авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников

Семья Горшковых

в очерках

и воспоминаниях

родственников

1

Семья

Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников

Семья Горшковых

в очерках и воспоминаниях родственников

Книга посвящена истории семьи Горшковых - близких и родных

советского военного деятеля, создателя ракетно-ядерного флота,

Адмирала флота Советского Союза, дважды героя Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова. Она объединяет в себе рассказы и очерки, написанные родственниками Адмирала С.Г.Горшкова, а также рукописи, сохраненные в семейных архивах профессора и заслуженного деятеля науки РСФСР Георгия Петровича Горшкова. В книгу включены воспоминания и впечатления современников, так или иначе соприкасавшихся с членами этой большой семьи, хранящей память о многих поколениях своих предков. Книга продолжает серию изданий о славных традициях истории Государства Российского, выпускаемых компанией «Открытый Мир»

УДК 359.083(47+57)(092) ББК 68. С С30 «Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников», Москва: ЗАО «Компания «Открытый Мир», 2013 – 486 с.

ISBN 978-5-906153-08- © Семья Горшковых.

© ЗАО «Компания «Открытый Мир».

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников СоДерЖАние Предисловие I Корни Воспоминания Татьяны Георгиевны Осиповой (Горшковой) «Михаил Дмитриевич Горшков и Феодосья Петровна Товарнова»

Воспоминания Петра Михайловича и Марии Михайловны Горшковых, записанные Г.П. Горшковым 7 марта 1953 г.

«Детство»

II Дети Воспоминания Татьяны Георгиевны Осиповой (Горшковой) «Семья»

Записки со слов Бориса Ивановича Горшкова «Иван Михайлович и Никита Михайлович Горшковы»

Записки Елены Сергеевны Горшковой «Георгий Михайлович Горшков и Елена Феодосьева Горшкова (Никитюкова)»

Записано Осиповой Татьяной Владимировной по воспоминаниям Татьяны Георгиевны и со слов Евгения Степановича Гончаренко (Душенкевич по маме) «Никитюковы-Душенкевичи-Гончаренко»

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников III ВнуКи, СлеДующие ПоКоления.

ноВые роДСтВенниКи Древо семьи Горшковых Георгия Михайловича и Елены Феодосьевы – описание Семья Горшковых Сергея Георгиевича и Зинаиды Владимировны Из материалов Елены Сергеевны Горшковой «Сергей Георгиевич Горшков»

Игорь Сергеевич Горшков «Воспоминания о семье и пройденном жизненном пути»

Семья Осиповых Татьяны Георгиевны (Горшковой) и Владимира Александровича Рассказ Татьяны Владимировны Осиповой «О маме и немного о детстве»

Осипова Татьяна Владимировна Осиповы Николеишвили и Чистяковы Семья Кроленко Натальи Георгиевны (Горшковой) и Ивана Ивановича Записки Марии Ивановны Кроленко Воспоминания о родителях Семья Горшковых Георгия Петровича и Зинаиды Васильевны Очерк Веры Георгиевны Грачевой (Горшковой) и Вячеслава Георгиевича Горшкова Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников «Георгий Петрович Горшков»

Воспоминания Вячеслава Георгиевича Горшкова «О жизни и о себе»

Записки Веры Георгиевны Грачевой (Горшковой).

«О бабушке Вере Семеновне Горшковой (Садовской) и о родителях»

История восстановления памятника Петру Михайловичу Горшкову О себе и о муже, дочке и внучке Рассказ Андрея Федоровича Грачева Эпилог Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ПреДиСлоВие Говорят, что люди без знания своего прошлого не могут ува жать себя. Конечно, составить историю своего рода дело дале ко не простое. Если в семье не сохраняли документов от своих бабушек и дедушек, не записывали памятные события или рас сказы родственников, не вели дневников или просто не пере давали из уст в уста истории из жизни предков, то нить с про шлым будет утеряна и, как говориться, такой человек без роду и племени. И что от такого гражданина можно ожидать? Если не умеешь уважать своё прошлое, своих родных, наконец, себя, то не будешь уважать и ту страну, где родился и вырос.

Импульсом к составлению этой книги послужил набросок родословной фамилии Горшковых, сделанный Георгием Пе тровичем Горшковым, который сумел собрать по крупицам скудные сведения о корнях нашего рода. Нам повезло! Далее усилиями родственников, других людей из чувства уважения и верности памяти к уже ушедшим, фрагментарно создавались зарисовки к портретам наших ближайших предков, картинки быта и жизни прошедших времен.

Ниже представленный материал - не законченное повество вание, а открытая книга для постоянного пополнения новыми сведениями, биографическими подробностями, просто вос поминаниями всех тех, которые знают или знали кого-либо из нашего рода Горшковых. Может быть, когда-нибудь мы созда дим свой сайт в сети Интернет и тогда получим уникальную возможность услышать новые голоса.

Книга представляет собой сборник материалов различного характера.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Это и воспоминания, записанные либо собственноручно, либо со слов других членов семьи;

это и просто краткие био графические сведения;

либо отдельные факты о личности того или иного члена семьи.

Это, наконец, полноценные биографические статьи о наибо лее выдающихся представителях семейства Горшковых.

Сведения, содержащиеся в представленных материалах, за частую пересекаются, где-то дополняют друг друга, где-то не совпадают в деталях.

Далеко не о всех членах семьи есть информация в этом сбор нике, но есть надежда, что данная работа явится побуждающим стимулом для кого-то, чтобы заняться поисками каких-то но вых фактов из истории семьи. Наша идея состояла в том, что бы, дополнив отдельные веточки семейных связей, постараться дать описание каждой личности из родословной и тем самым более полно раскрыть время и какие - то особенности наших родственников в соответствующих исторических условиях.

И, наконец, жизнь идет, появляются новые поколения, и кто-то, надеемся, впишет новые страницы в историю нашего замечательного рода.

Книга открыта.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников I Корни Михаил Дмитриевич Горшков и Феодосья Петровна товарнова Воспоминания татьяны Георгиевны осиповой (Горшковой) Родоначальниками семьи Горшковых являются Михаил Дмитриевич Горшков и Феодосья1 Петровна Горшкова, урож денная Товарнова.

Горшковы - из деревни Митрофаниха, Копнинской волости, Покровского уезда, Владимирской губернии. Были они столя рами и плотниками, крепостными помещика Ребиндера. Роди тели Михаила – Дмитрий Игнатьевич и Екатерина Назаровна.

В семье, помимо Михаила, были два брата, Петр и Иван – оба столяры. У Ивана была жена Меланья Иллиодоровна.

Михаил Дмитриевич «взял жену увозом», так говорили в семье, так как отдавать за него Феодосью не хотели, и уехал в Харьков.

Михаил Дмитриевич был старостой (теперь бы сказали бри гадиром) артели плотников. Специалистом он был хорошим, и, начинающие строительство к нему приходили за составле нием сметы расходов и материалов.

Была у него ещё одна особенность: в то время популярны были кулачные бои, и Михаил был знатным бойцом. Купцы В некоторых текстах встречается и иное написание этого имени (Феодосия) Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников болельщики на него бились об заклад. В случае победы (а она случалась неизменно) его, конечно, щедро угощали. Возлияния вошли в привычку, что явилось причиной бедности семьи, и, в итоге, свело его в могилу. Мать его знахарка и повитуха Екате рина говорила снохе Феодосье: «Ты приложи землицу к сердцу, легче станет». А Феодосья горевала не о муже, а о том, как под нимать детей.

Феодосья Петровна, урожденная Товарнова – из деревни Перники того же уезда, той же волости и губернии.

Товарновы были государственными крестьянами и стояли как бы выше крепостных на социальной лестнице. Родители Феодосьи – Петр Абрамович и Домна Елисеевна. Семья, по ви димому, была старообрядческой. Но было такое направление в старообрядчестве – единоверчество, когда признавалось вер ховенство официального православия.

В семье, помимо Феодосьи, были ещё дети: сестра Матрена и брат Аркадий.

У Михаила и Феодосьи родилось десять человек детей:

Георгий, Петр, Никита, Иван, Евдокия, Мария, Елена, Павел, Федор, Поликарп. Последние четверо из названных умерли в детстве.

Оставшись вдовой в двадцать девять лет с шестью детьми на руках, Феодосья стала стирать на людей и на трактир.

Однажды один из клиентов, помнивший Михаила, предло жил устроить старшего Егора в гимназию за казенный счет. И у неграмотной крестьянки хватило ума предложение принять.

С этого начался подъем семьи.

Древо родословных связей основоположников семьи пред ставлено на рис. 1.

Домна Назарова Горшков Товарнов Елисеевна Екатерина Дмитрий Петр Игнатьевич Абрамович Горшков Товарнова Михаил Феодосья Дмитриевич Петровна Павел Федор Елена Поликарп Иван Евдокия Мария Никита Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Петр Георгий Михайлович Михайлович 1883 - 1975 1873 - рисунок Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Детство Воспоминания Петра Михайловича и Марии Михайловны Горшковых, записанные Георгием Петровичем Горшковым 7 марта 1953 года В Коломне дядя Егор, тетя Маня и папа посвятили вечер вос поминаниям о жизни в Харькове, на Леваде, 1890-1895гг. Пишу под диктовку папы (Петра Михайловича Горшкова – младшего брата Георгия Михайловича Горшкова.) «Левада – открытое поле, чрезвычайно изрезанной формы;

с одной стороны – болото, с другой – озеро, с большим количе ством карасей и всякой живности. В этом озере с утра до вече ра мальчишки и купались. А карасей ловили бреднем или про сто штанами или руками, загребая ими тину. Кроме карасей в тине всякие пауки, тритоны и т.п. После сильных дождей вода выступала и покрывала всю леваду с ее высокой травой, кана вами, рвами, и тогда всякая озерная живность расплывалась по всей леваде, и даже больших карасей можно было ловить руками в кустах.

Вспоминаю, что в эти моменты, т.е. когда мы осенью или весной старались перейти леваду, брат и мама выходили и смо трели нам вслед: как мы перейдем леваду. Обувь была плохая, одежда тоже, и нередко, видя наши тщетные усилия перебрать ся через канавы с водой, брат кричал нам, чтобы мы верну лись.

Летом вся левада покрывалась пышной травой, в которой птицы вили гнезда. Искать гнезда – это спорт, не для того, что бы загубить яйца, нет, а просто интересно.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Много мы занимались игрой в бабки, пускали змеи, а по вос кресеньям участвовали в кулачных боях;

пригород выступал против Замковки. Начинали бой мальчишки, затем - постарше и, наконец, шла стена на стену, сотни человек. Бой начинался часа в 2 и кончался с заходом солнца. Нередко в разгаре боя по казывались городовые на лошадях и тогда бойцы рассыпались кто куда.

Осенью и весной левада заливалась водой, покрывалась гря зью, и перебраться через нее было непросто. А перейти надо, т.к. чтобы добраться до школы, которая находилась в Замков ке, нужно было именно пересечь леваду.

Наша изба находилась с самого края, прямо на леваде. Окна были почти вровень с землей, а мимо окон проходила дорога из Замковки в город. Днями и ночами шли по этой дороге, и мы жили, как в фонаре. Изба состояла из двух частей: жилая часть из 3-х комнат;

2 комнаты занимал дядя с теткой и бабуш кой, а 1 комнату – мы, 6 человек. В нашей комнате была громад ная русская печь, на которой часть из нас спала, а другие спали вповалку на большой кровати. Печь занимала больше 1/3 ком наты. Над печью был ход;

и вот помню такой случай.

Поместили мы в подполье голубей. И однажды, когда печь топилась, голуби вылетели из подполья и прямо в эту печь, в огонь. Зрелище было ужасное. Голуби были чужие. Наш сосед был большой любитель голубей и как-то мы, с приятелями мальчишками, забрались в его голубятню и утащили порядоч но голубей. Конечно, сосед догадывался, кто произвел похи щение, но, к счастью, никаких мер не принимал. Эти голуби и попали в огонь.

Обстановка в комнате (а комната была площадью метров 12-15) была такой: справа при входе – та самая большая кро Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вать. У окон – небольшой стол, несколько скамеек, пара по ломанных стульев. Налево в углу – большое количество икон.

Это все. Родители мамы, и она сама, конечно, были люди рели гиозные - что-то среднее между старообрядцами и обычны ми православными, в этом духе они воспитывали и нас. И вот, под большие праздники, вставали мы далеко засветло и перед этими иконами зажигали всевозможные свечи, а потом шли в церковь к ранней обедне, ходить, конечно, очень часто не хоте лось, особенно зимой.

Помню картину: был сильный ливень, и канава, располо женная перед окнами нашей избушки вся затопилась быстро текущей водой;

и мы увидели большого петуха наших соседей.

Мы быстро выбежали, спасли этого петуха, и потом он долго, каждое ясное утро, приходил к нам под окна и пел.

В нежилой половине избы была расположена столярная ма стерская, где работали столяры во главе с дядей Ваней (брат отца). Труд у этих столяров был каторжный, а жизнь беспрос ветная. С 6 ч. утра до 9 ч. вечера, где работали, там и спали, никаких постельных принадлежностей и белья носильного и в помине не было;

зимой ходили кто в чем, вместо сапог - опор ки. Были среди них и фантазеры, мечтавшие о хорошей жизни, но мечты были, конечно, беспочвенными. Мы с моим младшим братом Никитой все свободное от беготни время проводили в мастерской: варили клей и т.д. Мы завидовали рабочим, когда они уходили в гостиницу и там пьянствовали - нам казалось это чем-то чрезвычайно заманчивым. Все они были неграмот ными или малограмотными.

Тут же, в мастерской дядя в дальнейшем сделал закуток для нашей бабушки, его матери, где она и жила среди этой темной, оборванной, пьяной компании.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Пройти из нашей комнаты в мастерскую можно было по не большой галерее, метра 3-4 длиной: но пройти его ночью нам казалось страшно.

Тут же под крышей была голубятня, предмет нашего азарта.

Нередко голубей наших воровали.

Помню такой случай. Увлекались мы курами-карликами и имели очень бойкого петушка. Этот петушок повадился в го лубятню летать и клевать там зерно. Однажды, желая его вы гнать из голубятни, я запустил в него поленом и – наповал.

Впечатление было сильное.

Была у нас пара дорогих голубей, стоимостью по 1р. каждый, и эта пара произвела на свет недоросля, который однажды про пал;

через некоторое же время, когда мы заглянули в кадушку, в которую сбегала вода с крыши после дождя, мы нашли там этого молодого голубка утонувшим.

Голуби, бабки, пускание змеев, а то и просто лежание в траве на солнце вот наше времяпрепровождение. К этому надо еще прибавить лазание по чужим садам, бегание по окрестностям г. Харькова;

нас никто никогда не спрашивал, куда идем, когда придем. На леваде было пастбище коров. И очень часто мы по могали пастухам пасти коров. Нередко помогали нашим това рищам – фонарщикам зажигать вечерами керосиновые лампы.

До 12 лет театра мы не знали. Читали очень мало. Были свиде телями таких сцен, о которых теперь страшно и подумать. На родную брань знали в совершенстве.

Я с младшим братом учился в церковно-приходской школе на Замковке, поступив туда 8 лет, а к 12 годам ее окончил, она была 4-х классной. Как ученик церковно-приходской школы, и имея голос (дискант), я пел в церковном хоре, читал часослов и т.п. Так что часто бывал в церкви. В школе учился неплохо, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников но помню такой печальный случай. На страстной неделе по распоряжению зав. школой священника Соколько мы должны были посещать уроки Закона Божьего. Естественно, мы пред почитали игру в бабки и пускать корабликов по лужам. После пасхи надо было идти в школу и таким образом пришлось бы отвечать, почему не посещал занятий по Закону Божьему. Что бы избежать ответа, я в течение месяца бродил вместо шко лы по городу, пока однажды не разрешилась эта комбинация:

учитель прислал своего помощника узнать, почему я не хожу в школу. Мама, конечно, была сильно удивлена таким вопросом, т.к. каждое утро я аккуратно уходил в школу. Пришлось жесто ко поплатиться: мне всыпали и дома и в школе.

В 4-х классах школы занятия вели 2 учителя и за 4 года нас кое-чему обучили: читать, писать, 4-м правилам арифметики, немножко истории, так называемому Закону Божьему, читать по-славянски. Тут я первый раз почувствовал интерес к исто рии.

После окончания церковно-приходской школы стал вопрос – куда мне идти дальше. Подготовил меня к школе старший брат: научил меня читать, после писать. Пределом мечты на шей семьи было видеть меня машинистом, для чего следовало поступить в ж/д ремесленное училище. Но в это училище при нимали только с 14 лет. Поэтому дома решили меня отдать в уездное училище, где я и проучился 2 года.

Надо сказать, что отца своего я помню, когда он помирал.

Нас ввели в комнату и мы этот момент и запомнили.

По рассказам мамы и старшего брата, отец наш Михаил Дми триевич, хотя и был малограмотный плотник из Владимирской губ., но видно, понимал свое дело неплохо, и был человек не заурядный. К нему обращались различные подрядчики, брав Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников шие крупные работы, за составлением планов, смет, указаний.

Видно, был он хорошим оратором. В то время в России блистал адвокат Плевако, вероятно, оратор первоклассный. Хоть мы и мало знали общественную жизнь, но о Плевако и мы слышали.

Все громкие процессы в России протекали при его участии.

Плевако бывал и в Харькове и бывал в начальной школе, где я учился. Там же бывал и мой старший брат. Вот тогда знакомые и называли моего отца «вторым Плевако». Можно думать, что административные таланты отца и его ораторские данные как то перешли в какой-то малой степени и к нам.

Помню отдельные эпизоды нашей жизни. Два крупных не счастья, поразившие нас, оказались, в итоге счастливыми для нас: во-первых, хата наша, крытая соломой, однажды сгорела.

Покрыть ее железом и даже соломой снова средств не хватало.

Поэтому некоторое время она стояла без крыши и дожди зали вали нашу избушку. Пол был земляной, для придания ему хотя бы кого-нибудь вида его иногда мазали глиной. После каждого дождя пол представлял сплошную грязь, которую приходилось выносить ведрами. А от дождя мы прятались под скамейки.

От такой жизни младший брат Никита простудился, заболел, лицо его искривилось и частично снизились его способности, что конечно, повлияло на последующую его жизнь. Так вот это пожар сослужил нам полезную службу. Старший брат Егор, бывший в эти годы гимназистом младших классов, учился в гимназии очень плохо, причиной чему были его уличные това рищи. Благодаря им он не имел времени заниматься. Как позд нее и у нас, у него все время уходило на голубей, бабки и т.п., а учить уроки было некогда. Пожар дома вынудил брата пере браться к дяде Ване, брату отца, тоже столяру, который жил на одной из улиц г. Харькова против гимназии. Здесь товарищей у Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников него не оказалось, и имея много свободного времени, он посте пенно приучился учить уроки, и к 5-му классу уже сам давал уроки ученикам, за что и получил первый раз 3 р. в месяц.

Второй несчастный случай – это смерть отца. После смерти осталось 6 чел. детей: 4 сыновей и 2 дочери, вдова – 7-ая, про стая неграмотная деревенская женщина. После смерти отца бабушка и мама пошли к священнику местной церкви посове товаться, что дальше делать.

Священник порекомендовал взять старшего брата из гим назии и отдать в канцелярию, на службу, а что он сказал про нас – не знаю. Священник этот, насколько я помню, был боль шой ханжа. У двух неграмотных, не знавших никакого ремесла женщин, осталось 6 чел. детей, из которых младшей было 1,5 г., а старшему - лет 15-16. Т.к. отец сильно пил, отчего и умер пре жде времени, то при нем, по словам старших мы жили очень плохо. Часто не было на пищу, не было чем заплатить в шко лу. Сестра вспоминает случай, когда сначала я пошел и купил хлеба на 1 коп., а вскоре она пошла и купила хлеба на копейку.

Это очень рассердило лавочника, который сказал: «И чего вы шляетесь, уж купили бы сразу на 2 копейки».

Положение наше казалось безнадежным. Чтобы как-то вый ти из положения, мать решила торговать бубликами на базаре.

Купила сколько-то бубликов в пекарне и прежде, чем нести их на базар, принесла их домой. Мы эти бублики все съели. Этим ее торговля и ограничилась. Нужды и отсутствие перспективы заставили подумать, что же делать дальше. Правда, бабушка наша пользовалась большой популярностью в окрестностях левады: она была «бабка», и лечила от всех болезней, принима ла у рожениц детей и т.д. Нередко мы бывали свидетелями спо собов ее лечения: человека, у которого болела поясница, она Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников клала на порог комнаты, на поясницу клала валик, и чуть ли не топором била по этому валику. Пользовалась наговорами, и мы с интересом следили за ее шептаниями. Это ее ремесло при носило ей некоторый доход в виде подарков, денег и др. Мать занялась прачечным делом: стирала на купцов, на татар, тор говавших барахлом, на гостиницу, где, очевидно, часто бывал гостем наш отец. Помню, в день похорон отца хозяйка гости ницы подарила нам по пятаку. Мать целую неделю стирала, а по субботам мы разносили большими узлами белье, и зараба тывали на том р. 3-5 в неделю. Брат уроками зарабатывал руб. в месяц. И семья из 8 чел. – жила в месяц на 20 р.

Беднее нас с братом Никитой в церковноприходской школе никого не было.

Вспоминаю две картины.

У мамы пропал фунт мыла. Так его и не нашли. Потом ока залось – мама призналась в этом, мыло упало в борщ. И мы его съели – не выливать же борщ. И ничего.

Приехал в школу известный в то время архиерей Амвросий.

Учитель представил ему нас, но он не поинтересовался тем, как мы живем, хотя учитель и рассказал ему об этом.

Так вот, работа бабушки как «бабки», матери как прачки, уроки брата, дали нам возможность жить, пожалуй, лучше, чем при отце, ибо продолжай он то же, мы утонули бы. По словам старших, отец был добрым, пьяный не буянил, не дрался.

Третий случай: весна, темная ночь – страшный шум, нес шийся с левады. Оказалось, разлилась река – половодье. Река затопила всю леваду. Бурные потоки производили такой шум, который я помню до сих пор. Залило и нашу избу по крышу, и мы перебрались в соседний дом. Высокая вода стояла несколь ко дней, и мы с дядей Ваней сделали из бочек и досок плот и Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников плавали по леваде;

приплывали и к своему домику, точнее, к его крыше. Такое несчастье постигло многих, и власти распо рядились выдать пострадавшим от наводнения хлеб. И мы с братом получили 2 больших хлеба. Но когда мы несли их до мой, то пьяницы на улице у нас их отобрали. Со слезами, мы рассказали об этом дома. С нами пошли старшие, взяли горо дового, и эти два хлеба были найдены и отобраны у пьяниц, забравшихся в трактир. Когда вода спала, мы вернулись в свой холодный, сырой и грязный дом.

В этом доме и прошло все наше детство.

После смерти отца в этот дом перебрался наш дядя с семьей – он и занимал 2 комнаты, а нам оставил одну. Он тоже был горьким пьяницей, хотя и добрым человеком;

его жена тоже пила, и мы бывали свидетелями диких сцен. На наших глазах происходило все, что влечет за собой пьянство.

Сильно пил и наш дед, отец отца, тоже плотник.

С тех пор я возненавидел бедность и жалею бедных. Я знаю, чем это пахнет.

И вот, хотя мы жили и бедно, и грязно, и некультурно, но все же почему-то товарищи старшего брата – сначала гимна зисты, а потом студенты Харьковского университета любили приходить к нам. У брата была своя отдельная крошечная ком ната. Его товарищи проводили у нас долгие часы, приходили со своими кофейниками, варили кофе и нас угощали. Пели сту денческие песни, вели всевозможные разговоры, свидетелями которых мы были, и это был «якорь нашего спасения».

Старший брат Георгий Михайлович был очень строг – и к себе, и к нам. Мы боялись его, и поэтому остерегались следо вать плохим примерам: курить, играть в карты, воровать, и это нас спасло: пример брата нам послужил хорошую службу.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Однажды возвратившись с улицы, брат вызывает меня к себе и говорит: «Завтра пойдешь к Ивану Николаевичу (к то варищу брата, студенту-юристу). Мы решили готовить тебя в гимназию. Один мой товарищ будет заниматься с тобой по ла тинскому языку, другой – по французскому языку, третий – по математике». Это был переломный момент в моей жизни.

В 1898 году брат кончил Университет, и ему как стипен диату Святейшего синода, предложили поехать в г. Каменец Подольск преподавателем математики в духовную семинарию.

Он туда поехал и взял нас всех с собой. Это был переломный момент для всех нас к лучшему. Я в то время перешел в 4-ый класс гимназии.

Добавим: по линии отца все его предки были крепостными крестьянами помещика по фамилии Ребиндер. Крепостным был по всей видимости и наш отец, родившийся в 40-х годах прошлого столетия. Мать, ее родители и предки ее, были, на сколько я знаю, государственными крестьянами.

Воспоминания Марии Михайловны (тети Мани) Помню, Никита и Петя пекли картошку - идет дождь, они сидят под зонтиком, в траве, на леваде, и пекут картошку.

Помню, на леваде в бурьяне мы искали печерицы. Это, веро ятно, шампиньоны. Их жарили.

Еще все интересно было. Под Рождество Христа славили. За чинщиком был папа. Брали старое решето, обтягивали его чем-то, делали отверстие, закрытое бумагой, и внутри свеча Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников горела, а решето вертелось. Перед тем, недели за две, спевки де лали, а под вечер ходили по домам. Кто деньги давал, кто пря ники, кто пироги. Так ходили дня три – и в первый и второй и третий день. Кажется, и в Крещенье также ходили. Это самый веселый праздник был.

Мама всегда пироги пекла под Рождество, часа в три ночи, чтобы на утро готовые были.

Маленькую елку украшали, меленькую. Один только раз у нас была хорошая елка, когда папаша был жив. Елки я не пом ню, но помню игрушки – яблоки, вишни.

Один раз Петя заболел скарлатиной. Его в больницу увезли.

Это было под Рождество. Я пошла его проведать – а там гово рят, что он уже выписался. Прихожу домой - верно, он сидит дома, обложился всеми материалами и делает эту звезду, без него ничего не выходило.

Еще вот хороший обычай был под Пасху. Двор посыпали пе ском, пекли, что-то жарили, а на первый день Пасхи на плацу, на площади, устраивали базар – веревочные качели, карусели, черед лавок, балаганы;

все продавалось. На качелях страшно было, ушла душа в пятки.

В каком - то году был большой разлив воды. Мы не успели уйти из дома и вода все окружила. К потолку поднимали ко мод, стол, иконы, все. Нас на лодке вывезли. Плохо было. Мы хотели на новую квартиру перейти, но не нашли и вернулись в свой дом. А дядя Егор – он уроки где - то давал – он там и остался жить, кажется, на целый месяц.

Когда мама, Феодосья Петровна, несла булки из булочной, сзади на нее напали, уже у самого дома (голодные были) свали ли ее и все булки унесли. Так мы без булок и остались.

Про церковно-приходскую школу я ничего не знаю, там и Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников была-то всего один, кажется, раз. А моя школа трехклассная, женская была, на совсем другом конце города. И я почти каж дый день опаздывала. А как только кончила ее – наш отец умер. Все обещал отдать меня в гимназию, да вот так и не при шлось.

Дом был такой. Две комнаты и кухня. В доме – стол неболь шой, деревянный диван;

шкаф стеклянный, а нижняя его по ловина – комод. И кровать. А в углу был – дядя Ваня уже сделал – такой угольник для икон. Больше ничего не было.

В другой половине дома, под той же крышей, был сарай, и когда дядя, Иван Дмитриевич, после смерти отца, переехал к нам, он переделал этот сарай под мастерскую.

Со школы придут – Никита, Петя идут на леваду, гуляют, картошку пекут, в бабки играют, наиграются - и уже не в си лах.

– Никита, а уроки?

– Сейчас, сейчас - ложится, и так засыпает, что уже добу диться нельзя. И часто так.

Ребята – все больше в бабки играли, а потом еще змеи де лали – ух, хорошие змеи. Планки крест-накрест, хвост, путы, английский шнур. И высоко летали! Потом голубей водили.

Сделали на крыше такой скат - там они и жили.

А в комнате было неуютно. После дождя – через порог так и капает. Дверь, большая, широкая – в сенцы, а из них прямо на двор. Как откроют дверь – ветер такой. Прямо в комнату. Кро ме печки был еще чугунчик. Его накалим – тогда жарко, невоз можно. А в доме потом лук пекли, целиком, луковками.

Зимой чугунчик этот топили. За углем ездили куда-то. Один раз поехали за ним, был холод, насилу Петя с мамой его довез ли.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Спали на кровати обычно вчетвером, а иногда на печке. Она была русской, т.е. «варистой». Я спала на диванчике. А летом мы спали тут же, на леваде, в траве.

Древо семьи Горшкова Михаила Дмитриевича и Товарновой Феодосьи Петровны представлено на рис. 2.

Горшков Товарнова Михаил Феодосья Дмитриевич Петровна Иван Мария Никита Петр Георгий Михайлович Михайлович 1883 - 1975 1873 - Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Борис Дмитрий Лидия Иванович Никитович Павловна 1909 - Петр Галина Иванович Никитична 1903 - Сергей Георгиевич Зинаида Анна Николаевна 1910 - 1988 Ивановна Резникова Ольга Петровна Наталья 1911 - 1980 Георгиевна 1911 - Георгий Татьяна Петрович Георгиевна 1909 - 1984 1908 - Елена Вера Семеновна Феодосьевна Горшкова (Никитюкова) (Садовская) 1887 - Отец Феодосий Никитюков (Никитюк) Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников рисунок Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Воспоминания татьяны Георгиевны осиповой (Горшковой) Георгий Михайлович Горшков (Егор) – старший сын Миха ила и Феодосьи Горшковых. Волей счастливого случая он по ступил в харьковскую гимназию. Учился сначала плохо, так как любил поиграть с друзьями, погонять голубей. А потом за думался: «Что это я, хуже всех что ли?», и начал старательно учиться. В старших классах гимназии он неплохо зарабатывал репетиторством и запретил матери стирать на людей.

После окончания гимназии Георгий Михайлович поступил в харьковский университет на физико-математический факуль тет как стипендиат Святейшего синода. Это стало возможным, видимо, потому, что семья под влиянием матери регулярно по сещала храм, а Георгий Михайлович, к тому же обладая прият ным баритоном, пел в церковном хоре. Службу любил и знал и еще долго после революции посещал церковь. Перестал только тогда, когда возникла угроза увольнения из школы.

После окончания харьковского университета Георгий Ми хайлович был направлен Святейшим синодом в г. Каменец Подольск преподавателем физики и математики в духовную семинарию. Попутно работал в гимназии. Там, в учительской среде Каменца, он встретил свою будущую жену Елену Феодо сьевну Никитюкову.

Елена Феодосьевна происходила из семьи потомственных православных священников. Ее отец протоиерей Феодосий преподавал в гимназии Закон Божий. Он очень огорчался, что никто из сыновей не пошел по священнической стезе.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Елена Феодосьевна была младшей дочерью в семье, где по мимо нее было еще две сестры и два брата.

Сестра Юлия была, как тогда говорили, суфражистка, ходи ла в строгой суконной юбке и курила через мундштук. Была чрезвычайно категорична в суждениях.

Сестра Елизавета вышла замуж за дворянина Душенкевича.

У них было поместье с чудесным садом.

Один из братьев был скотопромышленником, второй - один из первых русских авиаторов. После февральской революции напи сал в Коломну Георгию Михайловичу, что в Питере неспокойно и не следует ли ему переехать с семьей в Коломну. Георгий Михай лович отсоветовал. Так эта семья оказалась в Финляндии.

Елена Феодосьевна рано потеряла родителей и воспитыва лась в Каменец-Подольском епархиальном училище для доче рей духовенства. Училище располагалось в старой городской крепости. Образование там давалось очень хорошее. Выпуск ницы имели право работать преподавателями. В частности, Елена Феодосьевна преподавала русский язык и литературу.

Была она девушкой веселой и где-то легкомысленной: могла и на столе станцевать. Несмотря на то, что красотой она не от личалась, поклонников у нее была масса. Сватался даже некий барон. Он подарил ей серебряную ложку для варенья, которая до сих пор под названием «баронской» жива в семье. Е.Ф. от казала ему со словами: «Ну, какая я баронесса!»

Георгий Михайлович и Е.Ф. поженились довольно поздно.

Ему нужно было поставить на ноги всех братьев и сестер. Пер вая дочь родилась, когда Е.Ф. было уже 32 года. Следом родил ся сын и еще одна дочь. Стоит заметить, что последняя роди лась едва ли не за карточным столом: Елена Феодосьевна была заядлой преферансисткой.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников В 1912 году семья переехала в Коломну. История переезда такова.

У Георгия Михайловича был друг, получивший назначение на крупный пост в Министерстве образования. Он пообещал перевести Георгия Михайловича в Москву. Перевод в Коломну рассматривался как временный. Но друг внезапно умер, и се мья осталась в Коломне, где Георгий Михайлович был инспек тором народных училищ, преподавая при этом в гимназии.

Семья жила в достатке. Квартира и дрова были казенные. Дер жали кухарку, и раз в неделю приходила прачка стирать белье.

Мать Феодосья Петровна и сестры жили вместе с ними.

Надо сказать, что Феодосья Петровна была женщиной очень набожной, ходила по коломенским монастырям. Пробовала брать с собой старшую внучку, но та неизменно падала в обмо рок на службе. Поэтому бабушка оставила это дело.

Феодосья Петровна каждое утро молилась на коленях с чет ками. Если в это время кухарка заходила к ней с вопросом: «Ба рыня, что будем готовить?», в нее летел башмак.

Сноху Елену Феодосья Петровна не любила: «Бесприданни ца». Любила она сноху Веру. За нее дали землю, продажа ко торой позволила сыну Петру получить высшее образование.

Совместное проживание со свекровью и золовками привело к трениям в семье, и их пришлось отселить.

Елена Феодосьевна Коломну не любила. После европейско го Каменца патриархальная купеческая Коломна казалась ей скучной.

Однако интеллигентное учительское общество там было.

Ходили друг к другу в гости, устраивали музыкальные вечера.

Когда Григорий Михайлович пел, под окнами собирались слу шатели.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Особенно радостно вспоминаются пасхальные дни. Дома готовили богатый стол. Практиковалась южная кухня. Елена Феодосьевна прекрасно готовила. Пеклись ромовые бабы, го товилась фаршированная заливная рыба и т.п. Столы не уби рались, целыми днями ходили нарядные весёлые гости.

Всё кончилось с революцией. Хозяева попросили съехать со второго этажа из просторной квартиры в маленькую на пер вом. Оставленную мебель так в последствие и не вернули.

Семью надо было кормить. Елена Феодосьевна пошла рабо тать в школу. Там один из коллег посоветовал ей закурить, чтобы не было так голодно и холодно. Так Елена Феодосьевна пристра стилась к этой вредной привычке и муж отучить её не смог.

Григорий Михайлович на тот момент как царский чиновник потерял работу. Для заработка занялся было переплётным де лом. В семье долго жили переплетённые им книги. Но кому в то время нужно было переплетать книги!

Тогда один из учеников Григория Михайловича, сын сапож ника, предложил ему освоить сапожное ремесло. Григорий Михайлович даже выучился шить модельную обувь. Клиенты пошли, на улице спрашивали: «Где живёт сапожник Горшков?»

Расплачивались в основном продуктами.

Потом всё наладилось. Григорий Михайлович вновь стал преподавать. Как-то один из его учеников, зайдя к Григорию Михайловичу, ужаснулся его жилищными условиями. И вско ре семья получила хорошую трёхкомнатную квартиру в домах, построенных в Голутвине для сотрудников Коломзавода.

Григорий Михайлович до самой смерти преподавал в сосед ней школе №9. Учителем он был знаменитым на весь город. Его ученики встречались Т.В. Осиповой (его внучке) в разных ме стах страны.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Подход к преподаванию у него был очень творческим. Им даже был разработан собственный задачник. На уроках дисци плина была безукоризненной. Ученики его побаивались, хотя человеком он был добрейшим. Видимо, как теперь говорят, была у него харизма.

Кстати, добротой Григория Михайловича частенько пользо вались разные нечестные люди. Долги, например, не отдавали.

Григорий Михайлович потом удивлялся: «А казался порядоч ным человеком!»

Григорий Михайлович был заслуженным учителем РСФСР, орденоносцем. В школе память его почитают, сохраняют мемо риальный физический кабинет.

Сёстры Евдокия, сестра Георгия Михайловича была яркой, краси вой девушкой. Самоучкой освоила фортепиано. Имела массу поклонников, но обладая острым, язвительным языком, всех высмеивала и отшивала. К ней сватался молодой Керенский, но мать за него не отдала: «Рыжий!»

Была Евдокия Михайловна учительницей. Умерла рано.

Мария Михайловна была полной противоположностью се стре. Замуж очень хотела, очень следила за собой, но никто не сватался. Был, правда, один вдовец с кучей детей. Но мать за него не отдала.

Мария Михайловна преподавала кройку и шитьё, однако портнихой была неважной.

Мария Михайловна прожила долгую жизнь. В Коломне жила в комнатке в центре города. К старости перебралась в Ленин град к брату Петру Михайловичу, профессору Ленинградского университета.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Записано со слов Бориса ивановича Горшкова татьяной Владимировной осиповой Иван Михайлович Горшков в Петербурге был одним из учре дителей «Владимирской артели ответственного труда». Основа на она была при финансовой поддержке Георгия Михайловича Горшкова. Артель занималась инкассаторской деятельностью (или охраной инкассаторов). Если в результате нападения пропадали деньги и убивали кассира, артель выплачивала не устойку. Иван Михайлович заработал в результате хорошие деньги. В период второй мировой войны, когда вокруг Петро града строились оборонительные сооружения, Иван Михайло вич был финансовым представителем строительных фирм.

Во время революции из-за голода Иван Михайлович перее хал в г. Киев (по-видимому, с семьей). Как известно, во время революции власть в городе менялась многократно. Но при всех режимах Иван Михайлович работал начальником Киевской таможни. И только с установлением советской власти он этот пост оставил и работал железнодорожным кассиром на какой то пригородной станции. В 1922 г. он заболел испанкой, потом у него случился инсульт, от которого он и умер. Было ему на момент смерти 46 лет.

Жена И.М. – Анна Николаевна урожденная Резникова. Ро дилась в 1880 г. недалеко от Каменец-Подольска в селе Песчан ка. Отец ее украинец Николай Николаевич Резников служил в управе писарем. Мать полька (польская дворянка) Терезия Ис сидоровна Красницкая. Ее отец участвовал в польском восста нии 1863 г. и был выслан в Сибирь. Имение его было частично конфисковано, но некоторое количество земли было оставле но семье на воспитание детей. Анна Николаевна Резникова – Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников дочь Терезии Красницкой и Николая Резникова была сельской учительницей в каком-то местечке под Каменец-Подольском.

И.М. Горшков приехал туда по делам, с ней познакомился и, видимо, влюбился. Но Анна Николаевна была не в ладах с вла стями, и ее выслали в Русские губернии. Так она оказалась в Нижнем Новгороде. Иван Михайлович туда к ней приехал, и они поженились. Детей у них было двое: старший сын Петя родился в 1903 г. Он стал рабочим-металлистом. У него были золотые руки, он умел делать все. Татьяна Георгиевна Горшкова вспоминала, что в детстве Петя был очень озорным и предпри имчивым ребенком. Умер он в 1935 г. Поранил на работе руку, развилась гангрена. Брак Ивана Михайловича и Анны Никола евны оказался неудачным. Семья распалась. Анна Николаевна вышла замуж за известного Петербургского врача, то ли Фель дмана, то ли Фридмана. Славен он был тем, что успешно выво дил из запоя крупных купцов и промышленников. При этом он имел какой-то чин государственного чиновника (сохранилась открытка, где к Анне Николаевне обращались «Ваше превос ходительство»). Старшего сына – Петра взял к себе брат Ивана Михалойвича Георгий Михайлович Горшков.

Младший сын Борис остался с матерью (родился в 1909 г.

в Санкт-Петербурге на Васильевском острове). В революцию (или сразу после нее) семья воссоединилась и жила в Киеве.

Анна Николаевна долгие годы заведовала молочной кухней и дожила до преклонного возраста.

Борис Иванович с раннего детства интересовался искус ством, рано начал рисовать. Закончил архитектурный инсти тут, разрабатывал типовые проекты сельских школ и клубов.

Был дважды женат. Детей нет. Первая жена якобы ушла с нем цами. Со второй он разошелся. Во время войны оставался с Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников матерью в Киеве. Вспоминал свою встречу с Хрущевым в дни освобождения Киева. Хрущев – член военного совета – шел по киевской улице в окружении свиты офицеров. Борис Ивано вич смог к нему подойти и поговорить о необходимости сохра нения некоторых исторических зданий.

Борис Иванович вспоминал также о двоюродном брате Дмитрии Никитовиче, тоже киевлянине. Дмитрий Никитович мечтал о военной карьере, о генеральских лампасах. Окончил артиллерийское училище. Но под Киевом попал в окружение.

Воевал в партизанском отряде. Потом опять в армии. Закончил войну то ли капитаном, то ли майором. Но из-за окружения после войны ему пришлось демобилизоваться. По совету се стры и матери пошел работать в торговлю. Занимал в этой си стеме в Киеве значительные посты (был директором крупного ювелирного магазина, начальником Киевского хозторга, зам.

начальника киевского военторга. Но очень этой своей деятель ностью тяготился, т.к. был очень честным и прямолинейным человеком.

Его отец - Никита Михайлович Горшков во время 1-ой Ми ровой войны был почему-то казачьим хорунжим. В революцию воевал на Севере, видимо у белых. Пропал без вести. Ничего о нем не известно. В семье разговоры о нем не велись.

Сестра Дмитрич Никитовича Галина Никитична (по перво му мужу Гикало) окончила Ленинградский ветеринарный ин ститут. Получить образование ей помог дядя Г.М. Горшков.

История такова. После окончания школы Галина Никитич на написала в Коломну дяде Егору с просьбой о материаль ной помощи на учебу. А у того было своих трое детей и Тане (старшей) тоже предстояло ехать учиться. Таким образом, дядя Галине отказал в помощи. Но тут расстроенная девушка по Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников встречала цыганку, которая посулила ей скорое радостное из вестие. И действительно, дядя Григорий Михайлович решил поднатужиться и помочь племяннице. Написал письмо, и Галя с двоюродной сестрой Таней оказались ленинградскими сту дентками.

Галина Никитична долгое время работала главным ветери нарным врачом Киевского мясокомбината.

Георгий Михайлович Горшков и елена Феодосьева Горшкова (никитюкова) из материалов елены Сергеевны Горшковой Елена Феодосьевна (в девичестве Никитюкова) была ярким представителем интеллигенции XIX века, которые сохранили и передали своим потомкам лучшие традиции культуры пове дения в обществе, отношения к своим обязанностям, высокого духа патриотизма и любви к Отечеству, к культурному насле дию своей Родины. Она родилась и выросла в городе Каменец Подольске, на Украине. Отец ее (о. Феодосий) был священни ком, что сыграло огромную роль в формировании морального и нравственного облика Елены Феодосьевны.

Не знаю, откуда пришли в эти земли наши предки, как пере плелась история этих мест с нашей родословной, одно несо мненно, – Каменец-Подольская земля воспитывала особен ных людей, людей с гражданской позицией, исповедовавших моральный кодекс русской интеллигенции, глубоко предан ных своему Отечеству, на службе у которого состоять большая честь и святая обязанность гражданина государства русского.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников По-видимому, много интересных открытий таит в себе исто рия рода священника Феодосия Никитюкова, т.к. Каменец Подольская крепость одна из самых древнейших. Она являлась ключевым пунктом на пути обмена между Востоком и Запа дом. Кто владел этой крепостью, – тот контролировал основ ной путь на Запад и на Восток.

В 1672 году Султан Магомет IV после длительной осады за хватил Каменец и со временем весь Подол.

27 лет разоряли край турецкие янычары. В результате удач ных азовских походов российских войск против Турции, по следняя, согласно Карловицким трактатам, оставила захва ченные земли. В 1793 г. Каменец-Подольск вошел в состав Левобережной Украины Российского государства, а через года Каменец становится центром Подольской губернии.

В этом городе витал особый дух русской истории, принад лежностью к которой гордились его жители.

Рано лишившись матери, Елена Феодосьевна воспитывалась в закрытом пансионе для девочек из благородных семей. Она была самой младшей из детей, старшие – сестра Юлия, сестра Елизавета и два брата. О судьбе своих близких Елена Феодо сьевна говорила мало и скупо. После 1917 года не было при нято распространяться о своих корнях. Известно, что старшая сестра отличалась большими способностями к наукам, судьба свела ее с народовольцами, а поскольку их убеждения измеря лись тем, чем ты можешь поплатиться, т.е. единство мыслей и жизни, она ушла в «народ», неся просвещение в массы. Эти люди гордились «трудной судьбой». Больше о ней никто ниче го не слышал.

Средняя, Елизавета, вышла замуж за Управляющего конны ми заводами – Евгения Душенкевича, и жила в своем поместье Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников под Киевом. Бабушка, будучи уже замужем, навещала сестру и летом с маленькими детьми приезжала отдыхать. Поместье Душенкевичей соседствовало с поместьем Булгаковых. Они дружили семьями. У Елены Евгеньевны было два брата. Один погиб во время революции, а другой уехал в Америку.

Насчет судьбы своих братьев Елена Феодосьевна практиче ски ничего не знала. Один, Алексей, был офицером, летчиком, стоял у истоков создания летного училища в Санкт-Петербурге.

Эмигрировал в Америку во время революции, потеряв по пути жену. По одним сведениям работал в КБ Сикорского, но связь с ним не поддерживалась, и бабушка, будучи очень умным и осторожным человеком, никогда о нем не вспоминала. К сча стью, сохранилось его письмо к отцу и фотография, где Алек сей в звании подпоручика. Письмо очень интересное с истори ческой точки зрения и ниже приведу несколько строк.

«С. Петербург 20 декабря Дорогой Папаша!

Мои расчеты приехать на Рождество домой не удались.

Не говорю «к сожалению», потому, что помешала мне в этом отличнейшая штука, а именно, – в конце ноября меня коман дировали в Питер представителем от Варшавского округа в «Комиссию по применению к военным целям воздухоплавания».

На разработку этого нового и, действительно, очень важного в военном отношении дела ассигновано 800.000 руб.… Мое пре бывание в Питере затянется года на полтора и за это время мы должны изучить теоретически и практически: воздухопла вание, метеорологию, машинное дело и особенно фотографию, так как потом, при рекогносцировке, придется производить фотографические снимки неприятельского расположения с вы Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников соты птичьего полета.

Я доволен этой командировкой. Во-первых, она по себе очень интересна, во-вторых, получаю добавочные, сверх ординарного жалованья, – 25 руб. в месяц и тройные прогоны в Питер и об ратно и в-третьих, служба эта очень видная и благодарная, гораздо легче выдвинуться, чем в армии, ведь нас будет всего человек на всю Россию… Мой адрес: «С. Петербург, Волково поле, Канцелярия учебной команды военных воздухоплавателей. Подпоручику Никитю кову».

Революция всех разбросала на многие годы забвения. Лишь спустя 40 лет (где-то в 50-е годы) объявилась Елена Евгеньев на Душенкевич – дочь Елизаветы Феодосьевны, инженер строитель. Она жила в Киеве в доме своей матери с мужем и сыном Евгением – ученым физиком.

Елена Феодосьевна прожила долгую счастливую жизнь (умерла в 92 года), она была счастлива и в браке, и в материн стве. Ее по жизни любили и боготворили двое мужчин – муж Георгий Михайлович и сын – Сергей Георгиевич, достигший наивысшей ступени в военной службе и получивший всемир ное признание как выдающаяся личность 20-го столетия еще при жизни!

После окончания пансиона Елена Феодосьевна стала пре подавать русский язык и литературу в Женской Гимназии г.

Каменец-Подольска. Помимо хорошего воспитания и природ ного ума она обладала очень веселым и общительным харак тером, умела пошутить и понимала юмор. Любила поэзию и музыку, хорошо знала французский язык – в общем, ей было присуще все то, что нравится окружающим и обращает на себя Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников внимание. И в один прекрасный день ее заметил учитель ма тематики и физики казенной мужской гимназии Георгий Ми хайлович Горшков. По-видимому, симпатия была взаимной, и наступил долгий период их дружбы, окрепшей и переросшей во взаимную привязанность, а в дальнейшем и в счастливый долгий брак по любви.

Георгий Михайлович Горшков встретился с Еленой Феодо сьевной будучи уже довольно известным педагогом и замет ной фигурой в интеллигентной среде Каменец-Подольска.


Тот, кто знал его лично, всегда любовно вспоминал преподавателя математики и физики. Патриотизм и высокий профессиона лизм, гуманность и высоко моральный характер определи ли жизненную позицию Георгия Михайловича. Родился он в Харькове в 1873 г. (ровно через 100 лет родилась его прав нучка Татьяна). Отец его Михаил Дмитриевич Горшков был столяром-краснодеревщиком, членом Общины ремесленников села Митрофаниха. Внес выкуп и уехал в Харьков, вместе с же ной Феодосьей Петровной, женщиной религиозной, властной и трудолюбивой. В Харькове он работал при частной гимназии некоего С.Г. Данченко. Работал, по-видимому, хорошо, т.к. по лучил квартиру при гимназии. Сам Михаил Дмитриевич был могучего телосложения и даже участвовал в кулачных боях. Од нако рано умер, оставив жену с десятью детьми. Самый стар ший был Егор. Он рано проявил способности к точным наукам и был зачислен на бесплатное обучение в частную гимназию С.Г. Данченко, ту самую, где работал его отец. В 1893 г. Георгий Михайлович окончил гимназию с медалью. Видя необыкно венные способности юноши, все тот же Данченко выхлопотал ему церковное содержание для обучения – уже в Император ском Харьковском университете.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Окончив в 1898 г. Харьковский университет, Г.М. Горшков по постановлению Святейшего Синода направляется в г. Каменец Подольск, сначала преподавателем математики в подольской духовной семинарии, а затем – в мужской казенной гимназии.

Вскоре он получил должность классного наставника.

Гимназисты и коллеги искренне любили Георгия Михайло вича. Он был блестяще эрудирован, физик и математик по про фессии, он мог квалифицированно рассуждать о живописи, о музыке, о литературе. Он великолепно пел (обладал приятным баритоном).

В одном из писем Сергею Георгиевичу из Каменец Подольского музея есть такие слова: «… Георгий Михайлович и вся Ваша семья пользовались в г. Каменец-Подольске, как про грессивные люди, всеобщим уважением. Ваш отец увлекался физикой и астрономией, приобрел небольшой телескоп, через который демонстрировал небесные светила с соответствую щими объяснениями…».

Девизом всей жизни деда было «Работать, так лучше и боль ше всех. Быть лучшим среди равных и никогда не почивать на лаврах. Только постоянное самосовершенствование может дать человеку настоящий профессионализм».

Георгий Михайлович сам никогда не успокаивался на до стигнутом и детей своих, а особенно сына Сергея, воспитал в этих традициях – традициях просвещенной интеллигенции.

«Умному человеку скучно не бывает, – говорил Георгий Ми хайлович – в основе серости и не одаренности – скука».

Отсюда воспитывались пытливость ума, живой интерес ко всему непознанному, большое трудолюбие и дисциплиниро ванность.

Георгий Михайлович и Елена Феодосьевна познакомились в Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Каменец-Подольской епархии.

Безгранично любил Георгий Михайлович свою супругу. Лю бовь эта выдержала все испытания, потому что она была, пре жде всего, взаимной и основана на дружбе и общих интере сах.

Этим браком сочеталась математика и литература, рацио нализм и романтизм, они уравновешивали друг друга. Если Георгий Михайлович был строг, требователен к детям, считал, что культурный человек, прежде всего дисциплинированный человек, он говорил, что культура начинается, прежде всего, с запретов и законов, только хамство свободно от всех ограниче ний и внешних запретов, то Елена Феодосьевна была лириком.

Она сумела привить своим детям (а потом и внукам) любовь к книге, к литературе и поэзии. Ее речь была очень вырази тельной, что в полной мере унаследовал сын. Когда она читала или декламировала (она до глубокой старости наизусть читала «Евгения Онегина», «Полтаву» и другие произведения ее лю бимых авторов), дети слушали, затаив дыхание. Чтение книг внукам было подарком, а не целью просто занять или успоко ить ребенка.

Следуя своему рационализму, Георгий Михайлович спла нировал состав своей семьи: обязательно иметь троих детей, а, учитывая свой возраст (когда они поженились, ему было года, а Елене Феодосьевне – 30), времени много не отпуска лось.

В 1908 году родилась дочь Татьяна, в 1910 – сын Сергей, в 1911 – дочь Наталья.

Мальчик родился в полночь 26 февраля. Акушерка ахнула, увидев младенца в «чепчике» и «рубашке», она сказала, что ре бенок отмечен Богом, ему будет сопутствовать успех и защита Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников от насилия. Так рассказывала бабушка. Можно по-разному от носиться к словам повитухи, но по жизни Сергей Георгиевич действительно шел твердым, уверенным шагом – удача сопут ствовала ему. Он был смелым, решительным и очень уверен ным человеком, судьба была благосклонна к нему.

Маленьким Сереженька находился на попечении няньки, поскольку младшая Наталья из-за слабости здоровья требова ла особого ухода.

Мальчик был очень желанным, его любили, и отец старался как можно больше им заниматься. Он рос крепким, красивым, розовощеким ребенком, с очень яркими синими глазами. Как только стал говорить – непрестанно разговаривал, был очень подвижным и резким в движениях. Любил шумные игры с кри ком и грохотом. Маленького сына мать старалась успокоить и стала рано приучать к ритму текста читаемой книги. Отец водил 2-х летнего мальчика по чудесному поместью Каменец Подольска, по берегу реки Смотрич, по отлогим берегам.

Когда Сереже исполнилось 3 года, Георгий Михайлович по лучил должность инспектора народных училищ в городе Ко ломне Московской губернии.

Коломна сразу расположила к себе молодую чету. Та же древность, та же крепость, та же связь времен – от начала ты сячелетия до наших дней, то же величие русского духа, во площенное в исторических памятниках. Все то, что было так близко сердцу Елены Феодосьевны и Георгия Михайловича в Каменец-Подольске.

Первое летописное воспоминание о Коломне относится к 1177 году. С 1359 г. Коломна стала принадлежать московскому князю Дмитрию Ивановичу, известному как Дмитрий Донской.

Здесь он венчался с суздальской княжной Евдокией в церкви Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Вознесения. Коломна была выбрана московским князем ме стом сбора русской рати перед Куликовской битвой. 20 августа 1380 года коломенская дружина и горожане встречали князя Дмитрия, а 8 сентября русские дружины во главе с Дмитрием Донским одержали славную победу.

Здесь же в 1552 году по указу царя Ивана Грозного в честь взятия Казани возведена Успенская церковь. Отмечена и по беда русских войск в 1812 году, в ее честь была построена ко локольня церкви Иоанна Богослова. Со временем Коломна из города-защитника превращается в город торговцев и ремес ленников. Здесь строятся фабрики и заводы и во второй по ловине XIX века Коломенский уезд выходит на первое место в Московской губернии по количеству промышленных пред приятий, а, следовательно, и по общеобразовательным и спе циальным учебным заведениям.

В 1913 году в Коломну переехала вся семья Г.М. Горшкова, включая его мать Феодосью Петровну и сестер. Интересный курьез случился во время переезда в Коломну. Когда поезд прибыл на платформу, все засуетились, нянька взяла старшую Таню, бабушка – маленькую Наташу и все вышли из вагона, а Сережа уснул в углу купе и о нем забыли. Поезд тронулся и тут Елена Феодосьевна с ужасом обнаруживает отсутствие сына.

Она кинулась к вагону, но муж опередил ее, быстро вскочил в купе, схватил мальчика и выпрыгнул на платформу. Елена Фео досьевна обняла сына и горько заплакала. Будущему Адмиралу еще рано было уходить в «автономное плавание». Вспоминала она этот случай до глубокой старости.

Семья Георгия Михайловича поселилась в большом доме возле Коломенского кремля на берегу р. Оки.

Сын никогда не выпадал из поля зрения отца, который ста Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников рался привить ему понимание того, что должен делать буду щий мужчина, каково его отношение к обязанностям и каковы эти обязанности, как он должен относиться к матери и сестрам и, что первое и необходимое качество умного человека – тру долюбие. Дух творчества и постоянная работа с книгой были обычным явлением в семье, что заставляло мальчика подра жать родителям. Бабушка вспоминала, как маленький Сере жа брал книги подмышку, ходил вокруг стола, приговаривая:

«Пойду в школу, там научусь, научусь. Буду умным».

Сережа рано научился читать, легко преодолел азы матема тики, и его стали готовить сразу во второй класс.

Детство и юность Сергея Горшкова протекали в переломный период для его страны. Настали революционные события года.

Георгий Михайлович ни в каких партиях не состоял, а по тому и не был вовлечен в водоворот событий. Однако разруха, неустроенность быта и изменение общественного статуса кос нулись и его семьи. Интеллигенция была объявлена «царскими приспешниками», привычный порядок жизни города был раз рушен, неразбериха и неустроенность мешали нормализации обстановки почти год. Упразднена была должность инспектора народных училищ. Оказавшись без работы, Георгий Михайло вич берется сапожничать. Маленький сын помогает ему. Отец приучает его заботиться о семье, при этом часто приговари вал: «Пойдем, дружочек, поработаем». Вместе и сапоги латали, и дрова пилили, и воду носили.

Профессия родителей была вне политики, сугубо граждан ской и необходимой для всех сословий. Сам Георгий Михай лович был очень авторитетным человеком в городе, его цени ли как высокопрофессионального педагога-математика. Через Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников какое-то время его пригласили преподавать математику, физи ку и астрономию сначала в рабфак, а затем и в педагогическое училище. Елена Феодосьевна вела уроки русского языка, рус ской литературы и французского языка. Она часто вспомина ла, какой ужасный холод стоял в учительской. Чтобы согреть ся многие стали курить. Бабушка закурила. Долго скрывала от мужа свое «увлечение». Георгий Михайлович не пил и не курил. Но однажды, когда она сидела за столом за очередным пасьянсом, он достал из кармана ее пальто папиросы, и поло жил их перед ней. С этой минуты Елена Феодосьевна перестала прятаться, курить так и не бросила до конца своих дней.


В 1918 году в Коломне открылась мужская школа, школа № 9, в которой много лет проработал Георгий Михайлович 33 года.

Вспоминал один из его учеников:

« …Свои уроки он рассчитывал с такой астрономической точностью, что стоило ему со словами «На сегодня все!» до стать из жилета часы, как звучал звонок на перемену – ни ми нуты впустую! Даже самую сложную теорему он успевал по нятно и для непонятливых доказать, не только по учебнику, но и другими способами, да еще при том рассказать об авторах, об их личностях, вкладе в науку, отчего сухой, казалось бы, пред мет, открывался нам живым… А дед, помимо всего, частенько присовокуплял: – В учебнике вашем доказательство сложное.

Запишите мое, оно попроще, пригодится на будущее…».

Коломенский период в жизни семьи Георгия Михайловича явился основополагающим. Если в Каменец-Подольске фор мировалась личность и авторитет педагога, формировался Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников его нравственный и моральный облик русского интеллигента, считавшего просвещение одной из важнейших сторон обще ственной жизни государства, то в Коломне не просто нашло продолжение его педагогической и воспитательной деятель ности, но и раскрылись громадные творческие возможности.

Здесь пришло к нему всенародное признание, здесь сопутство вал ему успех, глубокое уважение и почтение со стороны коло менцев, не одно поколение которых было учениками замеча тельного воспитателя. Именно в Коломне он получил высокое звание Заслуженного учителя Российской Федерации, Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1944 году и в 1949 году за успешную и самоотверженную работу по обучению и воспи танию детей. Георгий Михайлович награжден двумя орденами Ленина, медалью «За доблестный труд в Великой Отечествен ной войне 1941-1945 гг.», знаком «Отличник народного просве щения». Немало бывших учеников Георгия Михайловича стали видными учеными, инженерами, врачами, среди них профес сор Ланге, член Академии Наук УССР Сельский и много дру гих видных людей. Жить и работать для людей было непремен ной потребностью его благородной души. Большим пороком, унижающим человеческое достоинство, считал он праздность.

«Праздная жизнь не может быть честной», – цитировал он А.П. Чехова. Ученики искренне любили его, а он всегда сопере живал их неудачам.

Вот что писали студенты педучилища: «Вы (Георгий Михай лович»), умудренный жизненным опытом, и счастливой долей быть высоко культурным человеком, всегда чутко и искренне подходили к своим ученикам и друзьям и давали ценнейшие советы. В этих советах отсутствовала пышная многословная фраза, но зато была меткая, острая и правильная мысль…»

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 7 ноября 1942 года в газете «Коломенский рабочий» была напечатана статья Г.М. Горшкова, которая называлась «Во имя Отечества». В ней есть такие слова: «Мой сын, адмирал Сер гей Горшков, сражающийся на юге с чудовищем человечества – гитлеровцами, знает, что его старый отец, воспитавший в нем любовь к Отечеству, безмерную преданность своей Родине, за вещает ему безмерную храбрость во имя Отечества, самопо жертвования во имя народа».

И сын с честью выполнил наказ отца.

Отец в жизни Сергея и, особенно, в формировании характе ра играл первостепенную роль. И не важно, в какую глубь ве ков уходит их род, насколько они знатные (у истоков древних родов тоже стояли слуги Отечества), важны те предпосылки и условия, которые сформировали личность адмирала, который по своей значимости вышел на международную арену и пре взошел своего отца.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ФотоАлЬБоМ елена Феодосьева – преподаватель женского епархиального училища Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников елена Феодосьева Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Георгий Михайлович Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников елена Феодосьева Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Сергей, татьяна, наталья Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Георгий Михайлович с преподавателями Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Стоят: наталья Георгиевна, Галина никитична (сестра Димы), татьяна Георгиевна Сидят: елена Феодосьева, Георгий Михайлович, Зинаида (жена никиты Михайловича) с сыном Дмитрием, Мария Михайловна Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Георгий Михайлович в физическом кабинете Коломенской школы начало 30-х годов.

В настоящее время этот кабинет носит его имя Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Георгий Михайлович и елена Феодосьевна на школьном вечере после войны Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Георгий Михайлович в школьном кабинете в 40-е годы Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников никитюковы-Душенкевичи-Гончаренко Записано осиповой татьяной Владимировной по воспоминаниям татьяны Георгиевны и со слов Гончаренко (Душенкевич по маме) евгения Степановича По словам Т.Г. Осиповой, отец Феодосий – потомственный священник - очень хотел, чтобы кто-нибудь из сыновей унасле довал семейную профессию. Однако никто этого не захотел.

Алексей – один из первых русских авиаторов, был начальни ком Санкт-Петербургской воздухоплавательной школы.

Елизавета Феодосьевна была замужем за Евгением Степано вичем Душенкевичем. Сын Виктор был скотопромышленни ком.

Виктор был женат на состоятельной женщине, значительно старше него. Сошелся с горничной. Она была очень хороша со бой, но столь же глупа. Когда горничная забеременела, Виктор отправил ее в имение Душенкевичей. Родился мальчик, кажет ся, Федот. Жил в Киеве, заходил к Елизавете Феодосьевне. По следний раз зашел в день ее смерти. Про Виктора еще извест но, что он был очень веселым человеком, склонным к озорству.

Однажды, будучи в Санкт-Петербурге, купил граммофон, за шел с ним в дворянское собрание и поставил еврейский танец.

Естественно, Виктора из собрания выгнали.

Сам о. Феодосий в свое время окончил Санкт-Петербургский университет, восточное отделение. Кажется, после смерти жены он переехал в Каменец-Подольск. И получил там приход. (Воз Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников можно, он переехал туда еще с женой). Все это происходило во второй половине ХIХ века. Его сын Алексей, как уже гово рилось, был авиатором, имел дачи в Сестрорецке. Когда нача лась революция, он написал Г.М. Горшкову в Коломну. Писал, что в Петрограде неспокойно и не следует ли ему приехать в Коломну. Г.М. категорически не посоветовал это делать. Алек сей остался в Финляндии. Дочь о.Феодосия Юлия была суфра жистка, дама очень решительная. Была преподавателем.

Елена Феодосьевна – видимо, младшая в семье, училась в Каменец-Подольском епархиальном училище. Кажется, уже после смерти отца. О. Феодосий умер рано, очень горевал по своей жене. Елена Феодосьевна была преподавательницей русского языка и литературы. Вышла замуж за Георгия Ми хайловича Горшкова, преподавателя математики и физики в Каменец-Подольской семинарии. Мать Евгения Степановича Гончаренко – Елена Евгеньевна Душенкевич. Отец ее – Евгений Степанович Душенкевич. Его история такова.

Мать – дочь участника войны 1812 г., адъютанта Витгенштей на (м.б. Раевского). После гибели отца воспитывалась в семье его командира. У нее было два сына – Александр и Евгений. О муже ее ничего не известно. Можно предположить, что он был из дворян Виленской губернии. В гербе Душенкевичей собачья голова с веревкой на шее. Сын Александр – гвардейский офи цер. Был картежник, проиграл имение и жену. Еще про него из вестно, что он пробрался на борт клипера «Орел» и совершил на нем кругосветку. Сын Степан был не таков. Чтобы помочь семье, работал в Одессе грузчиком в порту. Окончил Сельско хозяйственную Академию в Москве. Был ученым-агрономом, впервые в Черниговской губернии начал разводить кукурузу.

Работал управляющим в имении графа Кривошеина.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Евгений Степанович Душенкевич был смотрителем имений Павла Галигана. Его дочь Елена Евгеньевна родилась в селе Бе резово. Впоследствии Евгений Степанович купил дом и землю в селе Ничеговка Черниговской губернии. У него, кроме доче ри, было три сына: Павел, Константин (1896 г. р.), Петр ( г.). Его старший сын Павел учился в Первой Киевской гимназии (одновременно с Булгаковым). Был очень способным, отлично учился. Умер в 16 лет от перитонита после операции аппенди цита, которую делал знаменитый Киевский профессор Волко вич. Но видимо операция была произведена слишком поздно.

Сын Константин также учился в Первой Киевской гимназии одновременно с Паустовским. Затем поступил на юрфак Киев ского университета. В начале войны поступил учиться в Ели саветградское кавалерийское училище. Он был командиром эскадрона гусар. Воевал. В 1914 г. попал в плен. Был в Венгрии в г. Дербецен. Когда родители запрашивали о его судьбе, Крас ный крест дал справку: «Ранен и пленен». Вместе с другом из плена бежал. Женился на девушке Асе, дочери соседей по име нию. Это была молодежная компания, общая с семейством Бул гаковых. В 1918 г. он оказался в Стамбуле с женой и ребенком.

Ребенок умер. Жена Ася играла в кинотеатрах на фортепьяно.

Затем они уехали в Америку. В Америке Константин отыскал Сикорского (возможно, как-то помогло Киевское землячество) и начал работать на его фирме в качестве дизайнера вертолетов (Константин был талантливым художником). Его разыскала в Америке в штате Коннектикут Стариковская. Он присылал матери Елизавете Феодосьевне доллары и приглашал жить во Францию (там у него было какое-то жилье, может быть, вил ла), но Елизавета Феодосьевна отказалась. Елена Евгеньевна списалась с ним в 1961 г. Известно, что он занимался роспи Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников сью православных церквей в Америке. В Америке его звали Чарльз Дюкис. В старости он с другом Поднарским, с которым бежал из плена, поменялся женами. И когда он умер в 1967 году наследство досталось родственникам новой жены. Сын Петр учился неважно, с отцом конфликтовал. В революцию оказал ся в добровольческой армии. Приезжал с товарищем в Ниче говку. Там вышел конфликт с крестьянами. За грубость в отно шении отца он выстрелил в рот обидчику. Толпа сломала ему ключицу, разбила голову. Елена Евгеньевна привезла его на санках в Киев. Петр выздоровел, но стал инвалидом. В строю больше воевать не мог, но был санитаром в действующей ар мии. Под Ростовом попал в окружение и был пленен красны ми. Его вывезли в Харьков в тюрьму. Петру инкриминировали, что он вынес с поля боя раненого генерала Корнилова. Сестра Елена Евгеньевна пыталась его вызволить. Привозила в Харь ков муку, чтобы хозяйка, у которой она остановилась, за по ловину оставленного мешка передавала брату что-то из этой муки приготовленное. Но муку, конечно, всю украли.

Когда, наконец, разрешение на освобождение было получе но, Елизавета Феодосьевна пришла в тюрьму. Но был вечер, начальство ушло, и брата не отдали. А утром он уже был мертв.

Якобы паралич сердца. От него осталась Библия на француз ском языке, крест и связка писем. Это было весной 1922 г. Отец семейства Евгений Степанович Душенкевич переехал в Киев ориентировочно в 1917 г. Крестьяне его предупредили, что хо дят агитаторы, подстрекающие народ, чтобы семью убить, а имение сжечь. Елена Евгеньевна пробиралась по ночам в дом, чтобы забрать что-то из вещей. Евгений Степанович устро ился работать на Гниловский сахарный завод. Он отвечал за приемку сахарной свеклы. Известно, что он давал Ворошилову Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников сведения о бандитах. Евгению Степановичу Ворошилов очень нравился.

В 1924 г. у него случился конфликт на работе. Его замести тель настроил против него арендаторов, которые выращивали сахарную свеклу. Дворянин – де Душенкевич требует чего-то несправедливо от крестьян. Евгений Степанович переволно вался и умер.

Елена Евгеньевна работала там же лаборантом, сменным хи миком.

Елена Евгеньевна училась в Киевском политехническом ин ституте. Опять же заместитель донес на нее, что она дворянка.

(В анкете она указала, что происходит из семьи служащего).

Елену Евгеньевну предупредил секретарь комсомольской ор ганизации. Елена Евгеньевна взяла академический отпуск по семейным обстоятельствам, что позволило ей впоследствии восстановиться. Доносчик – некто Цорин – сын приказчика, покупавшего продукцию у отца Елизаветы Феодосьевны. Еле на Евгеньевна об этом сообщила, конечно, после чего Цорин сам был исключен.

Елена Евгеньевна со своим будущим мужем Степаном Пав ловичем Гончаренко познакомилась в Виннице.

Степан Павлович Гончаренко из крестьянской семьи. Его отец Павел Гончаренко после продолжительной службы в ар мии поступил на почту ямщиком. Женился на Марии Трофи мовне Ляшенко, дочери хозяина. Жили они в селе Мирополье.

У них было шестеро детей – 3 сына и 3 дочери, один ребенок умер. Дочери Дарья, Анастасия, Анна. Степан Павлович в возрасте 14 лет поступил в реальное училище и в Миропо лье больше не вернулся. Отец его был человеком достаточно зажиточным, в 1914 г. построил новую хату, в которой потом Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников была сельрада (сельсовет). Отца, конечно, раскулачили, т.к. у него была десятина леса и лошади. Брат Степана Иван жил в Харькове, где в 1946 г. умер от тифа. Сестра Дарья также жила в Харькове, была техническим работником в Харьковском По литехе. Сестра Анастасия была учительницей. Анна и Мария Трофимовна жили в Киеве. Степан Павлович в 1914 г. посту пил в армию вольноопределяющимся. Учился в артиллерий ском училище в Круглой башне (видимо в Киеве). Там была масса крыс, рубили их палашами. Степан Павлович не воевал.

Каким-то образом он оказался студентом Варшавского Поли технического института, который во время войны работал в Петрограде. Так как Степан Павлович был специалистом кре постной артиллерии, то во время Кронштадтского мятежа его посадили на бронепоезд и отправили подавлять восстание ма тросов. Но Степан Павлович с земляком убежали. Его поймали красные, но он опять сумел убежать, попросившись в туалет.

Затем был видимо в какой-то Украинской армии. Потом посту пил в Харьковский институт народного образования (видимо на биологический ф-т) и работал затем гидом в заповеднике Аскания-Нова (1926-1928 гг.). Итоговое образование - что-то связанное с геологией. Учительствовал. Женился на родствен нице Леси Украинки. Ее фамилия Косачь. Умерла от туберкуле за. С Еленой Евгеньевной Душенкевич познакомился в Винни це. Поженившись, они уехали на Дальний Восток зарабатывать деньги. Жили в 17 км от Владивостока. Степан Павлович де лал изыскания для дороги через Сихоте-Алинь. Работали они в системе НКВД. Ел. Евг. работала в лаборатории химиком по грунтам. Вспоминала, что было много заключенных духовного звания. На Дальнем Востоке Елена Евгеньевна заболела тубер кулезом, т.к. климат был плохой. Ездила лечиться в Алушту, но Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ничего не помогало. Обратилась к знахарю - китайцу. Он взял большой задаток, обещал приготовить лекарство и пропал.

Через два месяца пришел с лекарством. Сказал, что собирал травы. Лекарство велел принимать по 1 ст. ложке 1 раз в день натощак. Убыль пополнять спиртом. Сказал, что в результате перестанешь чувствовать холод, но одеваться все равно надо по погоде. В результате все прошло. Вторая бутыль еще была цела, разбилась при бомбежке во время войны.

В конце 1937 должен был родиться сын Евгений и семья вер нулась в Киев. Родители купили дом в Святошине. Хозяевами были племянницы Киевского архитектора Домбровского. Но в то время нельзя было оформлять куплю-продажу недвижи мости. Поэтому был сделан вексель (у хозяйки якобы заняли деньги). Вексель не был якобы оплачен, и дом переходил к но вым владельцам. Но была еще одна трудность. В доме жили квартиранты, и их нельзя было выселить без предоставления жилья. Поэтому дом был приобретен, а жить в нем было нель зя. Дохода от квартирантов тоже не было. Платили по гос. рас ценкам. Во время войны Степ. Павл. воевал на 3-ем Украин ском фронте на Кавказе. Он был сапером, прокладывал дорогу через Колхиду. Рассказывал, как взрывами валили сосны. Ба бушка Елизавета Федосьева умерла в 1948 г.

В 1956 г. Елена Евгеньевна увидела в газете упоминание о Сергее Георгиевиче Горшкове. Написала на военно-морской штаб в Москву. Так семья потомков отца Феодосия вновь вос соединилась. Кстати, у о. Феодосия были какие-то родственни ки в Молдавии по фамилии Гайдебура.

никитюковы – Отец Феодосий Душенкевич Никитюков (Никитюк) Елена Елизавета Юлия Алексей Виктор Феодосьевна Феодосьевна Павел Горшков Георгий Михайлович Душенкевич 1873 - Константин Елена Евгеньевна Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Гончаренко Петр Евгений Степанович 1973 г.

Гончаренко Душенкевич Степан Евгений Павлович Степанович рисунок Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Примечание Гончаренко евгений Степанович (13.12.1937) Родился в Киеве. С детских лет застал войну и оккупацию Киева немцами. Во время авианалета одна бомба разрушила часть дома. Помнит, как в доме проживали 3 солдата немец кой армии, а также последующее освобождение Киева. Закон чил Киевский политехнический институт по специальности гидроакустик. Кандидат технических наук, работал в Научно исследовательском институте гидроприборов, Институте ав томатики.

Пенсионер.

Дарчук наталия Петровна (22.06.1945) Жена Евгения Степановича. Родилась в Киеве в семье слу жащих. Закончила Киевский университет им. Тараса Шевчен ко, специальность структурная, прикладная и математическая лингвистика. Работает там же на филологическом факультете.

Кандидат филологических наук, доцент. Преподает украинский язык и спецкурсы по компьютерной лингвистике, заведует ла бораторий компьютерной лингвистики. Имеет авторские сви детельства по разработке средств анализа украинского языка (спеллер РУТА, машинный перевод ПЛАЙ и др.). Увлечения:

чтение и путешествия.

Гончаренко Александр евгеньевич (23.10.1976) Сын. Родился в Киеве. Закончил Киевский университет им.

Тараса Шевченко, экономический факультет. Специальность – экономика предприятий. Руководит компанией по продаже спортивной экипировки испанской марки JOMA. Увлечения:

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников рыбалка, охота. Женат, воспитывает сына Александра (31. 2011).

Гончаренко Константин Евгеньевич (24.06.1978) Сын. Родился в Киеве. Закончил Киевский университет им.

Тараса Шевченко, факультет иностранной филологии, специ альность переводчик английского и немецкого языков. Рабо тает по специальности переводчиком в разных компаниях.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.