авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 1 Семья ...»

-- [ Страница 5 ] --

Первым в семействе Кроленко родился наш папа Иван, вто рой была девочка Лиза и этими вторыми родами бабушка Ага фья умерла. Вторая жена дедушки, Варвара стала матерью для папы и тети Лизы и родила еще четверых детей. Младшая из них – тетя Лена наиболее была нам близка и мы ее очень люби ли. Остальных я не знала и не видела, только слышала и даже на фотографиях с трудом могу разобрать, кто есть кто.

После революции, когда дедушка вернулся из эмиграции, он был поражен в правах, и его семья вместе с детьми была со слана за Урал, где дочери, видимо, вышли замуж и нашли свою судьбу. Так у нас и появились родственники в Ирбите и Сверд ловске.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Папа учился в реальном училище, что, по мнению дедуш ки, давало более основательное образование, чем гимназия.

Окончание учебы в училище совпало с началом революции 1917 года и катастрофой в личной жизни. Папа был влюблен в дочь соседского помещика, семейство которой срочно бежало в Польшу, где у них еще оставалось какое-то имущество. Папа бросился за ней в Польшу, но там его, видимо, ждало большое разочарование, и через год он уже вернулся в Россию. На папу не распространялось уложение о ссылке, в которой оказался дедушка с младшими детьми, но потупить в Университет из-за происхождения он права не имел. Папа должен был десять лет доказывать право на высшее образование, работая чернорабо чим. Кем он только не был! И грузчиком и укладчиком булыж ных мостовых, был и кондуктором-вожатым трамвая.

И вот заветный физико-математический факультет универ ситета. По-видимому, папа с мамой познакомились с самого начала обучения на общих курсах, читаемых для всего факуль тета, так как оказались в одной группе кафедры геофизики только потому, что папа уговорил маму заняться прикладной математикой. Мама же хотела заниматься исключительной фундаментальной классической математикой.

В начале 30-х годов пошли очередные «чистки» в студенче ских рядах. Мама была поражена, как в своей же группе оказа лись доносчики и злопыхатели, которые копались в прошлом папы и пытались доказать, что он опасный антинародный элемент. Папу спасло то, что он ничего не скрывал из своего прошлого и все писал в своей автобиографии. Похоже на маму произвело сильное впечатление, как папа (он был очень хорош собой) держался в этот трудный для него период. Когда он сде лал ей предложение руки и сердца, она, несомненно, влюблен Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ная в папу, согласилась. Дедушка и бабушка очень тепло при няли папу, полюбили его, а затем приняли на себя все хлопоты по воспитанию и заботе о маленьком Сереженьке - моем стар шем брате. Так Сережа и рос у бабушки и дедушки в Коломне.

И пережил с ними всю войну и уехал прямо от них учиться в военно-морское училище. Прямо перед самой войной у ро дителей родилась девочка Оксана. У малышки оказался врож денный порок сердца (не полная перегородка в сердце). Сейчас бы ее могли спасти, а тогда началась война. Папа с мамой в это время оказались в Керчи в научно-исследовательской геофи зической экспедиции, занимавшейся поиском нефти на шель фе моря, и маленькая Оксана была с ними. Мама в экспедиции вела всю расчетную математическую часть работы, а папа был начальником экспедиции. Немцы приближались стремитель но, на эвакуацию практически не было времени, а папу призва ли в армию, причем понятно, что все безоговорочно и срочно.

Мама осталась с документаций и аппаратурой экспедиции и с больным маленьким ребенком на руках. Баржи через Кер ченский пролив на материк уходили перегруженными одна за другой. И тут вышел приказ И.Сталина всем оставшимся в Керчи оборонять полуостров. На счастье папа добился раз решения на срочный вывоз экспедиционного оборудования и документации и был на несколько часов откомандирован с фронта и успел с последней баржей, собрав все необходимое, посадив маму с малышкой на какие-то перевозившиеся тру бы, перевезти их через пролив на материк. Оставив там маму с ребенком, он вернулся обратно в часть. Как известно эпиде миологам, во время войны самое опасное это массовые инфек ции – эпидемии, от них погибало во время войн больше людей, чем от пуль и снарядов. Среди массы беженцев и раненых, ока Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников завшихся на восточном берегу Керченского пролива, начался брюшной тиф. Заболела и мама, заразилась и крошечная Ок сана. Больную маму с ребенком приютила и ухаживала за ней какая-то женщина, имевшая свой домик. Через несколько дней умерла Оксаночка, а мама после этого свалилась совсем и была при смерти. Каким-то чудом дедушка Иван разыскал маму в этом домике. Мама сквозь бред слышала, как он расспрашивал хозяйку: «А где Иван?» – «На фронте». «А где Оксаночка?» – «Умерла». «А Наташа?» – «Умирает».

Маму это как пронзило! Как это она умирает? Кругом вой на, а у нее маленький Сереженька, как же он?! И мама захотела жить, а дедушка Ваня ее выхаживал.

Потом было много историй военных лет. Папу отозвали с фронта и направили с мамой в экспедицию в Тюмень. Нужны были новые месторождения нефти. Дедушка Иван был везде с ними. А тем временем, перед самой войной, бабушка Варвара поехала в Ленинград навестить свою младшую дочь Леночку.

Там их и застала война, а затем и самое страшное – блокада Ленинграда. В блокаду бабушка умерла от голода, а умираю щую тетю Лену нашла ее подруга – военврач. Она и забрала тетю Лену в свой госпиталь и выходила ее. Однако, голод и ис тощение не прошли даром и после того, как тетя Лена встала на ноги, она заметно стала хромать, а затем одна нога стала уко рачиваться. Под конец своих дней тетя Лена из-за искривления во всех суставах вообще не могла лежать, а спала всегда сидя.

Но при этом она удивительным образом была одним из самых светлых и радостных людей на свете. Еще до начала войны она стала духовной дочерью митрополита Николая Ярушевича и всегда просила молитвенной помощи за нас грешных. Очень радостно, что последние годы ее жизни тетя Лена провела в Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников квартире Сережи и его жены Алины, и Алина самоотверженно ухаживала за ней, а тетя Лена восхищалась ее заботливостью.

Со временем, Алина, которая не была крещена, крестилась с именем Елена.

Мой средний брат Ванечка родился в счастливый год окон чания войны – 6 января 1945 года. Можно сказать в ночь под Рождество. Мы так и поздравляем его с днем рождения то 6-го, то 7-го января. Иван младший (Ванечка) был маминой радо стью, и детство его пришлось на довольно молодые годы роди телей и счастливое послевоенное время.

Первая жена Ивана – архитектор, как и он сам, Нина Бори совна Покровская по своей маме Марии Николаевны из рода Хиторово. В 1973 году у Вани с Ниной родился сын Иван IV (на самом деле V или даже VI), по непрерывности в роду этого имени.

Маленький Ванечка все младенческие годы рос на руках у Нининой мамы – Марии Николаевны, которая обладала даром и любви и терпения и несла в себе удивительную историческую память о другой жизни нам незнакомой. Маленький Ванечка имел правильную с очень интересно поставленными оборота ми речь. В четыре года ребенок интересовался микроорганиз мами, а к шести годам многие растения в лесу знал по латыни.

По окончании школы ребенок поступил в Московский госу дарственный университет им. М.В. Ломоносова на биологиче ский факультет, где и познакомился со своей будущей женой Леной. Теперь у них уже трое детей Варя, Ваня и Коля.

Вторая жена Вани Екатерина Рыльникова родилась в 1961 г.

Я познакомилась с ней, когда она работала в Ваниной рестав рационной группе, а основная рабочая мастерская находилась на Покровке в родительской квартире. Здесь царил дух «твор Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ческого беспорядка» (это требует особого описания), среди ко торого естественно обитали по-настоящему творческие лич ности.

Катя закончила Московский архитектурный институт (тот же что и Ваня) по теории истории архитектуры. После оконча ния она работала по различным археологическим раскопкам в Армении, Крыму и Средней Азии. Занималась древними па мятниками и сделала открытие по бронзовому веку протозо роастрийского периода (разгадала гипотетическую линейку их измерений).

С Иваном они познакомились в Союзе реставраторов, когда Катя устраивалась на работу с предполагаемой возможностью работы в Керчи, что ей было очень интересно.

Их дочь - Ксения родилась 27 июля 1997 года в очень труд ное для Кати время – от тяжелой болезни умирала ее мама, Елена Викторовна Рыльникова, урожденная Лабутина.

Бабушка Кати Людмила Дмитриевна Смирнова работала врачом на территории Марфо-Мариинской обители, где столь ко довелось потрудиться и нашей семье.

Таланты Кати не ограничиваются исследованиями архитек туры. У нее удивительное художественное чутье на материалы (кожа, краски, глина, шерсть, ткани). Это чутье в ладу с рука ми. Из ее рук выходят настоящие произведения искусства. Вот бы это передалось Ксюше!

На сегодняшний день Ксения, сдав экзамены за 9 класс, уе хала с археологической экспедицией в монастырь в Соловки.

Вот это уже похоже на традицию!

А теперь я хотела бы вернуться к своему родному брату Се реже. Когда родилась я, моему брату Ване было уже восемь лет, а Сереже 16! Сколько же было радости, когда он приезжал к Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников нам в гости! Я помнила его всегда в военно-морской форме, подтянутым, радостным, постоянно что-то «ритмующим».

Жили мы тогда в доме на площади Свердлова, а понятнее ска зать на Охотном ряду, там, где до революции находилась го стиница Гранд-Отель, а по-теперешнему гостиница Москва и наши окна выходили на гостиницу Метрополь. В то время в боковой части Метрополя также были жилые квартиры, и там у Вани были друзья. С Сережей всегда входила в дом струя све жести и бодрости. Я хорошо помню его еще курсантом Выс шего Военно-Морского Училища им. Дзержинского (ВВМИУ).

Надо сказать, что Сереже, как никому из детей нашего поколе ния, повезло пропитаться духом Коломенского дома дедушки Георгия Михайловича и бабушки Елены Феодосьевны. Дедуш ка был удивительным преподавателем, память о котором жи вет и сейчас в Коломне в его учениках. А Сережа учился у него и впитал в себя не только знания по математике, физике, музы ке и литературе, но главное, культуре отношений между людь ми. Из Коломенского дома он вынес уравновешенный чудный характер, деликатность, заряд прочности, желание творить и вместе с тем твердость военного человека, которые остались с ним на всю жизнь. Ваня помнит, что Сережа всегда увлекался техникой и запускал модели яхт в затонах Москвы-реки, а дома у бабушки и дедушки стоял макет белой яхты, которую Сережа сделал сам.

Для меня совсем неизвестны его годы, проведенные в военно морском училище (1953-1958 гг.). Думаю, что это были совсем не легкие годы. Спальные казарменные комнаты их училища находились в довольно холодном и мрачном Михайловском замке. По рассказам Сережа спал в тех самых покоях, где был убит император Павел 1. Но именно в годы училища стал про Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников являться талант Сережи как музыканта. Он писал музыку для курсантских вечеров, играл в музыкальной группе, делал джа зовые обработки.

В 1958 году Сергей закончил училище по специальности ко рабельный инженер, а затем по 1964 год служил на Северном флоте на Морском заводе ВМФ в поселке Роста под Мурман ском. Вот там он и познакомился со своей будущей женой Али ной, яркой, остроумной, хорошенькой девушкой, которая рабо тала в то время инструктором-переводчиком с иностранными моряками в Мурманске (при Баскомфлоте). Алина Сафронова - ленинградка, родилась в 1934 г. в семье студентов - Ивана Аки мовича и Ларисы Михайловны Сафроновых. Закончив фило логический факультет Ленинградского университета, уехала работать в Мурманск. Какой надо иметь характер и волю, что бы работать в условиях Крайнего Севера с ответственной до кументацией иностранных судов, организовывать их приход и уход и быть в любое время суток на должном уровне!

Итак, наш Сережа влюбился, быстро отбил Алину у всех ее ухажеров, и в 1960 году они поженились. Я помню, что, когда они приехали в Москву, уже мужем и женой, мне казалось, что у Алины было необыкновенно красивое, как я думала, свадеб ное платье. На самом же деле, как рассказала мне Алина сей час, свадьба у них была весьма своеобразная: регистрация во Дворце бракосочетаний на Набережной Красного Флота в Ле нинграде (где они находились в отпуске), никакого свадебно го платья, никаких колец, никаких свадебных фотографий, но с шумной и вкусной вечеринкой для многочисленных друзей Сережи, оставшихся служить в Ленинграде после окончания училища.

В 1961 году местом службы Сергея стал поселок Заозёрный Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Мурманской области (Западная Лица). Вскоре Алина последо вала за ним, где ему дали однокомнатную квартиру на пятом этаже панельного дома, казавшуюся им настоящим раем, – как же, первое свое жилье! Такая возможность видеться почти каждый день! К однокомнатному раю прилагался дровяной са рай, и, если были дрова, можно было топить колонку в ванной и принимать душ.

Что такое поселок Заозёрный в то время? Это пять пятиэ тажных панельных домов, барак-клуб, сарай-продуктовый магазин (с изобилием черствого печенья и лежалых рыбных консервов), куда периодически привозили продукты, и двухэ тажная школа для детей офицеров, а вечером для военнорабо чих (стройбатовцев). Алине повезло устроиться учительницей английского языка в вечернюю школу. Крупно повезло, так как офицерским женам, пожертвовавшим своей карьерой, чтобы быть рядом с мужьями, работать было совершенно негде. Про фессиональные певицы, балерины, музыкантши могли проя вить свой талант только в концертах художественной самодея тельности. Но какие это бывали концерты! Сережа тоже всегда принимал в них участие.

Алине, как самому молодому и неопытному учителю, дали классное руководство в пятом классе, учащимися которого были солдаты, окончившие 2 – 4 класса сельской школы, совер шенно немотивированные на дальнейшее обучение, но очень отзывчивые на доброе отношение, на желание помочь им. И здесь, несмотря на невероятные трудности, Алина получила два очень дорогих подарка: это – полное собрание сочинений Томаса Манна к 8 марта (не пылесос, не стиральную машину!) от своих полуграмотных пятиклассников, и то, что 19 из них перешли в шестой класс.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 28 июля, в День Военно-Морского Флота, 1963 года, у Сережи с Алиной родилась долгожданная единственная дочь Светла на, мать двух дочерей – Ксении (1985 г. рождения) и Ярославы (1991 г. рождения), работает в крупном КБ в области корабле строения, имеет правительственные награды.

В 1964 году Сережа поступил в адъюнктуру ЛВВМИОЛУ им.

Дзержинского, и с этого времени, до самой своей трагической гибели в автомобильной катастрофе 7 июля 2009, он постоян но занимался научно-исследовательской и преподавательской работой. Был начальником проблемной лаборатории, старшим преподавателем Кафедры Теории Корабля.

У Сергея всегда была масса идей и усовершенствований, но как это часто случается у русских ученых и изобретателей, он не заботился о том, чтобы все это «застолбить» и уж конечно получать с этого какой-либо доход. Характерна история с его изобретением уникальной модели подводной лодки на одного человека, в которой он использовал способы движения мор ских животных. Она стала темой его кандидатской диссерта ции. Тему дал молодому адъюнкту начальник кафедры, а как ее реализовать Сергей уже думал сам. Проблема была в том, что любой подводный аппарат оставляет в воде при движении ха рактерные турбулентные потоки воды - «след», по которому ее легко обнаружить. Найти решение имитации движения подво дной лодки под движение морского животного или рыбы, так чтобы турбулентные потоки воды не отличались бы от созда ваемых живыми организмами и стало задачей для молодого исследователя. Для проведения своих работ Сергей участвовал в организации прекрасного по тем временам дельфинария под Севастополем в Омеге и «учился» плавать у дельфинов. В ито ге он сконструировал свою подводную лодку с изменяющейся Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников геометрией хвоста и плавников, движение которой фиксирова лись наблюдателями со стороны как движения дельфина. Было изготовлено несколько таких моделей, но сама конструкция не была запатентована, и после развала страны эти образцы были растасканы со складов. Говорят, что их (или аналогичные кон струкции) используют некоторые олигархи на своих внутрен них водоемах, как экологически чистые «игрушки».

Прошло время, и дельфинарий после развала СССР разво ровали, очень дорогих обученных дельфинов, каких не было нигде в мире, продали за гроши в Арабские Эмираты, но Сер гей никогда не унывал и всегда с удивительным оптимизмом смотрел на любую ситуацию.

В целом семейство Сергея и Алины было невероятно «за точено» на работу. Алина всегда говорила, что она не знает, что делать в праздники – они ее вышибают из обычного ритма жизни. С 1965 года Алина работала в ЛВИМУ, сейчас ГМА им.

Адмирала Макарова (по бытовому «мореходка») на кафедре английского языка, сначала в качестве ассистента, затем стар шего преподавателя, а с 1994 г. доцента. На весь сегодняшний Питер нет, наверное, более востребованного переводчика преподавателя английского языка, чем Алина Ивановна Кро ленко. А где теперь взять таких специалистов по «морскому»

языку? К ней в очередь записываются сотрудники фирм и мо реходы на консультации и обучение, по ее учебникам сейчас учат курсантов.

А Сергей Иванович Кроленко, имея разностороннейшие интересы и в области теории корабля и в музыке, возглавил кафедру теории корабля, а после выхода на пенсию и до конца жизни продолжал работать на кафедре в должности доцента и профессора. Он все время руководил адъюнктами, соискателя Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ми, выпускал учебники и учебные пособия, статьи и т.д.

В своей семье, как мне виделось, он всегда с восхищением смотрел на свою жену Алину, очень любил ее и старался во всем поддерживать. И здесь чувствовалось влияние Коломен ского дома дедушки и бабушки, и родителей Алины, которые очень любили Сережу. Помимо работы в его жизни всегда была музыка. Вот это настоящая стихия его жизни. В ней он стано вился и композитором и музыкантом в самых разных жанрах.

Как жаль, что в свое время я не записала его композиции и им провизации. Опять же таки, в Коломне у дедушки и бабушке в доме всегда звучало фортепиано, и дедушка, обладая хорошим голосом, исполнял некоторые арии из опер. А теперь у нас про должение этих традиций не очень-то и заметно. Может быть Егор Горшков, как наследник особых талантов своего деда Ге оргия Петровича, и продолжит эту музыкальную традицию?

В традициях всего большого семейства Горшковых про слеживалась еще одна особенность, характерная, наверное, для всего русского уклада – не очень-то нянчиться со своими, а только их поддерживать. Так и Сережа, приезжая и, наверное, советуясь по ключевым рабочим вопросам с Главкомом, ни когда не рассчитывал на его протекцию, а только на одобрение или неодобрение.

Очень радовались Сергей и Алина выбору Светы Кроленко в мужья Саши Дегтярева. Отца его, очень известного инжене ра и кораблестроителя, Сергей всегда считал своим учителем и говорил о нем с величайшим пиететом. Саша Дегтярев в насто ящее время специалист в области компьютерных технологий и математики, доктор наук и профессор ЛГУ.

Сергея и Алину очень любила папина сестра тетя Лена и, ко нечно, была бы очень рада, если бы эта пара не была несколь Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ко разлохмачена Сережиными сомнениями и Алининой не крещенностью, но на все Воля Божья. Алина теперь крещена с именем Елены, а за Сережу мы ежедневно молимся Богу и уповаем на милость Его.

Ну, а я Мария Кроленко родилась 11 февраля 1952 года и для родителей это был большой подарок – девочка, когда маме было уже 40 лет. И вот девочка росла, росла и выросла. Вся родня никак не могла дождаться, когда же девочка, наконец, выйдет замуж. И вот нашелся «принц» в Московском государствен ном Университете им. М.В.Ломоносова. В стенах Alma mater я с ним и познакомилась. Был он в то время серьезный пре подаватель кафедры экологии и гидробиологии, а я – студент кой, регулярно опаздывающей на его занятия. Этим «принцем»

оказался Михаил Николаевич Корсак.

Родился Миша Корсак 6 марта 1949 года. Прочитав в детстве множество книг о приключениях путешествиях, а также книги Ж.И. Кусто о море и его обитателях, мечтал он о дальних стра нах и хотел стать путешественником, но отнюдь не биологом.

После окончания спецшколы №34 им. И.В.Курчатова (первый выпуск в школе) решил учиться на физико-математическом факультете, так как из школьных предметов любил более всего математику и поступил в Физико-технический институт (Физ тех), но учиться в нем не стал, увидев унылые казарменного вида общежития, в которых полагалось в то время жить сту дентам. Взял документы из Физтеха и поступил, не сдавая эк замены, в Институт геодезии, картографии и аэрофотосъемки (МИИГАиК), полагая, что после его окончания сможет путеше ствовать вдоволь. Однако уже в конце первого курса он понял, что путешествий у геодезиста-картографа будет много, но сама работа по специальности его не увлекала, и поэтому он стал Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников думать, куда бы ему податься. Прошло несколько лет, он закон чил биофак МГУ, стал экологом-гидробиологом, много плавал на научно-исследовательских судах, побывал во многих экзо тических уголках Мирового океана, несколько раз участвовал в кругосветных экспедициях.

Его бабушка Зоя Витальевна Корсак (урожденная Прохоро ва) родилась в деревне Шоптово Бельского уезда Смоленской губернии в семье Виталия Прохоровича Прохорова, ветери нарного фельдшера, и его жены Аксинии Прокоповны. В семье было двенадцать детей, бабушка была самая старшая. Двухэ тажный дом дедушки был в г. Белом и семья жила в достат ке, так как Виталия Прохоровича все в городе знали, уважали и обращались к нему чаще, чем к ветеринарным врачам. Все дети в семье получили высшее образование: часть из них ста ла военными врачами, часть учителями. Бабушка, с отличием окончив Бельскую гимназию, успешно сдала экзамены и стала учиться на философском факультете Варшавского университе та. Со второго курса она перевелась в Москву и стала учиться на историко-философском факультете Московских Высших Жен ских Курсов (аналог Московского университета для женщин).

В Москве бабушка Зоя познакомилась в Татьянин день - празд ник Московского университета - с Андреем Львовичем Корса ком. Венчались они в московском храме Воскресения Слову щего в Сивцевом Вражке. В 1917 г. 9 ноября по старому стилю бабушка получила диплом об окончании Московских Высших Женских Курсов. Все события, связанные с февральским и октябрьским переворотами, бабушка видела своими глазами, и ее рассказы об этом внуку довольно сильно отличались от того, что было в школьных учебниках истории. Старшую свою дочь, которая родилась 6 февраля 1920 г. в г. Белом, дедушка и Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников бабушка Миши Корсака они назвали Татьяной в память о сво ем знакомстве в Татьянин день. Дедушка Андрей до революции окончил политехнический институт, после революции работал и инженером, и режиссером театра, хорошо рисовал и подраба тывал в голодное время, рисуя афиши для кинотеатров. В конце тридцатых годов даже печатался под псевдонимом в каких-то журналах и вступил в союз писателей. По словам бабушки Зои, рекомендации ему дал Корней Чуковский. Перед самой войной в 1940 г. он заболел и умер от туберкулеза.

В самом начале войны бабушка Зоя с двумя детьми – млад шим 6-летним Аркадием и Юрием, которому было лет 12 – про живала в г. Калуге. Когда немцы были уже под Калугой и со дня на день должны были войти в нее, бабушка с двумя детьми ушла из города, взяв с собою только документы и семейную икону Божьей матери «Казанской» - Одигитрии (путеводительни цы), которую привязала к груди куском панбархата. Чудесное странствие бабушки с детьми достойно отдельного описания.

Кратко оно было таким: около трех месяцев по деревням и ве сям, иногда через оккупированные немцами территории, ино гда через линию фронта добирались они до Москвы, в которой жили ее сестры Елена и Анастасия. Через три месяца глубокой осенью, когда немцы уже были недалеко от Москвы, ей чудом удалось пройти все заградительные кордоны и добраться до родственников.

Татьяна Андреевна Корсак – мать Миши сдала экзамены и поступила в 1940 г. на 1-й курс первого ордена Ленина Мо сковского медицинского института (ММИ). После окончания первого курса в 1941 г. она добровольцем ушла на фронт меди цинской сестрой и работала на санитарных поездах и военных госпиталях всю войну. После окончания войны восстановилась Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников на первом курсе 1-го ММИ, в 1949 г. его закончила и почти до конца своей жизни в 2003 г. работала врачом-педиатром.

Татьянин день – день памяти великомученицы Татианы и праздник студентов Московского университета оказался важ ным днем и в нашей с Мишей семье, так как в этот морозный день 1981 г. мы с Мишей зарегистрировали наш брак. В 2006 г.

мы с Мишей отметили 25-летний юбилей.

Сведения о наших детях и внуках: Анастасия Михайловна родилась 13 января 1982 г.. В 2001 г. они повенчалась с Ильей Геннадиевичем Кочуровым в Красном селе у отца Артемия и на сегодняшний день у них четверо детей: Елизавета, Сергей, Ва силиса, Николай. В день празднования иконы Божьей матери Феодоровская Илья был рукоположен в сан иерея.

Мария Михайловна родилась 27 марта 1986 г. в тот год, ког да умер ее дедушка Иван Иванович Кроленко. Мария Михай ловна Корсак и Сергей Игоревич Ходор повенчались 16 июля 2006 года в приходе Красного села у отца Артемия. У них двое детей: Иван и Елена.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Древо семьи Кроленко натальи Георгиевны (Горшковой) и ивана ивановича Сергей Иван Иванович Иванович 1937-2009 Алина Ивановна Нина Екатерина Светлана Иван Ксения 1973 Александр Елена Ксения Ярослава Николай Варвара Иван рисунок Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Мария Ивановна Кроленко (1952) Михаил Николаевич Корсак Анастасия Мария (Отец Илья) Сергей Кочуров Елена Елизавета Иван Сергей Николай Василиса Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ФотоАлЬБоМ наталья Георгиевна (слева) с подругой наташей щукиной иван иванович и наталья Георгиевна Кроленко вскоре после свадьбы в студенческие годы Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья и.и. Кроленко начало 20-го века (в центре дедушка и.и. Кроленко, крайняя слева лиза, крайний справа папа) иван иванович с младшей дочерью Машей Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Ваня и Маша Кроленко и их брат игорь Горшков – середина 50-х годов наталья Георгиевна и иван иванович с детьми Сережей, Ваней и Машей Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Ваня и Маша – начало 50-х годов Зинаида Владимировна с сыном игорем и Ваней навещают наталью Георгиевну в санатории Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Ваня-Ванюша, 2 года (1948 г.) Курсант и дядя. Дмитрий никитич Горшков и Сергей Кроленко иван иванович с маленькой Ваня и Маша в поездке, Машей и школьником Ваней – 1954 г.

60-е годы Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Будущий архитектор и его флотилия. Ване 8 лет иван иванович Кроленко – Сергей Кроленко в год конец 20-х годов окончания Военно Морского училища Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Маша Кроленко – 15 лет наталья Георгиевна Кроленко – середина 50-х годов Вставить фото (Сергей и Алина Кроленко) Папа с маленьким Сережей и дядя юра (Г.П. Горшков) Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вставить (Дядя дима, Елена Феодосьевна и Иван Ивано вич Кроленко) Подпись под фото: Дядя Дима, бабушка и папа в Барвихе.

ЗАМЕНА ФОТО!

тетя леля с сыном Женей Гончаренко и Сергеем. (Киев, Святошино) Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Михаил николаевич Маша Корсак и Сергей Ходор и Мария ивановна со старшей дочкой леночкой (2009 г.) Корсак (Кроленко) отец илия и матушка Анастасия (Корсак) с детьми:

старшие лиза и Сережа, младшие – Василиса и Коленька (2012 г.) Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Сергей Кроленко – последняя встреча с родственниками у егора Горшкова Старшие внучки: лизочка Кочурова и леночка Ходор Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Дедушка и внук (Ванечка Ходор и М.н.Корсак) игорек, Саша и Маша Горшковы,лиза Кочурова, Сережа Кочуров держит леночку Ходор на руках (внизу).Саша и Аркаша Горшковы — вверху.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Семья Горшковых Георгия Петровича и Зинаиды Васильевны Воспоминание о Георгии Петровиче Горшкове очерк В.Г.Грачёвой (Горшковой) и В.Г. Горшкова, опубликованный в 1999 году к 90-летию со дня рождения Г.П. Горшкова «Факты и установленные практикой законы, гипотезы и те ории, построенные на материалистическом понимании мира - положительное ядро каждой науки, и эта, подлинная, объек тивная передовая наука выходит за пределы надстройки, она шире надстройки, носит общечеловеческий, общенародный характер. И другая часть - идеологические выдумки, окраши вающиеся в тот цвет, которого, в условиях классового обще ства, требует господствующий класс;

это псевдонаука, она - не отъемлемая часть надстройки и отомрет вместе с надстройкой.

Против этих построений на моем докладе выступили многие товарищи...». Это - из дневника Георгия Петровича Горшкова.

Запись - от 11 января 1951 года. В этот период Георгий Петро вич - заведующий отделом сейсмотектоники Геофизического института АН СССР. Думать так в 1951 году могли, вероят но, многие ученые. Произнести вслух, построить на этом свой доклад - далеко не все. Для тех, кто близко знал Георгия Пе тровича или хотя бы раз встречался с ним, ясно, что изложить биографию этого удивительного, незаурядного человека «стан Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников дартно» значит упустить что-то главное, что было свойствен но только ему и, к сожалению, неповторимо. Да и сам он всегда восставал против стандарта и обыденности, общепризнанных правил и условностей. Прошло уже 15 лет с того дня, как его нет с нами, но Георгия Петровича по-прежнему помнят и любят.

Корни Георгий Петрович Горшков родился 24 (11) апреля 1909 года в селе Пудловцы Каменецкого уезда, Подольской епархии (Укра ина), в семье Петра Михайловича Горшкова - студента Санкт Петербургского университета, а позже - профессора Ленин градского университета, с 1925 по 1963 год (!) возглавлявшего кафедру геодезии и гравиметрии математического факультета ЛГУ, и жены его, Веры Семеновны Горшковой (Садовской).

Несколько поколений предков по линии отца были кре постными крестьянами (столярами, плотниками) помещиков Ребиндеров и происходили из Владимирской губернии.

Вспоминая о детстве, Петр Михайлович с горечью призна вался: «Беднее нас в церковно-приходской школе никого не было». Его отец, Михаил Дмитриевич, умер рано, оставив вдо ву, неграмотную деревенскую женщину Феодосью Петровну с шестью детьми на руках - от полутора до 15 лет. Семья Горш ковых в то время, в 1890-1898 гг., жила под Харьковом. Изба с глиняным полом была крыта соломенной крышей. Пожар, на воднение - какие только бедствия не выпадали на ее долю.

«Якорем нашего спасения, - говаривал Петр Михайлович, - стал мой старший брат Георгий (стало быть, будущий дядя Ге оргия Петровича), в 1898 году окончивший Харьковский уни верситет и, как стипендиат Святейшего Синода, получивший назначение на работу преподавателем математики в духовную Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников семинарию в г. Каменец-Подольск».

«Старший брат был очень строг - и к себе, и к нам. Мы боя лись его, - записывал Георгий Петрович воспоминания отца, - и потому остерегались следовать плохим примерам, курить, играть в карты, воровать, и это нас спасло: пример брата нам сослужил хорошую службу». Георгий Михайлович взял с со бой всю семью и фактически заменил младшим детям отца. В «Выписи из метрической книги» (таково было правописание - «Выпись») за 1909 год, подписанной дедом Г.П.Горшкова по линии матери - протоиереем Садовским, «дядя Егор» (так зва ли его все младшие родственники) записан как «восприемник родившегося», в одну строку с Феодосьей Петровной - бабуш кой Георгия Петровича.

Впоследствии все шестеро детей малограмотного плотника Владимирской губернии, человека, по рассказам, незаурядного, «вышли в люди»: Никита стал офицером, Петр (отец Георгия Петровича) - астрономом, профессором, депутатом Ленсове та, Георгий - заслуженным учителем РСФСР, дважды удосто енным ордена Ленина (а сын его, Сергей Георгиевич Горшков - самым молодым адмиралом флота в истории России, главно командующим ВМФ СССР), Евдокия и Мария -преподаватель ницами, Иван - служащим. Почтительное отношение к обра зованию и знаниям в семье Горшковых образнее всех выразил С.Г.Горшков, произнеся как-то запомнившуюся многим фразу:

«Ну, что я - адмирал? Вот брат мой, профессор, - это да!».

Вера Семеновна Горшкова (Садовская), мама Георгия Пе тровича, родом из семьи уже упомянутого нами протоиерея Симеона Садовского из села Пудловцы. Даже чисто внешне это была удивительная пара: крупный, высокий, чем-то похожий на запорожского казака со спускающимися к подбородку уса Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ми, значительный и видом, и низким голосом, и неспешными манерами Петр Михайлович, и миниатюрная, хрупкая, аристо кратичная Вера Семеновна. Вероятно, от нее Георгий Петро вич унаследовал дар рассказчика. Ее письма, написанные кал лиграфическим почерком, те, что и поныне хранятся в семье, - маленькие литературные шедевры, полные иронии и любви, свидетельствуют о глубочайшей интеллигентности и образо ванности, позволивших дать сыну основы знаний и привить интерес не только к естественным наукам, ставшим професси ей, но и к отечественной истории, архитектуре, музыке. Кстати, и Петр Михайлович был прекрасным знатоком отечественной истории.

начало Уж если говорить о первых шагах на научном поприще, нельзя не упомянуть удивительную по своей основательности и тщательной проработке рукописную работу «Описательная астрономия», написанную двенадцатилетним Юрой Горшко вым и посвященную отцу: «Дорогому папочке в знак искренне го уважения». Поражает стиль изложения материала - строгий, ясный, и при этом поэтический, не отпускающий читателя до самого конца. «Астрономия - самая возвышенная наука», как говорит профессор С.П.Глазенап, - пишет в 1921 году мальчик в своем предисловии. - «Да это и правда: когда в ясный, мороз ный, зимний день смотришь в астрономическую трубу, тогда забываешь все: и холода не чувствуешь, и вокруг тебя ничего нет - одно небо. Тогда хочется только смотреть, смотреть, смо треть...»

Рано, экстерном окончив школу, Георгий Петрович в тече ние двух лет по возрасту не мог поступить в вуз. Год проучил Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ся в музыкальном училище. Снова не приняли. Еще год зани мался английским и немецким языками. В 1927 году получил, наконец, направление Ленинградского союза работников про свещения для поступления в вуз. В 1931 году окончил геологи ческий факультет Ленинградского горного института по специ альности «Палеонтология» (горный инженер). Его учителями были выдающиеся геологи Д.И.Мушкетов, А.К.Заварицкий, В.Н.Лодочников, М.М.Тетяев, Д.В.Наливкин и другие.

Первые шаги Г.П.Горшкова в науке связаны с Сейсмологи ческим институтом Академии наук СССР - первоначально в Ленинграде, а затем, с 1934 года - в Москве. В течение пяти лет Георгий Петрович работал под руководством Д.И.Мушкетова в отделе сейсмотектоники. В 1933 году вышла из печати имевшая принципиальное значение работа Г.П.Горшкова, посвященная изучению геологических условий Зангезурского землетрясе ния 27 апреля 1931 года. В этот же период молодой ученый, за нимаясь вопросами гравитации, теории поля, нашел, что кро ме обычных уровневых поверхностей, на которых соблюдается условие постоянства потенциала силы тяжести, следует выде лять «изогравитационные поверхности». Это исследование, имевшее принципиальный характер и опубликованное в году во Франции, получило много откликов из разных стран.

1932-33 годы - выяснена геологическая природа разруши тельного Зангезурского землетрясения и установлена связь очагов землетрясений с системой чешуйчатых подвигов в ме зокайнозойских толщах в южном Таджикистане.

1935 год - предложено новое понятие - изогравитационные поверхности, дана их теоретическая модель и проведена работа для земного шара. Статья на эту тему, опубликованная на ан глийском языке в Тулузе под редакцией Ф.А. Венинг-Майнеца Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников и в трудах ИФЗ АН СССР, вызвала широкий резонанс.

1937 год - опубликована первая в СССР карта сейсмическо го районирования (идея о необходимости составления кар ты распределения возможных будущих землетрясений также принадлежит Георгию Петровичу, отстаивавшему ее еще в году, практически сразу после окончания Горного института (с 1949 года карта сейсмического районирования, уже в перера ботанном виде, становится официальным государственным документом, обязательным для учета всеми строительными организациями и ГОСТом СССР).

Конец 30-х - начало 40-х годов Арест многих крупных ученых в Москве и Ленинграде - в том числе Д.И.Мушкетова. Последствия для его учеников ме нее трагичны, но ощутимы. Закрытие лабораторий, отделов, массовые увольнения... Для Георгия Петровича - краткая за пись в приказе № 128 по Сейсмологическому институту АН СССР от 9 ноября 1937 года: «В целях организационного укре пления Сейсмологического института и консолидации научно исследовательской работы существующий в составе СИ Сейс могеологический Отдел ликвидируется с 10-го сего ноября...

Старшего научного сотрудника б. Сейсмогеологического от дела института геолога Г.П.Горшкова в связи с ликвидацией Сейсмогеологического отдела освободить с 10 сего ноября от работы в СИ на основании постановления Президиума АН СССР от 4-го сего ноября...». Та же участь постигла профессо ра В.А.Сельского, возглавлявшего отдел.

Георгий Петрович уезжает в Ленинград, где в течение года преподает на кафедре физической географии Военно-морской Академии им. К.Е.Ворошилова. Затем перебирается в Воро Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников неж, где по конкурсу проходит на должность доцента кафедры общей геологии геолого-почвенного факультета Воронежского государственного университета (1938-41гг.). В эти же годы ста новится зав. Геологическим музеем факультета, помощником декана, заместителем декана, деканом, проректором по учеб ной части.

1939 год - установлены различия в строении земной коры на платформах, в океанах и складчатых зонах (альпийского воз раста) и впервые предложена модель трех типов земной коры, подтвержденная во всех последующих работах на эту тему.

В 1941 году Георгий Петрович переводится в Ашхабад на должность доцента кафедры физической географии и зав. гео логическим кабинетом Ашхабадского государственного педа гогического института.

Одновременно, в мае 1941 года, он утверждается Дирек тором Геологического института Туркменского филиала АН СССР. Через два месяца открытая форма туберкулеза не позво ляет Г.П.Горшкову вступить в ряды добровольцев (Петр Ми хайлович Горшков также получает отказ военкомата по воз расту. Он присоединяется к народному ополчению и возводит оборонные сооружения на подступах к Ленинграду вплоть до эвакуации ЛГУ в Саратов).

1942-43 годы - работы по полезным ископаемым в Туркме нии. Одновременно написана монография по землетрясениям Туркмении, которая сопровождается каталогом землетрясений по древним мусульманским рукописям...

Чтобы прокормить семью (у Георгия Петровича еще в Во ронеже родился сын), жены ученых, независимо от степеней и рангов, собирают по пустыне черепах. Мужья охотятся на ке кликов и джейранов...

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 1944 год В Ашхабаде - Московский университет. По предложению проф. А.Н.Мазаровича, заведующего кафедрой исторической геологии МГУ, Г.П.Горшков привлечен к чтению курса «Текто ника». Эта связь с университетом становится решающей в его дальнейшей судьбе.

С 1944 года Георгий Петрович снова в Москве. Начинает он как докторант Геофизического института АН СССР (1944- гг.), затем - как заведующий отделом сейсморайонирования.

1945 год - выяснено географическое распределение и геологи ческая природа землетрясений восточной части Балтийского щита, которые оказались тесно связанными с процессом пост гляциального поднятия Фенноскандии.

1946 год - выяснена тектоническая обстановка возникнове ния крымских землетрясений, установлено наличие основной очаговой зоны (падающей к СЗ), которой отвечает на дне Чер ного моря крутой континентальный склон. Данная схема полу чила широкий резонанс и до сих пор сохранила свое значение.

1947 год - единогласная защита докторской диссертации «Тектонические землетрясения и сейсмическое районирова ние территории СССР».

1949 год Георгий Петрович, пока не порывая с ГеофиАНом, перехо дит в МГУ, в трудную для университета пору, когда строится его новое здание на Воробьевых горах. Он назначается деканом геологического факультета (а с 1953 года - заведующим кафе дрой динамической геологии. На этой должности он остается более тридцати лет) и, втянувшись в работу по организации научной и преподавательской жизни в новом здании, осознает, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников что пора делать выбор.

«Институт идет, безусловно, по неправильному пути, - пи шет он в дневнике, - и к решению проблемы прогноза земле трясений ни на миллиметр не приближается... У меня появля ется мысль попытаться кое-что начать в Университете...

Сейчас главное внимание - на МГУ. Отход от Институ та я совершаю в очень неблагоприятный момент - наш спор с И.Е.Губиным создает впечатление, будто я сдаю позицию и ухожу вследствие этого. Но даже и в такой ситуации, по мое му мнению, нужно сейчас отойти, чтобы все внимание уделить факультету».

И дальше: «Новое здание МГУ, конечно, новая ступень в жизни Университета. Высокая ступень». Слово «университет»

он всегда пишет с большой буквы.

Георгия Петровича поглощает налаживание работы факуль тета, хотя при этом он продолжает заниматься наукой во мно гих ипостасях (в частности, в Комиссии по содействию строи тельству гидроэлектростанций и каналов новых оросительных и обводнительных систем). Он пишет в дневнике:

«Пока нет ни денег, ни людей, ни транспорта, ни оборудо вания. Предстоит все создать. Организуем два тектонических отряда, два грунтоведческих - в Туркмении, два - инженерно геологических на Волге и т.д.

Итак, великие стройки, музей землеведения, новое оборудо вание на 18 млн. рублей, новые наглядные пособия, библиоте ка на 200000 томов, новые кафедры, базы, полигоны, 30 автома шин, 100 аспирантов, 30 учебников - ужас! Все это надо делать, притом быстро и хорошо.»

Лекции Георгия Петровича в университете - это всегда со бытие, привлекающее студентов других потоков, факультетов, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вузов. При этом в дневнике он жалуется сам на себя: «Студен ты знают предмет хорошо. Но я сам содержанием своих лекций недоволен. Мало практических примеров, мало новинок из те кущей литературы, нет пособий, нет элементов истории нау ки. Если смогу, постараюсь курс переделать и улучшить - это уж в новом здании.» Эта маленькая запись - пример следова ния «Советам моему сыну» - коротенькому письму родителей (дата, к сожалению, не известна), судя по всему, написанному во время войны рукой Веры Семеновны:

«Сверх-первое: не терять интереса к науке и не погрязнуть в житейских заботах.

1 - самое главное - знать предмет. Надо знать в 10 раз больше того, что говоришь на лекции. Никогда не говорить всего, что знаешь.

2 - Всегда готовиться тщательно к лекциям. Цифровые дан ные, таблицы выписать на шпаргалку.

3 - Иметь «искру божию», надо дело любить. Преподаватель - это артист. Надо: следить за аудиторией, следить и за собой, но никогда нельзя, чтобы оратор победил учителя и наоборот.

Следить, чтобы не скучали, давать на 1-2 минуты отдых, мож но что-нибудь подходящее рассказать, можно даже не относя щееся к лекции.

4 - Желательно «переживать». Иначе говоря, думать только о предмете преподавания, мысли должны быть целиком в ау дитории.

5 - Никогда нельзя быть запанибрата со студентами. Студен ты должны знать разницу между собой и профессором.

6 - Каждая лекция должна быть продуктом творчества. Т.е.:

хорошо подготовившись, импровизировать на хорошо извест ном материале.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников 7 - Все выкладки надо проделать дома.

8 - При нескольких группах необходимо записывать, на чем остановились.

9 - Полезно иметь список студентов с отметками.

10 - Полезно иметь конспект по читаемым курсам.

11 - Надо каждый год освежать материал.

12 - Все, что возможно иллюстрировать - надо это делать.

Цель - оживление материала.

13 - Стараться красиво и правильно говорить. Читать стоя, или сидя, но не «ходя».

14 - Следить за правильной формулировкой, не особенно нажимая, но все-таки.

15 - Вопросы со стороны студентов: на мелкие вопросы, те кущие отвечать немедленно, на сложные - после.

16 - Ошибки со стороны преподавателя: стараться не слиш ком обнаруживать свои промахи, осторожно исправляя свои ошибки.

17 - Не слишком вдаваться в детали. Можно это сделать в во просах и ответах, которыми занимается сам преподаватель.

18 - Трудно формулируемые вопросы можно диктовать.

19 - Спрашивать на зачетах только то, о чем говорилось на лекциях.

20 - Контрольные письменные работы - смотря по роду дис циплины.

21 - Очень бывает полезно давать материал из смежных наук.

22 - Кружки, темы, выявление талантов - рекомендуется».

Помимо огромной организационной и преподавательской работы, заседания, заседания, заседания: «Сегодня состоялось два заседания Ученых Советов: в Геофизическом институте и в Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников МГУ. В ГеофиАНе обсуждался вопрос, в частности, о дисципли не членов Ученого Совета. Совет затянулся, но уйти было, яс ное дело, нельзя, и потому я опоздал к началу Совета в универ ситете. К счастью, там вопрос о дисциплине не обсуждался».

И еще на эту же тему: «Завтра - два Ученых Совета. Кстати, к вопросу об Ученых Советах: один профессор рассказывает другому, что он стал верить в сны. На днях ему снится, будто он сидит на затянувшемся заседании Ученого Совета. Просы пается - так оно и есть».

Какая же это была удивительная внутренняя дисциплина ведь в дневниках нет сокращений, нет небрежности или описок.

Фотографии, рисунки, вырезки из газет на тему дня. Огромный личный архив, в который скрупулезно откладывались приказы, характеристики, письма, документы. Чудачество? Отнюдь нет.

Уважение к каждому мгновению жизни. Интуитивное понима ние того, что память не может удержать значительные мелочи, из которых потом складывается ткань воспоминаний. Сегодня эти пожелтевшие страницы перелистываются как реликвия - в истории одного человека отражается летопись страны.

Пятидесятые годы Здание Московского университета становится символом со ветского высшего образования. В этом - несомненный вклад и Георгия Петровича. Именно по его настоянию на геологи ческом факультете открыты новые лаборатории (эксперимен тальной тектоники, неотектоники, математической геологии), с физического факультета на геологический переведена кафе дра геофизики, к преподавательской работе привлечены круп нейшие специалисты. Совместно с проф.А.Ф.Якушовой Геор гием Петровичем готовится курс и учебник «Общая геология», Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников признанный впоследствии лучшим учебником такого рода (он переведен на английский, французский и испанский языки).

Учебник выдержал три издания - в 1957, 1962 и 1973 гг.2 Раз виваются и международные контакты.

Было бы неверным считать, что только с середины 50-х го дов работа Г.П.Горшкова получает международное признание.

Нет, он был известен за рубежом с середины 30-х годов, одна ко война, эвакуация, послевоенное восстановление научной и университетской жизни диктовали свои условия.

Первая долгая командировка за рубеж - в Китай (1955 56 гг.). Невероятная по объему работа по составлению первой в истории китайской науки карты сейсмического районирова ния территории КНР. Двадцать тысяч квадратных километров изъезжено вдоль и поперек, изучены кипы хроникальных за писей. Только перечисление населенных пунктов, по которым проходили маршруты Г.П.Горшкова, заняло бы не одну страни цу. «Вы воспитывали наши кадры как свои родные», - напишет на прощание Президент Академии наук КНР Го Можо в июле 1956 года. И это не преувеличение. Преподавательская и науч ная работа, экспедиции, составление карты и каталога земле трясений Китая под руководством Г.П.Горшкова стали блестя щей школой для десятков китайских сейсмологов, по сей день хранящих память о Георгии Петровиче.


Через два года после возвращения из Пекина - новая дли тельная командировка, на этот раз в Бирму в качестве экспер та ЮНЕСКО, в Рангунский университет. Итог работы - первая карта сейсмического районирования территории Бирмы.

Куда ни забрасывала бы его судьба, Георгий Петрович не В 2011 году этот учебник был переиздан еще раз, спустя столько лет!

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников изменно оказывался не только ученым с мировым именем, но и настоящим русским интеллигентом, с неподдельным ин тересом изучающим историю и культуру принимающей его страны. Да и сам он был истинным носителем русской куль туры. В филиппинских газетах, например, Георгий Петрович прославился как «советский пианист и композитор, который дал концерт в столичном университете». Результатом этой пу бликации была просьба Манильской консерватории к Георгию Петровичу оказать помощь в постановке «Евгения Онегина»

на местной сцене. Делегация музыкантов явилась прямо в го стиничный номер.

Шестидесятые годы Это плодотворный период в научной деятельности Г.П.Горшкова. Проведена работа по изучению сейсмотектони ческой обстановки Венгрии (с использованием новых мето дов сопоставления тектонических и сейсмических элементов).

Проанализирована сейсмичность африканского континента, установлены основные сейсмические зоны (Африканские риф ты, складчатые сооружения Атласа), начата работа по состав лению новой карты сейсмического районирования СССР.

Год отдан работе в Японии, в Токийском Международном сейсмологическом институте. Здесь научная деятельность так же удачно сочеталась с преподавательской.

Все путешествия отражаются в дневниковых записях. По су ществу, это готовые к публикации путевые заметки, в которых личные впечатления переплетаются с научными описаниями объектов исследования, именами известных ученых, фотогра фиями, способными украсить любую статью.

Они все проникнуты глубоко гуманистической позицией, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников неравнодушием к событиям и прошлого, и настоящего - будь то катаклизмы природные или политические.

Один из примеров - запись из «японского» дневника о по лете над Юго-Восточной Азией:

«Привлекательная американка с бриллиантами на веках и одной бриллиантовой слезкой у левого глаза, у нее на шее укреплено что-то вроде венка из разноцветных лент, с таблич кой внизу: «Tour Round the World. Bank Corporation of the USA»

(это группа капиталистов-миллионеров прогуливается вокруг света), приглашает: «Приезжайте, посмотрите, как мы живем».

Да, я не сомневаюсь: с бриллиантиками на веках живут, надо полагать, неплохо.

А под нами как раз Южный Вьетнам. По распоряжению этих миллионеров американские солдаты ведут там ужасную вой ну. Я видел хроникальный фильм о Вьетнаме в Токио. У нас почему-то не пишут об этом, и наверно, не показывают. Но это жестокая, дикая, страшная война. Фильм показывает пытки, обезглавленные тела, кровавые лохмотья, утонувших в грязи крестьян. Людей медленно прокалывают штыками, топят в арыках, сжигают в бамбуковых хижинах. Горько плачут дети, а глаза женщин такие, что забыть нельзя. И без бриллиантиков».

С тех пор прошло 35 лет. Что изменилось?

Из каждой поездки Георгий Петрович возвращался с чув ством гордости за свою страну, с ощущением того, что «Россия - корошо!».

«От имени Международного Сейсмологического института в Токио - обед, вкусный, типично японский. Обед закончился, стали петь песни - каждый свою;

ведь в нашей группе пред ставлено 10 стран.

А затем, хором - к моему удивлению, - пели все, зная мотивы Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников и слова - исполнили сначала «Катюшу», затем «Эй, ухнем» и, в заключение, «Стеньку Разина». Мотив - общий, а слова - на 10 языках. А индонезиец Сукерман (мы его зовем «Президент Сукарно») танцевал эту самую «Катюшу» в индонезийской ин терпретации».

И еще из «японского» дневника:

«В каждой поездке есть что-то интересное и неожиданное.

Авашима - что тут может быть? Малюсенький островок, в стороне от всех дорог...

Эпицентр Ниигатского землетрясения 1964 года находился вблизи Авашимы. В момент землетрясения остров поднялся на полтора метра на восточной стороне и 0,8 метра на запад ной. Цель нашей поездки заключалась в том, чтобы осмотреть следы поднятия.

Уже с катера было видно: у воды, вдоль берега тянется по камням белая полоса шириной в полтора метра.

Что это за белая полоса? Как только мы оказались на берегу, так сразу отправились к тем скалам. Скалы темные, вулканиче ский туф. Белая полоса - известковые отложения водорослей и раковины, плотно прикрепленные к камням - крупные Ostrea, Balanus, извивающаяся Serpula и др. Это - след уровня моря до землетрясения. Картина поразительная. Я считаю остров Авашиму объектом такого же геологического значения, как и сброс Мино-Овари или храм Сераписа в Италии».

Из этого же периода - посещение деревни Танна на полуо строве Изу: «Это совершенно уникальный геологический фе номен. В 1930 году произошло разрушительное землетрясение, известное под именем «North Izu Earthquake». Оно охватило весь полуостров Изу, в центральной части которого, у под ножия гор, произошел сброс с ярко выраженным смещением Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников крыльев.

Великолепная дорога проходит по долине, расположенной между двух вулканов - Хаконе и известная Фудзи-яма.

Сброс прошел по деревне Танна. Здесь смещение было гори зонтальным.

Совершенно отчетливо видно, насколько сместились камни круга, бортики речки и дорога. Такую вещь я видел, пожалуй, впервые.

Все место огорожено забором, и на особом столбе укреплена надпись такого содержания: «Объявление. В 1930 году 26 ноя бря произошло землетрясение North Izu, сопровождавшееся разломом, самое замечательное проявление которого находит ся здесь, в дер. Танна. Сброс проходит в направлении север-юг.

Восточное крыло переместилось к северу, западное - к югу. Го ризонтальное смещение в данном месте достигло 2.6 м, и запад ное крыло слегка приподнялось по отношению к восточному.

Просьба: пожалуйста, не заходите за изгородь без особого раз решения, не нарушайте ничего в этом памятнике природы».

Пользуясь разрешением д-ра Такахаси, мы зашли внутрь ого роженного участка и, расположившись прямо на линии сброса, аппетитно позавтракали, искоса поглядывая на сместитель - не зашевелится ли он вновь под нами. Но он молчал».

Путешествий много. Индия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Марокко, европейские страны - Швеция, Франция. Наряду с поездками за рубеж, изучение землетрясений на территории СССР, в частности разрушительного землетрясения в Ташкен те (1966 год).

Удивительно, но имя Георгия Петровича помнили в Таш кенте люди, не имевшие никакого отношения к науке. Спустя много лет после его работы в этом многострадальном городе, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников в 1978 году, из случайного разговора с пожилой горничной в ташкентской гостинице, выяснилось, с какой благодарностью вспоминают о Г.П.Горшкове жители города, о московском про фессоре, в числе первых прилетевшем в Ташкент после траге дии.

Научная работа воплощается в практику. Георгий Петрович - член (в течение ряда лет - председатель) экспертных комиссий Госстроя, Госплана СССР, института Гидропроекта МЭ СССР.

На его ответственности - заключения по таким объектам, как Токтогульская, Нурекская, Ингурская, Ирганайская, Андижан ская, Курпсайская и другие ГЭС, атомные электростанции, БАМ, Селенгинский целлюлозно-бумажный комбинат, Ходжа оби-гармский и Иссык-Кульский курортные комплексы, десят ки других строительных объектов как в СССР, так и за рубе жом.

Семидесятые годы В Европе эти годы тоже отмечены разрушительным земле трясением в Скопье (Скопле), в Македонии. Георгию Петро вичу поручено возглавить геологическую часть Балканского сейсмологического проекта ЮНЕСКО - в 1973 году он рабо тает в Югославии, одновременно совершая краткие поездки в Румынию, Болгарию, Турцию, Грецию, Албанию. Среди коллег Георгия Петровича - югославские сейсмологи, слушавшие его лекции еще в Токийском университете.

1972 год - выяснено значение поля скалывающих напряже ний для распределения очагов глубокофокусных землетрясе ний в северо-восточном Афганистане.

1971-75 годы - осуществлено руководство исследованиями по сейсмическому районированию территории СССР (в соот Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников ветствии с Координационным планом научно-технических ра бот ГКНТ СМ СССР и АН СССР).

1973-74 годы - руководство геологической частью Балкан ского сейсмологического проекта (при участии Югославии, Болгарии, Румынии, Албании, Греции и Турции), подготовлен текст и ряд карт, среди которых основное значение принадле жит сейсмогенетической карте в новой легенде (монография опубликована в Югославии на английском языке).

1975-76 годы - изучены основные геолого-геофизические критерии сейсмической опасности, предложены четыре основ ных фактора сейсмогенеза: активность эпигеосинклинальных орогенов альпийского возраста, эпиплатформенных орогенов новейшего возраста, современных рифтов и зон Заварицкого Беньоффа, дана схема частных сейсмотектонических соотно шений в каждой из этих зон. Установлена особая роль в воз буждении сейсмических сил участков резких изменений в простирании альпийских складчатых сооружений.

Работа по составлению новой нормативной карты сейсмиче ского районирования проводилась Георгием Петровичем уже в должности председателя рабочей группы Межведомственного совета по сейсмологии и сейсмостойкому строительству при Президиуме АН СССР по составлению технического задания к новой карте и в качестве председателя Комиссии по сейсми ческому районированию МСССС. Под его руководством осу ществлялась координация исследований более чем 40 научных и производственных организаций СССР по данной проблеме.


В эти же годы опубликованы многие работы Г.П.Горшкова по тектонике, строению земной коры, неотектонике и сейсмотек тонике Кавказа, Крыма, Камчатки, Туркмении, Таджикистана, КМА, многих других территорий.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Энергии и глубины энциклопедических знаний Георгия Петровича достаточно, чтобы одновременно вести работу во многих организациях. Их нелегко даже просто перечис лить: председатель Ученого совета по региональной геологии и геотектонике геологического факультета МГУ, председа тель Комиссии по сейсмическому районированию МСССС при Президиуме АН СССР, председатель рабочей группы по сейсмотектонике ИНКВА, председатель секции геологии НТС Минвуза СССР, член Ученых советов Института физики Земли АН СССР, Института истории естествознания и техники АН СССР, член секций рационального использования недр ГКНТ СМ СССР, член редколлегии Атласа океанов ЦКП Военно морского флота СССР, член учебно-методического совета Ми нистерства просвещения СССР. При всем том - член Комиссий ЮНЕСКО по вопросам высшего геологического образования, по развитию университетского образования в странах Афри ки, по развитию сети высших учебных заведений в странах Юго-Восточной Азии, член Международной Ассоциации уни верситетов и т.д.

Восьмидесятые годы В 1980 году Георгий Петрович Горшков стал лауреатом Го сударственной премии СССР за работу в редколлегии «Атлас океанов». Содержание карт, отражающих геологическое строе ние берегов и дна океанов - Атлантического, Индийского, Ти хого, Северного Ледовитого, геологическая характеристика океанских проливов - его вклад в этот фундаментальный труд.

Более двухсот научных работ, мировое признание, звание Заслуженного деятеля науки РСФСР - за этими словами еже дневный труд.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Даже в госпитале, 18 ноября 1984 года, в свой последний день, он с утра работал над докладом, прочитанным им на Международном геологическом конгрессе в сентябре того же года - готовил его к печати в «Вестнике МГУ». А за три дня до этого получил из издательства свою последнюю монографию «Региональная сейсмотектоника территории юга СССР. Аль пийский пояс».

И в глубоко пожилом возрасте Георгия Петровича интересо вало все. Просто все, кроме глупых и пустых фильмов, пустых разговоров. Ему жаль было тратить время на сон - он спал три четыре часа в сутки. Он любил, нет - просто обожал фокусы и сюрпризы. До сир пор непонятно, каким образом он мог из маленького кармана пиджака доставать огромный грейпфрут в подарок внукам, из другого кармана - банку любимых «киле чек», из третьего - мешок с солеными огурчиками, из кармана брюк - бутылку лимонада, получая при этом еще большее удо вольствие, чем те, кого он так страстно хотел обрадовать.

Даже в те редкие дни, когда ему удавалось уехать в отпуск, он обязательно находил аудиторию, чтобы прочитать лекцию о землетрясениях, краеведческий музей, чтобы разведать, нет ли там чего-нибудь о войне 1812 года. Ее изучением он занимался профессионально и увлеченно (как, впрочем, и всем, над чем работал). Это около 50-ти папок научно систематизированных материалов. Причем не просто собранных. Он сам объездил громадное количество мест, связанных с этими событиями, в материалах, в основном, им сделанные фотографии.

А одно из последних увлечений Георгия Петровича - «фото тека»? Около 4-х лет он занимался сбором фотографий и био графических данных (было собрано более 2-х тысяч) наиболее известных геологов - сейсмологов советского времени. Это Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников сотни писем во все концы страны и работа, важная не только с точки зрения истории науки. Удивительной силы гражданский акт, всколыхнувший волну хорошей, доброй человеческой па мяти. Надо видеть его письма по этим вопросам и ответы, вро де такого: «Уважаемый Георгий Петрович! Моего отца нет уже 35 лет и никто, никогда...» и т.д.

Радость общения с людьми, ожидание от каждого из них чего-то нового, удивительного, индивидуального, и встреч ное желание чем-то собеседника обогатить были, может быть, главными чертами характера.

Кто-то очень хорошо сказал: «Среди нас жил добрый вол шебник». Многие его поступки, действия не укладывались в стандартные рамки «практичного» человека. Он сохранил до последних дней прямо-таки детскую способность удивляться, привлекать внимание к тому, что мы не замечаем. Так было каждый день, так было всегда и во всем.

Эти биографические заметки невозможно закончить. Мыс ленно ставишь точку, а память твердит - нет, еще не рассказано о его музыке, об увлечении архитектурой, историей, рисовани ем, о коллекционировании кинжалов - среди них и турецкий ятаган, и малайский крис, и русский кортик, о восстановлении памятников истории в Москве, в Петербурге, в Коломне - на родине его жены, Зинаиды Васильевны Горшковой и городе, где прошла жизнь его дяди, Георгия Михайловича Горшкова, сделавшего так много для всей семьи. Имя Г.М. Горшкова но сит коломенская средняя школа, в которой ежегодно проходят «горшковские чтения» и бережно хранятся память и традиции русской учительской интеллигенции.

Все равно что-то останется недосказанным. Георгий Петро вич - это целый мир. Он часто любил говорить, будто в капле Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников воды отражается все мироздание. Так и в нем - история нашего государства, науки, образования, многогранности человече ских отношений, любви, верной дружбы, ошибок и открытий, преданности семье и служения Родине.

о научно-педагогической деятельности Петра Михайловича Горшкова из семейного архива Георгия Петровича Горшкова (Подготовлено Грачёвой (Горшковой) Верой Георгиевной) Вот он, смысл создания семейных архивов, сохранности до кументов, которые сопровождают нашу жизнь и жизнь близ ких! Если бы не Георгий Петрович, вряд ли кто-нибудь был бы в состоянии разыскать материалы, посвященные вкладу Петра Михайловича, нашего деда, в науку. Передо мной две статьи, одна из них, статья профессора В.А.Баринова, была опубли кована 11 апреля 1940 года (ровно за 35 лет до рождения его праправнучки Тамары, моей дочки) в газете «Ленинградский университет», номер 15/413, и посвящена она 30-летию научно педагогической деятельности профессора Петра Михайло вича Горшкова. Вырезка из газеты пожелтела от времени, но она для нас бесценна. А вторая статья, доктора физ.-мат.наук В.К.Абалакина, – из научного журнала «Земля и Вселенная», номер 5/84 за 1984 год, она выпущена по поводу 100-летию Пе тра Михайловича. Чтобы не повторяться, я приведу только те части, которые касаются работы Петра Михайловича, и про Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников пущу биографические разделы личного характера.

Петр Михайлович Горшков окончил Ленинградский уни верситет (как он тогда назывался – Петербургский, наверное, а затем Петроградский?) в марте 1910 года, его физико- мате матический факультет, и был оставлен на кафедре астрономии и геодезии «для подготовки к профессорской деятельности»

(сбылось пожелание инспектора гимназии, которую Петя Горш ков окончил в 1903 году с серебряной медалью. «А ты, - сказал своему выпускнику инспектор, - старайся стать профессором астрономии!»). Указанная дата, говорится в статье профессора В.А.Баринова, является, таким образом, и датой тридцатиле тия непрерывной работы П.М.Горшкова в Ленинградском уни верситете.

Петр Михайлович был учеником известных профессо ров С.П.Глазенапа, А.М.Жданова, А.А.Иванова – впослед ствии Директора Пулковской обсерватории. В 1940 году, как дань уважения памяти своего профессора, А.А.Иванова, Петр Михайлович издал под своей редакцией книги А.А.Иванова «Астрономия» и «Курс астрономии» и опубликовал написан ную им биографию учителя в «Ученых записках Ленинградско го университета».

С семьей С.П.Глазенапа и его дочерями у Горшковых сохра нились самые теплые дружеские отношения на всю жизнь, в том числе и тогда, когда они переехали в Москву и поселились на старом Арбате. Рояль из семьи С.П.Глазенапа в начале 70-х годов был куплен Георгием Петровичем – сейчас на нем играет правнук Петра Михайловича, Георгий Вячеславович Горшков, и занимаются музыкой праправнуки – Сашенька и Аркадий Горшковы.

Первые годы после окончания университета Петр Михайло Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников вич полностью посвятил астрономии. В 1913 году, будучи уже магистром астрономии, он был командирован в Международ ный Планетарный Институт во Франкфурте-на-Майне для за нятий у профессора М.Бренделя по теории малых планет. Через полгода П.М.Горшковым была опубликована его первая работа по небесной механике, посвященная развитию возмущений в движении малых планет. Блестящая математическая подготов ка, полученная в Университете, плюс знания, приобретенные у проф. Бренделя, стали тем прочным фундаментом, на котором развивалась дальнейшая научная работа П.М.Горшкова.

Первая мировая война внесла свои коррективы, и П.М.Горшков был возвращен на родину а марте 1915 года, в обмен на двух германских астрономов, прибывших в Россию в 1914 году для наблюдения полного солнечного затмения. Од нако перерыва в научной работе не произошло. Петр Михайло вич сразу же стал ассистентом кафедры астрономии и геодезии на Высших женских (Бестужевских) курсах, где он вел практи ческие занятия по сферической тригонометрии и астрономии, а также по теоретической и практической астрономии. Одно временно он приминал живейшее участие в работе Комиссии по космографии, руководимой А.А.Ивановым. В 1915 году Рус ское астрономическое общество (РАО) избрало П.М.Горшкова своим секретарем и редактором «Известий РАО».

В этот период Петр Михайлович много занимается иссле дованиями в области небесной механики и теоритической астрономии, особенно работами, посвященными определению элементов орбит малых планет и вычислению их эфемерид.

В ХХIII томе «Известий РАО» Петр Михайлович публикует фундаментальную работу, в которой доказывает «отсутствие вековых возмущений в больших полуосях планетных орбит с Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников точностью до первого и второго порядков относительно возму щающих масс» (ставлю часть этой фразу в кавычки, поскольку моя личная профессиональная подготовка не позволяет даже представить себе, что это означает – возьму на себя смелость предположить, что многие из наших родственников тоже про чтут ее с известным любопытством. Ну, что же, лишний повод почитать учебник по астрономии! Заодно узнаем, что такое «эфемериды»).

Вовсе не для того, чтобы усугубить комплекс неполноцен ности у не-астрономов, продолжу описание научных трудов Петра Михайловича, как это дано в статье В.К.Абалакина: «Он обнаруживает вековые члены при продвижении разложений до третьего порядка относительно масс. Этим он подтвердил результаты, полученные известным румынским математиком С.Харету. В ХХV томе «Известий РАО» Петр Михайлович опу бликовал обширное исследование под названием «Состояние вопроса в небесной механике о движении перигелия орбиты Меркурия». В этой работе П.М.Горшков дает подробный кри тический анализ всех гипотез, выдвинутых для объяснения смещения перигелия орбиты Меркурия со скоростью 42,89'' в столетие, найденного знаменитым французским астрономом теоретиком У.Леверье».

«П.М. Горшков сопоставляет теории планетных движений, построенных У.Леверье и С.Ньюкомом, с выводами работ А.Эйнштейна по общей теории относительности, выдвигаю щие новые взгляды на природу тяготения. Простым следстви ем теории является смещение перигелиев планетных орбит.

Эта работа имела особое значение для утверждения идей А.Эйнштейна в России».

Многие идеи Петра Михайловича по развитию российской Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников науки получили свое практическое воплощение (например, его предложения, высказанные в 1917 году на Первом съезде Все российского астрономического союза, относительно создания в России специального астрономического института и издания астрономического ежегодника). П.М.Горшковым был разрабо тан собственный курс лекций по небесной механике, высшей геодезии и гравиметрии.

Уже в 1919 году Петр Михайлович избирается доцен том астрономии Ленинградского университета и профес сором астрономии и геодезии Педагогических институтов им.Некрасова и им.Герцена, а в 1925 году – профессором гео дезии Ленинградского университета.

С 1925 года Петр Михайлович заведовал кафедрой геодезии и гравиметрии, которой он руководил бессменно почти полвека (до 1963 года;

столь же долго, с 1919 по 1963 год, П.М.Горшков читал свой курс лекций по гравиметрии и теории фигуры Зем ли). Он же является основателем и организатором этой ка федры. По воспоминаниям бывшего курсанта Ф.Я.Герасимова, впоследствии генерал-майора технических войск Красной ар мии, «...Петр Михайлович, преподаватель младшего подгото вительного курса,...всегда умел находить необыкновенно про сто способы, чтобы разъяснить непонятные для них вопросы, проявляя удивительное терпение к непонятливости своих уче ников, ободряя их, вселяя уверенность в своих силах...многие стали топографами только благодаря его педагогическому та ланту».

В 1928 году П.М.Горшков принимает участие в Международ ном астрономическом конгрессе в Германии в качестве пред ставителя советской астрономии и избирается членом Между народного астрономического общества. Тогда же, по решению Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Наркомпроса РСФСР, он командируется в Голландию для озна комления с работами профессора В.Мейнеца (другое написа ние - Ф.А.Венинг-Мейнеса). Позднее, в 1940 году, под редакци ей П.М.Горшкова был опубликован обширный классический мемуар Ф.А.Венинг-Мейнеса «Гравиметрические наблюдения на море: теория и практика», который был переведен на рус ский язык Георгием Петровичем Горшковым.

С этого времени основная научная деятельность П.М.Горшкова направляется в область физической геодезии – на теорию фигуры Земли, теорию изостазии и гравиметрию.

Петр Михайлович активно сотрудничает и с другими научны ми учреждениями, такими как Институт земной коры ЛГУ и Астрономический институт.

Будучи одним из виднейших в СССР авторитетов в вопро сах гравиметрии и теории изостазии, Петр Михайлович не ограничивается работой в стенах Университета и с 1926 года проводит целый ряд научно-производственных гравиметри ческих экспедиций в различные районы СССР, ведет большую лекционную работу, публикует десятки научных трудов по те ории фигуры Земли, по астрономии, небесной механике, гра виметрии. Результаты этих экспедиций и анализа полученных данных легли в основу его доклада «Гравиметрическая съемка от западной границы СССР до Владивостока», в котором из ложены итоги работы по оптимальному применению гравиме трических измерений к решению широкого круга задач выс шей геодезии, геологии, геотектоники.

Этот доклад ознаменовал начало его многолетнего тесно го сотрудничества с Академией наук СССР - сначала на посту Ученого секретаря Совета по изучению производительных сил СССР, а затем в качестве директора Геофизического института Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Уральского филиала АН СССР и члена многих комиссий: По лярной, Каспийского моря, Тихого океана и других.

В первый же день Великой Отечественной войны Перт Ми хайлович встал в ряды добровольцев Ленинградского универ ситета. Однако, когда в силу возраста (ему было почти 60 лет) ему было отказано в зачислении в Василеостровскую дивизию войск народного ополчения, П.М.Горшков принял самое ак тивное участие в строительстве оборонительных сооружений на рубежах к Ленинграду у станции Пудость. «Ленинградская правда» 28 июля 1941 года писала: «...профессор математиче ского факультета Ленинградского государственного универси тета П.М.Горшков выполняет более двух норм на строитель стве оборонных укреплений вокруг Ленинграда, показывая пример отстающим».

С 1941 по 1961 год Петр Михайлович, будучи бессменным председателем, способствовал развитию и укреплению Ленин градского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества. Благодаря его руководству, оно не прекращало сво ей деятельности даже в тяжелейшие годы блокады Ленинграда и эвакуации.

Петр Михайлович отдал науке и преподаванию без малого 75 лет своей долгой жизни. Научные и общественные заслуги нашего деда были отмечены правительственными наградами и огромным числом почетных грамот, о чем он никогда и нигде не упоминал. Многие убеждены, что он «шел всегда впереди своего века». Например, именно на заре космической эры его умение видеть новое в науке, в тенденциях развития исследо ваний космического пространства побудило Петра Михайло вича призвать ученых к международному сотрудничеству для исследования Луны и планет с борта космических кораблей.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Петр Михайлович, как и его сын, Георгий Петрович, отдал много сил делу сохранения памятников истории и архитектуры Ленинграда и пригородов, изучению ранних периодов русской истории, полей битв, на которых решалась судьба России – Ку ликова поля, Полтавского, Бородинского. Петр Михайлович считал свои занятия военной историей России столь же важ ными, как и научные исследования по астрономии и грави метрии. Поэтому в его ежегодных отчетах наряду с научными работами всегда указаны исторические экспедиции и доклады на Военно-исторической секции Ленинградского дома ученых, отражено участие в работе Артиллерийского исторического музея.

Что тут добавить? Я помню его дом, квартиру на Кировском (теперь Каменноостровском) проспекте, картины, посвящен ные военной истории России, ее петровскому периоду, коль чугу с Куликова поля, и удивительную атмосферу порядка и основательности, вечных ценностей, которые составляли его жизнь – труд, перманентная работа мысли, добро, патриотизм, интеллигентность. Какое же счастье, что всё это было и оста ется с нами.

о жизни и о себе Горшков Вячеслав Георгиевич Вступление Что самое трудное в той работе, которую инициировал Игорь Сергеевич? Остановиться! Вовремя остановиться. По нятно, что остановка естественна, если ты пишешь, например, Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников о родителях, которых с нами уже нет. Тоже трудно остановить ся, вспоминается еще что-то, еще, а вот об этом не рассказал…..

А вот в том, что получилось в моих записках - вопрос.

Что-то о родителях? Или о семье в более широком смысле?

Или о себе? Или об окружающей жизни и твоем восприятии этой жизни? Ну, что получилось, то получилось. Действитель но, какие-то фрагменты воспоминаний, попытка связать их какой-то схемой, а вот где остановиться – срок был поставлен Игорем в лучших советских традициях – завершить эту часть работы к 22 апреля – к его дню рождения.

Успокаиваю себя только тем, что не рассматриваю это как завершение рассказа, конечно, я к этому еще вернусь и продол жу с целью облегчить аналогичную работу внукам.

Как это было «Нет, – сказал нам следователь Следственного управления КГБ СССР, – резолюция Михаила Сергеевича (Горбачева) на документе, о котором Вы говорите, это не разрешение на пере дачу материалов, это предложение подумать, как это сделать (и делать ли?)».

В документе, направленном на имя М.С.Горбачева, речь шла о действительно беспрецедентном шаге – о передаче американ ской стороне подробных планов оборудования нового здания посольства США техническими средствами получения ин формации. Позитивно обнадеживающей была только реакция на наш рассказ генерала С.И.Коринфского: «Ну, ребята, все, что я могу сделать в этой ситуации, это чтобы ваши камеры в Лефортово выходили на солнечную сторону».

А начиналось все (для меня) осенью 1973 года. Или, вернее, не совсем так.

Семья Горшковых в очерках и воспоминаниях родственников Противостояние, взаимная борьба разведки и контрразвед ки были всегда. Это было и, надо полагать, будет.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.