авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 1 Семья ...»

-- [ Страница 3 ] --

За годы службы в должности Главнокомандующего ВМФ Сергей Георгиевич по собственному признанию установил «очень теплые, доверительные и деловые отношения» с многи ми ведущими руководителями советской науки и промышлен ности.

Среди тех, с кем ему приходилось общаться в деловой, а не редко и в неофициальной обстановке были А.П. Александров, С.П. Королев, В.Н. Челомей, В.П. Макеев, Б.Е. Бутома, М.В.

Егоров, С.А. Афанасьев, П.В. Дементьев, В.А. Казаков, В.В. Ба хирев, В.Д. Калмыков, П.С. Клеменов, С.А. Зверев, П.В. Фино генов и многие другие.

Интересы СССР и его Военно-Морского Флота С.Г. Горшков умел отстаивать не только в своей стране, но и за рубежом.

Росту авторитета державы способствовали «демонстрации флага страны» и визиты наших кораблей в иностранные пор ты. Только в течение второй половины 1978 года и зимнего пе риода 1979 года на боевой службе находилось 120 кораблей и судов, совершивших 13 официальных визитов и 367 деловых заходов в 61 порт 38 иностранных государств.

Главнокомандующий ВМФ умело и с большим дипломати ческим тактом направлял и руководил международным воен Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ным сотрудничеством по линии флотов. При нем оно все боль ше обретало двусторонний характер, способствуя повышению боеготовности сил флота, его тыловому обеспечению.

Быстрыми темпами наращивался потенциал плавучего тыла. Если в начале 1960-х годов ВМФ СССР имел лишь семь судов обеспечения суммарным водоизмещением 48 тыс. т, то в конце 1970-х гг. он располагал 38 судами водоизмещением 332 тыс. т. В их состав входили танкеры, корабли комплексного снабжения водоизмещением до 25 тыс. т каждый, транспорты ракетовозы, плавмастерские, плавбазы и другие суда техниче ского обеспечения.

Своеобразным признанием многократно возросшей бое вой мощи Советского ВМФ и примерного паритета в военно морских вооружениях между СССР и США стало межпра вительственное соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним, заклю ченное в 1972 году.

Ни с чем не сравним личный вклад С.Г. Горшкова в развитие теории военно-морского флота. К концу своей жизни он стал одним из наиболее авторитетных морских теоретиков XX сто летия.

Список открытых научно-теоретических и публицистиче ских трудов С.Г. Горшкова, изданных на русском языке, состо ит более чем из 230 названий. Среди них выделяется его моно графия «Морская мощь государства», в которой практически впервые в отечественной истории намечены контуры страте гии нашей страны в Мировом океане, сформулирован принцип согласованного и гармоничного развития всех компонентов ее морской мощи, показаны роль, место и перспективы развития главного из них – Военно-Морского Флота.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников С.Г. Горшков, как никто другой, стремился к единству тео рии и практики. В период, когда он стоял во главе ВМФ, основ ной формой оперативной подготовки сил флота были крупные учения и маневры. Они проводились ежегодно под его руко водством, за исключением тех лет, когда ими руководили ми нистры обороны.

На подготовительном этапе, как правило, проводились сбо ры руководящего состава флотов и центрального аппарата ВМФ, в ходе которых проходили военные игры и другие учеб ные мероприятия.

Наиболее масштабными стали маневры «Океан-70». Впер вые в истории отечественного ВМФ все наши флоты действо вали по единому замыслу и плану на водных пространствах Атлантики, Тихого океана, не Средиземном, Черном и балтий ском морях. Свыше 200 кораблей и подводных лодок, сотни самолетов были в составе двух группировок – «Северных» и «Южных», вели напряженные действия друг против друга.

В океанах и морях было развернуто около 80 подводных ло док, в том числе 15 атомных, 84 надводных корабля и 45 вспо могательных судов. К участию в маневрах привлекались более двадцати полков авиации и два полка морской пехоты. От во йск ПВО страны в нем участвовали три корпуса и три дивизии ПВО. От Дальней авиации в маневрах приняли участие восемь полков стратегических самолетов. Авиация произвела свыше 5500 самолето-вылетов, совершив в отдельных случаях полеты с дозаправкой в воздухе на дальность более 7000 км.

В ходе маневров проведено 31 тактическое и командно штабное учение. Подводными лодками и надводными кора блями выполнено около 1000 боевых упражнений. Из них – ракетные, 430 – артиллерийских и 352 торпедные стрельбы, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 84 глубинных бомбометания, 57 минных постановок.

В четырех десантах высажено свыше 2500 морских пехотин цев и более 420 единиц боевой техники.

Противодесантной обороной на берегу было развернуто около 3400 человек, 470 единиц боевой техники. С большим напряжением применялась авиация ВМФ. Экипажи самолетов произвели 860 бомбометаний, 219 торпедометаний, выставили 209 мин.

Главным результатом научно-теоретической и организатор ской деятельности Главнокомандующего ВМФ стала «школа Горшкова», которую составила плеяда выдающихся военачаль ников, теоретиков и ученых, в том числе и адмиралы флота:

Н.Д. Сергеев, Н.И. Смирнов, Г.М. Егоров, В.Н. Чернавин, К.В.

Макаров, И.М. Капитанец, С.М. Лобов, Ф.Н. Громов, адмиралы Н.Н. Амелько, В.В. Михайлин, В.В. Сидоров, В.Е. Селиванов, В.С. Сысоев, А.П. Михайловский, В.Н. Поникаровский, В.П.

Иванов, И.В. Касатонов, П.Н. Навойцев, вице-адмиралы: К.А.

Сталбо, А.А. Саркисов, контр-адмиралы Н.П. Вьюненко, Ли сютин, десятки и сотни опытных командиров объединений, соединений, кораблей и частей ВМФ, руководители научно исследовательских институтов, военно-морских учебных заве дений, их ведущих научных и учебных подразделений.

В 1960-е – 1980-е годы авторитет С.Г. Горшкова был непрере каем. Об этом свидетельствовали не только очередные звания и высокие правительственные награды: в 1962 году – звание «адмирал флота», в 1956 году – звание Героя Советского Союза, в 1967 году – звание «Адмирал Флота Советского Союза», а в 1982-м – вторая «Золотая Звезда». В любой флотской аудитории его имя произносилось с глубоким, искренним уважением. Он был живым символом эпохи расцвета отечественного ВМФ».

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Корабли и подводные лодки ВМФ СССР действовали на всем пространстве Мирового океана: постоянно находились в Атлантическом и Тихом океанах и в Средиземном море, регу лярно появлялись –в Индийском океане.

Военно-морской фольклор гласит, что в 1962 году адмирал Горшков приказал советскому флоту «выйти в море и нахо диться там!». А за этим приказанием стоит титанический труд без права на отдых. И в 1970 году его имя вошло в список великих людей планеты (The New-York Times, Friday, March 20, 1970).

Его уход из жизни, как и уход любого из нас, был неизбеж ным, но почему-то никак не проходит ощущение, что он ушел раньше, чем был выработан его огромный человеческий ре сурс.

Сергей Георгиевич Горшков умер 13 мая 1988 года. Его прах покоится на Новодевичьем кладбище города Москвы.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников из публикаций о Горшкове Сергее Георгиевиче к его юбилею (100-летие со дня рождения) Тридцать лет во главе военного флота мировой державы – исторический факт, достойный книги рекордов Гиннеса. Но в биографии Сергея Георгиевича Горшкова это не самое главное.

В число величайших военных деятелей всех времен и наро дов он вошел как создатель советского ракетно-ядерного фло та, впервые в тысячелетней истории русской государственно сти способного действовать на всем пространстве Мирового океана.

Значение этого события в истории нашей страны подчер кивает то, что государство пыталось создать такой флот, по крайней мере, четыре раза – в начале 1880-х, в канун первой и второй мировых войн и в конце 1940-х годов. Печальный исход всех этих попыток во многом предопределило то, что во гла ве морского ведомства не оказалось руководителей, в полной мере отвечавших масштабам и сложности этой задачи.

В начале 1956 г., когда Сергей Георгиевич Горшков впервые вошел в кабинет Главнокомандующего ВМФ СССР в качестве его полноправного хозяина, высшее военно-политическое ру ководство страны не имело четкого представления о том, какие стратегические задачи может и должен решать флот в будущей войне.

Положение усугублялось тем, что командование армии и флота еще не освободилось от представлений, выработанных теорией и практикой военного дела в предыдущую истори ческую эпоху – до появления ракетного и ядерного оружия, а страна еще не имела науки, техники и промышленности, по Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников зволяющих создавать военные корабли всех классов.

В руководящих кругах СССР господствовало убеждение, что Советский Союз – страна континентальная, способная разви ваться и защищаться, ограничив свою морскую деятельность акваториями прибрежных морей. Это убеждение искусно под держивалось правящими кругами других великих держав, не заинтересованных в появлении новой силы, способной на равных с ними вести борьбу за свободный доступ к мировым торговым путям и стремительно сокращающимся природным ресурсам.

Как руководитель военно-морского ведомства Сергей Геор гиевич Горшков должен был теоретически обосновать необхо димость и возможность создания океанского ракетно-ядерного флота, способного решать все свойственные ему задачи в воен ное и мирное время.

При этом требовалось обеспечить по возможности гармо ничное (сбалансированное) развитие ВМФ, чтобы количе ственно и качественно росли все рода сил и войск флота. Ти таническая работа, за которую взялся 45-летний адмирал, не могла быть выполнена без учета реальных возможностей стра ны - состояния ее науки, техники, экономики, уровня подго товки кадров и даже менталитета основной части активного населения. За годы пребывания Сергея Георгиевича Горшкова в должности Главкома ВМФ СССР под его руководством было разработано шесть кораблестроительных программ (утверж денных ЦК КПСС и Советом Министров СССР 25.8.1956, 3.12.1958, 24.12.1963, 10.8.1964, 1.9.1969, 26.3.1980).

В боевой состав Советского флота вошли 453 подводные лодки, в том числе, 192 атомные – более половины из обще го числа атомных подлодок, построенных всеми морскими Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников державами за этот период! Кроме того, было построено боевых кораблей и катеров, 1100 кораблей и судов обеспече ния. Состав морской авиации пополнился 2941 летательным аппаратом (1976 самолетов и 965 вертолетов). В те же годы для управления этими силами были созданы глобальные системы связи и навигации, система командных пунктов, оборудован ных АСУ и системами жизнеобеспечения, позволяющими им устойчиво функционировать в повседневном режиме и в усло виях применения оружия массового поражения.

Частично была решена задача обеспечения временного бази рования сил флота, развернутых в Мировом океане. Кроме спе циально оборудованных судов, составивших основу его плаву чего тыла, ВМФ приобрел пункты материально-технического обслуживания (по существу – иностранные военные базы в Средиземном и Южно-Китайском морях, в Индийском океане и Восточной Атлантике).

В результате тридцатилетней деятельности Сергея Георгие вича Горшкова на посту Главнокомандующего ВМФ были соз даны:

• морские стратегические ядерные силы (МСЯС), пред назначенные для обеспечения стратегического ядерного сдер живания в мирное время, а во время войны для уничтожения военно-экономического потенциала, систем государственного и военного управления противника;

• морские силы общего назначения (МСОН), в мирное время способные защищать национально-государственные интересы страны на всем пространстве Мирового океана, а в военное время решать задачи по уничтожению морских носи телей ядерного оружия, поддержке группировок Вооруженных Сил, действующих на приморских направлениях, нарушению Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников океанско-морских коммуникаций противника, обороне своих морских коммуникаций.

К середине 1980-х годов ракетно-ядерный потенциал, раз вернутый в море, по сравнению с концом 1960-х годов, повы сился более чем в 200 раз, дальность стрельбы ракетами уве личилась в 50 раз, число дальних походов, совершаемых за год многоцелевыми подводными лодками, возросло в 20 раз, над водными кораблями - в 10 раз. Более чем в 120 раз увеличились количество подаваемых кораблям в море запасов материаль ных средств.

В 1985 г. боевую службу в оперативно важных районах Ми рового океана несли ежедневно около 160 боевых кораблей и судов обеспечения (в том числе до 40 подводных лодок), а военно-воздушными силами флотов было совершено более 4500 самолетовылетов в океанские зоны Северный рабочий 12 октября 2006 (157) Семен тюКАЧеВ невестка главкома Горшкова (выдержка из публикации) …Как вы, дочка кулака-оленевода, стали невесткой Сергея Георгиевича Горшкова - знаменитого советского флотоводца? спрашиваю у Галины Васильевны.

Породнились Тимоховы с Горшковыми в Перми, где после окончания в 1948 году института дочь оленевода работала за Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ведующей лабораторией. Однажды к мужу подружки, у кото рой Галина первое время жила, пришел его друг Дмитрий. Так их свела судьба.

Ее муж, как и она, рос без родного отца. А вырастил его дя дюшка Георгий Михайлович Горшков, отец будущего флото водца. Он относился к племяннику как к родному сыну, а кузи на Наталья, знавшая, как и все другие родственники, историю рождения Димы, любила повторять: «Ты, Дима, у нас роднее всех родных».

Родной-то отец мужа, мой свекор Никита Михайлович Горшков, умер в госпитале на Украине в гражданскую войну.

Свекровь Зинаида Иннокентьевна, получив известие о тяже лом ранении мужа, оставила малолетнюю дочь Галю на попе чение родственников и поехала из Каменец-Подольского его навестить, - повторяет Галина Васильевна хорошо знакомую всем Горшковым семейную сагу. - На обратном пути Дима и родился. Время было смутное, поезда не ходили. От нервного перенапряжения у нее пропало молоко. Спасибо добрым лю дям, помогли вернуться в Каменец-Подольский.

Дядя Георгий и тетя Лена (так было заведено у Горшковых обращаться к старшим) в семейной обстановке называли друг к друга не иначе как Егорушка и Еленушка, - вспоминает Гали на Васильевна и показывает семейную фотографию 1917 года, запечатлевшую семилетнего Сергея с родными сестрами На ташей, Татьяной и кузиной Галиной.

На Волынь, в город Каменец-Подольский, четыре брата Горшковы - Георгий, Иван, Петр и Никита - приехали из России в начале прошлого века. Здесь трое из них учительствовали, а Иван служил финансистом. После революции Георгий и Петр вернулись в Россию, а Иван переехал в Киев, где с годами его Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников сын Борис Горшков стал ведущим архитектором. Георгий Ми хайлович Горшков - Заслуженный учитель СССР. В Коломне, у школы, где он работал, к 100-летию его рождения установлен бюст. Брат Петр Горшков стал профессором ЛГУ им. А.А. Жда нова, а его сын Юрий - профессором-сейсмологом МГУ им.

М.В. Ломоносова.

Поздравляя нас с праздниками, он на дорогих и красивых открытках выводил всего два слова «Поздравляю» и подпись «Юра». Мы на него не обижались, - улыбается Галина Васи льевна. - Юрий Петрович был очень целеустремленным, с го ловой погруженным в науку. Шаблонных пожеланий счастья, здоровья, успехов в работе и личной жизни чурался.

К Сергею Георгиевичу Горшкову, который был старше Га лины Васильевны на 16 лет, она всегда обращалась по имени и отчеству. А впервые увидела его только в Москве, когда он стал Главкомом ВМФ СССР. Все праздники проводил на служ бе. Да и в будни домой возвращался поздно вечером. Поэтому киевские родственники останавливались у его сестры Натальи Георгиевны.

Натуся знала много семейных историй, любила вспоминать детство, своих родителей и очаровывала таким радушием, что мы чувствовали себя как дома, - с теплой улыбкой вспоминает ее Галина Васильевна.

К своей жене Зинаиде Владимировне, по рассказам Натуси, Сергей Георгиевич Горшков относился по-рыцарски. Он при шел к ней на помощь в трудную для нее минуту, хотя брак с этой красивой, умной и глубоко порядочной женщиной мог в годы репрессий пагубно сказаться на его служебной карьере.

Старшего сына они назвали в честь деда Георгием, а дочь - в честь бабушки Еленой.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников При всей занятости главком Сергей Горшков поддерживал связь со своими двоюродными братьями и сестрами, заботил ся о них, помогал чем мог. Когда, например, у Дмитрия Ники тича стало резко падать зрение, адмирал помог ему пройти обследование у всех советских медицинских светил, включая академика Святослава Федорова. И по сей день в семейном ар хиве его северодвинской невестки хранится письмо академика Дмитрию Никитовичу с рекомендациями по лечению глаз. На езжая по служебным делам в Киев, Сергей Георгиевич обяза тельно навещал своих родственников.

- Но никогда у нас не ночевал, - говорит Галина Васильевна.

- Всегда останавливался в военной гостинице, где имелась пра вительственная связь.

Однажды, инспектируя Киевский военный округ, он передал с офицером-порученцем охотничий трофей - большую свежую кабанью печень. Потом позвонил и попросил приготовить жаркое. Вечером приехал на ужин. «Блюдо ему понравилось», вспоминает Галина Васильевна давний экзамен по кулинарии.

Когда Горшков покинул пост Главкома ВМФ и перешел в группу генеральных инспекторов Минобороны СССР, то стал чаще проводить время на даче в Барвихе. Тогда и киевляне чаще бывали у него в гостях. Как-то Сергей Георгиевич угостил их свежей печенкой, приготовленной по его рецепту. Она, по словам северодвинки, была вкуснее той, киевской.

Сергей Георгиевич никогда о взаимоотношениях адмира лов, их симпатиях и антипатиях в нашем кругу не рассказывал.

А о Кузнецове отзывался как о грамотном, принципиальном и честном адмирале. И очень уважал маршалов Жукова и Гречко.

Очень теплые отношения у него были с Фиделем Кастро. Од нажды даже привез в Киев Дмитрию Никитовичу хрустальный Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников набор посуды в форме птиц и животных, изготовленный по за казу кубинского руководителя.

- А вот эту банку с ароматным чаем, - снимает Галина Васи льевна с полочки большую раскрашенную железную чайницу, с годами не потерявшую своей красоты, - Сергей Георгиевич подарил нам после визита в Индию.

Но каким-то подчеркнутым почтением к вождям главком не страдал. Когда Д.Ф. Устинов стал министром обороны СССР, Сергей Георгиевич отнесся к этому назначению без восторга.

Уже покинув должность Главкома ВМФ, которую он занимал 31 год, Горшков как-то посетовал в кругу близких, мол, Дми трий Федорович яркий политик, но в военно-морском деле не силен.

Но такие разговоры случались крайне редко. Своих младших родственников адмирал наставлял: прежде чем что-то сказать, надо хорошо подумать. Этому правилу и сам всегда следовал.

Галина Васильевна вспоминает: Дмитрий после десятилетки в 1937 году написал Сергею на Дальний Восток, мол, не пойти ли и ему по его стопам? Сергей ответил брату, что профессия воен ного моряка очень сложная и трудная, не каждому по плечу, но лично ему нравится. Подытожил: «Советовать ничего не буду, решай сам». Дмитрий выбрал артиллерию. Перед самой вой ной он окончил Подольское артиллерийское училище, воевал, попадал в плен, бежал, был в партизанах, а после войны уехал в Пермь - к сестре Гале и матери Зинаиде Иннокентьевне Горш ковым. Из Перми они переехали в Киев, где Дмитрий Никито вич окончил институт советской торговли. За короткий срок от простого товароведа вырос до директора «Киевхозторга».

Сослуживцы его уважали, в республиканском министерстве видели в нем талантливого руководителя, но резко ухудшив Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников шееся здоровье заставило оставить эту работу. Двоюродный брат флотоводца стал директором базы отдыха «Ракитное» под Киевом и вскоре сделал ее лучшей на Украине.

Первую «Золотую Звезду» Героя Советского Союза С.Г.

Горшкову вручили 7 мая 1965 года, вторую - 21 декабря года - вместе с указом Президиума Верховного Совета СССР об установке его бюста на его родине в Каменец-Подольске.

- Горшков,- рассказывала Галина Васильевна,- попросил тог дашнего Генсека К.У. Черненко не ставить там бюст, а устано вить его в Коломне. В этом городе, обосновывал свою просьбу главком, он пошел в школу. С Коломной связана его юность, отсюда он был призван на военную службу. Просьбу удовлет ворили. Но и Коломна настояла на своем праве. Так память о славном роде Горшковых увековечена в Коломне двумя бюста ми - учителя Георгия Михайловича Горшкова и его сына флото водца Сергея Георгиевича.

Помнят крестного отца атомного флота и северодвинцы. За три десятилетия на посту Главкома ВМФ Сергей Георгиевич ежегодно, а то и по нескольку раз в год приезжал в Северод винск. В нашем городе на втором этаже в доме 14 на ул. Гагарина была гостиница. Она так и называлась «Гостиница главкома».

На протяжении трех десятилетий, говорят, он жил в ней, когда прилетал на Севмаш на закладку нового подводного крейсера и на «Звездочку», где модернизировались атомоходы, на испы тания ракетного оружия, на передачу в состав ВМФ очередно го ракетного подводного крейсера. В такие дни у гостиницы выставлялся патруль. Думается, есть смысл установить на этом доме мемориальную доску в память о знаменитом флотоводце и Почетном гражданине Северодвинска.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ФотоАлЬБоМ Курсант Сергей Горшков (крайний справа во втором ряду) с друзьями. ленинград. Конец 1920-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Командир бригады крейсеров Черноморского флота капитан 1 ранга С. Г. Горшков. 1941 г.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников С. Г. Горшков (в центре) на занятиях. Владивосток.

начало 1930-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников С. Г. Горшков – штурман минного заградителя «томск».

Владивосток. 1932 г.

Командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков благодарит бойцов и командиров батальона морской пехоты за успешное выполнение поставленной боевой задачи. 1943 г.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков беседует с морскими пехотинцами. 1943 г.

и.о. командующего С.Г. Горшков 18 армией контр-адмирал начальник штаба С. Г. Горшков Черноморского флота Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников и. Б. тито прилетел в Крым. его встречает адмирал С. Г. Горшков. Вторая половина 1950-х гг.

Перед началом морского парада. Севастополь.

Конец 1940-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Перед началом морского парада. ленинград. Конец 1960-х гг.

Главнокомандующий ВМФ СССр адмирал С.Г. Горшков на Балтийском флоте. Конец 50-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников С.Г. Горшков принимает военную делегацию Кнр. начало 60-х гг.

Адмирал флота С.Г. Горшков. Середина 60-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Адмирал флота С.Г. Горшков. Середина 60-х гг.

Министр обороны СССр А.А. Гречко и Главком ВМФ СССр С.Г. Горшков на морских учениях в рубке корабля.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников В кулуарах партийного съезда. 1970-е гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на праздновании Дня Военно-Морского флота СССр.

Владивосток, середина 70-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на встрече с Министром обороны Польши генералом армии ярузельским Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на приёме у индиры Ганди. Дели, начало 70-х гг.

на приёме у Короля Эфиопии Хайли Силаси первого.

Середина 60-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на приеме у Фиделя Кастро. 1970-е гг.

Главнокомандующий ВМФ СССр Адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков обходит строй почетного караула. Дели.

начало 70-х гг.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Встреча Главнокомандующего ВМФ СССр Адмирала флота Советского Союза С. Г. Горшкова с Президентом Академии наук СССр академиком А. П. Александровым. начало 1980-х гг.

Главнокомандующий ВМФ СССр Адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков и командующий ВМС Чили адмирал р. Монтеро. 1972 г.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Главнокомандующий ВМФ СССр Адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков во время интервью в Агентстве печати «новости». Москва. 1983 г.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков просматривает очередной номер журнала «Морской сборник»

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Адмирал Флота Советского Союза Дважды Герой Советского Союза, лауреат ленинской и Государственной премий С.Г. Горшков Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников таракановы Владимир ильич и Агрепина Васильевна с дочкой Зиной Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Зина 2 года Зина 3 года Зина 16 лет, Владивосток Зина на катке. Владивосток Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Зина тараканова. 16 лет Зина тараканова. 18 лет николай Владимирович Зинаида Владимировна тараканов, брат Горшкова (тараканова) З.В. Горшковой Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Воспоминания о семье и пройденном жизненном пути игорь Сергеевич Горшков Родился я в послевоенном Севастополе 22 апреля 1947 года в семье вице-адмирала, командующего эскадрой крейсеров Чер номорского флота (фактически одно из первых лиц в командо вании флотом) младшим ребёнком.

Последнее обстоятельство, видимо, наложило отпечаток на моё воспитание: внимание, теплота и любовь родителей ко мне. При этом иногда ощущал достаточно прохладное отноше ние со стороны брата и сестры – дружбы между нами не было, как впрочем и явной вражды тоже.

Ощущение «комфортности» домашнего быта в доме родите лей, безусловно, способствовало формированию уклада жиз ни, понимания роли жены как истинной хранительницы до машнего очага - полноценные обеды всех за общим столом, поддержка порядка в доме и т.д. При этом в центре внимания мамы муж, проявления разнообразной заботы о муже. Во мно гом в дальнейшем все эти «устои» предопределили мои непро стые личные семейные перипетии).

При этом в общении со сверстниками, старшими по воз расту я не допускал заносчивости, высокомерия, а наоборот преодолевал определённую застенчивость (к слову о «барских замашках»). Надо совершенно искренне сказать, я никогда не переступал границу приличия и порочащих себя и семью по ступков. И в этом большая заслуга мамы, которая всегда осте регала меня от опрометчивых шагов, которые могут опозорить нашу семью. Я чётко это усвоил и всегда руководствовался в жизни правилом сдержанности и осмотрительности.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников И ещё одно важное качество, воспитанное во мне родителя ми – это ответственное отношение к делам и своим обязанно стям в различных сферах жизни - от работы до личных взаи моотношений.

Я не могу сказать о какой-то особой, показной любви ко мне со стороны родителей, что могло разжигать конфликты между детьми. Да, у меня присутствовало внутреннее ощуще ние очень сердечного отношение папы и заботливости во всех отношениях от мамы, но это не влияло на моё равноправное положение с братом и сестрой. Скажу больше: я бесконечно благодарен судьбе, которая подарила мне счастье родиться и долгие годы жить в нашей замечательной семье, быть всегда желанным и дорогим для родителей человеком! И с этими чув ствами я прибываю до сих пор.

При этом вспоминаю особые «привилегии», оказываемые мне со стороны отца: только я мог ходить на работу к отцу (конечно, в сопровождении офицера – адъютанта), заходить в его кабинет через заднюю дверь. Отец всегда очень радушно встречал меня и, если не был занят, предлагал вместе попить чаю или съесть горячий ланч, который заменял папе обед.

Иногда меня просили обождать в приёмной отца, когда в ка бинете происходили события не для моих ушей. В приёмной у дежурного офицера стоял весьма примечательный громадный резной письменный стол, заставленный телефонами и бумага ми, который остался с дореволюционного времени от институ та благородных девиц, размещавшегося в этом здании. Другая всегда открытая в приёмную дверь вела в кабинет начальника Секретариата Главкома, регулирующего, в том числе, движение посетителей.

Помню, как однажды попал на грандиозный разгон, кото Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников рый устроил отец своим адмиралам из штаба, которые как провинившиеся школьники бегали из кабинета и обратно в кабинет с какими-то документами с красными физиономиями.

Уже позже, находясь с папой в его командировочных поездках, я видел, насколько жёстким и требовательным он был руково дителем.

На работе в штабе папу очень боялись и одновременно ува жали. Он никогда не проявлял грубости и оскорблений в от ношении к людям, но умел очень точно дать характеристику человеку и его поступку, что порой было похлеще ругательного слова.

При нём существовал особый распорядок приезда и отъезда с работы на протяжении 30 лет его службы на посту Главко ма: утром не позднее восьми утра, завершение рабочего дня в семь тридцать – восемь вечера. Обязанность адъютанта утром встретить и получить наставления на день, а вечером прово дить. Многие не выдерживали такой режим жизни.

Маме из приёмной вечером звонили: Главком отбыл домой, и мы все уже ждали его приезда для нашего традиционного ужина.

Уместно заметить, что образ главкома в публикациях всегда ассоциируется со служебной деятельностью и не показывают ся особенности человека в быту, его увлечения, интересы, по ведение в семейных отношениях. Наверное, это одна из задач, в том числе и родственников. Ниже я немного остановлюсь на этом вопросе.

Другая моя «привилегия» заключалась в том, что в летние каникулы папа очень часто брал меня с собой в служебные ко мандировки.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Командировки Главкома – это специально подготовленная поездка с сопровождающими его начальниками по направле ниям, официальными встречами в аэропорту, как правило, в том числе, партийным руководством региона – отец был чле ном ЦК КПСС.

Самолёт имел специально оборудованный салон с рабочим столом, спальными местами и кухней для приготовления еды.

Поскольку я довольно часто летал с папой, то хорошо знал лётчиков, и мне разрешалось находиться в кабине пилотов, наблюдая и взлёт, и посадку самолёта. Однажды с разрешения папы меня посадили на место второго пилота, и я попробовал управлять самолётом в реальном времени. В результате стака ны с чаем на столе в салоне были опрокинуты, а сопровождаю щие были в недоумении, что за манёвры совершает самолёт.

Всё благополучно обошлось.

Так, за школьные годы с отцом я побывал на Камчатке, Са халине, Приморском крае, Новой земле. Во время поездок от дельно от дел отца мне представлялась возможность знако миться с достопримечательностями этих мест.

Безусловно, на мальчика эти поездки производили неизгла димые впечатления, которые до сих пор очень живы в моей па мяти.

Вот в таких условиях происходило первичное формирова ние личности молодого человека.

Из самых первых детских воспоминаний в памяти осталось немного. Смутно всплывает тёмная квартира в Севастополе, где я играю с большой деревянной машиной. Думаю, это была квартира на ул. Пироговской (в названии могу ошибаться), из которой позже семья переехала в специально построенный дом командующего флотом на ул. Советская. Этот дом сохранился Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников до наших дней и в нём традиционно проживает действующий командующий ЧФ.

Помню, мы с родителями приехали в уже готовый дом пе ред переездом и я с разбега в центральном зале растянулся на скользком, до блеска натёртом паркете, довольно сильно ушиб ся. Думаю, мне было лет пять –шесть.

Этот период жизни я уже хорошо помню со многими нюан сами и событиями. Например, празднование Нового года, когда в центральном зале, который имел стеклянный купол второго света и приличную высоту, появлялась неожиданно для меня утром высоченная ель и рядом с ней фанерный домик, внутри которого Дед Мороз оставлял для меня подарки. Помню заба вы с местными ребятами – катать колесо на проволоке по улице – город был закрытым и машин практически не было. У меня была деревянная педальная машина, которой я лихо управлял и приобрёл первые навыки езды, а позже я на руках шоферов уже рулил реальной машиной, видимо, типа М1 или виллиса.

Отсюда появилась моя привязанность к автомобилям.

При доме был замечательный фруктовый сад, два бассейна с фонтанчиками и рыбками, куда я периодически попадал на ве лосипеде, превысив допустимую скорость на повороте. Помню наличие кур и небольшого огорода, куда я лазал за помидорами.

Сам дом имел плоскую крышу с ромбовидным стеклянным куполом в середине и пожарную лестницу, по которой можно было тайком от мамы забираться и видеть всю Севастополь скую бухту с кораблями, доками… Летом к нам иногда приезжал Ванечка – сын папиной сестры Натальи Георгиевны Кроленко, с которым мы из пластилина строили корабли и устраивали морские сражения.

Летом, как правило, мы отправлялись в Ялту, где останавли Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вались в доме (от санатория ЧФ), расположенным отдельно от основной площадки. Там мы проводили летний сезон, гуляя по набережной, купаться ездили на Золотой пляж.

Помню две поездки с мамой в Москву – одну летом, другую зимой.

Зима запомнилась тихим снегопадом в районе памятника Пушкину. Был тихий, морозный и безветренный вечер, с ма мой мы возвращаемся к знакомым, у которых останавлива лись в Староконюшенном переулке, а крупные снежинки как звёздочки падали на прохожих – красота невероятная. Я везу за собой новенькие, только купленные санки в предвкушении кататься во дворе дома.

Летом запомнился страшный ливень, который неожиданно накрыл нас с мамой в районе Большого театра, мама сняла туф ли, и мы босиком побежали к Наталье Георгиевне, которая тут рядом жила в доме гостиничного типа с коммунальной кухней и санузлом, по длиннющему коридору дети катались на вело сипедах. В одной из двух комнат с камином мы с Ванечкой обо рудовали тайник в этом камине, а для чего - я уже и не помню.

Ещё много всяких детских воспоминаний связано с этим пе риодом моего детства и все они до сих пор вызывают у меня огромную ностальгию. Последний штрих: иногда папа в вы ходной устраивал пикник с выездом в горы недалеко от города.

Кажется, место называлось Черная речка. Совершенно сказоч ная картина в памяти как живая – бескрайнее поле красных маков, по которому я бегаю, родители сидят и пьют чай с ма миными булками.

В 1955 году отца назначают в Москву и в доме начинаются грандиозные сборы. Прощай Севастополь, Чёрное море и го рячее Крымское солнце.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Вот так прошёл самый беззаботный период моей жизни – детство.

В Москве первое время мы жили в военном санатории «Ар хангельское» до получения квартиры в доме, принадлежащем ВМФ по улице Крымский вал д.4 кв. 36. Этот дом находится на пересечении Б.Якиманки и Садового кольца. Сейчас к нему пристроили кафе «Шоколадница» и двор оказался изолирован от проспекта.

Квартира была пятикомнатная, небольшая по площади. Уже позже родители убрали стенку между гостиной и столовой, по ставили раздвижную дверь для увеличения пространства. Дру гая инициатива мамы была застеклить балкон в моей комнате со стороны двора. После весь дом последовал нашему примеру.

Прожили мы в этой квартире более пятнадцати лет.

В первый класс школы я пошёл в восемь лет в 1955 г. Нор мального обучения до девятого класса у меня не сложилось – так совпадало, что сменил несколько школ в связи с их за крытием (сначала была школа №7 - 1-4 классы, затем №9 - 5- классы, а восьмой класс заканчивал в школе №585). Учился без троек, но и знаний крепких не получал. Мои родители в лице мамы особенно не вникали в детали моего обучения, хотя не гласный контроль через знакомых родителей учеников осу ществлялся.

В этот период моими более-менее постоянными друзьями были Валерий Алексеев, Юрий Куницын, Андрей Абрамов – сын известного карикатуриста Марка Абрамова. Я часто бывал у них дома.

Моё увлечение автомашинами еще с детства подтолкнуло при выборе соответствующей школы для обучения в 9 – Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников классах сделать выбор в пользу школы с подготовкой водите лей скорой помощи. (В 60 –е годы школы имели обязательное производственное обучение).

Мои планы в одночасье порушила мама одноклассницы Ирочки Былинкиной, которая с ужасом проинформирова ла мою маму о моих предпочтениях. Сама Ирочка поступила в школу № 2 с физико - математическим уклоном. Мне при шлось срочно под руководством мамы подавать документы в эту школу и проходить вступительное собеседование.

Я безусловно ни разу не пожалел о том, что заканчивал эту во всех отношениях замечательную школу. (С историей этой школы можно детально познакомиться на её сайте – лицей №2). Неудобством для меня был фактор расстояния от дома - в дороге на троллейбусе около часа.

Можно много писать о нестандартных преподавателях шко лы, организации уроков, системе самоуправления советом учеников и пр., но это отдельная тема. Просто было интересно учиться, но не без больших трудностей, особенно на первом этапе, когда я не вылезал из двоек и троек по математике и фи зике - спрос был очень серьезный. Постепенно выправился и закончил одиннадцать классов школы в 1966 году без троек. (В этот год выпускались сразу и десятые и одиннадцатые классы – эксперимент со школами - одиннадцатилетками закончился).

Что дало обучение в нашей школе – самое главное нефор мальное отношение к исполнению уроков и заданий, доходить до сути вопроса, т.е. вырабатывалась привычка работать и не только с материалом в учебнике, но находить и другие источ ники, если что-то не было понятно. В дальнейшем обучении эти навыки сыграли решающую роль.

Такая система требований к ученикам способствовала тому, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников что проблем с поступлением в ВУЗы наших выпускников не возникало.

Моими постоянными друзьями в этот период были Кидины Коля и Таня, Таня Роганова, Андрей Абрамов, который тоже оказался в этой школе.

Куда идти учиться дальше – вот в чём состоял вопрос!

По этому поводу в семье имелись разногласия. Я хотел стать продолжателем военно – морской темы, правда не по коман дирской части, а инженерной в области радиоэлектроники (тогда это было новое направление), а мама настаивала на по лучении университетского образования. Папа занимал ней тральную позицию.

Я настоял на своём и в августе 1966 г. прибыл в Военно– морское училище радиоэлектроники им. А.С. Попова для по ступления. Училище расположено под Ленинградом в удиви тельном месте рядом с Петергофом.

Проблем с экзаменами никаких не было, и я был зачислен на первый курс.

Об этом периоде моей жизни можно много рассказывать, но здесь я ограничусь кратким описанием моей курсантской службы.

Прежде всего, надо представить себе мало приспособлен ного к самостоятельной жизни вне дома молодого человека в казарме на первом этаже двухъярусной кровати, где впритык стоит другая кровать и там сопит и храпит твой сосед, над то бой ворочается другой сосед, с матраса которого сыпется вся кий мусор.

Подъем в 7 утра и на зарядку на плац по команде «Голый торс, трусы, ботинки» в дождливую и уже холодную ленин Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников градскую погоду. Однажды нас окунули в октябре в один из прудов парка для поднятия духа.

Учёба труда не представляла, а вот мой гайморит начал до ставать. Всё чаще чувствовал недомогание, но старался от со курсников не отставать и виду не показывать. В кармане были постоянно капли в нос.

Никаких привилегий в службе у меня не было, передач и по сылок не получал. Помню, как-то на самоподготовке вечером в классе мой сосед по парте в тихую под крышкой жевал домаш нюю колбасу (он был украинцем), а у меня текли слюнки….В целом взаимоотношения с ребятами были равноправными, никаких конфликтов или разборок не было, ко мне относились как к равному. Возможно, в этом была и заслуга нашего коман дира роты, который не выделял меня среди однокурсников.

Сдружился я с бывшим суворовцем одноклассником Усти новичем Володей, отношения с которым продолжались многие годы.

Из запомнившихся событий первого курса – ночная раз грузка вагонов с картошкой, после которой отходил несколько дней, или марш – бросок с полным вооружением пешком на полигон 20 км, тогда стёр ноги до крови (командир роты сове товал портянки одевать, не послушал).

Из очень достопримечательных моментов – участие нашего курса в майском параде на Красной площади в Москве. Еже дневные тренировки по 4 – 6 часов вначале в училище, а затем с марта в Москве на Тушинском аэродроме в шинелях с кара бинами. Было очень непросто, но зато лихо отмаршировали и получили благодарность Министра обороны. Во время про хождения на трибуне Мавзолея видел отца.

Попутно хочу заметить, что в 50-е, 60-е и 70-е годы парады Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников проходили два раза в год – на Седьмое ноября и Первое мая. И всегда на Мавзолее с руководством страны находились заме стители Министра обороны, в числе которых был Сергей Геор гиевич, около 30 лет поднимавшийся на эту трибуну.

Летняя практика в училище проходила в Мурманске на штабном крейсере (название уже забыл). Выходили в море, тренировались в штурманском деле.

Эта практика обернулась для меня в дальнейшем длитель ным заболеванием – оказалось, холодная северная погода неза метно вызвала у меня воспаление лёгких, которое я переходил на ногах и узнал об этом уже в Ленинграде, когда по поводу постоянного недомогания попал в Военно–морской госпиталь.

Тогда доктор Малыгин Владислав Петрович обнаружил у меня инфильтрат в лёгких и меня отправили на лечение в г. Алуп ка в Крыму. Позже за проявленную бдительность в отношении меня уже полковник Малыгин был назначен главным фтизиа тром Военно – морского флота. Наши добрые, порой нефор мальные отношения сохранялись долгие годы.

Период пребывания в специализированном лечебном учреждении в г.Алупка (с ноября по май 1968г.) ярок различ ными впечатлениями и личными встречами. Крым – моя роди на и я словно снова попал в сказку моего детства.

Санаторий находился на территории парка Воронцовского дворца. Само место просто изумительное как по природе, так и по климатическим особенностям – самое большое количество солнечных дней в году по Крыму. Дворец и всё, что его окружа ло - это уникальный рукотворный исторический памятник. И это всё доступно тебе все 24 часа в сутки в течение шести меся цев при почти безлюдном окружении – сезон отдыха прошёл.

Я наблюдал смену трёх времён года - глубокая осень, зима и Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников пробуждение природы – весна. Каждая из них удивительным образом отражалась на восприятии пышной растительности парка на фоне Черного моря. Зимой иногда выпадал снег, по крывая пальмы белым убором, потом быстро теплело, снег ис чезал, как ничего и не было. В Новогоднюю ночь температу ра воздуха была плюс 18 градусов. А бурная весна себя начала проявлять уже в феврале. В мае – самое время было уезжать:

повалил народ в Крым на отдых.

Время для меня было очень романтическое, когда много ин тересной литературы было прочитано с подачи местного руко водителя клуба – знатока французского и японского современ ного романа. Иногда выбирался в Ялту, Симеиз и др. местные городки. Конечно, всё было не в ущерб распорядку лечения в санатории.

Несколько раз ко мне приезжала мама с инспекциями, раза два навещал папа.

Выписали меня в мае с позитивными результатами лече ния.

Что дал мне период учёбы в училище? Главное стойко пере носить трудности быта и службы, выработалось чувство кол лектива и ответственности за общее дело, строгое соблюдение требований Уставов (или Законов, правил и т.д.). Я считаю, что служба в армии весьма полезна для нашей молодёжи.

Мама была счастлива, что меня комиссовали как непригод ного к дальнейшей службе на флоте. И теперь можно было реа лизовать её мечту – поступить в МГУ им. Ломоносова М.В.

Я решил идти на первый курс, хотя с моими результатами обучения в училище можно было поступить на второй курс с досдачей ряда дисциплин, отсутствующих в училище. Посове Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников щавшись дома, решили, что более правильно начать с первого курса.

Так начался новый этап в моём образовании. И здесь, надо сказать, сыграл решающую роль опыт службы, когда ответ ственность за выполнение учебных заданий была выше со блазна студенческих гулянок. Многие ребята к началу сессии погорели, не успевая делать многочисленные лабораторные ра боты. Я честно ходил на весь практикум и более того досрочно начал сдавать зимнюю сессию первого курса. Видя мои стара ния, учебная часть назначила меня старостой, и с этого време ни и до завершения обучения я нес этот груз.

Шесть лет учёбы пролетели весьма незаметно. Работать приходилось много, но результат тоже был – после окончания меня рекомендовали оставить в аспирантуру на кафедре. При бор, который я сотворил на последнем курсе, использовался не одним поколением выпускников кафедры.

Во время учёбы я оказался в числе активных комсомольских лидеров факультета, в результате на четвёртом курсе я был принят парткомом МГУ кандидатом в члены КПСС – случай совершенно беспрецедентный для учебного учреждения.

На третьем курсе папа отдал мне в пользование семейную «Волгу», правда с условием, что я сам буду зарабатывать на бензин, и я действительно на четвёртом курсе получал 120 р. в месяц – повышенная стипендия за успеваемость (70 р.) и долж ность лаборанта на кафедре. Так что деньги у меня имелись.

На пятом году обучения старый знакомый нашей семьи по Севастополю Виктор Геловани (ныне академик РАН, сын гене рала – строителя Арчила Викторовича Геловани, с семьёй кото рого родители были дружны), привел к нам на дачу студентку журфака Тбилисского института Чинчарадзе Нину Михайлов Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ну. После нашего знакомства, спустя короткое время она по просила меня свозить её по делам в Можайск, после этой по ездки мы уже надолго не расставались.

Осенью 1973 года я ездил в Тбилиси знакомиться с её ро дителями – мамой и папой – Михаилом Захаровичем - адми ралом в отставке и папиным сослуживцем по Севастополю.

Встречали меня с шиком по-грузински широко с шашлыками, вином и песнями. В моё распоряжение дали машину и я имел «удовольствие» рулить по окрестностям Тбилиси, постоянно сталкиваясь со спецификой грузинских водителей.

На свадьбу приезжал только отец Нины, её мамы не было.

Отметили в узком кругу на даче в марте 1974 года, а в декабре родился наш сын Сергей.

Так завершился важный этап в моей жизни – обучение в Мо сковском государственном университете и исполнилась мечта моей мамы.

В дальнейшей жизни я неоднократно убеждался в правиль ности выбора ВУЗа, фундаментальные знания и формируемая там система мышления не раз помогали мне в различных сфе рах моей служебной деятельности.

Прислушивайтесь к советам своих матерей и меньше будете допускать ошибок!

Осознание необходимости самостоятельного проживания вне дома родителей склонили меня к выбору места моей рабо ты в близком по тематике моей специализации на кафедре ин ституте с оборонным уклоном под Ленинградом в г.Пушкине.

С аспирантурой МГУ я попрощался.

С помощью папы нам предоставили служебную одноком Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников натную квартиру в Пушкине и я начал свою трудовую деятель ность, а Нина Михайловна носить будущего Серёжу.

Сам город – это прежде всего знаменитый Екатерининский дворец с великолепным парком, Лицей, где учился Пушкин, дворец Александра III, и весь горд как музей. Жить в таком ме сте было просто в удовольствие.

Родился Серёжа 1 декабря 1974 года в Ленинграде и через несколько дней я привёз их на квартиру в Пушкин. Хорошо помню, как вдвоём с Ниной мы осторожно «распаковали»

свёрток с ребёнком и впервые увидели маленького человечка, а что делать дальше не представляли. Конечно, со временем всё образовалось - проходило дистанционное консультирование по телефону.


Однажды эти бесконечные телефонные разговоры Нины привели к несчастью: впопыхах залила младенцу в рот вместо укропной воды раствор для ухода за руками, чем сделала се рьёзный ожёг горла. Мне пришлось срочно вести их в Ленин град в больницу.

Два года работы в институте пролетели незаметно. В году в Москве была открыта Научно-исследовательская лабо ратория, как филиал института и меня перевели туда с неболь шим повышением в должности. К тому времени папа решил вопрос с отделением моей семьи в трехкомнатную квартиру по ул. Шаболовка.

Длительной работы в Лаборатории у меня не получилось.

Как-то позвонил один близкий знакомый (Маслов В.А.) и пред ложил встретиться с его хорошим товарищем - начальником вновь формируемого подразделения при Совете Министров СССР, который подбирал кадры для работы. Так я оказался в Научно – тематическом центре при Управлении делами Совми Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на СССР, в котором проработал тринадцать лет от должности СНС до Начальника сводного отдела – члена Коллегии ( год). К слову сказать, членов коллегии утверждал Секретариат ЦК КПСС, поэтому я прошел все процедуры в ЦК предвари тельного рассмотрения и утверждения в должности. Весьма интересно. По должности я уже мог пользоваться служебной машиной.

В личном плане в конце 70-х мы с Ниной пережили очень непростой период наших отношений, в результате бесконеч ных выяснений и даже неблаговидных поступков с угрозами мы развелись и поменяли нашу квартиру на две, в одну из ко торых переехала Нина с Серёжей.

Вторую супругу – Елену Шевченко - я встретил в 1981 году.

Тогда она была слушательницей 4- го курса Военного инсти тута переводчиков Министерства обороны. Папа её занимал видный пост – заместитель начальника ГРУ МО (об этом я узнал значительно позже). Правда вскоре по болезни ушёл на пенсию.

Расписались скромно без торжественных мероприятий и от метили в Барвихе на даче отца. В декабре 1983 года у нас ро дился сын Володя. Жили мы в моей маленькой квартирке в Бо гословском пер. д.5. Квартира была на последнем пятом этаже дома, и с лоджии открывался замечательный вид на москов ские крыши (район малоэтажных зданий), по которым шустро бегали коты.

Какое-то время с нами жил Сергей, ходил в соседнюю школу и помогал гулять с Володей.

Нашу спокойную жизнь начало лихорадить в период работы Елены в Первом ГУ КГБ СССР в Ясенево (она уже ст. лейтенант КГБ). Ранние отъезды на работу и поздние возвращения никак Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников не укладывались в моё представление о месте и роли жены в доме.

Всё чаще я стал ездить на дачу к родителям, Лена туда при езжать не хотела, при этом частенько оставалась дома у своих родителей. Однажды (1986 год) она попросила меня о встрече с отцом, на которой неожиданно объявила о намерении раз водиться и обратилась за помощью с жильём. При всём своём удивлении папа вопросов задавать не стал, но и не отказал в её просьбе. Ей как военнослужащей предоставили комнату в свободной двухкомнатной служебной квартире.

Два подряд неудавшихся брака сильно подорвали мое пози тивное отношение к женитьбе.

В 1987 году в нашей семье произошло большое несчастье – случился инсульт у папы. Несмотря на то, что он быстро спра вился с фазой пребывания в больнице и частично восстановил действие левой руки, полностью избавиться от перенесённого заболевания не удалось. В мае 1988 г. папы не стало.

Руководством флота маме было предписано до конца июня освободить дачу в Барвихе, где прожила семья около 30 лет.

Оказалось очень хлопотным делом собрать и упаковать вещи, накопленные за многие годы жизни…. Последнюю ночь мама провела на подстилке в подсобке, служба тыла ВМФ опечатала дом.

По маме вышло специальное распоряжение Правительства СССР, которое предусматривало ей пенсию, летнюю дачу и вы зов машины.

Однако клеркам в МО не давала покоя вторая маршальская звезда отца, которую я держал у себя. Звезду с бриллиантами конфисковали ещё на похоронах. Чтобы и эту забрать из семьи (что по закону неправомерно), маму запугивали и шантажиро Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вали, не предоставляя ей машину. Чтобы прекратить эту без образную ситуацию, мне пришлось передать и эту награду в МО.

Убедился еще раз, что трудно рассчитывать на полное со блюдение законности и правопорядка в России.

Новейшая история России застала меня в качестве пред ставителя нашей организации в составе группы работников Секретариата Верховного Совета СССР (рук. Агешин Ю.А.), которой было поручено информационное сопровождение ра боты первого съезда Народных депутатов в Кремлевском двор це. Нам фактически надо было создать систему оперативного информирования как руководства, так и делегатов съезда. На учным консультантом был определён академик Велихов Е.П.

Работа в Кремле и на Съезде народных депутатов в период бурных политических событий была и напряженной и инте ресной. Воочию наблюдал многих политических и партийных лидеров, страсти, которые кипели в зале и вокруг него.

Работа нашей полуобщественной группы не могла дать су щественных результатов. Осознание в руководстве Секрета риата необходимости внедрения в работу Верховного Совета СССР современных информационных технологий привело к созданию при Секретариате Инженерно – технического цен тра, в числе задач которого было внедрение системы электрон ного голосования. Я был назначен заместителем руководителя этого центра.

Многого из задуманного сделать не удалось – наступил ав густ 1991 года, когда в стране начали стремительно развивать ся разрушительные процессы: подписание Беловежского дого вора, самороспуск Верховного Совета СССР, борьба за власть Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников в верхних эшелонах руководства страны, развал СССР. Мы все из Секретариата ВС СССР фактически оказались на улице.

Неожиданно мне от старого знакомого, который работал в Правительстве России, поступило предложение встретиться с Яковлевым В.Г. - Руководителем Секретариата Первого заме стителя Председателя Правительства России Г.Э. Бурбулиса на Старой площади. У Бурбулиса в то время была и другая долж ность - Государственный секретарь России – копировали с аме риканцев.

Яковлев весьма настороженно меня встретил, расспросил о прошлой работе и кратко пояснил, что ему надо. Человек он со всем новый в этой системе, его пригласил Бурбулис, как своего знакомого. Сам Яковлев по роду деятельности преподаватель философии в Красноярском Университете. В Секретариате ра ботало ещё три человека и все иногородние, один - бывший кооператор из Свердловска (Кричевский) – решал главным образом какие-то финансовые задачи по прямым заданиям руководителя, дама с тех же мест, совершенно одержимая ре волюционными преобразованиями России – политтехнолог и спичрайтер, и только один профессиональный работник Катин В. – бывший сотрудник спецслужб. И в таком составе осущест влялось «управление» органами власти России – готовились резолюции на письма, поручения и т.д. Яковлев быстро понял, что ситуация завальная. Поэтому при первой встрече попро сил меня остаться в кабинете и нарисовать ему некую схему организации работы с документами. Ушёл часа на четыре, вре мя уже было ночное.

Моё творчество ему оказалось понятным, и он предложил идти в Секретариат и реализовывать мои предложения. Так, после беседы с Г.Э. Бурбулисом и его одобрения, я был принят Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на работу. Поневоле я оказался в центре бурных событий «ре организации» экономики. Через Бурбулиса, как первого после Ельцина лица, проходили все наши «перестроечные» деятели.

Фактически, учитывая философский склад натуры Яковлева (задумчивые рассуждения), прошлось многое делать самому:

готовить документы – поручения, согласовывать протоколы совещаний, тесно работать с Аппаратом правительства и т.д.

Не могу сказать, что было не интересно.

В качестве компенсации за совершено ненормированный ре жим работы – с раннего утра и до поздней ночи, Яковлев закре пил за мной машину со спецпропуском, и теперь я на работу на Старую площадь ездил только через Кремль насквозь. Правда, в Кремле располагалось другое наше подразделение – Канцеля рия Госсекретаря, и туда также приходилось приезжать. Было удобно приезжать на мероприятия во Дворце съездов – прямо к подъезду, часто через служебный вход для руководства.

С водителем Мишей мы скоро нашли общий язык, и он мно го помогал мне по хозяйству, отвозил маме продукты и многое другое.

Постепенно мы с Яковлевым сблизились, перешли на товари щеские отношения. Иногда он просил меня организовать баню (страстный любитель попариться) и мне удавалось находить разные точки. Так однажды по моей просьбе нам организовал хороший ночной отдых в своей спецбане Слава Горшков.

Надо сказать, что когда вся команда Бурбулиса развалилась после его ухода со всех постов, Яковлев приезжал в Москву из Красноярска и мы всегда встречались, вспоминая бурные дни той поры.

Уход с политической сцены Бурбулиса был неизбежен (слиш ком радикальные взгляды и недостаток опыта хозяйственного Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников руководства).

Вначале ликвидировали неконституционный пост Госсе кретаря России, чем очень расстроили Г.Э. Его головные боли снимал Сытин, в то время известный «целитель» заговорами.

В официальной медицине его не признавали, и я по поручению Бурбулиса согласовывал с Минздравом более лояльное их от ношение к методам лечения Сытина.

В этот период спада роли Бурбулиса в политической расклад ке руководства страны, вся наша команда переехала из Старой площади в Кремль, образовав единый Секретариат, сам Г.Э. за нял кабинет Горбачёва.

В 1993 году мне по поручению Г.Э. снова пришлось занять ся вопросами информатизации страны, толчком к чему были предложения Старовойтова о создании ФАПСИ. Я готовил что - то вроде заключения. Тогда познакомился с первым замести телем Министра связи (Булгаков) А.С. Голубковым. Несколько раз мы встречались по вопросам развития этого направления.


Голубков тогда готовил предложения о создании самостоятель ного Комитета Российской Федерации по информатизации, которые вскоре были поддержаны Минсвязи. Естественно, Бурбулису было правильно доложено, и он тоже поддержал.

А.С. Голубков предложил мне должность заместителя Пред седателя Комитета, на что я согласился.

В Комитете я курировал создание государственных инфор мационных систем, возглавлял соответствующую экспертную комиссию, а также курировал ряд подведомственных предпри ятий. Тогда денег в государстве не было и работа, в основном, была бумажная: сделали ряд ФЦП.

В конце 1994 года по поручению Председателя я прибыл в Центральную избирательную комиссию России на совещание Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников по реализации ГАС «Выборы» - вышел Указ Президента. Сове щание проводил Зам Председателя ЦИК Иванченко А.В., кото рого я знал по работе в Секретариате ВС СССР, что позволило быстро найти общий язык. Так началось моё сотрудничество с ЦИК России в качестве представителя организации – подряд чика выполнения этого проекта.

Работы были быстро развёрнуты, и к середине 1995 года на чалась поставка техники COMPAC (по льготным ценам) в из бирательные комиссии регионов.

Беспрецедентно быстрое проектирование и практическое развёртывание работ по созданию ГАС «Выборы» обеспечило к осени 1995 года возможность говорить о реальном исполь зовании элементов системы в декабрьских выборах в Госдуму.

Руководством ЦИК России был поставлен вопрос об органи зации эксплуатации и дальнейшего развития системы. Мной были подготовлены такие предложения, на базе которых вско ре вышел Указ Президента России об образовании Федераль ного центра информатизации при ЦИК России. В сентябре того же года я был назначен Руководителем центра.

На начальном этапе проектирования ГАС «Выборы» значи тельную роль играли такие работники ЦИК РФ, как Коробов Алексей Алексеевич, Балтрушевич Юрий Валентинович, За болотный Игорь Игоревич, Виткалов Сергей Иванович, суще ственный вклад в решение концептуальных вопросов постро ения элементов системы внесли представители 27 института МО России в лице Кохана Анатолия Аркадьевича и многие, многие специалисты смежных организаций и структур. Тема создания этой государственной системы заслуживает отдель ного внимания и возможно будет предметом рассмотрения.

Хочется особо подчеркнуть безусловно решающую роль в Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников реализации проекта ГАС «Выборы» Иванченко Александра Владимировича, в то время заместителя Председателя ЦИК РФ. Важное значение имела заинтересованная позиция Рябо ва Николая Тимофеевича – Председателя ЦИК России, а также активное участие в проекте многих ответственных сотрудни ков Аппарата ЦИК РФ.

После успешного экспериментального применения ГАС «Выборы» в декабре и устранения отдельных недочётов, систе ма применялась на выборах Президента РФ в марте и в июне 1996 года.

В 2000 году после завершения всей Программы развития системы и проведения комплексных испытаний Правитель ственная комиссия (председатель Клебанов И.И.) подписала Акт о приёмке ГАС «Выборы» в штатную эксплуатацию.

За результаты создания ГАС «Выборы» мне вручили медаль ордена «За заслуги перед Отечеством II степени». Несколько раннее я был назначен на вторую должность – заместителем Руководителя Аппарата ЦИК России. Согласно действующему законодательству Указом Президента РФ мне был присвоен высший для государственных служащих классный чин – Дей ствительный государственный советник Российской Федера ции первого класса.

В 2004 году защитил докторскую диссертацию.

В 2005 году я оформил государственную пенсию и поступил на работу в Российскую академию государственной службы при Президенте РФ.

В 2005 году произошло в моей личной жизни весьма важное событие – я познакомился и полюбил Ольгу Викторовну, с ко торой мы вскоре расписались.

В 2006 году у нас родился сын Игорь Игоревич.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников БАрВиХА Хочется отдельно остановиться на воспоминаниях о даче Сергея Георгиевича в Барвихе, которая была, по сути, посто янным местом его проживания. Для нас (в большей степени для меня) она также стала вторым домом.

Дача принадлежала ВМФ СССР с сороковых годов (могу ошибаться), предоставлялась действующему Наркому (Ми нистру, Главкому) ВМФ CCCР. К моменту утверждения Сер гея Георгиевича в должности Главкома (январь 1956г.) дачу за нимал Н.Г. Кузнецов. Наша семья располагалась по соседству через забор в даче более поздней постройки и существенно меньшей по площади. Этот дом я уже плохо помню, т.к. к лету 1956 года по инициативе Н.Г. Кузнецова произошёл обмен этими дачами: мы переехали в большой дом, а Кузнецовы в меньший.

Территория дачи имела значительную площадь. Лесной массив состоял преимущественно из сосен и елей, немного орешника, рябины и берёзы. Обустроенную часть террито рии, прилегающую непосредственно к дому, составляли че тыре туи, посаженные по углам квадрата, в центре которого располагалась бетонная ваза – цветник. Вокруг дома была по сажена привитая (крупные цветы) сирень разных цветов.

Дорожки для прогулки были без специального покрытия, представляли собой снятый слой дёрна, основание присыпа но крупным песком. Песчаная почва хорошо впитывала вла гу, что в дождливую погоду не затрудняло прогулки по лесу.

Обозначенный указателями «терренкур» по дорожке дачного участка составлял примерно 800 метров. Основной въезд на территорию был заасфальтирован до входа на дачу.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников В лесной части стояла беседка в виде корпуса корабля с рубкой. Была ещё одна традиционная восьмиугольная бесед ка возле дома.

В семидесятых годах Сергей Георгиевич посадил пальму.

Для её сохранности зимой строился специальный домик с отоплением. Пальма за годы достигла существенных разме ров и с ней вместе «подрастал» и домик. Сейчас эта пальма находится в здании плавательного бассейна бывшего ЦСК ВМФ.

На территории располагался полноценный теннисный корт, который зимой превращался в каток, в центре которого устанавливалась большая ёлка с разноцветными лампочками.

Невдалеке от корта имелась площадка для игры в городки.

Рядом с домом невдалеке от входа на кухню находилась спортивная площадка, состоящая из П-образного сооруже ния высотой около 5 метров, к поперечной перекладине кото рой были прикреплены канат, шест, кольца и большая доска – качели.

Отдельной постройкой стоял «охотничий домик», в ко тором находились охотничьи и рыболовные трофеи Сергея Георгиевича, а также многочисленные сувениры и подарки.

Домик состоял из четырёх проходных комнат и служебной части в виде помещения с отдельным входом, в котором Зи наида Владимировна устраивала стирки белья (в прачечную не сдавали).

Кроме этого находилась баня в виде отдельного деревян ного сруба. В бане имелся небольшой бассейн. Как правило, баня топилась дровами из специального помещения с улицы за парилкой, но имелась возможность включения электриче ского камина. Баня топилась регулярно по пятницам или суб Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ботам (зависело от работы Сергея Георгиевича).

На территории имелся гараж на два раздельных бокса с осмо тровой ямой. В моменты обострения военно-политической ситуации в мире автомобиль Сергея Георгиевича ночью де журил на даче.

При гараже имелось помещение из двух комнат с удобства ми, в котором одно время останавливался мой брат Горшков Георгий Сергеевич. Помещением на усмотрение мамы при не обходимости пользовались и другие люди.

До конца шестидесятых годов в хозяйственной части тер ритории находилась деревянная водонапорная вышка (де монтирована после подключению к стационарному водопро воду) и котельная вначале на угле, которая в 60-х годах была заменена на специально построенную газовую, отапливаю щую две дачи. Будучи мальчишкой, я любил залезать на это сооружение (водонапорную башню), благо там имелась впол не приличная деревянная лестница по её периметру.

Имелся также отдельно построенный каменный сарай, в котором Зинаида Владимировна держала вещи.

В глубине территории за гаражом находился курятник. Ча сто куры и петух прохаживались по территории. Одно вре мя там же разводили индюшек, которые вели себя уже не так миролюбиво как куры и пугали местное население, особенно детей.

На территории росли несколько яблонь, а также была не большая плантация клубники. Росли кусты черной и красной смородины, крыжовника. В лесной части территории было много черники, которую по инициативе Сергея Георгиевича в один прекрасный день уже в семидесятых годах решили пере пахать и соорудить газоны из травы.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Основной дом состоял из двух этажей. На первом распола галась столовая, гостиная, бильярдная (кинозал), кухня, при которой была комната домохозяйки, туалет, ванная.

Имелось два входа в дачу: через кухню (все пользовались, было удобно по ходу движения) и парадный чуть дальше вдоль дачи – через который ходил Сергей Георгиевич.

Со стороны столовой был выход на значительную по пло щади веранду, с которой по боковым ступенькам с двух сто рон можно спуститься в сад. По фронту веранды на ограж дении находились бетонные вазы с цветами. В семидесятые годы над верандой установили навес от дождя, что серьезно затемнило столовую. Летом на веранду из дома выставляли пальмы в бочках.

В бильярдной стоял полноценный по размеру, добротный стол, видимо, еще 40-х годов. Значительная площадь этого по мещения позволила его использовать под кинозал.

Второй этаж жилой. До капитального ремонта дома в на чале семидесятых годов Сергей Георгиевич занимал две ком наты – кабинет и спальню, у меня была своя комната рядом с папиным блоком. Через лестничную площадку была комната мамы. Имелся свой санузел.

Реконструкция дома коснулась бильярдной, кухни и вто рого этажа до жилой части Сергея Георгиевича, которую не трогали. Смысл – частичная замена деревянных стен на кир пичные, устройство второго этажа над кухней и бильярдной, ремонт всей крыши. Порядок в доме и работу на кухне орга низовывала мама. Под её руководством действовали сестра хозяйка дачи и домработница. Долгие годы ещё с Севастополя с нами жила уроженка Балаклавы Марфа Васильевна, чуткая и заботливая женщина, которая умела готовить всякие вкус Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ности и часто баловала меня этим.

В Барвихе прожили около тридцати двух лет с 1956 по годы до кончины Сергея Георгиевича. Умер он в своей посте ли на даче.

В климатическом плане Барвиха - место замечательное.

Обилие сосен и елей создавали неповторимый аромат насы щенного хвоей воздуха после дождя. Или особый «вкус» чи стейшего воздуха зимой при хорошем морозе… Незабываем пьянящий аромат цветущей сирени в мае. Или специфиче ский «запах» увядающей природы поздней осенью. И всё это можно было ощущать, просто открыв окно из комнаты. Часто сидя у окна и делая уроки или читая, я мечтательно созерцал в тишине природу.

У меня остались ностальгические воспоминания о жизни на даче, вторые после Севастополя. Возможно, это было свя зано с моим взрослением, которое происходило, в основном, в Барвихе. Как я уже писал, Сергей Георгиевич постоянно проживал на даче, мы в летний период практически посто янно находились в Барвихе, а в осеннее – зимне – весенние месяцы – часто оставались не только на выходные. В рабочие дни отец утром завозил меня в школу, а после занятий меня отвозила на дачу дежурная машина с папиной работы.

Я любил свою комнату на втором этаже с видом на сосно вый лес. Комната небольшая с простой мебелью: стол у окна, кровать и шифоньер. Присутствовало ощущение покоя и ком фортности жизни: я мог спокойно заниматься своими делами и никто меня не беспокоил, а если захотелось попить чаю или перекусить, Зина всегда могла всё сделать быстро и вкусно.

Сергей Георгиевич с работы приезжал около половины де вятого вечера (уезжал на работу всегда в одно время – 7- Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников утра) и мы садились ужинать, хлопотала, как правило, мама, а если её не было, Зина. Всегда смотрели по ТВ девятичасовые новости, и эта привычка у меня сохранилась на всю жизнь.

Отец за столом просматривал толстенную папку с подборкой ТАСС, которую привозил с работы, а после ужина поднимал ся к себе в кабинет, если не было особых тем для обсуждения.

Перед сном, как правило, выходил на прогулку.

Моим увлечениям в детстве положил начало подаренный году в 1959 фотоаппарат «Зоркий 4». Мне нравилось фотогра фировать. Была своя крохотная фотолаборатория в чулане под лестницей на второй этаж, где я проявлял плёнки и печа тал фотографии. Затем появился фотоаппарат «Киев», «ФЗД».

Уже в семидесятые появились какие-то японские «мыльни цы».

В 1961 году отец купил по моей просьбе кинокамеру «Admira 8 2a» Чехословацкого производства. Помню, мы ездили за ней в новый магазин на Ленинском проспекте «Кинолюбитель», где его директор показывал достоинства камеры. Этот чело век оказался любителем истории и где-то в начале 2000–х го дов звонил мне сообщить, что пишет книгу о посетителях ма газина, среди которых, были известные люди (например, Н.С.

Хрущёв), и там упоминался наш визит за кинокамерой. Как он мне сказал, Сергей Георгиевич приезжал к нему несколько раз (но без меня).

Мои первые киносъёмки относятся к лету 1961 года. Я так же освоил самостоятельное проявление киноплёнок, что и де лал в своём чуланчике под лестницей.

Снимал на кинокамеру я много, в основном, семейную хро нику. Часть материала относится к Барвихе.

Большинство сюжетов связано с летним периодом. С нача Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников лом моих каникул наша семья выезжала в Прибалтику, а затем в Крым, где я запечатлевал эпизоды нашего отдыха. Сергей Георгиевич, как правило, первую часть своего отпуска прово дил по приглашению какой-либо из стран социалистического лагеря, куда мы ездили вместе с отцом. У меня сохранились кинозарисовки от этих очень познавательных поездок (Бол гария, Венгрия, ГДР, Польша, Чехословакия).

В конце 60-х годов Сергей Георгиевич купил для меня хоро шую японскую кинокамеру «CANON», которой я снимал до 1980 года. К семидесятилетию папы (февраль 1980 года) Ле нинградское объединение «ЛОМО» подарило свою опытную разработку новой кинокамеры с мощным объективом и авто матикой, которой я успешно пользовался около восьми лет.

В серию эта модель так и не прошла по причине низкой на дёжности при больших наворотах автоматических функций и, видимо, приличной стоимости.

Последние киносъёмки относятся к 1988 году, в начале 90-х годов я перешёл на видеокамеру «JVC», которую я приобрел, будучи в командировке в Вашингтоне.

Это были не единственные мои увлечения. В середине ше стидесятых годов в классе 7-8 я загорелся авиамоделизмом.

Собирал модели планеров и самолётов (как с резиновым при водом винта, так и под мотор внутреннего сгорания). Кро потливая работа требовала усидчивости, особенно при вы пиливании из фанеры лобзиком деталей самолёта непростой формы. Занимался я этим делом, в основном, на даче на «лет ней кухне» - в той части охотничьего домика, которая была в ведении мамы. Я там оборудовал целую мастерскую и испы тательный стенд. Дело в том, что советские маленькие авиа моторчики были весьма капризными, плохо регулировались Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников и часто глохли. Моторчики для самолётов в то время работа ли на смеси метилового спирта и касторового масла. Спирт я мог достать только через отца, и мне давала его поликлиника ВМФ с большими трудностями, ибо это был строго учётный материал. Удачным у меня оказалась модель самолёта на мо торчике немецкого производства, который мне привёз из ГДР Сергей Георгиевич и был весьма надёжным в эксплуатации.

К постоянным своим увлечениям кроме фото-видеосъёмки я мог бы отнести велосипед, на который я сел в детском воз расте в Севастополе и люблю до сих пор. Многие достопри мечательности в Барвихе я проехал на велосипеде, два раза ездил в Москву на квартиру и обратно. Вначале у меня был ве лосипед «Турист», а после аварии на нём (эта отдельная исто рия) появился велосипед «Спорт».

Летом, к сожалению, не очень часто мы с Сергеем Георгие вичем играли в большой теннис. Отец любил этот вид спорта, неплохо владел ракеткой и кое-чему научил меня.

Когда на дачу приезжали гости, в первые годы проживания Сергей Георгиевич устраивал соревнования в городки. До сих пор у меня сохранились городошные палки с тяжёлыми коль цами для увеличения их веса.

Зимой – лыжные прогулки. Места в этом районе Подмо сковья в зимнюю пору очень красивые: запорошенный сне гом сосново-еловый лес. Кроме равнинных прогулок имеются возвышенности, с которых можно лихо съезжать. В 60-е годы на лыжах часто выходили всей семьёй, что доставляло общую радость. По возвращению на дачу ждал вкусный горячий обед, над которым трудилась мама или Зинаида Самуиловна.

Через автомобильную дорогу невдалеке от дачи протекает Москва-река. В этом районе спуск к воде крутой – и сверху Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников открывается красивый вид на окрестности.

На реке летом устраивался пирс с лодкой. С пирса ловили рыбу – крупнее уклейки редко что попадалось. Из ЦСК ВМФ в 60 -70 годы пригоняли катер для прогулок и катании на во дных лыжах. Несколько раз местные мальчишки разоряли ка тер и уже в конце 70-х отец перестал его ставить в Барвихе.

Тем более, что к тому времени благоустроили клуб ЦСК ВМФ, куда можно было приезжать пользоваться катером и водны ми лыжами.

К Сергею Георгиевичу на дачу частенько захаживал сосед - Министр приборостроения и систем автоматизации СССР Руднев Константин Николаевич. Остался в памяти как весь ма доброжелательный и открытый для общения человек. Мы тоже в свою очередь посещали его на даче.

Отца и Руднева связывали многолетние добрые и, видимо, доверительные отношения.

Непосредственно с нами соседствовала дача члена Полит бюро ЦК КПСС Аристова (до 70-годов, а позже стала пред ставительской), с другой стороны – дача министерства фи нансов.

Мой отец, Сергей Георгиевич Горшков, каким я его помню О Сергее Георгиевиче написано много о его служебной дея тельности, и хорошего (в большинстве публикаций), и, редко - не очень лестного. Но здесь я остановлюсь на своём отно шении к этому человеку с позиции его сына, не касаясь всего того, что связано с его именем в развитии флота СССР. Сразу подчеркну своё отношение к деятельности Сергея Георгиевича на тех должностях, которые он занимал, как в высшей степени профессиональное, высоко ответственное и особенно важно – Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников неизменно с позиции государственных интересов страны. Но эта может быть отдельной темой воспоминаний.

В нашей семье, как, возможно, в большинстве семей, вос приятие отца с самого детства формировалось отношением матери к своему мужу. Уважение и любовь к этому человеку передавалось к детям и уже на самой ранней стадии опосредо ванно определяло и отношение детей к своему отцу. Конечно, с годами у детей могли происходить трансформации чувств к родителям, переоценки отношений, но заложенное в детстве во всех случаях являлось важной составляющей для мировоз зрения человека.

У нас мама глубоко уважала своего избранника (надо ска зать, что она не произносила громких фраз типа «любимый»



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.