авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 54 |

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВЫСШИЙ ИНСТИТУТ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ И ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ БОЛГАРИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ РОССИЯ ...»

-- [ Страница 35 ] --

библиография, которая “должна была бы строиться по новому плану и указывать по каждой отрасли знания наиболее полезные книги”, “чрезвычайно полезной для прогресса науки...” [850: 665, 666] (ср.: примеч. 167, 218, 334).

Библиограф-теоретик начала XIX в., библиотекарь Центральной школы департамента Верхней Сены Э.Г.Пеньо автор “Толкового словаря по библиологии” (1802-1804 гг.), в “Предварительных рассуждениях” которого, придерживаясь линии дореволюционных взглядов на библиографию, и, характеризируя библиологию (книговедение теорию библиографии) в качестве “своего рода систематическая энциклопедия письменности, которая, кратко и описательно трактуя о всех произведениях духа (du gnie), указывает каждому из них место, принадлежащее ему в общей библиотеке” [1224, т. I: VIII-IX], трактует библиографию как описание и классификацию книг, что дает анализ приведенных в систему человеческих знаний, их взаимоотношений, т.е. метасистема библиографии когнитологическая система (ср.: примеч. 167, 218, 335).

Марсельский библиотекарь и библиограф Ш.Ф.Ашар в первом французском учебнике по библиографии “Элементарный курс библиографии, или наука библиотекаря” (1806-1807 гг.) противопоставляясь дореволюционным взглядам о бытовании одной библиофильской библиографии для книготорговцев [796, т. I: 1], выступил в качестве последователя идей А.Г.Камю в педагогическом плане, разделяя библиографию на две главные части: касающаяся способа оформления книг, метасистема которой типографское искусство для целей коллекционирования и книжной торговли;

и занимающаяся предметами, являющимися плодом воображения авторов, метасистема которой историко-культурное развитие идей, наук [796, т. I: 52] (ср.: примеч. 167, 218, 336).

“Отец русской библиографии”, переводчик, издатель, книгопродавец В.С.Сопиков в подытоживающем алфавитном репертуаре по именам авторов и т.н. ударному слову заглавий безавторских изданий книг на славянских языках с начала книгопечатания ”Опыт российской библиографии...” (1813-1821 гг.), согласно “Предуведомлению” и в связи с уровнем библиографирования труда, в соответствии с идеями французских деятелей библиографии XVIII-XIX вв., придерживался библиофильским тенденциям и расширенному толкованию библиографии, отождествляя ее с книговедением, в результате чего ее (библиографии) метасистема выделась им “в познании книг вообще”, составляя “существенную часть истории народного просвещения”, показывая “состояние и постепенное развитие наук вообще”, “образовать вкус читателей к хорошим сочинениям” [698, ч. 1: III-CLI] (ср. примеч. 167, 218, 339).

Библиограф-знаток истории литературы и книжного дела, специалист по общей, краеведческой и отраслевой (истории, археологии, этнографии, географии, статистики и др.) библиографии Г.Н.Геннади, подобно французским теоретикам библиографии и В.С.Сопикову, представляя библиографию как науку историческую, часть истории культуры и просвещения, в основном своем труде ретроспективном библиографическом указателе второй степени “Литература русской библиографии. Опись библиографических книг и статей, изданных в России” (1855 г.) первом в мире национальном вторично-документальном источнике, подытоживающем библиографирование библиографической литературы (европейские библиографы стремились к международному охвату библиографической литературы ср.: примеч. 367-368), ставшем по сути своей библиографией книговедения, отражающей свой предмет сведениями о публикациях в книгах, брошюрах, журнальных и газетных статьях, судя по предисловию труда и по широте охвата параметров его библиографирования, его автор трактовал библиографию в метасистеме книговедения (книгознания) и в контексте истории общественной мысли, способствуя росту самосознания и самой библиографии в целом как вторично-документальной многоуровневой информационно-коммуникативной сферы [394: 14-22] (ср.: примеч. 167, 218).

Библиограф-практик и теоретик библиографии, библиотековед, палеограф Ф.А.Эберт в предисловии к наиболее значительной его работе в области библиографий алфавитного указателя редких, старинных и ценных (по содержанию, не только по типографскому оформлению и внешним особенностям издания) книг “Всеобщий библиографический словарь” (1821 г.), занимая позицию, близкую к точке зрения французских теоретиков библиографии, “библиография есть свод документов (Codex diplomaticus) по истории письменности, самый надежный измеритель степени и высоты письменной культуры и деятельности”, давая себе отчет в том, что в Германии не имелось ни профессионалов-коллекционеров, ни крупных книжных аукционов: “библиография принадлежит исключительно науке в точном смысле слова, и рассматривается как ее служанка” [894, т. I: IX-X], и в статье “Библиография” в “Энциклопедии...” (1823 г.), сужая характерное для французских деятелей вдение библиографии в качестве высшей, всеобобщающей науки до подобающего ей места как продукт духовной и материальной культуры: “библиография в самом широком смысле слова есть новое название той науки, которая занимается познанием произведений письменности всех времен и народов как таковых, а равно познает их в соответствии с отдельными внешними обстоятельствами” [895: 47], что, в сопоставлении с концепцией “чистой прикладной” библиографии, теоретически фундирует взгляд на две метасистемы библиографии совокупность произведений письменности с целью “показать вообще то, что есть” (1) и подход к книгам под определенным углом зрения, преимущественно с учетом склонностей и потребностей книгособирателя (библиофила) (2) (ср.: примеч. 167, 218, 337, 339).

Немецкий библиограф и библиотекарь, теоретик и историк библиографии Г.Шнейдер в “Руководстве по библиографии” (1924 г.) фиксирует многоступенчатую метасистему взаимоотношения теоретических и практических работ в библиографической области ее смежные области (1), наука (2), интеллектуально-духовная жизнь общества (3) [1120: 183] (ср.: примеч. 167, 218, 339).

Вслед за Г.Шнейдером, немецкие библиографы К.Флейшхак, Э.Рюккерт и Г.Рейхардт в предисловии этапного труда “Основы библиографий” (1957 г.) [903] в качестве метасистем библиографии выступают характерные многоступенчатые системы: учения об описании документов (1);

практики создания библиографических произведений (2);

ограниченного заглавиями собрания и описания отдельных изданий (3) (ср.: примеч. 386).

Один из основоположников книговедения в России, библиограф, издатель, теоретик библиографии Н.М.Лисовский в капитальном четырехтомном вторично-документальном труде “Русская периодическая печать. 1703 1900” (1895-1915 гг.), остающемся и поныне основным справочником по русским периодическим изданиям XIX в., понимая библиографию как самостоятельную научную дисциплину научно-практического целого, высвободившегося из книговедческого цикла [557], запечатлел трактуемого им в теоретических работах вдения ее метасистему историю русской общественной мысли [394: 37-42] (ср.: примеч. 133, 167, 218).

Книговед, библиограф, библиотековед, создатель концепции библиопсихологии (предвосхитившей теорию массовых коммуникаций, развивающуюся в 1930-ые 1950-ые гг. в США, а позже и ныне и в Германии, Италии, Швеции) Н.А.Рубакин в своем основном библиографическом труде фундаментальном трехтомном комплексном по содержанию рекомендательном указателе, имеющем справочный характер, предназначенном для самообразования и для систематизации и комплектования общеобразовательных библиотек и книжных магазинов “Среди книг” (1911-1915 гг.:

2 доп. и перераб. изд.) в соответствии с позицией, подробно расскрытой в обширном вводном методологическом научно-библиографическом очерке “Теория подбора книг”, метасистема библиографии пропаганда книги;

такая платформа предельно конкретизирована (и отражена в заглавии издания): книжные богатства в связи с историей научно-философских и литературно-общественных идей [655, т. 1: I-XXIV] (ср.: примеч. 133, 167, 218, 221).

Книговед-философ и библиограф-методолог, автор концепции библиосоциологии, знаток методологии истории и археологии знания М.Н.Куфаев в теоретических работах по книговедению и библиографии (монографии “Проблемы философии книги” 1924 г. [542], “Библиофилия и библиономия” 1927 г. [539: 168-175] и др.;

статьи “Координирование научно-библиографических работ различных учреждений” (1924 г.) [539: 94-100], “Библиография как наука и как прикладное знание” 1925 г. [539: 71-93], “Книга как понятие и предмет науки и библиография как документальная наука о книге” 1925 г. (на украинск. яз.) [541], “Библиография наука” 1926 г. [539: 119-127], “Предмет и границы библиографии и принципы ее методологии” 1927 г. [539: 101-118] и др.), как и в библиографическом указателе литературы за 1917-1927 гг. “Теория библиографии” 1928 г. [543] и в крупной теоретико-историографической работе “Иностранная библиография” 1934 г. [540] занимает позицию: библиография дает документальное знание о книге всем дисциплинам, заинтересованным в конструктивных элементах какого-либо порядка, в результате чего она является “источниковедением” для книговедения и вооружает его своим главным методом библиографическим описанием произведений печати, в связи с чем библиография наука.

Отмеченным подходом, в противовес взгляду на библиографию лишь как на вспомогательную дисциплину, обслуживающую различные сферы народного просвящения, производства, культуры, науки т.п., имевшему место в 1920-ые 1930-ые гг., М.Н.Куфаев развивал и углублял по сути дел дореволюционное академическое направление библиографии науки, в русле идей которого утверждалась в качестве метасистемы библиографии ее подытоживающая социальная историко-культурная функция, соответствующая состоянию жизни общества на определенном этапе развития (ср.: 43, 133, 138, 167, 218, 340).

Книговед, библиотековед, библиографовед, специалист по истории и теории библиотечно-библиографической классификации и каталогизации, организатор библиографии, обладающий обширными познаниями в области гуманитарных дисциплин и мировой библиографической практики Е.И.Шамурин в 1920-ые 1930-ые гг. принимал участие в разработке направления библиография наука, согласно которому вторично-документальная сфера не ограничена лишь подготовкой указателей, а выступала в качестве сложной системы (библиографической области) историко-культурного плана (неопубл. тр. 1931 г. “Основы библиографии”), требующей целостный подход ее теории, методики, практики, в связи с чем остро выдвинул теоретические проблемы метасистемы библиографии взаимоотношения с другими науками как книговедческого, так и общего характера, с другими сферами социальной жизни... [767].

С указанными метасистемными представлениями о библиографии Е.И.Шамурин выступал за научные основы библиографической каталогизации в соответствии с мировым уровнем каталографии как интердисциплинарной библиографической сферы [762];

за научную систему методики библиографирования библиографической работы [763] и аннотирования [764];

за упорядочение библиографической терминологии, развития библиографической науки в тесной связи с общей теорией книговедения и в связи с традициями в истории русской и мировой библиографической практнии [592, 593 б, 1211];

за научный теоретико-практический синтез библиотечно-библиографической классификации, фундированный историко-культурным уровнем мировой библиографии [766];

за широкомасштабную поистине ризоматическую многоаспектную классификацию видов библиографии на базе признаков: 1. социальных, 2. конкретно-ограничительных;

3. обощеметодических [765].

В целом, Е.И.Шамуриным утверждены две метасистемы библиографии: информация об имеющейся литературе (учетно-регистрационной библиографии) (1) и пропаганда произведений печати (рекомендательной библиографии) (2): “Эти функции неразрывно связаны с наличием во всякой библиографии элементов о ц е н к и описываемых произведений печати.” [765: 337] постановка, лежащая в основе футуристической идеи ризоматизма эпистемологии библиографии (ср.: примеч. 133, 143, 167, 177, 218, 333, 354).

Литературовед, библиограф, историк книги, методолог источниковедения и литературоведения, чл.-корр. АН СССР (1960 г.) П.Н.Берков, определяя библиографию в качестве общей вспомогательной науки (1956 г.) [696: 14], рассматривает библиографические разыскания не как “интуитивный” и “эмпирический” процесс, а как процесс диалектико-логического суждения, основанный на многообразной связи явлений культурной жизни (1959 г.) [322:

97-111], чем трактует библиографию как явление культуры и своеобразную форму учета, отчета и пропаганды ее достижений, отраженных в печатных и рукописных произведениях (1960 г.) [320: 5-22].

Очевидна метасистема библиографии, фиксированная концепцией П.Н.Беркова, когнитологическое единство соответствия науки (1), культуры (2), философских воззрений (3).

Методологом истории и теории библиографии К.Р.Симоном в многократно цит. здесь его труде “История иностранной библиографии” (1963 г.) (ср.: примеч. 354-366) метасистема библиографии синтезирована и фиксирована отношением автора к библиографическим произведениям в процессе его работы в качестве п о д х о д а: “подход к ним (Библиографическим произведениям. А.К.) как к своеобразным источникам по общей истории культуры, поскольку последняя отразилась в памятниках письменности.” [677: 27]. Трактуя библиографические произведения в контексте культуры и истории книги, К.Р.Симон обобщает свою позицию, что он стремился рассматривать их прежде всего “как источник по истории культуры” [677: 28]: системный когнитологический синтез истории науки, книги, библиотечного дела, книжной торговли,.. метасистема библиографии.

Теоретиком библиографоведения, архитектором современного многоуровневого информационного пространства О.П.Коршуновым с конца 1960-ых гг. библиография рассматривается преимущественно в метасистеме документальных коммуникаций (информационной деятельности) на почве взаимоотношения “документ потребитель” [511-518 и др.].

Классиком современной концепции международной универсальной библиографии библиографии И.В.Гудовщиковой, которая рассматривает вторично-документальный мир в качестве взаимосвязи разноранговых функций: библиографии, ее видов, видов библиографических пособий, отдельных пособий (“Функции национальной библиографии и функциональная структура библиографии” 1979 г. [429]), высказывается мысль о кардинальной значимости метасистемных связей библиографии для выстраивания ее целостной системы: “Большинство современных авторов рассматривает систему библиографии в рамках метасистемы документальных коммуникаций. Быть может, выявление и дефинирование других метасистем, в которых функционирует библиографическая информация, составит следующий этап развития теории библиографии, который приведет к новой парадигме.” (1990 г.) [88: 40].

Библиографоведом-информатиком, архитектором современного информационного пространства с весомым вкладом в ряд сфер информационного моделирования (ср.: примеч. LV) А.В.Соколовым на базе интеграционного соотношения взаимосвязи информатики и библиотечно-библиографических дисциплин 1970-ых гг. (Соколов А.В.

Существующие концепции отношения научной информатики и библиотечно-библиографических дисциплин // Социальные проблемы информатики: Сб. науч. ст. / Ленингр. гос. инст. культ. им. Н.К.Крупской. Л., 1974. С. 9-21;

Соколов А.В., Манкевич А.И., Колтыпина Т.Н. Взаимосвязи информатики и библиотечно-библиографических дисциплин // Науч. и техн. б-ки СССР (М.) 1974. N 4. С. 28-37.) и генерирования системы информационно коммуникативных наук 1980-ых гг. (“Система информационно-коммуникативных наук” 1985, 1994 гг. [693: 214-220]) определяет метасистему библиографии в качестве сферы духовного производства (“Библиография как область духовного производства” 1987, 1994 гг. [693: 119-139]): “библиография, выступая как область духовного производства, не только создает библиографическое знание, но и обеспечивает его движение в пространстве и во времени, т.е. поиск и хранение, отбор и передачу” [693: 128]. Существенна для понимания метасистемы библиографии трактовка культуры в концепции А.В.Соколова: “Культура это духовное производство;

система культуры совпадает с системой духовного производства, понятия “культура” и “духовное производство” эквиваленты по объему (возможно, и по содержанию тоже).” [693: 138-137].

Современным библиографоведом – методологом библиографоведческой когнитологии Л.В.Ласьковой библиография выведена в качестве инфраструктуры науки, чем в информационном пространстве ее гомеостаз сам выступает в качестве метасистемы науки (“Библиография инфраструктура науки” 1991 г. [524]). Ср.: примеч. 398.

Сама библиография выведена Л.В.Астаховой в качестве метасистемного компонента собственно научного знания: “Библиография как научный феномен” 1997 г. [294].

Авт. Л.В.Ласькова Л.В.Астахова одно лицо. Ср.: примеч. 397.

Современным теоретиком и методологом библиографии Н.А.Слядневой, внесшей весомый вклад в нынешнем парадигмальном понимании гомеостаза библиографии в связи с миром литературы и литературоведения (в контексте ее работы “Библиографическая эвристика художественной литературы и литературоведения” 1987 г. [683]), в кондицизм с инфосферой Homo faber’a (здесь: без отрицательной коннотации: интерпретирован универсум человеческой активности, труда) в качестве метасистемы библиографии, что по существу выступает в емком философско-методологическим обобщении библиографоведческой когнитологии: “Библиография в системе Универсума человеческой деятельности” 1993 г. [684].

Современным архитектором библиографоведческой когнитологии, методологом библиографии (“О сущности и основных качествах библиографической информации” 1983 г. [738];

“Понятие “библиографическое знание” в контексте библиографических парадигм XIX-XX веков” 1994 г. [741]), автором концепции отраслевой дифференциации библиографии (“Отраслевая библиография в системе библиографических дисциплин” 1981 г. [740] /ср.: примеч. 135/), В.А.Фокеевым, в соответствие с его фундаментальной постановкой, что библиография это, прежде всего, библиографическое знание, рассматриваемое в общем контексте знания (1) и в социальном контексте (2), сама библиография включена в метасистему не только коммуникаций (I), но и познания (II), ценностной ориентации (III), культуры в целом (IV): “Природа библиографического знания” 1995 г. [742]. Существенно, что в данной ноосферической многоуровневой метасистемной конфигурации библиографии разграничены личностный и социальный контексты знания.

Библиотекарь-библиофил, знаток инкунабулов и редких рукописных книг Т.Ф.Дибдин, автор шедевра библиофильской библиографии Великобритании “Библиографического Декамерона” 1817 г. [886], в своем главном труде шеститомной “Библиотеке Спенсериана” 1814-1838 гг., посвященном книжному собранию графа Дж. Дж. Спенсера, библиотекарем библиотеки которого являлся автор, сформулировал метасистему библиографии, воспринятой английской библиофильской традицией, распространенной среди исключительно замкнутого круга богатых аристократов. В своем руководстве для библиофила и собирателя рукописей “Библиомания или книжное безумие” [887] 1841 г. (переизд.:

1909 г. [888]) Т.Ф.Дибдин обосновал эту метасистему: удовлетворение потребностей богатых коллекционеров книг;

привлечение к собирательству книг прошлого богатых, хорошо образованных людей [887: 24] (ср.: примеч. 219).

Английский библиограф и библиофил Т.Х.Хорн в написанной им под сильным влиянием французских библиографов книге “Введение в изучение библиографии, чему предпосылается обзор публичных библиотек Древнего мира” 1814 г. (переизд.: 1967 г.) [949] заметно расширил объявленную Т.Ф.Дибдином (см.: примеч. 401) метасистему библиографии, включая в нее, помимо удовлетворения потребностей богатых коллекционеров (1), и ее функцию вспомогательного характера по отношению к другим наукам [949: 362] приведением сведений о предмете (содержании) обсуждаемых книг [949: 27] (2) (ср.: примеч. 220).

Американский библиограф Р.О.Гилд, выдвинувший задачу преподавания библиографии в вузах, автор первого американского универсального содержания ретроспективного библиографического указателя библиографических пособий 1858 г. [933], впервые разделивший в 1876 г. библиографию на интеллектуальную и материальную [932], обосновал существование двух ее метасистем: знакомить “образованных людей” с наиболее важными книгами в каждой отрасли знания (1);

изучать внешние характеристики книг с целью определения их цены, редкости и т.д.

(2) (ср.: примеч. 223).

Американские библиотекари-библиографы Х.Б. Ван Хоезен и Ф.К.Уолтер авторы известного учебного пособия для студентов небиблиотечных вузов “Библиография: Практическая, перечислительная, историческая” 1928 г.

(перепеч.: 1929 г.;

1971 г.), синтезировали намечавшиеся две метасистемы в англо-американском библиографоведении к XIX в., обосновав постановку метасистемы библиографии организации и регистрации знаний, утвердившейся широко в ХХ в. [1174] (ср.: примеч. 157) и ныне.

Английский библиограф-реформатор и архитектор современного вторично-документального уровня информационного пространства Т.Бестермен, из теоретико-методологического синтеза которого берут свое начало бытующие ныне в электронном информационном моделировании дихотомически дифференцированные вторично-документальные потоки в качестве метанаучных комплексов “естественных наук и технологии” (1) и “общественных и гуманитарных наук” (2) (“Библиографического индекса” 1951-1952 гг. [954] ср. пункт 3 Разд. Х. Вступ. слова: Историогр.), подготовленного интердисциплинарным по существу предвосхищением международного гомеостаза библиографической информации в качестве единого вторично-документального фундамента планеты (“Всемирной библиографии библиографий” 1939-1966 гг.: 1-4 изд. [816] ср. пункт 1 Разд. Х.1 Вступ. слова:

Историогр.), очертил метасистему библиографии (общего указателя международной ретроспективной библиографии библиографии) максимальная полнота без возможности отбора учета первично-документальной информации, сгруппированной в предметном порядке [816].

Хотя и реальное воплощение в цит. тр. Т.Бестермена данной метасистемы петцхольдтовского толка в ХХ в.

стало невозможным в одиночку (1. учтены только библиографические указатели “с самостоятельной пагинацией”;

исключены все внутрикнижные и внутрижурнальные списки;

2. не отражены печатные каталоги универсальных библиотек;

3. не представлены указатели карт...), в нем закреплена глубоко осознанная автором идея, что не распологаем удовлетворительной схемой классификации (в том ряду, и универсальная десятичная отнесена), которая могла бы служить широкомасштабным целям информационного моделирования... [816, 4. изд.: Col. 17-47].

“Всемирная библиография библиографий” Т.Бестермена и сегодня является фундаментальным справочником по библиографическим указателям с 1470 г. (ср. [967]), но для истории библиографии существенно и ее ключевое место:

ею фиксирован канун внедрения современных технических средств ХХ в. в практическую реализацию необходимой метасистемы вторично-документального свода планеты, обеспечивающего широкомасштабный охват библиографирования вторично-документальных источников.

Очевидна собственно-исследовательская концепция Т.Бестермена в качестве историка библиографии наиболее раннего и наименее известного этапа ее развития: втор. полов. II конца XVII вв. (“Начальные стадии развития перечислительной библиографии” /1. изд.: 1935 г.;

2. изд. 1936 г.;

пер. на фр. яз. 1950 г./ [815]), в системе которой исключены из анализа памятники книготорговой библиографии каталоги немецких книжных ярмарок, что находит критическую интерпретацию К.Р.Симона [677: 19-20], в частности, проблема осмысленная К.Р.Симоном вполне справедливо однозначна в качестве проблемы метасистемы библиографии: “история библиографии дана в полном отрыве от общей истории культуры и даже от истории книги и типографского дела” [677: 19].

Американский исследователь истории библиографии А.Тейлор как в своем “Ренессансном путеводителе по книгам” (1945 г.) [1164], так и в первой специальной монографии, посвященной развитию общей библиографии второй степени международного охвата, начавшейся с “Библиотеки библиотек” 1664 г. [1006] Ф.Лаббе, “История библиографий библиографий” (1955 г.) [1163], проводит четкую линию зависимости развития библиографии от метасистемных связей: (1.) явлений в области культуры [1163];

(2.) состояния современной ей науки [1164].

В целом метасистема библиографии в концепции А.Тейлора находится на стыке справочно-библиографической работы библиотек (1) и критического обозрения библиографических источников (2) (а не собственно “общеисторического” и “историко-культурного” развития ср.: с ее оценкой, проведенной К.Р.Симоном [677: 21]).

Видным американским специалистом в области методологии библиографии, библиотечно-библиографической классификации и смежных областей науковедения В.У.Клэппом и его школой, продолжая традицию Х.Б. Ван Хоезена и Ф.К.Уолтера (ср.: примеч. 404), синтезирована в 1950-ые 1960-ые гг. характерная для англо-американской линия библиографоведческой когнитологии XX-XXI вв. – позиция вдения метасистемной зависимости библиографии и документации от (парадигмальной) организации знания (когнитологии) [855, 857 и др.] (ср. с тр. Дж. Х. Ширы [770, 1122 и др.], Дж.Ликлайдера [1021 и др.], Д.Фоскетт [907 и др.], Б.Ушервуд [1172 и др.] см. примеч. 161-164).

От фр.: cadastre (ср.-греч.: katastichon лист, реестр).

Здесь: систематизированный фрагмент свода сведений, составленных путем устанавливания соответствий между миром метасистем (IV-ым уровнем) и миром вторично-документальной информации (III-ым уровнем) информационной среды (ср.: Сх. 5: с. 96):

библиографов авторов классических произведений библиографической информации из истории (III в. до н.э. нач. XVII в.) (см. примеч. 376) (1);

воззрений библиографоведов на тектоничность вторично-документального гомеостаза (XVIII-XX вв.) (см. примеч. 377-407) (2).

Несомненно, динамическая структура свода метасистем вторично-документального мира инфосферы, связана с тонкостями именования социальных феноменов и нуждается в целях культурно-информационного моделирования в специальных ризоматических построениях связей, трассирующих магистралей трансформатизма информационного пространства.

Букв.: метабиблиография от греч. означает: после библиографии, за библиографией, над библиографией в том же смысле, в котором метафизика находится после физики, или за физикой, над физикой.

Указанные коннотации связаны, но не являются тождественными. Быть за библиографией имеет систематические и теоретические последствия, и означает, что речь идет о проблемах или вопросах, которые, строго говоря, не принадлежат области библиографии, но релевантны ей. Быть после библиографии имеет тектонические и структурно-упорядочиваемые последствия, и вырисовывает положение дел, в котором речь идет о порядке устанавливания информационных связей, находящихся непосредственно над библиографической областью, релевантном ей.

Обычно, проблемы или вопросы, о которых идет речь, за, над и после библиографии являются базисными, философскими, и к ним в области библиографии производятся п р е д в а р и т е л ь н ы е д о п у щ е н и я б е з с п е ц и а л ь н о г о т р е т и р о в а н и я.

Отмеченное здесь положение послужило, очевидно, основанием для Д.Ю.Теплова заметить, что вполне уместно вместо о теории библиографии говорить о метабиблиографии: “метабиблиография (как и другие метадисциплины) должны изучать предмет и структуру исходной дисциплины, выяснять ее логические основы, взаимосвязь с другими дисциплинами и т.д.” [713: 221].

Принимая в целом суть позиции Д.Ю.Теплова, пишущий наст. строки применяет здесь понятие метабиблиография в смысле современной логической терминологии для обозначения социальной системы, служащей, в свою очередь, для исследования или описания системы библиографии в качестве метаязыка.

Поскольку любая метасистемная позиция устанавливания информационных связей имеет свои принципиальные основания, смысл метасистемного уровня инфосферы в полифоническом воплощении бытующих метасистем (и их именований), где изначально известно, что их суть многообразие: выводы каждой в отдельности принципиально односторонни, потому что противоположные и проч. исходные положения тоже правильны, и только в их многообразии, как единство, содержится полная культурно-информационная обеспеченность общественных потребностей (и вторично-документальных, в том числе).

Третируемая здесь постановка метабиблиографии, в соответствии с выстраиванием уровня метасистем инфосферы, вполне соотносима с полифонической концептуальной синтагмой библиографоведения (см. Разд. 2.1).

Согласно мнению чешского исследователя М.Яры, каждая более значительная обобщающая концепция содержит элементы метатеории в связи с тем, что каким-либо образом решает метатеоретические вопросы библиотечно-библиографической деятельности (Яра М. Проблема метатеории библиотековедения и библиографоведения в социально-коммуникативной системе наук: Дис.... канд. педаг. наук / Ленингр. гос. ин-т культ. им. Н.К.Крупской. Л., 1987. 254 с.: табл., сх.).

Изложенное дает основание принципиально исключить возможность именовать понятием метабиблиографии собственно библиографическую разновидность.

Так, например, определяемая И.Г.Моргенштерном метабиблиография (“вид библиографии, назначением которого является организация информации о библиографических пособиях”;

“Примеч.: Термин предназначен заменить традиционное понятие “библиография библиографии”....“ /Моргенштерн И.Г. Библиография: Учеб. систем.

терминолог. словарь. Тезаурус библиогр. понятий и терм. / Челябинск. гос. акад. культ. и искусств. Челябинск, 2002.

С. 8./) выявлена, по существу, именно в качестве тектонической, структурирующей информацию, над библиографией.

Ср. с описанием сути библиографической информации второй степени (III III I (II, III, IV, V /I, II. III, IV, V/) и третьей степени (III III III I (II, III, IV, V /.../) (Сх. 5: с. 96-99).

Принципиально что метасистемы библиографических произведений второй и третьей степени той же природы метабиблиографической как и произведений вторично-документальной информации первой степени.

Ср. с “Библиотекой библиотек” 1664 г. [1006] Ф.Лаббе (см. примеч. 367) первой в истории универсальной библиографии второй степени международного охвата.

Ср. и с указателем “Библиографии библиографий” 1901 г. [975] американского библиотекаря и библиографа А.Г.С.Джозефсона (2. перераб. и расшир. изд.: 1913 г. [976]), дополненного в 1903 г. датским библиографом В.Грундтвигом: [926] (дополнения В.Грундтвига учтены А.Г.С.Джозефсоном) в публ. 1913 г. первой в истории универсальной библиографии третьей степени международного охвата.

Итак, приведем метасистемные конфигурации интересующих нас библиографических произведений:

книга “Библиотека библиотек” 1664 г. [1006] Ф.Лаббе: присущее томизму переплетение религиозно-гуманитарного корня, характерного для бытующих в XVII в. в богословской среде идей соединения строго ортодоксальной позиции в религиозных вопросах с подчеркнутым уважением к правам рассудка и здравого смысла, к науке в системе знания /см.: примеч. 367/;

брошюра “Библиографии библиографий” 1901 г. [975] А.Г.С.Джозефсона: выкристаллизовавшаяся к началу ХХ в. определенная потребность в специальном справочно-библиографическом пособии международного охвата, учитывающем в хронологическом порядке иногда снабженные примечаниями, 156 разнородных библиографических работ второй степени /см. ниже/;

статья “Мысли о библиографии” 1903 г. [926] В.Грундтвига отклик на работу А.Г.С.Джозефсона [975]:

синтез обзора имевшихся к тому времени пособий по библиографии второй степени с целью организации, планирования и координации библиографической деятельности, изучения истории и теории библиографии, подведения итогов достижений библиографии в мире, стране, области знания, справочно-библиографической работы (1);

вычленение вех исторического развития библиографии второй степени (2);

дополнение пропущенных А.Г.С.Джозефсоном изданий (3);

проведение типологической классификации изданий библиографии второй степени, ставшей программной для развития библиографии третьей степени ХХ столетия (4: 1. общих руководств и учебных пособий;

2. каталогов библиографических библиотек;

3. общих обзоров и резюме в журналах и книгах;

4. периодических обзоров текущей библиографии;

5. национальных и локальных библиографических указателей;

6. библиографических работ по отдельным наукам;

7. различных других библиографических работ);

введение типологического (систематического) порядка для упорядочивания свода библиографии третьей степени (5);

приведение перечня малоизвестных и редко применяемых в расчет библиографических списков (6);

внедрение термина “библиография в третьей степени” (7);

2. изд. “Библиографий библиографий” [976] А.Г.С.Джозефсона в периодической печати в 1910-1913 г. и в виде публ. брошюры 1913 г.: выполнены указания В.Грундтвига... /см. выше/ ср.: типологическая классификация изданий библиографии второй степени (1. общих руководств и учебных пособий;

2. каталогов библиографических библиотек;

3. общих обзоров и резюме в журналах и книгах;

4. периодических обзоров текущей библиографии;

5. национальных и локальных библиографических указателей;

6. библиографических работ по отдельным наукам;

7. различных других библиографических работ).

Очевидно магистральное значение для судеб библиографии третьей степени метасистемное представление В.Грундтвига [926], воспринятого А.Г.С.Джозефсоном [976].

Обозрение перспективы библиографических памятников Ф.Лаббе [1006] 1664 г. (первого библиографического указателя второй степени) А.Г.С.Джозефсона [975] 1901 г. В.Грундтвига [926] 1903 г. А.Г.С.Джозефсона [976] 1913 г. (первого библиографического указателя третьей степени) позволяет заключить:

метасистемные конфигурации библиографии второй степени примыкают к определенным сфрам, областям человеческой деятельности, подобно метасистемам библиографии первой степени (религиозно-гуманитарная сфера XVII в., например, в труде Ф.Лаббе [1006]);

метасистемные конфигурации библиографии третьей степени включают в себя все сферы, области человеческой деятельности, имеющие библиографическое покрытие (типологическая классификация библиографических изданий, отраженная в статье В.Грундтвига [926] и во 2. изд. брошюры А.Г.С.Джозефсона [976] 1913 г.).

Сделанное заключение позволяет обобщить: метасистемные конфигурации библиографических трудов третьей и т.д. степеней библиографии представляют собою картины метасистем (IV уровня) по Сх. 5 (с. 96) архитектоники единого многоуровневого многомерного информационного пространства.

Следовательно, вопрос об изучении метасистем библиографии различных степеней является вопросом изучения структурирования инфосферы метасистемами в целом.

Ср.: Субетто А.И. Онтология и феноменология педагогического мастерства. Книга первая / Межд. фонд “Развитие через образование”, Науч. сов. по пробл. образования Петровск. акад. наук и искусств;

Исслед. ц-р пробл.

качества подготовки специалистов;

Санкт-Петерб. гос. ун-т педаг. мастерства;

Санкт-Петерб. гос. морск. техн. ун-та.

Каф. филос. и социол. Тольятти, 1999. 208 с.

На взгляд американского специалиста по разведыванию, национальной безопасности и оборонительной политике доктора по философии Станфордского университета Б.Баркоуица, современная война интерпретируется в качестве информационной и движима следующими силами: асимметрическими угрозами (1);

информационно-технологической гонкой (2);

гонкой в цикле принятия решения (3);

сетевой организацией... (4) (монография автора “Новое лицо войны”, представленная 1-ого апреля 2004 г. на премьере книги в Софии Министерством обороны и Военным издательством с содействием Культурного центра посольства США в Болгарии и Клуба им.

Дж.Маршалл в Болгарии).

Термин “надежные опоры” ключевой для английского писателя М.Брэдбери (Bradbury M.), выступившего в защиту подлинных творений культуры, запечатляющих мир индивидуализации человеческой личности (“Мы существуем в мире абстракции, где все подчинено механическому процессу, в обезличенном мире, который наступает на человеческую личность и все менее поддается индивидуализации. Мы творим такой мир как на практике, так и в сфере мышления.” М.Брэдбери / пер. Н.Васильевой.) Продукты информационного моделирования (и составления, и поиска информации), подобно творениям культуры, именно ментальностью акты мира индивидуализации человеческой личности.

Выражение “мир как воля и представление” заимствовано из заглавия основного сочинения немецкого философа-идеалиста А.Шопенгауэра “Die Welt als Wille und Vorstellung” (Bd 1-2. 1819-1844) (пер. тр. на рус. яз.:

“Мир как воля и представление” /Т. I-II. 1993/: Шопенгауэр А.: [Соч.: В 2-х т.: Т. 1-2: Т. 1:] О четворяком корне [закона достаточного основания] [: с. 5-124];

Мир как воля и представление: Т. I [: с. 125-501];

Критика кантовской философии [:

с. 502-608] / Ин-т филос. Рос. акад. наук;

Пер. с нем. М.И.Левиной;

Сост., примеч. [: с. 609-631], послесл.

[: с. 632-666: Философия мировой воли и скорби]: Б.В.Мееровский, И.С.Нарский. М.: Наука, 1993. 672 с. (Памятн.

филос. мысли);

[Т. 2:] Мир как воля и представление: Т. II [: с. 109-626] / Ин-т филос. Рос. акад. наук;

Пер. с нем.

М.И.Левиной;

Сост., коммент.: И.С.Нарский, Б.В.Мееровский. М.: Наука, 1993. 672 с. (Памятн. филос. мысли).) в виду соответствия феноменологии достигнутого работой библиографоведческого ризоматизма инфосферы (Табл. 1) с космосом мыслимым (интеллигибельного) в цит. труде классика.

Отнюдь не иррационалистичностью и пессимистичностью философии немецкого мыслителя привлечен автор наст. исслед. в своем решении включить классическую из истории философии работу в целях вскрытия сути методологии информационной ризомы библиографии. Дело в том, что, не пользовавшаяся популярностью при жизни А.Шопенгауэра, его философия получила распространение со II-ой пол. XIX в., явившись одним из источников философии жизии и предшественником ряда концепций глубинной психологии XIX-XXI вв. (ср.: Кн. I [534: 52, 133, 137, 138, 233]), и стала чрезвычайно созвучна идеям парадигме нынешней постнеклассической современности познания. Созвучие это сосредоточено в онтологии морали: подобно парадигме постнеклассической науки, третирующей проблему соотнесения различных концепций (оснований) реальности и сознания, А.Шопенгауэр рассматривает чувство сострадания (в том числе, и понимания позиции Другого, в кондицизм с гуманитарными идеями наст. исслед.) как фундирующее преодоление обманчивой видимости отдельной индивидуальности и растворяющее в (индивидуальном) сознании единства всего сущего, что лежит феноменологически в основе идеи ризоматизма Ж.Делеза и Ф.Гваттари (примеч. IV).

Ср.: примеч. 417.

От лат.: reminiscentia припоминание, извлечение (из памяти).

Здесь: воспоминание;

явление, наводящее на сопоставление информационных феноменов с имеющимися в истории и настоящем проч. (и их именованиями), что выполнимо в условиях пребывания в диалоге с информационной ризомой.

От лат.: pluralis множественный.

Здесь: философская позиция, согласно которой существует множество независимых и несводимых друг к другу начал бытия библиографии (плюрализм в онтологии), оснований и форм библиографоведческого знания (плюрализм в гносеологии).

От лат.: restrictio ограничение.

Здесь: III уровень (мира библиографии) архитектоники информационного пространства по Сх. 5 (с. 96).

Здесь не имеется в виду моральный вопрос нравственного начала (индивидуальной) воли как слепого влечения (blinder Drang), мощного бессознательного стремления (erkenntnissloses Streben), неразумного, бесцельно действующего первоначала мира как темного глухого порыва (finister dumpfer Trieb), по А.Шопенгауэру.

Речь идет о принципиальном проявлении множества волей (концепций, взглядов, мнений,..), упорядочивающих вторично-документальный мир, объективируемый феноменологией ризоматизма в их единстве многообразия.

Рассмотренная как таковая и обособленная от своего проявления, по А.Шопенгауэру, воля не подчиняется закону основания, она не знает множества, и потому едина не как индивид или понятие, а как нечто, чему вообще множество чуждо.

Множествены лишь предметные материальные формы воли.

По существу, по А.Шопенгауэру, воля неподвижна в многообразной смене явлений;

она находится вне времени;

время существует лишь для ее проявления;

она вездесуща постоянно нацелена на условие для ее проявления и овладения материей. Именно из-за воли ни одна вещь в мире не имеет полной и общей причины своего существования;

ей дана только причина того, почему она существует именно здесь и именно теперь.

Будучи единой, во внешнем проявлении воля выражается во множестве явлений, имея “такое же бесконечное количество ступеней, как то, которое существует между слабым сумеречным мерцанием и ярким солнечным светом, между сильным звуком и слабым отголоском” (А.Шопенгауэр: цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 254).

Различые ступени воли, проявляющие себя в бесчисленных индивидуальных явлениях и индивидах, по А.Шопенгауэру, предстают как их недостижимые идеалы или вечные формы вещей: эти образы не вступают в область времени, пространства и причинности, не подвержены изменениям, а “пребывают незыблемо, вечно сущие, никогда не становящиеся”, в отличие от всегда становящихся и никогда не сущих единичных вещей (ступени объективации воли идентифицируются А.Шопенгауэром с вечными идеями Платона, считая их, как и Платон, субстанциальными).

Упорядочивая проявления воли, идеи служат ее объективации;

и только об этих проявлениях возможно подлинное знание:

“закон причинности существенным образом связан с законом постоянства субстанции: оба они обретают значение друг от друга” (А.Шопенгауэр: цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 259).

Сближая позицию И.Канта о вещи самой по себе, которая остается за пределами мира явлений, с учением Платона о вечных идеях, по А.Шопенгауэру, для И.Канта пространство, время и причинность такие свойства нашего интеллекта, в силу которых единое, т.е. сущность любого рода, представляется нам множеством возникающих из гибнущих единичностей.

Высшее сознание, по А.Шопенгауэру, “возвышение сознания до чистого вневременного и независимого от всех отношений познания... объективной стороной которого является интуитивное восприятие платоновской идеи”, приводит к полному освобождению не только от воли, но и от предметов являющегося мира;

“тогда остается только мир как представление мир как воля исчезает” (А.Шопенгауэр: цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 313-314).

Понятие воли, подчеркивает А.Шопенгауэр, единственное из всех возможных “имеет свой источник не в явлении, не в созерцательном представлении, а исходит из внутренней глубины, из самого непосредственного сознания каждого;

в нем каждый познает собственную индивидуальность в се сущности, непосредственно, без какой-либо формы, даже формы субъекта и объекта, так как здесь познающее и познанное совпадают” (А.Шопенгауэр: цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 239).

Волевое действие руководится мотивами, но в этом случае оно не созерцается непосредственно, а требует созерцания в рассудке, которое, по А.Шопенгауэру, является объективностью воли. Поэтому воление и действие различны только в рефлексии;

в действительности они едины.

Воление и действие, по А.Шопенгауэру, одно и то же (цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 228): бессубъектная воля мировое начало, имеющееся и у человека как частицы мира и подчиняющее человека волящему мировому началу. Воля, по А.Шопенгауэру, “самое глубокое ядро всего единичного, а также целого;

она проявляется в каждой действующей силе природы, а не только в продуманных действиях человека” (А.Шопенгауэр: цит. тр. в примеч. 413: т. 1: с. 238).

См. примеч. 413.

Цит. слова Т.Манна о А.Шопенгауэре: Mann T. [А.]Schopenhauer. Stoсkholm, 1938. P. 3.

Ср. с идеями всеединства, высказанными русскими философами космистами: “Осуществление...

универсального синтеза науки, философии и религии” Соловьев В.[С.] Сочинения в двух томах. М., 1988. Т. 2.

С. 122;

“Каждый член единодушного целого должен вносить в соборное творчество индивидуальный вклад” Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 57;

“иррациональный Абсолют” Вышеславцев Б.[П.] Этика преображенного эроса. Париж, 1931. С. 242;

“Все сущее должно быть соединено.” Карсавин Л.[П.] Малые сочинения. СПб., 1994. С. 196;

...

Ср., например: Primer H. Das Problem des Materialismus in der Philosophie Arthur Schopenhauer.

Fr./M., 1984. 125 S.

Ср., например: Magee B. The philosophy of [А.]Schopenhauer. Oxf., 1983. 400 p.;

Voigt H. Wille und Energie // Schopenhauer-Jahrbuch. Fr./M., 1970. Bd. 51. S. 133-138.

Ср., например: Исхаков Б.И. Жизнь параллельных миров: [В 2-х ч.: Ч. 1-2]. М., 1999. Ч. 1.

177 с.;

Ч. 2. 170 с.;

Ступаков Г.П. В мире единства: Философские, религиозные, естественно-научные аспекты.

М., 1998. 125 с.;

Нефедов Е.И. Взаимодействие физических полей с живым веществом. Тула, 1995. 179 с.

Ср., например, с тр.: А.Е.Акимова, Г.И.Шипова, Б.И.Исхакова и др.

Ср. с тр.: Wolaski N. [272], например.

Ср. с подходом В.А.Щученко [185], например.

Ср. с тр.: Налимов В.В. [117], например.

В философском плане понятие ризомы тесно связано с древней диалектической категорией всеединства, означающего взаимное проникновение, тождественность частей и целого. Сохраняя свое многообразие, эти части едины друг с другом и со своим целым вплоть до полного совпадения, но и сохранения своей неповторимости.

В качестве примера связанности ризомой взаимоисключаемых феноменов укажем на пример из философского познания.

Еще в 1772 г. в письме к М.Герцу за девять лет до “Критики чистого разума” И.Кант противопоставляет обычный, дискурсивный рассудок интуитивному, божественному, которому (по Платону) известны прообразы вещей.

Указанное противопоставление-исключение третируемых феноменов ризомой диалектически высвечивается в качестве одноуровневой дифференциации единства многообразия многооборазие единства.

Ср. с известным положением Н.А.Бердяева: “тезис оборачивается антитезисом” (“Судьба России” /М., 1918. С. 16./).

Узор, рисунок устанавливания связей занимал деятелей культуры в области т.н. аналитического искусства школы в живописи.

Ср. с взглядом П.Филонова яркого представителя данного направления в ХХ в.: “Рисунок это характернейшие данные и свойства формы или комплекса, сумма форм во всей их членораздельности или единства [...] Изображение объекта не через его внешнюю, видимую форму, но через реализацию внутренних функций и процессов, происходящих в объекте.” (Филонов П. Основные положения аналитического искусства [ок. 1923 г.]. Рукоп. в ЦГАли, ф. 2348, оп. 1, ед. хр. 10. Пер. на англ. яз.: “The basic tenets of analytical art” опубл. в кн. авт.: N.Misler, J.Bowlt (с. 147) ср.: Pawel Filonow und seine Schule / Stdt. Kunstholle Dsseldorf in Zusammenarbeit mit dem Staatl. Russ. Museum, Leningrad;

Herausgeb.: J.Harten u. J.Petrowa = Павел Филонов и его школа / Гос. Рус. музей, Ленинград, совместно с Гор. Кунстхалле, Дюссельдорф;

Сост.: Е.Петрова и Ю.Хартен. Kln: DuMont Buchverl., 1990. S. 54.).

От лат.: implicatio сплетение, переплетение.

Ср.: импликация двойная, импликация каузальная, импликация материальная (NN 28-31): Табл. Символика математической логики: с. CCCXVI-CCCXVII.

Лат.: dispectus.

Лат.: dissentio.

От греч.: synkrtismos соединение, объединение.

От лат.: lapidarius букв.: высеченный на камне (предельно сжатый слог).

Образ А.А.Фета.

Выражение В.Я.Брюсова.

Термин symbolic interaction бытует отчетливо в социологическом и социально-психологическом подходах к изучению сложных системных объектов.

Ср. с характерными работами для американской социологии: Blumer H. Symbolic interactionism: Perspective and method. Englewood Cliffs, N.Y.: Prentice-Hall, 1969.

С философской точки зрения символический интеракционизм методологически глубоко укоренен одновременно в:

американский прагматизм;

немецкий идеализм;

немецкую и французскую феноменологию (интердисциплинарный структурализм);

русский космизм.

Выражение А.А.Ахматовой.

Букв.: от греч.: ana пере + gramma буква слово, образованное перестановкой букв, составляющих другое слово.

Здесь: культуролого-феноменологическая суть ризомы перестановка рудиментов “прошлого”, “настоящего” и “будущего” в вечном ноосферическом движении связей между вещами.

Когнитологическое положение интердисциплинарности, сформулированное Ф.Ницше.

Еще программой, выполненной лабораторией Массачусетского технологического института под руководством проф. С.Пейперта (Papert S. Mindstorms. Children, computers, and Powerful Ideas: Basic Books, Inc., Publ. N.Y., 1980.


Пер. на рус. яз.: Пейперт С. Переворот в сознании: дети, компьютры и плодотворные идеи. М.: Педагогика, 1989.), поставлена одна из фундаментальных проблем обучения: как соотнести абстрактное идеализированное представление с реальными, житейскими представлениями учащихся, с их коренной, исходной интуицией.

Установлено, что с помощью компьютра учащийся получает возможность имитировать механическое мышление, анализировать его, выяснять, чем оно отличается от других “стилей мышления”, получить, своего рода “противоядие” от такого мышления. Благодаря такому опыту человек уже в годы своего ученичества мог бы, очевидно, научиться думать о мышлении в качестве эпистемолога основные выводы цит. эксперимента.

От лат.: anticipatio предвосхищение, предугадание событий;

заранее составленное представление о чем-либо – в рациональном смысле третирования.

СПИСОК ЦИТИРОВАННЬIХ ИСТОЧНИКОВ “ … книги говорят между собой …” У.Эко [287, N 10: 104] Представленная литература систематизирована в двух разделах, имеющих подрубрики (см.: Содержание списка: с. III), а предлагаемые принципы ее организации соответствуют замыслу и основным идеям исследования.

Первый раздел списка включает работы, затрагивающие философско-науковедческие, гуманитарные и культурные аспекты информационного моделирования (см.: 1). Наряду с научно-исследовательскими текстами, общими справочниками (см.: 1.1) и лингвистическими словарями (см.: 1.2), здесь представлены и литературно художественные тексты, рожденные в русле глобальных процессов выстраивания информационного пространства (см.: 1.3). Отдельно дан перечень авторов строк из евангельских текстов, новозаветной книжнины, классической литературы и современной поэзии, наряду с фрагментами из Ветхого завета, Корана, Упанишад, даосских и чаньских философско-литературных памятников, выдающихся ученых, философов, включенных в исследование в контексте реализованной в нем идеи гуманитарных измерений информационного моделирования: указаны страницы основного текста изложения, на которых приведены эти крылатые мысли в соответствии с наиболее представительными современными изданиями, в т.ч. полными собраниями или избранными сочинениями авторов;

для нерусских имеются сведения о переводчиках на русский язык (см.: 1.4).

Второй раздел списка включает специально-научные работы, посвященные библиографоведческим аспектам информационного моделирования (см.: 2). Вместе с трудами, касающимися проблем теории, истории, методики, организации и практики библиографии, приведены вторично-документальные источники и работы, созданные в русле смежных информационно-коммуникативных дисциплин: книговедения, библиотековедения, информатики, документоведения, архивоведения, источниковедения, историографии и информационной технологии. Научно-исследовательские тексты, вторично-документальные работы, учебная литература и специальные справочники перечислены в едином перечне (см.: 2.1) в виду того факта, что они часто появляются на свет из-под пера одного и того же круга деятелей и глубоко концептуально связаны с определенной авторской платформой, взаимно пересекаются, дополняются и т.п. Здесь не проведена внутренняя дифференциация материала, поскольку: а) ее научный образ – крайне детализирван (по 2-3, а порою – и меньше, записи в последних делениях);

б) характер работ – традиционно многоаспектен: большое место в трудах отведено не только общим предметам, которым они посвящены, но и относительно частным, примыкающим к главным, требующим адекватной – обильной и дробно субординированной – разработки системы подрубрик и ссылок с указанием на конкретные страницы источников, что перегрузило бы чрезмерно список и превратило бы его в параллельный ряд основного изложения книги. Вместе с тем, в отдельные подрубрики выделены терминологические и энциклопедические словари (см.: 2.2) и стандарты (см.: 2.3) ввиду их ключевого значения для квалиметричной рефлексии рассматриваемого комплекса.

Библиографические записи даны, в основном, в соответствии с ISBD (ср.: [1242, 1243]), однако восприняты дополнительные модификации в связи с: а) целью – выявить р е т и к у л у вторично-документального информационного моделирования;

и б) задачей – сделать max. архитектоничным, компактным и обозримым порождаемый ею ярус единого информационного пространства (на примере списка).

Под одним номером в списке объединены выступления, тезисы, доклады и проч. материалы, опубликованные как в одном источнике, так и в разных. По мере необходимости указания более подробных сведений, исследования, собрания трудов, избранные и проч. сочинения одного автора, как и сборники произведений нескольких деятелей, снабжены аналитическими описаниями, зачастую расширенными различного характера данными, добытыми в процессе сравнительного изучения документов. Рецензии (и отзывы) на труды, упоминаемые в основном тексте работы, в списке приведены под именами авторов рецензий (и отзывов), в связи с чем записи рецензируемых произведений и их рецензий (и отзывов) снабжены взаимными ссылками;

ссылки отсутствуют в тех случаях, когда в исследовании освещена либо рецензируемая вещь, либо ее рецензия, обозначенные лишь основными библиографическими сведениями. Встречаются и взаимные ссылки, вскрывающие разного характера связи между публикациями, их фрагментами, перепечатками, переизданиями, переводами на иностранные языки и т.д. и т.п.

Внутри последних делений списка материал везде дан в сплошном алфавитном порядке: вначале на кириллице, затем на латинице.

I Помимо общепринятых и ряда воспринятых в настоящей работе сокращений, в отдельных записях встречаются следующие обозначения мест издания документов:

Ер. – Ереван Bp. – Budapest Mart. – Martin К. – Киев, Київ Br. – Bratislava Met. – Metuchen Костр. – Кострома Brux. – Bruxelles Mx. – Mxico Л. – Ленинград Buc. – Bucureti (Bucarest) Mil. – Milano М. – Москва Cal. – California Mnch. – Mnchen Новосиб. – Новосибирск Camb. – Cambridge N.Y. – New York П. – Петроград (Петербург) Chi. – Chicago Oxf. – Oxford Ростов-н/Д – Ростов-на-Дону Clev. – Cleveland P. – Paris (Parisiis) С. – София Cph. – Copenhagen (Copenhague, Кbenhavn) Phil. – Philadelphia СПб. – Санкт-Петербург Dordr. – Dordrecht Pr. – Praha Сарат. – Саратов Fr./M. – Frankfurt-am-Main (Francofurti) Princ. – Princeton Тб. – Тбилиси Gen. – Genve R. – Roma Фр. – Фрунзе Gtt. – Gttingen Stanf. – Stanford Amst. – Amsterdam Hamb. – Hamburg (Hamburgi) St. Louis – Saint Louis B. – Berlin Hann. – Hannover Stuttg. – Stuttgart Balt. – Baltimore Hdlb. – Heidelberg W. – Wien Berk. – Berkeley L. – London W-wa – Warshawa Bloom. – Bloomington Los Ang. – Los Angeles Wash. – Washington Bost. – Boston Lpz. – Leipzig Wroc. – Wrocaw Для облегчения работы со списком и достижения прозрачности представления обнаруженных связей между отраженными им информационными реалиями в нем введено дополнительно графическое моделирование:

как по смыслу текста библиографических записей (их фраз, строк), так и в результате применения шрифтов, отличных от воспринятого основного.

Курсивом даны взаимные ссылки типа: см.;

см. и и ср.:, как и примыкающие к ним уточнения об указании: конкретного издания – наст. изд. (напр., N 98), наст. публ. (напр., N 20), наст. сб. (напр., N 511);

определенных страниц документа – стр. (напр., N 698), или касающиеся конкретизации вариантов фамилии, под которыми появляются произведения одного и того же автора (напр., NN 114, 127;

392, 768).

Булетированием выделены имена основного/основных автора/авторов источников (напр., N 99;

N 250), а также – упоминаемых в них проч.

интеллектуальных деятелей, принявших участие в их создании: редакторов (напр., N 9), авторов комментариев (напр., N 108), примечаний (напр., N 87), предисловий (напр., N 39), послесловий (напр., N 41) и других сопровождающих материалов … Такой подход воспринят и к именам: переводчиков (напр., N 27), рецензентов изданий (напр., N 142), лиц, опубликовавших те или иные работы отдельных авторов (напр., NN 18;

781), а также и к составителям работ, имеющих как самостоятельное значение, но оказавшихся опубликованными в пределах издания (напр., N 693), так и являющихся вспомогательными в отношении основных публикаций (напр., N 698) и т.п. При этом, в описаниях источников, появившихся на свет под заглавием (сборников, например), булетированием подчеркнуты имена их редакторов (напр., N 75), составителей (напр., N 130), издателей (напр., N 822) и т.д. и т.п. Одновременно булетированы и заглавия сборников трудов (и библиографических указателей, и проч. работ), и имена их составителей и проч. деятелей, принявших участие в их создании, в тех случаях, когда в качестве заглавия выступает само имя автора трудов (personalia) (напр., NN 105;

567). Булетированным курсивом подчеркнуты имена деятелей, которым посвящены: источники или их части своим содержанием (напр., NN 492;

648;

654;

828;

1087;

1112), или сами публикации (типа: в честь …;

… памяти …) (напр., NN 556;

710) и т.д. и т.п.;

такой же подход воспринят и к именам литературных героев (напр., N 285), и богов древне-греческой мифологии (напр., N 97), встречаемых в заглавиях публикаций.

Аналитическая часть библиографических записей дана петитом (petit) и в ней сохранен описанный подход графического моделирования, воспринятый для основной части этих записей. В случаях описания коллективных сборников трудов и проч. материалов многих авторов, в их аналитической части даны различные варианты вторично-документального графического моделирования: выборочного (напр., NN 710;

961);

полного (напр., NN 492;

823;

897);

смешанного (напр., NN 524;

853;

1171).

Процедуры в отношении графического моделирования не предпринимались в области издательского поля библиографических записей. (Разумеется, для каждой из перечисленных и проч. групп интеллектуальных деятелей, принявших участие в создании цитированных источников, и персонажей, ими отраженных, возможны в иных целях и иные, в том числе, и более дифференцированные графические подходы.) В целом развернута планировка сопряжения:


– ментальной установки исследования (и д е а л ь н о резонирующей в обобщенном виде в структуре содержания списка);

– единой библиографической р е т и к у л ы представления каждого цитированного источника (сквозь сетку библиографического описания ISBD);

– система графики (применения шрифтов для ф и з и ч е с к о г о разграничения и объединения аспектов информационных реалий).

Везде в списке, как и в работе в целом, в целях достижения наблюдаемости информационного моделирования воспринято дополнительное специальное библиографическое редактирование.

Достигнутое моделирование способствует выявлению и обозначению характера встроенности в единстве отдельных (каждой/всех) информационных реалий, интерпретированных как элементов многоуровневого мира информационного пространства. Наблюдаемостью данной планировки намечен способ объективизировать представления тонкого мира информации.

В итоге: развернутый в систематически-алфавитном порядке список 1244 стандартизованных и связанных в единстве записей цитированных в книге источников на 20-ти языках, охватывающих собою хронотоп библиографии с времен приближения к ее феномену в эллинистическом Египте (с середины ІІІ в. до н.э.: Каллимах) вплоть до наших дней, выполнен в виде р и з о м ы, которой наблюдаемо и измеримо в гуманитарном смысле сформулированное У.Эко положение, выведенное в качестве эпиграфа списка.

Ср. и с описанием Списка цит. источн., приведенным в Разд. Х.7 Вступ. слова: с. LXXІІІ.

II СОДЕРЖАНИЕ СПИСКА 1. Философско-науковедческие, гуманитарные и культурные аспекты информационного моделирования IV 1.1. Научно-исследовательские тексты и общие справочники IV 1.2. Лингвистические словари XIV 1.3. Литературно-художественные тексты XV 1.4. Крылатые мысли XV 2. Библиографоведческие аспекты (теория, история, методика, организация и практика библиографии) и смежные проблемы информационного моделирования, отраженные информационно-коммуникативными дисциплинами и вторично-документальными источниками XVI 2.1. Научно-исследовательские тексты, вторично-документальные источники, учебная литература и специальные справочники ХVІ 2.2. Терминологические и энциклопедические словари LXV 2.3. Стандарты LXVII III 1. Философско-науковедческие, гуманитарные и культурные аспекты информационного моделирования 1.1. Научно-исследовательские тексты и общие справочники 1. Алексеев Б.Т. Философские проблемы формализации знания / Ленингр. гос. ун-т. – Л., 1981. – 168 с.

2. Аллахвердян А.Г. О новых, интегративных тенденциях в развитии науковедения // Bedingungen fr die Entstehung u. Еntwicklung neuer Forschungs der Richtungen (B.). – 1989. – Т. 2. – S. 250-259.

3. Амиров Ю.Д. Преемственность и развитие механических систем // Стандарты и качество (M.). – 1978.

– N 2. – С. 52-55.

4. Амиров Ю.Д. Стандартизация, системогенетика и технический прогресс // Стандарты и качество (M.).

– 1978. – N 7. – С. 48-51.

5. Амосов Н.М. Моделирование информации и программ в сложных системах // Вопр. филос. (M.). – 1963. – N 12. – С. 26-34.

6. Ананьев Б.Г. Проблема человека в современной науке // Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания / АН СССР. Ин-т псих. – М., 1977. – С. 5-16.

7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания / Ленингр. гос. ун-т. Фак. псих. – Л., 1968. – 340 с.

8. Ангелов Г. Хуманизацията на науката като методологическа и социокултурна позиция // Хуманизация на науката и интердисциплинарност. – С., 1989. – С. 13-39.

9. Аристотель. Сочинения: [В 4-х т.: Т. 1-4] / АН СССР. Ин-т филос. – М.: Мысль, 1975-1983. – (Филос. наслед.).

Т. 1 [: Метафизика: О душе / Ред. и авт. предисл.: В.Ф.Асмус]. – 1975. – 550 с.: 1 л. ил.

Т. 2 / [Ред. и предисл.: З.Н.Микеладзе]. – 1978. – 687 с.

Т. 3 / [Ред. и вступ. ст: И.Д.Рожанский]. – 1981. – 613 с.

Т. 4 / [Ред. и вступ. ст.: А.И.Доватур, Ф.Х.Кессиди;

Примеч. В.В.Бибихина и др.]. – 1983. – 830 с.

10. Арнаудов И., Христов Н., Мичев С. Кратък речник на хуманитарното знание: (200 осн. терм. …). – С.: Изд-ка к-ща “Литавра”, 1994. – 220 с.

11. Асенова-Янева Д.М. Системата наука – от генезис до зрелост. – С.: Изд-во на Бълг. акад. на наук., 1989. – 194 с.

12. Афанасьев В.Г. Мир живого: Сист., эвол. и управл. – М.: Политиздат, 1986. – 336 с.

13. Афанасьев В.Г. Общество: Сист., позн. и управл. – М.: Политиздат, 1981. – 432 с.

14. Афанасьев В.Г. Проблема целостности в философии и биологии. – М.: Мысль, 1964. – 416 с. – (АОН при ЦК КПСС. Каф. филос.).

См. и N 74, с. 41-63 библиогр. сп.

15. Баков А.А., Бухалева Э.И., Здоров И.П. Об одном способе построения семантической классификации // НТИ, Сер. 2 (М.). – 1977. – N 10. – С. 11-14.

16. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исслед. разн. лет. – М.: Худ. лит., 1975. – 504 с.

С. 6-71: Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве [1924 г.];

С. 234-407: Формы времени и хронотопа в романе: Очерки по истор. поэтике [1937-1938 гг.;

1973 г.].

17. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М.: Худ. лит., 1965. – 527 с., 1 л. портр.

18. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества: Сб. избр. тр. / Сост.: С.Г.Бочаров;

Текст пригот.:

Г.С.Бернштейн, Л.В.Дерюгина;

Примеч.: С.С.Аверинцев, С.Г.Бочаров. – М.: Искусство, 1979. – 423 с. – (Из истор. сов. эстет. и теор. иск.).

С. 281-307;

401-404: Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках: Опыт филос. анализа [1959-1961 гг.;

вперв. опубл. под загл.: “Проблема текста” в 1976 г. / публ. В.В.Кожинова];

С. 361-373;

409-412: К методологии гуманитарных наук [1974 г.;

перв. публ. замет. 1930-ых – нач. 1940-ых гг. и появл. в печ. под загл. “К методологии литературоведения” / подгот. к печ.:

В.В.Кожинов].

19. Берг Л.С. Наука, ее содержание, смысл и классификация [: Отт.] // Изв. Геогр. ин-та (П.). – 1921. – Вып. 2. – С. 1-65.

20. Бердяев Н.А. О назначении человека: [Сб. избр. произв.] / Вступ. ст. [с. 5-18]: П.П.Гайденко;

Примеч. [с. 358-367]: Р.К.Медведева. – М.: Республика, 1993. – 383 с. – (Б-ка этич. мысли).

С. 20-252: О назначении человека: Опыт парадокс. этики [1931 г.;

перв. изд.: Париж: Изд-во “Совр. зап.”, 1931. – Сер. “Культ. филос. б-ка”];

С. 254-357: Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого [1944-1945 гг.;

перв. изд.: 1947 г. вышло в Париже на фр. яз.;

наст. публ. сдел. по изд. 1952 г. (Париж: Ymca-press), кот. вышло на рус. яз.].

21. Бердяев Н.А. Самопознание: [Сб. избр. произв.] / Сост., вступ. ст. [с. 3-18]: А.А.Ермичев;

Ред.: Т.Н.Зенюк, Г.И.Кряжевских;

С. 386-393: Алфавитн. указ. имен;

С. 394-396: Словарь терм. – Л.: Лениздат, 1991. – 398 с.

Текст привед. по след. публ....: 1. С. 19-340: кн. “Самопознание: Опыт филос. автобиогр.” [1949 г.]. – 3-е изд. (Париж, 1989);

2. С. 341-366: ст. “Проблема человека: К постр. христ. антрополог.” [1936 г.] (журн. “Путь” /Париж/. – 1936. – N 50);

3. С. 367-385:

гл. VIII “Конец Ренессанса и кризис гуманизма” из кн. “Смысл истории” [1922 г.] (Париж, 1969).

IV 22. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Псих. человеч. взаимоотнош.;

Люди, которые играют в игры:

Псих. человеч. судьбы / Пер. с англ.;

Общ. ред. М.С.Мацковского;

[Послесл. Л.Г.Ионина, М.С.Мацковского]. – СПб.: Лениздат, 1992. – 399, [I] с.

23. Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход: предпос., пробл., трудн. – М.: Знание, 1969. – 48 с.: черт.

24. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – 272 с. – (АН СССР. Ин-т истор., естествозн. и техн.).

25. Богданов А.А. Тектология: Всеобщ. организ. наука: [В 2-х кн.: Кн. 1-2] / Отд-ние экон. АН СССР.

Ин-т систем. исслед. АН СССР;

Редкол.: Л.И.Абалкин (отв. ред.) и др. – М.: Экономика, 1989. – (Экон. наслед.).

Кн. 1. – 304 с.: портр.

Кн. 2. – 350 [I] с.: портр.

26. Бойко А.П. Логический анализ структуры классификации: Дис.... канд. филос. наук / Моск. гос. ун-т им. М.В.Ломоносова. – М., 1983. – 148 с.

27. Бэкон Ф. О принципах и началах / Пер. с лат. А.Н.Гутермана. – М.: Соцэкгиз, 1937. – 79, [3] с.

28. [Бэкон Ф.] Собрание сочинений: [В 2-х т.: Т.1-2] / Пер. П.А.Бибикова. – СПб.: Тип. Дома призр. малол.

бедн. [1895 г.]. – Перед загл.: Бакон.

Т. 1: О достоинстве и усовершенствовании наук. – 636 с., 1 л. портр.

Т. 2: Новый органон: Нравств. и полит. очерки;

О мудрости древних. – УІІІ, 647 с.

29. Вандышев В.Н. Философский анализ дифференциации знаний в развитии естественных наук:

Автореф. дис. … докт. филос. наук / Киевск. гос. ун-т им. Т.Г.Шевченко. – К., 1989. – 28 с.

30. Вахтомин Н.К. Практика – мышление – знание: К пробл. творч. мышл. / АН СССР. Каф. филос. – М.: Наука, 1978. – 112 с.

31. Вебер М. Критические исследования в области логики наук о культуре [1906 г.] // Вебер М.

Исследования по методологии науки: В 2-х ч. – Ч. 2. / Пер. М.И.Левиной. – М., 1980. – С. 55-79;

208-209.

Ср.: N 45 библиогр. сп.

32. Ведин И.Ф. Марксисткая философия как интегральное учение о человеке // Проблемы научного знания:

Теорет.-методолог. асп. / АН Латв.ССР. Ин-т филос. и права. Каф. филос. – Рига, 1988. – С. 163-178.

33. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М.: Наука, 1989. – 261 с.

34. Вернадский В.И. Живое вещество. – М.: Наука, 1978. – 358 с.

35. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Научная мысль как планетное явление. – М.: Наука, 1977.

– 191 с.

36. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Пространство и время в неживой и живой природе. – М.: Наука, 1975. – 174 с.

Ср.: NN 54 и 75 библиогр. сп.

37. Вилмс Б. За кооперирането при интердисциплинните изследвания, провеждани в университетите и висшите учебни заведения // Хуманизация на науката и интердисциплинност. – С., 1989. – С. 165-173.

38. Винер Н. Кибернетика или управление и связь в животном и машине / Пер. с англ. И.В.Соловьева и Г.Н.Поварова;

Под ред. Г.Н.Поварова. – 2. изд. – М.: Сов. радио, 1968. – 328 с. – Пер. кн. авт.: Cybernetics or control and communication in the animal and the machine. – N.Y.;

L., 1961.

1. изд. – 1948. – см. N 269 библиогр. сп.

39. Винер Н. Творец и робот: Обсужд. некот. пробл., в кот. киберн. сталкивается с религией / Пер. с англ.:

М.Н.Аронэ и Р.А.Фесенко;

Предисл.: М.Н.Аронэ. – М.: Прогресс, 1966. – 103 с. – Пер. кн. авт.: God and golem.

См. и N 270 библиогр. сп.

40. Ганчев Л. Културантропологически и културологически анализ на епистемологията: [Моногр.]. – С.: [Б. и.], 1998 [1999]. – 135 с.

41. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук: [В 3-х т.: Т. 1-3] / АН СССР. Ин-т филос.;

Пер., вступ. ст., примеч. и отв. ред. Е.П.Ситковского. – М.: Мысль, 1975-1977. – (Филос. наслед.).

Т. 1: Наука логики. – 1975. – 452 с.;

1 л. портр.

Т. 2: Философия природы / Послесл. и примеч. А.П.Огурцова. – 1975. – 695 с.

Т. 3: Философия духа. – 1977. – 471 с.

42. Георгиев Г.С. Системи с изкуствен интелект: Терминолог. речник. – С.: Изд-во “Пеликан Алфа”, 1996.

– 159 с.

43. Горелова А.А. Жить в согласии с природой. – М.: Знание, 1990. – 64 с. – (Нов. в жизни, науке, техн.).

44. Гражданников Е.Д. Метод построения системной классификации наук / АН СССР. Сиб. отд-ние.

Ин-т истор., филол. и филос.;

Отв. ред.: О.С.Разумовский. – Новосиб.: Наука, 1987. – 118, [2] с.

45. Гудков Л.Д. Специфика гуманитарного знания: (Крит. конц. М.Вебера): Дис.... канд. филос. наук / АН СССР. Ин-т филос. – М., 1977. – 211 с.

Ср.: N 31 библиогр. сп.

46. Гулыга А.В. Искусство в век науки / АН СССР. – М.: Наука, 1978. – 182 с. – (Филос., экон., право).

47. Гулыга А.В. Русская идея и ее творцы. – М.: Соратник, 1995. – 310 с. – (Сер. избр. биогр.).

См. и NN 70 и 157 библиогр. сп.

48. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли: Автореф. дис.... докт. геогр. наук / Ленингр. гос. ун-т. – Л., 1973. – 33 с.

49. Гурбанов Ф.М. Методы исследования самоорганизующихся систем: (Филос. асп.): Автореф. дис....

канд. филос. наук / АН СССР. Ин-т филос. – М., 1989. – 20 с.

V 50. Давыдов В.В. О мнемонике // Детская энциклопедия: Для средн. и старш. возр.: В 10 т. / Акад. Педаг.

наук РСФСР. – Т. 6: Человек. – М., 1960. – С. 246-247.

51. Джахая Л.Г. Классификация наук как философская и науковедческая проблема. – Сухуми: Алашара, 1969. – 256 с., 2 л. табл.

52. Джеймс М., Джонгвард Д. Рожденные выигрывать: Трансакцион. анализ с гештальт-упражн. / Пер. с англ. Б.Е.Волынского;

Общ. ред. и послесл. Л.А.Петровской. – М.: Прогресс;

Изд. ф-ма “Универс”, 1995. – 332, 1 с.: ил.

53. Дубинин Н.П. Социальное и биологическое в современной проблеме человека // Вопр. филос. (М.). – 1972. – N 10. – С. 50-58;

N 11. – С. 21-29.

54. Елизарова Т.А. Эволюция картины мира и теория ноосферы В.Вернадского // В.И.Вернадский и проблемы организационно-экономических исследований. – М., 1989. – С. 77-92.

Ср.: NN 33-36 и 75 библиогр.сп.

55. Залманов А.С. Тайная мудрость человеческого организма: Глуб. мед.: [Кн. объед. 3-х произв., явл. ее ч.: 1. “Секреты и мудрость тела” (1958 г.);

2. “Чудо жизни” (1960 г.);

3. “Тысячи путей к выздоровлению” (1965 г.)] / Пер. с фр. и нем.;

Сост. и ред. пер.: З.А.Васильева. – СПб.: Наука, 1991. – 336 с.

1. изд. – 1966.

56. Зеленов Л.А. Человек как интегральный объект науки // Проблемы научного знания: Теорет. методолог. асп. / АН Латв.ССР. Ин-т филос. и права. Каф. филос. – Рига, 1988. – С. 155-163.

57. Зубавленко И.М. Гуманитарные науки (объект, предмет, функции): Дис.... канд. филос. наук / Ростовск. гос. ун-т. – Ростов-н/Д., 1989. – 107 с.

58. Ибн-Сина [: Авиценна]. Избранные философские произведения [: Жизнеописание;

Книга знания;

Указания и наставления;

Книга о душе] / Пер. с араб. и фарс.;

Редкол.: М.С.Асимов (отв. ред.) и др.;

Предисл.

П.Н.Федосеева;

Вступ. ст. М.Асимова, М.Диноршоева. – М.: Наука, 1980. – 551 с., ил., 1 л. портр.

59. Ильин В.В. О специфике гуманитарного знания // Вопр. филос. (М.). – 1985. – N 7. – С. 48-50.

60. Ильин И.А. Искусство чтения: Вступ. к кн.-раздум. “Я вглядываюсь в жизнь” // Ильин И.А. Собр. соч.:

В 10-ти т. – Т. 3. – М., 1994. – С. 91-92.

61. Интенсиональные логики и логическая структура теории = Intentional logics and the logical structure of theories: (Тез. докл. на IV сов.-фин. колл. по лог., Телави, 20-24 мая 1985 г.) / Ин-т филос. АН СССР, Ин-т филос.

АН ГССР. – Тб.: Мецниереба, 1985. – 175 с.

62. Каган М.С. Классификация и систематизация // Типы в культуре: Методолог. пробл. класс., систем. и типолог. в социал.-истор. и антрополог. наук. / Ленингр. гос. ун-т;

АН СССР. Науч. сов. по пробл. истор. мир.

культ. – Л., 1979. – С. 6-11.

63. Казасов Д. Култура и културна политика [: Духовни корени на феном. като източн. на нац. независ. ] // Годишник на Бълг. библиогр. ин-т [“Елин Пелин”]. – С., 1948. – Т. I. 1945-1946: Сб. в чест на Никола В. Михов. – С. 5-7.

64. Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование: [Моногр.] / Исслед. ц-р пробл. качества подгот. спец.;

Костромск. гос. педаг. ун-т им. Н.А.Некрасова;

Ин-т общ. паталог. и эколог. человека РАМН. Сиб.

отд-ние;

Межд. ин-т космич. антропоэколог. им. Н.А.Козырева;

Предисл. [: с. 4-21: Геополит. осн. доктр. росс.

образования на рубеже втор. и треть. тысячилет.]: А.И.Субетто;

Рец.: Л.Д.Сидорова, А.И. Субетто. – М.;

Костр., 1996. – 245 с.

Гл. 9 кн. / Соавт.: Д.В.Демин.

65. Казначеев В.П. Проблемы живого вещества и интеллекта: Этюды к теор. и практ. мед. III тысячилет. // Вестн. Межд. ин-т. космич. антропоэколог. – 1995. – Вып. 2. – С. 7-24.

66. Казначеев В.П. Проблемы человековедения: [Моногр.] / Под науч. ред. и послесл. [: с. 300-349:

Человековедч. осн. росс. образования, или некласс. человековед.]: А.И.Субетто;

Рец.: Л.А.Майборода, Л.Д.Сидорова. – М.;

Новосиб.: Исслед. ц-р пробл. качества подгот. спец., 1997. – 352 с.

С. 302-303;

327;

342;

349: отз. на кн. А.В.Кумановой см. NN 88 и 534 библиогр. сп.

67. Казначеев В.П. Феномен человека: [Моногр.]. – Новосиб.: Новосиб. кн. изд-во, 1991. – 128 с.

68. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека. – Новосиб.: Наука. Сиб. отд-ние, 1986. – 120 с.

69. Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека: Пробл. компл. изуч. – Новосиб.:

Наука. Сиб. отд-ние, 1991. – 304 с.

70. Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Соч.: [В 6-ти т.] / Под общ. ред.: В.Ф.Асмуса, А.В.Гулыги, Т.И.Ойзермана. – Т. 3:... / Ред.: Т.И.Ойзерман. – М.: Мысль, 1964. – 799 с. – (Филос. наслед. / АН СССР.

Ин-т филос.).

71. Касумов Ф.Г. Классификация и кодирование информации. – Баку: Азернешр, 1979. – 152 с.

72. Кацура А.В., Келле В.В., Новик И.Б. Философско-гносеологические аспекты системного моделирования / АН СССР. Всесоюзн. науч.-исслед. ин-т сист. исслед. – М., 1982. – 57 с.

73. Кедров Б.М. Классификация наук: [В 3-х кн.: Кн. 1-3]. – М.: Изд-во ВПШ и АОН при ЦК КПСС, 1961-1985.

[Кн.] 1: Энгельс и его предшественники. – 1961. – 472 с., [1] л. портр.

[Кн.] 2: От Ленина до наших дней. – 1965. – 543 с., [1] л. портр.: схем.

[Кн.] 3: Прогноз К.Маркса о науке будущего. – 1985. – 543 с., [1] л. портр.: ил.

См. и N 357 библиогр. сп.

VI 74. Кибернетика и диалектика / Отв. ред.: А.Д.Урсул. – М.: Наука, 1978. – 312 с. – (АН СССР. Науч. сов. по филос. вопр. совр. естествозн. Ин-т филос.).

С. 5-18: Урсул А.Д. Философия и кибернетика;

С. 20-40: Шалютин С.М. Об объективных предпосылках кибернетики и ее перспективах;

С. 41-63: Афанасьев В.Г. На пути к социальной кибернетике;

С. 83-100: Сифоров В.И. Информология и научно-технический прогресс;

С. 212- 235: Бирюков Б.В. Человеческий фактор в логике в свете проблемы “искусственного интеллекта”: Четыре контроверзы лог.

мысли и кибернетики;

С. 236-250: Шрейдер Ю.А. О диалектике семиотических категорий.

75. Клаузура ноосферы: (Тез. ста докл. на Науч.-практ. конф. “Ноосфера – настоящее и будущее человечества”: [В 2-х ч.: Ч. 1-2] / АН СССР. Молодеж. секц. Комис. по разраб. науч. наслед. В.И.Вернадского, Об-ние инж.-социол. “Ноосфера”;

Отв. ред.: И.И.Мочалов). – М.: Ноосфера, 1988.

Ч. 1 [: Б. назв.]. – С. 1-312.

Ч. 2 [: Конструируем ноосферу]. – С. 313-544, [1].

Ср.: NN 33-36 и 54 библиогр. сп.

76. Клизовский А.[И.] Основы миропонимания новой эпохи: [В 3-х т.: Т. 1-3]. – 2-е изд., испр. – Рига:

Виеда, 1990-1991.

Т. 1. – 1990. – 317, [1] с.

Т. 2. – 1991. – 269 с.

Т. 3. – 1991. – 288 с.

1. изд.: В 2-х т. – Riga: Мir, 1934-1936: Т. 1. – 1934. – 326 с.;

Т. 2. – 1936. – 282 с.

77. Клинчарски В. Хаосът: (Социал.-псих. анализ). – С.: Сребърен лъв, 1998. – 188 с.

78. Клочковская Р.Д. Процесс систематизации знаний и его структура: Дис.... канд. филос. наук / Сарат. гос. ун-т им. Н.Г.Чернышевского. – Сарат., 1971. – 184 с.

79. Кнорозов Ю.В. К вопросу о классификации сигнализации // Основные проблемы африканистики. – М., 1973. – С. 324-334.

80. Коломейцев А.Е. Гносеологические функции принципов симметрии в развитии научного знания:



Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 54 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.