авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ИСТОРИЯ ПЕТЕРБУРГА

№ 4 (56). 2010

ПРОЕКТ «ГОРОД ГЛАЗАМИ ГОРОЖАН:

ПЕТЕРБУРГ В ПАМЯТИ ПОКОЛЕНИЙ» (СТР. 3–52)

РЕАЛИЗОВАН НА СРЕДСТВА ГРАНТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Содержание

ГОРОД ГЛАЗАМИ ГОРОЖАН: ГОРОД В ХХ ВЕКЕ

И. В. Говоров

ПЕТЕРБУРГ В ПАМЯТИ ПОКОЛЕНИЙ

И. З. Игнатьева «Продажны все!».

«Из книг Юрия Игнатьева» – Коррупционный скандал выставка в Петербурге 3 в руководстве О. В. Петрова Санкт-Петербургской полиции 59 День освящения памятника «Стерегущему» 7 ПРИГОРОДЫ К. В. Коржавин В. А. Коренцвит Осмыслить время Кривые галереи на Морском канале (по семейным воспоминаниям). в Нижнем саду Петергофа Продолжение М. В. Кирпичникова Н. А. Сотников О медицине в Гатчинском дворце Война пришла в наш дом не сразу 13 в царствование Александра III В. Б. Груздев Ленинградские энергетики ИСТОРИЯ БИБЛИОТЕК С. С. Бушина, Е. Н. Шубина в годы блокады. (1941–1944) В. Н. Остромецкая Биография библиотеки Мои соседи — семья Ильиных Ю. Н. Бучинский МУЗЕИ ПЕТЕРБУРГА Г. П. Игнатьева Из дневника зенитчика Л. Г. Кудряшова Шлиссельбургская крепость в ХХ веке Письмо из блокады В. Г. Велединский ПИСЬМА НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ В. Ф. Михеев, Г. Ф. Михеев Студенческий театр Политеха:

страницы истории 42 Письмо в редакцию по поводу статьи Ю. М. Лебедева «“Ромовые бабы” ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ голодного Ленинграда О. Б. Вахромеева (Тайна блокадных фотографий)» Особенности женской коммерческой школы в столице на рубеже XIX–XX веков 53 Сведения об авторах Главный редактор С. Н. Полторак, доктор исторических наук, профессор Редакционная коллегия Е. В. Анисимов, доктор исторических наук, профессор Ю. С. Васильев, доктор технических наук, профессор, академик РАН Б. Д. Гальперина, доктор исторических наук, профессор Р. Ш. Ганелин, доктор исторических наук, профессор, член корреспондент РАН Н. К. Гуркина, доктор исторических наук, профессор В. С. Измозик, доктор исторических наук, профессор (заместитель главного редактора) Е. Я. Кальницкая, доктор культурологии А. Н. Кашеваров, доктор исторических наук, профессор Е. И. Краснова Г. В. Михеева, доктор педагогических наук, профессор О. И. Молкина Ю. В. Мудров В. Е. Павлов, доктор технических наук, профессор Р. Э. Павлова В. Н. Плешков, доктор исторических наук, профессор Т. М. Смирнова, доктор исторических наук, профессор В. П. Третьяков, доктор психологических наук, профессор И. М. Триодина, кандидат культурологии, доцент А. Н. Чистиков, доктор исторических наук В. П. Яковлев, кандидат исторических наук, профессор (заместитель главного редактора) А. А. Жигалова, внештатный корреспондент Журнал основан и зарегистрирован 20 июля 2000 г.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 2 Выдано Территориальным управлением по Санкт Петербургу и Ленинградской области МПТР РФ Учредитель С. Н. Полторак Куратор сайта О. В. Баранова Адрес редакции и издателя 195220, Россия, Санкт-Петербург, Гражданский пр., д. 11, офис Почтовый адрес: 195251, Россия, Санкт-Петербург, Политехническая ул., д. Тел.: (812) 534 28 28;

335 31 00 (тональный режим (*), 4224) E mail: nestorklio@mail.ru poltorak2006@yandex.ru www.nestor-spb.ru Редакция журнала принимает к рассмотрению материалы и иллюстрации в одном экземпляре объемом до 0,5 п.л. (электронная версия обязательна).

Материалы не возвращаются и не рецензируются.

Подписка на журнал «История Петербурга»

осуществляется по каталогу агентства «Роспечать»

Индекс © «История Петербурга», © Авторы публикаций, © Издательство «Полторак», Перепечатка публикаций допускается с согласия редакции журнала.

Ссылка на журнал «История Петербурга» обязательна.

На 1 й странице обложки — «Царское село. Екатерининский дворец». Художник Ю. М. Игнатьев. 1970-е гг. Картон, гуашь, акварель.

На 4 й странице обложки — «Петропавловская крепость». Художник Ю. М. Игнатьев. 1970-е гг. Картон, гуашь, акварель.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений В Доме Бажанова на улице Марата, 72 в Петербурге удивительным образом соединились подлинное музейное пространство памятника архитектуры северного модерна и одна из старейших детских библиотек города. Дет ская библиотека истории и культуры Петербурга (филиал № 2 ЦГДБ им. А. С. Пушкина) основана в 1934 году.

50 лет прожила на Фонтанке, 62. По счастливому случаю в 1984 году переехала на Марата, 72. Пережила 10 лет реставрации. Выросла из обычной маленькой детской библиотеки в особую, посвященную Петербургу, его истории и культуре.

Внешний облик и содержание деятельности соединили музейное пространство памятника архитектуры и библиотеку в единое целое. В интерьерах – «подсказки». Это и герб Петербурга, и символические изображения:

«Детство», «Юность», «Зрелость». Это библиотека для всех, но дети у нас главные. Самая большая радость, когда приходит семья – взять книги домой, почитать в читальном зале, посетить выставку, послушать концерт, поговорить о важном. Мы стараемся жить так, чтобы в стенах библиотеки было уютно, интересно и полезно всем: и маленьким, и стареньким.

В 2009 году Дому Бажанова исполнилось 100 лет, а библиотеке – 75!

Выставки в Белом зале проходят регулярно, без перерыва сменяя одна другую. На них мы стремимся предста вить творческие петербургские семьи, современных художников нашего города, мастеров декоративно-прикладного искусства, учителей и учеников, работающих в разных видах изобразительного искусства, техниках и жанрах.

Проводим мы и тематические и страноведческие выставки.

В октябре-декабре 2009 года в Белом зале проходила выставка книжной графики и акварелей московского ху дожника Юрия Михайловича Игнатьева, иллюстратора книг А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя и многих других классиков отечественной и зарубежной художественной литературы.

Впервые жители и гости города смогли познакомиться с замечательными работами москвича Ю. М. Игнатьева, почувствовать удивительную любовь этого человека к Петербургу, увидеть город его глазами… М. Л. Васюкова «Из книг Юрия Игнатьева» — выставка в Петербурге И. З. Игнатьева Ю Юрий Михайлович Игнатьев издательских проектах. Им было (1930–1992) – русский художник, проиллюстрировано более 150 книг, известный московский график, иллю- в том числе поэтические сборники стратор классических произведений Ф. И. Тютчева1, Е. А. Баратынского2, мировой и русской художественной Д. В. Веневитинова3, произведения литературы. Родился он во Владикав- П. Бомарше4, Прево5, Ч. Диккен казе. После окончания художествен- са6, а также пьесы А. Н. Остров ного училища в своем родном городе ского, рассказы Л. Н. Толстого 7, уехал в Москву, где и окончил в Ф. М. Достоевского8 и многие дру 1957 году графический факультет гие художественные произведения.

Московского художественного ин- Особое место в жизни худож ститута им. В. И. Сурикова. Всю свою ника всегда занимал А. С. Пушкин.

творческую жизнь посвятил книжной Творческий путь Ю. М. Игнатьева графике и станковой живописи. Как начался с иллюстраций к «Евгению акварелист Ю. М. Игнатьев хорошо Онегину». Изданная в 1959 году, известен собирателям живописи и эта книга была признана одной из специалистам. Книжные иллюстра- 50 лучших книг года на всесоюзном ции и акварели художника украшают конкурсе. Иллюстрации Игнатьева многие российские литературные к «Капитанской дочке»9, «Пиковой музеи и частные коллекции по всему даме»10 проникнуты точным зна миру. Он входит в число 100 вы- нием и пристрастным отношением дающихся российских художников- к эпохе: рисовать человека в ци графиков ХХ века, фонды которых линдре и крылатке было для него хранятся в Иллюстративном Каби- естественнее, чем своего современ Ю. М. Игнатьев нете Института мировой литературы ника. С пушкинской темой связаны на фоне своей картины Российской академии наук. и многие акварели художника с «А. Пушкин в Михайловском».

Ю. М. Игнатьев принимал уча- видами Царского Села и Санкт Начало 1970-х гг.

стие во многих выставках и крупных Петербурга.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений «на ура» – впереди был юбилей. Но через три года издательство попро сило художника продлить договор.

Юрий Михайлович уже был очень болен и, подписав продление, сказал дома: «Я не увижу эту книгу…».

Книга с 79 цветными акварель ными иллюстрациями и цветной обложкой была напечатана на со бранные средства. В этом мне, вдове художника, помогали все наши дру зья, в том числе члены моей семьи – архитектор Виктория Владимировна Воронова и ее родители. Консульти ровал нашу работу художник Евге ний Георгиевич Клодт – профессор Полиграфического института.

Уже в апреле 1999 года Москов ская типография «Красный про летарий» получила за нашу книгу премию «За лучшую полиграфию пушкинского года»! Экслибрис Ю. М. Игнатьева 1 июня 1999 года в Московском (наст. размер 8,5 х 12 см) Доме архитекторов состоялась пре Ю. М. Игнатьев, М. П. Панкова, Жюри наградило почетными зентация книги. Она сопровожда В. Р. Стадлер в Ленинграде. грамотами 100 лучших изданий лась выставкой акварелей и графики Конец 1950-х гг.

пушкинского года, в их числе был и Юрия Михайловича. Из Петербурга «Евгений Онегин» с иллюстрация приехала семья Стадлеров11, наших Последние годы жизни Юрий ми Ю. М. Игнатьева.

близких друзей. Сергей Валенти Михайлович посвятил новому В. Р. Стадлер и в Пушкинские нович вел презентацию, и вместе циклу иллюстраций к роману «Ев горы отвез экземпляр «Евгения с сестрой Юлией Валентиновной гений Онегин», которые он готовил Онегина». На очередной августов они исполняли музыку русских специально к 200-летию со дня ской конференции в 2005 году до композиторов. Благодаря нашему рождения поэта. Издательство клад об этой книге и о художнике замечательному другу Валентину «Художественная литература» на был сделан сотрудницей музея, Раймундовичу Стадлеру сбылась художественном совете приняло ныне хранительницей Михай мечта художника: в день 200-летия этот цикл к печати, как говорится, А. С. Пушкина 6 июня 1999 года эта книга стояла на выставке в Музее квартире на Мойке!

Другой экземпляр В. Р. Стадлер передал в Русский музей – книга была принята со словами: «Эта книга будет украшением нашей библиотеки».

Из музея на Мойке, 12 и из Русского музея пришли письма с благодарностью за дарение.

Третий экземпляр Валентин Раймундович передал Д. С. Лиха чеву, который в свое время очень высоко оценил иллюстрации Юрия Михайловича к «Слову о полку Иго реве»12. В ответ Дмитрий Сергеевич прислал свою книгу о «Слове…» с дарственной надписью.

В начале сентября 1999 года в Сокольниках в Москве состоялась юбилейная книжная выставка, на которой была и наша книга – к тому времени единственный изданный в юбилейном году «Евгений Онегин».

Иллюстрации к сборнику повестей и рассказов Ф. М. Достоевского История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений ловского Еленой Николаевной Севастьяновой13. После этого запо ведник приобрел все иллюстрации, и они регулярно там выставляются.

Оригинал обложки, хранящийся в семье, был представлен на выставке в Детской библиотеке в Петербурге вместе с другими подлинниками.

Юрий Михайлович был энтузи астом книжного иллюстрирования.

Он никогда не мечтал о персональ ной выставке. По этому поводу он говорил: «Сколько людей по всей России держат в руках и смотрят книги с моими иллюстрациями, Дарственная надпись Д. С. Лихачева на юбилейном издании пусть и не обращая внимания на «Слова о полку Игореве», проиллюстрированном Ю. М. Игнатьевым.

мое имя!» «Дорогому Юрию Михайловичу Игнатьеву – искренняя благодарность Впервые на выставке «Из книг за чудесную работу по иллюстрированию. Д. Лихачев, Л. Дмитриев»* Ю. Игнатьева» в Детской библиотеке Ее тираж в «Детгизе» составил бил и хорошо знал самые разные истории и культуры Петербурга на 2 миллиона экземпляров. Это была области культуры и искусства: ко Марата, 72 были по возможности не заказная книга, а опубликован- нечно, изобразительное искусство, полно представлены оригиналы ная по так называемой творческой особенно европейское и русское, иллюстраций художника! И только заявке художника. К сожалению, архитектуру, музыку и литературу.

это дешевое издание было очень Почти ежедневно во второй по плохого качества. И только на вы- ловине дня он ходил по музеям ставке в Петербурге впервые можно и выставкам Москвы. (В первой было увидеть красоту и тонкость половине дня он обычно работал этих рисунков. Сколько щемящей либо над заказанной ему книгой, грусти в иллюстрации, на которой либо над давно задуманной и запла изображен гроб Акакия Акакиевича, нированной чуть ли не в далекой какая грозная сцена – видение на юности.) Вечером обычно рассма Калинкином мосту! Ужас охватыва- тривал альбомы по искусству.

К ет: эта маленькая жалкая фигурка в нему с ранних лет всегда пристраи новой шинели, а впереди огромное, вался старший сын Александр, бескрайнее синее ночное простран- который теперь стал архитектором ство с огоньком далеко-далеко! и большим знатоком искусства. Он Ю. М. Игнатьев был очень часто потом удивлялся, откуда это образованным человеком – он лю- он все знает…! Младший сын Ми Обложка к сборнику стихов Е. А. Баратынского здесь можно было восхититься кра сотой, изяществом, мастерством, ком позиционной изобретательностью и высокой культурой художника. Но можно было и немного расстроиться, как расстраивался он сам, когда полу чал книгу и видел, как проигрывают напечатанные на дешевой бумаге или с браком «картинки» по сравнению с оригиналами. Иллюстрации к сборнику стихов Е. А. Баратынского Одна из самых узнаваемых книг с иллюстрациями Ю. М. Иг- * Лев Александрович Дмитриев (1921–1993) – литературовед, специалист по древ натьева – «Шинель» Н. В. Гоголя14. нерусской литературе.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений В. Р. Стадлер, И. З. Игнатьева, М. Л. Васюкова, Фрагмент выставки, посвященной творчеству А. Ю. Даур на открытии выставки, посвященной Ю. М. Игнатьева, в Белом зале Дома Бажанова, творчеству Ю. М. Игнатьева, в Белом зале ул. Марата, д. 72. 2009 г.

Дома Бажанова, ул. Марата, д. 72. 2009 г.

хаил тоже окончил художественную Юрий Михайлович очень лю- «…С удовольствием видел ил школу – десятилетку. За несколько бил Петербург, ездил сюда чуть люстрации, знакомые по книгам.

дней до смерти Юрий Михайлович, ли не ежегодно, останавливался Невольно откликаешься на светлый приехав с дачи и войдя в квартиру, у дорогих друзей – Стадлеров. Я мир, созданный художником». (Лео увидел на мольберте его работу. счастлива, что состоялась, наконец, нид Криницын.) Тут же начал кисточкой «подма- первая и довольно обширная вы- «…Словно погружаешься в ста левывать». На мое возражение ставка Юриных работ в любимом ринный изысканный мир Петербур ответил: «Ты не понимаешь! Учить им Петербурге! Здесь многие люди га». (Ольга Мергазамова.) рисованию – значит показывать!» смогли увидеть подлинные его ил- Я бесконечно благодарна пе Михаил получил высшее образова- люстрации и, хотя и в небольшом тербургской художнице Арине ние в Академии изобразительных количестве, его замечательные ак- Даур15 – инициатору этой выставки искусств (Аcademy of Media Arts варели с видами Петербурга. и, конечно, Мире Львовне Васюко Cologne) в городе Кельне (Герма- Некоторые отзывы посетителей вой – заведующей библиотекой за ния). По профессии он режиссер выставки поразили меня своей точ- счастье видеть выставку Юрия Ми телевидения и кино. ностью и пониманием: хайловича Игнатьева в Петербурге!

Тютчев Ф. И. Весенние воды. М.: Детская литература, 1972.

Баратынский Е. А. Стихотворения и поэмы. М.: Детская литература, 1989.

Веневитинов Д. В. Стихотворения. М.: Детская литература, 1977.

Бомарше П. Драматические произведения. Мемуары. М.: Художественная литература, 1971. Серия «Библиотека всемирной лите ратуры». Бомарше П. Безумный день или женитьба Фигаро. М.: Художественная литература, 1984. Бомарше П. Севильский цирюльник, или Тщетная предосторожность. Безумный день, или Женитьба Фигаро: Комедии. М.: Детская литература, 1985.

Аббат Прево. Манон Леско;

Шодерло деЛакло. Опасные связи. М.: Худ. лит., 1967. Серия «Библиотека всемирной литературы»

(суперобложка – отмечена почетной грамотой на международной выставке книги в Сокольниках 1968 г.) Диккенс Ч. Большие надежды М.: Художественная литература, 1987.

Толстой Л. Н. Севастопольские рассказы. М.: Художественная литература, 1986.

Достоевский Ф. М. Повести, рассказы. М.: Правда, 1985.

Пушкин А. С. Капитанская дочка. М.: Детская литература, 1987.

Не издано. Оригиналы иллюстраций хранятся в Пушкинском заповеднике.

Семья Стадлеров – самые дорогие и близкие друзья Ю. М. Игнатьева. Валентин Раймундович – альтист, много лет играл в орке стре Мравинского, сейчас преподает в музыкальном училище и издает переложения оркестровых сочинений для сольного исполнения на альте, скрипке или виолончели. На обложке всегда какой-нибудь рисунок Юрия Михайловича из коллекции подаренных им работ!

Ныне покойная Маргарита Павловна – пианистка, работала в Ленинградской консерватории концертмейстером. Их дети – Сергей Валентинович, скрипач, народный артист России, ректор Петербургской консерватории;

Юлия Валентиновна – концертирующая пианистка.

Слово о полку Игореве (юбилейное издание к 800-летию): Древнерусский текст, переводы, переложения. М.: Художественная литература, 1986.

Михайловская Пушкиниана Выпуск 41 Материалы Михайловских Пушкинских чтений «1825 год» и конференции «Пушкин и британская культура. Пушкинский круг чтения» (2005 год), издает Государственный музей-заповедник А. С. Пушкина «Михайловское», 2006. Елена Севастьянова «Евгений Онегин»: Графические комментарии к роману. С. 68–79.

Гоголь Н. В. Шинель. М.: Детская литература, 1985.

Арина Даур – выпускница ВХПУ им. В. И. Мухиной, керамист. Работает в разных жанрах и техниках. Известна своими работами в технике монотипии.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений День освящения памятника «Стерегущему»

О. В. Петрова Открытие памятника «Стерегущему». Николай II, морской министр И. К. Григорович (рядом с Николаем II), Н Мария Николаевна Григорович с дочерью (в центре). 10.05.1911 г. Петербург На презентации книги Н. П. Рож- На первом плане – Николай II, Вспомнилось и мое детство. Мы дественской «Морские судьбы за генералы, адмиралы, морской министр жили на пр. М. Горького, 23, – прямо границей» мой взгляд приковала Иван Константинович Григорович – под квартирой Максима Горького фотография с торжественной це- мой дедушка. Чуть поодаль – дама в (сейчас, как и до революции, это ремонии открытия и освящения белом за руку с девочкой. Сразу узнала уже Кронверкский пр.). С нашего памятника эсминцу «Стерегущий», свою бабушку – Марию Николаевну большого балкона были видны что стоит в Александровском парке Григорович и свою маму – Наталью Александровский парк, мечеть и, в Санкт-Петербурге. Ивановну (тогда ей было всего 8 лет). конечно, памятник «Стерегущему».

Памятник «Стерегущий». Император Николай II со свитой на открытии памятника.

Скульптор Изенберг. 10.05.1911 г. Петербург История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений Все внуки Григоровича (а нас было смертной тоской, и Вечную память дедом, а значит и с историей флота, пятеро) лучшего места для прогулок пропели героям в пучине морской»... и с историей России.

не знали. Ловили разноцветных И вот оказалось, что и моя мама в 10 мая 2010 года исполнится бабочек, бегали босиком по воде, юном возрасте бывала здесь... Да 99 лет с момента открытия памят которая стекала по памятнику в ма- еще при каких событиях! ника эсминцу «Стерегущий» скуль ленький бассейн. Разумеется, тогда У автора упомянутой книги, птора К. В. Изенберга и архитектора мы до конца не понимали, какое Н. П. Рождественской, узнала отку- А. И. Гогена, и вновь к нему придут огромное историческое значение да эта фотография и отправилась в с поклоном моряки и горожане, и имеет «Стерегущий» – легенда о архив кино-фоно-фотодокументов, вновь будет много цветов и добрых подвиге русских моряков... «...и чай- где мне любезно помогли найти слов... И дай Бог, чтобы память оста ки туда прилетели, кружася с пред- много снимков, связанных с моим валась на долгие долгие годы...

Император Николай II в сопровождении свиты на открытии памятника.

10.05.1911 г. Петербург Осмыслить время (по семейным воспоминаниям)* К. В. Коржавин В КАК ЖИЛОСЬ ДО ВОЙНЫ Свои именные клейма он хранил войны, как инспектору по качеству, В ЛЕНИНГРАДЕ? дома. На одном из них стояло слово предлагали в виде взятки отдельную В Ленинграде мой отец (по ре- «год.» (годный), а на другом – «бр.» квартиру в новом доме (на углу Лес комендации академика Бардина, с (брак). Он был неподкупен. Даже ного пр. и Бабурина пер.), он с воз которым отец неоднократно ранее после войны на станкостроительном мущением отверг это предложение встречался по работе как метал- заводе «Ильич» ветераны при раз- и забраковал большую партию стан лург) получил должность старшего говоре со мной отзывались о нем с ков. Перед самой войной он работал инспектора по качеству станков и уважением. Всю свою жизнь кроме на заводе «Большевик», вначале оборудования, поставляемого на детства и временного пребывания в зам. начальника 42 металлургиче оборонные предприятия страны. городах страны мой отец прожил в ского цеха, затем – в отделе главного Должность была большая и ответ- Ленинграде в коммунальных квар- металлурга завода (в центральной ственная, а зарплата невелика, но тирах да и после голодной смерти лаборатории), где и умер от голода он был независим, так как зарплату в свои 39 лет попал в братскую прямо на своем рабочем месте. А получал в наркомате вооружения могилу – тоже «в коммуналку». И ведь в его родном 42-м цехе прово в Москве. И поэтому его боялись. это несмотря на то, что ему еще до дили закалку и отпуск артстволов в * Пролжение. Начало в № 5 (51), 6 (52) 2009 г.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений чистейшем льняном масле. Но мой меня заступался. Другой настоящий А другой раз выпороли за то, отец, умирая от голода, так ни разу и самый лучший мой друг Сережа что в кармане обнаружили окурки и не спустился в свой родной цех за определился вскоре по протекции и подумали, что я начал курить… А чайной ложкой этого масла, хотя и моих родителей. На соседней лест- нужны они были мне для изготов знал, что ему в этом отказа не будет. нице, на первом этаже, в квартире № ления пулек (очень удобно: два раза Я бы на его месте так, конечно, по- 20 жила семья инженера Зинфельда, перегнул, и пулька готова), чтобы ступить не смог. Ибо у меня уже немца по национальности, с кото- стрелять ими с резинки. На самом было другое воспитание… рым папа учился в ЛПИ и работал деле, я впервые закурил сигару, Некоторые документы, отно- на заводе «Большевик». Его жена когда шла война в республиканской сящиеся к трудовой биографии Ольга Сергеевна, инженер-оптик Испании. В то время в Ленинград отца, были переданы мною в музей по профессии, работала на ЛОМЗе оттуда привозили много апельсинов Ленинградского политехнического и была потомственной дворянкой. и сигар. Вот мы с Сережей для про института (ЛПИ) и зарегистри- У них было трое детей (2 дочери и бы и закурили по сигаре… Да вдруг рованы по акту музея № 13/92 от сын). Вот с сыном-то я и сдружился. его мать… Я сунул сигару в карман, а 20.04.92. Особенно заслуживает Была у них домработница финка он в рукав. У него из воротника дым внимания его дипломная работа по Настя, полноватая хозяйка в доме. пошел, и его за курение жутко выпо исследованию радиоактивного рас- Иногда она мне доверяла сварить роли. А меня ставили в пример… В пада металлов. суп или борщ на всю семью. И я с детстве я был храбр и наивен. Меня Хотелось бы рассказать и о этим делом успешно справлялся, и легко было взять «на слабо». Помню нашем довоенном проживании на мне нравилось… А дома моя мама как «на слабо» я глотнул из ржа Троицком поле, в корпусе 7, кварти- постоянно гоняла меня от плиты, вой трубы грязной воды, которая ра 11. В этом новом доме с паровым если я какое-нибудь изделие из вытекла из свинарника, и заболел отоплением отцу завод «Больше- теста пытался тайно испечь. брюшным тифом. А однажды (тоже вик» обещал две смежные комнаты Главным детским потрясением «на слабо») я выстрелил в воздух из в 3-хкомнатной квартире, а предо- была смерть от туберкулеза моего самопала, заряженного двойной пор ставили только одну 24-метровую ровесника Вовы Балагурова. Тогда цией серы, так как никто не решался на 4 членов семьи. Поэтому при- я впервые узнал, что такое смерть. этого сделать. Самопал разорвало шлось шкафом, буфетом и ширмой Жил он в корпусе 11, в одной квар- прямо в моей руке! Медный ствол отгородить родительскую кровать. тире вместе с Колей Брянцевым. взвился высоко и свистел над моей В другой части комнаты стоял под Хоронили мы его в Обухово всем головой, так как превратился в «за шелковым оранжевым квадратным двором. А потом поминали кутьей витого барашка». Рукоятка треснула абажуром обеденный стол со сту- у него за родительским столом, и пополам, а из руки (между большим льями. У окна – письменный стол многие плакали… А в 9 лет отец и указательным пальцем) заструи отца, а по его краям (по углам) отвел меня в новую школу № 2 на лась кровь… Но я не сдрейфил и 2 этажерки;

одна с энциклопедией, Троицкую ул., где ныне о ней напо- этим привел приятелей в восторг.

а другая с разными книгами. У про- минают только руины. До недавнего Иногда я проявлял необычайную тивоположных стен стояли диван, времени там размещался отдел сообразительность. Однажды мы на котором спала сестра, и кушетка, кадров завода им. Ворошилова. В с Сережей на двоих за 11 копеек на которой спал я. На подоконнике школе я был круглым отличником, купили одно эскимо без шоколада.

были аквариум с тритонами и цветы и мои родители за 6 лет учебы не Но как его поделить? Вот я ему и (камелии, герань, лимон, столет- были ни разу на родительских со- предложил откусить половину. Я ник). Над диваном висела в дорогой браниях, которые проводились никогда не забуду, какие гримасы он раме настоящая картина «Купание регулярно. Кроме занятий в школе, корчил от холода во рту, но выплю нимф», автором которой я тогда не перед войной я посещал ботаниче- нуть не решился, т.к. было жалко.

интересовался. Ее украли вместе с скую станцию на Куракиной даче, Нечто похожее было и с моим отцом другими вещами, когда имущество где выращивали мочалку. Ходил и в детстве, тогда он бечевкой поделил вывозили на склад. Свои игрушки в студию ИЗО Дворца пионеров и с младшим братом Мишей тарелку я хранил под вешалкой в детском школьников им. А. А. Жданова, где киселя. Но ел его так быстро, что комоде. Мои первые знакомства с учился живописи только одну зиму Миша расплакался, так как началась детворой во дворе нельзя считать 1940–1941 годов. Моим воспитани- «перетечка» киселя с Мишиной на удачными… Первый, кто ко мне по- ем родители особо не занимались, папину часть тарелки. А вообще то дошел во дворе, был хулиган Валька выполнение домашних заданий не в прежние времена детворе жилось по прозвищу Пуза. Он был немного контролировали. Устные задания я веселее… Различных детских игр старше меня, из трудной семьи, ра- не выполнял, так как у меня была в любом дворе было значительно хитик с большим животом (отсюда хорошая память, а выполнял только больше, чем теперь. Это прежде все и его кличка). Он спросил меня: письменные уроки, задававшиеся го лапта, штандер, чижик, ножички, «Ты дурак?». Я, конечно, ответил: на дом. Меня дважды пороли, и оба камешки (для девочек), выбивание «Нет!». Тогда он сказал: «Повер- раза ни за что. Один раз по ложному свинцовой битой конфетных фан нись!» и написал у меня на спине ру- доносу соседки. Якобы я пытался тиков или монет, крокет, маелка, гательство из трех букв, с которым на ходу прыгнуть в трамвай. А на казаки-разбойники и многие другие я вернулся домой. Так состоялось самом деле мы с друзьями катались игры (кроме футбола, мы собира первое знакомство. Потом он стал на трамвайном кольце (вот такое лись в темном укромном месте двора моим лучшим другом и всегда за бесплатное катание). и запугивали друг друга страшными История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений рассказами и историями). А днем жила рабочая семья Сергеевых. Там денежных средств, без продзапасов часто ходили на детскую площадку на обед ставили большую миску с и без теплой одежды, как истинные в сад «Спартак» (Апраксин сад), пшенной кашей (одну на всех). В горожане, жившие от получки до где было очень много детских игр. центр, в ямку, наливали постное получки, так как на заводе «Боль По выходным дням (тогда были пя- масло. К каждому едоку отводили от шевик» работал только папа, а мы тидневки) в этом саду устраивались центра ручеек масла, и все дружно были иждивенцами. Поэтому с бесплатные народные гуляния с черпали деревянными ложками. А введением продкарточек нам денег концертами и фильмами под откры- какие у них росли умные, толковые не хватало, что бы даже выкупить тым небом. Там на одном из концер- трудолюбивые дети! Дружил я и с все, что нам полагалось. А поначалу тов впервые я видел еще молодого сыном директора одного из заводов нормы были вполне приемлемыми.

Аркадия Райкина. А было это так. района, так как его жена Клавдия Отец на казарменном положении Вначале объявили: сегодня концер- Ивановна была моей первой учи- был круглосуточно на заводе. А его та Ленгосэстрады не будет, а вместо тельницей в начальных классах. семья была эвакуирована внутри него будет концерт самодеятель- Жили они богато, в просторнейшей города из Володарского района, ности студентов. На сцену вышел отдельной квартире, в корпусе 6, который интенсивно обстрелива маленький и щупленький молодой который напротив нашего дома, с ли и бомбили, в более спокойный человек. Он очень профессионально прислугой. Имели личный легко- Сталинский район, где только изобразил, как о нем объявили бы на вой автомобиль «эмку», и ни в чем бомбили. Поселили нас в Лесном, сцене люди различных профессий, не нуждались. Но началась война, около завода «Светлана», временно например, как об оперном артисте, и в первую очередь полностью вы- на площадь военнослужащего. С со как об артисте цирка, как о нем мерли от голода малообеспеченные бой мы взяли только одежду и белье.

объявил бы Чарли Чаплин и т. п. семьи. Многие из моих друзей не Объявление войны я, видимо, как Но мне больше всего понравилось, уцелели, а иные были изуродованы и все подростки моего поколения, как о нем объявил бы милиционер. на всю жизнь. Леня Сергеев (очень воспринял героически! В памяти Мигом одел милиционерский шлем способный мальчик), из которого еще был фильм, а на слуху еще песня (тогда была такая форма), белые наверняка вышел бы талантливый из фильма «Если завтра война…».

перчатки и, свистнув, сказал: «Това- конструктор кораблей, остался без Впервые живого немца я увидел на рищи, давайте разойдемся! Ну что, руки. Вася Богданов потерял ногу, станции Угловка Октябрьской же вы Райкина не видели?» (словно запил, опустился и занялся спеку- лезной дороги. Самолет-разведчик с речь шла о пьяном, лежащем на ляцией билетов в кино на Невском фашистской свастикой летел очень тротуаре). Став известным актером, проспекте. Одноклассника Юру низко. Он облетел озеро, в котором А. Райкин больше уже почему-то Орешкина я встретил ночью во мы купались, но стрелять в детей не не изображал в своих программах втором флотском экипаже перед от- стал. В Угловку и Поповку дети из этого милиционера… Но публика в правкой матросов на фронт. Уцелел Ленинграда были эвакуированы не ту пору была от него в восторге. ли он? Не знаю. Не лучшим образом слишком удачно, то есть навстречу Когда говорят, что до войны все сложилась и моя дальнейшая жизнь врагу. Жили мы в Угловке, в Доме жили хорошо, то это далеко не так. во время войны. Я имею в виду при крестьянина, на привокзальной пло Подавляющее большинство жило этом, прежде всего, Ленинградскую щади. Местные жители отнеслись в нормальных по тем временам блокаду. к нам сочувственно и кормили нас условиях и примерно одинаково, хорошо.

ГОДЫ ВОЙНЫ это сближало людей и не порождало Когда возникла угроза быть взаимной зависти. Родственники, Блокада застала врасплох. отрезанными врагом, родители са да и соседи, часто общались друг с Много о Ленинградской бло- мостоятельно вернули нас в Ленин другом без вина. Просто ходили в каде сказано и написано, но далеко град. У моих родителей не было де гости на чай с вареньем и пирога- еще не все. Ибо была у каждого из нег на дорогу, и поэтому я вернулся ми. Играли в карты, домино и лото. них своя блокада! Не следует за- домой с мамой моего одноклассника Но и стопроцентной уравниловки бывать, что из 1418 дней (то есть Левы Осецкого. Еще до эвакуации в тоже не было, так как жили, вместе большую часть войны) находился Угловку мы с ребятами прямо с кры с тем, все по-разному. Попробую в кольце вражеской блокады и ши дома наблюдали высоко в небе пояснить на примере нашей семьи. официально являлся городом- воздушный бой двух «ястребков» и У нас работал только отец, сестра фронтом! А в этом большом городе ни на минуту не сомневались в побе и я учились, а мама была домохо- под бомбами и снарядами, в холоде де нашего летчика, но все случилось зяйкой. И поэтому денег в доме и голоде, без электричества и воды, вопреки нашему желанию… А позд было не густо. Делили мясо к супу жили и героически трудились под нее уже для всех стало очевидным, по кусочку в каждую тарелку. Но лозунгом «Все для фронта, все для что в начале войны и блокады в зато в выходной день мама всегда Победы!» истощенные до нельзя воздухе Ленинграда господствова пекла пирожки (с мясом, морков- люди, преимущественно, женщины ли фашистские стервятники. Они кой, капустой, курагой, изюмом), и и подростки. И у каждого из нас бомбили город регулярно, как по пончики с мармеладом. Утром для было сугубо личное восприятие расписанию: утром, когда все шли того, чтобы я лучше соображал, мне того трагико-героического време- на работу, и вечером, когда все воз делали гоголь-моголь. У Зенфель- ни. Я вместе с родителями, все 900 вращались с нее. А ночью город дов было трое детей и поэтому они дней осады был, как говорится, «на прицельно бомбили, освещая его жили скромнее нас. Еще скромнее голые зубы», то есть совершенно без осветительными снарядами, кото История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений рые медленно и плавно опускались так встряхнуло, что на террасе вы- средства президента Белоруссии на парашютах. Изредка по неизвест- летели стекла. Одна из бомбежек за- памятник белорусским ремеслен ным для нас причинам нам давали стала меня у Финляндского вокзала никам, погибшим в блокаду.

«суточный передых» и в листовках (точнее, на углу Боткинской ул. и Когда положение со снабжени писали: «Спите матрешки, не будет ул. Лебедева, у здания ВМА**). В ем города продовольствием стало бомбежки!». Бросали с самолетов и то время рухнули и загорелись на- критическим, мы уже съели к тому многие другие листовки… Напри- против главного здания ВМА сразу времени клубни георгинов, столяр мер, такие как «Бей жида-палитрука два здания, ныне восстановленные и ный клей и пытались жарить на кирпичом из-за угла и переходи на построенные заново. А когда горели олифе сосновую кору, но из этого нашу сторону!». На другой стороне Бадаевские продсклады, то зарево ничего путного не получалось.

листовки была соответствующая пожара видно было на небе даже на Впервые мама заплакала, когда тексту карикатура – жалкое подобие Выборгской стороне. Горел шоколад, разделывали первую кошку, а папа рисунка и пропуск со свастикой для сахар, горело масло и другие ценные – когда умер от голода его младший перехода на сторону врага. Спасали продукты питания. Земля, пропи- брат Миша, который проживал в нас от расстрела с бреющего по- танная продуктами горения, была соседнем доме. Из всех ругательств лета, частично «пухалки», которые сладкая и жирная. И ценилась она отец иногда мог произнести дважды прямо с крыш вели заградительный на рынке выше вонючей картофель- слова: «Грязь-мразь!», и то это слу огонь, но их было не так уж много, ной жижи с Пискаревки и так назы- чалось крайне редко. Впервые он а в основном аэростаты воздушного ваемого творога – масленого торфа матюгнулся, когда его, полностью заграждения, которых было в городе из пригородных болот Торфянки. В обессиленного, завезли вместе с предостаточно. Типовая площадка той части Выборгского района, в ко- матерью в кузове грузовика на для запуска такого аэростата на- торой нас временно приютили, мы Ново-Александровскую ул. (Воло ходилась во дворе нашей школы даже не знали, что в начале войны дарского района) и сбросили, как на Английском проспекте, дом 13 рядом был фуражный магазин, где бревно, прямо в сугроб, несмотря (ныне – пр. Пархоменко). Обслу- мы еще могли себе купить дуранду, на то, что шоферу было заплачено живали ее женщины-солдатки. отруби или комбикорм. Но с пер- за проезд от завода «Большевик»

А бомбы между тем падали и в выми трудностями в снабжении до Московского вокзала. Конечно, сравнительно спокойном Лесном. города местным населением все кое-что мы пытались предусмо По наводке немецких ракетчиков- было раскуплено, и магазин был треть, чтобы так сильно не голодать.

диверсантов, старались попасть, закрыт навечно. В результате нашей Когда немец захватил пригород, и прежде всего, в новый корпус ЛТА*, нерасторопности и неприспособлен- через город шли беженцы, то у них где располагался военный госпиталь ности мы прозевали даже перекопку еще можно было купить по прием (наша школа над ним шествовала, картофеля и сбор капустного листа лемым ценам (на мясо) овец, гусей мы ухаживали там за выздоравли- (зеленой «хряны») и нам осталось или кур, но у нас не было денег, так вающими воинами). Кроме того, в только собирать на совхозном поле как завод «Большевик» задержал непосредственной близости от этого в Гражданке капустные кочерыжки, выплату зарплаты. У нас тогда еще корпуса (практически под ним) торчавшие из земли. Мы их мололи были в фанерном бауле сухари. Мы впервые две недели войны был вы- и запекали с яичным меланжем, предложили их родственникам для рыт глубокий бункер с разветвлен- который выдавали только отцу на прокорма кур при условии, если они ными ходами и выходами, по своим талон № 6 по служащей карточке. купят на свои деньги кур для себя размерам и степени защищенности Я не знаю, кто это придумал и кому и для нас. А мы за свою половину он превосходил бункер Гитлера. А в это было нужно, но на служащую кур деньги родственникам дадим, самом парке ЛТА дислоцировалась карточку всегда (всю блокаду) как только их получит отец. Но воинская часть. давали продуктов меньше, чем на наступило трудное время. Сухари Мы пытались выследить ра- рабочую или детскую. Но меньше были скормлены курам, а нашу по кетчиков, но безрезультатно. А всего давали хлеба и других про- ловину кур родственники (за наши бомбы рвались рядом. Одна мощная дуктов на иждивенческие карточки, деньги) вернуть нам отказались.

фугасная бомба, попав (на Новорос- и поэтому совсем не случайно, что Но и эта несправедливость не стала сийской ул., напротив места дуэли в городе вымерла в первую очередь для родственников существенной Чернова с Новосильцевым) между интеллигенция (инженеры, врачи, поддержкой, так как вскоре от го двухэтажными деревянными дома- педагоги, на обучение и становле- лода у них умерли мужчины. Я знал ми, разнесла их в клочья, да так по ние которых государство затратило семьи, которые до войны вроде бы весу рассортировала их остатки, что немало средств), и иждивенцы- питались нормально, а в блокаду щепки отдельно, доски отдельно, подростки старше 13 лет, ремеслен- полностью вымерли. А у нас из бревна отдельно и камни тоже не- ники, будущие защитники родины, ближайших родственников умерло далеко от парка ЛТА в дом (на углу генофонд страны. Ныне на Ржевке всего 13 человек. Вот говорят, что Перфильева переулка и проспекта есть каменный цветок – памятник на каждом шагу в городе валялись Энгельса), и людей, находившихся школьникам (юным защитникам трупы и что людоедство стало в погребе этого дома нам спасти не Ленинграда), и в ближайшее время обычным занятием горожан. А так удалось. От того взрыва и наш дом на Пискаревке будут сооружены на ли это было на самом деле? Первая официальная цифра погибших в блокадном Ленинграде была назва * ЛТА – Лесотехническая академия. – Ред.

на на Нюренбергском процессе, и * ВМА – Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова. – Ред.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений она составляла, если я не ошибаюсь, ный мост грузовика ветер откинул что людоеды будут расстреляны по всего 642 тысяч человек. А ныне, по брезент, и там, среди трупов, было закону военного времени. В том же уточненным данным (см. ст. доктора очень много парней в форменных доме на втором этаже, в квартире исторических наук В. Ковальчука шинелях ремесленных училищ. расстрелянных родителей, вырос «Никто не забыт») превышала Ну а людоедство тоже началось не ли хорошие трудолюбивые дети.

1,5 млн человек. Да и трупы были сразу. Сначала ели конину, которую Старшая сестра поступила работать не только в пустых промороженных привозили с фронта и продавали «в на завод «Светлана», а младший квартирах, но и на улицах города: драку» на Светлановском рынке. брат начал учиться в ремесленном в укромных местах, на обычных Видел я однажды, как у Удельного училище. И им никто и никогда не дорогах, на обледенелых спусках парка упала от истощения лошадь. напоминал о трагических обстоя к прорубям Невы, на подходах к Сани со скарбом увезли вручную, и тельствах потери родителей. Других кладбищам. Помню, как мы с отцом только спустились сумерки (днем, подобных и мало-мальски достовер тащили волоком на фанере соседку наверное, было стыдно), как глухо ных случаев я просто не знаю. Коли в морг, который находился рядом застучали топоры и от лошади чество случаев людоедства в городе со Светлановским рынком, на Тито- в один миг остались «рожки да было явно преувеличенным.

вом пер. (теперь там, в новом доме ножки». Вечером, в потемках, на Однажды пришел мой смерт молочный магазин). Я и купчиху углу Английского проспекта и про- ный час, когда я упал и скатился Титову – сморщенную старушон- спекта Энгельса, рядом с хлебным в канаву. Есть уже не хотелось. На ку помню;

это ее отец держал там ларьком, двое тоже стучали топо- душе была благодать. Наступило, лавку скобяных изделий. Ни сил, рами, и я обошел их стороной. А наконец, блаженное состояние, а ни средств не было, чтоб хоронить утром на этом месте я видел труп откуда-то (словно с небес) струи своих близких. Вот и бросали их без с отрубленными ногами. С какой лась божественная музыка… Высоко погребения, а сами перебирались целью? То ли валенки было не в голубом небе словно порхал го в другое место (благо, пустующе- снять, то ли студня захотелось… лубь (какие-то были белые вспле го жилья было предостаточно). Однажды мне на Светлановском ски). Вот тогда меня обнаружили, Труп папиной сестры, тети Зины, рынке за водку предлагали кусочек и впервые подобрали на носилки объеденный крысами, мои родители мяса (одна мякоть), но когда я его девушки из МПВО на 2-м Мурин обнаружили на улице Рубинштейна перевернул, увидел нежную кожу. ском проспекте. Меня доставили в (в швейцарской комнате), так как Мне стало страшно… Это всего вестибюль 14-й поликлиники, где в родственники отца перебирались лишь догадки… Ведь у страха глаза ожидании направления в больницы в другую квартиру. Отыскав род- велики. Но об этом случае людоед- города скопилось много истощен ственников по новому адресу, мои ства мне доподлинно известно, так ных голодом людей. Но первым, были еще в полпути от дома. Их как дети расстрелянных родителей кого направили в стационар (Лес угостили горячим чаем, а отцу (как жили по соседству со мной. А все ной проспект, 37, дом во дворе), был родственнику) выделили крохот- началось с того, что у маминых со- я, так как у меня была дистрофия ный кусочек хлеба. Мама для них седей прямо из дома украли труп 3-й стадии (предсмертная стадия) и вновь стала не родственницей. Так матери, которая умерла не от голо- цинга (кровоточили, шатались и вы вот отец отломил половинку хлеба и да, а потому что ее сбил грузовик. падали зубы). Там я познакомился сунул ее матери (тайно, под столом) Заявили об этом в милицию, но та со своим ровесником, мальчиком с в руку. Буквально через неделю в искать, видимо, не торопилась… В улицы Братства, который голодал той семье осталось только двое: тетя довоенном Лесном, во дворах, как (по его собственному признанию) Оля и дочка тети Зины Верочка, так правило, в каменных пристрой- значительно меньше меня (я ему как почти одновременно умерли от ках размещались общественные позавидовал), а наутро, в 5 часов голода бабушка (папина мать) и па- прачечные, но из-за отсутствия утра, он умер от голода. Когда мы пин брат Коля. А тетя Оля и Верочка воды, дров, да и мыла этими пра- перешли на минимальную норму эвакуировались в Улан-Удэ, где чечными пользоваться перестали… хлеба (у нас троих по 125 г, а у играли в оркестре оперного театра Но был замечен дымок из трубы отца – 150 г), а в городе начались до самого возвращения в Ленинград прачечной. А затем увидели со- перебои с отовариванием другими уже после войны. Когда в городе седей, которые на санках везли продуктами питания (крупа, рас был трехдневный перебой в обеспе- бельевой бак, в котором позже тительное масло, соль и т. п.) даже чении хлебом, в поисках последнего и был обнаружен расчлененный по урезанным скудным нормам, то я ни свет, ни заря отправлялся на труп… Арестовали отца, мать и наши хлебные карточки, ставшие Петроградскую сторону. Говорили, сестру матери, которая и толкнула практически единственным ис что там, где проживало руководство их на это преступление. Не тронули точником питания, были проедены города, уже появился хлеб. В сумер- только их детей: дочку-подростка и нами на три дня вперед (ибо на ках у киностудии «Ленфильм» (у сына-малолетку. Маминых соседей более значительный срок продукты полукруглой арки) я споткнулся, и вызвали в 19-е отделение милиции, уже никто не отпускал). Поэтому моя рука сквозь мягкий снег упер- у Круглого пруда (так называемая каждая наша ночь начиналась с лась в лицо мертвеца. На обратном остановка около 14-й поликлини- чашки кипятка с красным перцем, пути, когда уже было светло, я уви- ки), когда действительно там был для того, чтобы согреться, так как дел на том месте труп ремесленника. пруд и стояла церковь Св. апостолов жили мы на первом этаже.

Их в ту пору погибло очень много. Петра и Павла для опознания сосе (Продолжение следует) Как-то у выезжающего на Литей- дей и останков трупа. Им сказали, История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений Война пришла в наш дом не сразу Н. А. Сотников П Поведал я в очерке «На рассвете чувство, нет, не страха, а чувство нашей Победы» о майских днях в яростного возмущения: я своими Берлине 1945 года и понял, что не глазами видел, как все шоссе было могу теперь не рассказать и об июнь- усеяно забитыми кладью машинами!

ских днях сорок первого, о первых Это новая «знать» спешно покидала днях и месяцах войны, которую я не только пригород, но и вообще го встретил на невских берегах. Нет, родские пределы. Спасаясь бегством точнее, – на балтийских, если гово- номенклатура среднего и младшего рить о самом-самом начале. ранга, те самые чинодралы, которые 22 июня немцы бомбили Крон- еще день назад, бия себя кулаками в штадт. Я видел этот бой, стоя напро- грудь, кричали о патриотизме и при тив острова Котлин в Коломягах, зывали к новым успехам «на всех где находился на отдыхе, столь фронтах строительства и защиты долгожданным после завершения социалистического Отечества».

работы сразу над двумя сценариями Как я потом узнал и увидел, художественных фильмов: «Отец бежала «знать» и из Ленинграда – и сын» о сталеварах Колобовых и под самыми разными предлогами, «Певец из Лилля» о знаменитом не страшась порою ни закона, ни французском шансонье, авторе административной, ни партийной гимна «Интернационал», столяре- ответственности.

краснодеревщике и композиторе У нас в Ленинградской писа Пьере Деггейтере. Первый фильм тельской организации дело обстоя был уже закончен производством ло несравнимо лучше. Писательская на киностудии «Ленфильм», а молодежь (а молодых писателей съемки второго на той же студии тогда было немало, не то, что в шли полным ходом – отснята была 1960-е и 1970-е годы!) уходила в почти вся летняя натура в Выборге, райвоенкомат Дзержинского райо столь похожем на города северной на. Просились в добровольцы и Франции. Мог ли я в ту первую люди постарше, но их просили подо минуту войны представить себе, ждать. Наша писательская «знать»

что фильм «Отец и сын», который сразу же запросилась не на фронт, успеют отпечатать всего лишь в 14 а на Восток и заполнила тот самый копиях, будут вскоре показывать эшелон, который был предоставлен бойцам Ленинградского фронта, а детям представителей художествен второй, самый дорогой для меня за ной интеллигенции Ленинграда.

все годы творческой работы фильм, «Спасите наши души!» – таков был безвозвратно погибнет в военном вопль всей этой «знати». Ее на пламени (и негативная пленка, и строения, ее подлинную, а вернее, все подготовительные материалы)?.. подленькую, сущность прекрасно Впоследствии, после войны встреча- уловила замечательная женщина, ясь в Ленинграде с замечательным гражданин и поэтесса, жена Алексея артистом Владимиром Честноковым, Николаевича Толстого Наталья Ва моим Сергеем Колобовым и юным сильевна Крандиевская-Толстая в Пьером Деггейтером, мы не раз сокру- своем стихотворении 1941 года:

шались о том, как в одно мгновение А беженцы на самолетах война оборвала экранную жизнь его Взлетают в небо, как грачи.

и моего любимого героя.

Актеры в тысячных енотах, Первые мгновения войны, ее Лауреаты и врачи.

первые часы и дни у меня, участника Директор фабрики ударной, Гражданской войны, войны Фин Зав.


треста, мудрый плановик, ской и походе в Западную Украину и Орденоносец легендарный в Западную Белорусскию, вызвали История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений И просто мелкий большевик. посейчас. Нет нужды уточнять, что тем более жертвенности напрас Все, как один, стремятся в небо, самолетные рейсы были крайне ной! В этом спектакле все погибли, В уют заоблачных кают. малочисленными, посадки и ли- в этом – тоже… А кто же в живых Из Вологды писали: – Хлеба, миты строго регламентировались остался? Кто же победил? Нам не Представьте, куры не клюют! как минимум на городском уровне. пременно победителя показывать Писатель чемодан каракуль Значит, у всех этих «летунов» были надо! А победить можно было и В багаж заботливо сдает. свои люди наверху. Разумеется, и словом, как это блистательно сде А на жене такой каракуль, самый «верх» составлял списки тех, лала Крандиевская-Толстая. О том, Что прокормить их может с год. кто подлежал крайне желательной какой страшный риск таился в ее Летят. Куда? В какие дали? эвакуации как национальное до- стихотворении, я думаю, и говорить И остановятся на чем? стояние. Но таких имен всегда было не надо! А она, ученица русской Из Куйбышева нам писали – и есть крайне мало, а вот тех, кто литературы, с детских лет лично Жизнь бьет по-прежнему ключом. выражает национальное недостоин- знавшая М. Горького, В. Короленко, Ну, что ж, товарищи, летите! ство всегда хватало с лихом! Г. Успенского, не могла поступить А град Петра и в этот раз, До сих пор перед глазами стоят иначе. Не могла! Толстовский девиз Хотите ль вы, иль не хотите, и вагоны того самого «эшелона на «Не могу молчать!» был в ее сердце.

Он обойдется и без вас! Восток». Наши писательские жены Осталась в блокадном городе. Долж Лишь промотавшиеся тресты отбирали для первоочередной эва- на была остаться. Себе приказала.

В забитых наглухо домах куации прежде всего малышей, но Что же касается меня, то я Грустят о завах, как невесты и малышей потеснили… «тузы», себе приказал отправиться в одну О вероломных женихах1. «короли» и «валеты». Перерас- из школ Выборгского района, где пределение происходило в Перми, формировался полк ленинградцев О публикации этого стихотво- где командовали опять же пред- добровольцев. Дома, на Мойке, у рения в те времена не могло быть ставители сей «знати», которые в меня хранилось военное обмун и речи, но в наших узких кругах результате всех интриг вытолкнули дирование. Одевшись по форме, я творческих работников оно имело писательских жен и малышей в встал в строй бойцов, еще одетых в хождение уже тогда и покоряло нас деревню Чёрная. (Очень, между гражданское. Но тут же был выведен своей жесточайшей правдой, горест- прочим, эмоционально означенное из шеренги. Как работник фронто ным сарказмом и прозорливостью. название!) Обо всем этом мы узна- вой печати я имел звание капитана, Я лично знал Наталью Васи- вали в блокадном уже Ленинграде а наш командир оказался старшим льевну, не раз встречался с нею много месяцев спустя, но и в ту лейтенантом.

в доме Алексея Николаевича в пору горькое предчувствие томило – Выйдете, выйдете из строя, Детском Селе2. В ту пору я много каждого из нас. товарищ капитан, обратитесь в штаб занимался издательскими делами Когда стало формироваться полка за назначением!

в «Прибое» и в «Пролетарии», и Народное ополчение, то был соз- К утру отыскалась для меня среди моих постоянных авторов дан так называемый писательский штатная единица – переводчика с были и К. Федин, и Ю. Тынянов, и взвод – великолепное проявление, немецкого языка. Учили нас в реаль Б. Лавренев, и В. Каверин. С Алек- с одной стороны, патриотизма, а ном полтавском училище неплохо:

сеем Николаевичем я не раз сове- с другой, головотяпства. Если в на французском языке я брал в товался по душам. Он удивительно армии Народного ополчения лите- году интервью у Пьера Деггейтера, широко умел смотреть на литера- раторов стремились использовать а в 1941 году допросил и первых не турный процесс и на издательское для работы по специальности, то мецких пленных под Пулковскими дело. В наши общие разговоры легко Дзержинский райвоенкомат создал высотами.

и органично входила и Наталья Ва- слабосильный «взвод очкариков» И все-таки главным делом для сильевна. Она уже и в те довоенные (их так сразу же и окрестили) и меня стали живые беседы с бойцами годы отлично знала каждому пишу- сразу же бросили их на передовую. о великом городе, который они были щему цену не только литературную, Командовал этим взводом чудесный призваны защищать. Я вел речь и но и человеческую, и, как мне кажет- человек и своеобразный прозаик, об архитектуре, и о скульптуре, и о ся, очень точно предвидела, кто кем герой челюскинской эпопеи Сергей литературных именах, составивших окажется в тяжелую годину. Семенов. Погиб в рядах этого взвода нашу славу и гордость, и о музыке, Я лично наизусть помню только человек, которого я лично хорошо и о театре, и о самом молодом ис первую строфу и совершенно убий- знал, – мой довоенный приятель кусстве – кино, к которому как автор ственный эпитет из следующей: «А поэт Евгений Панфилов. До сих пор сценариев десятка документальных, беженцы на самолетах взлетают в история этого подразделения болью научно-популярный и двух худо небо, как грачи, актеры в тысячных отзывается в моем сердце! жественных фильмов имел самое енотах, лауреаты и врачи…» А это со- Однажды, уже в 1970-е годы, прямое отношение. Что же касается четание прямо до сих пор глаз, слух мне довелось выступать на пленуме бесед по истории архитектуры, то я и сердце режет: «…и просто мелкий военно-патриотической комис- каждый раз мысленно благодарил большевик». Вот эти-то «мелкие сии Всероссийского театрального моего славного учителя профессора большевики» и оказались на деле общества. Речь шла прежде всего о Петра Николаевича Столпянского, самой большой опасностью во все репертуаре. Я в своем выступлении который нам, слушателям Высших периоды нашей истории, начиная категорически протестовал против курсов искусствознания при Инсти со времен предреволюционных и сильнейшей струи жертвенности, туте истории искусств, давал такую История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений подготовку, запасов которой мне, а с другой – появилась несравнимая То, что у меня не было одной, например, хватило на всю жизнь! ни с чем возможность самостоя- неизменной точки наблюдения за «Вот – величайшие достижения тельного планирования времени, происходившими событиями, ока гения нашего народа! И вы, стоящие что, согласитесь, и в обычной-то залось, пожалуй, самым главным на переднем рубеже обороны Ле- гражданской жизни большая ред- в моем фронтовом опыте: широкая нинграда, призваны их спасти и со- кость и подлинное чудо, а в армии, кинематографическая панорама хранить, а фашистские головорезы да еще в военное время, вообще чудо жизни, сражающейся со смертью, спят и видят втоптать их в грязь!» из чудес! Так я получил возмож- предстала перед моим, отнюдь уже – таковы были итоговые тезисы ность свободно передвигаться по не юношеским взором. Бывало даже моих политбесед. блокадному городу и видеть то, что так: в течение одного дня я был то Я всячески избегал сложных совершенно было бы недоступно мне фронтовиком, то блокадником, то словесных конструкций, обильной в иных ситуациях. Мне дозволялось почти военным человеком, то опять терминологии, нагнетания незнако- и самостоятельное планирование, сугубо штатским. Насколько это мых бойцам имен… Доходчивость, и посещение музеев и библиотек, возможно в городе-фронте, в осаде.

задушевность, сердечность – вот давалась возможность завязывать И я не раз подумал о том, что эта главные принципы наших бесед у деловые и творческие контакты, то необычная вольность (и это-то при черты обороны города. Правда, на- есть делать то, что я как профессио- моем очень скромном воинском чинали бойцы знакомиться со мной нальный писатель делал и в совсем звании: сперва меня аттестовали еще на сборных пунктах, но вскоре еще недавние довоенные дни. заново на интенданта III ранга, а мы в 42-й армии встали у Пулков- Повезло мне в этом смысле как затем я стал старшим лейтенан ских высот, словно неприступная литератору и позволило все это не том – дальше роста не было – надо стена. От этой невидимой стены до только построить по-своему работу было соглашаться на ряд должно совершенно реальных стен Рейхста- в военные годы, но и определило во стей административного характера, га и пролег мой боевой путь. многом мои планы на последующую а этого мне делать решительно не И тут родилась чудная форма жизнь. Во всяком случае книгу до- хотелось!) сродни той вольности, пропаганды – окопные тетради! военных и блокадных документаль- которая была у моих давних предков Внешне – тетради как тетради, ных новелл «Были пламенных лет» – запорожских казаков, от которых обычные, школьные. Прочти – пере- я бы в противном случае никогда не я унаследовал не только фамилию.

дай товарищу! Написал сам, попро- написал! Зима срок первого года, сорок си соседа написать тоже: о себе, о Таким образом, блокаду мне второй год принесли мне немало друзьях-товарищах, о доме, о фрон- довелось видеть как бы с разных сто- ярких впечатлений и открытий:

те, о заветных чувствах и мыслях… рон, с разных ракурсов, выражаясь это и творческая дружба с воинами Дивные были это слова! Жаль, что кинематографически. Оказавшись и с блокадниками, и возрождение сбереглось так мало! Эти окопные в ближних тылах, я всегда имел кинохроники и кинодокументали тетради необыкновенно сближали возможность, миновав контрольно- стики, и создание ансамбля 42-й людей, знакомили их друг с другом пропускной пункт у Московских армии и, конечно же, повседневная несравнимо порою лучше, чем со- ворот (тогда они были разобраны, работа в дивизионной, армейской и брания, которые носили куда более воссозданы уже в послевоенные фронтовой печати.


официальный характер. Когда-то годы), опять попасть прямо в око- Объявилась война сразу, а при еще выйдет номер газеты, когда пы к своим фронтовым друзьям- шла в наш дом и в наши сердца да она придет именно в твой взвод, товарищам. леко не вдруг: к тому, что она, война, в твое отделение!.. А вот окопная Признаюсь честно, от началь- идет и будет идти долго, надо было тетрадка обежала путь, порою весь- ства мне частенько доставалось, как привыкать. Тогда, в сорок первом, я ма длинный, и в твое же отделение оно выражалось за «панибратство», не раз вспоминал свой боевой опыт и вернулась! Один круг, два, три за «отсутствие чувства субордина- времен Гражданской войны и совсем опишет такая тетрадка и вернется ции». Но для меня, по духу человека недавний и постоянно задавал себе и ко мне. Бездна материала! Что- штатского, звания и должности но- вопрос: «Что можно взять на воору то сгодится для текущего номера сили формально-деловой характер жение в плане духовного опыта, а дивизионной и армейской газеты, о и никогда не определяли ни чело- что нет?». Этот вопрос, по-моему, чем-то можно и нужно будет сооб- веческой сущности, ни сущности был и остается главным в военно щить в нашу фронтовую «На страже человеческих отношений. Посему исторической теме в литературе и в Родины», что-то для очередных бе- бойцы и младшие командиры встре- других видах искусства. Одно изре сед использую, а бывали страницы чали меня душевно, запросто, что чение вспоминалось постоянно – это с таким дальним прицелом, что мне видно и из сохранившихся в моем слова комбрига Котовского, у которо казалось, будто мне, уже в далекие фронтовом архиве фотографий. Вот го во взводе охраны штаба я начинал послевоенные годы, адресованы те так же запросто я и вникал в секреты свой воинский путь: «Не тот боец, кто или иные слова. боевого мастерства у наших славных испытал тягость поражений, а тот, кто Вскоре меня прикомандировали снайперов – Феодосия Смолячкова, испытал вкус победы!»

к Объединенной киностудии и при- Александра Говорухина, Николая Один эпизод по-кинематог влекли к сценарной работе, посчитав Остудина и Ивана Добрика. Эти рафически ярко вижу я до сих ее главной, однако, полностью не парни столько фрицев уложили, что пор. У самых Пулковских высот, освободив от прежних обязанностей. собой, ну, может, целый батальон где красуются гранитные и мра С одной стороны, нагрузка возросла, пехотный заменить смогли! морные творения Воронихина, – История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений первые разрозненные, изможден- Мне таких приказов тоже фор- кто-то достает фляги с водой, кто-то ные, крайне удрученные группы мально никто не давал. И этот при- обувку… Первые слова, первые вза отступающих солдат и младших каз, как и многие другие самоприка- имные взгляды – глаза в глаза.

командиров. Зрелище это куда зы, я отдал себе сам. И помогла мне «Нет, – говорю я им, – не погиб более тягостное, нежели встречи вновь юность моя. Я вспомнил 1918 ла Родина, не погибла наша армия.

с многочисленными беженцами из год, такие же группы солдат старой Где она? Да вот она! Это – вы. Вы и числа самых что ни есть мирных русской армии – кто из плена, как есть будущая армии!»

граждан. Среди них – старики, в пьесе Всеволода Вишневского Примерно так я вел свои первые женщины, дети… Как их упрекнуть «Оптимистическая трагедия», кто беседы в том самом девятнадцатом в отсутствии боевого, наступатель- из окружения недавнего, кто просто году на Украине. Так я говорил и тогда ного духа! Другое дело – бойцы с так, отсиживался по лесам да по ху- у самых Пулковских высот в самые оружием в руках. Их непременно торам… И вот они маленькими груп- страшные первые дни Великой Оте надо остановить, заставить себя пами тянутся на Родину. А я, еще чественной. Это и были первые наши слушать, дать им опомниться, в сущности мальчишка, недавний шаги к Победе в мае сорок пятого.

Подготовка текста вернуть их в строй, а главное – на- ученик-реалист из Полтавы, иду им и примечания строить их души, перестроить их навстречу со словами привета, пони Н. Н. Сотникова настроение. мания, участия. Мы делаем привал, Это стихотворение было опубликовано Е. Евтушенко в антологии «Строфы века» в 1994 году.

С 1937 года – г. Пушкин.

Ленинградские энергетики в годы блокады (1941–1944) В. Б. Груздев П Петербург, Петроград, Ленин- приходилось собирать буквально Мы не предполагали, что про град и опять Петербург, или чаще по крупицам. Но особенно ценный тивник так легко пройдет все При просто Питер – не многие города исторический материал был по- балтийские советские республики могут похвастаться таким много- лучен из частных встреч и бесед с и уже к середине июля 1941 года образием названий, и не каждый непосредственными участниками окажется в Ленинградской области.

город мог бы пережить (да, именно тех событий, с живыми энергети- Поэтому полной линии обороны пережить и победить!) 900-дневную ками блокадного Ленинграда. При Ленинграда с южной стороны у нас блокаду. встречах с участниками блокадных не было.

Много рассказано, написано, дней, а таких встреч было более 50, Нужно было срочно возво снято художественных и докумен- я видел, как преображались их лица, дить южный вал обороны города тальных фильмов о блокаде Ле- как они рассказывали буквально по- Ленина. Лужская линия обороны, нинграда, но, к сожалению, почти минутно о событиях страшных дней, отстоящая от Ленинграда на 200– нигде ни сказано о ленинградских словно вся жизнь этих прекрасных 210 км на юг, на строительстве энергетиках в те тяжелые блокад- ленинградцев спрессовалась в 900 которой было занято свыше ные годы. дней и ночей и другой жизни не тысяч жителей Ленинграда и Мне стало обидно за своих стар- было, и не будет… 250 тысяч жителей Ленинградской ших коллег, которые первыми прорва- Но как бы то ни было, ленин- области, состояла из двух рубежей ли блокаду города, вернув жителям, градские энергетики сумели оста- до 175 км протяженностью по фрон свет и тепло уже в начале 1942 года, вить о себе глубокую память в обо- ту и глубиною – 10–12 км1.

и я решил хоть как-то восстановить роне города на Неве. Минные поля, противотанковые историческую справедливость. Известно, что на Ленинград рвы и надолбы, глубокие траншеи и В архивах Ленинграда и «Ленэ- наступала германская группа ар- километры колючей проволоки нерго» мною были изучены имею- мий «Север», состоящая из двух должны были хоть как-то остано щиеся материалы, касающиеся полевых армий и содержавшая в вить врага на ближних подступах к ленинградской энергетики в годы себе более полумиллиона солдат Ленинграду.

войны. К сожалению, большая и офицеров под командованием Вот здесь-то и были впервые в часть документов военного време- генерала-фельдмаршала Вильгель- военной истории применены элек ни погибла, конкретные сведения ма фон Лееба. трические заграждения, разрабо История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений танные и установленные специали- лялся из Интинского месторож- Но на этом не закончились стами высоковольтной электрола- дения (г. Инта), что на Кольском ратные дела ленинградских энер боратории «Ленэнерго». Подобные полуострове. гетиков… электрозаграждения также были Ранним августовским утром После разгрома врага под Тих смонтирована на севере, на границе 1941 года немецким командованием вином в декабре 1941 года Военный с Финляндией, где за всю войну на был поднят в атаку первый батальон Совет Ленинградского фронта при них погибло несколько финнов. Но пехоты. Фашисты бежали в атаку по нял решение о восстановлении Вол особенно удачно электрозаграж- влажной почве, делая огромные шаги ховской гидроэлектростанции.

дения были применены в деревне в подкованных металлом сапогах. Три электрогенератора в пер Телези, которая существует и сегод- Романов А. И. включил рубиль- вые дни войны были эвакуиро ня, недалеко от поселка Пулково, по ник… На площади в тысячи ква- ваны на Урал и в Узбекистан на дороге в город Пушкин. дратных метров появилось высо- «Чирчикстрой-2», а гидротурбины Здесь бригада из пяти человек кое электрическое напряжение в из-за негабаритных размеров были во главе с Романовым Александром 2 000 В, и под его «шаговое» на- оставлены в теле плотины. Но Вол Ивановичем, смонтировала элек- пряжение попали ничего не подо- ховская ГЭС так и не была захвачена трозаграждения, которые состояли зревавшие гитлеровцы. В течение фашистами.

из забитых во влажную землю нескольких минут более 500 солдат и Тогда срочно возвратили гене металлических стержней около ки- офицеров осталось лежать на сырой раторы, и уже в середине января лометра по фронту и соединенных земле... Ни огня, ни дыма не было со 1942 года первый гидрогенератор между собою подземным электри- стороны русских. был полностью смонтирован и ческим кабелем. Тем самым была Немцы в атаку подняли второй опробован в работе. Мне довелось перекрыта единственная дорога батальон – тот же результат: гитле- ознакомиться с документацией по Пушкин – Пулково. ровцы, громко вскрикнув, падали, монтажу, наладке и пуску этих ги Расположившись в землянке, словно подкошенные. дрогенераторов. Все эти работы про бригада А. И. Романова установила Фашисты решили, что русские водились в 40-градусный мороз.

высоковольтную электрическую опять применили какое-то новое, Голодные, часто падающие в аппаратуру, с помощью которой секретное оружие, ибо они уже были обморок, люди выполнили за ме можно было подать напряжение в напуганы смертельным огнем «Ка- сяц такой объем работ, который 2 000 В от понижающего транс- тюш», примененных под городом мы – сытые, согретые и здоровые форматора.

Трансформатор был Оршей 15 июля 1941 года. смогли бы по нашим сегодняшним установлен там же, в землянке, В течение нескольких дней груп- нормативам выполнить только за и подключен к линии электропе- па ленинградских энергетиков из полгода… редачи в 10 000 В2, проходившей пяти человек сдерживали наступле- Что их заставляло так рабо над ними от еще действовавших ние целого стрелкового полка гитле- тать: страх перед врагом или перед электростанций «Ленэнерго», ровцев, а это около 2000 человек… собственным партийным руковод которые были остановлены в Наконе ц, немцы установили, ством, жажда жизни или стремление начале декабря 1941 года, когда что солдаты были убиты электриче- выжить и во что бы то ни стало дать закончилось на складах топливо. ским током, и тогда минометным ог- энергию Волхова и своих сердец Новое невозможно было доставить нем они расстреляли всю площадь, блокадному Ленинграду, где были из-за блокады города. Уголь для занятую электрозаграждениями. их семьи. Расспрашивая блокадни электростанций «Ленэнерго» в Погиб и А. И. Романов со своими ков, я часто задавал им эти вопросы, основном был привозной и постав- товарищами. и от всех без исключения слышал Вооруженные рабочие идут на смену. Ленинград. 1942 г.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений один ответ: мы верили, что Ле- ную электроэнергию! В каждой упало более 2 тысяч снарядов и нинград мы не отдадим, а внешние из квартир по вечерам с 19.00 до фугасных бомб, но электростанция трудности с едой и морозом – они же 23.00 часов загоралась лампочка продолжала работать и длительное не вечные!.. И Ленинград ждал эту мощностью в 40 Вт. Мирная жизнь время несла 90% нагрузки ленин электроэнергию. Для ее передачи возвращалась в большой город. градской энергосистемы блокадного от Волховской ГЭС в Ленинград Но еще до тех событий, накану- времени.

было смонтировано более двух- не 8 марта 1942 года, в блокадном За годы блокады на городские сот километров воздушных линий городе из трамвайного парка № 2, электростанции Ленинграда было электропередач. что был на Васильевском острове, сброшено более 300 фугасных и Деревянные опоры ЛЭП на пошел Ленинградский грузовой свыше 1000 зажигательных авиа виду противника, по ночам, вмо- трамвай. бомб, более 3000 артиллерийских раживали прямо в лед Ладожского С помощью более, чем 300 ва- снарядов крупного калибра3.

озера. А когда наступила весна, и гонов в течение месяца горожане Благодаря успешному запуску в лед растаял, то в водах озера, на очищали свой многострадальный работу ЛГЭС-5 блокадный Ленин глубине около 18 м, севернее уже город от мусора, от остатков раз- град увеличил выпуск реактивных проложенных трубопроводов по- рушенных домов. снарядов для «Катюш», а Киров дачи жидкого топлива, водолазы А 1 апреля 1942 года в Ленингра- ский завод резко увеличил выпуск ЭПРОНа (Экспедиция подводных де пошел блокадный пассажирский отремонтированных боевых танков, работ особого назначения) проло- трамвай, получавший электроэнер- пушек, минометов. Было увеличено жили пять ниток электрического гию от городской электростанции производство стрелкового оружия, кабеля, протяженностью по 21,5 км ЛГЭС-5 «Красный Октябрь», ко- гранат, мин, снарядов.

каждая и напряжением 20 000 В. торая находилась в Уткиной заводи. По бензопроводу, проложен Кабель и соединительные муф- Вот уж действительно был великий ному по Ладожскому озеру за ты были изготовлены в холодных праздник в блокадном городе! дней, протяженностью 29 км и при и пустых цехах эвакуированного После сложной реконструкции диаметре трубы 100 мм, блокадный завода «Севкабель»: медь и свинец одного из котлов электростанция Ленинград ежесуточно получал поч получили у оборонщиков, а плавку ЛГЭС-5 (ныне ТЭЦ-5) начала ти 600 т такого нужного в холодном металлов выполнили в электропе- сжигать добывавшейся внутри и голодном городе бензина.… Одним чах. Затем обучили ленинградских блокадного кольца фрезерный торф, словом, город ожил!

женщин наматыванию кабеля на который добывали внутри блокад- Таким образом, энергетики деревянные бухты и сматыванию ного кольца и нарезали сильной Ленинграда первыми прорвали бло его в линию. Обученные этим ра- струей воды. В работах принимали каду города, которая частично была ботам женщины в ночное время с участие в основном женщины – до- прорвана войсками в январе помощью специальной кран-балки мохозяйки, балерины Кировского года и окончательно была снята в на борту барж собирали из неболь- театра, учителя, продавщицы из январе 1944 года.

ших кусков электрический кабель в магазинов, которые после основ- Также энергетики блокадного единую многокилометровую нитку ной своей работы приходили на Ленинграда передали Наркомату с помощью герметичных двухсотки- монтажную площадку котла. Им обороны страны немалую сумму лограммовых муфт. А затем, также в всем выдавали усиленный продо- в деньгах и драгоценностях для ночное время (днем немцы видели вольственный паек. строительства авиационной эска эти работы и могли обстрелять Реконструкция парового котла дрильи «Ленинградский энерге или разбомбить баржи) совместно была выполнена за два месяца с тик», которая участвовала в защите с моряками Ладожской военной изготовлением всех необходимых ленинградского неба.

флотилии выходили в озеро. рабочих чертежей, расчетов, мате- Еще осенью 1941 года ленин Баржи медленно двигались риалов, наладкой оборудования и градский профессор из политехни друг за другом в сторону западного горения топлива в топке. Для под- ческого института А. Н. Бутников побережья Ладоги. На расстоянии сушки влажного торфа и направ- предложил проложить по льду Ла прямой видимости на плавающем ления его уже в топку котла был доги троллейбусную линию, опоры плотике зажигалась от аккумулято- впервые разработан и смонтирован которой были бы вморожены в лед, ра слабая лампочка для ориентации циклонный предтопок. Как рас- для доставки продуктов питания в при прокладке верного курса баржи сказывал бывший начальник цеха Ленинград, сняв сиденья из пасса в кромешной темноте. наладки и испытаний «Ленэнерго» жирского салона. Уже был разра На ходу кабель опускали в С. В. Зайцев, в мирное время эта ботан проект, была проведена гео воду Ладожского озера, а водолазы работа заняла бы не менее года. логическая съемка трассы, завезены ЭПРОНа принимали его и осто- Находясь почти на линии фрон- необходимые для этого материалы, рожно укладывали по дну озера, не та, электростанция ЛГЭС № 5 но в результате успешно проведен допуская перегибов. «Красный Октябрь» подверга- ной в январе 1943 года операции Вскоре были включены в работу лась ожесточенным обстрелам и «Искра» южное побережье озера еще два генератора на Волховской бомбежкам. За время работы в было освобождено, и необходимость ГЭС, и в день 25-й годовщины блокадное время на ее территорию в том проекте отпала.

Октября (7 ноября 1942 года) более Рубежи мужества. М., 1978. С. 43.

трех тысяч ленинградских квартир Экспозиция музея «Ленэнерго». Санкт-Петербург, площадь Конституции, д. 1.

наконец-то получили долгождан- Там же.

История Петербурга. № 4 (56)/ Г ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений Нам особенно дорог взгляд на историю родного города юных петербуржцев. Восьмиклассница 570 школы Невского района Санкт-Петербурга Вера Остромецкая – неоднократный победитель городского конкурса «Родословные школьников Петербурга», лауреат международного конкурса «Звезда Прометея» в номинации «Моя Родословная», призер Всероссийской конференции «История моей семьи – страница многовековой исто рии Отечества» (Казань, март 2009), победитель конкурса «Молодой лидер Невского района 2009» в номинации «Лидер в профессии».

В этом выпуске журнала мы публикуем ее очерк об обычной петербурженке – Елене Алексеевне Ильиной.

Именно из таких судеб, как судьба Е. А. Ильиной, складывается история Санкт-Петербурга.

Редколлегия журнала «История Петербурга»

Мои соседи — семья Ильиных В. Н. Остромецкая Мы все теперь узнали на века:

И цену хлеба – если хлеба нету, И цену жизни – если смерть близка.

М Александр Гитович Мой небольшой очерк посвя- находчивая, веселая. Руки у нее щен семье Ильиных – Елене Алек- были золотые: умела вышивать, сеевне* и Михаилу Дмитриевичу. прекрасно шила, вкусно готовила.

С этой семьей мы знакомы с 1990 Могла и петь задушевно и в пляс года. Мы – соседи, наши квартиры пуститься. Надежду Александровну расположены рядом, на одной пло- любили все соседи, родственники, щадке. Теплые дружеские отноше- как с ее стороны, так и со стороны ния установились между нами сразу мужа Алексея Ивановича. В свою же. С начала с Еленой Алексеевной очередь она была любимой дочкой и Михаилом Дмитриевичем боль- своей мамы, для Елены Алексеевны ше общалась моя бабушка, Лариса она была бабушкой Валей. А всего у Викторовна. Меня еще тогда и на бабушки Вали было пятеро детей.

свете не было. Позже, в 1996 году, не Муж Алексей Иванович очень стало Михаила Дмитриевича. Моя любил Надежду Александровну и бабушка и мама Надежда Ивановна ревновал, хотя повода и не было. В были рядом с Еленой Алексеевной семье была гитара. Братья Влади Михаил Ильин (1924–1996) в трудные дни. После того как мир и Александр сами научились сеевны родились в Костромской умерла моя бабушка, я и моя мама играть на ней. Им это очень нрави области. Старший брат Владимир продолжаем дружить с Еленой лось. Но старший брат всегда брал родился в 1923 году, младший брат Алексеевной. К сожалению, своих гитару первым, а так как младшему Александр – в 1929 году. Елена детей в семье Ильиных не было, и тоже хотелось играть, то он говорил Алексеевна вспоминала, что ее поэтому я решила рассказать о том, старшему: «У тебя гитара врет» или мама Надежда Александровна была как пережила годы войны и блокады «Ты неправильно играешь, дай мне».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.