авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Министерство здравоохранения и социального развития Республики Коми Коми филиал Кировской государственной медицинской академии МЗиСР РФ Сыктывкарское отделение Геронтологического общества ...»

-- [ Страница 3 ] --

91% самок и 70–80% самцов погибают от лейкоза, в среднем, к 300 дню жизни. Особенностью мышей этой лейкозной линии является повышенная чувствительность к озону вследствие врожден ного дефицита тирозиназы и пероксидазы.

Цель настоящего исследования – тестирование озона в качестве по тенциального геропротекторного средства на модели лейкозной линии мы шей AKR. Частные задачи исследования заключались в количественной оценке влияния инъекций озона на содержание соединительной ткани и гли когена в гепатоцитах и лимфобластах в печени мышей линии AKR.

Материалом исследования послужили 10 интактных линейных мы шей (контроль), 20 мышей после двух пассажей, которым ежедневно в тече ние 10 суток внутрибрюшинно вводился озонированный физиологический раствор в объеме 0,5 мл (эксперимент). Из эксперимента животные выводи лись на высоте эфирного наркоза путем декапитации. Полутонкие срезы пе чени окрашивались гематоксилином и эозином, по Ван Гизону, а также на гликоген по Шабдашу и Беста, с использованием ШИК-реакции. Морфомет рия срезов органа проводилась на оптико-компьютерном комплексе «Инте грал – 2ТМ» и с помощью окулярной сетки. Числовые данные обрабатыва лись методами вариационной статистики с использованием корреляционного анализа.

Установлено, что после перевивки лейкозными клетками контроль ных групп мышей АКR с 1 по 8 дни эксперимента наблюдается устойчивый рост относительного и абсолютного содержания соединительнотканных эле ментов печени от 37,3% до 39,6%. Установлена также достоверная (Р0,01) корреляционная связь (R= +0,987) между нарастанием соединительноткан ных структур и увеличением числа лимфобластов в эти сроки. При одно кратном введении озонированного физиологического раствора наблюдается достоверное (Р0,05) снижение содержания соединительной ткани с 38,2 до 24,3%. После многократного введения озона также отмечается статистически значимое (Р0,05) снижение волокнистых структур в печени до 20,9 % про тив 38,8% в контроле.

Установлено также, что в контрольной группе мышей наблюдается се микратное достоверное (Р0,001) снижение количества гликогена в гепато цитах от 1-го к 8-му дню эксперимента. Его исчезновение происходит парал лельно развитию лейкоза во всех отделах печеночной дольки, последова тельно - от перипортальных отделов к перицентральным.

В эксперименталь ных группах снижение содержания гликогена в гепатоцитах в те же сроки в раза менее выражено. К пятому и восьмому дню гликоген исчезает в области массивной бластной инфильтрации, которая визуализируется в перипорталь ной зоне. В перицентральных отделах гликоген еще остается. Таким образом, озонирование стимулирует энергосберегающую функцию гепатоцитов, со храняя гликоген в клетках при развитии лейкоза. В контрольных группах мышей гликоген в лимфобластах вишневой окраски, наблюдается рост его содержания с развитием лейкозной инфильтрации почти на 50%. В экспери ментальных группах налицо обратный процесс. Регистрируется резкий (в раз!) и достоверный (Р0,001) спад содержания гликогена в бластах с одно временным снижением лейкозной инфильтрации. Следовательно, озон раз рушает лейкозные клетки, уменьшая энергетический потенциал лимфобла стов.

Таким образом, озонирование характеризуется энергосберегающим эффектом по отношению к гепатоцитам и цитотоксическим – по отношению к лимфобластам. Соединительная ткань в печени при лейкозе интенсивно разрастается в зоне бластной инфильтрации в направлении от перипорталь ных отделов к перицентральным, причем развитие фиброза прямо пропор ционально интенсивности бластной инфильтрации органа. После озонирова ния относительное и абсолютное содержание соединительнотканных струк тур печени уменьшается по сравнению с контролем: при однократном введе нии озона – до 24,3% (Р0,05), а при многократном – до 20,9% (Р0,05).

Полученные результаты, с одной стороны, аргументируют использова ние озона в комплексной терапии острых лейкозов, с другой, - раскрывают некоторые геропротекторные механизмы озонотерапии.

Литература 1. Анисимов В.Н. Старение и рак: роль генетических и канцерогенных факторов// Ге ронтология: от кардиологии к социально-экономическим аспектам. Материалы регио нальной научно-практической конференции Северо-Западного федерального округа. – Сыктывкар 16-17 февраля 2005 г. – Сыктывкар: СО ГО РАН. – 2005. – С. 6-7.

2. Дильман В.М. Канцерогенное старение// Вестник АМН СССР. – 1980. – Вып. 7. – С.

86-88.

3. Основные принципы и тактика озонотерапии. Пособие для врачей/ Сост.: Миненков А.А., Филимонов Р.М., Покровский В.И. и др. – М.: МЗ РФ. - 2001. – 39 С.

4. Помаскин О.Б., Иванов С.В., Перминов А.С. Применение озона в комплексной тера пии сердечно-сосудистых заболеваний и гериатрической практике// Геронтология: от кардиологии к социально-экономическим аспектам. Материалы региональной научно практической конференции Северо-Западного федерального округа. – Сыктывкар 16 17 февраля 2005 г. – Сыктывкар: СО ГО РАН. – 2005. – С. 49-51.

5. Рузов В.И., Драпова Д.П., Гимаев Р.Х. и др. Влияние озонотерапии на антиоксидант ную защиту у больных гипертонической болезнью пожилого возраста// Геронтология:

от кардиологии к социально-экономическим аспектам. Материалы региональной науч но-практической конференции Северо-Западного федерального округа. – Сыктывкар 16-17 февраля 2005 г. – Сыктывкар: СО ГО РАН. – 2005. – С. 59.

6. Техника озонотерапии. Методические рекомендации/ Сост.: Перетягин С.П., Бояринов Г.А., Зеленов Д.М. и др. – Н.Новгород: НГМА. - 1991. – 28 С.

ЧТО ПОНИМАТЬ ПОД НОРМАЛЬНОЙ СОКРАТИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЕЙ ЛЕВОГО ЖЕЛУДОЧКА?

Преображенский Д. В., Шарошина И. А., Столярова И. И., Махмутходжаев С. А.

Медицинский Центр Управления делами Президента РФ, г. Москва Как известно, в настоящее время различают два варианта течения ле вожелудочковой хронической сердечной недостаточности (ХСН) – с нару шенной и сохраненной систолической функцией левого желудочка (ЛЖ) в зависимости от величины фракции выброса ЛЖ. Для разграничения этих ва риантов течения ХСН обычно используют такие пороговые значения фрак ции выброса ЛЖ, как 45% или 50%. Между тем, по данным популяционных или когортных исследований, у практически здоровых взрослых лиц низкие значения фракции выброса составляют 55% или даже 60%.

В связи с этим, целью настоящего исследования явилось определение нижней границы нормальных значений фракции выброса ЛЖ. Проанализи рованы результаты клинического и инструментального обследования госпитализированных больных. У 324 человек (197 мужчин и 127 женщин в возрасте от 36 до 95 лет) не было клинически значимого заболевания сердца и легких. В анализ не включали больных с клиническими признаками ХСН, стенокардией напряжения - функционального класса, облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей, ожирением, анемией (гемо глобина меньше 110 г/л), циррозом печени, почечной недостаточностью, ар териальным давлением (АД) более 160/85 мм рт. ст. или мерцанием предсер дий, а также с указаниями на перенесенный инфаркт миокарда или миокар дит в анамнезе.

Ни у одного из обследованных больных по данным эхокардиографиче ского исследования не было значительного клапанного порока сердца, т. е.

умеренной или выраженного стеноза аортального клапана, аортальной, мит ральной или трикуспидальной регургитации умеренной или тяжелой степе ни. О сократительной функции ЛЖ судили по величине его фракции выбро са.

Не было достоверных различий в средних значениях фракции выброса ЛЖ между мужчинами и женщинами трех различных возрастных групп – моложе 60 лет, 60—74 лет и 75 лет и старше. Как у мужчин, так и у женщин в возрасте 75 лет и старше средние значения фракции выброса ЛЖ были дос товерно меньше, чем в обеих более молодых возрастных группах.

Лишь у одного из обследованных лиц (женщина 67 лет) без клинически значимого заболевания сердца и легких фракция выброса ЛЖ была меньше 50%. Фракция выброса ЛЖ меньше 60% обнаружена у 26 (8,0%) больных, причем чаще она встречалась среди женщин, чем среди мужчин (11,0% про тив 6,1%).

Частота обнаружения фракции выброса ЛЖ меньше 60% зависела не только от пола, но и от возраста обследованных. Она встречались лишь у 6,6% мужчин и женщин моложе 60 лет, у 4,3% - в возрасте 60-74 лет, однако у 19,0% - в возрасте 75 лет и старше. Фракция выброса ЛЖ меньше 60% в группе лиц старческого возраста обнаруживалась значительно чаще, чем сре ди лиц среднего и пожилого возраста (19,0% против 5,6%;

р0,05). Это не по зволяет исключить, что у лиц старческого возраста фракция выброса ЛЖ меньше 60% не является нормой, а на самом деле указывает на скрытую сис толическую дисфункцию ЛЖ. Поэтому в анализ для расчета нижней границы нормальной фракции выброса ЛЖ были включены лишь лица моложе 75 лет.

Среди обследованных моложе 75 лет фракция выброса ЛЖ меньше 60% была у 4,7% мужчин и 7,3% женщин, фракция выброса ЛЖ меньше 55% - у 1,2% мужчин и 2,1% женщин.

Учитывая неизбежные погрешности в измерении размеров ЛЖ и рас чете его объемных показателей, используемых для расчета величины его фракции выброса, нижней границей нормы для фракции выброса ЛЖ, по видимому, можно считать 60%. Если считать нормальной фракцию выброса ЛЖ 60% и больше (а не 45% или 50%), тогда следует, что у значительной части больных с ХСН и так называемой «сохраненной систолической функ цией» ЛЖ, в действительности имеет место небольшое нарушение сократи тельной функции ЛЖ.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ В РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУППАХ Разин В.А., Гимаев Р.Х., Разина И.В., Драпова Д.П.

Ульяновский государственный университет;

Ульяновская городская поли клиника № 5;

Ульяновский областной клинический госпиталь ветеранов войн, г. Ульяновск Известно, что возраст является не только факторам, способствую щими развитию гипертонической болезни, но и является у больных гипер тонической болезнью, фактором, определяющим прогноз течения заболе вания и эффективность антигипертензивной терапии.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Оценить эффективность антигипертен зивной терапии в различных возрастных группах у больных гипертониче ской болезнью.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Согласно классификации ВОЗ, все боль ные были разделены на 3 возрастные группы: в первую группу вошли лица молодого и зрелого возраста (20-44 года), во вторую - среднего возраста (45 59 лет) и в третью группу – пожилого возраста (60-74 года). В группу моло дого возраста вошли 25 женщин и 16 мужчин, в группу среднего возраста – 31 женщина и 26 мужчин, в группу пожилого возраста – 30 женщин и мужчин. Средний возраст больных в группе молодого возраста составил 37,9±5,9 лет, в группе среднего возраста – 51,8±3,9 лет и в группе пожилого возраста – 65,4±3,9 года. Всем больным исходно и после двух недель антиги пертензивной терапии проводили суточное мониторирование артериального давления при помощи осциллометрические систем АВРМ-02 фирмы «Meditech» (Венгрия). Больным назначались следующие схемы монотерапии:

Лизиноприл (Диротон, Gideon Richter АО) 20мг/сут, Нифедипин (Кордаф лекс-ретард, Egis) 40 мг/сут или Метопролол (Эгилок, Egis) 50 мг/сут.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Обследования, проведенные на фоне антигипертен зивной терапии, выявили достоверное снижение большинства показателей артериального давления во всех сравниваемых группах. Так, среднесуточное САД у молодых пациентов снизилось с 139,05±11,79 мм рт.ст. до 125,97±11,24 мм рт.ст. (= -13,08 мм рт.ст., р=0,007), у больных среднего возраста – с 140,49±12,82 мм рт.ст. до 122,16±9,66 мм рт.ст. (= -18,33 мм рт.ст., р=0,001), а у пожилых больных - с 142,82±11,91 до 125,77±16,16 мм рт.ст. (= - 19,02 мм рт.ст. р=0,03).

Среднесуточное ДАД на фоне лечения снизилось у больных ГБ моло дого возраста с 90,59±10,48 мм рт.ст. до 80,63±9,96 мм рт.ст. (=-9,96 мм рт.ст, р=0,04), у больных среднего возраста – с 88,03±8,47 до 80,01±7,91 мм рт.ст. (=-8,01 мм рт.ст., р0,001) и у больных пожилого возраста с 82,47±8,38 до 74,51±8,61 мм рт.ст.(=- 8,17 мм рт.ст., р=0,01).

На фоне проводимой терапии дневное значение САД у больных ГБ мо лодого возраста снизилось с 146,33±12,03 мм рт.ст. до 133,12±11,35 мм рт.ст.

(р=0,007), у больных среднего возраста – с 145,86±13,22 мм рт.ст. до 127,62±10,19 мм рт.ст. (р0,001), а у пожилых больных - с 148,31±13,54 до 129,29±12,84 мм рт.ст. (р0,001).

Дневное ДАД на фоне лечения снизилось у больных ГБ молодого воз раста с 96,87±9,49 мм рт.ст. до 85,33±11,17 мм рт.ст. (р=0,03), у больных среднего возраста – с 92,88±8,93 до 85,01±9,12 мм рт.ст. (р=0,002), и у боль ных пожилого возраста - с 87,58±9,72 до 78,91±9,02 мм рт.ст.(р=0,02). Таким образом, в группе больных молодого возраста отмечается достоверно более выраженное снижение диастолического давления, чем у пациентов старших возрастных групп.

При оценке динамики показателей индексов гипертонических нагру зок во всех группах нами выявлено достоверное снижение ВИ САД (р0,05).

Так, временный индекс САД у больных ГБ молодого возраста снизился с 60,48±26,27% до 32,35±22,22% (р=0,007), у больных среднего возраста – с 62,02±25,28% до 23,90±19,61% (р0,001), а у больных пожилого возраста – с 65,52±18,31% до 35,46±20,21% (р=0,001). При этом, нами не было обнару жено достоверных различий в степени снижения ВИ САД в зависимости от возраста больных (р0,05). Аналогичная динамика наблюдается и по индексу площади САД. У всех больных наблюдалось достоверное снижение ИП САД, однако достоверных различий в снижении данного параметра в возрастных группах не отмечалось.

Изучение остальных показателей гипертонических нагрузок, таких как ВИ ДАД и СрАД, ИП ДАД и СрАД показало, что во всех возрастных группах отмечено достоверное снижение ВИ ДАД и СрАД (р0,05). Одновременно с этим, у больных ГБ всех возрастов отмечалось достоверно значимое сниже ние ИП ДАД и СрАД (р0,05).

ВЫВОДЫ: Антигипертензивный эффект лечения больных гиперто нической болезнью характеризуется уменьшением степени снижения диасто лического артериального давления с увеличением возраста. Таким образом, у пожилых больных при назначении терапии необходимо учитывать слабую реакцию снижения диастолического артериального давления на антигипер тензивные препараты, что может потребовать коррекции дозы или дополни тельного назначения лекарственных препаратов.

АУТОЛОГИЧНАЯ ТРАНСПЛАНТАЦИЯ МЕЗЕНХИМАЛЬНЫХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК В ТЕРАПИИ ИНФАРКТА МИОКАРДА У БОЛЬНЫХ ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ Смолянинов А.Б., Козлов К.Л., Кириллов Д.А., Кругляков П.В., Халайчев Е.Е.

Российская Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова МО РФ;

Институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН;

«Транс-Технологии», г. Санкт-Петербург Аутологичная трансплантация мезенхимальных стволовых клеток (АТМСК) в настоящее время рассматривается как наиболее перспективный метод клеточной кардиомиопластики, в том числе и в терапии инфаркта мио карда (ИМ) у больных геронтологического профиля. Принципиально метод состоит из следующих составляющих: получение костного мозга при пунк ции подвздошной кости, выделение мезенхимальных стволовых клеток, культивирование их, последующая аутологичная трансплантация больному ИМ. Мы представляем собственный опыт первых клинических наблюдений по АТМСК у 7 пациентов с ИМ.

Основной целью нашего исследования явилось изучение клинических аспектов применения АТМСК в комплексной терапии больных ИМ. Нами в течение 12 месяцев наблюдались 17 пациентов, перенесших ИМ. В группе исследования 7 больным на фоне современной стандартной терапии прово дилась АТМСК на 14 сутки течения ИМ. Остальные 10 пациентов (группа сравнения) получали только стандартное лечение. Популяция МСК имела следующий фенотипический состав: CD34+ - 0%, CD45+ - 1,04±0,6%, CD71+ - 2,02±0,5%, CD90+ - 96,8±2,1%, CD106+ - 0%. Жизнеспособность клеточно го материала МСК составляла 95,5±2,0%. В ходе трансплантации вводилось 1.000.000 МСК на 1 кг веса больного.

АТМСК не вызывала каких-либо осложнений или побочных эффектов, больными ИМ переносилась хорошо. У всех 7 пациентов группы исследова ния достигнуто неосложненное течение ИМ на фоне традиционной медика ментозной терапии. Детальные клинические наблюдения и лабораторные ис следования не выявили воспалительных процессов после АТМСК. Кон трольные электрокардиографические исследования не выявили развития на рушений ритма и проводимости, не наблюдавшихся у больных до трансплан тации. В постинфарктном периоде нарастания явлений сердечной недоста точности не наблюдалось. Эти факты подтверждают клиническую безопас ность АТМСК у больных ИМ. Отмечено статистически достоверное улучше ние сократительной функции миокарда левого желудочка у больных ИМ по сле АТМСК. Так, у пациентов группы исследования фракция выброса на 2-е сутки ИМ составляла 38,2±3,5%, на 60 сутки после трансплантации 56±2,3% (р0,01). Фракция укорочения на 2-е сутки составляла 27,1±0,36% и на 60-е сутки после АТМСК 34,1±0,78% соответственно (р0,05). В группе сравнения таких позитивных изменений не наблюдалось. Нами отмечена и явная положительная динамика в клинической картине заболевания в пост инфарктном периоде. Больные группы исследования субъективно отмечали явное улучшение самочувствия, повышение толерантности к физической на грузке, уменьшение потребности в нитратах в пожилом и старческом возрас те.

Эти позитивные изменения обусловлены блокированием процессов рубцевания инфарцированного миокарда и ремоделирования сердца, восста новления его сократительной способности, в том числе и за счет увеличения числа нормально функционирующих кардиомиоцитов. Результаты представ ленных пилотных клинических исследований могут служить основанием для широкомасштабных изысканий по изучению клинической эффективности и безопасности аутологичной трансплантации мезенхимальных стволовых кле ток в терапии острого инфаркта миокарда у больных геронтологического профиля.

СТАРОСТЬ КАК СОЦИАЛЬНО-ЭТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ Филиппов (игумен Филипп) Сыктывкарская и Воркутинская епархия;

медицинский отдел;

Православное медицинское общество, г. Сыктывкар Основной чертой демографической реальности каждого государства становится появление в общей численности населения все больше пожилых людей. По данным ООН, в 1950 году в мире проживало 214 миллионов лю дей старше 60 лет, прогнозы демографов говорят о том, что к 2025 году ко личество лиц старше 60 лет превысит 1 миллиард 100 миллионов человек.

Увеличение доли пожилых людей ставит новые вопросы перед обществом и государством. Оно приводит и к появлению новых этических проблем. Го сударство, пытаясь решить проблему старости и болезни, снижает нравст венную планку и говорит уже о возможности эвтаназии, узаконенного убий ства немощных и старых. Расправляясь с беспомощными и старыми, обще ство становится беспомощным в решении многих насущных проблем, пото му что тем самым оно теряет мудрость.

Святитель Григорий Богослов в одном из своих трудов сравнил ста рость с силой: «Нет ничего сильнее старости». Несомненно, мы должны со гласиться с этим постулатом, ибо сила старости заключается, прежде всего, в мудрости. А мудрость является основой правильного построения государст ва.

Именно по отношению к пожилым и престарелым людям оценивается нравственное состояние государства. Старость как предел, венец жизни при обретает значение духовного ориентира. «Старец представляет связь между происшествиями настоящими и будущими, он есть соединительная точка между вещами тленными и вечностью, и можно уверенно сказать, что одно время образует ум человеческий, равно как оно же произращает его плоды, которые вкусны бывают только в совершенной зрелости» - пишет Преосвя щеннейший Платон, митрополит Московский.

Эти слова подтверждаются Священным Писанием: «Народ наглый, ко торый не уважит старца» (Втор. 28, 50);

«В старцах мудрость, и в долголет них – разум» ( Иов. 12,12).

К сожалению, наше общество не отличается высоконравственным от ношением к старости. Старость потеряла уважение из-за погони за легкой прибылью, экономии на нуждах тех, кто оказался выброшенным из государ ственных стандартов благополучия и комфорта.

Православие воспитывает особое отношение к старости. Главным ори ентиром в таком воспитании является пятая Заповедь библейского Декалога:

«Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы про длились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 20, 12). Воспитательное значение ее велико, ибо эта заповедь учит нас любить и почитать не только родителей своих, но и всех старших по возрасту, и праро дителей наших, и учителей. Почитание родителей и старших включает в се бя все элементы социального служения ближнему: уход за болящими, обес печение нуждающихся водой, пищей и одеждой, терпеливое выполнение всех послушаний, данных пожилым человеком. В этом также заключается и нравственный смысл пребывания человека здесь, на нашей многогрешной земле. «Пятая заповедь библейского Декалога имеет принципиальное зна чение для определения возможностей человеческого долголетия. Из всего Декалога она единственная содержит в себе причинно-следственную зависи мость. Продолжительность жизни человека ставится в зависимость от нрав ственных способностей человека, а не от особенностей питания, физкуль турных комплексов, закаливания и прочих фиксированных биофизиологиче ских факторов» (Силуянова И.В., 2001).

Величайшим вкладом Православной Церкви в культуру почитания пожилого и преклонного возраста является старчество. Именно старчество является духовной вершиной, тем порогом нравственности, к которому должно стремится наше общество. Огромное уважение и безграничная лю бовь к старцам, к их мудрости, учительству и действенной помощи прите кающим, стали неотьемлимой частью уклада жизни России в 18-19 веках.

Такое отношение к старчеству ограждало уничижение и умаление социаль ной роли старости и пожилых людей.

Конечно, трудно заставить современное общество пересмотреть те экономические законы, которые стали главенствующими в распределении социальных ценностей, однако воспитание детей с самого маленького воз раста в духе почитания и исполнения пятой заповеди Декалога должно стать главной задачей и родителей, и воспитателей, и учителей. Безнравственным стало утверждение некоторых представителей власти о так называемом «воз расте доживания», когда достигшие преклонного возраста вычеркиваются из списка «необходимых» государству людей. В христианской традиции нико гда не был обозначен критерий старости. Старым могли назвать и семидеся тилетнего и столетнего человека. Старость это не только физиологическое, но и духовно-нравственное состояние человека. Обратимся к Священному Писанию: «Ибо не в долговечности честная старость, и не числом лет изме ряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь - возраст ста рости» (Прем. 4, 8-9). Старость ведет к мудрости и является ее материальным основанием. Соломон учит своих детей: «Главное - мудрость: приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум» (Притч. 4,7);

«Слушай, сын мой, и прими слова мои, - и умножатся тебе лета жизни» (Притч. 4,10).

Данные ориентиры весьма конструктивны для решения этико психологических проблем несовпадения календарного (объективного) и субъективного возраста в геронтологии. Субъективный фактор зависит от многих факторов, в частности, он определяется личностью человека. С пози ций христианской антропологии, гарантией от возможных возрастных фру страций служит раскрытие и понимание - и врачом, и пациентом нравствен ного смысла и социальной ценности старости.

«Носите тяготы друг друга и так исполните закон Христов» (Гал. 6,2).

Этот закон, данный Самим Господом, помогает нам преодолеть те негатив ные тенденции, которые наметились сейчас в нашем обществе, устремив шимся к глобализации, секуляризации и погрязшего в безнравственности и разврате. Необходимо носить тяготы стариков, ценить их богатейший опыт, в котором так нуждается наше государство. Мы должны стремиться привле кать духовно опытных, нравственно чистых пожилых граждан нашего госу дарства не только к воспитанию молодого поколения, но и как можно дольше использовать их советы в любой сфере деятельности общества. Получая от них помощь, мы в свою очередь обязаны старикам помогать в преодолении чувства одиночества, брошенности и беспомощности.

«Старость и старение окутаны плотной сетью мифов и легенд, ошибок и заблуждений, как медицинской, так и церковной тематики. Мы привыкли видеть старость «со стороны», и рассуждать о ней с позиции заведомо более молодых, во всяком случае – «не старых». Пожилые же и старики либо не охотно впускают в свой мир, либо лишены возможности адекватно воспри нимать те изменения, которые с ними происходят. И потому, основная масса ошибок коренится именно в «постороннем», «потустороннем» восприятии этой важной проблемы» (прот. Георгий Зверев, магистр медицины). Нужно согласиться с этим утверждением священника-врача, и всем вместе преодо леть страшную духовно-нравственную болезнь нашего общества - непонима ние и уничижение старости.

Использованная литература 1. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. - М.: Издатель ство Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. - 2000.

2. Силуянова И.В. Человек и болезнь. - М.: Издательство Сретенского монастыря.

- 2001.

3. Материалы XIХ Международных образовательных Рождественских чтений. М. – 2004.

РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ИЗОЛИРОВАННО ГО ПОРАЖЕНИЯ ПЕРЕДНЕЙ МЕЖЖЕЛУДОЧКОВОЙ АРТЕРИИ Хмельницкий А.В., Шнейдер Ю.А., Хубулава Г.Г., Власенко С.В.

Центральная медико-санитарная часть № 122;

Медицинская академия по следипломного обучения;

Российская Военно-медицинская академия им. С.М.

Кирова МО РФ, г. Санкт-Петербург Цель исследования: сравнить частоту рецидива ишемии миокарда у лиц со стабильной стенокардией напряжения после различных методов рева скуляризации передней межжелудочковой артерии (ПМЖА).

Материалы и методы: 135 пациентов с изолированным стенозом ПМЖА наблюдались в течение 3-х лет в трёх группах: 70 пациентов после маммаро-коронарного шунтирования (МКШ), 35 пациентов после стентиро вания (С) и 30 после баллонной ангиопластики (БА). Группы пациентов были статистически гомогенны.

Результаты: смертность, возникновение острого инфаркта миокарда (ОИМ) любой локализации не отличалось между группами. В группе МКШ реже возникал ОИМ в зоне ПМЖА по сравнению с группами С и БА (р=0,018). По показателю, включающему в себя рецидив стенокардии и большие сердечно-сосудистые осложнения (смерть, ОИМ, повторная рева скуляризация) МКШ также являлось более предпочтительным методом лече ния (р=0,041).

Вывод: у пациентов со стабильной стенокардией напряжения при изолированном поражении передней межжелудочковой артерии оптималь ными видами реваскуляризации являются маммаро-коронарное шунтирова ние, стентирование и баллонная ангиопластика. Перечисленные манипуля ции могут применяться по желанию пациента, т.к. связаны с большим пери процедурным комфортом.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ЭКСТРАКРАНИАЛЬНЫХ СТЕНОЗОВ СОННЫХ АРТЕРИЙ У ГЕРИАТРИЧЕСКИХ ПАЦИЕНТОВ Хубулава Г.Г., Козлов К.Л., Ерофеев А.А., Юрченко Д.Л.

Кафедра хирургии №1 (для усовершенствования врачей) Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова МО РФ;

Санкт-Петербургский институт биоре гуляции и геронтологии СЗО РАМН, г. Санкт-Петербург Частота острых нарушений мозгового кровообращения в Российской Федерации составляет, по различным оценкам, более 450 000 человек в год.

До 50% в их структуре обусловлено ишемическими повреждениями головно го мозга. Инвалидизирующий неврологический дефицит развивается более чем у 80% выживших пациентов, медицинский уход за которыми и реабили тация представляют огромную медико-социальную и экономическую про блему. Одной из тенденций современного здравоохранения является увели чение продолжительности и качества жизни людей, и связанное с этим уве личение общей численности населения пожилого и старческого возраста. В соответствии с этим, профилактика ишемических расстройств мозгового кровообращения и прогрессирования старческой деменции направлена, пре жде всего, на раннее выявление атеросклеротического поражения экстракра ниального сегмента сонных артерий и его комплексное лечение, по показа ниям включающего хирургическую реваскуляризацию головного мозга.

Выполнение каротидной эндартерэктомии (КЭ) у гериатрических па циентов длительное время оставалось предметом споров, вследствие чего старческий возраст являлся критерием исключения из крупных рандомизи рованных исследований (NASCET, ACAS). В то же время, в литературе все чаще появляются данные об удовлетворительных результатах вмешательства и его эффективности для профилактики инсультов, лечения сосудистой де менции и улучшения качества жизни у больных пожилого и старческого воз раста. Своеобразие указанного контингента больных обусловливает необхо димость разработки конкретных рекомендаций, позволяющих улучшить ре зультаты хирургического лечения.

Цель исследования На основании опыта выполнения эндартерэктомии из сонных артерий с применением различных методик операции и видов анестезиологического обеспечения, определить пути оптимизации хирургического лечения стено зов экстракраниального сегмента сонных артерий у пациентов пожилого и старческого возраста.

Материалы и методы В исследование включены 127 пациентов с экстракраниальными стено зами сонных артерий, которым в клинике за период с 1996 по 2004 годы вы полнено 137 операций каротидной эндартерэктомии. Все пациенты отнесены к двум группам – основной (64 пациента в возрасте от 60 до 79 лет, им вы полнено 68 операций) и контрольной (63 пациента от 28 до 59 лет включи тельно, им осуществлено 69 вмешательств). Средний возраст пациентов в ос новной группе составил 66,9±5,5 лет, в контрольной – 52,1±7,1 года.

В зависимости от особенностей анестезиологического обеспечения, все выполненные оперативные вмешательства у пациентов основной и кон трольной групп были отнесены нами к подгруппам: I-A подгруппа – 52 опе рации, выполненные пациентам гериатрической группы в условиях общей многокомпонентной анестезии (ОА);

I-Б подгруппа – 16 операций, выпол ненных в гериатрической группе пациентов в условиях сочетанной (провод никовой) анестезии (ПА);

II-A подгруппа – 55 вмешательств, выполненных в условиях ОА пациентам в возрасте до 60-ти лет;

II-Б подгруппа – 14 вмеша тельств, выполненных в условиях ПА пациентам в возрасте до 60-ти лет.

Протокол периоперационного обследования включал выполнение дуп лексного ангиосканирования, транскраниальную допплерографию (ТКДГ), селективную ангиографию, магнитно-резонансную ангиографию, спираль ную компьютерную томоангиографию. Интраоперационно осуществляли билатеральный ТКДГ-мониторинг с количественным определением микро эмболии. Пациентам выполнялась КЭ с пластикой свободным лоскутом верхней щитовидной артерии (ВЩА) (47 случаев), заплатой из политетраф торэтилена (ПТФЭ) (15), аутовенозной пластикой (38). В 10 случаях артерио томическое отверстие ушито первичным швом. Эверсионная эндартерэкто мия произведена 27 пациентам.

Оценивались время пережатия сонной артерии, «комфортность» вы полнения эндартерэктомии, вариабельность параметров гемодинамики, час тота и структура периоперационных осложнений. Сроки наблюдения за опе рированными больными составили от 6 месяцев до 8 лет, учитывались гид родинамические особенности зоны реконструкции, частота и степень ресте нозов.

Результаты У пациентов основной группы нами достоверно чаще (50%), чем кон трольной (18,9%), выполнялась операция открытой эндартерэктомии с пла стикой свободным лоскутом ВЩА (р0,05). Суммарная интраоперационная кровопотеря была наибольшей при использовании заплаты из ПТФЭ и обу словливалась кровотечением из мест вколов. Эверсионная методика оказа лась технически выполнимой лишь у 17,6% гериатрических пациентов ввиду протяженности поражения.

При использовании ПА нами отмечалась большая стабильность показа телей системной гемодинамики в ходе операции, чем при ОА. В частности, средний диапазон колебаний систолического АД составил при ОА 47,1 мм рт.ст (SD=17,7), при ПА – 27,5 мм рт.ст. (SD=13,5), р0,001.

В послеоперационном периоде летальных исходов нами зарегистриро вано не было. В обеих группах был зарегистрирован лишь 1 послеопераци онный инсульт (0,7%), развившийся на 1-е сутки после операции. Общее число общих осложнений со стороны нервной, дыхательной и сердечно сосудистой систем составило 13 случаев (9,5%). Следует отметить что все они наблюдались в подгруппах пациентов, оперированных под ОА (р0,05).

В частоте местных осложнений между подгруппами значимого различия не обнаружено. Обращено внимание на 2 случая послеоперационного кровоте чения из зоны реконструкции, потребовавших ревизии раны и наложения до полнительных швов. В качестве пластического материала при этих операци ях нами использовались аутовена и заплата из ПТФЭ.

Статистически достоверной разницы в частоте системных и местных осложнений в основной и контрольной группах обнаружено не было.

Рестенозов с сужением просвета артерии более чем на 30% в группе пациентов с пластикой ВЩА за период наблюдения не было выявлено. После вмешательств с использованием заплаты из ПТФЭ и аутовены зарегистриро ваны по 1-му случаю рестенозов более 50%, один из них оперирован повтор но ввиду развития ипсилатеральной неврологической симптоматики.

Выводы При анализе полученных данных установлено, что КЭ у гериатриче ских пациентов может выполняться с риском осложнений, не превышающим таковой у пациентов зрелого возраста. Дальнейшего снижения частоты по слеоперационных осложнений можно достичь, расширив показания к про водниковой анестезии, особенно у пациентов с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. В качестве заплаты для закрытия артериотомного отверстия предпочтение следует отдавать свободному лоскуту из ВЩА, позволяющему достичь лучших отдаленных результатов при сохранении аутовены как пла стического материала для коронарных и других артериальных реконструк ций. Синтетическим же заплатам, по нашим наблюдениям, присущи сравни тельно большая интраоперационная кровопотеря и увеличение себестоимо сти вмешательства. Заплата из ПТФЭ также затрудняет проведение ультра звукового контроля за послеоперационным состоянием просвета реконструи рованного сосуда.

МОБИЛИЗИРОВАННЫЕ G-CSF АУТОЛОГИЧНЫЕ СТВОЛОВЫЕ КЛЕТКИ В ТЕРАПИИ ОСТРОГО ИНФАРКТА МИОКАРДА У БОЛЬНЫХ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА:

КЛИНИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Цыган В.Н., Смолянинов А.Б., Чечеткин А.В., Кириллов Д.А., Халайчев Е.Е.

Институт клинической иммунологии СО РАМН, г. Новосибирск;

Российская Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова МО РФ, Институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН, г. Санкт-Петербург Фундаментальные достижения в области биологии стволовой клетки привнесли кардинально новые представления о регенеративной способности миокарда. Последствием этого в клинической медицине является развитие нового направления – клеточной кардиомиопластики, основой которой явля ется замещение поврежденных кардиомиоцитов путем иммобилизации или трансплантации стволовых клеток. Наиболее актуально эта проблема звучит в отношении терапии инфаркта миокарда (ИМ), как наиболее частой причи ны смертности и инвалидизации населения развитых стран у больных пожи лого и старческого возраста. Под руководством академика РАМН В.А. Коз лова группой ученых в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге получен патент на изобретение «Способ терапии инфаркта миокарда мобили зированными G-CSF стволовыми клетками» № 2245162 от 27 января 2005 г.

(заявка № 2003100172, приоритет изобретения от 04 января 2003 г.).

Нами проведено исследование клинической эффективности и безопас ности применения мобилизированных аутологичных стволовых клеток (МАСК) в комплексной терапии ИМ. В ходе исследования у 22 больных в остром периоде инфаркта миокарда (ИМ) на фоне стандартного медикамен тозного лечения проводилась терапия МАСК. Мобилизация клеток костного мозга проводилась при помощи курсового введения цитокина гранулоцитар ного колониестимулирующего фактора (G-CSF).

G-CSF человека является О-гликозилированным 19,6 кДа гликопротеи ном с pI 5,5, биологически активен в мономерной форме. G-CSF состоит из 207 аминокислот. Ген G-CSF картируется на хромосоме 17q21-q22. Рецептор G-CSF (CD114) человека относится к мембранным белкам типа I, 130 кДа, состоит из 836 аминокислот, картирован на хромосоме 1q35-34,3. Связыва ние G-CSF с рецептором индуцирует димеризацию последнего с последую щей трансдукцией сигнала роста и дифференцировки. G-CSF активирует JAK-семейство киназ, которые вызывают фосфорилирование тирозина фак тора транскрипции STAT3. После этого STAT3 стимулирует пролиферацию и индуцирует дифференцировку стромальных стволовых клеток.

Все 22 пациента в подостром и постинфарктном периоде ИМ отмечали значимое улучшение самочувствия, повышение устойчивости к физическим и эмоциональным нагрузкам, уменьшение потребности в нитратах. В пост инфарктном периоде (до 6 месяцев) после терапии МАСК явления сердечной недостаточности не нарастали ни у одного из 22 больных. Эти клинические особенности течения ИМ у пациентов, получавших терапию МАСК, нашли подтверждение в динамике результатов эхокардиографии, свидетельствую щей об улучшении сократительной функции сердца и торможении процессов ремоделирования миокарда. Так, фракция выброса на момент ОИМ в сред нем составляла 39,4±2,3%, после терапии МАСК 58,22±3,61% (p0,01);

фракция укорочения 25,2±0,28% до и 32,3±0,59% после лечения (p0,005).

Течение ИМ у всех 22 больных проходило без осложнений. Не было выявлено развития злокачественных нарушений сердечного ритма и прово димости. Терапия МАСК не инициировала дополнительного ишемического повреждения миокарда. Это доказывал закономерный для ИМ характер ди намики уровня кардиоспецифических ферментов. Перечисленные данные рассматриваются нами как доказательство безопасности терапии МАСК у пациентов в остром, подостром и постинфарктном периоде ИМ.

По нашему мнению, приведенные данные с достоверностью, насколько это возможно для пилотного исследования, свидетельствуют о безопасности и клинической эффективности МАСК в терапии ИМ. Полученные результа ты могут являться основанием для дальнейших масштабных работ по изуче нию практических аспектов данного метода клеточной кардиомиопластики у больных пожилого и старческого возраста.

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТАЯ СИСТЕМА ДОЛГОЖИТЕЛЕЙ И РОЛЬ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА Чермных Н.А.

Институт физиологии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук, г. Сыктывкар;

Сыктывкарское отделение Ге ронтологического общества РАН Научный интерес к изучению физиологии организма пожилых людей вызван рядом причин. Прежде всего, это причины социальные - идет неук лонное постарение общества почти во всех странах. Доля пожилых людей в половозрастной структуре общества превышает 15-20%. Это обстоятельство требует рассмотрения вопросов социальной защиты физического и духовно го здоровья старых людей, продления срока их активной жизни. Наибольший интерес представляет изучение возрастной физиологии системы кровообра щения, поскольку она является определяющей для состояния здоровья чело века и продолжительности его жизни. В 50-60-е годы прошлого столетия появилось большое количество исследований физиологических механизмов старения организма, в первую очередь сердечно-сосудистой системы. Было высказано предположение о наличии у долгожителей приспособительных механизмов, задерживающих в той или иной степени процессы старения.

Клинические исследования сердечно-сосудистой системы в ряде случаев свидетельствовали об отсутствии параллелизма между истинным возрастом и развитием старческих изменений. Показано, что старики имеют защитные механизмы, предохраняющие сердце от негативных воздействий [1, 7, 9, 11].

В задачу наших исследований входило изучение возрастных особенно стей сердечно-сосудистой системы человека в позднем онтогенезе на основа нии анализа электрокардиограмм, волновой структуры сердечного ритма и кровяного давления. Кроме того, предметом наших исследований было вы яснение роли социального фактора, условий жизни в комплексе факторов, влияющих на состояние здоровья старых людей. Оценка функциональных особенностей сердечно-сосудистой системы старых людей (старше 80 лет) осуществлялась на основании электрокардиографического обследования и измерения артериального давления в этнических группах северных (Ижем ский район) и южных коми (Усть-Куломский район), а также в группе рус ских в Усть-Цилемском районе. Обследование сельских жителей проводи лось в 12 населенных пунктах Республики Коми непосредственно на дому, что создавало комфортные условия общения и снимало негативное влияние самой процедуры, а также - в Сыктывкарском доме-интернате. Социометри ческое собеседование помогало войти в контакт с пожилыми людьми. Вопро сы социометрической анкеты были адаптированы на коми языке. Они каса лись условий жизни, семейного положения, продолжительности трудового стажа, отношений в семье, самооценки состояния здоровья, обращаемости за медицинской помощью и т.д. В Сыктывкарском интернате было проведено аналогичное обследование мужчин и женщин в возрасте 70-93 года и анализ архивных данных медицинского обследования пожилых людей за несколько лет проживания их в интернате. Общий вывод по результатам социометриче ского обследования сельских жителей – способность старых людей к самооб служиванию в собственном доме, работоспособность, участие в ведении се мейного хозяйства, высокий уровень социальной активности. Психоэмоцио нальное состояние, обеспечивающее "систему защиты" в жизненных ситуа циях старых людей, характеризовалось такими составляющими как доброже лательность в общении, коммуникабельность, самостоятельность и незави симость в решении своих проблем.

В литературе приводится разная частота встречаемости (от 26 до 85%) анормальных ЭКГ у стариков [1]. Авторы приводят ряд критериев "нормаль ной" ЭКГ: у людей пожилого и старческого возраста сохраняется синусовый ритм;

замедление сердечного ритма до 80 лет и ускорение его в глубокой старости;

умеренное удлинение интервалов R-R, P-Q и расширение комплек са QRS;

уменьшение амплитуды зубцов P, QRS, Т, постепенный поворот оси QRS влево и возникновение желудочковых и предсердных экстрасистол. По данным ряда авторов известно, что для долгожителей характерен "феномен здорового сердца", подтверждением чему служат данные исследования дол гожителей из разных этнических групп [10]. При анализе электрокардио грамм 100 долгожителей Абхазии в возрасте 80-116 лет в 75% ЭКГ выявлен нормальный вольтаж зубцов, у 25% - сниженный, у 20 человек зарегистриро ваны экстрасистолы [2]. Возрастные изменения амплитуды и длительности зубцов ЭКГ у старых людей (мужчин и женщин в возрасте 80-90 лет) харак теризовались снижением амплитуды потенциала зубцов P и T, увеличением Q в грудном отведении V3 [13]. На основании исследования ЭКГ у более людей в возрасте от 60 до 97 лет [6] было показано, что данные ЭКГ могут быть критерием степени возрастной "дряхлости" организма.

У большинства обследованных нами старых людей, среди которых во всех этнических группах преобладали женщины, зарегистрирована нормаль ная электрокардиограмма (ЭКГ) с проявлением возрастных изменений. В ЭКГ старых людей-жителей Севера наблюдали расширение комплекса QRS, увеличение интервалов Q-T и P-Q, уменьшение амплитуды зубца T. Эти из менения свидетельствовали о возрастном снижении скорости процессов де поляризации в миокарде, удлинении предсердно-желудочкового проведения.

Ухудшение проводимости возбуждения в предсердии – расширение зубца P наблюдали у обследуемых в возрасте старше 80 лет. Выраженность измене ний ЭКГ увеличивается с возрастом, однако, даже у людей в престарелом возрасте встречаются нормальные ЭКГ. Удлинение электрической систолы сердца, характерное для старческого сердца, происходит за счет фазы репо ляризации, что носит адаптивный характер, так как увеличивается восстано вительный период в работе сердца.

Частота сердечных сокращений у долгожителей Абхазии находилась в диапазоне 60-80 уд/мин, брадикардия (40-59 уд/мин) отмечена в 19% ЭКГ [2].

Установлены индивидуальные различия частота сердечных сокращений у старых людей – жителей Севера с колебаниями от 58 до 97 уд/мин. На осно вании вариационного анализа волновой структуры сердечного ритма в рит мограммах северных долгожителей получено подтверждение наличия харак терного для этой возрастной группы устойчивого синусового ритма. Ста бильность сердечного ритма была установлена для большинства обследован ных (более 60%) во всех этнических группах. Амплитуда моды (частота встречаемости в ритмограмме межсистолического кардиоинтервала опреде ленного класса) составляла 50-100%, что характеризовало минимальный ва риационный размах и устойчивый сердечный ритм. Специфический тип ре гулирования сердечной деятельности, складывающийся из звеньев много уровневой регуляторной системы организма, снижает перенапряжение и обеспечивает устойчивую работу сердца у стариков, особенно в экстремаль ных ситуациях.

Высокая вариабельность частоты сердечного ритма (амплитуда моды не превышала 30%) была свойственна людям с выраженной дыхательной аритмией и при наличии единичных экстрасистол в ЭКГ. Такой тип ритмо граммы наблюдался не более чем в 30% случаев. Вариабельность сердечно го ритма при дыхательной аритмии, при которой ритм сердца коррелирует с ритмом дыхания, обусловлена выраженной активацией симпатической регу ляции. У небольшого числа в обследованных группах долгожителей с диаг ностированной патологией в ритмограммах была зарегистрирована экстра систолия различной этиологии.

Анализ характеристик сердечной деятельности при электрокардиогра фическом обследовании пожилых людей в интернате показал развитие сер дечно-сосудистых патологий. Наблюдения динамики характеристик ЭКГ у 100 пожилых людей, проживающих в домах для престарелых и имеющих нормальную ЭКГ, показало, что через 2 года она сохранилась у 78 %, через года – у 64%, а через 7 лет отсутствие патологических изменений было толь ко у 58% пациентов [11]. Изменения частоты сердечных сокращений и ва риабельности сердечного ритма в старческом возрасте имеют индивидуаль ную специфичность и различную степень выраженности в зависимости от срока проживания в интернате. Они связанны с эмоциональным напряжени ем организма при изменении условий жизни и с активацией симпатического звена регулирования. Количественные и качественные изменения сердечной деятельности в стрессовых и экстремальных ситуациях определяются не только состоянием миокарда и интенсивностью стимуляции водителей сер дечного ритма, но и характером целостных адаптивных реакций организма, особенностями межсистемных связей в динамике конкретных физиологиче ских процессов.

В пожилом возрасте функциональные возможности сердца зависят от физических факторов гемодинамики (потеря эластичности кровеносных со судов, увеличенное периферическое сопротивление, венозный отток) и со стояния обмена веществ в тканях и в миокарде. Однако исследование прак тически здоровых людей в возрасте 80-100 лет показали, что артериальное давление находится в пределах физиологической нормы: у мужчин (80- лет) АД составляло 136/74 мм рт. ст., старше 90 лет – 142/76: у женщин соот ветственно 136/73 и 153/78 мм рт. ст. [11]. Старение этих людей следует рас сматривать как естественное физиологическое. Существует точка зрения, что гипертония после 60 лет не должна рассматриваться как патология, она носит приспособительный характер, отражая возрастную перестройку сердечно сосудистой системы [3]. Большинство исследователей отмечают увеличение систолического (АДс) и диастолического (АДд) давления с возрастом [12, 3, 8]. Подъем систолического давления у стариков более выражен, чем возрас тные изменения диастолического давления. Рядом авторов отмечены разли чия в возрастных изменениях величины кровяного давления среди предста вителей разных этнических групп. При массовом обследовании у жителей Литвы старше 80 лет установлено, что уровень артериального давления на ходился в пределах физиологической нормы [5]. Можно полагать, что до старческого возраста доживают люди с хорошо сохранившейся способно стью сердечно-сосудистой системы, ее адаптационно-компенсаторных меха низмов. Среди обследованных долгожителей Абхазии большинство были от несены к группе нормотоников (АД - 110/80 мм рт. ст.), а 15% - к гипотони кам - 90/60 мм рт. ст. [2]. Большой научный интерес представляет обзор дан ных по артериальному давлению [14] у жителей разных стран - Нидерлан дов, Норвегии, Англии, Шотландии, США в возрасте от 60 до 90 лет. Пока зано, что систолическое и диастолическое давление у женщин выше, чем у мужчин, особенно в возрасте старше 75 лет. У жителей Нидерландов средние показатели артериального давления у мужчин в возрасте 80-90 лет составля ли 154/82, а у жителей Норвегии - 182/94 мм рт. ст.;

у женщин США АД со ставляло 150/97, и 187/75 мм рт. ст. – у женщин Шотландии. Авторы счита ют, что уровень кровяного давления зависит не только от возраста, но и от образа жизни, питания. Было показано, что в группе оседлого населения уз беков артериальное давление выше и гипертоническая болезнь встречается чаще по сравнению с киргизами, занимающихся скотоводством [4]. У севе рян старших возрастных групп известна склонность к гипотонии. Среди ко ренного населения пос. Диксон и нганасан п-ва Таймыр лица с нормальным артериальных давлением составляли 55%.

Анализ показателей артериального давления у северных долгожителей Республики Коми выявил этнические различия.


В группе северных женщин коми преобладали лица с нормальным артериальным давлением. У 53% об следованных АДс составляло в среднем 125±13 мм рт. ст. и диастолическое 72±8 мм рт. ст.. Гипертензивный тип артериального давления был характерен для женщин из группы южных коми (АДс - 170±17 и АДд - 96±16 мм рт. ст.) и для русских женщин. Обнаружена тенденция развития гипертонии у ста рых людей, проживающих в интернате. Артериальное давление у пожилых женщин при поступлении в интернат в среднем составляло: АДс - 136±28 и АДд - 82±16 мм рт.ст., через несколько лет в этой группе преобладали гипер тоники с давлением: АДс - 170±21 и АДд - 98±13 мм рт. ст. Анализ результа тов медицинского обследования (ЭКГ, артериальное давление, ЧСС) паци ентки М. за 12 лет ее проживания в интернате показал динамику состояния здоровья. Среди показателей особенно не благоприятным симптомом была динамика артериального давления. При поступлении в интернат в возрасте 69 лет давление составляло 110/70 - 130/80 мм рт. ст., через два года оно воз росло до 150/90 – 160/80, еще через год, несмотря на проведенные курсы ле чения – до 180/100. Через 9 лет давление устойчиво держалось на уровне 180/110 - 190/110 мм рт. ст, через 12 лет - наблюдались подъемы до 220/ мм рт. ст. Развитие гипертензии у старых людей, проживающих в интернате, вероятно, обусловлено психоэмоциональным напряжением вследствие изме нения образа жизни, ломки этнических поведенческих стереотипов. При пе реезде в интернат коренным образом изменяются условия жизни, духовно нравственная среда, в которой человек ранее получал моральную поддержку, разрываются социальные и родственные связи. Известно, что для долгожите лей из малых этнических групп характерна ограниченность социальной сре ды деятельности, общения и ценностей той микросферой, в которой они жи вут. В комплексе социальных факторов среды, определяющих состояние здо ровья и психологического комфорта, эффективность процессов адаптации, наиболее важным являются семейные отношения, уровень социальной за щищенности, профессиональный и социальный статус человека. Эти факто ры могут трансформировать степень влияния других неблагоприятных усло вий среды, общую направленность жизнедеятельности всего организма и его отдельных систем. В условиях интерната происходит разрушение связей с той этно-социальной средой, которая была источником стабильности миро ощущений. При адаптации к стандартизованным условиям социального изо лята, каковым является интернат, возможно проявление дискомфорта меж личностных взаимоотношений. Психическое здоровье является прямым от ражением восприятия индивидуумом своего физического здоровья и напря жения регуляторных систем организма. Решение проблем приспособления организма к новым условиям жизни может быть реализовано разными путя ми, эффективность и "цена" адаптации зависят от психоэмоциональных осо бенностей личности (типа высшей нервной деятельности, темперамента, черт характера, индивидуальной способности сопротивления стрессу и др.). Мы считаем, что роль социального фактора в процессах адаптации организма имеет большое значение в формировании регуляторных механизмов функ циональных систем и в поддержании духовного и физического здоровья че ловека.

Работа поддержана грантом научной школы академика М.П. Рощевского НШ-759.2003.4.

Литература 1. Бине Л., Бурльер Ф. (ред.). Основы геронтологии. – М.: Медгиз, 1960. - 458 с.

2. Какиашвили Д.С. Состояние сердечно-сосудистой системы у жителей Абхазии в старческом возрасте // Процессы естественного и патологического старения: Тр.

ЛИЭТИН. Вып. 16. – Л., 1964. – С. 197-207.

3. Коркушко О.В. Возрастные особенности артериального давления крови // Геронло логия и гериатрия (Ежегодник- 1968): Сердце, сосуды и возраст. – Киев, 1969. – С.

100-120.

4. Лауфер М.Я. Влияние образа жизни на уровень артериального давления и липидов крови // Распространение гипертонической болезни и коронарного атеросклероза и условия жизни. – Л.: Медицина, ЛО, 1964. – С. 81-92.

5. Муравов И.В., Щеголева И.В., Деркач Н.В. Кровяное давление у лиц 80 лет и старше // Кровообращение и старость. – Киев, 1965. – С. 72-80.

6. Соболева А.В. Состояние миокарда в пожилом и престарелом возрасте по электро кардиографическим данным // Старость и ее закономерности. – Л.: Медгиз, 1963. – С. 88-94.

7. Фролькис В.В. Физиологические механизмы старения // Физиологические меха низмы при старении. – Л.: Наука, ЛО, 1982. – С. 187-197.

8. Фролькис В.В., Шевчук В.Г. Гемодинамика и ее регуляция при старении // Физио логические механизмы при старении. – Л.: Наука, ЛО, 1982. – С. 107-119.

9. Чеботарев Д.Ф., Коркушко О.Е. Клинические аспекты стареющего организма // Приспособительные возможности стареющего организма. – Киев, 1968. – С. 159 177.

10. Чеботарев Д.Ф., Коркушко О.Е., Котко Д.Н. и др. Состояние здоровья и сердечно сосудистая система у долгожителей Абхазии и их родственников // Феномен дол гожительства. Антрополого-этнографический аспект исследования. – М.: Наука, 1982. – С. 125-132.

11. Чеботарев Д.Ф., Фролькис В.В. Сердечно-сосудистая система при старении. Л.:

Медицина, ЛО, 1967. – 255 с.

12. Lasser R.P., Master A.M. Observation of frequency distribution curves of blood pressure in persons aged 20 to 106 years // Geriatrics, 1959. – Vol. 14. – P. 345-350.

13. Olbrich O., Williams E.W. The normal precardial electrocardiogram in the aged // Gerontology, 1953. –Vol. 8, N 1. – P. 40-55.

14. Zonneveld R.J. The health of the aged. – Assen, 1961. – 439 p.

АНТРОПОЛОГИЯ ВИЗАНТИЙСКОГО ГУМАНИЗМА И СВЯТООТЕЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ Чикунов А.В.

Сыктывкарское Духовное училище, г. Сыктывкар Учение о человеке и его отношении к Богу является одним из основ ных в православном богословии, которое базируется на святоотеческой тра диции. В гуманизме концепция человека считается центральным учением.

При разработке антропологии как свв. отцы, так и гуманисты заимствовали некоторые античные представления о человеке.

Согласно святоотеческой традиции, человек после грехопадения дол жен воссоздать в себе образ Христа, получив через Святого Духа примирение с Богом и посредством этого достичь спасения. Традиция свв. отцов полагает цель человеческого существования не в его земном бытии, как таковом, а в общении с Богом, реализация которого во всей полноте перерастает границы земной жизни, простираясь в вечную жизнь.

Философские учения и религиозное сознание античности, на которые в большей степени опирались гуманисты, не могли представить назначение человека в такой полноте. Вопрос этот вытекает из этической оценки челове ка, а нравственный идеал язычества несовершенен и далек от христианского понимания святости. Язычеству было чуждо представление о вечном и боже ственном назначении человека. По учению же свв. отцов, предназначение че ловека обусловлено его сотворением по образу и подобию Божию, его грехо падением и его искуплением через Воплощение Христа.

Несколько иначе смотрели на вопрос о цели жизни гуманисты. В их представлениях человек должен активно действовать в мире, а не уходить из него, аскетически глядя на мир, как на нечто ненужное для спасения. Задача человека – улучшить мир, делая его еще более прекрасным;

в этом заключе но соработничество Богу, в этом синергия. Цель жизни – получить блаженст во от интеллектуальных занятий.

В святоотеческой традиции синергия понималась как взаимодействие благодати Бога со встречными усилиями самого человека, направленными на соединение с Богом. При этом действие благодати не является автоматиче ским. Именно обожение является конечной целью жизни, в этом мнении едины все представители православной традиции. В антропологии гуманизма в это понятие были внесены коррективы, а учение о синергии подверглось критике. Гуманистически ориентированная антропология, начиная с XI в., представляла собой самостоятельную науку, научное обоснование антропо логизма. Это и определяло смещение акцентов от обожения к самообожеств лению.

Обожение, в понимании православной традиции, гуманисты считали невозможным на земле. Гуманизм допускал лишь подражание, а не обоже ние. Пропитанные духом неоплатонизма, гуманисты не могли допустить мысли об участии тела в обожении, они лишь допускали соединение души человека с Богом.

Отцы же Церкви настаивали на участии тела во встрече с Богом в про цессе преображения, вместе с душой, говоря, тем самым, что в обожении участвует все естество: душа и тело. Согласно традиции свв. отцов, обожение – единственная опора для немощного человеческого естества, гуманисты же выбивали эту опору. Не сведение чувственного к умственному, не материа лизация духовного, но присоединение всего человека к нетварному, соедине ние человеческой личности с Богом, превосходящее всякое знание, превос ходящее разум. Это прекрасно покажет своим учением о сущности и энерги ях Бога св. Григорий Палама. Свв. отцы отмечают активную роль человека в достижении обожения. Стремление к Богу, к обожению имеет творческий динамизм, сама синергия воспринимается в традиции свв. отцов как соработ ничество, ибо в застывшей форме нет движения, а без движения нет шагов к изменению, к преображению.

Гуманизм оказался абсолютно невосприимчивым к данному учению.

Усилия гуманистов, отказавшихся от православного учения об обожении, были направлены на поставление человека в центр мироздания, на создание теории антропоцентризма. Тем самым, теоцентризм православной традиции оказался чужд гуманистическому мировоззрению, что приведет к десакрали зации жизни гуманистов, выведению новых акцентов в учении «о человеко боге», а не о «человеке обоживающимся».

Индивидуализм, как характерная черта гуманизма, требовал теоретиче ского обоснования, и оно было найдено в теории антропоцентризма, что рез ко контрастировало со святоотеческой традицией. Индивидуализм характе ризуется интересом человека к самому себе, стремлением к автономности.


Индивида больше увлекает земная жизнь, а небесный мир отходит на второй план. Для гуманистического сознания характерно убеждение в высоком дос тоинстве человеческой природы вообще и в неотъемлемом праве человека развивать свои способности и удовлетворять своим потребностям. Здесь на лицо отход от аскетической линии традиции свв. отцов, где внимание к себе было связано с борьбой со страстями, познание самого себя определялось как условие для восхождения к Богу. Внутренний же самоанализ гуманизма был следствием возраставшего внимания к человеку вообще. Впервые это стрем ление обнаруживается в XI-XII вв. (М.Пселл, М.Глика). Гуманизм верил в безграничные творческие способности человека, которые делают его высшей ценностью на земле. Но проявление творческих способностей виделось от нюдь не в синергии с Богом, а в решении сугубо земных проблем. Антропо центризм характеризуется определенной независимостью человеческого ра зума, автономностью от Бога. Это положение разделит гуманистов с пред ставителями святоотеческой традиции в решении проблемы боговидения.

Восхваляя разум человека, гуманисты в разумной человеческой природе ви дели образ Божий, что, в целом, согласуется с традицией свв. отцов. Как ра зумное существо, человек является творцом и именно в этом он подобен Бо гу.

Антропоцентризм выводит нас на вопрос о составе человека. Отцы Церкви, исходя из положения, что человек – образ Божий, различали в нем телесное и духовное начала. Гуманисты также говорили о сложности и про тиворечивости природы человека, о ее врожденных и приобретенных свойст вах, о теле, душе. Гуманисты, также как и свв. отцы, опирались на античную идею человека – микрокосма. Но при этом микрокосм, превосходящий все тварное своим рассудком, получал в гуманизме не просто царское достоин ство в системе мироздания, а становился фокусом, в котором сводились все проблемы земного порядка. Человек вновь, как и в одном из положений ан тичной мысли – мера всех вещей, своего рода «земное божество», он созида тель и распределитель ценностей. Истина - то, что он считает истинным, смысл жизни – то, что он считает смыслом жизни, добро и зло - то, что он считает добром и злом. Он, так или иначе, овладевает природой, подчиняя ее себе. Человек сам создает себе культуру (без санкции Бога), свою филосо фию, науку, этику, политику.

Человек, состоящий из тела и души, способный воспринять видимый и невидимый миры, теперь больше обращен к миру видимому. Здесь кроется причина споров XIV в. монахов-исихастов с гуманистами о природе челове ка. Свв. отцы видели в человеке не только его величие, разумность, превос ходство над этим миром, но и как бы некое зеркало, отображающее с особой силой божественное устроение человека и связь его с премирным началом вечного всеединства. Для самообожествленного человека гуманистического стандарта связь с премирным началом была уже не так актуальна, как в пра вославной традиции. В гуманистической антропологии человек менее ответ ственен перед Богом, индивидуализм превращал его в изолированный чело веческий субъект, живущий уже не в церковном сообществе, а в узкой ин теллектуальной среде. Творчество самообожествленного человека не прила гается в области синергии. Его разум и свобода не действуют в решении за дачи раскрытия замысла, который намечен Богом от вечности, человек в гу манистической традиции сходит с пути обожения, т.к. земная жизнь дает иные возможности.

Гуманистический идеал – гармоническое развитие образованного чело века, приспособление его к жизни в обществе ему подобных людей. Проис ходит поворот к проблемам человеческого бытия ценой отказа от универ сальных онтологических проблем, от их собственно богословских ориенти ров. Индивидуализм гуманизма вел к новому миропониманию, новой онто логии. Путь к этому шел через антропоцентризм нового толка.

В святоотеческой традиции человек тоже в центре творения, но судьба его осложнена грехопадением и рассматривается только в перспективе иску пления. В отличие от гуманизма, человек рассматривается не сам по себе, а в своих отношениях с Богом, в отношении к греху и вечному спасению, к идее обожения – что недостижимо собственными силами.

Соглашаясь со святоотеческим учением о природе человека, гуманисты полагали, что божественной природой каждому дана возможность возвы ситься, но не по пути к обожению, а стать более или менее исключительным, героическим. Элитарность гуманистических кругов, идея избранничества приведет к созданию особой эзотерической атмосферы, что явно противоре чило христианской идее равенства и открытости Церкви миру.

Итак, гуманистическая концепция человека – это идеал просвещенного человека-гражданина, призванного играть активную роль в политике;

всесто ронне развитая личность, которой образование и достоинство дают защиту против жизненных невзгод и преобразуют из «естественного» в культурного человека.

Таким образом, византийский гуманизм не был христианским в облас ти антропологии. Святоотеческая традиция не сводила понятие личности только к природе человека. Отцы Церкви считали, что человек есть средото чие и связь всех вещей и явлений, что ему дано быть соотносительным всему миру, он – отображение Логоса Небесного, связь с премирным Началом. От сюда главная тема богословия свв. отцов – обожение человека и его спасе ние, для которого необходимо стяжание Св. Духа в земной жизни, чтобы об рести полноту Царствия Небесного в жизни будущей;

главная тема филосо фии гуманистов – интеллектуальный комфорт человека в земном измерении, имеющего широкие возможности в построении царства справедливости на земле;

идеал свободного развития личности и неразрывного с ним совершен ствования общества и государства.

Использованная литература 1. Св. Григорий Палама Гомилин (беседы). / Пер. архим. Амвросия (Погодина). - М., 1994.

2. Зарин С.М. Аскетизм по православно–христианскому учению. - 2–е изд. - М., 1996.

3. Иларион (Алфеев), иером. Преподобный Симеон Новый Богослов и Православное Предание. - М., 1998.

4. Киприан (Керн), архим. Антропология св. Григория Паламы. - М., - 1996.

5. Курочкин П.К. Православие и гуманизм. - М., 1962.

6. Лосский В.Н Богословское понятие человеческой личности. // Богословие и бого видение: Сборн. /Под ред. В. Пислякова. - М., 2000. - С. 289 - 302.

7. Малков П.Ю. Человек: микрокосм или макрокосм. (Святоотеческий взгляд на про блему) // Ежегодная богословская конференция ПСТБИ: Материалы. - М., 1999. С. 18 -21.

8. Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV – XV вв. - 2-е изд. - СПб., 1997.

9. Мейендорф И. прот. Введение в святоотеческое богословие. - 2-е изд. - Клин, 2001.

10. Мейендорф И. прот. Византийское богословие. - М., 2001.

11. Преп. Симеон Новый Богослов. Деятельные и богословские главы // Добротолю бие. - 2–е изд. - М., 1900. - Т. 5. - С. 7 – 60.

12. Мейендорф И. прот. Слова. //Творения в 3 тт. - Т. 1–2. - Сергиев Посад, 1993.

13. Синергия. Проблемы аскетики и мистики Православия. Сборн. /Под общ. ред. С.С.

Хоружего. - М., 1995. - С. 177 – 206.

14. Сюзюмов М.Я. Философия и богословие. // История Византии, т. 3. - С. 234 - 256.

15. Успенский Ф.И. Очерки по истории византийской образованности. - 2–е изд. - М., 2001.

16. Фрейберг Л.А., Попова Т.В. Византийская литература эпохи расцвета IX – XV вв.

Сборн. /Отв. ред. М.Л. Гаспаров. - М., 1978.

17. Человек. Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии.

Сборн. - М., 1991.

ПОЛОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭТИОЛОГИИ И ТЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ У БОЛЬНЫХ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА Шарошина И.А., Махмутходжаев С.А., Преображенский Д.В., Столярова И.И., Некрасова Н.И.

Медицинский Центр Управления делами Президента РФ;

кафедра гематологии и гериатрии ФППОВ ММА им.И.М.Сеченова, г.Москва В рандомизированные клинические исследования по изучению эффек тивности и безопасности лекарственных средств у больных с хронической сердечной недостаточность (ХСН), как правило, включают мужчин в воз расте не старше 70 лет. Между тем известно, что распространенность ХСН увеличивается с возрастом и превышает 10-15% среди лиц старше 65 лет.

Более того, среди больных пожилого и старческого возраста с ХСН соотно шение между мужчинами и женщинами примерно одинаковое.

Целью настоящего исследования явилось изучение особенности этио логии и течения левожелудочковой ХСН у мужчин и женщин в возрасте лет и старше.

Под наблюдением находилось 315 больных с ХСН I-IV функциональ ных классов. Среди больных было 158 мужчин и 157 женщин в возрасте от 60 до 97 лет (средний возраст 76±13 лет). Диагноз ХСН основывался на кли нико-анамнестических данных и результатах инструментального обследова ния. В исследование не включали больных с массивным ожирением, цирро зом печени, почечной недостаточностью, тяжелой анемией, гипертиреозом и хроническим легочным сердцем и другими заболеваниями, которые могут симулировать ХСН. У пожилых больных с ХСН коронароангиография по понятным причинам не выполнялась, поэтому дифференциальная диагности ка между ишемической и дилатационной кардиомиопатией основывалась лишь на клинических данных и результатах эхокардиографии. Сократитель ную функцию левого желудочка (ЛЖ) оценивали с помощью эхокардиогра фии в М-режиме и двухмерной эхокардиографии с допплерографией. На ос новании полученных показателей рассчитывали величину фракции выброса ЛЖ. Систолической дисфункцией ЛЖ считали величину его фракции выбро са меньше 45%.

Анализ результатов комплексного клинико-инструментального иссле дования показал, что как у мужчин, так и у женщин ведущей причиной ХСН явилась ишемическая болезнь сердца (ИБС) (таблица 1).

Таблица Сравнительная характеристика ХСН у мужчин и женщин пожилого и старческого возраста Показатель Мужчины Женщины Р (n=163) (n=162) ИБС Н.д.

151 (93%) 144 (89%) 0, Инфаркт миокарда в анамне- 134 (89%) 103 (72%) зе (в % от больных ИБС) 0, Гипертензия 94 (58%) 129 (80%) Сахарный диабет Н.д.

18 (11%) 29 (18%) 0, ХОБЛ 62 (38%) 27 (17%) Клапанные пороки сердца Н.д.

3 (1,8%) 10 (6,2%) Дилатационная кардиомио- Н.д.

2 (1,2%) 6 (3,7%) патия Мерцание предсердий Н.д.

31 (19%) 27 (17%) Функциональный класс NYHA:

Н.д.

I—II 72 (44%) 67 (41%) Н.д.

II—IV 91 (56%) 95 (59%) Фракция выброса ЛЖ 45% Н.д.

64 (39%) 63 (39%) Н.д. – недостоверно.

Инфаркт миокарда в анамнезе чаще встречался у мужчин, чем у жен щин (89% от всех больных с ХСН ишемической этиологии против 75%).

Пороки сердца (чаще ревматической или неизвестной, возможно, старческой этиологии) были наиболее вероятной причиной ХСН у 3 (2%) мужчин и (6%) женщин;

дилатационная кардиомиопатия – у 2 (1%) мужчин и 6 (4%) женщин. Обращала внимание достоверно более высокая частота артериаль ной гипертензии среди женщин с ХСН (80% против 58% среди мужчин). У мужчин с ХСН чаще, чем у женщин, имелись хронические обструктивные болезни легких (ХОБЛ), однако они реже страдали сахарным диабетом 2 ти па. Не было существенных различий между мужчинами и женщинами в тя жести ХСН, определяемой по классификации Нью-Йоркской ассоциации сердца (NYHA), а также в частоте мерцания предсердий. Систолическая дисфункция ЛЖ (фракция выброса 45%) обнаруживалась лишь у 1/3 всех пожилых больных с ХСН и с одинаковой частотой встречалась среди муж чин и женщин (см. табл. 1).

Таким образом, у мужчин и женщин пожилого и старческого возраста ХСН в большинстве (60%) случаев протекает с сохраненной или несколько нарушенной систолической функцией ЛЖ. У подавляющего большинства больных 60 лет и старше причиной ХСН является ИБС, однако у мужчин ХСН, как правило, развивается после инфаркта миокарда, а у женщин – на фоне артериальной гипертензии и сахарного диабета 2 типа.

АНАЛИЗ ГИПЕРПЛАСТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ЛИЦ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА В РЕСПУБЛИКЕ КОМИ Шумихин К.В., Овечкин А.О., Ильиных Е.И., Моцная А.В., Лыткина Л.А.

Коми филиал Кировской государственной медицинской академии, Сыктывкарское отделение Геронтологического общества РАН, Республиканское патологоанатомическое бюро, г. Сыктывкар Гиперпластические процессы щитовидной железы чрезвычайно рас пространены и представлены в основном различными формами зоба. Их рас пространенность в популяции варьирует от 2 до 40%. Весьма остро данная проблема стоит в Республике Коми, являющейся эндемичной по этой патоло гии. Известно, что структура гиперпластических процессов меняется с воз растом. В частности, с возрастом уменьшается заболеваемость диффузным токсическим зобом, но увеличивается частота узловых форм гиперплазии и рака щитовидной железы.

Целью настоящего исследования явился сравнительный анализ при жизненно выявленных зобов у лиц пожилого и старческого возраста в рес публике Коми.

Материалы и методы Материалами работы явились результаты морфологического исследо вания и гистологические препараты пациентов, оперированных по поводу патологии щитовидной железы, по Республиканскому патологоанатомиче скому бюро за 2001-2002 годы. В результате основную группу составили женщины и 1 мужчина в возрасте от 60 до 79 лет, средний возраст 63,66±3, года, а в контрольную группу вошли 225 пациентов (195 женщин и 30 муж чин) моложе 60 лет, средний возраст составил 41,81±10,84 года.

Изучаемые количественные признаки, имеющие нормальное распреде ление, в работе представлены в виде М±, где М - среднее, - одно стан дартное отклонение. Для проверки гипотезы о равенстве средних для двух групп использовался критерий Стьюдента. Для определения существования различий между двумя группами по качественным признакам был использо ван критерий 2 (хи-квадрат). При p0,05 различия считались статистически значимыми. Статистическая обработка данных проводилась с помощью про граммы BIOSTAT 4.03.

Результаты исследования Нами не было найдено различий по полу между исследуемыми груп пами. В 1-ой и во 2-ой группах преобладали женщины (97,1% и 86,6%, соот ветственно). Встречаемость различных форм зоба и его гистологическая ха рактеристика также не отличались. Нами не найдено отличий по встречаемо сти кистозных изменений, аденомы и рака щитовидной железы между груп пами больных пожилого, старческого возраста и моложе 60 лет (таблица 1).

Таблица Сравнительная характеристика гиперпластических процессов щитовидной железы у лиц пожилого и старческого возраста в Республике Коми Морфологические показатели 1-я группа 2-я группа р Виды зоба: диффузный 2(7,1%) 26 (14,8%) 0,42 (нз*) узловой нз 9 (32,1%) 39 (22,2%) диффузно-узловой нз 17 (60,7%) 111 (63,1%) Гистологическая характери стика зоба:

• токсический 4 (14,3%) 56 (31,8%) нз • нетоксический 24 (85,7%) 120 (68,2%) • коллоидный 25 (89,3%) 164 (93,2%) нз • паренхиматозный 2 (7,1%) 3 (1,7%) • смешанный 1(3,6%) 9 (5,1%) Зоб Хашимото нз 3 (8,6%) 26 (11,55%) (аутоиммунный тиреодит) Кистозные изменения нз 12 (34,3%) 54 (24%) Аденома щитовидной железы нз 3 (8,6%) 43 (19,1%) Рак щитовидной железы нз 5 (14,3%) 33 (14,6%) * - различия статистически недостоверны (р0,05) При дополнительном сравнении возраста больных раком щитовидной железы и без него различия тоже отсутствовали. Средний возраст пациентов с раком щитовидной железы составил 45,37±12,28 года, без рака – 46,98±12,79 года (р=0,70). Что говорит об отсутствии прямой связи между частотой развития злокачественных новообразований щитовидной железы и возрастом. Следует подчеркнуть, что чаще всего опухолевые процессы щи товидной железы протекали на фоне нетоксического зоба (70% при аденомах и 41% при раках).

Выводы:

1. В Республике Коми у лиц пожилого и старческого возраста гиперпла стические процессы чаще всего представлены диффузно-узловой фор мой зоба - 48,6% в структуре всех гиперпластических процессов, 60,7% в структуре зоба.

2. У лиц пожилого и старческого возраста преобладает нетоксическая (85,7%), коллоидная (89,3%) форма зоба по гистологической картине.

3. Частота обнаружения рака щитовидной железы у больных пожилого и старческого возраста в республике Коми составила 14,3% от всех ги перплазий щитовидной железы, по поводу которых проводились опе рации.

4. Частота встречаемости опухолевых и неопухолевых процессов щито видной железы значимо не отличается у пациентов пожилого и старче ского возраста в сравнении с больными моложе 60 лет.

ПРОБЛЕМА ОСТЕОПОРОЗА У БОЛЬНЫХ ГЛОМЕРУЛОНЕФРИТОМ БЕЗ ХРОНИЧЕСКОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ Ягупова Т.А., 2Баженов А.Н., 2Баженова О.П.

ГУ РК "Кардиологический диспансер";

2Коми филиал КГМА, г. Сык тывкар;

Сыктывкарское отделение Геронтологического общества РАН В настоящее время гломерулонефриты (ГН) рассматриваются как группа морфологически разнородных иммуновоспалительных заболеваний с пре имущественным поражением клубочков, а также с вовлечением канальцев и межуточной (интерстициальной) ткани.

Одним из самых тяжелых проявлений ГН является нефротический син дром (НС). Клинически, НС характеризуется отеками различной степени вы раженности (от легкой пастозности тканей до выраженных отеков степени анасарки и водянки полостей). Кардинальными лабораторными критериями НС являются протеинурия более 3,5 г/с, и гипоальбуминемия менее 35 г/л.

НС развивается при всех морфологических вариантах ГН, но с различ ной частотой. Так, у всех пациентов при ГН с минимальными изменениями клиническая картина болезни характеризуется НС. При других вариантах частота НС колеблется от 30 до 70%. Патогенез НС тесно связан с основным заболеванием. Гломерулонефрит имеет иммунологическую основу, т. е. воз никает вследствие осаждения в почке фракций комплемента, иммунных ком плексов или антител против антигена базальной мембраны клубочка с сопут ствующими нарушениями клеточного иммунитета. Главным звеном в пато генезе ведущего симптома НС - массивной протеинурии - является уменьше ние или исчезновение постоянного электрического заряда стенки капилляр ной петли клубочка. Последнее связано с обеднением или исчезновением из нее сиалопротеина, в норме тонким слоем "одевающего" эпителий и его от ростки, лежащие на базальной мембране, и находящегося в составе самой мембраны. В результате исчезновения "электростатической ловушки" белки в большом количестве выходят в мочу. Вскоре происходит "срыв" процесса реабсорбции белков в проксимальном канальце нефрона. Нереабсорбирован ные белки попадают в мочу, обусловливая своим составом селективный (альбумин и трансферрин) или неселективный (высокомолекулярные белки) характер протеинурии.

В связи с ведущей ролью иммунного воспаления в индукции и прогрес сировании ГН основой в лечении являются иммуносупрессивные препараты.

Препараты, влияющие на неимунные механизмы прогрессирования: ингиби торы ангиотензин-превращающего фермента (ИАПФ), блокаторы рецепторов АПФ, также снижают протеинурию, однако при НС их антипротеинуриче ский эффект не велик, и они используются при сопутствующей артериальной гипертензии или в качестве нефропротекторов в случаях отсутствия эффекта от иммуносупрессоров.

Современная иммуносупрессивная терапия включает в себя использова ние как препаратов «общего» действия, так и селективно блокирующих от дельные звенья иммунного ответа. Системное применение глюкокортикосте роидов (ГКС) относится к числу наиболее эффективных и широко применяе мых методов лечения некоторых заболеваний. Так, по данным исследования, проведенного в Великобритании, 0,5% популяции принимали ГКС в таблет ках, по крайней мере, в течение 3 месяцев. В то же время, применение ГКС сопровождается широким спектром тяжелых осложнений в виде медикамен тозного синдрома Кушинга, одним из проявлений которого может быть ос теопороз.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.