры и образа жизни. Это подавляющего большинства крестьян низкий не было “беззаконное насилие”, как это называли уровень образования служил препятствием для посторонние, а скорее, действие, нацеленное на то, чтобы подавить определенные формы по- усвоения видов деятельности и социальных норм ведения и преступной деятельности, которые буржуазного общества.

Engel B.A. Russian Peasant Views of City Life, 1861 – 1914 // Slavic Review. 1993. Vol. 52. No3. Р. 452 – 459.

Frank St. P. Popular Justice, Community and Culture among the Peasantry, 1870 – 1900 // e Russian Review. 1987. Vol.

46. No 3. Р. 265.

Frank St. P. Popular Justice, Community and Culture among the Peasantry, 1870 – 1900 // e Russian Review. 1987. Vol.

46. No 3. Р. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демокра тической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 339. Окончивший Тамбовское духовное училище и преподававший в 90-х гг. XIX в. в одной из женских начальных школ Тамбовской губернии Н.И. Реморов отмечал: «Ныне находится, к сожалению, немало людей, которые говорят, что грамота даже вредна для крестьян: выучившись грамоте, крестьянский мальчик со временем будто бы выходит в деревне первым плутом и мошенником, поступает в сельские писаря и начинает эксплуатировать своих же односельчан». В своей педагогической практике Н.И. Реморов неоднократно сталкивался с нежеланием со стороны родителей позволить своим детям получить школьное образование (Реморов Н.И. На ниве народной. Воспоминания, наблюдения и за метки школьного учителя. СПб., 1906. С. 7., С. 25 – 27.) Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

Речь, конечно же, не идёт о том, что город Так, например, институт землячеств способ абсолютно не мог изменить сознание поселив- ствовал не только сохранению тесных связей шихся в него крестьян. Внутри города, как уже отходников с родной деревней, но и сохранению отмечалось, выделялись целые группы насе- традиционного крестьянского менталитета в ления, имевшие крестьянское происхождение. условиях города. «В обществе земляков, в кото Городские условия быта кардинально изменили ром новичок, прибывший в город, и на работе и жизнь этих людей. Как пишет М.Н. Шмелёва, на досуге постоянно находился среди своих, и в «…[Они] отошли от старых традиционных городском окружении сохранялись привычные обычаев, и у них во всём сильнее проявлялось крестьянину социальные нормы поведения»200.

действие механизма престижа и социального Мигранты, количество которых постоянно росло, самоутверждения в формах, характерных для являясь носителями традиционного аграрного капитализировавшегося города»198. образа мышления, активно воздействовали и частично трансформировали городскую культу Тем не менее, развитие отходничества не ру и тормозили складывающийся в городе бур привело, по общему мнению исследователей, к жуазный менталитет. Они приносили с собой в радикальной ломке общины и общинного миро- городскую жизнь традиционную социальность, воззрения крестьян. В плане трансформации деревенские стандарты поведения, общинную менталитета крестьян и горожан модернизаци- форму сознания201.

онное воздействие города на село не уравно вешивало традиционализирующего воздействия Т. Федор отмечает, что «формированию мас села на город. Иначе говоря, сельская община сы постоянной и квалифицированной рабочей оставалась огромным резервуаром, из которого в силы в городах чрезвычайно препятствовала города вбрасывались традиционные стереотипы сеть юридических, социальных, экономических и и формы социальной жизни. личных связей, которые более или менее эффек тивно привязывали горожанина... крестьянского Институты и менталитет традиционного происхождения к сельской местности»202. Во общества, таким образом, были в состоянии ак- второй половине XIX в. образовался тип «города тивно противодействовать разного рода модер- мигрантов», который обладал специфическими низационным влияниям. Подобный эффект, как экономическими, демографическими и культур мы полагаем, можно наблюдать в городской сре- ными характеристиками. Городская среда, пере де. Переселившиеся в город крестьяне, ощущая полненная выходцами из деревни, не успевала утрату уверенности в себе и чувства защищённо- прививать переселенцам городской образ жизни.

сти199, пытались противостоять проникновению буржуазной культуры в свою среду. Сельские Изменения, связанные с переселением боль мигранты активно воспроизводили некоторые шой массы крестьянства в города, были одним социальные нормы самоуправляющейся общины из факторов трансформации ментальностей, в условиях города. господствующих в городской среде и присущих Шмелёва М. Н. Общественный быт середины XIX – нач. XX века // Русские. М., 1999. С. 565 – 566.

Козлова Н. Н. Социально-историческая антропология. М., 1999. С. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 338.

Козлова Н. Н. Социально-историческая антропология. М., 1999. С. 59. См. также: Данилова Л. В., Данилов В. П.

Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). М., 1996. С. 23.

Fedor. S. Patterns of Urban growth in the Russian Empire during the Nineteenth Century. Chicago (Ill.): e University of Chicago. 1975. Р. 176.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

традиционно городским сословиям. Одним из Одним из проявлений преобладания соци обстоятельств, способствующих укоренению в альных групп аграрного общества в социальной городских условиях норм и представлений, ха- структуре города являлось восприятие обще рактерных для традиционного сознания, явля- ственным мнением представителей торгово-про лась близость духовной культуры крестьянства мышленного сословия как «мужиков»204.

и городских низов.

В первые десятилетия после отмены кре В пореформенный период сформировался постного права общественное мнение обычно сложный механизм взаимовлияния городской причисляло к категории образованных, главным культуры и сельской – традиционной. Процесс образом, дворянство и разночинную интеллиген «окрестьянивания» городов выражался как в цию, которые отличались от «простого народа» в увеличении доли сословия крестьян в общем социальном и культурном отношениях. Понятия объёме городского населения, так и в рекрутиро- «дворянин», «военнослужащий», «чиновник», вании из крестьянской среды других городских «землевладелец» и «образованный человек»

социальных групп. почти совпадали. Долгое время общественное мнение не причисляло к числу «образованных»

Таким образом, пополняющиеся крестьянами вышедшее из крестьянской среды купечество205.

городские слои (прежде всего, мещанство, купе чество), во многом наследовали крестьянский В этой связи А. Инкеллес указывает, что тра образ мышления и традиционный менталитет. диционное общество пользовалось своими кри Б.Н. Миронов указывает: «…Все эти группы на- териями определения статуса, не характерными селения [купечество, мещанство и ремесленни- для индустриального общества: «В России после ки] отличались сходством своего материального эмансипации, чтобы сказать, благороден ли чело положения, домашнего и семейного быта, миро- век или нет, не нужно было знать, богат он или воззрения и менталитета… Городское сословие беден, могущественен или зависим, образован сравнительно с крестьянством находилось в при- или невежествен. Эти качества имели лишь очень вилегированном положении. Оно имело право ограниченное влияние на определение статуса на частную собственность, было защищено за- человека. Российский купец мог стать весьма бо коном, имело сословный суд, самоуправление, гатым, но всё же он имел низкий социальный ста индивидуально вело своё хозяйство, купечество тус. Действительно, он мог быть крестьянином с было даже освобождено от круговой ответствен- юридической точки зрения, и если он испытывал ности, подушной подати и телесного наказания. некие трудности, которые вынуждали его обра И несмотря на это, городское сословие обладало щаться к лицам с более высоким статусом с ка общим с крестьянством менталитетом»203. кими-либо просьбами, можно было обращаться Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т.2. С. 347 – 348.

В.А. Твардовская в своём исследовании, посвящённом анализу социальной структуры пореформенной России по роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы», отмечает, что на протяжении всего произведения мещане всегда отождествляются с крестьянами. Так, среди присяжных заседателей на суде над Митей Карамазовым Ф.М.

Достоевский указывает «четыре наших чиновника, два купца, и шесть крестьян и мещан нашего города». Публика в зале суда этих заседателей называет просто «мужиками». (Твардовская В. А. Социальный кадастр пореформенной России в романе «Братья Карамазовы» // Отечественная история. 2002. No1. С. 81.) Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т.1. С. 346.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

с ним не согласно его занятиям или богатству, а фокуса убеждений и обязательств большинства согласно его юридическому статусу»206. индивидов от общины к обществу и от местной к общенациональной сфере. Социальная мобили Таким образом, в рассматриваемый период зация является результатом физического переме имело место несоответствие между спецификой щения большей части населения в модернизиро экономической деятельности купечества, с одной ванное общество из его традиционной сельской стороны, и его самоидентификацией и идентифи- среды обитания»207. Иначе говоря, предполагается, кацией – с другой. Не только купцы, но и обще- что человек индустриального общества включён ство в целом использовало традиционные крите- в обширную систему разнообразных социальных рии определения идентичности. связей, что позволяет ему быть относительно независимым субъектом социальных отноше Подобные явления были характерны для ний. Жизнь индивида в этом случае не замкнута большинства городов Европейской России и, в узкогрупповыми корпоративными интересами и частности, – для Тамбова, население которого, как (или) узкими географическими границами. Раз показывают статистические данные, росло в зна рушая зависимость человека от одной единствен чительной мере за счет переселенцев – крестьян ной корпорации, которая определяла все аспекты и других социальных групп аграрного общества, его жизнедеятельности, процессы модернизации традиционно связанных с сельской местностью.

позволяли индивиду быть добровольным членом нескольких малых групп (социальных, професси Общества в обществе: городские корпора- ональных, территориальных, объединений по ин тересам и т.п.). Вместе с тем, человек становился ции купцов, мещан и ремесленников членом большого общества, поскольку община более не отгораживала его от воздействия обще Корпорация как доминирующий способ со национальных (и даже мировых) экономических, циальной организации является характерной политических и культурных факторов.

чертой традиционного общества. Соответствен но, корпоративность – неотъемлемая категория Особый интерес представляет взгляд на про традиционного сознания. Процесс модернизации блему корпораций и корпоративности в контек связан, помимо прочего, с разрушением корпо сте изучения социальной организации и мента ративной структуры социума и освобождением литета городских слоёв пореформенной России, личности от контроля со стороны корпорации.

занимавшихся торгово-промышленной дея тельностью. Это позволяет ответить на вопрос:

В западной историографии используется являлась ли, в действительности, эта группа на термин «социальная мобилизация», под которой селения авангардом модернизации (как это было понимают, в частности, «…перемещение главного Inkeles A. Summary and Review: Social Stratification in the Modernization of Russia // e Transformation of Russian Society: Aspects of Social Change since 1861. Ed. by C. E. Black. Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1960. Р.

347 – 348. В.П. Рябушинский с возмущением свидетельствовал в самом конце XIX в: «Начитанный, богатый купец сарообрядец с бородой и в русском длиннополом платье, талантливый промышленник-хозяин для сотен, иногда тысяч человек рабочего люда, и в то же время знаток русского искусства, археолог, собиратель русских икон, книг, рукописей, разбирающийся в исторических и политических вопросах, любящей свою дело, но полный и духовных запросов, такой человек был “мужик”. А мелкий канцелярист, выбритый, в западном камзоле, схвативший кое-какие верхушки образования, в сущности малокультурный, мужика глубоко презирающий, один из предков грядущего русского интеллигента – это уже “барин”» (Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Иерусалим, 1994. С. 41.) Black C. E. Modernization. A Studying in Comparative History. N.-Y. – L.: Harper& Rom Publishers, 1966. P. 24.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

в Европе) или же её сознание было преемственно ному составу общество и сословие почти (но не с традиционным образом мышления. абсолютно) совпадали, то в большинстве случаев «общество» и «сословие» можно употреблять как В генезисе городских корпораций можно синонимы. Вместе с тем, при изучении корпора выделить несколько этапов. Если ещё в конце тивных отношений уместно, на наш взгляд, от XVII в. различия в общественном быте посад- личать эти термины.

ского и крестьянского населения были несуще ственными, то уже после Магистратской рефор- К XIX веку городские сословные корпора мы 1721 г. происходит формально-юридическое ции – мещане, купцы, ремесленники – имели разделение когда-то единой посадской общины свое сословное самоуправление, вокруг которого на гильдии и цехи, что создало предпосылки и складывался их общественный быт.

для её действительного расщепления. Структу Исследователи отмечают, что реформы 60 – ра посадской общины и её функции в основном 70-х годов XIX века положили начало процессу оставались прежними. Однако появившиеся чер упадка городских корпораций, который выра ты бюрократизма в самоуправлении изменяли жался, прежде всего, в заметном уменьшении характер межличностных отношений в общине.

количества купеческих, мещанских и ремеслен Наконец, реформы 1775 – 1785 гг. разделили ных обществ и их членов в городах Европейской прежде относительно единую посадскую общину России209. Общества уже не могли вести активную на купеческое, мещанское и ремесленное обще деятельность, поскольку это требовало больших ства (корпорации)208.

финансовых средств, а общественные сборы из Термин «общество» (в данном его значении) года в год уменьшались и собирались не регуляр иногда отождествляется исследователями с «со- но, особенно – в мещанских обществах. Проис словием». Действительно, общества были одно- ходила постепенная утрата городскими корпора родны по сословному признаку. Однако наличие циями своих основных функций (хозяйственной, у человека определённого сословного статуса не производственной, фискальной, и судебной), а всегда означало причисление его к соответствую- также дисциплинарной власти над своими чле щему обществу. Поэтому здесь мы рассматрива- нами. Упадок переживали и органы самоуправ ем общество как городскую корпорацию – своего ления обществ210.

рода организационную структуру сословия. Так, под «купеческим сословием» подразумевается Среди факторов, способствующих упадку вся масса людей, обладающих этим сословным городских корпораций, в исследованиях обычно статусом. Однако под «членами купеческого выделяют, наряду с изменившимися социально общества» следует понимать людей, охваченных экономическими условиями211, политику пра корпоративной связью. Поскольку по персональ- вительства и местной администрации, направ См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демо кратической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 508 – 509.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демокра тической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 502 – 508. См. также:

Шацилло М.К. Эволюция социального облика российского предпринимательства // История предпринимательства в России. М., 1999. Кн. 2. С. 219 – 223.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демокра тической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 502 – 508. См. также:

Пажитнов К.А. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С. 131, 146.

Пажитнов К.А. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С. 147.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

ленную как против общины в деревне,212 так и Иначе говоря, в пореформенном обществе на против корпораций в городе. фоне изменяющихся социально-экономических отношений нарастала вертикальная и горизон Городская реформа 1870 г. нанесла сильный тальная социальная мобильность, что неизбежно удар по общинным отношениям в среде город вело к ломке институтов, господствующих в тра ских сословий. Это выразилось, прежде всего, в диционном социуме.

изменении процедуры выборов: население голо совало не по сословным группам и не по сослов- Тем не менее, ряд исследователей указывает на но-профессиональным корпорациям, а в соот- наличие существенных элементов традиционной ветствии с имущественным положением. Таким социальной структуры215 и традиционного образа образом, купеческие, мещанские и ремесленные мышления216 в городской среде второй половины общества, гильдии и цехи теряли значение в го- XIX века, обусловивших специфику российской родском самоуправлении213. модернизации. Тот же А. Инкеллес отмечает, что «...нельзя указать ни на какое драматическое во А. Инкеллес выделяет следующие факторы левое решение, посредством которого можно эрозии корпоративной структуры: «Традици было бы разрушить формальную иерархическую онное царское общество имело относительно систему статусов в целом...»217.

закрытую систему социальной стратификации.

В связи с началом модернизации, государство и Несмотря на столь мощный фактор, как «Ве расширяющаяся промышленность, которую это ликие реформы», модернизация российского государство поощряло, испытывали потребность общества являлась процессом длительным и в технически обученных компетентных специа- сложным, так и не сумевшим охватить до 1917 г.

листах всех видов. Привилегированные социаль- все стороны общественной жизни218. Низкий ные слои... не были достаточно заинтересованы, темп модернизации был связан с наличием зна чтобы заполнить этот пробел. Поэтому обще- чительной инерции традиционных обществен ство всё более и более становилось открытым ных отношений в городской социальной струк для проявления способностей людей, и всё более туре в пореформенный период. В связи с этим и более люди, обладающие соответствующими на протяжении 60 – 70-х гг. XIX века городские способностями, отрывались от своей исходной корпорации продолжали играть ключевую роль в социальной базы»214. городской общественной жизни.

Карелин А.А. Общинное владение в России. СПб., 1898. С. 101, 105, 154, 156 – 157.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 2. С. 500.

Inkeles A. Summary and Review: Social Stratification in the Modernization of Russia // e Transformation of Russian Society: Aspects of Social Change since 1861. Ed. by C. E. Black. Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1960. Р. 344.

Шмелёва М. Н. Общественный быт середины XIX – нач. XX века // Русские. М., 1999. С. 564;

Пажитнов К.А. Про блема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С. 150;

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 2. С. 507.

Пажитнов К.А. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С. 148 – 150;

см.

также: Black C. E. e Modernization of Russian Society // e Transformation of Russian Society: Aspects of Social Change since 1861. Ed. by C. E. Black. Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1960. P. Inkeles A. Summary and Review: Social Stratification in the Modernization of Russia // e Transformation of Russian Society: Aspects of Social Change since 1861. Ed. by C. E. Black. Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 1960. Р. 343.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999.Т.1. С. Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

К. Блек пишет по этому поводу: «Если в… что внутри деревенской общины осуществлялись российском обществе не произошло разрушения все необходимые социальные функции, для кото старой социальной структуры в периоды круп- рых в больших городских обществах создавались ных социальных перемен, то в огромной степени множество сложных социальных институтов221.

благодаря силе их коллективистских традиций, Всё это позволяет исследователям говорить об которые и ставили общественный интерес выше общинной ментальности крестьянства222. Об частного и группу выше индивида»219. щинная форма организации социального быта крестьян порождала соответствующий ментали По общему мнению исследователей, наиболее тет, общинный по своему характеру.

полным воплощением традиционной корпора ции является крестьянская община. Сельская Менталитет сельских мигрантов в городе со община являлась транслятором норм корпора- противлялся влиянию городской культуры. Пе тивного мышления в городскую среду. Именно реселенцы пытались различными способами вос эти нормы несли с собой в город крестьяне-пере- произвести вокруг себя привычную социальную селенцы, усиливая таким образом традиционный среду жизнедеятельности223. Они привносили в уклад жизни провинциальных городов. городскую жизнь сельские стандарты поведения и формы социальной организации.

Отмена крепостного права и последующее за ней значительное повышение социальной мобиль- Как мы полагаем, среда уже имевшихся в ности оказывали разлагающее воздействие на городах корпораций – обществ купцов, мещан, сельскую общину. Сопротивляясь влиянию города, ремесленников – являлась наиболее адекватной сельская община усиливала контроль над жизнью традиционным (общинным) представлениям крестьянских семей, что замедляло разрушение мигрантов, которые, таким образом, с одной традиционной крестьянской культуры. Отмечен- стороны, пополняли ряды этих корпораций, а ное исследователями возрастание всесторонней с другой – способствовали усилению влияния опеки и контроля со стороны общины восприни- корпораций как на жизнь города в целом, так и мались крестьянином как необходимые условия на отдельных своих членов.

его жизнедеятельности. Община для крестьянина Постановления заседаний купеческого, ме представлялась источником правды, справедливо щанского и ремесленного обществ Тамбова и сти, высших этических ценностей, эталонов соци уездных городов Тамбовской губернии свиде ального поведения220. Именно община регулирова тельствуют, что, несмотря на утрату значитель ла как внутреннюю жизнь крестьянского сообще ной части своих полномочий в ходе реформ, ства, так и его связи с внешним миром.

городские корпорации в 60 – 70-х годах XIX века Сравнивая специфику социальных институ- имели достаточно широкую сферу деятельности.

тов города и деревни, исследователи отмечают, Они выполняли ряд функций: следили за па e Modernization of Japan and Russia. A Comparative Study. Ed. by C.E.Black. N.-Y.: e free Press. A Division of Ma cmillan Publisher C° Inc. 1975. P. 154.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демокра тической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999.. Т. 1. С. 331;

Карелин А.А.

Общинное владение в России., СПб., 1898. С. 158.

Козлова Н. Н. Социально-историческая антропология. М., 1999. С. 46 – 47.

Данилова Л. В., Данилов В. П. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). М., 1996.С. 22.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999.Т.1. С. 338.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

спортным режимом, учитывали население, под- Степень влияния обществ купцов и мещан на повседневную жизнь города хорошо прослежи держивали общественный порядок, оказывали вается при рассмотрении их взаимоотношений помощь нуждающимся и сиротам, содержали бо с тамбовскими органами городского самоуправ гадельни;

занимались материальной поддержкой ления. Так, общества купцов и мещан могли храмов224 и т.д. Кроме того, городские общества оказывать воздействие на решения городской оказывали влияние на движение своих членов по думы относительно передачи в аренду отдель социальной вертикали и горизонтали225.

ным мещанам участков городской земли228. В Для осуществления своей деятельности го- свою очередь, для думы мнение обществ в этих родские общества использовали имевшиеся в и других вопросах являлось вполне достаточным их распоряжении денежные средства. Часть этих основанием для принятия тех или иных реше ний229. Возникал своеобразный сплав между мо сумм общества мещан и купцов получили в на дернизированными социально-политическими следство от бывшей городской думы. На доходы, институтами и традиционными. И городское получаемые от капиталов и аренды зданий, го самоуправление, и общества стремились при родские общества занимались в основном благо способиться друг к другу. Так, осуществляя неко творительной деятельностью (содержали бога торые свои задачи, дума использовала механизм дельни, выплачивали пенсии и пособия бедным, корпоративного контроля обществ, отлаженный старым, больным и сиротам, содержали церкви за весь длительный период их существования. С и т.п.)226. Другая часть средств расходовалась другой стороны, общества для укрепления своей главным образом на содержание органов управ власти над рядовыми членами могли рассчиты ления обществами227.

вать на поддержку думы.

Необходимо обратить внимание, что благо При совпадении интересов органов само творительная деятельность городских обществ управления и корпорации между ними было также носила, по большей части, корпоративный вполне возможно сотрудничество и даже своего характер – общества оказывали материальную рода симбиоз. Это указывает на тот факт, что поддержку в основном лишь своим членам. Учи- не только традиционные корпорации были вы тывая этот факт, подобное «вспомоществование» нуждены адаптироваться к модернизирующимся можно, на наш взгляд, рассматривать не столько социально-экономическим и политико-право в качестве благотворительности, сколько в ка- вым условиям, но и модернизированные соци честве корпоративной взаимопомощи. Нормы ально-политические институты столкнулись с модернизированного общества требуют оказы- необходимостью учитывать огромное влияние вать социальную поддержку нуждающимся вне таких элементов традиционного общества как зависимости от их социальной принадлежности. городские корпорации. Такой эффект обуслов Общества же не просто оказывали помощь своим лен, как мы полагаем, тем обстоятельством, что членам, но и стремились посредством распреде- ни городские думы, ни земства не могли функ ления этой помощи сохранить корпоративную ционировать совершенно изолированно от той целостность и контроль над своими членами. традиционной среды, в которой они находились.

См., например: ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 15. Л. 136 – 140, 145;

Ф. 896. Оп. 1. Д. 10 – 11.

ГАТО. Ф. 156. Оп. 1. Д. 5. Л. 1, 3, 5.

ГАТО. Ф. 16. Оп. 37. Д. 25. Ф. 896. Оп. 1. Д. 10. Л. 1.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. С. 504, 506 – 507.

ГАТО. Ф. 16. Оп. 36. Д. 26. Л. 57 – 58.

ГАТО. Ф. 16. Оп. 37. Д. 22. Л. 2, 3.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

«Гусь свинье не товарищ»: корпоратив- близок к понятию «община». Вместе с тем, язык отразил и модернизацию социальной реальности, ность мышления присвоив термину «общество» смысл «все граж дане» или «все жители города». Таким образом, на В Тамбове во второй половине XIX века фак наш взгляд, в языке выразился факт конкуренции тически вся общественная и хозяйственная дея двух типов восприятия социума. С одной точки тельность горожан была замкнута внутри кор зрения, он осмыслялся как совокупность многих пораций, наиболее крупными из которых были обществ, то есть корпораций;

с другой – как еди общества купцов, мещан, ремесленников. Это ное общество, то есть совокупность индивидов, явление, характерное для традиционного обще не инкорпорированных в какие-либо сословные ства, в котором индивиды ведут относительно и прочие группы.

«статичную жизнь» и у человека отсутствует потребность приспосабливаться к людям и ситу- В своём исследовании М.Н. Шмелёва ха ациям, с которыми он не сталкивается в повсед- рактеризует такую замкнутость и мозаичность невной хозяйственной деятельности. «В тради- общественной жизни следующим образом:

ционных обществах, – пишет К. Блек, – индивид «Пользуясь в обществе неодинаковыми правами, обычно взаимодействует преимущественно с се- городские жители, принадлежавшие к отдельным мейством, местной общиной и функциональной социальным группам, были включены как бы в группой, к которой он принадлежит.... У него разные общественные сферы, различавшиеся и есть лишь очень небольшая способность видеть по характеру общих дел, и по распространению другие точки зрения... Он расценивает всех чу- тех или иных видов досуга и развлечений, и по жаков и чуждые обычаи как враждебные. Кроме соотношению в них широкого коллективного и того, индивиды в традиционных обществах поч- индивидуального начала. На первый план здесь ти не ожидают, что их статус может измениться, выступало общение в кругу, связанном чаще и полагают, что старый общественный порядок всего общностью деловых интересов… Однако предписан божеством и неизменен»230. условия города не исключали и территориальную общность. Соседское общение обусловливалось Приоритет групповых интересов, насаждав здесь так называемой социальной топографи шийся обществами, не только не способствовал ей – преимущественным заселением отдельных объединению всего городского общества, а, на районов определенными социальными группами против, ещё более разъединял его, подчеркивая горожан. Групповой принцип организации соци имущественную, сословную, профессиональную альных связей, таким образом, совпадал с терри неоднородность. Показательно в этом плане упо ториальным»231.

требление современниками термина «общество».

В словосочетаниях типа «общество мещан» этот Корпоративность приводила к тому, что круг термин имел традиционное содержание и был общения (повседневного, праздничного и де Black C. E. Modernization. A Studying in Comparative History. N.-Y. – L.: Harper& Rom Publishers, 1966.. P. 25 – 26.

Шмелёва М. Н. Общественный быт середины XIX – нач. XX века // Русские. М., 1999. С. 565. О подобного рода изолированности социальных групп упоминает в своих воспоминаниях художник А.М. Герасимов. Размышляя о характерных чертах внешности и деловых качествах представителей различных категорий купечества в порефор менный период, художник пишет: «…В манере держать себя, в нравах замечалось некоторое различие: например, в трактирах, где собирались прасолы и мясники, всегда было очень шумно – сказывалась привычка совершать сделки под рёв быков и ржание лошадей, мычание коров и блеяние прочей живности. В трактирах, где собирались ссыпщики хлеба, тоже было шумно, но там, где проходили оптовые сделки – а для этого существовал отдельный трактир, – там весь разговор вёлся тихо, степенно…» (Герасимов А. М. Жизнь художника. М., 1963 С. 33 – 34.) Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

лового) человека ограничивался определённым скве купец чувствовал себя “первым человеком”.

и неизменным числом людей. Чаще всего это Люди его класса строили церкви, больницы, бо были потомки тех, с кем общались его отец и гадельни, народные столовые, театры, собирали мать. Кроме того, жизнь человека протекала на картины, книги, иконы, играли главную роль в сравнительно небольшом участке городской тер- городской думе и преобладали на первых пред ритории. Причём, этот участок воспринимался ставлениях в театрах, на бегах и на скачках… индивидом не просто как место, где расположен Конечно, не вся Москва была купеческая, была и его дом с близлежащей церковью, но, прежде все- дворянская Москва, но соприкосновение между го, как пространство, занимаемое корпорацией, к двумя этими мирами было не большое. Домами которой принадлежит человек. очень редко были знакомы, а смешенные браки происходили как исключение. Московские бары Замкнутость, изолированность корпорации пренебрежительно смотрели на «купчишек», а проявлялась также в её стремлении не допускать московские купцы из обилия “своих” не замеча вмешательства в свои внутренние дела, особен- ли бар»235. Свидетельство В.П. Рябушинского, на но – со стороны органов городского самоуправ- наш взгляд, указывает, что даже в начале XX в. в ления. Утрата внутренней автономии означала среде купечества корпоративность продолжала разрушение корпоративного контроля, а следова- оставаться одной из доминирующих категорий тельно – самой корпорации. сознания.

В немалой степени такое проявление корпо- Отчуждение между корпорациями было об ративной замкнутости и обособленности было ратной стороной консолидации членов внутри обусловлено традиционным происхождением корпорации. Общества, таким образом, культи городских слоёв, занимающихся торгово-про- вировали чувства корпоративной солидарности;

мышленной деятельностью, и, следовательно, но и сами корпорации продолжали существовать присутствием в их менталитете традиционной благодаря этому чувству, глубоко укоренившему интерпретации корпоративности. Одним из ся в сознании разных социальных групп.

проявлений такой интерпретации является раз деление людей на «своих» и «чужих». Так, иссле- Корпорация, стремясь сохранить своё единство, дователи указывают, что крестьянин к категории контролировала жизнедеятельность своих членов, «чужих» причислял не только горожан, но и которая должна была соответствовать некоторым крестьян из других общин232. Подобный эффект принятым внутри корпорации правилам.

можно наблюдать и в городской среде233.

Одним из способов контроля за членами той Эти явления порождали определенное от- или иной корпорации было издание типовых чуждение различных социальных групп друг от уставов и иных нормативных документов. Так, в друга, социальное соперничество и конкуренцию специальном свидетельстве, выдаваемом тамбов между ними234. В.П. Рябушинский, размышляя о ской ремесленной управой подмастерьям, гово причинах особой притягательности Москвы для рилось: «Подмастерьям как простым работникам провинциального купечества, отмечал: «… В Мо- мастерства, живущим трудами рук своих, запре Данилова Л. В., Данилов В. П. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). М., 1996 С. 26.

См. например: Журнал Тамбовской городской думы. Заседание 23 января 1872 г. Тамбов, 1872. С. 14 – 15.

Пажитнов К.А. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952. С. 150.

Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Иерусалим, 1994. С. 144.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

щается в городе иметь в найме для своих работ В Тамбове и в уездных городах Тамбовской губернии особый надзор со стороны корпора подмастерий и учеников… Подмастерьям для ции осуществлялся за теми членами общества, собственной работы без мастера жить несколь которые ранее находились под арестом237. В та ким вместе и продавать делаемые ими вещи за кой ситуации корпорации брали на себя функ прещается… Подмастерью, находящемуся в най ции, осуществление которых приносило пользу ме у мастера, запрещается, без ведома его, брать и всему социуму. Поэтому социальный контроль производить работу… Подмастерье должен быть зачастую выражался именно в форме корпора почтителен ко всем мастерам и семейству того тивного контроля.

мастера, где работает… Подмастерье не должен сметь ночевать вне дома своего мастера без его Принятые внутри корпорации нормы и пра ведома и дозволения, наипаче же запрещается вила распространялись, таким образом, как на ему сманивать с собою учеников в трактир или социально-профессиональную деятельность, так на непозволительные собрания»236.

и на личную жизнь членов корпорации. В слу чае нарушения тех или иных правил, городские В полном соответствии с традиционными нор общества обладали возможностью наказывать мами, положение наёмного работника здесь было своих членов238.

сопряжено с личностной зависимостью. Подма стерья были включены в хозяйственно-техноло Контроль над членом корпорации не являлся гический процесс не как безличная рабочая сила, простым насилием над личностью. Корпоратив как это было с индустриальными рабочими. Под ность как категория сознания предполагала при мастерья являлись участниками многочисленных знание человеком права контролировать его со личных и корпоративных связей. Они не только стороны корпорации, поскольку именно в этом работали у мастера, но и занимали определённое контроле он усматривал важное условие своей место в корпорации. Экономическая деятель жизнедеятельности.

ность человека в этом случае предполагала не просто продажу своей способности трудиться, а Государство в рассматриваемый период не вступление в корпорацию, соответствие её нор- было склонно поддерживать внутрикорпоратив мам, регламентирующим, порой весьма детально, ные нормы с помощью своего карательного аппа многие стороны жизни человека. рата. Поэтому очевидно, что общества обладали ГАТО. Ф. 156. Оп. 1. Д. 5. Л. 3.

ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 14. Л. 3 – 4, 6;

Д. 15. Л. 146 – 147.

Так, в 1871 году мещанское общество Тамбова общим решением постановило заключить группу мещан за «не трезвый и праздный» образ жизни «для исправления их нравственности» в работный дом на один месяц. (ГАТО.

Ф. 17. Оп. 2. Д. 118. Л. 1, 1 об.) Арсенал средств контроля за соблюдением корпоративных норм далеко не исчерпы вался простым ограничением свободы членов корпорации. В 1861 году после пожара в Тамбове купцами и мещана ми города было принято решение оказать материальную поддержку погорельцам. В списках погорельцев значилась фамилия мещанина Толмачёва, которому общество купцов выделило 200 рублей на восстановление сгоревшего хо зяйства. Однако деньги до Толмачёва не дошли, поскольку обществу стало известно о его «нетрезвой жизни». Куп цы решили, что выделенные средства «не послужат в пользу» Толмачёву и передали деньги в распоряжение думы с целью обеспечения детей Толмачёва. (ГАТО. Ф. 16. Оп. 37. Д. 25. Л. 12 – 13. См. также: Ф. 896. Оп. 1. Д. 13.). В другом случае отец Козловского мещанина Ф.М. Иванова просил губернатора «произвести дознание о безнравственной жизни сына и предоставить все документы на обсуждение мещанского общества для принятия исправительных мер», под которыми понималось заключение сына в работный дом на два месяца (ГАТО. Ф. 896. Оп. 1. Д. 14. Л. 5.) Любопытно, что во всех приведённых примерах общества руководствовались не формальными нормами закона, а своими корпоративными представлениями о нравственности. Подобные явления характерны для традиционного сознания и корпоративной социальной структуры.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

возможностью контролировать своих членов частности. В свою очередь, именно в чувстве именно потому, что сами члены обществ призна- сопричастности корпорация находила источник вали таковой контроль правомерным. осуществления контроля.

К обществу не причислялись автоматически «Со слов встретившихся на базаре горо все обладатели соответствующего сословного жан...»: традиционная система личных связей статуса. Допуск внутрь корпорации не был про стым формальным актом. Он предусматривал со Городские общества – с их замкнутостью, ие гласие каждого нового члена следовать принятым рархической организацией и превалированием в обществе нормам и правилам. При вступлении в связей личного типа – не являлись неким ис общество речь не шла о приобретении формаль ключением или архаизмом на общем социальном ного сословного статуса перед лицом государства.

фоне прединдустриального города. Характерной Имели место неоднократные случаи, когда чело чертой жизни провинциального города второй век, будучи приписан к определённому сословию, половины XIX в. и, в частности, Тамбова была не являлся членом соответствующего общества239.

патриархальность быта горожан, их професси ональной деятельности и межличностных отно Таким образом, городские корпорации не шений. Это явление, характерное для традицион являлись структурами, искусственно насаждае ного общества241, не ограничивалось лишь средой мыми сверху для обеспечения государственного городских корпораций (в которых протекала контроля над социумом. Напротив, эти корпора жизнь большей части городского населения), а ции, в отличие от сословий, были, как мы полага распространялось гораздо шире.

ем, скорее самоорганизующимися и самоподдер живающимися – созданными в интересах своих Процессы традиционализации захватыва членов и лишь отчасти формализованными госу ли даже сферу нарождавшегося в ходе Великих дарством (издание типовых уставов и пр.).

реформ институтов гражданского общества, на пример, самоуправление. В деятельности органов Значение и влияние корпорации находилось в местного самоуправления личные неформализо тесной взаимосвязи с ощущением сопричастно ванные отношения могли оказывать решающее сти её членов с нормами и интересами того или воздействие на принятие тех или иных решений242.

иного общества. Иначе говоря, предполагалось, Более того, речь шла о приоритетности контактов что член общества не может совершать действий, личного типа в принятии тех или иных решений идущих вразрез с интересами корпорации240.

перед формализованными определённой делопро Как мы думаем, корпоративный контроль под изводственной процедурой отношениями.

держивал у членов корпорации чувство сопри ГАТО. Ф. 17. Оп. 7. Д. 158. Л. 9, 10.

В 1873 г. в руках мещанского общества оказались завещанные мещанином Макеевым 900 рублей «на раздачу бед ным жителям города Тамбова». Городская дума предложила мещанам передать ей эти средства для употребления по назначению. Мещанское общество отвечало: «[Поскольку] духовное завещание было составлено в 1866 году, то есть в то время, когда существовала бывшая городская дума, которая и была сложена из купцов и мещан, следова тельно, завещатель Макеев под выражением «бедным жителям города Тамбова» подразумевал единственно класс мещан, так как сам по состоянию принадлежал к сему классу». Не исключено, что мещанское общество всего лишь пыталось сохранить у себя деньги Макеева, но тот факт, что подобные аргументы оно сочло достаточными для обоснования своей позиции в споре с думой, свидетельствует именно об особой роли ощущения сопричастности члена общества с деятельностью корпорации. (ГАТО. Ф. 17. Оп. 1. Д. 28. Л. 14.) Козлова Н. Н. Социально-историческая антропология. М., 1999. С. 46.

См. например ГАТО. Ф. 16. Оп. 37. Д. 23. Л. 1. Ф. 17. Оп. 3. Д. 45. Л. 1 об. Д. 247. Л. 1.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

Осуждаемые публично, слухи и сплетни мог- является важнейшим компонентом характери ли являться источниками информации как для стики крестьянства. Н.Н. Козлова пишет по это простых обывателей243, так и для органов мест- му поводу: «Жизнь крестьянина протекает глав ного самоуправления244 и даже губернского на- ным образом в мире, где все друг друга знают, где чальства245. Причём передаваемая таким образом отношения не анонимны. Именно поэтому связь, информация являлась достаточным поводом для объединяющую людей, можно назвать короткой.

действий как городской думы, так и губернатора. Люди общаются с людьми, а не с абстрактными системами. Даже с институтами (учреждениями) Одним из наиболее рельефных проявлений они общаются не так уж часто»247.

патриархальности в среде городских слоёв яв ляется доминирование личных связей и личных Контакты людей индустриальной эпохи, на контактов в социальной жизнедеятельности246. против, характеризуются отчуждённостью. Люди Во многом это определялось крестьянским про- взаимодействуют на основе приписанных им исхождением русского купечества и мещанства. формальных социо-профессиональных ролей и Преобладание социальной связи личного типа функций. Отношения между членами граждан П.П. Карцов в своих воспоминаниях о жизни в Тамбове, относящихся к концу 1860-х годов рассказывает о некой Анне Ивановне Казаковой. «Ездила она не иначе как в карете и всегда шагом, чтобы удобнее было разглядывать проходящих… Стоило проходить кому-либо из знакомых, как карета останавливалась, знакомый подзывался к спущенному окну и, поцеловав протянутую руку, обязан был доложить: где был вчера, что слышал и кого видел. Че рез несколько шагов карета останавливалась у другой стороны улицы, к ней подзывалась дама или офицер, или мо нах с книжечкой. Подзывание считалось знаком благоволения, а проезд мимо – гневом. Раз кто-то спросил: – “Что это вы, Анна Ивановна, не изволили сегодня поговорить со мной?”. “Да что тебя подзывать, когда ты ничего никогда не знаешь”». (Карцов П.П. Из прошлого (личные и служебные воспоминания). Ч. 1. 1831 – 1876. СПб., 1888. С. 401).

См. также о подобных явлениях Дмитриева В.И. Тени прошлого // Каторга и ссылка. 1924. Кн. 2 (9). С. 28 – 29;

1926.

Кн. 3 (24). С. 58 – 59.

В этой связи особый интерес представляет заявление гласного городской думы Андрея Васильевича Державина «…о беспорядках, выявленных им в городском хозяйстве и Тамбовском ремесленном училище». Гласны выступил с этим заявлением в 1880 году перед городской думой. В заявлении говорилось: «Бывши 13 августа по хозяйствен ным надобностям на базаре, мне, как гласному Думы, довелось выслушать не один упрёк от граждан, – почему не смотрят за городским хозяйством» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 11. Д. 16. Л. 1). Далее Державин со слов встретившихся ему на базаре горожан перечисляет «выявленные» таким образом недостатки. Во второй части заявления гласный рас сказывает о беспорядках в Тамбовском ремесленном училище, о которых он также узнал из разговоров, находясь в бане » (ГАТО. Ф. 17. Оп. 11. Д. 16. Л. 2). «Я в настоящее время, наслушавшись с разных сторон таких ужасающих рассказов об этом училище, – пишет Державин, – официально заявляю о немедленном закрытии оного не как даже бесполезного, а как положительно вредного, развращающего нравственность молодых людей» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 11.

Д. 16. Л. 2). Таким образом, мы видим, что для гласного обыкновенные разговоры на базаре или в бане могли яв ляться вполне достаточным основанием для критики деятельности городской управы и для закрытия Тамбовского ремесленного училища. Впрочем, сама городская управа, пытаясь доказать несостоятельность обвинений А.В. Дер жавина, заканчивала свой отчёт довольно ироничной фразой: «В заключении управа считает своей обязанностью поблагодарить Андрея Васильевича за сделанное им заявление, так как теперь вполне выяснено, что все базарные толки о беспорядках в городском хозяйстве не могут быть иначе названы, как базарные сплетни» (ГАТО Ф. 17.


Оп. 11. Д. 16. Л. 9).

См. например. ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 1600. Л. 2., Л. 4.

e Modernization of Japan and Russia. A Comparative Study. Ed. by C.E.Black. N.-Y.: e Free Press. A Division of Macmillan Publisher C° Inc. 1975. P. 96.

Козлова Н.Н. Социально-историческая антропология. М.: Издательский дом «Ключ», 1999. С. 47, 59.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

ского общества опосредованы общими для всех странства, в котором господствуют ориентиры, законом, моралью, правилами поведения и юри- известные всем.

дически оформленной договорённостью. В этом Земельные участки и дома обозначались не смысле известная привычка русского купечества как объекты с определённым номером, а как при скреплять сделки лишь рукопожатием свидетель надлежащие какому-то конкретному лицу и на ствует о значительной инерции традиционного ходящиеся рядом с другими объектами, также, в мышления в среде нарождавшейся буржуазии248.

свою очередь, имеющими своего владельца249.

В подавляющем большинстве дел из фондов О господстве такой «предметно-персонифи Тамбовской городской думы и городской управы цированной топографии» в сознании горожан за 60 – 70-е годы XIX века, связанных с продажей или передачей в аренду городских мест, также на- 1860 – 1870-х гг. свидетельствуют и некоторые шло своё отражение доминирование социальных другие официальные документы органов город связей личного типа. В заявлениях желающих ского самоуправления. Предметно-персонифи приобрести или взять в аренду то или иное го- цированная ориентация в пространстве города родское место отчётливо проявляется специфика характерна и для текстов журналов заседаний восприятия городского пространства – как про- Тамбовской городской думы250. Впрочем, следует См. например: Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Иерусалим, 1994. С. 147. Карцов П.П. Из прошлого (личные и служебные воспоминания). Ч. 1. 1831 – 1876. СПб., 1888. С. 398.

Одним из типичных примеров господства такой «предметно-персонифицированной топографии» может слу жить обращение мещанина Евграфа Никитовича Максимова в 1860 году в городскую думу с просьбой передать ему во владение два участка земли под склад леса. Одно из этих мест, по выражению Е.Н. Максимова, находилось «на валу, против дома тамбовского мещанина Николая Емельяновича Лебедева», другое – «на берегу реки Студенца, против старого театра, начиная от горшечного ряда и до чугунного моста». (ГАТО. Ф. 16. Оп. 36. Д. 10. Л. 1.) В каче стве другого примера приведём один из многочисленных случаев перехода торгового места на базарной площади и находящейся на нём лавки от одного владельца к другому. В 1870 г. одно из таких мест, принадлежащее мещанке Екатерине Ивановне Блохиной, было передано другой владелице – Елене Павловне Кухта, так как за предыдущей владелицей числились большие оброчные недоимки. Находившаяся на торговом месте подвижная торговая лавка поступила в собственность управы и была передана в аренду мещанину А.С. Михееву. Во всём этом деле большой интерес представляют разного рода прошения его участников, а именно то, каким образом в этих прошениях обо значается адрес торгового места. Так, Е. П. Кухта определяла адрес перешедшего к ней торгового места следующим образом: «Находящееся на базарной площади напротив дома Золотухина» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 1. Д. 18. Л. 28.). В другом прошении та же Е.П. Кухта и Е.И. Блохина определяют адрес несколько иначе: «На базарной площади против дома Золотухина, под No1, отступая от лавки мещанина Холодова на 8 аршин» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 1. Д. 18. Л. 29, 174.). И, на конец, мещанин А.С. Михеев называет полученную в своё распоряжение лавку не иначе как «бывшая в содержании у Блохиной» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 1. Д. 18. Л. 127.). В первом и во втором случае абстрактный адрес места в торговых рядах (место No1) определяется при помощи конкретных (не абстрактных) ориентиров («дом Золотухина», «лавка мещанина Холодова»). В третьем же случае речь идёт о идентификации вещи (подвижной лавки) по имени преж него владельца. Нередки были случаи, когда в прошении фигурировал как абстрактный, так и предметно-персони фицированный адреса. Другими словами, в процессе ориентации в городском пространстве большую роль играло знание конкретных людей, которым принадлежали те или иные объекты города, будь то лавка, жилой дом или трактирное заведение.

Журнал Тамбовской городской думы. Заседание 13 марта 1872 г. Тамбов, 1872. С. 36, 39;

заседание 28 марта 1872 г.

С. 62 – 63;

заседание 29 августа 1872 г. С. 6., 20, заседание 17 ноября 1872 г. С. 21, 33;

Журнал Тамбовской городской думы. Тамбов, 1874. Заседание 27 февраля 1874 г. С. 14. 24;

заседание 20 марта 1874 года. С. 12, 13;

заседание 3 июля 1874 года,.заседание 12 сентября 1874 г. С. 10.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

отметить что, как правило, в своих постановлени- ческих и поведенческих норм, не закреплённых в ях и отчётах дума пользовалась формулировками каких-либо формальных постановлениях.

пространственных ориентиров, приведёнными Выпуск Тамбовской городской думой объяв непосредственно в прошениях горожан, желаю ления о назначении торгов на передачу в аренду щих взять в аренду то или иное городское место.

«городских мест» также сопровождался ознако Однако подобные явления лишь указывают на то, мительными подписями купцов и мещан города.

что такой способ разметки территории являлся Подобного рода документы в массовом порядке более удобным для жителей для ориентации в представлены в архивных фондах городской думы городском пространстве. Например, при назна и управы252. Подписи купцов и мещан также стоя чение торгов желающий таким образом легче ли под некоторыми постановлениями думы253.

определял, какое именно место будет отдаваться в аренду. Таким образом, город воспринимался Не исключено, что подобные объявления яв его жителями не как территория, разбитая на лялись частью формальной процедуры, но лич абстрактные сегменты, а как сложная система ные подписи купцов и мещан под ними свиде межличностных связей.

тельствовали об особой роли личных контактов Вступление в ряды городской корпорации между членами общества. Каждое действие члена нового члена, а также деятельность в её рамках корпорации или органов местного самоуправ носили неформальный характер. Так, в 1879 г. ления, имевшее значение для всего общества, братьям Гладилиным для того, чтобы открыть требовало личного ознакомления с ним других свой торговый дом, потребовалось помимо раз- членов и, если необходимо, одобрения с их сторо решения думы распространить объявление о ны. Деятельность члена корпорации становилась, предполагаемом предприятии. Под текстом это- таким образом, прозрачной для всего общества.

го объявления собственноручно подписались Личные контакты и связи определяли не толь купцы города, выразив тем самым своё согласие ко социально-экономические отношения в сфере иметь дело с новым заведением251. В подобных производства и частного предпринимательства, примерах отчётливо проявилась сущность кор но и распространялись на все сферы жизни купе порации как совокупности людей, включённых чества и мещанства. Так, например, моршанский в систему личных связей. Если сами общества в купец Зелепупин, разыскиваемый по делу о секте определённой мере были формализованы госу скопцов на протяжении нескольких лет, скры дарством, то внутрикорпоративные отношения выстраивались на основе некоего комплекса эти- вался от административной высылки благодаря ГАТО. Ф. 17. Оп. 10. Д. 41. Л. 5 – 6. В другом случае такие же подписи купцы и мещане ставили под объявлениями о передаче дел, имущества, капиталов и долгов по наследству. Так, в 1879 году купец Егор Ефимович Заболоцкий объявил о передаче «торговли, товара, долгов и капиталов сыну В.Е. Заболоцкому с братьями». В этом же докумен те помещалось ещё одно объявление от имени сына, где он сообщал о том, что принимает всё, что ему передают, а также демонстрирует свою подпись, которая в дальнейшем будет помещаться подо всеми его обязательствами:

«Тамбовский купец Василий Егорович Заболоцкий с братьями». Под объявлением помещены подписи купцов и мещан, которые расписываются в том, что объявление они получили и ознакомились (ГАТО. Ф. 17. Оп. 10. Д. 41.

Л. 4 – 4 об.) ГАТО. Ф. 16. Оп. 36. Д. 11. Л. 16 – 19об., Д. 12. Л. 10 – 12об., Д. 13. Л. 10 – 14об., Д. 15. Л. 8 – 9., Д. 16. Л. 9 – 11об., Д. 24.

Л. 21 – 24., Д. 26. Л. 24б – 24д., Д. 27. Л. 19 – 21., Оп. 38. Д. 4. Л. 6 – 7.;

Ф. 17. Оп. 3. Д. 190. Л. 52 – 63об., Д. 196. Л. 8 – 15об., Д. 202. Л. 4 – 5об., 7 – 15об., Д. 208. Л. 6 – 13об., 35 – 36об., Д. 210а. Л. 10 – 13об., 15 – 20об., 47 – 47об., 51 – 62об., Д. 261.

Л. 10 – 17об., 50 – 51об., 55 – 59об.

См. например: ГАТО Ф. 16. Оп. 38. Д. 3. Л. 2-3., Д. 4. Л. 14 – 15об.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

налаженным контактам с чиновниками, которым экономического организма, выражалось, помимо он ежегодно выплачивал крупные суммы. Ему прочего, в распространении буржуазного образа даже удавалось на протяжении нескольких лет, мышления, в том числе и в среде городских слоёв находясь в розыске, быть подрядчиком по до- мещанства и купечества. Процесс обогащения ставке войскам, расположенным в губернии, дров в этих условиях становился одним из безуслов и осветительных материалов254. ных приоритетов горожан в рассматриваемый период. Судя по документам органов городского самоуправления, тамбовские купцы и мещане Буржуазная этика «а-ля рюс»: представ воспринимали существовавшую внутри своих ления о бедности и богатстве в менталите- социальных групп, направленную на обогащение те торгово-промышленных городских слоёв капиталистическую конкуренцию как объектив ное и необходимое условие осуществления сво Среди базовых категорий мышления, воздей ей торговой и производственной деятельности.


ствующих на социально-экономическое развитие Даже запрещение губернатором музыки, пения и общества, исследователями принято выделять плясок в трактирных заведениях города Тамбова представления о собственности и богатстве (точ было использовано некоторыми владельцами нее, отношение к процессу обогащения). Анализ этих заведений для борьбы с конкурентами. В этих категорий позволяет ответить на вопросы, 1875 г., обращаясь с просьбой вернуть запре касающиеся особенностей генезиса российской щённые увеселения в свои питейные заведения, буржуазии и её эволюции.

содержатели трактиров делали акцент на не справедливость запрещений256. Нередко жители Занятие торгово-промышленной деятель Тамбова, участвуя в общественной городской ностью объединяло не только купечество и ме жизни, использовали органы городского самоу щанство, но и социо-профессиональную группу правления в чисто коммерческих целях257.

ремесленников и ту часть крестьянства, которая проживала в городе. Однако именно купечество и Сама категория обогащения и категории, с мещанство являлись своего рода непосредствен- ней связанные, были «отягощены» огромной ным субстратом для формирования буржуазии. массой традиционных стереотипов. Особенности отношения к собственности и богатству в мента Реформы 60 – 70-ых годов XIX века способ литете крестьянства и городских слоёв, рекрути ствовали расширению рынков и усилению реги ровавшихся из сельских мигрантов, обусловили ональной специализации, которая сопровождала низкие темпы развития капиталистических отно расширение сети коммуникаций (например, шений в городе пореформенной России. Исследо железных дорог). Объем внутренней торговли ватели обращают внимание на принципиальное быстро возрастал. Важность периодических отличие российского и западноевропейского ярмарок и рынков в пореформенный период понимания исследуемых здесь категорий. По уменьшилась, и они уступили свои позиции по мнению Р. Уортмана, собственность в Западной стоянным формам торговли. Таким образом, ком Европе изначально была привилегией социаль мерция и сфера обслуживания стали все более и ной элиты. Революции XVII – XVIII веков распро более концентрироваться в городах255.

странили эту привилегию на все слои населения.

Собственность, таким образом, стала основой Вызванное «Великими реформами» ускорение для экономической независимости личности, а темпов модернизации социальной структуры и Новицкий В. Д. Из воспоминаний жандарма. М., 1991. С. 77.

Fedor. S. Patterns of Urban growth in the Russian Empire during the Nineteenth Century. Chicago (Ill.): e University of Chicago. 1975. Р. 174.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

следовательно – политической свободы. «В Рос- чительной инерцией традиционных представле сии переход от собственности как атрибута при- ний о процессе обогащения. Одним из факторов, вилегии к собственности как атрибуту свободы, оказавших решающее влияние на формирование по его словам, – никогда так и не осуществился. в менталитете городских сословий представле Действительно, право собственности осталось ний о собственности, явилась корпоративная чужеродным, иностранным элементом в россий- форма организации социально-экономической ском историческом развитии и никогда не стало жизнедеятельности.

полностью легитимным»258.

Существование людей именно в рамках кор Несмотря на некоторые проявления норм бур- порации создавало наиболее благоприятные жуазного сознания, городские сословия России и, условия для развития у подавляющей массы в частности, Тамбова, тем не менее, обладали зна- населения традиций коллективизма и взаимопо Они отмечали: «… А что касается до оскорбления музыкой, пением и плясками слуха и зрения посетителей трак тиров, то об этом и говорить нечего: само собой разумеется, что никто из нас, в виду своей пользы, не допустит того, что было бы противно посетителям, от которых зависит наша польза – и значит вредно нам самим. Если запреще ния в трактирных заведениях направлены к нравственной цели, то нельзя не видеть и в этом ошибки: большинство публики прежде находило развлечение от обыденных трудов в заведениях, слушая музыку и пение, где всё делалось открыто и под надзором полиции, а за лишением этого развлечения ищет удовольствия и развлечения в удалён ных от надзора общества и полиции местах, как, например, «Эльдорадо» и других скрытых местах. К этому мы нужным считаем добавить, что мы, чтобы поддержать нашу торговлю, могли бы для привлечения большего числа посетителей… новизною, у нас введённую, завести в заведениях женскую прислугу, но считаем это действительно ненравственным, потому что за такой прислугою нельзя уследить не то что полиции, но и самим содержателям за ведений, так как она должна быть в заведении во всякое время дня и ночи. А несовершеннолетняя [прислуга] слу жа публике, к чему будет привыкать и готовиться? Грустно даже допускать, что если у кого-либо из нас останутся сироты и попадут в такие прислуг... При этом нужным считаем прибавить, что если ходатайство наше уважено не будет, то покорнейше просим воспретить содержание девичьей прислуги в Тамбове в трактирных заведениях, где таковая имеется, в особенности молодой и несовершеннолетней, каковая имеется и в настоящее время у содержа теля гостиницы Васильева» (ГАТО. Ф. 17. Оп. 6. Д. 23. Л. 2 – 2об.). Однако такая «забота о нравственности» имела очевидные экономические причины. Женская прислуга, безусловно, привлекала посетителей, что, соответственно, способствовало повышению доходов трактира. Ещё несколькими годами ранее, в 1873 г., один из авторов приведён ного послания в городскую думу, Н.Ф. Югов, пытаясь вернуть в своё заведение музыку, в прошении писал: «… Если же городская Управа не найдёт возможным разрешить музыку, то пусть позволит мне иметь прислугу из женского пола, так как таковая прислуга в настоящее время имеется в гостинице Васильева. В случае же неудовлетворения и этого, не разрешать и Васильеву иметь женскую прислугу» (ГАТО. Ф. 17.Оп. 3. Д. 213. Л. 32 – 32об.). Содержатели трактиров, таким образом, требуют от властей обеспечить равные условия конкуренции. Кроме представлений о капиталистической конкуренции, это дело указывает также на наличие в менталитете купечества и мещанства такой черты буржуазного сознания как представление об экономической выгоде. Однако следует отметить, что эти представления носили значительный отпечаток традиционного менталитета. Это видно, прежде всего, из стрем ления авторов прошения обосновать свою правоту при помощи апелляции не к нормам законодательства (это характерно для буржуазного общества), а к нравственным императивам, свойственным традиционному обще ству. См., также о подобных явлениях: Журнал Тамбовской городской думы. Заседание 23 января 1872 г. С. 14 – 15., заседание 13 марта 1872 г. С. 62 – 63;

, заседание 29 августа 1872 г. С. 7. Тамбов, 1872. Журнал заседания Тамбовской городской думы. Заседание 27 февраля 1874 года. С. 26. Тамбов, 1874. ГАТО. Ф. 16. Оп. 36. Д. 27. Л. 4—5. Ф. 17. Оп. 2.

Д. 109. Л. 1 – 2.

Журнал Тамбовской городской думы. Заседание 27 февраля 1874 года. Тамбов, 1874. С. 13 – 14.

Wortman R. Property Rights, Populism and Russian Political Culture // Civil Rights in Imperial Russia. Ed. by O. Crisp.

Oxford, Clarendon Press. 1989. Р. 15.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

мощи, с одной стороны, и во многом определило щанства являлось обогащение. Однако принци неразвитость института частной собственно- пиально важны также представления о способах сти – с другой. Для человека, принадлежащего к использования полученных средств. В представ какой-либо традиционной корпорации, владение лении европейского буржуа «деньги должны собственностью было сопряжено с осуществле- делать деньги». Вместе с тем, как и для крестьян, нием целого ряда обязанностей по отношению к главной хозяйственной целью многих горожан корпорации и её членам. Кроме того, корпорации было получение лишь необходимого пропитания, (и особенно – крестьянская община) выдвигали а вовсе не приумножение капитала. Торгово-про определённые условия и создавали определён- мышленная деятельность для купцов, мещан и ные правила пользования собственностью, что цеховых ремесленников не была «божественным существенно ограничивало право её владельца предназначением», как для западного буржуа.

свободно ею распоряжаться. В этой связи А.Н. Напротив, торгово-промышленная деятельность Боханов отмечает, что «пережитки феодальной нередко отождествлялось с грехом.

эпохи, проявившиеся не только в экономической В этой связи Р. Уортман пишет, что понятие и политической областях, но и сфере социально «личных имущественных прав» испытывало не психологических настроений русского общества, достаток «этического оправдания» в российской не могли не сказаться и на социальных процессах.

политической культуре и несло на себе «клеймо Буржуа-дельцу, – продолжает исследователь, – яв позора» в течение всего рассматриваемого перио лявшемуся истинным хозяином капиталистиче да. Консерваторы видели в этих правах источник ского общества в Западной Европе и в Северной социальных разногласий и государственного Америке, в России, приходилось… завоёвывать разрушения. Либералы и социалисты не могли своё право быть “первым среди остальных” в примирить частную собственность на землю условиях архаичной сословно-бюрократической с концепциями равенства или свободы. Слово системы, где “большие деньги” не всегда давали «собственность» имело смысловой оттенок при “большую власть” и вызывали уважение»259.

теснения и эксплуатации, незаконной узурпации Одним из источников пополнения городского общего имущества под покровительством «про населения, как было показано выше, являлись, извольной и зверской политической власти»260.

прежде всего, представители аграрного обще- Собственность символизировала не свободу ства, переселяющиеся из сельской местности в индивида, а ограничения, которые привязывают городскую среду. Это, как отмечалось, не могло его к месту, унижают его, вынуждая заботиться не оставить заметный отпечаток традиционного лишь о мирском и тривиальном, и разрушают его мышления в менталитете российского мещан- духовную свободу.

ства и купечества. Горожане (купцы, мещане, ре Даже в московской, наиболее модернизиро месленники), занимаясь торгово-промышленной ванной, купеческой среде если не осуждалось, деятельностью, не являлись, по мнению многих то, во всяком случае, не пользовалось уважением исследователей, предпринимателями в строгом стремление приумножить свой капитал путём смысле этого слова.

финансовых операций. В.П. Рябушинский в своих Уже упоминалось, что одним из жизненных мемуарах указывает на существовавшую среди приоритетов представителей купечества и ме- московского купечества градацию: «В москов Боханов А. Н. Крупная буржуазия в России (конец XIX в. – 1914). М., 1992. С. 257.

Wortman R. Property Rights, Populism and Russian Political Culture // Civil Rights in Imperial Russia. Ed. by O. Crisp.

Oxford, Clarendon Press. 1989. Р. 14.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

ской неписаной купеческой иерархии на вершине траты: или на меценатство, или на «разгульную жизнь». Сама экономическая деятельность на уважения стоял промышленник-фабрикант. По рождавшейся буржуазии не воспринималась том шёл купец-торговец, а внизу стоял человек, обществом как самоценная.

который отдавал деньги в рост, учитывал векселя, заставлял работать капитал. Его не очень уважа Русский купец вполне соответствовал образу ли, как бы дёшевы его деньги не были и как бы Парфёна Рогожина – героя романа Ф.М. Достоев приличен он сам не был. Процентщик!»261.

ского «Идиот». Являясь представителем богатой купеческой семьи Петербурга, Рогожин ссорится Для российского купечества не был характерен с отцом из-за потраченных на украшения для буржуазный стиль жизни. Если первое поколение возлюбленной десяти тысяч рублей, которые разбогатевших купцов было схоже по образу отец передал сыну для возвращения долга. После мыслей и жизни со средой, из которой они вышли смерти отца Рогожин, получив в наследство боль (крестьянство, мещанство), то для их потомков шое состояние, «пускается в загул». В сцене, когда было характерно стремление копировать дворян Настасья Филипповна кидает в огонь сто тысяч ский стиль жизни, который требовал больших ма рублей, Рогожин в восхищении восклицает: «Вот териальных затрат262. «Идеалом… купца, – пишет это так королева!… Вот это так по-нашему!… Ну, Б.Н. Миронов, – становилось не преумножение кто из вас, мазурики, такую штуку сделает, а?»264.

капитала и развитие производства, а комфорта бельная, шикарная, тщеславная жизнь, наподобие Неразвитость предпринимательской этики той, какую вели богатые дворяне. Однако такая проявлялась также в отношении купечества к жизнь вскоре приводила к разорению»263.

бедности. В.П. Рябушинский, сравнивая запад ноевропейского буржуа-кальвиниста и русского Дворянский, равно как и крестьянский, мен православного купца, неоднократно отмечал то талитет рассматривается исследователями как различие, которое лежит между ними в их отно традиционный. В контексте изучаемой проблемы шении к бедности. Для русского купца бедность важно то, что, независимо от того, подражал ли никогда не являлась свидетельством отсутствия купец дворянству или хранил крестьянские тра божественного покровительства человеку, как диции, он по своему образу мышления тяготел к для кальвиниста. Напротив: «…Не нужно думать, социальным группам доиндустриального обще что благословение Бога только в богатстве: когда ства. Новая – буржуазная – идентичность фор в богатстве, а когда – и в бедности. Многих из мировалась у русского купечества медленно.

нас когда-то Господь благословил богатством, а Таким образом, социальный престиж обе- сейчас бедностью или даже нищетою. Это благо спечивали огромные непроизводственные рас- словение, думается, ещё выше»265.

Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Ие русалим, 1994. С. 149;

см. также: С. 126.

Козлова Н.Н. Указ. соч. С. 97. Помимо прочего, на такое явление указывают некоторые данные, предоставляемые художественной литературой второй половины XIX века. См.: Твардовская В. А. Указ. соч. С. 81;

Левандовская А.А., Левандовский А. А. Указ. соч. С. 149 – 150;

Шацилло М. К. Указ. соч. Кн. 2. С. 211;

Присёлков М. Указ. соч. С. 24 – 26.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демокра тической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. С. 347 – 348. См. также: ГАТО.

Ф. 4. Оп. 1. Д. 2364.

Достоевский Ф. М. Идиот // Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений. В 30-ти тт. Художественные произ ведения. Тт. 1 – 17. Л., 1972 – 1976. Т. 8. 1973. С. 146.

Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Ие русалим, 1994. С. 125, 135.

Раздел III. «Русалочий зов» русской общины.

Буржуа индустриальной эпохи видел главное почитал завещать значительную сумму на стро предназначение богатства в том, чтобы оно было ительство церквей и раздачу бедным, добиваясь инструментом приумножения себя самого. День- тем самым спасения своей души, чем передать эти ги должны быть пущены в оборот. В этом запад- капиталы по наследству или (в случае отсутствия ный буржуа-кальвинист видел свой долг перед наследников) вложить их в производство269.

богом и людьми. Какое-либо иное использование Благотворительная деятельность, которая богатства воспринималось почти как грех. Для имела достаточно широкое распространение в русского купца богатство не являлось ценнос тью, связанной с божественным благословением. среде городского населения, являлась одним из Именно с этим связаны, помимо прочего, частые факторов, препятствующих формированию бур случаи быстрого обнищания купцов и мещан. жуазного сознания у российского купечества и Отсутствовала «длительная преемственность в мещанства, и, вместе с тем, мало способствовала семейном капитале… Первое поколение создава- благоприятному социально-экономическому раз ло значительный капитал, второе поколение его в витию города. Денежные средства, потраченные основном проматывало, а третье поколение, как на благотворительность, а не вложенные в какое правило, окончательно разорялось и опускалось либо производство или коммерческое предпри в мещанство»266. В.П. Рябушинский отмечал, что ятие, не превращались в капитал.

большинство купеческих родов существовало не более 50 – 70 лет;

они не доживали даже до свое- Для широкомасштабного развития благо го столетия267. В.П. Рябушинский видел причину творительности имелись весьма благоприятные подобного явления в так называемом «духовном объективные условия, а именно поддержка как со оскудении русского хозяина», которое усилива- стороны государства, так и со стороны общества.

лось с каждым новым поколением: «Люди двух Правительство достаточно терпимо, а порой, и предшествовавших поколений учились на мед- покровительственно относилось к разного рода ные гроши, но много читали и думали, особенно благотворительным организациям и проводи сын. Внук кончает университет, говорит на трех мым этими организациями мероприятиям, по иностранных языках, изъездил весь мир, умен и скольку очень часто эти мероприятия избавляли талантлив, но душа у него раздвоена. Старый иде- государство от некоторых забот в социальной ал “благочестивого богача” кажется ему наивным;

сфере. Царская администрация видела в благо быть богачом неблагочестивым, сухим, жестким, творительной деятельности возможность сни как учит Запад,— душа не принимает»268. зить государственные расходы в таких сферах, как, например, помощь нуждающимся и бедным.

«Превознося благотворительные общества за мо Как правило, разорение наступало в результа ральную добродетель и приносимую ими обще те ослабления с каждым новым поколением пред ственную пользу, правительство в то же время принимательской активности, а также огромных стремилось к тому, чтобы деятельность этих непроизводственных расходов, прежде всего на обществ не выходила за пределы официально благотворительность. Купец или мещанин пред Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – нач. XX в.в.). Генезис личности, демократи ческой семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 1. С. 347 – 348.

Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Ие русалим, 1994. С. 165.

Рябушинский В.П. Старообрядчество и русское религиозное чувство;

Русский хозяин;

Статьи об иконе. М. – Ие русалим, 1994. С. 129.

См. например: ГАТО. Ф. 17 Оп. 3. Д. 246. Л. 12об. Оп. 1. Д. 28. Л. 3 – 6.

Живые модели ушедшего мира: фрактальная геометрия истории.

установленных границ»270. Известны факты, когда тельская активность были столь же уважаемы в России, как и на Западе273.

за благотворительную деятельность купцов пред ставляли к наградам271.

Следует отметить, что благотворительная деятельность не носила лишь частный характер.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.