авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР ИСТОРИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР 1917-1980 В ДВУХ ТОМАХ Издание четвертое, переработанное и дополненное Под редакцией ...»

-- [ Страница 3 ] --

В составленном В. И. Лениным проекте ответа Вильсону, который и был принят затем съездом в качестве его резолюции, выражалась благодарность американскому народу за сочувствие русскому народу. Съезд также выразил всем народам, страдающим от ужасов войны, «свое горячее сочувствие и твердую уверенность, что недалеко то счастливое время, когда трудящиеся массы всех буржуазных стран свергнут иго капитала и установят социалистическое устройство общества, единственно способное обеспечить прочный и справедливый мир, а равно культуру и благосостояние всех трудящихся»44.

Заключение Брестского мира имело огромное международное значение:

Советская Россия показала трудящимся всего мира, что только рабоче крестьянское Советское правительство могло осуществить выход России из империалистической войны и таким образом дать ее народу долгожданный мир.

Этот договор сыграл огромную роль в истории Советского государства, в его укреплении. «Брестский договор,— отмечал Ленин,— дал возможность Советской власти организовать страну и подготовить возможность дальнейшего развития Советского государства».

Доклад о ратификации мирного договора на съезде сделал В. И. Ленин. За ратификацию высказалось значительное большинство его участников — голоса;

против — 261;

воздержа Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 91.

лись — 115. Среди воздержавшихся были «левые коммунисты», нарушившие своим поведением Устав партии.

17 марта Брестский мирный договор был ратифицирован также германской стороной и вступил в силу. Советская Россия наконец вышла из империалистической войны. Заключение мира имело огромное значение.

Благодаря мудрости Ленина первая социалистическая страна была спасена.

* Брест-Литовская конференция была первой международной конференцией, на которой выступала советская делегация и были продемонстрированы новые принципы внешней политики. Советское правительство отстаивало не только интересы своей страны, но и интересы трудящихся всего мира.

Несмотря на заговор молчания, который пыталась организовать империалистическая пресса вокруг советской Программы мира и условий заключения мирного договора, они стали известны широким массам и послужили толчком для усиления борьбы за прекращение империалистической войны.

Советская делегация настаивала на заключении всеобщего демократического мира, мира без аннексий и контрибуций, мира, основанного на признании суверенитета и равноправия больших и малых народов, на признании прав народа на самоопределение вплоть до отделения.

Однако ход мирных переговоров в Брест-Литовске и обсуждение вопроса о судьбе оккупированных немцами областей России подтвердили, что германские империалисты хотят навязать Советской России аннексионистский мир, добиваясь отторжения ее западных областей. Это отторжение они прикрывали рассуждениями о том, что в этих областях якобы уже произошло самоопределение. При этом немцы стремились выдать созданные ими в оккупированных областях марионеточные органы власти за действительные представительства народов этих областей.

Советская Россия добилась перерыва мирных переговоров, для того чтобы снова попытаться привлечь союзные державы к участию в них и превратить их во всеобщие переговоры о мире. Только повторный отказ империалистических правительств держав Антанты от мирных переговоров вынудил Советское правительство, оставленное один на один с германским империализмом, заключить сепаратный мир с Германией и ее союзниками. Отказ Антанты и США от участия в мирных переговорах усилил позиции Германии в Бресте и поощрил ее предъявить России более тяжелые условия мира.

«Именно англо-французская и американская буржуазия,— писал В. И. Ленин,— не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистскую бойню!

Именно она, спекулируя на то, чтобы снова втянуть Россию в империалистскую войну, отстранилась от мирных переговоров и тем развязала руки столь же разбойническим капиталистам Германии, которые навязали России аннексионистский и насильственный Брестский мир!

Трудно представить себе более омерзительное лицемерие, чем то, с каким англо-французская и американская буржуазия сваливает „вину" за Брестский мир на нас» 45.

Подписав мир, хотя и на крайне тяжелых условиях, Советское правительство не только обеспечило себе передышку — возможность успешно повести борьбу с внутренней контрреволюцией, перейти к реорганизации народного хозяйства и созданию новой армии, но и укрепило позиции народных масс во всем мире в их борьбе против империалистической войны. Ценою тяжелых жертв и уступок партия и Советское правительство спасли власть Советов, а вместе с нею и все исторические завоевания Октября.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 53.

III ГЛАВА НАЧАЛО ИНОСТРАННОЙ ВООРУЖЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ.

БОРЬБА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ЗА ПРОДЛЕНИЕ МИРНОЙ ПЕРЕДЫШКИ (март—ноябрь 1918 г.) В результате заключения Брестского мирного договора с Германией и ее союзниками Советская Россия вышла из империалистической войны. Добившись мира, Ленин и его сторонники вывели Советскую Россию из-под удара германского империализма, завоевали необходимую передышку для молодого Советского государства. «Как бы то ни было,— говорил тогда В. И. Ленин,— но мы вырвались из войны. Мы не говорим, что мы вырвались, ничего не отдавши, не заплативши дани. Но мы вырвались из войны. Мы дали передышку народу».

Подчеркивая ее значение, В. И. Ленин отмечал, что «после мучительной трехлетней войны всякая неделя передышки есть величайшее благо» 1. Поскольку завоевание передышки являлось прежде всего результатом деятельности В. И.

Ленина, советские дипломаты называли ее «ленинской передышкой» Заключение мира было большим достижением советской внешней политики.

«Советское правительство,— писал Г. В. Чичерин,— сознательно шло на тяжелые испытания, подготовленные Брестским договором, зная, что рабоче-крестьянская революция будет сильнее империализма и что передышка означает путь к победе» 2.

Мир был нужен, чтобы вплотную заняться социалистическим строительством и укреплением Советской власти и прежде всего ее основы — союза рабочего класса и крестьянства. Только в условиях мира было возможно сосредоточить энергию пролетариата России на мирной созидательной работе — на борьбе с дезорганизацией и разрухой в хозяйстве, на построении фундамента социалистической экономики. «Благодаря достигнутому миру,— писал В. И.

Ленин в апреле 1918 г.,— несмотря на всю его тягостность и всю его непрочность,— Российская Советская республика получает возможность на известное время сосредото Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 36, с. 85, 117.

Чичерин Г. В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1961, с. 101.

чить свои силы на важнейшей и труднейшей стороне социалистической революции, именно — на задаче организационной» 3. Мир и время требовались также и для создания новой армии.

Прекращение состояния войны с Германией и ее союзниками имело важное значение еще и потому, что установление мирных отношений с одной группой империалистов затрудняло объединение сил международного империализма для борьбы с Советским государством. Это облегчало положение СССР и давало ему возможность проводить независимую политику.

Заключение Советской Россией мира с Германией и ее союзниками усиливало антагонизм между империалистами Антанты и империалистами германского блока и ослабляло натиск обеих этих империалистических групп на Советскую страну. Именно это обстоятельство и отмечал В. И. Ленин, когда говорил, что «мы сделали громаднейшую уступку германскому империализму и, сделавши уступку одному империализму, мы заградили себя разом от преследования обоих империализмов» 4.

В. И. Ленин решительно требовал и призывал хотя бы ценой больших новых жертв добиваться сохранения Брестского договора, так как это был единственный путь обеспечения мирной передышки. Сохранение и продление ее стало основной внешнеполитической задачей Коммунистической партии и Советского государства.

АГРЕССИВНАЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНИИ ПОСЛЕ ПОДПИСАНИЯ МИРА И БОРЬБА ПРОТИВ НЕЕ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА Сохранение мира было для Советской России делом нелегким. С первого же дня Германия начала грубо нарушать только что подписанный договор. Наиболее агрессивные круги, не считаясь с Брестским мирным договором, продолжали стремиться к организации военного похода против Страны Советов в целях захвата территории, свержения Советской власти и превращения России в зависимое от Германии государство.

Хотя правящие круги Германии тогда и не решились на возобновление «большой» войны против Советской России, тем не менее они продолжали захватывать русскую территорию. Как указывал В. И. Ленин в мае 1918 г., «большинство буржуазных партий Германии в данный момент стоит за соблюдение Брестского мира, но..., конечно, очень радо „улучшить" его и получить еще несколько аннексий за счет России» 5.

Германское правительство осуществляло захваты под самыми различными предлогами. Прежде всего немцы воспользовались отсутствием твердо установленных границ между Советской Россией и Украиной. Используя предательство украинских буржуаз Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 167.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 57.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 333.

ных националистов, они оккупировали Украину и превратили ее в базу для продвижения в глубь России. Германская армия, находившаяся на Украине, насчитывала почти миллион человек. Кроме того, там было свыше 300 тыс.

австро-венгерских солдат. Значительные силы германской армии находились в Прибалтике в непосредственной близости от Петрограда.

Не успели еще просохнуть чернила на только что подписанном Брестском договоре, как немецкие империалисты начали осуществление своих захватнических планов. В марте 1918 г. их войска заняли Донбасс. Затем они двинулись дальше, на Дон, где помогали генералу Краснову, главарю контрреволюционного мятежа, сформировать и вооружить армию для борьбы против Советского государства. В апреле германские войска вторглись в пределы Курской, Орловской и Воронежской губерний. В мае германская армия захватила Крым.

Оккупацию русских территорий германский империализм осуществлял и с территории Финляндии, используя для этого находившуюся там армию во главе с генералом фон дер Гольцем. Эта армия, подавив в Финляндии социалистическую революцию, вместе с белофинскими частями вторглась в пределы Советской России на Карельском перешейке. К началу мая здесь был занят Белоостров, в связи с чем нависла угроза над Петроградом. В это же время Турция в нарушение условий Брестского договора оккупировала русские территории на Кавказе.

Советская дипломатия вела упорную борьбу за прекращение дальнейших захватов германскими войсками русских территорий. Для этого ей прежде всего надо было определить границу с Украиной. С этой целью Советское правительство 3 апреля сообщило Украинской центральной раде о готовности заключить с ней мирный договор. Это предложение было повторено 16 и апреля, 4 и 5 мая6. Украинские буржуазные националисты, однако, саботировали урегулирование отношений с Советской Россией, действуя в интересах германского империализма.

Захватническая политика Германии в конце апреля была разоблачена Г. В.

Чичериным в советской печати7.

Германия вопреки Брестскому договору потребовала возвращения русского флота из Новороссийска в Севастополь, который был тогда оккупирован немцами. В качестве предлога для этого немцы выдвинули лживые обвинения в том, будто суда Черноморского флота принимали участие в борьбе против германских войск.

Не желая обострять отношения с Германией, Советское правительство апреля предложило для урегулирования и детального выяснения всех вопросов, касающихся флота, образовать особую русско-германскую комиссию 8.

Документы внешней политики СССР. М., 1957, т. 1, с. 245, 257, 281—283.

Известия, 1918, 23 апр.

См.: Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 246—247.

В. И. Ленин 11 мая подготовил проект протеста германскому правительству, в котором говорилось о готовности Советского правительства урегулировать вопрос о Черноморском флоте в духе немецких требований, но при условии, что Германия даст гарантии прекращения наступления в Крыму и обязуется возвратить суда Черноморского флота после окончания мировой войны.

Советское правительство добивалось согласия германского правительства на заключение мира с Финляндией и Украиной 9, претензии которых на российские территории использовались немцами для прикрытия продолжавшейся агрессии против Советской России.

Идеи ленинского проекта легли в основу ноты, направленной 13 мая 1918 г.

германскому правительству. Этими идеями руководствовалась советская дипломатия в дальнейших переговорах с немцами. Когда к середине июня конфликт с Германией в связи с ее требованием о выдаче судов Черноморского флота обострился до крайней степени, В. И. Ленин разговаривал по прямому проводу с полпредом РСФСР в Берлине А. А. Иоффе. Последний рассказал о предпринятых им демаршах в Берлине, в которых он дал твердые заверения германскому правительству в том, что Советское правительство выполнит свои обязательства, но при условии, если и немецкая сторона будет поступать так же.

Одобрив действия Иоффе, В. И. Ленин сообщил ему, что Советское правительство принимает «решительно все меры, чтобы добиться как перевода судов в Севастополь, так и прекращения военных действий» 10. В. И. Ленин рекомендовал Иоффе: «Продолжайте энергично, терпеливо и выдержанно Вашу политику» 11.

Избегая прямого разрыва с Германией, который мог бы подтолкнуть ее к возобновлению открытой войны против Советской России, Советское правительство уступало ультимативным требованиям германского империализма, пока это было возможно, т. е. пока эти требования не угрожали суверенитету Советского государства.

Вместе с тем партия и правительство принимают решение готовить Россию к вооруженной борьбе против надвигавшейся вооруженной интервенции и внутренней контрреволюции. 22 апреля 1918 г. ВЦИК издал закон о введении всеобщего военного обучения (Всевобуч). В начале мая 1918 г. Советское правительство дало указание на места об организации вооруженного отпора германским войскам и призвало местные Советы в случае вторжения «защищаться до последней капли крови, мобилизуя и вооружая все взрослое население угрожаемых областей» 12. Тогда же В. И. Ленин и Я. М. Свердлов напомнили местным Советам о необходимости «создания могучей социалистической армии» См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 321.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 94—95.

Там же, с. 95.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 280.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 277.

способной отстоять Советскую Республику от внешних и внутренних врагов.

Вместе с тем Ленин призывал использовать «все, что может наша дипломатия дать, чтобы отдалить момент войны, дабы продлить перерыв...». Он указывал, что «наша военная подготовка еще же закончена, и потому общим лозунгом остается по-прежнему: лавировать, отступать, выжидать, продолжая эту подготовку изо всех сил» 14.

Поскольку договориться с немцами по вопросу о Черноморском флоте не удалось, Советское правительство было вынуждено отдать распоряжение о потоплении флота в Новороссийске, чтобы он не попал в руки Германии.

Впрочем, и после того как у Германии был отнят формальный предлог для наступления на Новороссийск, оно все-таки продолжалось. НКИД снова заявил протест германскому правительству.

Политико-дипломатическая борьба Советского правительства против захватнических устремлений германского империализма была серьезно осложнена началом открытой вооруженной интервенции стран Антанты и США против Советской России весной 1918 г. и мятежом Чехословацкого корпуса.

Этим воспользовались германские империалисты, предъявив Советскому правительству в ультимативной форме требование о передаче Финляндии форта Ино, который вместе с Кронштадтом прикрывал подступы к Петрограду.

Таким образом, Советская Россия оставалась в весьма тяжелом положении, которое было предметом специального обсуждения на заседании ЦК РКП (б) ночью 6 мая 1918 г. Учитывая серьезные последствия, которые могла бы иметь для Советской России война с Германией, ЦК решил принять требование немцев и передать Финляндии форт Ино. Одновременно было решено начать с Германией переговоры для выяснения возможностей заключения мирных договоров с Финляндией и Украиной и всячески добиваться ускорения их подписания, хотя в тогдашних условиях заключение этих договоров потребовало бы от Советского государства новых жертв.

НАЧАЛО ИНТЕРВЕНЦИИ АНТАНТЫ И США НА СЕВЕРЕ И ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ.

БОРЬБА СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРОТИВ ИНТЕРВЕНЦИИ Союзническая интервенция против Советской России была предпринята, несмотря на все старания Советского правительства добиться установления нормальных отношений и мирного урегулирования всех спорных международных вопросов со странами Антанты и США. Интервенция была предрешена еще в конце Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 323, 342—343.

1917 г., когда 23 декабря Англия и Франция заключили между собой соглашение о разделе «зон влияния» в России.

Руководствуясь этим соглашением, империалистические державы тогда же занялись подготовкой вооруженного вторжения в Россию. Вместе с тем они же выступили в роли организаторов гражданской войны в России. С их помощью и на их деньги создавались белые армии и подпольные контрреволюционные организации. Это вынуждены признать и буржуазные историки. Так, например, американский профессор Д. Ф. Флеминг пишет: «Когда в Ростове, в южной России, 17 декабря состоялось первое значительное собрание монархистов..., их лидерам тотчас было предложено 100 миллионов долларов английским правительством и 100 миллионов рублей французским — для организации войны против Советского правительства. Американский генеральный консул в Москве Дьюит Пуль также поспешил увидеться с мятежными белогвардейскими главарями и высказывался... за то, чтобы США поддержали антисоветские действия» 16.

Для прикрытия этого вторжения организаторы интервенции прибегли к спекуляции «немецкой опасностью», которая якобы грозила России со стороны кайзеровской Германии, а также к ссылкам на то, что державы Антанты как «союзники» России «обязаны» оказать ей помощь в борьбе с этой опасностью.

При подготовке вооруженной интервенции державы Антанты и США исходили из того, что русская сухопутная граница в Европе была для них недоступна, так как там находились германские и австро-венгерские войска.

Черное море тоже было закрыто до тех пор, пока не капитулировала Турция.

Поэтому в 1918 г. интервенция могла быть осуществлена морским путем на севере России (Мурманск и Архангельск) и на Дальнем Востоке, а через него и в Сибирь.

Союзническая интервенция началась на Севере. Ее политическая подготовка велась со 2 марта 1918 г., когда командование английских войск подписало соглашение с предателем Юрьевым (который был председателем Мурманского Совета и действовал с ведома Троцкого, являвшегося в то время наркомом по иностранным делам) «о совместных действиях по обороне Мурманского края от немцев». Это соглашение имело целью легализовать высадку интервенционистских войск на севере России.

Первая высадка войск интервентов произошла 9 марта в Мурманском порту.

Свое вероломное вторжение в Советскую Россию союзники пытались оправдать ссылкой на мнимую необходимость «обороны Мурманского края от немцев». На самом деле организуя интервенцию на Севере, державы Антанты и США попытались создать плацдарм для наступления в глубь России в целях свержения Советской власти.

Fleming D. F. The Cold War and Its Origins. 1917—1960. London, 1961, vol. 1. p. 31.

Параллельно с интервенцией на севере России они подготавливали интервенцию на Дальнем Востоке. Японские, английский и американский крейсеры появились во Владивостокском порту еще в январе 1918 г. 5 апреля под предлогом «защиты» японских подданных там высадились японские войска, а вместе с ними также отряд английских солдат.

Посол США Фрэнсис заявил 16 апреля, что высадка японцев «не имеет политического значения, а явилась просто мерой полицейской предосторожности, предпринятой японским адмиралом под его личную ответственность». А высадку английского десанта он объяснял просьбой английского консула «защитить консульство и английских подданных во Владивостоке, угроза которым могла возрасти в результате беспорядков, могущих возникнуть в связи с высадкой японцев» 16. 29 июня во Владивостоке высадился отряд американской пехоты, и с этого времени США стали прямым и активным участником интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке.

В январе 1918 г. дворянско-буржуазное королевское правительство Румынии, действуя по указке англо-франко-американских империалистов и при их активном содействии, оккупировало Бессарабию, являвшуюся неотъемлемой частью Советской России.

Захват Бессарабии привел к конфликту между Румынским королевством и Советской Россией. Германия в это время вела с Румынией мирные переговоры в Бухаресте и поэтому была заинтересована в ослаблении своего партнера, надеясь сделать его более уступчивым.

В Румынии начались аресты русских солдат и разоружение русских частей, оставшихся верными Советскому правительству. 14 января В. И. Ленин от имени Советского правительства потребовал от румынского правительства освобождения арестованных. Тогда же СНК вынес постановление о немедленном аресте румынского посланника в России Диаманди. Дипломатические представители союзников тотчас потребовали его освобождения. Однако они ни словом не обмолвились об очищении Бессарабии от румынских войск.

В тот же день В. И. Ленин принял дипломатический корпус, выслушал его протест и разъяснил еще раз, что арест Диаманди произведен в силу чрезвычайных обстоятельств, которые не могли быть предусмотрены никакими дипломатическими постановлениями. Ленин обещал доложить СНК просьбу дипкорпуса относительно освобождения румынского посла.

Совнарком на заседании, состоявшемся вечером 14 января, вынес решение, в котором говорилось: «Румынского посла освободить, сообщив ему, что в три дня должны быть приняты меры к освобождению арестованных румынами русских солдат».

Russian-American Relations. March 1917—March 1920: Documents and Papers, New York, 1920, p. 196.

Но и после этого румынское королевское правительство продолжало вести свою прежнюю линию. Советскому правительству не осталось ничего другого, как заявить о разрыве дипломатических отношений с Румынией и высылке румынских представителей, а затем предпринять военные действия. Только после разгрома румынской дивизии румынское правительство изъявило готовность вести переговоры об урегулировании конфликта.

Советско-румынские переговоры проходили 5—9 марта. В результате их было достигнуто соглашение, по которому Румыния обязалась очистить Бессарабию в двухмесячный срок.

Однако вопреки этому соглашению румынское правительство, поощряемое правительствами Антанты и США, постаралось удержать в своих руках Бессарабию, заручившись также и германской помощью.

По Бухарестскому договору с Германией, подписанному 7 мая 1918 г., Германия признала захват Бессарабии Румынией. С того времени и до середины 1940 г. продолжалась оккупация Бессарабии. Только в конце июня 1940 г. она была, наконец, возвращена Советскому Союзу.

Составной частью союзнической интервенции в Советской России явился также антисоветский мятеж Чехословацкого корпуса. В ходе переговоров об эвакуации из России этого корпуса Советское правительство дало согласие на выезд чехословацких солдат из пределов России. Однако командование корпуса вступило в преступный сговор с представителями Антанты в целях организации антисоветского мятежа. При этом рядовые солдаты были обмануты, им в совершенно ложном свете были представлены цели Советского правительства и его намерения в отношении Чехословацкого корпуса. План использования корпуса для борьбы против Советской власти был разработан союзниками на совещании в Яссах еще в ноябре 1917 г. Державы Антанты и США потратили много средств и усилий на подготовку этого мятежа. Он начался 26 мая 1918 г. в Челябинске. Вскоре мятежники овладели Пензой, Сызранью, Самарой, Омском, Томском и рядом других городов. Во всех занятых ими районах мятежники свергали Советскую власть и ставили во главе местного управления контрреволюционные партии.

4 июня представители Англии, Франции, Италии и США заявили протест против действий Советского правительства по разоружению чехословаков, назвав их «недружелюбным актом, направленным против них, так как чехословацкие отряды являются союзными войсками и находятся под покровительством и заботой держав Согласия». В ответной ноте НКИД от 12 июня 1918 г. был вскрыт контрреволюционный характер мятежа, участие в котором приняли и офицеры стран Антанты. Советское правительство выражало надежду, что «представители 4-х держав... не замедлят выразить осуждение чехословацким отрядам, признаваемым ими находящимися под их покровительством, за их контрреволюционный вооруженный мятеж, являющийся самым откровенным и решительным вмешательством во внутренние дела России»

.

Самое активное и непосредственное участие в попытках Советского правительства добиться прекращения интервенции Антанты и США принимал В.

И. Ленин. «При моих постоянных попытках соглашения с Антантой,— пишет Г.

В. Чичерин,— которые, даже в случае неудачи, могли по крайней мере отсрочить угрожавший нам разрыв, Владимир Ильич в ежедневных телефонных разговорах давал мне точнейшие советы, проявляя изумительную гибкость и умение уклоняться от ударов противника» 18. Все важнейшие шаги НКИД в области внешней политики предпринимались по указанию или с ведома и одобрения В. И.

Ленина. Недаром говорили тогда в НКИД, что «политику Чичерина определяет Ленин» 19.

Большую роль в установлении мирных отношений с крупнейшими капиталистическими странами, прежде всего с США и Англией, В. И. Ленин отводил развитию торговых связей и экономического сотрудничества с ними.

В соответствии с этими ленинскими идеями Комиссия по внешней торговле при ВСНХ разработала к 12 мая 1918 г. план широкого развития экономических отношений с США. 14 мая В. И. Ленин направил этот план американскому правительству через полковника Р. Робинса20. План содержал подробный список товаров, которые Россия могла продавать США. Ленин просил Робинса доложить американскому правительству советские предложения о развитии торгово экономических связей и при этом также указал концессии, которые могли бы быть предоставлены американским капиталистам. В их числе были аренда угольных шахт, участие в железнодорожном строительстве в Сибири, в эксплуатации морских богатств Восточной Сибири и на Севере России, в строительстве электростанций на Волхове и Свири и т. п. По возвращении в Соединенные Штаты полковник Робинс представил государственному секретарю доклад, озаглавленный «Американское экономическое сотрудничество с Россией». В нем он доказывал необходимость развития торговых связей и, в частности, предлагал создать экономическую комиссию, которая осуществляла бы сотрудничество «с лидерами революционной России, фактически находящимися у власти, не придавая значения их принципам или формулам экономической, социальной или политической жизни» 22.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 357, 358.

Воспоминания о В. И. Ленине. М., 1957, т. 2, с. 169.

АВП СССР. Письмо заведующего отделом Средней Европы НКИД РСФСР полпреду Советской Республики в Берлине А. А. Иоффе от 21 мая 1918 г.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 286—294, 299—301.

Там же, с. 294, 300—301.

Russian-American Relations..., p. 215.

Правительства США не реагировало ни на доклад Робинса, ни на советский план развития экономических отношений между обеими странами.

О советских предложениях, сделанных США, В. И. Ленин напомнил в интервью\ которое он дал американской журналистке Л. Брайант 13 октября г. Он заявил: «В начале 1918 г. я говорил американцам, в частности полковнику Робинсу, что дружеское отношение к Советской России в интересах Соединенных Штатов. Уже тогда я указывал на желательность торговых отношений — как с нашей точки зрения, так и с точки зрения Америки...» 23.

Но правительство США осталось на прежней позиции непризнания и продолжало политику экономического бойкота Советской России.

Несмотря на это, Робинс продолжал выступать в США за признание Советского правительства. Его высказывания о необходимости установления мирных и дружественных отношений между США и Советской Россией звучат весьма актуально и в настоящее время: «Настанет время,— говорил Робинс, — когда связь с Советским Союзом будет для американца не великим несчастьем как сейчас, а великим преимуществом... Если Советская республика трудящихся сможет взять верх в экономическом соревновании с американской системой, то пусть она победит... Мой долг — позаботиться о том, чтобы американские парни и русские крестьяне больше не убивали друг друга» 24.

Возвращаясь к событиям середины 1918 г., следует отметить, что Советское правительство предпринимало тогда меры для налаживания торгово экономических связей и с другими государствами, в частности с Англией.

С английским дипломатическим представителем Линдлеем велись переговоры о присылке из Англии экономической миссии для установления экономических отношений между Великобританией и Советской Россией 25. Было заключено соглашение о продаже платины Англии, но реализация сделки была сорвана английским правительством 26. Не вина Советской власти, что предложения эти не были приняты, хотя реальная возможность для экономических сношений существовала. Достаточно сказать, что в этот период Советским правительством было заключено свыше Ленинский сборник, XXXVII, с. 254.

Цит. по журн.: Звезда, 1967, № 1, с. 190. После смерти В. И. Ленина Р. Робинс посадил в своей усадьбе во Флориде «дерево Ленина», которое пережило своего хозяина, умершего в 1955 г.

Неизменным желанием Робинса было посетить Советский Союз. В 1924 г. он посетил советское полпредство в Берлине, а весной 1933 г. побывал в СССР. По возвращении на родину Робинс заявил: «Мы, разумеется, должны признать Россию, потому что это, бесспорно, в наших интересах». Этот же вывод повторил он и в своем отчете, паправленном президенту Ф. Рузвельту.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 396.

Выгодский С. Ю. В. И. Ленин — руководитель внешней политики Советского государства (1917—1923 гг.). Л., 1960, с. 121.

20 крупных сделок со Швецией, шла также торговля с Данией 27. Советское правительство принимало меры для установления торгово-экономических связей с Японией и Китаем.

В то же время Советское правительство вело политико-дипломатическую борьбу против интервенции Антанты и США. С помощью нот и заявлений, адресованных не только иностранным правительствам и ведомствам, но и народам всего мира, оно разоблачало действительные цели военной интервенции союзников в России. Вместе с тем через радио и печать Советская страна призывала народы к борьбе за мир, разъясняла широким народным массам всех стран советскую программу мира и систематически информировала общественное мнение о тех мирных предложениях, которые она делала державам Антанты и США. 20 мая и 6 июня 1918 г. Советское правительство направило правительствам держав Антанты и США ноты, в которых говорилось о недопустимости пребывания военных кораблей союзников в прибрежных водах севера России. В ноте от 14 июня НКИД потребовал от Англии, США и Франции удаления их военных судов из гаваней побережья Белого моря.

Советское правительство также решительно боролось за скорейшее прекращение интервенции на Дальнем Востоке. В правительственном сообщении от 5 апреля говорилось: «...Давно подготовлявшийся империалистический удар с Востока разразился. Империалисты Японии хотят задушить Советскую революцию, отрезать Россию от Тихого океана, захватить богатые пространства Сибири, закабалить сибирских рабочих и крестьян. Буржуазная Япония выступает как смертельный враг Советской Республики» 28.

В директивных указаниях В. И. Ленина Владивостокскому Совету от 7 апреля подчеркивалась необходимость создания вооруженных сил для борьбы против вторжения. Ленин предупреждал, что японцам будут помогать другие союзные державы 29. В действительности так оно и получилось. 23 апреля в советской печати было опубликовано заявление французского посла в России Нуланса, в котором он одобрял японскую интервенцию на Дальнем Востоке. Такое публичное выступление фактически было политической поддержкой японской интервенции со стороны Франции. Само собой разумеется, Советское правительство не могло мириться с тем, чтобы в Москве оставался в качестве французского посла человек, одобрявший враждебную акцию против Советской России. Поэтому оно потребовало от правительства Франции немедленного отзыва Нуланса 30.

В ноте от 25 апреля, адресованной союзникам, НКИД разоблачал причастность французского, английского и американского Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 718.

Там же, с. 225.

См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 216.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 271—273.

консулов во Владивостоке к заговору в целях свержения Советской власти 31. На следующий день НКИД потребовал от правительств Антанты и Соединенных Штатов Америки, чтобы последние ясно определили свое отношение к контрреволюционному Автономному сибирскому правительству и указали своим представителям в России на недопустимость поддержки ими различных шаек контрреволюционных заговорщиков 32.

РАСШИРЕНИЕ СОЮЗНИЧЕСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ.

СОВЕТСКИЕ МИРНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ СОЮЗНИКАМ 2 июля 1918 г. Верховным советом союзников было принято решение о расширении интервенции в России. 31 июля англичане высадились в Онеге. Затем они подвергли бомбардировке подступы к Архангельску и 5 августа заняли его. В августе во Владивосток прибыли новые отряды японских, английских и американских войск. В то же время английские войска вторглись из Ирана в Туркестан и Закавказье. 4 августа они высадились в Баку. 20 сентября они зверски расправились с 26 бакинскими комиссарами, расстреляв их в песчаной пустыне Закаспия. Характеризуя создавшееся положение, В. И. Ленин писал в августе 1918 г.: «Внешний враг Российской Советской Социалистической Республики, это — в данный момент англо-французский и японо-американский империализм.

Этот враг наступает на Россию сейчас, он грабит наши земли...» 33.

Вместе с тем под руководством союзнических дипломатов активизировалась деятельность контрреволюционного подполья. Наиболее крупным из антисоветских заговоров был раскрытый органами ВЧК в Москве заговор Локкарта. Английский дипломат Локкарт подготовлял его при участии французского и американского консулов. В Петрограде заговорщиков возглавлял английский военно-морской атташе Кроми.

Органы ВЧК сумели обезвредить заговорщиков и сорвать их коварные планы, которые, как это выяснилось на суде, заключались в организации контрреволюционного переворота в Москве и Петрограде и физическом уничтожении видных деятелей партии и Советского правительства, прежде всего В. И. Ленина. Такую же деятельность вели дипломатические представители Антанты и США, перебравшиеся между тем в Вологду. Вооружаемая, финансируемая и направляемая союзниками, российская контрреволюция осуществила ряд подлейших террористических актов (убийства Урицкого, Володарского). 30 августа было совершено злодейское покушение на В. И.

Ленина, который был тяжело ранен. В то же время союзники все туже и туже сжимали вокруг Страны Советов железное кольцо голодной блокады, допол Там же, с. 265—266.

Там же, с. 268—269.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 38.

няя ее дипломатической изоляцией. Под их удавлением все нейтральные страны отозвали из России своих представителей и выслали из своих пределов уполномоченных Советского правительства.

Отражая вооруженной рукой нападения внешних и внутренних врагов, которые объединились для совместной борьбы с Советской властью, Советское правительство не оставляло попыток добиться дипломатическим путем прекращения войны. Так, 5 августа, в день занятия англичанами Архангельска, оно передало американскому консулу Пулю ноту, в которой говорилось, что союзники вторглись в Россию, не имея для этого никаких оснований и без объявления войны. Советское правительство заявляло, что оно войны не объявляет, желает жить в мире и просит ответить, чего хочет Англия от Советской России34.

В ноте от 24 октября, направленной президенту США Вильсону, Советское правительство, разоблачая действия империалистов, изъявило готовность вступить в мирные переговоры с союзными державами и просило США и страны Антанты сообщить, каковы их условия заключения мира с Советским государством 35.

3 ноября Советская страна еще раз предложила правительствам Антанты и США прекратить военные действия 36.

6 ноября VI Всероссийский Чрезвычайный съезд Советов принял специальное постановление обратиться к правительствам США и держав Антанты, а также Японии с предложением открыть переговоры о заключении мира и уполномочил НКИД предпринять в этом направлении необходимые шаги 37. Это постановление было передано несколько раз по радио для сведения всех правительств и народов всего мира.

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ О ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОБАВОЧНОГО ДОГОВОРА Еще более важным, чем предотвращение войны с бывшими союзниками России, для Советской страны в 1918 г. было сохранение мира с Германией, поскольку огромные немецкие и австро-венгерские армии находились на Украине, в Белоруссии, Прибалтике и Финляндии. Поэтому для Советской России было необходимо не допустить разрыва Брестского договора и избежать большого военного конфликта с Германией. «Сейчас все спасение не в открытом разрыве Брестского договора,— подчеркивал В. И. Ленин,— а в умении лавировать среди сложившихся сложных международных ситуаций благодаря противоположности интересов отдельных империалистских стран. Надо учесть отношения между Японией и Америкой, Германией в Англией, Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 418—419.

Там же, с. 538—539.

Там же, с. 549.

Там же, с. 556.

разногласия в немецкой капиталистической и военной партиях и пр. и пр.» Несмотря на весьма трудное положение, в котором оказалась весной 1918 г.

молодая Советская республика, В. И. Ленин твердо верил в прочность Советской власти и ее конечную победу над внутренними и внешними врагами. Это, в частности, подтверждает и германский посланник в Москве граф Мирбах в одном из своих донесений в Берлин. Сообщая о своей беседе с Лениным, Мирбах писал 16 мая 1918 г., что Ленин говорил с оптимизмом и верой в победу и прочность Советской власти в России. «Ленин твердо уверен в своей звезде и продолжает неизменно сохранять свой неисчерпаемый оптимизм»,— отмечал Мирбах в этом донесении 39.

В. И. Ленин считал, что в предотвращении нового похода Германии против Советской России большую роль могут сыграть экономические связи, поскольку Германия испытывала острую нужду в сырье и продовольствии. Нужно было попытаться противопоставить военной партии интересы германской промышленности и торговли. «Если,— писал В. И. Ленин 2 июня 1918 г.

полпреду РСФСР в Берлине Иоффе,— немцы-купцы возьмут экономические выгоды, поняв, что войной с нас ничего не возьмешь, все сожжем,— то Ваша политика будет и дальше иметь успех. Сырья немцам дать сможем» 40. Г. В.

Чичерин впоследствии отмечал, что средством нашего «главным дипломатического действия в Берлине в этот первый труднейший период было заинтересовывание германских деловых кругов в экономическом сотрудничестве с Советской республикой» 41.

Германскому представителю в Москве был вручен план привлечения иностранного капитала в различные отрасли народного хозяйства Советской России. Активную деятельность в расширении экономических связей с Германией развивало также советское полномочное представительство в Берлине. В письме от 3 июля 1918 г. А. А. Иоффе писал В. И. Ленину: «Политика, проводимая здесь мною, продиктована Вами, она является логически неизбежным следствием принятого решения во что бы то ни стало добиться передышки» 42.

Задача советской внешней политики не ограничивалась тем, чтобы избежать открытого военного конфликта с Германией. Крайне важно было также устранить ненормальное положение, когда германские империалисты продолжали захватывать русские территории, пользуясь тем, что Брестский договор не устанавливал границы временно оккупированных областей, расположенных восточнее отторгнутых от России территорий, а также Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 346.

Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichte. Stuttgart, 1968, 1. Heft, S. 80.

Ленинский сборник, XXXVI, с. 46—47.

Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, о. 168.

АВП СССР. Донесение полпреда РСФСР в Берлине В. И. Левину от 3 июля 1918 года.

не устанавливал границ Советской России с Украиной и Финляндией.

Советское правительство столкнулось в лице германских империалистов с коварным и хитрым врагом, который использовал для своих захватов в числе других такой прием, как инсценировка фальшивых «самоопределений». С помощью этих «самоопределений» они отрывали от России большие районы (например, Грузию и Крым), объявляя их «самостоятельными» государствами.

Поэтому и было весьма важно добиться установления «окончательных пределов германской, австро-венгерской и турецкой оккупации во всех частях России и границ Финляндии и Украины». Именно так формулировала задачу советско германских переговоров советская нота от 13 мая 1918 г. Советское правительство по рекомендации В. И. Ленина обратилось в начале мая 1918 г. к германскому правительству с предложением начать переговоры по политическим, экономическим и финансовым вопросам.

Германия согласилась на эти переговоры, так как к этому времени убедилась, что силой взять из оккупированных русских территорий нужное ей количество хлеба и промышленного сырья она не сможет. Под ногами немецких оккупантов земля горела пламенем народной войны. Под руководством большевистской партии с каждым днем ширилась отечественная освободительная война русских, украинцев, белорусов, народов Прибалтики и Кавказа против немецких, австро венгерских и турецких оккупантов. Народная война перечеркнула германские планы ограбления России. Кроме того, германские империалисты были заинтересованы в переговорах с Советским правительством и по финансовым соображениям: они намеревались предъявить претензии под предлогом покрытия убытков, понесенных немцами в России, и установить размеры выплаты за содержание русских военнопленных, что предусматривалось Брестским договором. Для ведения переговоров были созданы соответствующие комиссии из представителей двух сторон. Переговоры велись в Москве и Берлине.

Советскую делегацию на этих переговорах возглавлял заместитель наркома торговли и промышленности РСФСР М. Г. Вронский. В. И. Ленин придавал весьма важное значение этим переговорам. К их открытию Советское правительство разработало обширную программу развития советско-германских торгово-экономических связей. Эта программа, как подтверждает Вронский, разрабатывалась при активном личном участии В. И. Ленина.

Кроме того, В. И. Ленин 15 мая перед началом советско-германских переговоров беседовал с Бронским, прочитал тезисы его доклада и одобрил их43.

В. И. Ленин дал указание Бронскому, чтобы тот выступил первым и изложил намеченную программу.

См.: Ленин В. П. Полн. собр. соч., т. 50, с. 74, 426—427.

Отмечая особую роль В. И. Ленина в составлении этой программы, Вронский говорил: «Наша основная линия в вопросе о восстановлении хозяйственных взаимоотношений с Германией уже в 1918 г. была ясно и определенно очерчена, и никем другим, как тов. Лениным» 44.

Заседания экономической комиссии открылись в Москве 15 мая. На первом же ее заседании М. Г. Вронский огласил программу торгово-экономического сотрудничества Советской России с Германией, заявив при этом о готовности РСФСР продолжать и расширять экономические связи также и с бывшими союзниками России. Он подчеркнул при этом, что ему поручено «изложить основные черты нашей хозяйственной политики и дать некоторые разъяснения по существу», а также охарактеризовать «основные принципы, на основе которых возможно возобновление наших взаимных торговых сношений». Первый из этих принципов предусматривал, что «в интересах восстановления народного хозяйства Россия, как нейтральная страна, должна возобновить экономические сношения с Центральными державами и в то же время продолжать и по возможности расширить эти сношения с союзными странами» 45. Кроме того, Германия должна была отказаться от какого-либо вмешательства в экономическую политику Советского правительства, признать национализацию внешней торговли и банков, не вмешиваться в экономические отношения РСФСР с Украиной, Прибалтикой и Кавказом и предоставить России кредит. При соблюдении этих условий, а также советских законов, СНК РСФСР соглашался предоставить Германии концессии в различных отраслях, в том числе лесные.

Торговля и концессии должны были базироваться на равноправии сторон и взаимной выгоде 46.

Вместе с тем Советское правительство требовало от Германии вывода войск с русских территорий.

В ходе переговоров советские представители подчеркивали, что Советская страна выполнит обязательство по Брестскому договору о выплате Германии определенных сумм за содержание русских военнопленных и компенсацию за национализированное немецкое имущество, но неоднократно заявляли при этом, что Советская Россия не уплатит «ни копейки до тех пор, пока не будет прекращена фактическая война и не будут выяснены убытки, понесенные нами после 3 марта» 47.

Ленинская идея о том, что Советская Россия в условиях продолжавшейся империалистической войны должна проводить политику нейтралитета и поддерживать торгово-экономические отношения со всеми странами германского блока, а также с державами Антанты и США, активно претворялась в жизнь Нар ЦГАОР СССР, ф. 5283, оп. 6, Д. 57, л. 46.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 673.

Там же, с. 677.

АВП СССР. Донесение полпреда РСФСР в Берлине в НКИД, апрель 1918 г.

коминделом. Так, в письме Чичерина полпреду РСФСР в Англии М. М.

Литвинову от 3 июня 1918 г. говорилось: «Предлагая экономические сделки Германии, мы предлагаем такие же сделки и странам Согласия. Сырых материалов и даже полуфабрикатов у нас хватит как для тех, так и для других. И тем и другим мы указывали, что мы им выгоды дать можем и что им же лучше войти с нами в сделки, а не пытаться нас душить» 48. О последовательном проведении независимой политики и строгом соблюдении нейтралитета свидетельствует и указание Чичерина советскому полпреду в Берлине Иоффе в письме от 2 июля 1918 г. В связи с запросом Иоффе в НКИД о том, какова позиция Советского правительства по вопросу о возможности прохождения германских войск через нашу территорию для борьбы против Англии на Ближнем и Среднем Востоке, Чичерин писал: «Я думаю, что совершенно излишне давать инструкции по очевидным вопросам, ибо для Вас не может быть сомнения в том, что мы не можем ни звать к себе немцев, ни превращать себя в плацдарм для германского империализма, и не намерены вступать на путь всяких Рад или Грузии» 49.

Таким образом, Советское правительство проводило независимую политику строгого нейтралитета и не оказывало помощи немцам в борьбе против Антанты, как это клеветнически утверждали союзнические дипломаты и политики.

Советско-германские переговоры серьезно осложнились в результате убийства германского посланника в Советской России графа Мирбаха 6 июля 1918 г. и эсеровских мятежей в Москве, Ярославле, Рыбинске и других городах, во время которых мятежники выдвигали провокационные требования немедленного объявления Германии войны. Мирбах был убит эсером Блюмкиным, за спиной которого стояли не только руководство эсеровской партии, но и империалисты держав Антанты, пытавшиеся спровоцировать нападение Германии на Советскую Россию. Эти события создали для Советской России серьезную угрозу быть втянутой в новую войну с кайзеровской Германией. 14 июля временный дипломатический представитель Германии в Москве Рицлер передал Советскому правительству ноту с беспрецедентным требованием допустить в Москву для «охраны» германской миссии батальон немецких солдат.

В час грозной опасности, нависшей над Советской Родиной, В. И. Ленин лично занялся улаживанием конфликта с Германией: он посетил германское представительство и от имени Советского правительства и себя лично выразил соболезнование германскому правительству. По этому вопросу он также дал необходимые указания полпреду в Берлине 50.

АВП СССР. Письмо Г. В. Чичерина полпреду РСФСР в Англии от 3 июня 1918 г.

АВП СССР. Письмо Г. В. Чичерина полпреду РСФСР в Берлине от 2 июля 1918 г.

Ленин В. И., Полн. собр. соч., т. 50, с. 113.

Делая все для мирного и быстрого улаживания этого конфликта, В. И. Ленин ни на минуту не терял спокойствия духа и выдержки. Для обсуждения создавшегося положения 15 июля было созвано заседание ВЦИК, на котором выступил В. И. Ленин. Он заявил, что правительство категорически отказывается дать свое согласие на требование Германии о вводе подразделения немецких солдат, так как это требование затрагивало суверенитет Советского государства.

Советская Россия, отметил В. И. Ленин, строго и добросовестно выполняет возложенные на нее тяжелые условия Брестского договора и готова выполнять и свои финансовые обязательства, однако «есть пределы, за которыми даже самые миролюбивые трудящиеся массы будут вынуждены встать и встанут, как один человек, на защиту своей страны вооруженной рукой» 51.


Твердая позиция В. И. Ленина, сочетавшаяся с максимально возможными уступками, сыграла положительную роль: германское правительство не стало настаивать на своем требовании о вводе батальона войск в Москву, а затем прислало в качестве нового дипломатического представителя крупного банкира и государственного деятеля Гельфериха. Тем самым оно молчаливо признало, что считает вопрос исчерпанным.

Тем не менее и по прибытии Гельфериха в Москву напряженность в советско германских отношениях оставалась, чему способствовало его распоряжение о переезде германского дипломатического представительства в Псков, находившийся в то время за демаркационной линией, т. е. на территории, оккупированной немецкими войсками. Акция Гельфериха была расценена в иностранной печати как фактический разрыв дипломатических отношений между Германией и Советской Россией. Создавшееся положение В. И. Ленин считал весьма серьезным. Через Г. В. Чичерина он дал указание полпреду РСФСР в Германии A. А. Иоффе не покидать Берлина, чтобы избежать усиления распространявшихся слухов о разрыве между обеими странами.

В этой обстановке проходившие в Берлине советско-германские переговоры по экономическим и политическим вопросам заметно осложнились. Для окончательного согласования некоторых нерешенных вопросов было необходимо, чтобы Иоффе прибыл в Москву. О необходимости этой поездки говорил Л. Б.

Красин В. И. Ленину. Красин подчеркивал при этом, что германское правительство настаивает на быстром решении оставшихся спорных вопросов, заявляя о своем согласии подписать русско-германский договор, если будет достигнуто соглашение по спорным вопросам. Только после этого обращения Л.

Б. Красина B. И. Ленин разрешил Иоффе приехать на несколько дней в Москву. Таким образом, благодаря настойчивости и гибкости, проявленной советской дипломатией, затянувшиеся советско-германские переговоры удалось довести до конца.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 525.

27 августа 1918 г. был подписан русско-германский Добавочный договор, состоявший из трех соглашений: политического, финансового и частноправового.

Этот договор предусматривал немедленное образование русско-германских комиссий для установления демаркационных линий с нейтральными зонами между русскими и германскими войсками. Это имело немаловажное значение, поскольку должно было затруднить дальнейшее произвольное расширение зоны оккупации немцами русских территорий. Особо следует отметить статью 4, согласно которой Германия обязывалась прекратить вмешательство в отношения между русским Советским государством и его отдельными областями и заверяла, что «не будет ни вызывать, ни поддерживать образование самостоятельных государственных организмов на этих территориях». Это обязательство Германии было уточнено таким образом, что она согласилась «оказывать воздействие в том, чтобы создание самостоятельных государственных организмов» в пределах бывшей Российской империи «не поддерживалось военными мероприятиями с территории Украины». Особое упоминание о действиях немцев с территории Украины объясняется тем, что украинские буржуазные националисты использовались немцами как послушное орудие для предъявления Советской России территориальных претензий (на Донскую область, Курскую область, Крым и т. д.). Германское правительство обязалось тотчас же после ратификации Добавочного договора оказать на турецкое правительство воздействие в том, чтобы турецкие войска были отведены за пределы г. Баку и прилегающей к нему местности. Советское правительство обязалось поставлять немцам четвертую часть добытой в Баку нефти в обмен на уголь из Донбасса, а германское — принять меры к тому, чтобы Советская Россия получала марганцевую руду из Грузии. Германия согласилась воздействовать на финское правительство, чтобы оно освободило пленных финских красногвардейцев и разрешило им выехать в Россию.

Советскому правительству не удалось добиться согласия Германии на очищение Донбасса. Но все же Германия обязывалась «действовать в том направлении, чтобы Россия по мирному договору с Украиной получила соразмерную с экономическими потребностями часть Донецкого бассейна и чтобы Украина предоставила для вывоза в Россию часть своей железорудной продукции...» Кроме того, Германия согласилась очистить железную дорогу Ростов — Воронеж и г. Ростов, равно как и разрешить перевозку грузов и товаров для нужд РСФСР по железным дорогам Таганрог — Ростов и Таганрог — Курск, которые находились тогда в оккупированной немцами зоне 52.

Германия предоставляла РСФСР для торговых целей право транзита через Прибалтику и «свободные гавани» в портах Ревеля, Риги и Виндавы, а также гарантировала, что со стороны Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 443.

Финляндии не будет допущено нападения на русскую территорию и прежде всего на Петроград. Германия также приняла на себя обязательство немедленно приступить к очищению ряда оккупированных ею русских территорий. В частности, вывод своих войск с территорий к востоку от р. Березины Германия обязалась осуществлять по мере того, как РСФСР будет выплачивать Германии предусмотренные финансовым соглашением платежи.

По финансовому соглашению РСФСР обязалась выплатить Германии в несколько сроков 6 млрд. марок. В эту сумму входила оплата содержания военнопленных и возмещение убытков, понесенных Германией и ее гражданами в результате аннулирования займов и национализации германской собственности в России.

Соглашение предусматривало следующий порядок выплаты: 1,5 млрд. марок золотом и кредитными билетами подлежали выплате частями до 31 декабря г.;

1 млрд. уплачивали поставками товаров на основе особого соглашения в период между 15 ноября 1918 г. и 31 марта 1920 г. Сумма в 2,5 млрд. погашалась билетами особого 6%-ного займа, обеспеченного государственными доходами, в особенности арендной платой за концессии, предоставленные немцам в России.

Относительно выплаты последнего миллиарда в соглашении говорилось, что если Украина и Финляндия откажутся принять его на себя, то порядок его погашения должен быть определен особым соглашением. Была достигнута также договоренность о том, что Германия обязуется воздействовать на правительства Украины и Финляндии, с тем чтобы они приняли на себя часть русских финансовых обязательств в отношении Германии 53.

Несмотря на то, что договор от 27 августа возлагал на Советскую страну тяжелые финансовые обязательства и был связан с другими жертвами, его заключение было определенным успехом советской дипломатии. Это были вынуждены признать и наши враги. Так, например, германское консульство в Москве, которое после переезда германской миссии из Москвы в Псков, оккупированный немцами, выполняло функции германского представительства, оценило договор от 27 августа как «усиление позиций Советского правительства в политической и даже стратегической области, в экономическом и моральном, в особенности в международном отношениях, и укрепление большевиков вовне и внутри» 54. Консульство особо отмечало, что договор от 27 августа нанес сильный удар русским белогвардейцам, которые до того Практически выплата контрибуции ограничилась первым взносом, сделанным в октябре 1918 г. Советское правительство отправило тогда в Германию 83 533 кг золота, которое державы Антанты после поражения Германии присвоили вопреки их заявлениям о непризнании Брестского договора.

Историко-дипломатический архив МИД СССР (далее — ИДА). Донесение германского консульства в Москве от 10 сентября 1918 г.

делали ставку на кайзеровскую Германию в борьбе против Советской власти в России 55.

Подписание этого договора усиливало в германских правящих кругах тенденцию к сохранению мирных отношений с Россией, так как только в этих условиях Германия могла надеяться на получение платежей.

Договор от 27 августа ослаблял позиции крайней группировки военной партии, которая тогда считала необходимым разрыв с Советским правительством, чтобы начать «большую» войну в целях свержения Советской власти в России.

Людендорф 6 августа 1918 г. сообщал статс-секретарю Гинце, что для войны против Советской России командование германской армии может выделить шесть или семь дивизий. Он предлагал начать наступление одновременно на Москву и Петроград. Активным сторонником этого плана Людендорфа был и Гельферих, который свою активную деятельность на посту германского представителя в Советской стране направил не на нормализацию советско-германских отношений и развитие торговых и экономических связей, а на подготовку разрыва отношений с РСФСР.

10 августа 1918 г. Гельферих прибыл в Берлин. Цели его приезда тогда же точно определил А. А. Иоффе. «Гельферих приехал сюда с твердым убеждением,— сообщал советский полпред из Берлина в Москву 22 августа, — что большевизм падет со дня на день, и с планом убедить других не связываться с большевиками и уже подготовлять другие элементы, с которыми можно работать» 56.

Несмотря на возражения Гельфериха, Добавочный договор был подписан. Но Гельферих не сложил оружия: он отправился в главную квартиру, где вел переговоры с Людендорфом и Гинденбургом. Кроме того, Гельферих 21 августа подал докладную записку рейхсканцлеру, в которой предлагал порвать с Советским правительством и установить связи с антибольшевистскими силами России. Исходя из этого, Гельферих и настаивал на отклонении Добавочного договора. Когда 27 августа состоялось подписание этого договора, Гельферих подал в отставку.

Выплата больших денежных сумм на протяжении двух лет была тяжелой материальной жертвой. Но эта уступка Советского правительства по договору от 27 августа, как и другие, была необходимой и оправданной. Характеризуя этот договор на заседании ВЦИК 2 сентября 1918 г., Чичерин говорил, что соглашения «фиксируют дань, уплачиваемую нами за наше революционное законодательство, которое мы теперь можем свободно продолжать, и в то же время отчасти фиксируют и отчасти ограничивают результаты германского наступления на нас, которым Брест-Литовский договор оставил широкую возможность дальнейшего проявления, и в некоторых пунктах, в особенности ИДА. Донесение германского консульства в Москве от 10 сент. 1918 г.


АВП СССР. Донесение полпреда РСФСР в Берлине в НКИД от 22 августа 1918 г.

в вопросе о начинающемся очищении нашей территории, эти договоры представляют для нас серьезное улучшение нашего положения» 57. Договор от августа укреплял позиции Советской России в отношении Турции, пытавшейся тогда осуществить широкие захваты на Кавказе. Договор был необходим еще и потому, что, заключая его, Советская Россия получала определенную свободу рук для борьбы с интервенцией Антанты, которая к тому времени значительно усилилась. Вспоминая о длительных и тяжелых переговорах с Германией, начатых по предложению В. И. Ленина, Чичерин писал: «За всеми перипетиями этих переговоров Владимир Ильич тщательно следил, сочетая своевременные уступки с твердостью в тех случаях, когда надо было положить предел чрезмерной требовательности противной стороны» 58.

Советское правительство строго соблюдало принятые на себя обязательства и требовало, чтобы Германия так же придерживалась положений договора.

Последняя, однако, грубо нарушала договор. Так, например, она всячески затягивала вывод войск с оккупированных русских территорий. Кроме того, эвакуируемые районы германские войска подвергали настоящему ограблению.

Советское правительство неоднократно заявляло по этому поводу решительные протесты. В ноте полпредства в Берлине от 29 октября было указано, что Советское правительство не видит из создавшегося положения иного выхода, как задержать выплату очередного взноса по финансовому соглашению «до тех пор, пока все, что было эвакуировано, реквизировано и вывезено германскими оккупационными властями из оставленных ими районов, не будет возвращено на место» 59.

В телеграмме НКИД от 30 октября германскому правительству Советское правительство вновь заявило о готовности выполнять свои обязательства, но требовало того же и от Германии 60.

Продолжая систематически нарушать договор, германское правительство посылало надуманные протесты с обвинениями по адресу Советского правительства. Оно, в частности, утверждало, будто советская сторона нарушает статью 2 Брестского договора, запрещавшую ведение пропаганды. При этом немцы не приводили каких-либо серьезных доказательств, ограничиваясь жалобами на критические высказывания советской печати о Германии.

Советское правительство отклоняло такие необоснованные претензии и вместе с тем подчеркивало, что оно «с полной решимостью желает соблюдения добрососедских отношений и мирного сожительства с Германией, несмотря на все различия в строе обоих государств» 61.

Известия, 1918, 4 сент. См. также: Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 467.

Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, с. 167.

Документы внешней политики СССР, т. 1, с. 544.

Там же, с. 545.

Там же, с. 488.

Советское правительство прилагало много усилий, чтобы добиться прекращения турецкой агрессии на Кавказе, где вопреки условиям Брестского договора турецкие войска захватили Баку. 16 сентября оно потребовало немедленного очищения Баку, однако турецкое правительство отказалось удовлетворить это законное требование.

В ответ на это грубое нарушение Турцией своих договорных обязательств Советское правительство 20 сентября заявило Турции, что считает Брестский договор «отмененным с ее стороны и уже несуществующим между Турцией и Россией» 62.

РАЗРЫВ ГЕРМАНИЕЙ ОТНОШЕНИЙ С СОВЕТСКОЙ РОССИЕЙ.

АННУЛИРОВАНИЕ ГРАБИТЕЛЬСКОГО БРЕСТСКОГО ДОГОВОРА Осенью 1918 г. в правящих кругах Германии началась паника. Германский империализм шел к военной и политической катастрофе. Агрессивная политика Германии в отношении Советской России не только ускорила поражение германской армии на Западе, но и способствовала углублению политического кризиса в стране. Кайзеровское правительство судорожно искало выхода из создавшегося положения. С каждым днем оно все больше склонялось к необходимости как можно скорее добиться прекращения войны на Западе, чтобы предотвратить надвигавшуюся революционную бурю и под флагом борьбы с большевизмом заключить с Антантой компромиссный мир за счет Советской России. Такой план обсуждался в середине октября на военном совете 63. Этот план одобрял правый лидер германской социал-демократии Шейдеман 64.

Правящие круги Германии стали подыскивать подходящий предлог для разрыва с Советской Россией, чтобы затем вместе с Антантой и США начать против нее войну. 28 октября этот вопрос обсуждался на заседании германского правительства. Шейдеман, который к этому времени уже стал кайзеровским министром, был вынужден признать, что «нет достаточных доказательств для того, чтобы предпринять решительные меры против русского посольства». Он подал «совет» насчет того, как получить материалы для оправдания высылки советского полпредства. «Открытого нарушения его экстерриториальности следовало бы избежать», говорил он, но если бы, например, «курьерский ящик при доставке случайно разбился, то, может быть, было бы возможно получить материал. Может быть, было бы возможно потребовать отозвания теперешнего посла, что встречается в международной практике» 65.

Чичерин Г. В. Указ. соч., с. 114.

АВП СССР. Донесение полпреда РСФСР в Берлине Г. В. Чичерину от 17 октября 1918 г.

Там же.

Rosenfeld G. Sowjetrussland und Deutschland 1917—1922 Berlin 1960 S. 129.

Вскоре германская полиция осуществила точно такую провокацию, как рекомендовал Шейдеман: 4 ноября она захватила весь багаж прибывшего в Берлин советского дипкурьера, а затем объявила, что якобы один ящик разбился и в нем обнаружены листовки революционного содержания. В тот же день германское правительство заявило о разрыве отношений с Советской Россией, о высылке советского полпредства и всех других советских учреждений, включая и миссию Красного Креста. Они выехали из Берлина 6 ноября 1918 г.

Таким образом, германское правительство спровоцировало разрыв советско германских отношений. Характеризуя значение этой акции, В. И. Ленин говорил ноября 1918 г.: «Если Германия вытурила нашего посла из Германии, то она действовала, если не по прямому соглашению с англо-французской политикой, то желая им услужить, чтобы они были к ней великодушны. Мы, мол, тоже выполняем обязанности палача по отношению к большевикам, вашим врагам» 66.

Но разрывом отношений с Советской Россией германскому правительству не удалось улучшить свое положение.

События развивались не так, как хотели кайзеровское правительство и правящие классы. Германия была подобна пороховой бочке. Нужна была только искра, чтобы она взорвалась. Такой искрой явилось восстание военных моряков в Киле. С него началась революция в Германии. 9 ноября 1918 г. она смела кайзеровскую монархию. 11 ноября подписанием Компьенского перемирия закончилась мировая война.

Начавшаяся революция и поражение Германии в войне позволили Советской России освободиться от навязанного ей силой грабительского Брестского договора. Решением ВЦИК от 13 ноября Брестский договор и все вытекавшие из него соглашения были аннулированы. В том же решении говорилось о готовности Советской России урегулировать отношения с Германией и Австро-Венгрией на основах равноправия и заключить с народами этих стран братский союз.

Итак, Брестский договор, как и предвидел В. И. Ленин, оказался недолговечным. В. И. Ленин дал пример использования противоречий в лагере империализма в интересах мира и в интересах укрепления Советской России.

«Брест знаменателен тем,— говорил В. И. Ленин,— что в первый раз в масштабе гигантски-большом, среди трудностей необъятных мы сумели использовать противоречия между империалистами так, что выиграл в конечном счете социализм» 67.

Передышка, полученная Советской Россией в результате заключения Брестского мира, оказалась короткой. Но и ее было достаточно, чтобы приступить к строительству Красной Армии. В период мирной передышки, как неоднократно отмечал Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 164.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 56.

В. И. Ленин, «мы получили, хотя и с неимоверным трудом, отсрочку, и за время этой отсрочки наши рабочие и крестьяне сделали громадный шаг вперед к социалистическому строительству» 68. Это выразилось в завершении национализации важнейших отраслей экономики страны: крупной промышленности, банков, транспорта, внешней торговли. В этот период была также осуществлена новая организация промышленности, внедрен учет и контроль над распределением продукции, организована заготовка хлеба и другого продовольствия. Все эти и многие другие исторические завоевания рабочих и крестьян нашли воплощение в первой Советской Конституции — Конституции РСФСР, принятой V Всероссийским съездом Советов в июле 1918 г.

Заключение Брестского мирного договора положило начало новому этапу в борьбе за мир. Хотя Советская Россия вышла из империалистической войны и получила мирную передышку, ее положение продолжало оставаться необыкновенно трудным и опасным. Советское государство находилось в окружении империалистических держав. В тех условиях единственно возможной политикой для Советской России было лавирование, отступление. Молодая советская дипломатия под руководством Ленина делала все, чтобы избежать боя и по возможности оттянуть неизбежное нападение империализма, продлить завоеванную мирную передышку. При этом дипломатическое маневрирование и разоблачение агрессивной политики обеих империалистических группировок сочетались с энергичной деятельностью Советского правительства по строительству новых вооруженных сил. Передышка позволила положить конец безоружности Советской России.

Весь период брестской передышки был для советской внешней политики временем напряженной борьбы за то, чтобы избежать полного разрыва с державами Антанты. Они организовали военную интервенцию в Россию с целью свержения Советской власти и восстановления господства буржуазии. И все попытки Советского правительства установить мирные отношения с бывшими союзниками России остались безрезультатными.

Вместе с тем советская дипломатия делала все возможное, чтобы помешать дальнейшему военному и экономическому наступлению германского империализма. Характеризуя задачи советской дипломатии, Г. В. Чичерин писал в 1919 г., что она вела ежедневную, ежечасную борьбу, чтобы «поставить перед этим продвижением плотины или же направить его в русло, не угрожающее существованию Советской России, вообще, чтобы положить конец неопределенности, вытекающей из Брестского договора, и окончательно зафиксировать отношения к Германии» 69. Следуя указаниям В. И. Ленина о возможности и необходимости компромиссов в политике, советская дипломатия ради прекращения военного наступления германского империализма Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 36. с. 495.

Чичерин Г. В. Указ. сот., с. 102—103.

шла на серьезные уступки и жертвы. Подписание «Русско-германского добавочного договора» от 27 августа 1918 г. и было результатом этой политики.

В тех условиях заключение этого договора явилось дальновидным и мудрым шагом. Он стал неизбежен ввиду враждебной политики держав Антанты и США в отношении Советского государства. Договор от 27 августа положил конец продвижению германского империализма в глубь Советской страны. Идя на уступки, Советское правительство, как писал Чичерин в ноябре 1919 г., никогда не соглашалось допустить вмешательство Германии «во внутренний строй Советской России» 70. «...Та политика, которую нам пришлось вести в течение Брестского мира, самого зверского, насильнического, унизительного, оказалась политикой единственно правильной» 71. Так оценил В. И. Ленин в марте 1919 г.

результаты политики Советского правительства в период действия Брестского договора.

Упрочение Советской власти в России в течение брестской передышки является важнейшим историческим фактом. Оно стало возможным только потому, что В. И. Ленин и направлявшаяся им советская внешняя политика умело использовали сложившуюся тогда международную обстановку в интересах Страны Советов.

Передышка была использована Советской Россией для подготовки к тяжелой и длительной борьбе с интервенцией, начатой Антантой. В то же самое время большевистская партия и Советское правительство вели упорную политическую и дипломатическую борьбу по разоблачению агрессивной политики Германии, Как отмечал В. И. Ленин, для того, «чтобы ослабить немецких империалистов, оторвать от них немецких рабочих, рабоче-крестьянское правительство сделало столько, сколько не сделало ни одно правительство в мире» 72. Это было серьезным вкладом Советского государства в скорейшее окончание мировой войны. Высоко подняв знамя мира и социализма, Советская Россия снискала себе уважение и любовь трудящихся всего мира.

События подтвердили правильность ленинского политического расчета — под гнетом Брестского договора Советская Россия находилась всего лишь около восьми месяцев.

Там же, с. 101.

Ленин, В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 46.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 456.

IV ГЛАВА ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (ноябрь 1918—март 1921 г.) ИЗМЕНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБСТАНОВКИ В СВЯЗИ С ОКОНЧАНИЕМ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Поражение Германии в первой мировой войне и начало германской революции, приведшей к свержению кайзера и его правительства, резко изменили международную обстановку, а вместе с ней изменилось и международное положение Советской России. Она смогла теперь аннулировать грабительский Брестский мир и начать открытую военную и политическую борьбу за изгнание немецких оккупантов из захваченных ими русских, украинских, белорусских и других областей. Кроме того, революция в Германии явилась мощным толчком, ускорившим подъем революционного движения в Европе, что вело к укреплению Советской власти в России и облегчало положение молодого Советского государства.

Но, с другой стороны, поражение Германии означало утверждение в Европе и Азии господствующей роли держав Антанты и США и, следовательно, увеличение тех ресурсов, которые они могли выделить для развертывания антисоветской вооруженной интервенции. У правительств западных держав высвободились вооруженные силы, которые в несколько раз превосходили армию Советского государства. Анализируя новую ситуацию, в которой оказалась Советская Россия, В. И. Ленин говорил: «...никогда наше положение не было так опасно, как теперь. Империалисты были заняты друг другом. И теперь одна из группировок сметена группой англо-франко-американцев. Они главной задачей считают душить мировой большевизм, душить его главную ячейку, Российскую Советскую Республику» 1. Угроза для республики Советов серьезно возросла.

Империалисты Антанты и США получи Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. ли свободу рук и смогли теперь организовать блокаду Советского государства, а также расширить вооруженное вторжение. 23—27 ноября 1918 г. англо французские войска высадились ж Новороссийске, Севастополе и Одессе.

Планы вооруженного вторжения в Россию разрабатывались командованием союзных армий. Один из планов такого рода был датирован 12 ноября 1918 г. В нем, в частности, говорилось:

«Необходимо уничтожить большевизм...

Важно также заручиться солидным залогом за долги, взятые Россией у Антанты» 2.

В этом плане были подробно изложены важнейшие направления интервенции в России и сделаны подсчеты вооруженных сил, которыми располагала Антанта для этой цели.

Еще более обстоятельно интервенционистские замыслы империалистов Антанты были изложены в записке главного командования союзными армиями от 18 января 1919 г. «О необходимости интервенции союзников в России». В записке указывалось:

«Если Антанта хочет сохранить плоды своей победы, добытой с таким трудом, она сама должна вызвать перерождение России путем свержения большевизма и воздвигнуть прочный барьер между этой страной и центральными державами.

Интервенция, преследующая эту цель, является для нее жизненной необходимостью, а политические трудности, которые она порождает, не могут иметь решающего значения, чтобы отказаться от проведения интервенции или отложить ее осуществление...

Большевистский режим несовместим с установлением прочного мира.

Для держав Антанты жизненной необходимостью является уничтожить его как можно скорее;

их солидарный долг состоит в том, чтобы объединить с этой целью свои усилия.

В деле осуществления плана действий, который они должны принять, обязанности каждой из них должны быть, по-видимому, распределены следующим образом:

Англия: Действия в Северной России и в Прибалтике. Участие в интервенции в Польше. Действия в Юго-Восточной России с целью соединить вооруженные силы Сибири с армиями Деникина и Краснова. Организация этих армий.

США: Действия в Польше (руководство действиями союзников) 3.

Франция: Действия в Сибири и на Украине. Организация польской армии.

Италия: Участие в действиях на Украине.

Необходимо срочно прийти к соглашению в целях: установле Из истории гражданской войны в СССР: Сборник документов и материалов. М., 1960, т. 1, с. 57.

Притязания США распространялись также на Дальний Восток и Сибирь, Эти районы были объектом острой японо-американской борьбы.

ния принципов интервенции в России, уточнения распределенных обязанностей, обеспечения единого руководства» 4.

Враги революции планировали всеми силами обрушиться на первое пролетарское государство, чтобы задушить его. Вопрос для них состоял в том, какую форму придать вооруженной борьбе и под какими лозунгами она должна осуществляться. Старый лозунг — «о защите России от немцев» — уже не годился, прикрывать такими лозунгами истинные цели интервенции и обманывать народы своих стран стало уже невозможным. Германия теперь была побеждена, и, таким образом, первоначально объявленная западными государствами причина их вооруженного вторжения в Россию отпала.

Тогда появился лозунг защиты «русских друзей-союзников», находящихся на оккупированных иностранными войсками территориях что означало поддержку и оказание материальной, военной и финансовой помощи белогвардейским и националистическим контрреволюционным правительствам на территории России. Империалисты вторглись в Россию без объявления войны, вопреки неоднократным предложениям Советского правительства об установлении мирных отношений со всеми государствами. Только на протяжении 1918 г.

Советское правительство обращалось с мирными предложениями к державам Антанты и к США семь раз. В частности, предложения о мире были сделаны в письме НКИД американскому консулу Пулю 5 августа, в ноте президенту Вильсону 24 октября, в обращении ко всем странам Антанты 3 ноября, переданном через представителей нейтральных стран, в резолюции VI съезда Советов 7 ноября, в циркулярном письме Литвинова, направленном представителям стран Антанты в Швеции 23 декабря 1918 г. В 1919 г. мирные предложения Советского правительства излагались в радиограммах правительствам стран Антанты 12 и 17 января, в ноте этим же правительствам февраля, в проекте соглашения, представленного американскому представителю Дж. Буллиту, в декларации от 7 мая, переданной через друга Советской России Ф.

Нансена.

В своих внешнеполитических выступлениях Советское правительство обращалось не только к правительствам этих держав, но и к их народам.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.