авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

««Helicobacter pylori - инфекция» 1 НИИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Хорошо известный антибиотик широкого спектра действия. Избирательность действия тетрациклина объясняют лучшим (по сравнению с другими антибиотиками) транспортом в бактериальные клетки, нежели в клетки микроорганизма.

Нецелесообразно применять с молоком, алюминийсодержащими антацидами и железосодержащими лекарственными средствами, т.к. препарат обладает способностью к холатообразованию, в результате чего нарушается процесс всасывания.

Препараты нитрофуранового ряда:

- фуразолидон. Эффективен при сформировавшейся резистентности к другим антибиотикам.

Комбинированные препараты:

- пилорид (ранитидин висмут цитрат) - новое химическое соединение, обладает антикислотным эффектом ранитидина и антигеликобактерным цитопротективным действием висмута. Может предупреждать появление антибиотикорезистентных штаммов НР в процессе лечения.

Установлено, что большинство антибактериальных средств, не смотря на высокую чувствительность к ним Н.pylori in vitro, не эффективны in vivo из-за кислой среды желудка или невозможности проникнуть под слизистый слой, где персистируют бактерии. В связи с этим необходимо применять многокомпонентные схемы лечения, предполагающие разноплановое вмешательство в обменные процессы микробной клетки с целью её разрушения.

Применение одновременно целого ряда антибактериальных препаратов приводит выявлению большого количества побочных эффектов, о которых необходимо помнить не только врачу, но и своевременно предупреждать «Helicobacter pylori - инфекция» пациента.

Идеальный антимикробный агент должен обладать ограниченным спектром действия, стабильностью и активностью в любой рН-среде (кислой, нейтральной и даже слабо щелочной), способностью проникновения сквозь слой слизи без уменьшения антимикробных свойств либо из просвета желудка, либо со стороны собственной пластинки, а комбинация микробных агентов должна быть простой, высокоэффективной, дешёвой, лишённой серьёзных побочных действий и обеспечивающей высокий процент эрадикации Н.pylori. К сожалению, на сегодняшний день нет такого сочетания антимикробных препаратов, которое бы удовлетворяло всем вышеизложенным требованиям, однако поиск продолжается.

Схемы современной эрадикационной терапии и их клиническая оценка Монотерапия Монотерапия на современном этапе не применяется из-за невозможности создания высоких бактерицидных концентраций антибиотиков и развития резистентности к ним.

Так, при назначении монотерапии препаратами коллоидного висмута или амоксициллином показатель эрадикации Н.pylori составляет 15 - 54 %, в то время как терапия считается эффективной при уничтожении НР в 80-90% случаев.

Назначение только нитроимидазола и любого из макролидов часто сопровождается последующим развитием полной резистентности к какой-либо антибактериальной терапии.

Двухкомпонентная терапия Двойная терапия - это сочетание в разных вариантах и комбинациях двух лекарственных препаратов, принадлежащих к антихеликобактерным средствам.

Первые варианты терапии включали препараты коллоидного висмута с амоксицилином или кларитромицином, или метронидазолом. В 1988 г. C.S. Goodwin и соавторы сообщили, что при совместном применении препаратов висмута с метронидазолом показатель эрадикации достигал 91% у больных с повышенной чувствительнотстью к данному антибиотику и только 20% - у пациентов, толерантных к нему. Учитывая распространённую резистентность к имидазолам в наши дни (60%), данная схема неприемлема для широкого применения.

Попыткой уйти от данной проблемы стала широкая апробация сочетания блокаторов протонной помпы (омепразола) с амоксициллином или кларитромицином. Омепразол обеспечивал длительное подавление кислотообразования, создавая оптимальные условия для эрадикации. Было отмечено, что омепразол также повышает выделение ампициллина вместе с желудочным соком. Это оказывает более губительное влияние на хеликобактер. И всё же эти меры были не достаточны. Разброс показателей уничтожения Н.pylori составил 24-93%.

Многие исследователи признавали удачной комбинацию омепразола с кларитромицином. По сравнению с другими макролидами, этот антибиотик кислотоустойчив и хорошо растворяется при низких значениях рН, обладая способностью накапливаться в слизистой оболочке желудка, чем обьясняется относительно высокий показатель эрадикации Н.pylori (около 50%) даже при монотерапии. Отрицательным моментом является довольно высокая стоимость препарата и повышающаяся резистентность к нему.

Анализ большинства работ, исследовавших схемы эрадикации, содержащие два препарата, показал, что успех достигался в редких случаях до 80%. Это не устраивало гастроэнтерологов. За видимой простотой и доступностью (нередко подкупающей больных) кроется недостаточно высокий лечебный эффект, который и составляет основную ценность любой антихеликобактерной терапии.

Однако это не следует понимать как полный отказ от двойной терапии. Одна из возможно приемлемых модификаций представлена в серии работ немецких исследователей E. Bayerdorffer и соавт. (1995) и J. Labenz и соавт.

(1995). Основываясь на сведениях почти о 300 больных (с использованием плацебо в качестве контроля), они выявили, что увеличение суточной дозы амоксицилина до 2,25 г, а омепразола - до 120 мг с последующим её 2-недельным снижением до 20 мг к исходу 6-й недели резко повысило показатель эрадикации.,pylori (до 91%). В результате через год у больных, лечившихся по данной схеме, частота рецидивов составила всего 1,6 %, а в группе больных, принимавших плацебо - 49 %.

Не следует забывать о том, что двойная терапия редко сопровождается побочными эффектами, в наше время, изобилующее подобными реакциями разной этиологии, это обстоятельство значимо. И назначение амоксициллина противопоказано при повышенной чувствительности пациента к пенициллину, для предупреждения серьёзных осложнений (G.N.Tytgat,1995). R.H.Hunt (1997) рассматривает современный вариант двойной терапии (омепразол в сочетании с кларитромицином или амоксицилином) как первую линию терапии, сопровождающуюся небольшим числом побочных проявлений и высоким процентом эрадикации Н.pylori.

В 1997 г. в США предложен новый метод двойной терапии, проводимый в течение 2 недель. В нем используют аналог омепразола в дозе 40 мг однократно в сочетании с кларитромицином (Bioxin) в дозе 1,5 г., принимаемым в течение одних суток. В последующем проводится монотерапия Лосеком по 20 мг в сутки. Лечебный эффект достигает 90%.

Трехкомпонентная терапия Теоретической предпосылкой возникновения тройной терапии стали доказательства отсутствия эндогенной системы, обеспечивающей подавление роста Н.pylori.

С 1994 г. широко пропагандировалась “традиционная” терапия, включающая соль висмута, метронидазол или тинидазол и тетрациклин. Это была первая высокоэффективная антихеликобактерная терапия. Хотя применение данных препаратов давало высокий уровень эрадикации - 85-90%, приём их сопровождался побочными эффектами, в т.ч. тошнотой, рвотой, жжением слизистых оболочек ротовой полости и языка, диареей, метеоризмом, зудом, диспепсией.

В среднем почти у 1/3 пациентов, получавших тройную терапию, имеют место те или иные проявления побочного действия (чаще их сочетания), что вынуждает больных прекратить лечение. Кроме того, больные психологически не подготовлены к регулярному приёму большого числа таблеток и иногда отказываются от лечения в самом его разгаре.

Последней проблеме многие исследователи придают серьёзное значение.

«Helicobacter pylori - инфекция» N. Tytgat (1995), отмечая, что тройная терапия не обеспечивает 100% эрадикации Н.pylori, и пытаясь понять, почему это происходит, указал на ряд причин. Среди них следует отметить: недостаточную концентрацию лекарственного средства в слое желудочной слизи и слизистой или в её криптах;

снижение антибактериальной активности при периодическом колебании величин рН среды, которые не всегда регистрируются;

резистентность Н.pylori к антибиотикам и местная их инактивация за счёт недостаточного “ощелачивания” среды в желудке (такого рода “резистентность” по отношению к Н.pylori свойственна метронидазолу и кларитромицину, но не амоксициллину и терациклину);

резистентность к любой терапии у терапии у некоторых штаммов Н.pylori, природа которой остаётся пока нераскрытой и требует специальных методических разработок. Эти формы либо вообще не поддаются воздействию антимикробных препаратов, либо реагируют на них очень слабо.

Американский исследователь D. Y. Graham (1995) считает, что при проведение эрадикации Н.pylori важно добится синергизма антибактериальных средств. Если использовать препараты, действие каждого из которых служит лишь “добавлением” (адитивный эффект), эрадикация Н,pylori не превышает 30-40 %, в то время как при наличии синергиэма препаратов этот показатель возрастает до 90%.

Традиционная тройная терапия, предложенная в 1994-1995 гг., постепенно дополняется новыми комбинациями лекарственных средств, которые сохраняют “каркас”, 3-х компонентную схему, но может содержать самые различные препараты. При разработке более современных схем гастроэнтерологи преследуют следующие задачи:

1) повышение показателя эрадикации Н.pylori;

2) сокращение сроков лечения до 1 недели с целью уменьшения числа побочных проявлений;

За рубежом оказалась весьма популярной антигеликобактерная схема итальянца F. Bazzoli (1994), включавшая приём метронидазола, омепразола и кларитромицина в течение 2 недель, с последующим назначением ранитидина в течение 4 недель.. Показатель эрадикации Н.pylori составил 88%, а частота побочных проявлений только 18%. M.M.

Yosfi (1996), заменивший в схеме F. Bazzoli омепразол на ранитидин, выявил, что показатель эрадикации Н.pylori остаётся достаточно высоким- 78%, а частота проявлений побочного действия увеличился до 27%.

Неплохие результаты были достигнуты при замене производных имидазола на амоксицилин, данная схема наиболее эффективна при наличии устойчивости штамма к нитроимидазолам. К другому компоненту этой схемы кларитромицину тоже может выработаться устойчивость, что менее вероятно из-за недавнего начала широкого его применения.

При всём разнообразии препаратов, используемых для тройной терапии, следует учитывать многие факторы, влияющие на исход лечения. Это и структура резистентности, имеющая региональные особенности, большое количество побочных действий терапии, в результате которых больной самостоятельно снижает дозу препарата, или терапия отменяется самим врачом. В последние годы возрос интерес к так называемым “факторам хозяина” и их влиянию на исход терапии. Так, удалось выяснить, что ффективность терапии с омепразолом выше у больных пожилого возраста с выраженным гастритом и язвой желудка, а не двенадцатиперстной кишки. Исследования ряда авторов показали, что у больных пожилого возраста с выраженным антральным гастритом целесообразней использовать классическую тройную терапию. Сейчас трудно сказать, что конкретно в этом взаимодействии микроба и макроорганизма влияет на результат лечения.

В 2000 г. в Маастрихте Европейская группа по изучению Н.pylori дала определённые рекомендации по лечению заболеваний, ассоциированных с НР. В лечение первой линии были включены, прежде всего, схемы на основе ингибиторов протонной помпы. Следует учесть при назначении схем эрадикационой терапии различную эпидемиологическую обстановку в Европе и России. Возможно целесообразно принимать международный опыт, касающийся исследования популяций с уровнем инфицирования, сходным с российским.

В любом случае необходим строго индивидуальный подход к больному для достижения максимального эффекта с минимальными потерями. Изначально к классической тройной терапии был добавлен омепразол, что резко повысило уровень эрадикации. Данная схема оказалась способной преодолевать устойчивость к нитроимидазолам. Длительноть терапии составила 7 дней. 14-тидневный курс не дал повышения уровня эрадикации.

Говоря о новом препарате - пилориде (ранитидин-висмут-цитрат), следует помнить, что, поскольку он используется в сочетении с антибиотиком, то по сути является представителем квадротерапии. Исследования пилорида дают весьма противоречивые результаты. В маастрихских рекомендациях просят воздержаться от чрезмерного увлечения пилоридом, исследованным гораздо меньше, чем омепразол или препараты висмута.

Квадротерапия в Маастрихтских рекомендациях отнесена к категории второй линии и является по сути резервной.

Предыдущий опыт убедил экспертов, что нельзя в первую очередь пользоваться самым эффективным методом, оставляя его для пациентов, которых по сути уже нечем лечить. Естественно, не менее важную роль сыграла проблема побочных действий, ещё более усиливающаяся при применении 4 препаратов. Если учесть, что все эти рекомендации даются для врачей общей практики, то, на поликлиническом этапе в нашей стране вряд ли удастся провести полноценно такую, нагрузочную и сложную по прописи терапию каждому больному.

Что ожидает нас нового в терапии Н.pylori в 2004 году? Активно изучается вопрос о преодолении резистентности к имидазолам. Должны появиться новые данные по низкодозировочной тройной терапии с назначением ингибиторов протонной помпы 1 раз в день (например, Лосек по 20 мг). Существуют данные, что такая терапия может быть не хуже, чем 2-х кратный прием омепразола. Вероятно, к этому сроку будут оглашены результаты клинических испытаний препаратов специально создаваемых для уничтожения Н.pylori;

некоторые западные компании значительно продвинулись в этом направлении.

Перспективы совершенствования антихеликобактерной терапии связаны с апробированием новых схем с высоким показателем стоимость\ эффективность и меньшим числом побочных действий на основе тройной терапии.

Резистентность Helicobacter pylori к антибактериальной терапии Повышение резистентности различных патогенных микроорганизмов к антибактериальным препаратам является серьёзной проблемой, так как последствиями этой возросшей резистентности являются увеличение сроков госпитализации, растущий уровень заболеваемости и большие затраты на лечение.

«Helicobacter pylori - инфекция» Существует достаточно большое количество причин, приводящих к устойчивости Н.pylori к антибактериальным компонентам проводимой терапии. Резистентность, как правило, возникает вследствие бесконтрольного неграмотного назначения антибактериального агента или же при несоблюдении больным режима приёма лекарственной комбинации.

Серьёзной проблемой является использование метронидазола не в составе стандартных схем противохеликобактерной терапии, а как дополнительного препарата вместе с блокаторами Н2-рецепторов гистамина, де-нолом или в качестве монотерапии. Репаративные свойства метронидазола настолько малы, что при использовании новых поколений Н2 блокаторов или ингибиторов протонной помпы, приводящих к заживлению язвы за две недели, рассчитывать на них просто бессмысленнно. А вот устойчивость Н.pylori к метронидазолу в случае его необоснованного применения возникнет неизбежно.Исходя из этого для преодоления резистентности Н.pylori к метронидазолу целесообразно изучать схемы с фуразолидоном, тетрациклином, амоксициллином. Использование фуразолидона в схемах тройной терапии с де-нолом оправдано и даёт очень хорошие результаты.

Другим антибактериальным препаратом, наиболее часто использующимся в схемах антихеликобактерной терапии, является кларитромицин. По мнению G.Tytgat (1998), кларитромицин и метронидазол не должны комбинироваться в схемах эрадикационной терапии первой линии, а врачи с учетом конкретных условий должны продумывать терапию второй линии, если первичное лечение оказалось неудачным.

По данным G. Vaeda et al. (1998), точечная мутация в гене 23 r РНК ассоциируется к резистентностью к кларитромицину. При этом лечение, базирующееся на кларитромицине, обеспечило эрадикацию у 40% пациентов с мутацией и у 85% пациентов без мутации. Клиническое значение резистентности Н.pylori к кларитромицину состоит в том, что она снижает эффективность схем лечения в среднем на 40% F. Megraud (1997), а при неудачном лечении схемой с кларитромицином штамм Н.pylori становится резистентным к нему в 70,6% (A. Miygji,1997).

В связи с растущим числом резистивных штаммов Н.pylori к нитроимидазолу и кларитромицину приобретает актуальность поиск новых элективных сочетаний препаратов, воздействующих на Н.pylori. Рассматриваются схемы с применением антибактериальных препаратов из группы цефалоспоринов и пенициллинов с клавулоновой кислотой.

А.А. Машаровой и соавт. на V Российской гастроэнтерологической неделе были предложены схемы сципролетом 500 мг – 2 раза в сутки и амоксиклавом 375 мг -3 раза в сутки на основе ингибиторов протонной помпы или Н2 блокаторов.

оказана высокая эффективность данной терапии в плане эрадикации Н.pylori и отсутствие резистентности к указанным антибиотикам.

Важные по значимости результаты в схемах эрадикационной квадротерапии обеспечиваются уникальными свойствами омепрозола - лосека. Известно, что уровни кислотности желудочного сока оказывают большое влияние на минимальную подавляющую концентрацию (МПК) антибиотиков (исключение составляют нитроимидазолы и нитрофураны). Как показано ещё Mc Nulty C.(1989), увеличение рН с 5,5 до 7,5 уменьшает МПК ампициллина в отношении НР в 10 раз. Таким образом, повышение рН на фоне приёма лосека оптимизирует действие антибиотиков в схемах квадротерапии ввиду того, что большинство из них действует на делящиеся клетки, а лосек способствует увеличению числа вегетативных форм Н,pylori в антральном отделе желудка ввиду накопления аммония (J. Loud, 1992;

В.А Исаков.,1998).

Представляют также интерес схемы на основе де-нола с добавлением кларитромицина по 500 мг 2 раза и фуразолидона 200 мг 2 раза в течение одной недели. Необходимо отметить эффективность использование фурозолидона при использовании метронидазол-резистентных штаммов Н.pylori. (И.О Иваников., 1999).

На симпозиуме, организованном фирмой “Яманучи” в рамках гастроэнтерологической недели 3 ноября 1999 г. в плане преодоления резистентности и повышения эффективности эрадикационной терапии были предложены схемы на основе Де-нола (2 таблетки) –2 раза в день (7 или 14 дней) плюс Флемоксил-Солютаб 1000мг –2 раза в день (7 дней) и Кларитромицин 250 мг - 2 раза в день (7 дней) или Флемоксил-Солютаб 1000 мг – 2 раза в день (7 дней) и Фуразолидон 100 мг – 2 раза в день (7 дней) (В.Б Гриневич., 1999).

Квадротерапия является наиболее эффективным видом эрадикационной терапии, её результат высоко воспроизводим, и это доказывает, что различия штаммов для неё несущественны (van der Hulst et al., 1996). К основным преимуществам квадротерапии следует отнести высокий процент эрадикации Н.pylori - до 98% независимо от чувствительности штамма к антибиотикам, а также тот факт, что побочные действия при этом сопоставимы с таковыми при тройной терапии. Безусловно, что высокий процент и преимущества квадро-терапии связаны со свойствами базисных препаратов лосека и де-нола. Тем не менее, следует признать, что такая терапия должна сохраняться в качестве резервной или применяться в особых случаях (В-клеточная лимфома MALTома).

В связи с проблемой резистентности в “Рекомендациях по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки”, разработанных Российской группой по изучению Н.pylori, выделены правила применения антихеликобактерной терапии:

1. Если использование схемы лечения не приводит к наступлению эрадикации, повторять её не следует, это означает, что бактерия приобрела устойчивость к одному из компонентов схемы лечения (производные нитроимидазола, макролиды) 2. Если использование одной, а затем другой схемы лечения не приводит к эрадикации, то следует определять чувствительность штамма НР ко всему спектру используемых антибиотиков и случае необходимости использовать схемы с резервными антибиотиками, например фуразолидон, рулид, сумамед.

3. Появление бактерии в организме больного спустя год после лечения следует расценивать как рецидив инфекции, а не реинфекцию. При рецедиве инфекции необходимо применение более эффективной схемы лечения.

Распространённой ошибкой является уменьшение дозы антибактериального препарата или продолжительности лечения, произвольная замена компонентов схемы. Даже замена тетрациклина на доксициклин приводит к уменьшению эффективности лечения. А замена кларитромицина на эритромицин практически сводит на нет усилия врача.

В большинстве случаев неадекватной является замена ингибиторов протонной помпы антагонистами Н2 рецепторов гистамина.

К сожалению, встречается даже “поэтапное” назначение компонентов схемы: сначала неделя омепразола с метронидазолом, а затем неделя приёма кларитромицина. Итог один - эрадикация не наступает, больной принимает антибиотики без всякого смысла, число резистентных штаммов возрастает.

«Helicobacter pylori - инфекция» Принципы терапии Н.pylori- инфекции 1. Использование многокомпонентных схем лечения -тройная терапия -квадротерапия 2. Строгое соблюдение выбранной схемы лечения -определенные лекарственные препараты -определенные дозы -определенная продолжительность терапии 3. Учет синергизма лекарственных препаратов Нельзя не отметить вспомогательные методы, направленные на повышение общей реактивности организма и тем самым потенцирующие действие основной терапии. Среди таких воздействий заслуживют внимания методы лазеротерапии.

Включение лазеротерапевтических процедур в комплекс противоязвенной терапии приводит к более сильному противовоспалительному действию - существенно снижается количество нейтрофилов в собственной пластинке СОЖ и число эозинофилов в периульцерозной зоне. Быстрее восстанавливается содержание мукополисахаридов в покровно ямочном эпителии, улучшаются показатели микроциркуляции в СОЖ.

Исследования на культуре Н.pylori показали, что само по себе излучение гелий-неонового лазера при экспозиции в 30 секунд не влияло на жизнеспособность культуры. Однако, если до облучения к ней добавляли фотосенсебилизатор, то жизнеспособность облученной культуры снижалась на 99%. В основе этого метода лежит антимикробное действие синглетного кислорода, образующегося при действии на фотосенсибилизатор низкоинтенсивного лазерного излучения, не повреждающего здоровых тканей.

По данным исследований С.Г. Хомерики (1999) после облучения гелий-неоновым лазером контуры наружной и внутренней мембраны Н.pylori теряли свою четкость, а на отдельных участках были прерывистыми или полностью исчезали. При сравнении протяженности четко контурированных мембран в общем периметре профиля бактерии до и после облучения было выявлено её двухкратное уменьшение.

В цитозоле микробных тел увеличивалось количество мелких, дисперсно рассеянных или собранных в глыбки, электронноплотных частиц (глыбчатая дистрофия). Часто встречались микробные тела в состоянии распада.

Некробиотические изменения были больше выражены у свободно лежащих в просвете или в слое слизи микробных тел Н.pylori, тогда как адгезированные формы выглядели более сохранными.

Кроме того, лазерное излучение, активируя НАДН-оксидазу в Н.pylori и снижая таким образом содержание молекулярного кислорода в его микроокружении, создает оптимальные условия для антибактериальной активности метронидазола.

Таким образом, излучение гелий-неонового лазера при правильном применении (с учетом механизмов его действия на организм человека и на патогенную флору) может быть эффективно использовано в комплексном лечении язвенной болезни желудка и 12-ти перстной кишки, особенно у пациентов с аллергическими реакциями на антибактериальные препараты, а также в случаях резистентности НР к антибиотикам. Ультраструктура клеток поверхностного эпителия СОЖ после облучения лазером практически не изменялясь.

Экономические аспекты эрадикационной терапии Лечение и профилактика обострений эрозивно-язвенных поражений гастродуоденальной зоны в силу широчайшего распространения среди населения данных патологий является серьёзной социальной проблемой. Затраты страны, связанные с лечением заболеваний, определяются масштабом заболеваемости. В России 3 млн. человек страдают язвенной болезнью, количество больных гастритами несоизмеримо выше. В США 10% населения имеют в анамнезе язвенную болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки, причем треть из них перенесла рецидив в течение года, предшествовавшего опросу. Повсеместное внедрение блокаторов Н2-гистаминовых рецепторов и ингибиторов протонной помпы снизили уровень непрямых затрат и уровень смертности, но возросли прямые затраты (на лекарственные препараты, диагностические и лечебные процедуры). Годовая стоимость поддерживающей терапии составляет крупные суммы.

Эрадикационная терапия радикально меняет структуру затрат на лечение и профилактику заболеваний, ассоциированных с Н.pylori. Обострения ЯБЖ или ЯБДК без антихеликобактерной терапии наступает у 50% пациентов, после успешной эрадикации, рецидив наблюдается у 5% больных. Изменение характера течения язвенной болезни не ограничивается уменьшением рецидивов. Специалисты оценили риск возникновения осложнений ЯБ, как основной причины смертности от ЯБ, в течение 1-4 лет после курса эрадикационной терапии равный нулю.

Важным аргументом в пользу применения антихеликобактерной терапии является экономический эффект такого лечения.

В двойном слепом мультицентровом исследовании 727 пациентов с Н.pylori ассоциированной ЯБ случайным методом были разделены на 3 терапевтические группы:

1. омепразол в сочетании с кларитромицином;

2. монотерапия с омепразолом;

3. монотерапия с ранитидином.

Первичная стоимость комплексного лечения, включающего эрадикационную терапию, была естественно выше любой монотерапии. Однако наблюдение в течение года показало, что за счёт отсутствия рецидивов проведение короткого эрадикационного курса привело к экономии 1.94 доллара (при сравнении с лечением омепразолом) и 2. долларов (при сравнении с лечением ранитидином) на каждый потраченный доллар.

В состоянии ремиссии так же предпочтительнее проведение эрадикационной терапии. Пятилетнее наблюдение за больными, которые после заживления язвенного дефекта либо прошли курс антихеликобактерной терапии или начали «Helicobacter pylori - инфекция» поддерживающий приём антисекреторных препаратов. Процент эрадикации составил 65-80%, частота рецидивов в течение 5 лет у 5% больных. При поддерживающей терапии ежегодные рецидивы достигали 26%. Экономический эффект от антихеликобактерной терапии составил на каждого больного 106 долларов США в течение года наблюдений, 719 долларов в течении 3 лет, 1258 долларов за 5 лет по сравнению в поддерживающей терапией.

Чтобы сравнить экономическую эффективность различных подходов к лечению ЯБ, A.Sonnenberg and W.

F.Townsend построили статистическую модель “судьбы” 1000 гипотетических больных с обострением дуоденальной язвы. Состояние этих больных определялось каждый месяц в соответствии со статистическими вероятностями обострений, осложнений, нуждаемости в хирургическом лечении, потери в связи с инвалидностью и преждевременной смертью. Данные суммировались за 15 лет и показали, что общие затраты при проведении эрадикационной терапии составили 978 долларов, по сравнению с 10.350 долларами при периодическом применении блокаторов Н2-рецепторов, 11.186 долларами при поддерживающей терапии Н2-блокаторов, 17.661 долларами после селективной ваготомии.

Расчёт продолжительности ремиссии при разных лечебных тактиках свидетельствовал в пользу антихеликобактерной терапии. Данные исследования проводились ещё рядом научных учреждений, были получены аналогичные результаты.

К сожалению, в России подобные исследования не проводились. Стоимость семидневного курса эрадикационной терапии достаточно высока, однако стоимость поддерживающей противорецидивной терапии блокаторами Н рецепторов гистамина ещё выше. По данным аптекарской сети интернет г Москвы, которые были изложены на симпозиуме, организованном фирмой “Яманучи” в рамках гастроэнтерологической недели 3 ноября 1999 г. средняя стоимость препаратов, применяемых для эрадикации в нашей стране в расчете на 7-ми дневный курс лечения является следующей:

Де-нол – 100 рублей Лосек –350-700 рублей Пилорид-200 рублей Генерики блокаторов протонной помпы – 150 рублей Тинидазол –50 рублей Тетрациклин – 70 рублей Кларитромицин – 550-600 рублей Флемоксил солютаб- 250 рублей Средняя стоимость тройной терапии с базисным препаратом де-нол:

1. Де-нол 3. Де-нол Флемоксил солютаб – 250 руб Флемоксил солютаб – 900-1000 руб Фуразолидон Кларитромицин 2. Де-нол 4. Де-нол Тетрациклин – 120 Тетрациклин – 150 рублей Фуразолидон Метронидазол Стоимость годовой поддерживающей терапии блокаторами Н2 рецепторов гистамина превышает 1600 рублей в год.

Таким образом, схемы тройной терапии на основе Де-нола (1и 2) экономически выгодны и эффективны. Учитывая особенности инфекции НР в России (высокая инфицированность в популяции Н.pylori - более 80%, низкие доходы населения, отсутствие у большинства врачей возможности проводить определение резистентности штаммов, значительную распространенность штаммов Н.pylori резистентных к производным нитроимидазола - более 40%) целесообразно использовать их в качестве схем первой линии. Схема (3) высоко эффективна, однако, её стоимость выше средней, поэтому её целесообразно использовать в качестве терапии второй линии. Квадро-терапия остаётся резервным видом лечения. В отличие от схем на основе блокаторов протонного насоса эффективность схем тройной терапии с Де-нолом зависит от дозы антибиотиков, что даёт возможность модифицировать схемы лечения добиваясь оптимального соотношения стоимость/эффективность. Кроме того Де-нол в схемах тройной терапии позволяет преодолевать резистентность Н.pylori к некоторым антибиотикам, что позволяет избежать проведения повторных курсов эрадикационной терапии.

К сожалению, на симпозиуме не были приведены данные о средней стоимости курсовой тройной терапии на основе ингибиторов протонной помпы. Исходя из средней стоимости препаратов можно подсчитать, что стоимость терапии на основе фирменных препаратов является достаточно высокой, а на основе генериков более доступной, однако эффективность этих препаратов не подлежит сравнению.

Блокаторы Н+ К+-АТФазы обладают высокой язвозаживляющей способностью. Как правило, язвы рубцуются за недели. Это в первую очередь относится к фирменным препаратам группы омепрозола, в частности к лосеку, тогда как генерики не всегда обладают достаточной активностью. Таким образом, даже если не принимать во внимание прогностические аспекты данного лечения, экономия от сокращения сроков лечения очевидна. Кроме того, ингибиторы протонной помпы незаменимы при выраженном болевом синдроме, а также при непереносимости у пациентов препаратов висмута.

На основании многоцентрового исследования, проведенного Российской группой по изучению Н,pylori (Иваников И.О., Исаков В.А. и др.1999) у 260 больных язвенной болезнью выявлено, что лучший результат стоимость/эффективность имели схемы тройной терапии на основе блокаторов протонного насоса и препаратов висмута. Причем, при всех прочих равных условиях качество жизни в процессе лечения было выше при использовании схем лечения на основе блокаторов протонного насоса. Лучшие показатели для обеих схем лечения наблюдались при сочетании макролидов и производных нитроимидазола. Улучшение показателя стоимость/эффективность для этих схем возможно и в дальнейшем: для схем с блокаторами протонного насоса использованием недорогих макролидов, а для схем на основе висмута – применение нитрофуранов, что снизит стоимость схем лечения.

Важным аспектом в эрадикационной терапии является необходимость строго придерживаться протокола лечения, поскольку малоэффективные схемы экономически не выгодны. Решающую роль играет не стоимость первичного эрадикационного курса, а число случаев неудачного лечения. Поэтому состав лекарственных препаратов, дозировки и «Helicobacter pylori - инфекция» продолжительность терапии являются строго определёнными и не могут быть произвольно изменены.

Несомненно, во всех случаях схемы эрадикационной терапии должны подбираться строго индивидуально, учитывая клинические проявления заболевания, наличие сопутствующей патологии, особенности преморбидного фона, а также материальные возможности пациентов.

Главные побочные проявления основных лекарственных препаратов, используемых в схемах антихеликобактерной терапии Тёмный стул Головокружение Висмут Диарея, метеоризм Омепразол Фоточувствительность Тетрациклин Нарастание почечной недостаточности Псевдомембранозный колит Металлический привкус Рвота Анарексия Метронидазол Головная боль Повышение температуры Сыпи Нейропатия Тетурамоподобная реакция при приёме алкоголя Диарея, кандидоз Сыпи Амоксициллин Псевдомембранозный колит Диарея Тошнота Диспептические жалобы Кларитромицин Головная боль Псевдомембранозный колит Схемы монотерапии Препарат Разовая доза (мг) Кратность приёма Курс (дни) Эффективность (%) КЛАРИТРОМИЦИН 250 2 раза 14 АМОКСИЦИЛИН 500 4 раза 14-28 РАНИТИДИН 150 2 раза 28-56 МЕТРОНИДАЗОЛ 250 4 раза 14 ДЕ-НОЛ 120 4 раза 14-28 ОМЕПРАЗОЛ 20 2 раза 14-28 Схемы двухкомпонентной терапии Препарат Разовая доза (мг) Кратность приёма Курс (дни) Уровень эрадикации (%) Омепразол+ 20 2 раза 14-28 Кларитромици 250 4 раза Омепразол+ 20 2 раза 14-28 Амоксицилин 500 4 раза Ранитидин+ 150 2 раза 12-14 Клариромицин 250 4 раза 12- Ранитидин+ 150 2 раза 10-14 Амоксицилин 500 4 раза 10- Метронидзол+ 250 4 раза 5-30 Амоксицилин 500 4 раза 7- Де-нол+ 120 4 раза 28-56 амоксицилин 500 4 раза Де-нол+ 120 4 раза 7-56 метронидазол 250 4 раза 5- Схемы однонедельной трехкомпонентной терапии Препарат Разовая доза (мг) Кратность приёма Курс (дни) Уровень эрадикации (%) Омепразол+ 20 2 раза 7 амоксициллин+ 500 4 раза Кларитромицин 250 4 раза Омепразол+ 20 2 раза 7 Метронидазол+ 250 4 раза Кларитромицин 250 4 раза Омепразол 20 2 раза 7 Метронидазол 250 4 раза Тетрациклин 300 4 раза Пилорид+ 400 2 раза 7 кларитромицин+ 250 4 раза Тинидазол 500 2 раза де-нол+ 120 4 раза 7 омепразол+ 20 2 раза кларитромицин 250 4 раза «Helicobacter pylori - инфекция» Схемы трехкомпонентной терапии Препарат Разовая доза (мг) Кратность приёма Курс (дни) Уровень эрадикации (%) Омепразол+ 20 2 раза 14-28 86- Кларитромицин+ 250 4 раза 7- метронидазол 250 4 раза 7- Омепразол+ 20 2 раза 14-28 43- Амоксицилин+ 500 4 раза 7- Метронидазол 250 4 раза 7- Ранитидин+ 150 2 раза 21-42 44- Метронидазол+ 250 4 раза 12- Амоксицилин 500 4 раза 12- Омепразол 20 4 раза 14-28 Кларитромицин 500 2 раза Амоксициллин 1000 2 раза де-нол+ 120 4 раза 14-28 метронидазол+ 250 4 раза 7- амоксицилин 500 4 раза де-нол+ 120 4 раза 14-28 фурозолидон+ 100 4 раза амоксицилин 500 4 раза де-нол+ 120 4 раза 10-28 тинидазол+ 500 2 раза 7- амоксицилин 500 4 раза 7- Пилорид+ 400 2 раза 7-14 Кларитромицин 250 4 раза 7- +амоксицилин 500 4 раза 7- Пилорид+ 400 2 раза 7-14 Тетрациклин+ 300 4 раза 7- Метронидазол 250 4 раза 7- Пилорид+ 400 2 раза 14-28 Кларитромицин 250 4 раза Схемы квадротерапии Препарат Разовая доза (мг) Кратность приёма Курс (дни) Уровень эрадикации (%) Омепразол 20 1раз утро 14 дней Около 90- Кларитромицин 500 2 раза 7дней Де-нол 240 2 раза Тинидазол 500 2 раза 98% (у больных, Омепразол+ 20 2 раза 7 дней чувствительных к де-нол+ 120 4 раза метронидазолу);

и 82% (при метронидазол+ 250 4раза резистентности к тетрациклин 500 4раза метронидазолу) Омепразол+ 20 2 раза 10 дней де-нол+ 120 4 раза амоксицилин+ 500 4 раза метронидазол 250 4 раза СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Warren J.R., Marshall B.J. Unidentified curved bacilli on gastric epithelium in active chronic gastritis // Lancet. – 1983. – р.1273-1275.

2. Bizzozero G. Uber die Schlauchformen drazen des magendarmkanalis und die beziehungen ihres epithelis zu dem oberflachenepithel der shleimhaut // Arch.Mikr.Anat. – 1893. – V.42, 82-125.


3. Salmon H. Uber das spirillum des saugetiermages und sein verhalten zu den bellegzellen // Zentrabl.fur Bakt. – 1896. – V.19, 433-442.

4. Doenges J.L. Spirochaetes in the gastric glands of macacus resus and humans without definite history of related disease // Proc.Soc.Exp.Med.Biol. – 1938. – V.38, 536-538.

5. Freedberg A.S., Barron L.E. The presence of spirochetes in human gastric mucosa //Am.J.Dig.Dis. – 1940. – V.7, 443 445.

6. Palmer E.D. Investigation of the gastric mucosa spirochetes of the human // Gastroenterol. – 1954. – V.27, 218-220.

7. Fung W.P., Papadimitriou J.M., Matz L.R. Endoscopic, histological and ultrasrtructural correlations in chronic gastritis // Am.J.Gastroenterol. – 1979. – V.71, 269-279.

8. Fitzerald O., Murhy P. Studies on the physiological chemistry and clinical significance of urease and urea with special reference to the stomach // Ir.J.Med.Sci. – 1954. – V.292, 99-153.

9. Goodvin C.S., Armstrong J.A., Chilvers T. Transfer of Campylobacter pylori and Campylobacter mustelae to Helicobacter gen.nov. as Helicobacter comb.nov., respectively // Int.J.Syst.Bacteriol. – 1989. - V.39, 397.

10. Сафонова Н.В., Жебрун А.Б. Гастрит, язвенная болезнь и хеликобактериоз. – С.-Петербург – 1995. – 39с.

«Helicobacter pylori - инфекция» 11. Graham D.Y., Peura D.A. Helicobacter pylori: consensus reached: peptic ulcer disease is on the way to becoming an historic disease // Am.J.Gastroenterol. – 1994. – V. 89, 1137-1139.

12. Щербаков П.Л. Эпидемиология инфекции H.pylori. В: Helicobacter pylori: революция в гастроэнтерологии. В.Т.

Ивашкин, Ф. Мегро, Т.Л. Лапина. Триада-Х. – Москваю – 1999, 14-20.

13. Poundeyr R.E., Ng D. Te prevalence of Helicobacter pylori infection in different countries // Aliment. Pharmacol. Ther..

– 1995. - V.9 (Suppl. 2), 33-39.

14. Pretolani S., Bonvicini R., Gasbarrini G. Epidemiology. In: Helicobacter pylori. An atlas. Ed. By P. Malrertheiner, P.

Michetti, A. Price. London. – 1997, 21-2.6.

15. Morris A., Nicolson G., Loud G. Et al. Seroepidemiology of Campylobacter pylori // N.Z.Med.J. – 1986. – V.99, 657-659.

16. Dowuer B., Seen N.X., Kalbor J. Et al. Antibodi response to Campylobacter in an ethnic group lacing peptic ulceration // Scand.J.Infect.Dis.. – 1988. - V.20, 63-68.

17. Goodvin C.S., Armstrong J.A., Chilvers T. Transfer of Campylobacter pylori and Campylobacter mustelae to Helicobacter gen.nov. as Helicobacter comb.nov., respectively // Int.J.Syst.Bacteriol. – 1989. - V.39, 397.

18. Goodwin C., Gordon A., Burke V. Helicobacter pylori and duodenal ulcer // Med.J.Aust. – 1990. – 153: 66-67.

19. Fox J.G. The non - H.pylori helicobacters: their expanding role in gastrointestinal and systemic diseases //Gut. - (Feb);

50 (2): 273-83.

20. Lambert M.A., Patton C.M., Barret T.J. Differentiation of Campylobacter and Campylobacter-like organisms by cellular fatty acid composition // J.Clin.Microbiol. – 1987. – V.25, 706-713.

21. Lau P.P., DeBrunner-Vossbrick B., Dunn B. Phylogenetic diversity and position of the genus Campylobacter // Syst.Appl.Microbiol. – 1987. – V.9, 231-238.

22. Thomson L.M., Smibert R.M., Johnson J.L. Phylogenetic study of the genus Campylobacter // Int.J.Syst.Bacteriol.

1988. – V.38, 190-193.

23. Fox J.G. The non - H.pylori helicobacters: their expanding role in gastrointestinal and systemic diseases //Gut. - (Feb);

50 (2): 273-83.

24. Bode G., Mauch F., Malfertheiner P. The coccoid forms of Helicobacter pylori – criteria for their viability // Epydemiol.Infect. – 1993. – V.111, 483-490.

25. Cellini L., Allocati N., Angellutti D. et al. Coccoid Helicobacter pylori not culturable in vitro revers in mice // Microbiol.Immunol. – 1994. – V.38, 834-850.

26. Довгаль С.Г. Методы лабораторной диагностики хеликобактериоза // Акт.пробл.инф.патол., Ч. 1. Спб. – 1993. – с. 21.

27. Рожавин М.А. Патогенные свойства Campylobacter pylori // Клин.мед. – 1989. - № 11. – с. 20-24.

28. Sidebothman R.L., Baron J.H. Hypothesis: Helicobacter pylori, urease, mucus, and gastric ulcer // Lancet. – 1990. – V.27, 193-195.

29. Ward J.M., Anver M.R., Haines D.C., et al. Chronic active hepatitis in mice caused by Helicobacter hepaticus //Amer.J.Pathol. – 1994, 145:959-968.

30. Ward J.M., Anver M.R., Haines D.C., et al. Inflammatory large bowel disease in immunodeficient mice naturally infected with Helicobacter hepaticus // Lab.Anim.Sci. – 1996, 46:15-20.

31. Fox J.G., Dewhirst F.E. and Tully J.G., et al. Helicobacter hepaticus, sp.nov., a novel Helicobacter species isolated from bile, livers and intestines from mice // J.Clin.Microbiol. – 1994, 32:1238-1245.

32. Franklin C.L., Riley L.K., Livingson R.J., et al. Enterohepatic lesions in SCID mice infected with Helicobacter bilis //Lab.Anim.Sci. – 1998, 48:334-339.

33. Shommer N.H., Dangler C.A., Marini R.P., et al. Helicobacter bilis/Helicobacter rodentium co-infection associated with diarrhea in a colony of SCID mice // Lab.Anim.Sci. – 1998, 48:455-459.

34. Quieroz D.M.M., Contigli C., Coimbra R.S., et al. Spiral bacterium associated with gastric, ileal, and caecal mucosa of mice //Lab.Animals. -1992, 26:288-294.

35. Lee A., Phillips M.W., Rourke J.L., et al. Helicobacter muridarum, sp.nov., a microaerophilic helical bacterium with a novel ultrastructure isolated from the intestinal mucosa of rodents //Int.Sist.Bacteriol. -1992, 42:27-36.

36. Franklin C.L., Beckwith C.S., Livingston R.S., et al. Isolation of a novel Helicobacter species, Helicobacter cholecystus, sp.nov., from the gall bladders of Syrian hamsters with cholangiofibrosis and pancreatitis //J.Clin.Microbiol. – 1996, 34:2952 2958.

37. Fox J.G., Yan L.L., Dewhirst F.E., et al. Helicobacter trogontum, sp.nov., isolated from the rat intestine //Int.J.Systematic Bacteriol. – 1996, 46:916-921.

38. Shauer D.B., Chori N., and Falkow S. Isolation and characterization of “Flexiapira rappini” from lamoratory mice // J.Clin.Microbiol. -1993, 31:2709-2714.

39. Fox J.D., Schauer D.B., Madstrom T. Enterohepatic Helicobacter spp. //Currrent Opinion in Gastroenterology. – 2001, 17(Suppl 1):S28-S31.

40. Fox J.G., Drolet R., Higgins R., et al. Helicobacter canis isolated from a dog liver with multifocal necrotozing hepatitis //J.Clin.Microbiol. – 1996, 34:2479-2482.

41. Stanley J., Linton A.H., Burnens F.E., et al. Helicobacter canis sp.nov., a new species from dogs: an integrated study of phenotype and genotype //J.Clin.Microbiol. – 1993, 139:2495-2504.

42. Vandame P., Harrington C.S., Jalava K. and S.L.W. Misidentifying Helicobacters: the Helicobacter cinaedi example //J.Coveringjoint.Microbiol. – 2000, 38:2261-2266.

43. Patterson M.M., Schrenzel M.D., Feng Y. and Fox J.G. Gastritis and Intestinal Metaplasia in Syrian Hamsters Infected with Helicobacter aurati and Two Other Microaerobes //J.Vet.Pathol. – 2000, 37(6):589-596.


44. Fox J.G., Dungler C.A., Sager W., Borkowski R., et al. Helicobacter mustelae-associated gastric adenocarcinoma in ferrets (Mustela putorius furo //J.Vet.Pathol. -1997, 34:225-229.

45. Аруин Л.И. Helicobacter (Campilobacter) pylori в этиологии и патогенезе гастрита и язвенной болезни // Арх.пат. – 1990. - №10. – с.3-9.

46. Жебрун А.Б. Антигенность и связывание сывороточных белков клетками и экстрактами клеток Х. пилори // Акт.пробл.инф.патол., Ч. 1. Спб. – 1993. - с. 25.

«Helicobacter pylori - инфекция» 47. Исаков В.А., Домарадский И.В. Хеликобактериоз – Медпрактика-М – 2003. – 411с.

48. Щербаков П.Л., Исаков В.А., Корсунский А.А. Эндоскопическая и морфологическая картина слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки при инвазии Helicobacter pylori // В кн. Корсунский А.А., Щербаков П.Л., Исаков В.А.

Хеликобактериоз и болезни органов пищеварения у детей. – Медпрактика-М. – 2002, с. 76-101.

49. Sherman P., Hassall E., Hunt R.H., Fallone C.A., Veldhuzen van Zanten S., Thomson A.B.R., and the Canadian Helicobacter Study Group. Canadian Helicobacter Study Group consensus conference on the approach to Helicobacter pylori infection in children and adolescents //Can.J. Gastroenterol., 1999, 13:553-559.

50. Drumm B., Koletsko S., and Oderda G. on behalf of the European Pediatric Task Force on Helicobacter pylori.

Helicobacter pylori infection in children: a consensus statement // J.Pediatr.Gastroenterol. Nutr. 2000, 30:207-213.

51. Cutler A.F., and Prasad. Long term follow-up of Helicobacter pylori serology after succesful eradication // Am.J.

Gastroenterol, 1996, 31:85-88.

52. Dominiguez-Munos J.E., Leodolter A., Sauerbruch T., and Malfertheiner P. A citric acid solution is an optimal test drink in the 13C-urea breath test for diagnosis of Helicobacter pylori infection // Gut, 1997, 40:459-462.

53. Vaira D., Malfertheiner P., Megraud F., Axon A.T.R., Deltenre M., Hirschl A.M., Gasbarrini G., O’Morain C., Pajares Garsia J.M., Qina M, Tytgat G.N.J., and HpSA European Study Group. Diagnosis of Helicobacter pylori infection with a new non invasive antigen-based assay // Lancet, 1999, 354:30-33.

54. Говорун В.М., Гущин А.Е., Кудрявцева Л.В., Дурова О.М., Иваников И.О., Исаков В.А. Диагностика H.pylori молекулярным методом и с помощью количественного ИФА анализа концентрации антигена H.pylori в кале: результаты сравнительного исследования // Сборник тезисов докладов 3-й Всероссийской научно-практической конференции «Генодиагностика в современной медицине». – Москва, 2000, c. 295-296.

55. Markristatis A., Pasching E., Schutse K., Wimmer M., Rotter M.L., and Hirschl A.M. Detection of Helicobacter pylori in stool specimens by PCR and antigen enzyme immunoassay // J. Clin. Microbiol., 1998, 36:2772-2774.

56. Trevisani L., Sartori S., Galvani F., Rossi M.R., Ruina M., Chiamenti C., and CaselliM. Evaluation of a new enzyme immunoassay for detecting Helicobacter pylori in feces: a prispective pilot study // Am. J. Gastroenterol., 1999, 94:1830-1833.

57. Ohkura R., Miwa H., Murai T., Nagahara A., Ohta K., Sato K., Yamada T., and Sato N. Usefulness of a novel enzyme immunoassay for the detection of Helicobacter pylori in feces // Scand.J.Gastroenterol. – 2000;

35: 49-53.

58. Masoero G., Lombardo L., Della Monica P., Andrini L., Vicari S., Sallio F., and Pera A. // Abstr. XIIth Int. Workshop Gastroduodenal.Pathol. Helicobacter pylori, abstr. 15/33, Gut 45 (Suppl. 3) : A131, 1999.

59. Alm R.A., Ling L.-S.L., Moir D.T. et al. Genomic-sequence comparison of two unrelated isolates of the human gastric pathogen Helicobacter pylori. // Nature., 1999, 397 (6715), 176-180.

60. Tomb J. F., White O., Kerlavage A.R. et al. The complete genome sequence of the gastric pathogen Helicobacter pylori. // Nature., 1997, 388 (6642), 539-547.

61. Cover T.L. The vacuolating cytotoxin of Helicobacter pylori // Mol.Microbiol., 1996, 20: 241-246.

62. Cover T.L., Blaser M.J. Purification and characterization of the vacuolating toxin from Helicobacter pylori // J.Biol.Chem., 1992, 267: 10570-10575.

63. Atheron J.C., Cao P., Peek R.M.J., Tummuru M.K., Blaser M.J., Cover T.L. Mosaicium in vacuolating cytotoxin alleles of Helicobacter pylori. Association of specific vacA types with cytotoxin production and peptic ulceration // J.Biol. Chem., 1995, Jul;

28;

270(30): 17771-7.

64. Atherton J.C., Peek R.M.J., Tham K.T., Cover T.L., Blaser M.J. Clinical and pathological importance of heterogeneity in vacA, the vacuolating cytotoxin gene of Helicobacter pylori // Gastroenterol., 1997, jan;

112(1): 92-9.

65. Cover T.L., Blaser M.J. Purification and characterization of the vacuolating toxin from Helicobacter pylori // J.Biol.Chem., 1992, 267: 10570-10575.

66. Guruge J.L., Falk P.G., Lorens R.G., Dans M., With H.P., Blaser M.J., Berg D.E., Gordon J.I. Epithelial attachment alters the outcome of Helicobacter pylori infection // Proc.Nalt.Acad.Sci.USA., 1998, Mar;

31;

95(7): 3925-30.

67. Peek R.M.J., Thomppson S.A., Donahue J.P., Tham K.T., Atheron J.C., Blaser M.J., Miller G.G. Adherence to gastric epithelial cells induse expression of a Helicobacter pylori gene, iseA, that is associated with clinical outcome // Proc. Assoc. Am.

Physicians., 1998, Nov-Dec;

110(b): 531-44.

68. Falk P.G., Bry L., Holgersson J., Gordon J.I. Expression of a human alpha-1,3/4-fucosyltransferase in the pit cell lineage of FVB/N mouse stomach results in production of Leb-containing glycoconjugates: a potential transgenic mouse model for studing Helicobacter pylori infection // Proc.Nalt.Acad.Sci.USA., 1995, Feb;

28;

92(5): 1515-9.

69. Guruge J.L., Falk P.G., Lorens R.G., Dans M., With H.P., Blaser M.J., Berg D.E., Gordon J.I. Epithelial attachment alters the outcome of Helicobacter pylori infection // Proc.Nalt.Acad.Sci.USA. - 1998, Mar;

31;

95(7): 3925-30.

70. Atherton J.C. 1997. The clinical relevance of strain types of Helicobacter pylori // Gut. 40:701-703.

71. Atherton J.C., Peek R.M.J., Tham K.T., Cover T.L., Blaser M.J. Clinical and pathological importance of heterogeneity in vacA, the vacuolating cytotoxin gene of Helicobacter pylori // Gastroenterol., 1997, jan;

112(1): 92-9.

72. Blaser M.J. Intrastrain differences in Helicobacter pylori? A key question in mucosal damage // Alimen. Pharmacol.

Ther. – 1995;

10 (Suppla):73-77.

73. Cover T.L. The vacuolating cytotoxin of Helicobacter pylori // Mol.Microbiol. - 1996, 20: 241-246.

74. Cover T.L., Glupczynski Y., Lage A.P., Burette A., Tummuru M.K., Perez-Perez G.I., Blaser M.J. Serologic detection of infection with cagA+ Helicobacter pylori strains // J.Clin.Microbiol. – 1995;

33:1496-1500.

75. VanDoorn L.J., Quint W.G., Schneeberger P.M., Tytgat G.N., de Boer W.A. Association between vacA and cagA status of Helicobacter pylori and the efficacy of a 1-day quadruple therapy // Lancet. – 1997;

250: 71-72.

76. VanDoorn L.J., Figueiredo C., Sanna R., Pena S. Expanding allelic diversity of Helicobacter pylori vacA. // J.Clin.Microbiol. - 1998;

Sep;

36(9): 2597-603.

77. Lee A.K., Tarr P.I., Haigh W.G., Lee S.P. Bacterial DNA in mixed cholesterol gallstones // Am.J.Gastroenterol. - (Dec);

94 (12): 3502-6.

78. Sternby N.H. Atherosclerosis and peptic ulcer // Bull WHO. – 1976. – V.53: 571-577.

79. Sternby N.H. Atherosclerosis and peptic ulcer // Bull WHO. – 1976. – V.53: 571-577.

«Helicobacter pylori - инфекция» 80. Wu X.T., Xiao L.J., Li X.Q., Li J.S. Detection of bacterial DNA from cholesterol gallstones by nested primers polymerase chain reaction // World.J.Gastroenterol. - 1998 (Jun). – 4 (3): 234-237.

81. Абдулхаков Р.А., Гриневич В.Б., Иваников И.О., Исаков В.А., Кудрявцева Л.В. Схемы тройной терапии луковицы двенадцатиперстной кишки на основе препарата Де-нол // Рос.Ж. Гастроэнтерол. – 2000. - №2. – с. 26-30.

82. Unge P. Review of Helicobacter pylori eradication regimens // Scand.J.Gastroenterol. – 1996;

215: 74-81.

83. Vaira D., Malfertheiner P., Megraud F., Axon A.T.R., Deltenre M., Hirschl A.M., Gasbarrini G., O’Morain C., Pajares Garsia J.M., Qina M, Tytgat G.N.J., and HpSA European Study Group. Diagnosis of Helicobacter pylori infection with a new non invasive antigen-based assay // Lancet. – 1999. - 354: 30-33.

84. Исаков В.А. Принципы лечения язвенной болезни, ассоциированной с Helicobacter pylori // Материалы 7-ой сессии Российской группы по изучению Helicobacter pylori. – Нижний Новгород. – 1999 - c. 21-36.

85. Исаков В.А. Ингибиторы протонового насоса: их свойства и применение в гастроэнтерологии. Москва: ИКЦ «Академкнига»;

2001, 315с.

86. Исаков В.А. Антихеликобактерная терапия на основе эзомепразола: метаанализ // Клиническая фармакология и терапию – 2002. – Т.11. - №4. – с. 1-5.

87. Исаков В.А. Современная антихеликобактерная терапия // Клин.фармакология и терапия. – 2002. – Т.11. – №1.

– с. 79-83.

88. Кудрявцева Л.В., Несвижский Ю.В. Устойчивость Helicobacter pylori к метронидазолу, амоксициллину, кларитромицину: опыт изучения российских штаммов // Диагностика и лечение заболеваний, ассоциированных с Helicobacter pylori. Материалы первого международного симпозиума Российской группы по изучению Helicobacter pylori.

– 1998 (4 апреля, гостиница «Даниловская»). – с.11-14.

89. Megraud F. Rationale for the choice of antibiotics for the eradication Helicobacter pylori // Eur.J.Gastroenterol. – (suppl. 1): 49-54.

90. Широкова К.И., Филимонов Р.М., Полякова Л.В. Метронидазол в лечении язвенной болезни // Клин.Мед. – 1981.

– Т.59. - №2. – с. 48-50.

91. Lacey S.L., Moss S.F., Taylor G.W. Metronodazole uptake by sensitive and resistant isolates of Helicobacter pylori // J.Antimicrob.Chemother. – 1993;

32 (3): 393-400.

92. Noach L.A., Langenberg W.L., Bertola M.A., et al. Impact of metronidazole resistance on the eradication of Helicobacter pylori // Scand.J.Infect.Dis. – 1994;

26 (3): 321-7.

93. Peterson W.L. Helicobacter pylori and peptic ulcer disease // N.Engl.J.Med. - 1991;

324: 1043–1048.

94. van der Hulst R.W., Keller J.J., Rauws E.A., et al. Treatment of Helicobacter pylori infection: a review of the world literature // Helicobacter. – 1996;

1 (1): 6-19.

95. Златкина А.Р. Лечение хронических болезней органов пищеварения. М. – 1994. – 335с.

96. Borody T., Andrews P., Shortis N. et al. Optimal Helicobacter pylori therapy: a combination of omeprazole and triple therapy [abstract] // Gastroenterol. – 1994;

106: 97. deBoer W.A., Driessen W.M., Potters V.P. et al. Randomized study comparing 1 with 2 weeks of quadruple therapy for eradicating Helicobacter pylori // Am.J.Gastroenterol. – 1994;

89 (11): 1993-7.

98. deBoer W.A. Quadruple therapy: first – or second – line – anti - Helicobacter pylori therapy? // Research and Clinical Forms. – 1997;

20 (2): 43-7.

99. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л. Инфекция Helicobacter pylori: современное состояние проблемы // Русский медицинский журнал. – 1999. – Том 4. - №3. – с. 149-151.

100. Pilotto A., Rassu M., Franceschy M., Di Mario F. Prevalence of Helicobacter pylori resistance to antibiotics in Northerst Italy: a multicentre studi // Dig.Liver Dis. – 2000;

32(9): 763-8.

101. Prazeres Magalhaes P., de Magalhaes D., Vale Campos Barbosa D. et al. Helicobacter pylori primary resistance to metronidazole and clarithromicin in Brazil // Antimicrob.Agents and Chemother. – 2002(june), p.2021-2023.

102. Versalovic J., Osato M.S., Spakovsky K. et al. Point mutations in the23S rRNA gene of Helicobacter pylori associated with different levels of clarithromycin resistance // J.Antimicrob.Chemother. – 1997. - V.40:283-286.

103. Dore M., Piano A., Carta M. et al. Amoxicilline resistance as the reason for failure of amoxicilline-omeprasole treatment of Helicobacter pylori infection // Aliment.Pharmacol.Ther. – 1998. – V.12:635-63.

104. Lee A., Megraud F. Helicobacter pylori: techniques for clinical diagnosis and basic research. – 1996. – p. 20-21.

105. Кдрявцева Л.В., Исаков В.А., Говорун В.М. Методы определения антибиотикорезистентности у Helicobacter pylori // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колонопроктологии. – 2001. –Т.11. - №2. – с. 54-57.

106.Иваников И.О. Проблема преодоления резистентности штаммов Helicobacter pylori // Материалы 7-ой сессии Российской группы по изучению Helicobacter pylori. – Нижний Новгород. – 1999. – с. 34-36.

107. Ani A.E., Malu A.O., Onah J.A., et al. Antimicrobial susceptibility tests of Helicobacter pylori isolated fromJos? Nigeria //TransR.Soc.Trop.Med.Hyg. -1999;

93(6): 659-661.

108. Boyanova L., Koumanova R., Gergova G. et al. Prevalence of resistant Helicobacter pylori isolates in Bulgarian Children // J.Med.Microbiol. – 2002;

51(9):786-790.

109. Kalach N., Bergeret M., Benhamou P. et al. High levels of resistance to metronidazole and clarythromycin in Helicobacter pylori strains in children // J.Clin.Microbiol. – 2001;

39(1):394-7.

110. Rozynek E., Dzierzanowska-Fangrat K., Celinska-Cedro D. et al. Primary resistance of Helicobacter pylori to antimicrobial agents in Polish children //Acta.Microbiol.Pol. – 2002;

51(3): 255-263.

111. Lopez-Brea M., Martinez M., Domingo D., Alarcon T. A 9 year study of clarithromycin and metronidazole resistance in Helicobacter pylori from Spanish children // J.Antimicrob.Chaemother. – 2001;

48(2): 295-7.

112. Debets-Ossenkopp Y., Harscheid A., Pot R. et al. Prevalence of Helicobacter pylori resistance to metronidazole, clarithromycin, amoxicillin, tetracycline and trovafloxacin in the Netherlands // J.Antimicrob.Chaemother. - 1999;

43(4);

511-516.

113. Kato S., Fujimura S., Udagzwa H. et al. Antibiotic resistance of Helicobacter pylori strains in Japanese children //J.Clinical.Microbiol. - 2002;

40(2): 649-653.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.