авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 26 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР ИСТОРИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР 1917-1980 В ДВУХ ТОМАХ Издание четвертое, переработанное и дополненное Под редакцией А. А. ГРОМЫКО, Б. ...»

-- [ Страница 7 ] --

возникли трудности в обеспечении населения ГДР продовольственными и промышленными товарами. 9 июня Политбюро ЦК СЕПГ приняло решение об исправлении создавшегося ненормального положения. В изданном коммюнике назывались первоочередные мероприятия в области снабжения, финансов, сельского хозяйства, административной политики. В то же время было сообщено об отмене некоторых ограничений в отношении городской и деревенской буржуазии, роспуске сельскохозяйственных кооперативов, основанных с нарушением принципа добровольности, и др. 11 июня Совет Министров ГДР принял решение о проведении политики нового курса. Новый курс в ГДР, как писала западноберлинская газета «Дер тагесшпигель», вызвал «опасную деморализацию и даже дезорганизацию»so в западногерманских правящих кругах.

В движение были приведены враждебные ГДР подрывные организации, а также диверсионные службы западных держав. Используя свою многочисленную агентуру, они толкнули отсталые элементы, недовольные существующим положением, на проведение 17 июня 1953 г. враждебных демонстраций и забастовок. Впервые за послевоенные годы империалистические силы решились на открытое выступление против социалистического строя ГДР.

Большинство трудящихся ГДР не поддержали империалистических провокаторов. Лишь в отдельных городах им удалось вызвать беспорядки.

Верный своему интернациональному долгу, Советский Союз оказал помощь властям ГДР в восстановлении порядка и спокойствия.

15-й пленум ЦК СЕПГ (24—26 июля 1953 г.) наметил программу улучшения экономического и политического положения страны, повышения жизненного уровня трудящихся. Подтвердив правильность генеральной линии СЕПГ на построение основ социализма в ГДР, пленум осудил попытки строить социализм в ускоренном темпе.

22—23 августа 1953 г. в Москве состоялись переговоры между правительствами СССР и ГДР, которые сыграли большую роль в развитии братского сотрудничества обеих стран. Переговоры показали, что правительства СССР и ГДР придерживаются общей точки зрения в германском вопросе.

Правительство ГДР твердо поддержало предложение Советского Союза о заключении мирно Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 266.

Der Tagesspiegel, 1953, 14 Juni.

го договора с Германией и созыве в ближайшее время мирной конференции.

Во время переговоров Советское правительство заявило о прекращении с января 1954 г.

взимания репараций в любой форме. По этому решению ГДР освобождалась от остатка платежей в счет репараций, которые составлял на января 1954 г. 2537 млн. долл. (общая сумма репарационных платежей, причитающихся Советскому Союзу, была определена в 10 млрд. долл.). Советское правительство безвозмездно передало ГДР 33 крупных немецких предприятия, перешедших ранее в собственность СССР в порядке уплаты репараций, сократило размеры расходов ГДР, связанных с пребыванием советских войск на ее территории, с тем чтобы сумма этих расходов за год не превышала 5% доходов госбюджета ГДР. ГДР была также освобождена от задолженности по внешним оккупационным и другим расходам. Советское правительство предоставило ГДР крупный кредит. Оба правительства договорились о преобразовании дипломатических миссий в посольства 51.

БЕРЛИНСКОЕ СОВЕЩАНИЕ МИНИСТРОВ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЧЕТЫРЕХ ДЕРЖАВ Недовольство мирового общественного мнения попытками западных держав осложнить созыв четырехстороннего совещания вынудило правительства США, Англии и Франции заняться рассмотрением этого вопроса на конференции в Вашингтоне 10— 14 июля 1953 г. К этому времени правительство США пришло к выводу, что игнорирование стремления широких кругов общественности к поискам путей для восстановления согласия между державами-победительницами в германских делах связано для него с немалыми политическими издержками. В действительности США, как и их европейские союзники, по-прежнему не были намерены вести переговоры на конструктивной основе и способствовать достижению соглашения по германскому вопросу. Характерно, что незадолго до Вашингтонской конференции, 30 июня 1953 г., Даллес заявил, что на ней «главным вопросом будет вопрос о том, как Запад может лучше всего воспользоваться волнениями за железным занавесом» 52.

Результатом Вашингтонской конференции явилась нота правительств США, Англии и Франции Советскому Союзу от 15 июля 1953 г., в которой говорилось об их согласии на созыв совещания министров иностранных дел четырех держав.

Но предложение по повестке дня совещания они хотели свести к рассмотрению вопроса об организации общегерманских выборов или, точнее, только одного момента — о проверке наличия условий для свободных выборов в Германии.

Очевидной целью трех держав было желание переложить на Советский Союз вину за раскол Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 286—291.

AG, 1953, S. 4060.

Германии и тем самым обосновать уместность продолжения Западом прежней политики.

Разгадать смысл маневров западных держав не составляло груда. 4 и августа 1953 г. Советское правительство обратилось с нотами к США, Англии и Франции, в которых на фактах было показано, что их подход к переговорам ничего не может дать, кроме ненужной полемики.

Советское правительство еще раз предложило западным державам обсудить германскую проблему во всей совокупности, включая восстановление единства Германии и заключение мирного договора. Советская сторона высказывалась за неотложный созыв конференции для рассмотрения вопроса о мирном договоре;

за образование на основе соответствующей договоренности между парламентами ГДР и ФРГ временного общегерманского правительства, главной задачей которого были бы подготовка и проведение общегерманских свободных выборов;

за облегчение финансово-экономических обязательств Германии, связанных с последствиями войны.

Правительство СССР предложило также рассмотреть на совещании с участием Китайской Народной Республики мероприятия по уменьшению напряженности международных отношений, поскольку усилиями миролюбивых государств созданы благоприятные условия для этого. В советской ноте от августа 1953 г." подчеркивалось, что с момента, когда ФРГ войдет в агрессивный Североатлантический блок, объединение Германии сделается невозможным.

Советское правительство вновь предостерегло западные державы от опасных последствий их политики в отношении Германии.

Для народов было вполне ясно, что Советский Союз проявляет максимум доброй воли и стремления к тому, чтобы найти общий язык с бывшими союзниками по минувшей войне и избавить Европу от угрозы возрождения германского милитаризма. В таких условиях западные державы не могли больше блокировать созыв четырехстороннего совещания, настаивая на «ограниченной повестке дня».

2 сентября 1953 г. правительства трех держав в нотах, посвященных совещанию министров иностранных дел, заявили, что не выдвигают «никаких предварительных условий, касающихся образования Комиссии по обследованию»

. В последующих нотах западных держав от 18 октября указывалось, что на таком совещании любое из четырех правительств будет иметь возможность «изложить свои взгляды по любому аспекту германского и австрийского вопросов, которые оно пожелает высказать» 55.

Так в конце концов взяла верх советская точка зрения относительно созыва совещания министров иностранных дел СССР, Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 277.

American Foreign Policy. 1950—1953: Basic Documents, vol. II, p. 1842.

Ibid., p. 1845.

США, Англии и Франции. Но это, конечно, еще не значило, что три державы проявляли готовность объективно взглянуть на происходящее и соответственно скорректировать свою политику. Напротив, они упрямо шли наперекор требованиям народов, и последующие события подтвердили это.

В преддверии совещания министров иностранных дел четырех держав правительство США больше всего было занято тем, как спасти Европейское оборонительное сообщество.

В сентябре 1953 г. английское правительство присоединилось к американскому нажиму на Францию в вопросе ратификации Боннского и Парижского договоров. Много шума было поднято вокруг заявления английского правительства о том, что Англия согласна тесно сотрудничать с ЕОС. Такое заявление, по расчетам его авторов, должно было облегчить французам решение вопроса об участии в договорах. Однако Национальное собрание Франции в своем большинстве было настроено против милитаризации ФРГ.

25 января 1954 г. в Берлине начало свою работу совещание министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции, которое уделило много внимания германскому вопросу. Министры четырех держав встретились после пятилетнего перерыва. Советская делегация предложила обсудить вопрос о мирном договоре с Германией и представила на рассмотрение совещания проект основ такого договора. Она внесла предложение об образовании Временного общегерманского правительства, которое целиком взяло бы на себя подготовку и проведение выборов на всей территории Германии. Поскольку западные державы уверяли, что вооружение ФРГ необходимо ввиду какой-то угрозы для европейской безопасности, советская сторона предложила заключить общеевропейский договор о коллективной безопасности в Европе, который явился бы альтернативой ЕОС. Реализация этих предложений фактически привела бы к нейтрализации обоих германских государств и создала бы благоприятные предпосылки для их объединения.

Правительство США встретило в штыки идею нейтрализации Германии. Всем предложениям, выдвинутым Советским Союзом, западные державы противопоставили так называемый «план Идена» о проведении «свободных»

выборов в Восточной и Западной Германии. В действительности этот план предусматривал проведение не свободных выборов, а выборов в условиях, когда ФРГ была бы участником Парижского и Боннского договоров, т. е. членом военного блока, направленного против другого германского государства. Одно это показывало, что западные державы делали ставку на пропаганду и никак не рассчитывали на действительное осуществление своего плана. «План Идена»

отодвигал заключение германского мирного договора на неопределенное время и не давал никаких гарантий в том. что выборы не будут использованы для продвижения к власти тех сил, которые снова повели бы Германию по пути агрессии.

Министры западных держав формально допускали, что договоры, заключенные с ФРГ, не обязательно будут действительными для объединенной Германии. Но тут же они оговаривали, что Германии не будет запрещено участвовать в военных группировках и что вся Германия окажется в блоке НАТО.

Правительство ГДР обратилось к совещанию с предложением допустить представителей ГДР и ФРГ к участию в обсуждении германского вопроса.

Министры трех западных держав выступили против этого предложения, сославшись на то, что правительство ФРГ «не готово вступить в контакт с режимом Восточной Германии».

Убедившись, что от западных держав нельзя ожидать согласия на крупные шаги в германском вопросе, советская делегация в конце совещания предложила создать общегерманские комитеты по вопросам торговли и транспорта, а также по вопросам развития культурных, научных и спортивных связей между Германской Демократической Республикой и Федеративной Республикой Германии. Но даже в отношении этих комитетов не удалось достигнуть соглашения.

Из-за позиции западных держав Берлинское совещание, закончившееся февраля 1954 г., не продвинуло вперед решение германского вопроса 58. Тем не менее совещание показало, что дипломатическую инициативу в постановке важнейших вопросов, связанных с германскими делами и европейской безопасностью, продолжал прочно удерживать Советский Союз. Его предложения встречали широкий отклик у народов, кровно заинтересованных в упрочении мира, выступавших против возрождения в центре Европы милитаризма и реваншизма.

Действия западных держав на Берлинском совещании вызвали разочарование и осуждение как в ГДР, так и в ФРГ. Председатель Социал-демократической партии Германии Э. Олленхауэр, учитывая настроения западногерманских трудящихся, заявил в своем докладе на VI съезде этой партии (июль 1954 г.): «К сожалению, советские предложения на Берлинском совещании были отодвинуты в сторону, хотя они содержали определенный отправной пункт для урегулирования, соответствующего интересам демократических государств» 57.

По договоренности с правительством ГДР Советское правительство выступило 25 марта 1954 г. с заявлением, в котором в частности говорилось, что СССР устанавливает с ГДР «такие же отношения, как и с другими суверенными государствами» 58. ГДР обрела право самостоятельно решать все свои внутренние и внешние дела, включая и вопросы взаимоотношений с ФРГ. Отменялось наблюдение за деятельностью государственных органов ГДР со стороны Верховного комиссара СССР. За ним сохра Правда, 1954, 26 янв.— 19 февр.

Der Neue Vorwarts. Wien, 1954, N 30, 1 Aug.

Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 377—378.

нялись лишь функции, связанные с «обеспечением безопасности и поддержанием соответствующих связей с представителями оккупационных властей США, Англии и Франции по вопросам общегерманского характера, вытекающим из согласованных решений четырех держав по Германии». В заявлении Советского правительства указывалось на несовместимость с демократическими принципами и национальными правами немецкого народа «оккупационного статута, установленного для Западной Германии Соединенными Штатами Америки, Англией и Францией», затрудняющего сближение двух германских государств 59.

БОРЬБА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ПРОТИВ ВОВЛЕЧЕНИЯ ФРГ В СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКИЙ БЛОК. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА 30 августа 1954 г. Национальное собрание Франции отклонило Парижский договор о создании Европейского оборонительного сообщества. Это произошло в результате широкого народного движения против милитаризации ФРГ, охватившего в то время Францию, Италию, Западную Германию и другие европейские страны. Повис в воздухе и Боннский договор об отношениях между ФРГ и тремя западными державами, вступление в силу которого обусловливалось принятием Парижского договора. Провал планов создания ЕОС был расценен в Советском Союзе как важное событие политической жизни Европы, которое лишний раз показало, насколько чужда народам политика перевооружения ФРГ и ее вовлечение в агрессивные блоки.

Советское правительство считало, что отклонение Францией договора о ЕОС открыло возможность для сближения позиций четырех держав в германском вопросе.

В октябре 1954 г. послам США, Англии и Франции в Москве была вручена нота Советского правительства, в которой предлагалось провести новое совещание. Советское правительство подчеркнуло всю серьезность момента. Как указывалось в ноте, сложилось такое положение, когда четыре державы должны приступить к рассмотрению и решению вопроса о единстве Германии;

если дело дойдет до восстановления германского милитаризма и вовлечения ФРГ в агрессивные военные группировки, раскол Германии будет надолго закреплен.

Правительства США и их союзников не прислушались к этим предостережениям и пошли дальше по пути возрождения милитаризма в ФРГ.

Едва стало известно о провале планов создания ЕОС, как в Вашингтоне и Лондоне начали осуществлять новые аналогичные планы. Смысл их состоял в том, чтобы сохранить в основном Общий договор, подписанный в Бонне в мае 1952 г., и заменить договор о ЕОС новым по форме соглашением, которое решало бы в угодном агрессивным кругам духе задачу ремилита Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 377—378.

ризации ФРГ. На сей раз осечки не произошло. 23 октября 1954 г. были подписаны Парижские соглашения, по которым ФРГ стала членом НАТО. Кроме того, было подписано соглашение о создании новой группировки с участием ФРГ — западноевропейского союза (Брюссельский пакт).

Советское правительство резко осудило подписание этих соглашений. Чтобы предотвратить осложнение обстановки в Европе в случае ратификации Боннского договора и Парижских соглашений, оно снова предложило созвать совещание всех европейских государств и США и договориться о создании системы коллективной безопасности в Европе60. Западные державы опять отклонили это предложение под предлогом того, что не существует необходимой основы для достижения успеха.

15 января 1955 г. Советское правительство выступило с Заявлением, нашедшим широкий отклик среди мировой общественности. В этом Заявлении Советское правительство со всей убедительностью показало опасность перевооружения ФРГ и ее включения в НАТО для всех народов Европы и для самого германского народа. В Заявлении подчеркивалась мысль о наличии еще неиспользованных возможностей для достижения соглашения по вопросу объединения Германии, и в частности соглашения о проведении с этой целью в 1955 г. общегерманских свободных выборов. Советское правительство предостерегало западные державы, что переговоры об объединении Германии «потеряют смысл и станут невозможными, если будут ратифицированы Парижские соглашения» 61.

Широкие круги западногерманской общественности с тревогой следили за попытками западных держав уклониться от рассмотрения предложений Советского Союза. Председатель СДПГ Олленхауэр обратился с письмом к канцлеру Аденауэру, в котором говорилось, что Заявление Советского правительства от 15 января содержит предложения об общегерманских выборах, делающие переговоры по этому вопросу более перспективными, чем это было на Берлинском совещании.

Аденауэр заботился, однако, только о судьбе Парижских соглашений.

Несмотря на все предупреждения, он упрямо твердил, что успешные переговоры с Советским Союзом могут состояться только после ратификации Парижских соглашений. Не реагировали на предостережения Советского Союза и правительства западных держав.

5 мая 1955 г. Парижские соглашения, а вместе с ними и видоизмененный Боннский договор как составная часть этих соглашений вступили в силу. Это развязывало руки западногерманским милитаристам и создавало угрозу для европейских государств.

В связи с этим 11 мая в Варшаве состоялось совещание представителей Советского Союза, ГДР, Польши, Чехословакии, Бол Правда, 1954, 14 ноября.

Правда, 1955, 16 янв.

гарии, Румынии и Албании62, на котором 14 мая 1955 г. был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи этих государств, получивший название Варшавского Договора63.

Ст. 1 Варшавского Договора фиксирует обязательство его участников «в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения и разрешать свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не ставить под угрозу международный мир и безопасность».

В ст. 2 участники Варшавского Договора заявили о своей готовности участвовать в духе искреннего сотрудничества во всех международных действиях, имеющих целью обеспечение международного мира и безопасности, «добиваться принятия, по соглашению с другими государствами, которые пожелают сотрудничать в этом деле, эффективных мер к всеобщему сокращению вооружений и запрещению атомного, водородного и других видов оружия массового уничтожения».

Ст. 3 предусматривает проведение консультации между участниками Договора «по всем важным международным вопросам, затрагивающим их общие интересы...». В этой статье также говорится, что страны — участницы Договора «будут безотлагательно консультироваться между собой всякий раз, когда, по мнению любой из них, возникнет угроза вооруженного нападения на одно или несколько государств — участников Договора».

Обязательства о взаимной помощи в случае вооруженного нападения в Европе на одно или несколько государств — участников Договора со стороны какого-либо государства или группы государств со всей определенностью сформулированы в ст. 4. В ней предусматривается, что в случае такого нападения каждое государство — участник Договора в порядке осуществления права на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН окажет государству или государствам, подвергшимся такому нападению, «немедленную помощь, индивидуально и по соглашению с другими государствами — участниками Договора, всеми средствами, какие представляются ему необходимыми, включая применение вооруженной силы».

В ст. 5 зафиксировано решение стран — участниц Варшавского Договора создать Объединенное командование их вооруженными силами, которые будут по соглашению между ними выделены в ведение этого Командования, и «принимать также другие согласованные меры, необходимые для укрепления их обороноспособности, с тем чтобы оградить мирный труд их народов, гарантировать неприкосновенность их границ и территорий и обеспечить защиту от возможной агрессии».

В целях осуществления предусмотренных Варшавским Договором консультаций и для рассмотрения вопросов, возникающих в В 1968 г. Албания объявила о своем выходе из Варшавского Договора. 63 Сборник действующих договоров... М.;

1960, вып. XVII, XVIII, с. 29—33.

связи с осуществлением самого Договора, был создан (ст. 6) Политический Консультативный Комитет (ПКК), в котором каждое государство-участник представлено членом правительства или другим особо назначенным представителем. Количество представителей от каждой страны в ПКК не ограничивается, но каждое государство-участник независимо от количества его представителей располагает в Комитете одним голосом.

По ст. 7 страны — участницы Варшавского Договора взяли на себя обязательство не принимать участия в каких-либо коалициях или союзах и не заключать никаких соглашений, цели которых противоречат целям Варшавского Договора.

В Договоре нашло отражение стремление стран-участниц к дальнейшему развитию и укреплению между собой экономических и культурных связей в духе дружбы и сотрудничества в соответствии с принципами взаимного уважения независимости, суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга (ст. 8).

Специальная статья Варшавского Договора (ст. 9) устанавливала, что он «открыт для присоединения других государств, независимо от их общественного и государственного строя, которые выразят готовность путем участия в настоящем Договоре способствовать объединению усилий миролюбивых государств в целях обеспечения мира и безопасности народов».

Срок действия Договора был установлен в 20 лет (ст. 10). Для тех участников Договора, которые за год до истечения этого срока не заявят о денонсации Договора, он будет оставаться в силе в течение следующих 10 лет. Однако, указывалось в Договоре (ст. 11), «в случае создания в Европе системы коллективной безопасности и заключения с этой целью Общеевропейского Договора о коллективной безопасности, к чему неуклонно будут стремиться Договаривающиеся Стороны, настоящий Договор утратит свою силу со дня вступления в действие Общеевропейского Договора». По содержанию, целям и характеру Варшавский Договор является сугубо оборонительным, направленным на обеспечение мира и безопасности народов Европы и всего мира.

Варшавский Договор был подписан спустя 6 лет после образования НАТО и является ответной мерой миролюбивых государств на агрессивную деятельность НАТО и других военных империалистических блоков.

При подписании Варшавского Договора премьер-министр ГДР О. Гротеволь выступил с декларацией. Как указывалось в этой декларации, правительство ГДР исходит из того, что объединенная Германия будет свободна от обязательств, которые были приняты той или иной частью Германии по соответствующим военно-политическим договорам и соглашениям, заключенным до ее объединения. Эта декларация была встречена всеми участниками Договора с полным пониманием и принята к сведению 64.

Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 592.

ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС НА ЖЕНЕВСКИХ СОВЕЩАНИЯХ ЧЕТЫРЕХ ДЕРЖАВ (1955 г.) После вступления в силу Парижских соглашений по-новому встал вопрос объединения Германии.

18 июля 1955 г. в Женеве открылось Совещание глав правительств четырех держав — СССР, США, Англии и Франции. Советское правительство, как отмечалось в заявлении ТАСС от 14 июня 1955 г., считало главной задачей совещания смягчение международной напряженности и создание необходимого доверия в отношениях между государствами.

Выступая на первом заседании, президент США Д. Эйзенхауэр настаивал на «создании общегерманского правительства на основе свободных выборов», имея в виду включение ГДР в ФРГ, утверждал, что «объединенная Германия имеет право по своему усмотрению осуществлять присущее ей право коллективной самообороны» как органической части НАТО 65.

Премьер-министры Англии и Франции поддержали линию американской делегации. Целиком одобрив выступления Д. Эйзенхауэра, А. Идеи добавил, что гарантией безопасности для Восточной Европы могло бы явиться создание «демилитаризованной зоны между Востоком и Западом» 66. А представитель Франции Э. Фор прямо заявил в ходе совещания, что «воссоединенная Германия по-прежнему будет входить в систему западноевропейского союза и НАТО» 67.

В заявлении 18 июля советская делегация показала, что «главным препятствием на пути объединения Германии в настоящее время является ремилитаризация Западной Германии и включение ее в военные группировки западных держав» "8.

Советская делегация настаивала на том, чтобы на совещании министров первым рассматривался вопрос о безопасности в Европе и чтобы его решение не ставилось в зависимость от достижения соглашения по германскому вопросу, поскольку это осложнило бы решение вопроса о европейской безопасности.

Столкнувшись с твердой позицией Советского Союза, главы западных держав согласились с тем, что европейская безопасность и объединение Германии — это взаимосвязанные вопросы и что на первое место должен быть поставлен вопрос о европейской безопасности. Была достигнута также договоренность о возможности консультаций четырех министров иностранных дел с представителями ГДР и ФРГ.

Советская делегация показала полную несостоятельность позиций Запада по германскому вопросу. Когда на территории бывшей Германии сложилось два государства (ГДР и ФРГ) с раз Правда, 1955, 19 июля.

Там же.

Там же.

Там же.

личным социальным строем, когда они оказались участниками противостоящих военных блоков и объединение Германии стало трудноосуществимым, западные державы выдвинули в пропагандистских целях предложение о проведении «свободных выборов». Советская делегация напомнила, что ранее Советское правительство не раз предлагало провести такие выборы, передав их в руки самих немцев, без вмешательства оккупирующих держав. Но это предложение не принималось западными державами.

Советская делегация также отклонила предложение западных держав предоставить СССР призрачные «гарантии безопасности» в обмен на согласие включить объединенную Германию в военную группировку западных держав, направленную против СССР. Высказываясь за объединение Германии, советская делегация подчеркивала необходимость с особым вниманием и уважением относиться к мнению самих немцев о путях решения германской проблемы. июля 1955 г. советская делегация внесла на рассмотрение совещания проект договора о коллективной безопасности в Европе. Равноправными участниками договора могли бы быть ГДР и ФРГ.

Стремясь облегчить достижение договоренности, советская сторона выдвинула в Женеве новое предложение — создать систему коллективной безопасности в Европе в два этапа, которая облегчила бы решение германской проблемы 69.

Советские предложения предусматривали на первом этапе (два-три года) сохранение в силе НАТО, Парижских соглашений и Варшавского Договора, принятие входящими в них государствами обязательства воздерживаться от применения друг против друга вооруженной силы и разрешать все спорные вопросы мирным путем. Участие в этом деле ГДР и ФРГ способствовало бы, по мнению советской стороны, устранению недоверия между обоими германскими государствами.

На втором этапе государства — участники соглашения должны были принять на себя в полном объеме обязательства, связанные с созданием системы коллективной безопасности. В соответствии с ними должны были, в частности, прекратить действие названные выше договоры и ликвидированы созданные на их основе группировки, которые заменила бы система коллективной безопасности. В результате такое препятствие к урегулированию германских дел, как участие ГДР и ФРГ в противоположных группировках, было бы устранено.

Западные державы отказались участвовать в системе европейской безопасности, созданию которой не предшествовало бы объединение Германии.

В итоге совещания главы правительств четырех держав приняли краткие директивы, определяющие направления дальнейшей работы министров иностранных дел. Раздел директив «Европейская безопасность и Германия»

гласил: «Главы правительств, Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 610—613.

признавая свою общую ответственность за разрешение германского вопроса и за воссоединение Германии, согласились, что разрешение германского вопроса и воссоединение Германии посредством свободных выборов должно быть осуществлено в соответствии с национальными интересами германского народа и интересами европейской безопасности» 70.

Это значило, что директива соединила два различных тезиса, а именно тезис западных держав — объединение Германии путем проведения «свободных выборов» и тезис СССР о том, что решение германского вопроса должно быть осуществлено в соответствии с национальными интересами немецкого народа и интересами обеспечения европейской безопасности. Если и были попытки на Западе иначе истолковать этот факт, то они строились на определенных политических расчетах — извратить позицию Советского Союза и злоупотребить его стремлением восстановить дух сотрудничества с западными державами при решении германского вопроса, как этого требовало Потсдамское соглашение.

Главное положение Потсдамского соглашения — кровью народов начертанное требование об искоренении милитаризма и нацизма с тем, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям и миру во всем мире, всегда будет сохранять свою силу. Державы антигитлеровской коалиции, естественно, несли ответственность за то, чтобы провозглашенные в Потсдаме принципы соблюдались. Что касается Советского Союза, то он никогда не снимал с себя такой ответственности. Это нашло свое отражение и в соответствующих пунктах директив, принятых на совещании в Женеве.

Возвращаясь с Женевского совещания, советская правительственная делегация остановилась в Берлине, где имела пере говоры с правительством ГДР.

По завершении переговоров стороны в совместном Заявлении изложили свои взгляды по германскому вопросу 71. Они считали недопустимым, чтобы германский вопрос стал препятствием в деле обеспечения европейской безопасности. В Заявлении четко проводилась мысль о том, что решение германского вопроса невозможно без участия самих немцев, без достижения договоренности между ГДР и ФРГ.

Стороны договорились, что пришло время путем заключения соответствующего договора закрепить дружественные отношения между СССР и ГДР и создать условия для их дальнейшего развития.

С 27 октября по 16 ноября 1955 г. состоялось совещание министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции. Советская делегация видела свою основную задачу в содействии дальнейшему ослаблению международной напряженности, укреплению всеобщего мира и принятию согласованных между четырьмя державами мер в этом направлении. Указания правительства Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 614.

Там же, с. 614—615.

СССР советской делегации гласили: «Следует учитывать, что со стороны представителей трех западных держав могут иметь место попытки обострять дискуссию по тому или иному вопросу, в частности по германскому вопросу.

Отстаивая принципиальную позицию Советского Союза, делегация должна избегать обострения дискуссии и стараться придать обсуждению стоящих в повестке дня совещания вопросов деловой и спокойный характер... Главным вопросом является вопрос обеспечения безопасности в Европе, а германский вопрос является частным вопросом, подчиненным решению основного вопроса о европейской безопасности. Именно это соображение лежало в основе соответствующих соглашений держав по германскому вопросу, заключенных во время и после окончания второй мировой войны. Известно, что в этих соглашениях особо подчеркивается необходимость не допустить возрождения германского милитаризма, могущего поставить вновь под угрозу поддержание мира в Европе... Из этого следует, что откладывание решения вопроса о европейской безопасности было бы равнозначно откладыванию на неопределенно длительный срок также и решения вопроса о воссоединении Германии» 72.

Опираясь на директивы глав правительств, советская делегация предложила пригласить в Женеву от имени совещания премьер-министра ГДР О. Гротеволя и канцлера ФРГ К. Аденауэра, для того чтобы заслушать их мнение по германскому вопросу. Делегации западных держав отклонили это предложение. Выступая на совещании 28 октября министр иностранных дел СССР заявил, что «вопрос о европейской безопасности имеет решающее значение для всех народов Европы», что «ремилитаризация Германии несовместима с обеспечением общеевропейской безопасности» 73.

Советская делегация вновь предложила обсудить проект договора о коллективной безопасности в Европе. США, Англия и Франция отклонили этот проект. Такая же судьба постигла измененный в дальнейшем проект договора о безопасности в Европе и все последующие советские предложения по данному вопросу. Западные державы не проявили ни малейшего желания сочетать объединение Германии с интересами европейской безопасности, хотя по настоянию Советского Союза такое положение было включено в согласованные директивы глав правительств. Напротив, само объединение Германии западные державы обусловливали милитаризацией и включением в НАТО всей Германии.

К делу объединения Германии нельзя было подходить с той же меркой, что в прошлом. Процесс формирования двух германских государств в качестве различных субъектов международных отношений с различным укладом жизни, с противоположной политикой, принадлежащих к противостоящим друг другу АВП СССР. Указания правительства СССР советской делегации на Совещании министров иностранных дел в Женеве 26 октября 1955 г.

Правда, 1955, 29 окт.

военным группировкам, завершился. Компромисс между ними был невозможен.

Представители западных держав, словно не замечая перемен, продолжали пропагандировать «план Идена» о проведении общегерманских выборов. В новом издании план дополнялся проектом договора, содержащим ссылку на «гарантии безопасности» для Советского Союза на случай, если бы объединенная Германия решила вступить в НАТО. СССР, естественно, не собирался ставить себя в такое положение, когда его безопасность зависела бы от гарантий, предоставленных другими государствами.

Западные державы произвольно толковали директивы глав правительств. Все их усилия были направлены на то, чтобы уклониться от разрешения германского вопроса в соответствии с интересами европейской безопасности. А именно это являлось основной мыслью согласованных директив.

При таком подходе западных держав не могло быть речи о претворении директив глав правительств в конкретные дела, что, собственно, вполне устраивало западные державы.

УСТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ И ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКОЙ ГЕРМАНИИ В европейской политике Советского Союза большое место занимало установление и укрепление самых тесных, братских отношений с Германской Демократической Республикой. В лице ГДР Советское правительство видело важный фактор мира и безопасности в Европе, надежную опору в борьбе против германского милитаризма и реваншизма. Оно с удовлетворением отмечало, что в ГДР совершенствуются общественные отношения, крепнет блок антифашистских партий, растет благосостояние населения.

Хотя политика правительства ФРГ вызывала серьезную озабоченность, в Советском Союзе проявили готовность нормализовать с ней отношения. Еще января 1955 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ о прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией. Этот шаг создавал правовые предпосылки для нормализации отношений Советского Союза с ФРГ.

Летом 1955 г. Советское правительство направило правительству ФРГ ноту, в которой предложило установить прямые дипломатические и торговые, а также культурные отношения между обеими странами. В ноте говорилось о желательности того, чтобы государственные руководители Советского Союза и ФРГ вступили в личный контакт.

Боннские деятели оказались в трудном положении. Погрязнув в политике «с позиции силы», они связывали свои расчеты с созданием напряженности и антагонизма между Западом и Востоком, между ФРГ и Советским Союзом.

Инициатива Советского правительства путала карты. Вызванная ею волна откликов в ФРГ не оставляла сомнения в том, что большинство граждан этого государства хотят жить в мире с Советским Союзом.

После длительных колебаний Бонн дал положительный ответ на советское предложение. По желанию западногерманской стороны состоялся предварительный обмен мнениями между посольствами СССР и ФРГ во Франции. Правительство ФРГ просило уточнить круг вопросов, которые можно было бы урегулировать при установлении дипломатических отношений.

Советское правительство, естественно, не намеревалось уклоняться от обсуждения вопросов, интересующих правительство ФРГ.

8 сентября 1955 г. в Москву прибыла правительственная делегация ФРГ, которую возглавил федеральный канцлер К. Аденауэр. При первой же встрече с правительственной делегацией СССР Аденауэр заявил, что он считает недостаточным установить путем» дипломатические, «механическим экономические и культурные отношения между обоими государствами.

Делегация ФРГ на первый план поставила вопрос об освобождении немцев, еще находившихся в заключении на территории Советского Союза за совершенные в годы второй мировой войны преступления. Обращало на себя внимание, что к приезду Аденауэра в Москву в ФРГ была развернута провокационная кампания за возвращение будто бы задерживаемых в СССР «сотен тысяч немецких военнопленных». В газетах публиковались бесчисленные «списки военнопленных», в которые произвольно включались все гитлеровские военнослужащие, чья судьба оставалась невыясненной по окончании войны.

Западногерманская пропаганда пыталась растравить раны, нанесенные войной.

Советская делегация указала на то, что немецкие военнопленные, находившиеся в Советском Союзе, уже были освобождены и отправлены на родину. На 1 сентября 1955 г. в СССР оставалось 9626 военных преступников из бывшей гитлеровской армии. Эти люди были осуждены советским судом за особо тяжкие преступления против советского народа, против мира и человечества.

Руководствуясь гуманными соображениями, Советское правительство согласилось с тем, чтобы 9626 человек в зависимости от тяжести совершенных злодеяний были либо амнистированы, либо переданы как преступники обоим германским государствам в соответствии с местом проживания этих людей до войны. Стороны договорились, что вопрос о репатриации немецких граждан будет обсуждаться отдельно и независимо от вопроса об установлении дипломатических отношений.

В результате переговоров было достигнуто соглашение об установлении дипломатических отношений между СССР и ФРГ и об учреждении посольств соответственно в Бонне и Москве. Тема объединения Германии затрагивалась в переговорах делегацией ФРГ лишь в самой общей форме. С советской стороны было высказано мнение, что этот вопрос не может быть правильно разрешен без соответствующих усилий самих немцев.

Едва кончились переговоры, как К. Аденауэр предпринял попытку подогреть реваншистские настроения в ФРГ. 14 сентября, в день отъезда на родину, он устроил в Москве пресс-конференцию, на которой заявил, что установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ «не является признанием территориального состава обеих сторон»74. Одновременно К. Аденауэр выступил с нелепыми заявлениями о том, что федеральное правительство уполномочено представлять «весь германский народ» в международных делах.

В связи с этим ТАСС по уполномочию Советского правительства заявило:

«Советское правительство рассматривает Федеративную Республику Германии как часть Германии. Другой частью Германии является Германская Демократическая Республика. В связи с установлением дипломатических отношений между Советским Союзом и Федеративной Республикой Германии правительство СССР считает необходимым заявить, что вопрос о границах Германии разрешен Потсдамским соглашением и что Федеративная Республика Германии осуществляет свою юрисдикцию на территории, находящейся под ее суверенитетом» 75.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА ОБ ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ И ГЕРМАНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ 16 сентября 1955 г. в Москву прибыла правительственная делегация ГДР для продолжения переговоров, начатых в Берлине в июле того же года. Встречи и беседы членов Советского правительства с В. Ульбрихтом, О. Гротеволем и другими представителями ГДР показали, что имеется единство взглядов по широкому кругу вопросов и общность стремления к развитию и укреплению дружественных отношений между СССР и ГДР. Переговоры завершились подписанием 20 сентября Договора об отношениях между Союзом Советских Социалистических Республик и Германской Демократической Республикой 76.

Ст. 1 Договора торжественно подтверждает, что отношения между обоими государствами основываются на полном равноправии, взаимном уважении суверенитета и невмешательстве во внутренние дела. В соответствии с этим ГДР свободна в решении вопросов своей внутренней и внешней политики, включая взаимоотношения с ФРГ, а также развитие отношений с другими странами.

Согласно ст. 2, стороны обязались консультироваться друг с другом по всем важным международным вопросам, затрагивающим интересы обоих государств, и принимать все доступные меры в целях недопущения нарушения мира. В соответствии со АВП СССР. Заявление Аденауэра на пресс-конференции в Москве 14 сентября 1955 г.

Отношения СССР с ГДР. 1949—1955, с. 634.

Там же, с. 647—652.

ст. 4 советские войска временно остаются в ГДР с согласия ее правительства на условиях, которые определялись дополнительным соглашением.

ГДР брала в свои руки охрану и контроль па границах ГДР, на внешнем обводе Большого Берлина и в Берлине, а также на пролегающих по территории ГДР коммуникациях между ФРГ и Западным Берлином. Она согласилась обеспечить урегулирование с соответствующими властями ФРГ всех вопросов, связанных с транзитом железнодорожного, автомобильного и водного транспорта ФРГ или Западного Берлина, их граждан или жителей, равно как и иностранных государств и их граждан, кроме персонала и грузов войск США, Англии и Франции в Западном Берлине. За советской стороной остался лишь контроль за передвижением между ФРГ и Западным Берлином воинского персонала и грузов гарнизонов Франции, Англии и США, расквартированных в Западном Берлине 77.

По согласованию с немецкими друзьями Советское правительство постановило упразднить должность Верховного комиссара СССР в Германии. На посла СССР в ГДР были возложены функции «поддержания соответствующих связей с представителями США, Англии и Франции в ФРГ по вопросам, касающимся Германии в целом, вытекающим из решений четырех держав» 78.

С заключением Договора от 20 сентября 1955 г. отношения между СССР и ГДР получили новую, прочную основу, соответствующую интересам народов обоих государств. Договор способствовал плодотворной работе партийных и государственных органов Советского Союза и ГДР по налаживанию широкого и равноправного сотрудничества обеих стран в экономической, культурной и научно-технической областях, по объединению их усилий в деле укрепления мира и безопасности в Европе.

По случаю двадцатой годовщины Договора министр иностранных дел СССР А. А. Громыко в телеграмме от 20 сентября 1975 г. на имя министра иностранных дел ГДР О. Фишера отметил: «Этот договор, будучи первым политическим договором между СССР и ГДР, сыграл важную роль в развитии тесного сотрудничества между нашими странами во всех областях, в установлении подлинно братских отношений на прочном фундаменте марксизма-ленинизма и социалистического интернационализма».

В 1949—1955 гг. в Германской Демократической Республике свершились крупные демократические преобразования. Советский Союз и ГДР связала глубокая искренняя дружба. Отношения между обоими государствами развивались на принципах равноправия, уважения суверенитета и невмешательства во Там же. с. 650.

Там же, с. 653— внутренние дела;

они были проникнуты духом взаимного доверия и солидарности.

В эти годы Советский Союз делал все, что в его силах, чтобы упрочить мир и безопасность в Европе, обеспечить единство Германии как миролюбивого и демократического государства. Западные же державы рассматривали предложения Советского Союза как помеху на пути к осуществлению планов, направленных на формирование западногерманской армии и включение ФРГ в систему созданных ими агрессивных военных блоков.

Без раскола Германии США не смогли бы снова посадить в седло германских милитаристов и сделать их своими союзниками в борьбе против Советского Союза и других социалистических стран. Отклонение советских предложений по германскому вопросу, сделанных в марте-апреле 1952 г., является ярким доказательством того, что западные державы были противниками существования единой, демократической, миролюбивой Германии.

Что же касается возрождения милитаризма в ФРГ и превращения ее в ударную силу НАТО, то твердая и последовательная позиция Советского Союза заставляла правительства западных держав то и дело откладывать выполнение своих планов, искать обходные пути к их осуществлению. Если бы не политика Советского Союза в германском вопросе, милитаризация ФРГ была бы осуществлена раньше и в более широких масштабах, чем это произошло в действительности.

Неудивительно, что в политике западных держав заключение мирного договора с Германией и не предусматривалось. Для осуществления своих империалистических планов они нуждались в том, чтобы коренные вопросы послевоенного развития Германии оставались нерешенными.

Неурегулированность положения в Германии создала один из самых запутанных узлов международных противоречий. С годами этот узел затягивался все туже, а вместе с тем росла и вызываемая им международная напряженность.

XXIII ГЛАВА БОРЬБА СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЙНЫ В КОРЕЕ И ВЬЕТНАМЕ, ЗА ОБЩЕЕ ОСЛАБЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ (1951—1956 гг.) В результате создания НАТО, американской агрессии в Корее, усиления гонки вооружений и милитаризации Западной Германии международная обстановка стала крайне напряженной. Американский империализм развертывал борьбу за мировое господство. Опираясь на временное превосходство в области атомного оружия, агрессивные империалистические круги готовили новую войну.

Они ставили цели — ликвидировать социалистический строй, восстановить капитализм в странах, отпавших от него, подавить бурно нараставшее национально-освободительное движение.

Мощь Советского Союза и последовательная миролюбивая политика Советского правительства и других стран социалистического лагеря являлись основными факторами, мешавшими империалистам развязать новую мировую войну. Могущество СССР и солидарность социалистических государств предотвратили распространение американскими империалистами военных действий из Кореи на территорию Китая и возникновение мировой войны. Однако опасность новой войны отнюдь не была устранена. В связи с этим ЦК КПСС и Советское правительство ставили перед советской внешней политикой задачу воспрепятствовать дальнейшему нарастанию международной напряженности и военной опасности, обеспечить сохранение мира.

ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЙНЫ В КОРЕЕ В середине 1951 г. Советское правительство предприняло важную дипломатическую акцию в целях восстановления мира. 23 июня 1951 г. советский представитель в ООН Я. А. Малик, выступая по телевидению в связи с днем Организации Объединенных Наций, предложил, чтобы воюющие стороны начали переговоры «о прекращении огня, о перемирии со взаимным отводом войск от 38 й параллели» 1.

Правда, 1951, 24 июня.

Предложение СССР было горячо поддержано мировой демократической общественностью. Министр обороны США генерал Маршалл в своих показаниях перед сенатской комиссией в июле 1951 г. признал, что заявление советского представителя при ООН «вызвало очень серьезную реакцию, против которой мы вынуждены были бороться, используя все средства»2. Американский посол в Москве Кэрк запросил МИД СССР: отражает ли заявление советского представителя при ООН позицию Советского правительства? Само собой разумеется, что советский представитель выступал по поручению своего правительства. Советская инициатива явилась толчком к началу мирных переговоров, а через них — к установлению мира в Корее.

Правительство США сочло необходимым согласиться на предложение СССР и вступить в переговоры. Правда, в октябре 1952 г. оно их прервало и попыталось еще раз добиться успеха с помощью оружия. Но зимнее наступление 1952/53 г. также окончилось для США неудачей.

Весной 1953 г. СССР и другие социалистические страны энергично поддержали инициативу китайско-корейской стороны о возобновлении переговоров. Позиция социалистических стран встретила горячее одобрение демократической общественности во всем мире. Это одобрение нашло отражение и в ООН. 18 апреля VII сессия Генеральной Ассамблеи ООН единогласно выразила уверенность, что «заключение справедливого и почетного перемирия в Корее будет существенно способствовать ослаблению существующей напряженности международных отношений» 3.

8 июня 1953 г. было подписано соглашение о репатриации военнопленных, вопрос о которых был важным препятствием для заключения перемирия. 27 июля 1953 г. было заключено соглашение о перемирии. В преамбуле указывалось, что целью соглашения является «прекращение корейского конфликта» и «заключение перемирия, которое обеспечило бы полное прекращение военных действий и всех враждебных актов в Корее до окончательного мирного соглашения».


Демаркационная линия была определена в соответствии с фактическим расположением войск обеих сторон — в основном по 38-й параллели с небольшими отступлениями на западе в пользу корейских и китайских войск и на востоке в пользу «войск ООН». По обе стороны демаркационной линии была установлена двухкилометровая демилитаризованная зона. Соглашение запрещало на весь период перемирия ввоз в Корею оружия, подкреплений, определяло функции военной комиссии по перемирию из представителей сторон, а также состав и функции комиссии по наблюдению за перемирием из представителей нейтральных стран — Польши, Чехословакии, Швеции Mutual Security Act of 1951. Hearings before the Committee on Foreign Relations and the Committee on Armed Services. United States Senate, 82nd Congress, 1st Session, July 27, 1951.

Washington, 1951, p. 41.

ООН. Генеральная Ассамблея. Седьмая сессия. Резолюции, принятые с 24 февраля по апреля 1953, с. и Швейцарии. Соглашение устанавливало порядок репатриации военнопленных.

Предусматривался созыв через три месяца после вступления соглашения в силу политической конференции по вопросу об объединении Кореи и выводе иностранных войск4.

Перемирие в Корее положило конец трехлетней кровопролитной войне, ликвидировало опасный очаг новой войны и содействовало ослаблению напряженности во всей международной обстановке. Прекращение войны в Корее явилось для внешней политики СССР крупным успехом в борьбе за сохранение мира.

Прекращение корейской войны означало серьезное поражение США и провал многих связанных с этой войной агрессивных планов американского империализма в Азии.

БЕРЛИНСКОЕ СОВЕЩАНИЕ МИНИСТРОВ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЧЕТЫРЕХ ДЕРЖАВ В Европе наиболее сложным вопросом оставался германский. Предложения, сделанные Советским правительством в 1952 г. по германскому вопросу, остались без положительного отклика со стороны западных держав.

Меры по разрядке международной напряженности, предпринятые ЦК КПСС и Советским правительством, оказали настолько значительное влияние на мировое общественное мнение, что руководители западных держав сочли необходимым несколько изменить свою тактику. Стало уже невозможно просто замалчивать советские предложения о заключении мирного договора с Германией и об объединении страны 5, а равно и по обеспечению безопасности Европы.

На Берлинском совещании министров иностранных дел четырех держав, проходившем с 25 января по 18 февраля 1954 г., советская сторона предложила заключить общеевропейский договор о коллективной безопасности в Европе и ликвидировать военные группировки, т. е. создать общеевропейскую систему безопасности6.

коллективной Это должно было положить конец противопоставлению одних государств другим и расколу Европы на военные блоки. Участники договора, включая ГДР и ФРГ, вплоть до создания объединенной Германии должны были взять обязательства воздерживаться от всякого нападения, разрешать все споры мирными средствами, консультироваться между собой в случае угрозы вооруженного нападения в Европе и оказать помощь государству или государствам — участникам договора, подвергшимся нападению, всеми средствами, включая вооруженные силы Предусматривалось участие в качестве наблюдателей представителей США и КНР 7.

Международное право в избранных документах. М., 1957, т. 3, с. 342—353.

См. гл. XXII.

Правда, 1954, 26 янв.— 19 февр.

Правда, 1954, 11 февр.

Советская делегация внесла также предложение о заключении Государственного договора с Австрией на согласованной ранее основе при одновременном принятии мер, которые обеспечили бы независимость Австрии и исключили бы возможность использования в агрессивных целях иностранными государствами ее людских и материальных ресурсов. Однако эти предложения СССР, как и предложения по германскому вопросу, были отклонены представителями западных государств 8.

Кроме германской проблемы, австрийского договора и вопросов европейской безопасности, Берлинское совещание по предложению советской делегации рассмотрело возможность созыва нового совещания министров иностранных дел, но уже не четырех, а пяти держав — с участием КНР. Совещание должно было заняться выработкой мероприятий по уменьшению международной напряженности. Имелось в виду обсудить вопросы о заключении, вслед за перемирием, мира в Корее и о прекращении войны в Индокитае. Советское правительство поручало своей делегации добиться того, чтобы совещание «содействовало... сдерживанию агрессивных устремлений империалистического лагеря и тем самым отвечало интересам упрочения мира» 9.

Американская делегация высказалась против совещания пяти держав. Даллес особенно резко, но безуспешно выступил против участия в совещании КНР.

Франция терпела поражения во Вьетнаме и надеялась с помощью совещания найти выход из создавшегося для нее в высшей степени трудного положения. На позицию Англии оказывали влияние члены Британского содружества — Индия, Пакистан и Цейлон, которые решительно выступили за прекращение военных действий в Индокитае.

В итоге переговоров было достигнуто соглашение о созыве такого совещания министров с участием КНР в Женеве.

В ходе Берлинского совещания и после него министры и государственные деятели западных стран широко пропагандировали фальшивый тезис об оборонительном характере Североатлантического пакта. Этим они хотели ослабить впечатление от советского предложения о создании системы коллективной безопасности в Европе. В связи с этим 31 марта 1954 г. Советское правительство направило трем западным державам ноту, в которой предложило рассмотреть вопрос об участии Советского Союза в Североатлантическом пакте, исходя из утверждений его создателей об оборонительном характере этого соглашения. Советское правительство заявило также, что не видит препятствий для участия США в предложенном им договоре о коллективной безопасности в Европе 10.

Но и эти советские предложения были отвергнуты западными державами.

Тем самым они признали антисоветскую направлен Подробнее см. с. 216—218.

АВП СССР. Указания Советского правительства советской делегации на Берлинском совещании. Январь 1954 г.

Правда, 1954, 1 апр.

яость Североатлантического пакта и его природу как замкнутого военного блока, вновь продемонстрировали свое нежелание принять меры к обеспечению безопасности в Европе.

ЖЕНЕВСКОЕ СОВЕЩАНИЕ 1954 г. ПО КОРЕЕ И ИНДОКИТАЮ 26 апреля 1954 г. в Женеве открылось совещание министров иностранных дел. Свою работу оно начало с рассмотрения корейского вопроса. Для этой цели, кроме представителей пяти великих держав, в совещании приняли участие представители КНДР, Южной Кореи и 12 стран — участниц интервенции в Корее.

Советская делегация поддержала предложение делегации КНДР о восстановлении национального единства Кореи путем проведения свободных выборов в общекорейское национальное собрание под надзором комиссии из представителей Северной и Южной Кореи. Собрание должно было образовать единое правительство Кореи. Предусматривался вывод из страны всех иностранных войск. СССР заявил о готовности гарантировать вместе с другими государствами мирное развитие Кореи. В ходе обсуждения делегации СССР и других социалистических стран по ряду вопросов пошли навстречу пожеланиям западных держав и согласились на международный контроль со стороны нейтральных государств, на вывод иностранных войск не сразу, а постепенно, по этапам и т. д. Тем не менее конструктивные предложения социалистических стран, открывавшие путь к мирному воссоединению Кореи и образованию независимого демократического государства, были отклонены представителями США и их союзников. Идея воссоединения страны и подлинно свободных общекорейских выборов была отвергнута. По вине США и их союзников Корея и поныне остается расколотой на две части.

Более благоприятная обстановка складывалась для переговоров по вопросу об Индокитае. Правда, правительство США выступало против мирного урегулирования и стремилось к продолжению войны. США увеличили военные поставки Франции, дали обязательство в 1954 г. дополнительно выделить ей средства в сумме 385 млн. долл.11 Рассматривая Индокитай как важную стратегическую базу и источник сырья 12, США готовились принять непосредственное участие в военных операциях с использованием даже атомного оружия 13.

Documents on American Foreign Relations. 1953. New York, 1954, p. 350—351.

Roudnet P. Mendes-France au poirvoire. 18 juin 1954 — 6 fevrier 1955. Paris, 1965, p. 4.

Эйзенхауэр в своих мемуарах писал: «Стратегическая важность Индокитая... очевидна».

Потеря Индокитая «означала бы установление коммунистического господства над многомиллионным населением трех стран. С материальной же точки зрения это представляло бы собой потери ценных запасов олова и огромных ресурсов каучука и риса» (Eisenhower D, The White House Years. Mondate for change. 1953—1956. New York, 1963, p. 332-333).

Однако английское правительство высказалось против военного вмешательства США во Вьетнаме накануне Женевского совещания. Иден убеждал Даллеса действовать более гибкими методами, заверяя в «полной дипломатической поддержке» Франции. Англия обещала принять участие в совместной военной акции лишь в случае «провала переговоров» в Женеве 14.

Сдержанность Англии объяснялась позицией Индии 15 и ряда других членов Британского содружества наций: совещание премьер-министров Индии, Индонезии, Бирмы, Цейлона и Пакистана, состоявшееся в апреле 1954 г., призвало добиваться немедленного соглашения о прекращении огня и признания независимости Вьетнама, Лаоса и Камбоджи.

Желая продемонстрировать незаинтересованность США в прекращении военных действий в Индокитае, незадолго до начала обсуждения индокитайского вопроса, 3 мая 1954 г., Даллес покинул Женеву. Однако этот жест не произвел заметного впечатления на его партнеров.


8 мая представители СССР, КНР и трех западных держав совместно с делегатами ДРВ, Камбоджи, Лаоса, а также Южного Вьетнама приступили к рассмотрению вопроса о восстановлении мира в Индокитае. Накануне, 7 мая, капитулировал французский гарнизон крепости Дьенбьенфу, около которой в течение нескольких месяцев шло крупное сражение.

Советское правительство вместе с правительством КНР энергично поддержало на конференции предложение делегации ДРВ, которое предусматривало признание независимости Вьетнама, Камбоджи и Лаоса, вывод иностранных войск с их территорий а также объединение каждого из этих государств путем проведения свободных выборов и образования единых правительств, бея какого-либо вмешательства извне, взаимный обмен военнопленными. В качестве первоочередного шага предлагалось прекратить военные действия 16. Однако переговоры продвигались медленно из-за позиции французского министра иностранных дел Бидо, действовавшего в контакте с американцами.

Во Франции среди народных масс с каждым днем усиливалось недовольство правительством Ланьеля, выступавшим за продолжение «грязной войны» во Вьетнаме. Борьбу против войны возглавила Французская коммунистическая партия. Военные неудачи французских колонизаторов привели к тому, что оппозиционные настроения захватили и буржуазию. 12 июня 1954 г.

правительство Ланьеля пало. Глава нового правительства Мендес-Франс отправился в Женеву с намерением покончить с дорогостоящей непопулярной войной, в которой Франция терпела поражения.

The Memoirs of Sir Antony Eden. Full Circle. London, 1900, p. 105—106, 109—111.

См.: Nehru Jawaharlal. India's Foreign Policy. New Delhi, 1961, p. 397—399.

Правда, 1954, 11 мая.

20 и 21 июля 1954 г. Франция и ДРВ подписали Соглашения о прекращении военных действий во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе, и была принята заключительная декларация Совещания. Франция обязывалась вывести свои войска из индокитайских государств. Создавались международные комиссии из представителей Канады, Индии и Польши по наблюдению и контролю за осуществлением соглашений о прекращении военных действий во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже. Соглашения содержали постановление о запрещении ввода во все индокитайские государства иностранных войск и ввоза иностранного военного персонала, оружия и боеприпасов. Запрещалось создание на их территории иностранных военных баз. Правительства Лаоса и Камбоджи заявили, что они не присоединятся ни к каким военным союзам. В соглашениях предусматривалось, что обе зоны (ДРВ и Южный Вьетнам) не будут входить ни в какие военные союзы, что в этих зонах не будет создаваться никаких баз иностранных государств.

В заключительной декларации участники Совещания обязались уважать суверенитет Вьетнама, Камбоджи и Лаоса и не допускать вмешательства в их внутренние дела. В декларации провозглашалось, что в 1955 г. в Лаосе и Камбодже будут проведены свободные выборы. Декларация предусматривала осуществление политического урегулирования во Вьетнаме на основе его независимости., единства и территориальной целостности. Урегулирование должно было быть осуществлено при помощи свободных выборов под контролем международной комиссии. Проведение выборов намечалось на июль 1956 г. Была установлена временная демаркационная линия между ДРВ и Южным Вьетнамом, проходящая несколько южнее 17-й параллели. Советский и английский министры иностранных дел — сопредседатели Женевской конференции — были уполномочены рассматривать вопросы выполнения соглашения 17.

В дальнейшем южновьетнамские власти, не имевшие поддержки своего народа и опасавшиеся провала, сорвали проведение свободных выборов. В этом их всячески поддерживали США, которые вскоре приобрели решающее влияние в Южном Вьетнаме и превратили его в свою опорную военную базу в Юго Восточной Азии.

США не участвовали в соглашениях о прекращении военных действий в Индокитае. 21 июля 1954 г. правительство США заявило, однако, что оно принимает к сведению эти соглашения и «будет воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью их нарушения» |8. В последующем США грубо нарушили это свое обязательство.

Международное право в избранных документах. М., 1957, т. 3, с. 371—384;

American Foreign Policy. 1950—1955: Basic Documents. Washington, 1957,vol. VI, p. 750—787.

The Department of State Bulletin, 1954, Aug. 2, p. 162.

8 и 12 августа 1954 г. Совет национальной безопасности США под председательством президента Эйзенхауэра пришел к выводу, что Женевские решения являются «катастрофическими» для США и «могут привести к потере Юго-Восточной Азии».

20 августа Эйзенхауэр одобрил доклад Совета национальной безопасности, содержавший программу мер, направленных на срыв женевского урегулирования.

Соглашения по Индокитаю явились крупным шагом по пути ослабления напряженности в международных отношениях. Они упрочили положение молодого социалистического государства — Демократической Республики Вьетнам.

Но разрядка международной напряженности не входила в планы американских правящих кругов и была достигнута вопреки их воле. Стремясь взять реванш за поражение на совещании в Женеве, американская дипломатия еще во время работы Женевского совещания поспешила начать переговоры об образовании агрессивного военного блока в Юго-Восточной Азии — о заключении «Договора о коллективной обороне Юго-Восточной Азии» и создании его военной организации (СЕАТО). Участниками нового агрессивного блока явились США, Англия, Франция, Австралия и Новая Зеландия.

Американским империалистам удалось втянуть в СЕАТО только три азиатских государства, наиболее зависевших от США: Таиланд, Филиппины, а также Пакистан. Завершились эти переговоры 8 сентября 1954 г. Одновременно был подписан протокол о распространении действия договора на государства Индокитая. Это явилось прямым нарушением Женевских соглашений и было сделано вопреки ясно выраженному отрицательному отношению самих индокитайских государств к распространению обязательств СЕАТО на их территории.

Советское правительство расценило действия США и их союзников как меры, «направленные против интересов безопасности в Азии и на Дальнем Востоке и вместе с тем против интересов свободы и национальной независимости народов Азии» 20.

12 октября 1954 г. правительство СССР вместе с правительством КНР выступили с декларацией, в которой они решительно осуждали создание военного блока в Юго-Восточной Азии как служащего империалистическим целям и направленного против безопасности и национальной независимости стран Азии.

Вопреки соглашениям, подписанным на Женевском совещании, США продолжали поставлять в Индокитай, главным образом в Южный Вьетнам, оружие и военную технику. В дальнейшем они направили в Южный Вьетнам своих офицеров и другой военный персонал и предприняли прямое вооруженное вмешательство на стороне реакции в разгоревшуюся там внутреннюю борьбу.

The Pentagon Papers. New York, 1971, p. 14—18.

Правда, 1954, 15 сент.

2 декабря 1954 г. в Вашингтоне был подписан «Договор о взаимной безопасности» между США и кликой Чан Кайши. Договор предусматривал оказание военной помощи гоминьдановцам и предоставление территории Тайваня и островов Пэнхуледао под американские военные базы. Вслед за тем конгресс США 28 января 1955 г. проголосовал за резолюцию, предоставляющую президенту право принять любые меры для «обеспечения безопасности Формозы и Пескадорских островов» (Тайваня и Пэнхуледао.— Ред.) 21. Американская военщина использовала это решение для развития агрессивных действий на Дальнем Востоке, которые усилили напряженное положение в районе китайских прибрежных островов и Тайваньского пролива.

Советское правительство энергично выступало в поддержку КНР и против агрессивной политики США. Так, министр иностранных дел СССР В. М. Молотов в беседе с английским послом Хэйтером в январе 1955 г. подчеркнул, что причиной обострения обстановки в районе Тайваня является грубое вмешательство США во внутренние дела Китая, стремление отторгнуть Тайвань от Китая 22. 14 мая 1955 г. вопрос о положении в Тайваньском проливе был поднят при встрече Даллеса с министром иностранных дел СССР. Даллес заявил, что «правительство КНР, которому СССР оказывает помощь, создает на материке напротив Тайваня военный плацдарм для нападения на этот остров. На правительство США оказывается сильное давление, чтобы оно нанесло удар по этому плацдарму или разрешило правительству Чай Кайши сделать это». В ответ ему было заявлено, что «Советский Союз оказывает помощь КНР» и что он «рассматривает любое китайское строительство на китайской территории как внутреннее дело Китая». В заключение советский министр подчеркнул, что «СССР стоит за мирное урегулирование вопроса о положении в районе Тайваня»

.

Благодаря усилиям Советского Союза, других социалистических стран и всех миролюбивых государств была прекращена французская интервенция в Индокитае. И если в этот исключительно острый и ответственный период на Дальнем Востоке не вспыхнула новая война, то это произошло только потому, что американские агрессоры встретили решительный отпор со стороны Советской державы.

Провал империалистических агрессивных планов на Дальнем Востоке с новой силой показал, что усиление мощи стран мировой социалистической системы, и прежде всего СССР, оказывает всевозрастающее воздействие на международные отношения.

Documents on American Foreign Relations. 1955. New York, 1956, vol. I, p. 299.

Правда, 1955. 29 янв.

АВП СССР. Запись беседы министра иностранных дел СССР с госсекретарем США Даллесом 14 мая 1955 г.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОГОВОРА С АВСТРИЕЙ.

РАЗВИТИЕ ДОБРОСОСЕДСКИХ ОТНОШЕНИЙ С ФИНЛЯНДИЕЙ Важным шагом Советского правительства, направленным на ослабление международной напряженности, было мирное урегулирование отношений с Австрией.

Советское правительство предприняло меры к тому, чтобы сдвинуть с мертвой точки заключение Государственного договора с Австрией. США и их партнеры по НАТО тормозили решение вопроса в течение ряда лет, т. к. они вынашивали планы включения Австрии в НАТО и превращения ее в «альпийскую крепость» этого агрессивного блока. Они отказались от уже согласованных на сессиях Совета министров иностранных дел статей Государственного договора, выдвинув в противоречие с достигнутой договоренностью сепаратный проект так называемого сокращенного договора, совершенно не приемлемый ни для Советского Союза, ни для Австрии.

Советское правительство направляло все усилия на то, чтобы добиться скорейшего восстановления независимой демократической Австрии и при этом не допустить ее вовлечения в военные блоки западных держав. После прихода к власти правительства Рааба в 1953 г. австрийские правящие круги начали с пониманием относиться к позиции СССР. Советское правительство предприняло в 1953 г. ряд мер по облегчению оккупационного режима и нормализации отношений с Австрией. Оно считало, что Австрия как непосредственно заинтересованная сторона должна принять активное участие в переговорах о заключении договора. По предложению советской делегации на Берлинское совещание министров иностранных дел в феврале 1954 г. был приглашен представитель Австрии. Он заявил, что «Австрия не имеет никаких намерений присоединиться к каким-либо военным союзам» 24. Это заявление было со стороны Австрии весьма важным шагом.

Учитывая точку зрения австрийского правительства и в целях быстрейшего заключения Государственного договора, советская делегация внесла на Берлинском совещании следующие предложения: в трехмесячный срок подготовить окончательный текст Государственного договора с Австрией на согласованной ранее основе;

дополнить договор обязательством Австрии не вступать в военные союзы, направленные против освободивших ее держав, и не допускать на своей территории иностранных военных баз. Учитывая планы ремилитаризации Западной Германии и угрозы нового аншлюса, советская делегация предложила сохранить в Австрии временно небольшие контингенты войск четырех держав до заключения мирного договора с Германией, лишив их оккупационных функций.

Europa Archiv. Frankfurt;

Wien, 1954, N 8/9, S. 6521.

Западные державы не хотели принять советские предложения 25. США и их союзники по блокам не могли расстаться с планами использования Австрии в своих агрессивных целях.

Руководствуясь интересами разрядки международной напряженности, стремлением сократить количество неурегулированных международных проблем и желая пойти навстречу интересам австрийского народа, Советское правительство в феврале 1955 г. сделало новый шаг, учитывающий позиции других держав. Оно заявило, что считает возможным вывести войска из Австрии, не ожидая заключения мирного договора с Германией. Советское правительство настаивало, однако, на таком решении, «которое исключало бы возможность осуществления Германией нового аншлюса Австрии» 26. Советское правительство предлагало незамедлительно созвать совещание министров иностранных дел четырех держав для рассмотрения как германского, так и австрийского вопросов.

Это предложение СССР не было принято западными державами.

Тогда советская дипломатия пошла по другому пути: было решено начать прямые переговоры с правительством Австрии. Советское правительство пригласило в Москву австрийского канцлера Рааба в целях подготовки Государственного договора.

С 12 по 15 апреля 1955 г. в Москве состоялись непосредственные двусторонние переговоры между правительственными делегациями СССР и Австрии. Результаты переговоров были зафиксированы в конфиденциальном меморандуме 27. Австрийское правительство обязалось издать декларацию, в которой приняло бы на себя обязательство в том, что Австрия «будет постоянно придерживаться нейтралитета такого рода, которого придерживается Швейцария». Австрийское правительство обязывалось предпринять соответствующие шаги, чтобы эта декларация была принята парламентом Австрии и получила бы международное признание. Австрия должна была выдвинуть перед западными державами предложение о предоставлении четырьмя державами гарантий целостности и неприкосновенности австрийской государственной территории.

Советская сторона в свою очередь заявляла о своей готовности «безотлагательно подписать австрийский Государственный договор, признать декларацию о нейтралитете Австрии» и согласилась «с выводом из Австрии войск четырех держав после вступления в силу Государственного договора, не позднее 31 декабря 1955 г.». Были также урегулированы имевшиеся спорные экономические проблемы.

Московские переговоры создали основу для решения всего австрийского вопроса. Инициатива Советского правительства сде Правда, 1954, 13—14 февр.

Известия, 1955, 9 февр.

Впоследствии он был опубликован одновременно с текстом Государственного договора.

(См.: Правда, 1955, 16 мая).

лала возможным подписание австрийского Государственного договора, обеспечивающего нейтралитет Австрии.

15 мая 1955 г. представители четырех держав и Австрии подписали в Вене Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии 28. Австрия приняла обязательство постоянно придерживаться нейтралитета, включая обязательство не участвовать в военных блоках и не допускать на своей территории создания иностранных военных баз. Четыре великие державы — СССР, США, Англия и Франция — обязались уважать нейтралитет Австрии. В результате нейтрализации Австрии в Европе прибавилась еще одна страна, остающаяся вне военных блоков. Благодаря усилиям Советского правительства было достигнуто решение, отвечающее как национальным интересам Австрии, так и делу европейской безопасности.

Урегулирование австрийского вопроса явилось крупным международным событием, вновь подтвердившим наличие больших возможностей для разрешения международных проблем посредством переговоров. Заключение австрийского договора было еще одним важным результатом мероприятий, осуществленных Советским государством для смягчения международной напряженности.

Важное значение для укрепления мира на севере Европы и развития дружеских отношений с Финляндией имело подписание 19 сентября 1955 г.

протокола о продлении на 20 лет срока действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, заключенного между СССР и Финляндией в 1948 г. Учитывая сложившиеся добрососедские отношения с Финляндией, а также известное ослабление международной напряженности, Советское правительство сочло возможным досрочно отказаться от своих прав на аренду военно-морской базы Порккала-Удд, срок аренды которой истекал только в г. Отказавшись еще ранее от военно-морской базы в Порт-Артуре, Советский Союз ликвидировал последнюю базу за пределами своей страны. Одновременно СССР продолжал борьбу за разоружение в условиях гонки ядерных вооружений и опасности ядерной войны 29.

ЖЕНЕВСКОЕ СОВЕЩАНИЕ ЧЕТЫРЕХ ДЕРЖАВ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ Если заключение Государственного договора с Австрией и ряд других событий свидетельствовали о некотором ослаблении международной напряженности в Европе, то подписание и ратификация Парижских соглашений, предусматривающих милитаризацию Западной Германии, напротив, вели к ее обострению. Эти факты говорили о том, что силы войны и агрессии отнюдь не ослабили своей опасной деятельности и продолжают срывать разрешение германского вопроса.

Сборник действующих договоров..., вып. XVII, XVIII, с. 33—73.

См. гл. XXIV.

Созванная в начале февраля 1955 г. сессия Верховного Совета СССР обсудила международное положение и внешнюю политику Советского правительства. В резолюции, принятой сессией, Верховный Совет СССР одобрил внешнюю политику Советского правительства и принял декларацию о международном положении. В ней Верховный Совет СССР обращал внимание народов и парламентов всех государств на возраставшую напряженность международной обстановки. Высший законодательный орган страны осудил пропаганду войны и подчеркнул, что «народы кровно заинтересованы в укреплении всеобщего мира. Они имеют полную возможность не допустить новой войны, так как силы мира неуклонно растут и уже теперь могущественнее сил агрессии и войны» 30. Верховный Совет СССР предложил установить непосредственные связи между парламентами всех стран путем обмена делегациями, что должно было «отвечать стремлениям народов к развитию дружественных отношений и к сотрудничеству»31. Миролюбивая акция СССР привела к установлению связей Верховного Совета СССР с парламентами многих стран. До 1 ноября 1957 г. Советский Союз посетили парламентские делегации страны, а делегации Верховного Совета СССР побывали за это время в странах. Это содействовало установлению лучшего взаимопонимания между странами и народами.

В январе 1955 г. с советской стороны была выдвинута идея созыва совещания на высшем уровне в целях улучшения международной атмосферы и обсуждения осложнявших ее спорных проблем. Идею созыва такого совещания вопреки позиции США поддерживали Англия и Франция. Мировое общественное мнение энергично поддержало мысль о совещании глав правительств.

Давление союзников и мирового общественного мнения, как признает Эйзенхауэр в своих мемуарах, заставило США согласиться на созыв совещания:

«Не желая выглядеть бессмысленно упрямым в своей позиции по отношению к встрече глав правительств, которую многие ожидали с надеждой, я дал указание государственному секретарю Даллесу сообщить по дипломатическим каналам, что если другие государства действительно заинтересованы в такой встрече, то мы готовы выслушать их соображения» 32.

При подписании австрийского Государственного договора между министрами иностранных дел СССР, США, Англии и Франции произошел обмен мнениями по вопросу о созыве совещания глав правительств четырех держав.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.