авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В 1786 г. Екатерина II утверждает регулярный план Землян ска, определивший новый внешний облик города, современное расположение его кварталов и улиц. В 1780–1890-е гг. возводятся новый каменный Воскресенский собор, давший название одной из центральных улиц города – Воскресенской, и две каменные церк ви в слободах Солдатской и Пушкарской (обе вместо деревянных).

По данным четвертой и пятой ревизий, за 16 лет население Землянска увеличилось с 3,6 до 4,6 тыс. чел., т. е. на 1/5 часть.

Количество «обывательских» домов также возросло с 368 до 448 8.

Жители в основном занимались хлебопашеством, реализуя излиш ки хлеба в Воронеже. Но развивается и городская торговля, как яр марочная (весной и летом), так и магазинная, чему способствовала стандартизация мер и весов.

В 1796 г. с приходом к власти Павла I и упразднением должно сти наместника заканчивается и «наместнический» период в исто рии Землянска. Землянск превращается в обычный уездный город дореформенной России, столь колоритно описанный классиками русской литературы.

Население Землянска со слободами, если сравнить сведения за 1795 и 1859 гг., осталось прежним, т. е. около 4,6 тыс. чел. 9. Одна ко существенно изменилась его социальная структура. Во-первых, среди постоянных жителей города начинают лидировать крестья не: рост с 2,2 до 37,4 %. Во-вторых, заметно увеличилась доля соб ственно городских слоев (купцов и мещан) – с 5,8 до 33,2 %.

В первой половине ХIХ в. основным занятием жителей оста валось сельскохозяйственное производство, птицеводство, ого родничество и садоводство, т. е. Землянск был типичным аграр ным городом 10. Вместе с тем все большее место в его жизни за нимают ремесло и торговля. С конца ХVIII в. появляются первые заводы, неуклонно растет число лавок и торговый оборот ярмарок, т. е. Землянск начинает выполнять не только административную, но и торговую функцию.

В 1813 г. в городе появляется первое постоянно действующее учебное заведение – мужское приходское училище. Правда, после 1833 г. оно по каким-то причинам прекратило свою работу, но уже в 1839 г. открылось новое училище 11.

С возведением в 1833 г. комплекса зданий присутственных мест (сейчас это главная местная достопримечательность) факти чески завершается формирование внешнего облика Землянска. В конце 1830-х гг. начинается строительство комплекса зданий го родской больницы. Чуть позже появляется частная аптека.

Повседневная жизнь горожан текла спокойно и неторопли во. Патриархальная тишина, царящая на улицах Землянска, нару шалась лишь церковным набатом по случаю очередного пожара.

Исключением стал 1848 г., когда в Воронежской губернии случи лась страшная эпидемия холеры. Паника была настолько сильной, что из города сбежала вся местная администрация. Лишь с конца 1850-х гг. город как бы начинает пробуждаться от вековой спячки и в нем зарождается «интеллигентное» общество, проявившее ин терес к передовым идеям и стремлениям своего времени 12.

В 1861 г. в России было отменено крепостное право, что по ложило начало новой эпохе в истории не только страны, но и про винциального Землянска. Это было время наиболее успешного развития города.

Прежде всего в Землянске появились новые органы местно го самоуправления. В 1865 г. возникло уездное земство, которое внесло заметный вклад в развитие хозяйственной и общественной жизни Землянска и его уезда. К примеру, земская больница ста ла одной из лучших в Воронежской губернии. С 1873 г. началась деятельность городской думы, взявшей на себя заботу о внешнем благоустройстве Землянска. За первые же 4 года расходы города увеличились в 2 раза (с 6 до 12 тыс. руб.). Были приняты энер гичные меры по борьбе с уличной антисанитарией и по усилению противопожарной безопасности.

Население Землянска за 15 лет увеличилось в 1,5 раза, достиг нув своего максимума за всю его историю – 6707 человек 13.

Корреспонденты «Воронежских губернских ведомостей», «Дона» или «Воронежского листка» нередко изображали Зем лянск как «темное царство», живущее вчерашним днем. Но было бы несправедливо видеть в жизни землянцев только поразительное сочетание пьянства, обмана (воровства) и патриархальной набож ности. Под влиянием общего духа преобразований царствования Александра II постепенно менялись нравы горожан, росла их тяга к просвещению и культуре. Об этом, в частности, свидетельству ет появление в Землянске библиотеки и обустройство городского сада. Землянское купечество не только «набивало карманы», но и вело городское хозяйство и при этом активно занималось благо творительностью. Именно из этой среды вышли известные всей России художники, музыканты и общественные деятели: А. Н. Но воскольцев, И. А. Шатров, П. Я. Ростовцев и др.

К сожалению, утверждение капитализма в России не положи ло начало стабильному подъему экономической жизни Землянска.

Городская промышленность и торговля из-за близости с Вороне жем развивались со значительными перебоями. В 1872 г. в Землян ске уже не было ни фабрик, ни заводов. А на трех ярмарках продано товара всего на 450 руб. 14 Не случайно к началу 1880-х гг. в Зем лянске, несмотря на все старания городской думы, по-прежнему отсутствовало уездное училище. Не было пока средств на моще ние и освещение улиц. А это как раз то, что прежде всего отличало даже небольшой город от большого села.

Царствование Александра III вошло в историю России как время реванша консервативных сил над либерально-демократи ческими. Однако российская глубинка, куда на «культурную ра боту» устремилась отечественная интеллигенция, в том числе и с университетскими дипломами 15, от этого только выиграла. В 1889 г. во главе городской думы Землянска становится кандидат права П. Я. Ростовцев, оказавшийся весьма энергичным и инициа тивным общественным деятелем. Чуть позднее в Землянском уез де начинается врачебная деятельность выпускников Московского университета К. Г. Хрущова, А. И. Шингарева и А. Г. Русанова.

В 1885 г. Землянск наконец-то обзавелся собственным уезд ным училищем. Совершенствовалась система благотворительных учреждений. Больших успехов достигла земская медицина. Амбу латория городской больницы принимала ежегодно более 11 тыс.

пациентов. За 15 лет расходы города на содержание учебных и благотворительных учреждений увеличились с 10,4 до 22,5 %, при том, что доходы остались практически на том же уровне. От сутствие промышленности и сокращение прироста населения, ко торое «замерло» на уровне 3,8 тыс. чел., не позволяли развивать городскую инфраструктуру, не залезая в долги.

К середине 1880-х гг. объем продаж на пяти землянских яр марках достиг 720 тыс. руб. 16. Но их процветание оказалось не долгим. В 1889 г. в Землянске было продано товаров только на 60 600 руб., что в 3,2 раза меньше, чем в с. Касторном 17. Счита ется, что экономическое положение Землянска могло существен но измениться к лучшему, если бы через него прошла железная дорога. Городские власти и земство неоднократно еще с начала 1870-х гг. ставили данный вопрос на повестку дня, но «чугунка»

так и осталась в стороне 18.

Суровым испытанием для городского самоуправления стали бедственные для России 1891–1892 гг. В отличие от 1848 г. «отцы города» сумели принять надлежащие меры для поддержки нуж дающихся в экстренной помощи слоев городского населения. Как раз в 1891 г. в Землянске начало работу Общество вспомощество вания бедным.

В 1893 г. в соответствии с новым городовым положением в Землянске, как «недостаточно развитом городе» 19, было введено упрощенное городское управление во главе с городским старостой.

Но эта запоздалая «контрреформа» не помешала периодическому оживлению городского хозяйства в царствование Николая II.

Хотя Землянск являлся единственным уездным городом в Воронежской губернии, в котором, по официальной статистике, полностью отсутствовала промышленность и, следовательно, по тенции к дальнейшему росту 20, местным властям при городском старосте Г. Н. Болдыреве удалось улучшить материальную базу землянских школ, расширить сеть благотворительных заведений и, наконец, устроить уличное освещение. В 1904 г. расходы на об разование, общественное призрение и внешнее благоустройство впервые превысили 1/3 городского бюджета (5167 руб.) 21.

К началу ХХ в. в Землянске было более 30 каменных зданий и около 200 домов имели железные крыши. Действовало телеграф ное сообщение. Имелось три учебных заведения, две библиотеки, летний клуб, где по вечерам играл духовой оркестр и ставились любительские спектакли, земская больница, аптека и даже своя метеорологическая станция. Услуги населению предлагали пред ставители более 40 профессий, в том числе модистки, стекольщи ки, живописцы, извозчики, часовщики, цирюльники и колбасник.

Правда, в ненастье городские улицы по-прежнему утопали в грязи.

Но та же картина наблюдалась в большинстве малых российских городов.

В 1897 г. была проведена Всероссийская перепись населения.

В Землянске и его пригородах проживало 5333 чел. К сожалению, численность постоянного населения продолжала снижаться. Чис ло браков по сравнению с 60-ми гг. ХIХ в. сократилось в 10 раз, и были годы, когда смертность превышала рождаемость.

С 1900 г. в Землянске началась борьба с зеленым змием: было запрещено публичное распитие спиртных напитков. В 1901 г. воз никло местное отделение Общества трезвости. Тем не менее в 1902 г. землянцы пропили 53 тыс. руб., что почти в 4 раза больше городского бюджета на этот год 22.

Многие представители местного самоуправления, особенно в погрязшем в долгах уездном земстве 23, прекрасно понимали соци альный характер недугов землянского общества и невозможность избавления от них без изменения государственной политики, а следовательно, и существующей политической системы. Страна неуклонно приближалась к своей первой революции… В январе 1905 г. обычный ход городской жизни был нару шен известием о «кровавом воскресенье» в столице. Начавша яся в стране революция активизировала деятельность местного общественного самоуправления. Землянское земство во главе с председателем управы А. Г. Хрущовым открыто выступило с требованиями неотложных либерально-демократических преоб разований. В городе появились первые социал-демократические кружки. Увлеченная марксистскими идеями молодежь наводнила Землянск и его пригороды сотнями экземпляров революционных прокламаций, что доставило немало хлопот местной полиции. В 1905 г. увидела свет первая в Землянске нелегальная газета «Крас ный лапоть», издаваемая В. М. Бахметьевым.

В Землянском уезде более активно действовали эсеры, при зывавшие крестьян к бунтам против помещиков. Одна из таких акций, совершенная в 1907 г. членами Туровского крестьянского братства (партии социалистов-революционеров), завершилась во енным судом в Землянске и казнью девяти крестьян. Только к вес не 1908 г. «возбудители спокойствия» были удалены из города и его жизнь вернулась в привычное русло.

Семь предвоенных лет – лучшее время для воспоминаний тех землянцев, кому удалось пережить ужасы последующих войн и революций. В этот период экономика России находилась на подъ еме. И в Землянске к 1914 г. городские доходы, стараниями мест ного самоуправления во главе с Д. П. Толкачевым, увеличились почти на 25 %, с 16,2 до 21,5 тыс. руб.

В 1910 г. открыто автомобильное сообщение со станцией Кур батово. Не оставлена идея добиться проведения через Землянск линии железной дороги. В 1912 г. городское училище получило статус высшего начального училища. Вынашивались планы о вве дении в городе всеобщего обучения. Начался сбор средств на от крытие мужской гимназии и женской прогимназии.

К началу 1914 г. население Землянска (без пригородов) соста вило 2900 чел. Это на 20 % больше, чем в 1907 г. Причем рождае мость стабильно превышала смертность.

Первая мировая война во все внесла свои коррективы. Моби лизация военнообязанных, врачебно-санитарная помощь армии, содержание военнопленных, рост цен на предметы первой необхо димости, вынужденные займы… Все это не могло не сказаться на состоянии местного хозяйства и работе органов самоуправления.

И вот уже первый звонок о необходимости серьезных перемен:

осенью 1916 г. уездное земское собрание не смогло рассмотреть отчет управы за прошлый год и произвести перевыборы из-за… неприбытия гласных 24.

В 1917 г. неожиданно для всех в России грянула Февральская революция, которая привела к падению самодержавия. Власть в Землянске перешла к Уездному исполнительному комитету при уездном комиссаре Временного правительства. Тогда же начи нают формироваться будущие органы народной власти – советы крестьянских и солдатских депутатов. В короткий срок полицию заменила милиция. Были расширены права городского самоуправ ления. В октябре состоялось долгожданное открытие городской гимназии. Однако, как и по всей стране, небывалая прежде «сво бода» зачастую выливалась в анархию (делай что хочешь). Мате риальное положение неимущих горожан продолжало ухудшаться.

Уже летом над Землянском нависла угроза голода.

25 октября (по старому стилю) в Петрограде произошел боль шевистский переворот. Но в Землянске он, можно сказать, остался незамеченным. Лишь в конце декабря представители старой го родской администрации, так и не сумевшей наладить снабжение города продовольствием, бежали из Землянска, спасаясь от само суда толпы.

Советская власть была установлена в Землянске 1 января 1918 г. (по старому стилю). В первые же месяцы организована работа новых уездных и городских учреждений. Возникает Зем лянская организация РКП(б). Началось планомерное вовлечение трудящихся слоев города в демократические преобразования. От крыты Народный дом, детский сад, музей сельскохозяйственной техники, новая городская библиотека. Издавалось несколько га зет, в том числе беспартийных, отразивших бурное пробуждение городских «обывателей» к новой жизни – непрерывную череду со браний, митингов и демонстраций. Самое пристальное внимание советская власть уделяла воспитанию подрастающего поколения:

созданию трудовой школы и насаждению атеистического миро воззрения.

Серьезные испытания на долю жителей Землянска принесла Гражданская война. Весной 1919 г. здесь произошло восстание де зертиров. Осенью того же года город оказался на линии противо стояния «красных» и «белых», дважды ограблен и разорен (снача ла войсками Шкуро, затем Буденного). Вместе с «белыми» ушли из Землянска те, кто определял развитие хозяйственной и куль турной жизни города в прежние годы: богатые купцы и мещане, которых теперь называли «буржуями», и не принявшая советскую власть интеллигенция.

К началу 1923 г. численность жителей Землянска с приго родными слободами составляла 4,6 тыс. чел. За десять лет она со кратилась на 1/5 часть. При этом рабочих (главной опоры новой власти) было менее 4 % самодеятельного населения 25. Видимо, по этим причинам Землянск в ходе первой же административно территориальной реформы потерял статус уездного центра и был «разжалован» в село.

Таким образом, мы можем выделить пять основных этапов в истории города Землянска: 1661–1717, 1717–1779, 1779–1861, 1861–1917 и 1917–1923 гг. Разделяющие их даты связаны или с укреплением административного статуса города (как в 1779 г.), или с правительственными реформами (с начала 1860-х гг.), или с другими важными событиями (как в 1717 и 1917 гг.).

Статистические сведения об изменении численности населе ния Землянска и его пригородов, о количестве зданий и величине оборотов на его ярмарках свидетельствуют о том, что город рос и менял свой облик в замедленном темпе. Главная причина тому не очень выгодное географическое положение Землянска: отсутствие около него судоходных рек и больших дорог, близость к Воронежу и т. п.

Однако также статистика свидетельствует о том, что после от мены крепостного право хозяйственное развитие города получи ло заметное ускорение. Во многом это было следствием Великих реформ Александра II, создавших условия для развития местного самоуправления и перемен, прежде всего, в сознании и бытовой культуре горожан (или хотя бы наиболее развитой их части). Все это позволяет нам сделать вывод о том, что наибольший расцвет Землянска пришелся не на черкасский период его истории, а на пореформенные годы.

Будущее Землянска (сумеет ли город найти источники/воз можности для дальнейшего развития или будет обречен на медлен ное угасание) решалось на рубеже 1880–1890-х гг. К сожалению, «отцам города» не удалось преломить негативную тенденцию, связанную с оттоком предпринимателей и обеднением оставшего ся населения. Железная дорога так и осталась в стороне... Поэтому с конца ХIХ века в Землянске наблюдается картина постепенно умирающего доиндустриального города.

См.: Загоровский В. П. Возникновение города Землянска и заселение Зем лянского уезда в ХVII веке // Из истории Воронежского края. Вып. 6. Воронеж, 1977;

Загоровский П. В. Возникновение и развитие городов в Воронежском крае в XVII–XVIII веках // История заселения и хозяйственного освоения Воронежского края в эпоху феодализма. Воронеж, 1987;

Материалы свода памятников истории и культуры Российской Федерации. Воронежская область. М., 1997. Вып. 4. Ч. 2;

Гапонова Т. Ф., Трофимова Н. М. Мы с тобой с рождения землянцы: пособие по краеведению. Воронеж, 1999;

Казмина Е. В., Кузин К. И. Землянск в XVII в.:

история городского управления // Из истории Воронежского края: сб. ст. Вып. 12.

Воронеж, 2004;

Кригер Л. В., Попов П. А., Пушкина Т. Ф. Землянск: путеводитель.

Воронеж, 2007;

и др.

Загоровский П. В. Указ. соч. С. 77–78.

Первое письменное упоминание о том, что речка Землянка вытекает из-под земли см.: Описание, учиненное в Землянском уездном суде, обще с Землянским же городничим и Нижним земским судом… 1781 г. // Материалы по истории Воронежской и соседних губерний, собранные и изданные Л. Б. Вейнбергом.

Вып. 16. Воронеж, 1889. С. 1822.

Болховитинов Е. А. Историческое, географическое и экономическое описа ние Воронежской губернии. Воронеж, 1800. С. 133.

Загоровский В. П. Указ. соч. С. 42.

Кригер Л. В., Чесноков Г. А. Архитектура исторических городов Воронеж ской области. Воронеж, 2002. С. 259.

В 1781 г. в Землянске числилось всего 5 купцов и 62 мещанина.

Описание Воронежского наместничества 1785 г. Воронеж, 1982. С. 48–49.

В разные годы и по разным источникам население Землянска колебалось от 3,3 до 5,1 тыс. чел. При этом в самом городе проживало от 1 до 2 тыс. чел.

Землянск, хоть и был аграрным, выполнял две типично городские функ ции: административную, как уездный центр, и торговую, будучи центром мест ной ярмарочной, базарной и стационарной торговли. Подробнее об особенностях хозяйственной жизни аграрного города см.: Милов Л. В. О так называемых аграр ных городах России ХVIII в. // Вопросы истории. 1968. № 6. С. 54–64.

ГАВО. Ф. И-64. Оп. 1. Д. 78. Л. 122 об., 125 об.

Об этом, в частности, свидетельствует поступающая в Землянск корре спонденция, например, радикально-демократический журнал «Современник».

После 1874 г. число жителей Землянска начинает сокращаться. В 1860 г.

его естественный прирост (разница между рождаемостью и смертностью) со ставлял 138 чел., в 1874 г. – 137 чел., в 1876 – 16 чел., в 1877 г. – 6 чел., в 1883 – 5 чел. Но особенно интенсивное сокращение населения (в два раза по сравнению с 1874 г.) наблюдалось во второй половине 1870-х гг.

См.: Веселовский Г. М., Воскресенский Н. В. Воронежский календарь на 1874 г. Воронеж, 1873. С. 44.

В 1889 г. во главе городской думы Землянска становится кандидат права П. Я. Ростовцев, оказавшийся весьма энергичным и инициативным обществен ным деятелем. Чуть позднее в Землянском уезде начинается врачебная деятель ность выпускников Московского университета К. Г. Хрущова, А. И. Шингарева и А. Г. Русанова.

Памятная книжка Воронежской губернии на 1887 г. Ч. 2. Воронеж, 1886.

С. 393.

Памятная книжка Воронежской губернии на 1892 г. Вып. 2. Воронеж, 1892. С. 27.

Сохранилось местное предание о том, что землянские купцы, опасаясь, что развитие промышленности положит конец их торговле, дали взятку «кому следует» – и якобы поэтому город остался без железной дороги. См.: Гапонова Т.

Так родился Землянск // Семилукская жизнь. 1997. 26 июня.

К концу ХIХ в. Землянск с 5 тыс. жителей занимал промежуточное по ложение между «городом-селом» (до 5 тыс.) и малым городом (от 5 до 20 тыс.).

Согласно переписи населения 1897 г. в Землянске представителей купече ского сословия оказалось меньше, чем духовенства, – всего 50 чел.

Обзор Воронежской губернии за 1904 г. Воронеж, 1905. С. ХХII–ХХIII.

Памятная книжка Воронежской губернии на 1905 г. Воронеж, 1905. С. 93.

На рубеже ХIХ–ХХ вв. Землянскую земскую управу поочередно возглав ляли П. Я. Ростовцев и А. Г. Хрущов – будущие депутаты Первой Государствен ной думы.

ГАВО. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 2324. Л. 22.

Население и хозяйство Воронежской губернии. Вып. 1. Воронеж, 1925.

С. 56–57, 61.

В. А. Шамрай ВОРОНЕЖ ПРИФРОНТОВОЙ: КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ГОРОДА В СЕНТЯБРЕ – ДЕКАБРЕ 1941 г.

Прифронтовой Воронеж: затемнение, Над городом немецкий самолет, Бомбежки, баррикады, отправление В Москву катюш и илов перелет.

(Из стихотворения автора) Воронеж навечно вписан в историю начального периода Вели кой Отечественной войны, лета – осени 1941 г., прежде всего как город первых илов и катюш – основной центр серийного производ ства самолетов-штурмовиков Ил-2 и пусковых установок реактив ной артиллерии БМ-13 1. Стратегическое значение оборонного по тенциала фактической столицы Центрального Черноземья России послужило основанием для введения в городе военного положения уже в первый день войны – 22 июня 1941 г. 2 Только производ ственная программа крупнейшего Воронежского авиазавода № им. Ворошилова на 1941 г. составляла 1700 боевых самолетов, в том числе две трети всех запланированных к выпуску советских штурмовиков 3.

Стратегическое значение Воронежа в начале Великой Оте чественной войны определялось не только его мощной военной экономикой (прежде всего авиационной промышленностью), раз витой сетью железнодорожных коммуникаций и ведущей ролью в большом черноземном регионе РСФСР. Воронеж был крупным центром Орловского военного округа, в котором формировалась 20-я армия. До конца 1941 г. из Воронежа ушло на фронт не менее пяти стрелковых дивизий Красной армии и более 50 первых штур мовых полков советских Военно-воздушных сил. В городе было три военных аэродрома. Дислоцированная при авиазаводе № 1-я запасная авиабригада стала основным центром формирования и подготовки штурмовой авиации.

Захват Воронежа, несомненно, входил в планы гитлеровских стратегов еще при подготовке операции «Барбаросса» – плана мол ниеносной войны против СССР 4. Осенью 1941 г. с приближени ем линии фронта к Воронежу город приобрел и непосредственное оперативно-стратегическое значение. Во второй половине сентя бря начались систематические воздушные налеты немецких бом бардировщиков на Воронеж (главным образом на левобережный авиазавод им. Ворошилова). В середине октября, после захвата Орла (3 октября 1941 г.), главное командование сухопутных войск Германии приказало командованию наступавшей на Москву груп пы армий «Центр» «направить правый фланг группы армий на Во ронеж» 5. Однако к декабрю наступление правого крыла 2-й поле вой армии на Воронеж с запада, со стороны Курска, захваченного немцами 3 ноября, зашло в тупик. В середине декабря в результате Елецкой наступательной операции войск Юго-Западного фронта (6–16 декабря 1941 г.) 2-я немецкая армия потерпела серьезное по ражение и была отброшена на 80–100 км 6. С освобождением Ельца и первой крупной победой советских войск в результате декабрь ского контрнаступления под Москвой была устранена и непосред ственная угроза прорыва противника к Воронежу с северо-запада.

«С началом Великой Отечественной войны, – отмечал маршал Ф. И. Голиков, – Воронеж и Воронежская область стали обширным и сильным опорным тыловым районом ряда действующих фрон тов Советской армии» (до февраля 1946 г. она именовалась Крас ной армией. – В. Ш.) 7. Контрнаступлением войск Юго-Западного фронта под Ростовом и Москвой в ноябре – декабре 1941 г. руко водило из Воронежа размещавшееся здесь главное командование Юго-Западного направления во главе с маршалом С. К. Тимошен ко. Здесь же в сохранившемся до наших дней здании школы на ули це Сакко и Ванцетти действовал и штаб Юго-Западного фронта.

7 ноября 1941 г. в Воронеже состоялся военный парад. Тысячи воинов-воронежцев после парада уходили на фронт на защиту Мо сквы и Ленинграда.

В сентябре – октябре 1941 г. в Воронеже доукомплектовыва лись две первые (1-я и 7-я) гвардейские стрелковые дивизии Крас ной армии, для пополнения политсостава которых было отобрано свыше 150 воронежских коммунистов. Сформированный из до бровольцев в августе 1941 г. Воронежский добровольческий полк в середине сентября был влит в состав 1-й гвардейской (ранее 100-й) стрелковой дивизии в качестве внештатного, 4-го стрелкового пол ка и вместе с нею выступил на фронт. Две трети личного соста ва Воронежского добровольческого полка были коммунистами и комсомольцами 8. Вскоре 4-й Воронежский полк заслужил гвар дейское звание. Все его бойцы и командиры-воронежцы были на граждены боевыми медалями «За оборону Москвы». Воронежские добровольцы-первогвардейцы с трудной осени 1941 г. и вплоть до победной весны 1945 г. прошли славный боевой путь от Воронежа до Вены.

Ушедшая на фронт в начале войны 19-я Воронежская стрел ковая дивизия участвовала в контрнаступлении под Москвой и ос вободила свыше 140 населенных пунктов 9. Сотни ее воинов-воро нежцев были награждены боевыми орденами и медалями. Уроже нец Воронежа Я. Г. Крейзер, дивизия под командованием которого отличилась в боях в Белоруссии на реке Березине, в июле 1941 г.

первым из воронежцев в ходе войны был удостоен звания Героя Советского Союза. А героически павший в сентябрьских боях на Полтавщине бывший слесарь Воронежского мехзавода командир танкового батальона В. Г. Богачев был посмертно удостоен этого звания в конце декабря 1941 г. Именами воронежцев, первых ге роев Великой Отечественной войны, названы улицы в городской черте Воронежа 10.

Осенью 1941 г. воронежцы заблаговременно осуществили организованную эвакуацию части заводов и вузов, учреждений и населения на восток страны. Почти все население прифронтового Воронежа участвовало в добровольной помощи фронту. В конце октября был образован Воронежский городской комитет оборо ны (ВГКО) – средоточие чрезвычайной военной и гражданской власти в городе и прилегающих к нему районах 11. Его создание и деятельность в течение осени – зимы 1941 г. позволило укрепить обороноспособность Воронежа, успешно завершить первый этап частичной эвакуации города и усилить помощь прифронтового во ронежского тыла фронту.

Под контролем ВГКО к концу года в основном завершились строительство укрепленного Воронежского оборонительного ру бежа и оборонная перестройка работы воронежской промышлен ности. В 1941 г. в Воронеже было выпущено большинство первых советских илов и катюш, в том числе 98 % самолетов-штурмови ков Ил-2 12.

Сущность и содержание рассматриваемого периода истории Воронежа (сентябрь – декабрь 1941 г.) составляли по оценке ав тора два основных процесса: оборонная перестройка жизни и дея тельности воронежцев и превращение Воронежа в прифронтовой город.

Данная работа выполнена на основе документов ГАВО и ГАОПИВО и материалов воронежских музеев, а также широкого круга разнообразных опубликованных источников и материалов:

документальных сборников, воспоминаний и дневников участни ков событий (в том числе с немецкой стороны), материалов перио дической печати военного времени и личного архива автора.

Статья представляет собой фактически первый обобщающий научный очерк истории прифронтового Воронежа в период осе ни – зимы 1941 г. Она приурочена к 70-летию начала Великой Оте чественной войны и 425-летию Воронежа и посвящается памяти первых воронежцев-фронтовиков и участников оборонной пере стройки тыла, воронежских добровольцев-первогвардейцев и соз дателей воронежских илов и катюш.

Осенью 1941 г. немецкие войска вторглись на территорию Центрального Черноземья России и захватили большую террито рию Орловской и Курской областей. Воронеж оказался в преде лах досягаемости немецкой бомбардировочной авиации. Началась подготовка к эвакуации города. С конца сентября воздушные бом бардировки Воронежа (основной целью люфтваффе был левобе режный авиазавод № 18) стали регулярными, хотя и осуществля лись главным образом одиночными самолетами «хейнкель» или «дорнье». Секретарь горкома и обкома ВКП(б) В. И. Тищенко вспоминал: «Фронт приближался к Воронежу. Над городом появи лась вражеская авиация. Налеты участились» 13. В конце сентября в Воронеже создается специальное управление по сооружению оборонительных укреплений. 30 сентября немцы начали операцию «Тайфун» – наступление на Москву и 3 октября заняли военно-ад министративный центр Орловского военного округа г. Орел. После захвата Орла они намеревались развить наступление на Курск, а затем на Воронеж. Воронеж превратился в прифронтовой город.

В результате захвата немцами Белгорода (24 октября) и Курска (2 ноября) возникла непосредственная угроза прорыва противника к Дону и Воронежу.

В первые месяцы войны воронежцы добровольно или на осно ве трудовой повинности направлялись на строительство оборони тельных рубежей и сооружений большей частью за пределами Во ронежа и Воронежской области, в Подмосковье, в район Смолен ска, в Полтавскую и Сумскую области Украины, а затем и в сосед нюю Курскую область. Но часть жителей Воронежа участвовала и в оборонительном строительстве на территории города и районов Воронежской области (в сооружении укреплений, бомбоубежищ и военных аэродромов) 14.

4 октября было решено немедленно приступить к строитель ству кольцевой линии оборонительных сооружений (дзотов, про тивотанковых рвов, минных полей и т. д.), обеспечивающих защи ту Воронежа в радиусе 40–50 км 15. Развернулось строительство Воронежского оборонительного рубежа.

Осенью 1941 г. основные усилия воронежцев в области оборо нительного строительства направляются на создание укрепленных рубежей и фортификационных сооружений на территории Вороне жа и Воронежской области. Для форсирования строительных ра бот по созданию Воронежского оборонительного рубежа Управле ние оборонительными сооружениями было реорганизовано в 58-е управление военно-полевого строительства во главе с секретарем горкома ВКП(б) по строительству П. А. Мирошниченко. Общее руководство оборонительным строительством на территории Во ронежа и прилегающих районов осуществлял созданный в конце октября 1941 г. Воронежский городской комитет обороны.

С превращением Воронежа в прифронтовой город осенью 1941 г. развернулась эвакуация части промышленности, ряда уч реждений культуры и десятков тысяч рабочих и служащих и чле нов их семей в глубокий тыл страны, в Поволжье и на Урал, в Си бирь и Среднюю Азию.

Так, например, в начале октября было принято решение о перебазировании крупнейшего Воронежского авиазавода им. Во рошилова в Заволжье, а в середине октября первый эшелон с обо рудованием и сотнями авиазаводцев двинулся на восток России.

Частичная эвакуация охватила десятки крупнейших промышлен ных предприятий и несколько вузов Воронежа. В ряде высших учебных заведений осенью 1941 г. состоялись досрочные выпуски специалистов. Десятки школьных и административных зданий и вузовских общежитий были заняты под военные госпитали или переданы воинским частям.

Несмотря на приближение линии фронта к Воронежу и подго товку и начало эвакуации, в городе продолжались оборонная пере стройка и выпуск продукции для фронта. Из сборочных цехов маши ностроительного завода им. Коминтерна в течение сентября 1941 г.

через день своим ходом уходило в Москву не менее десяти воронеж ских катюш. А на Воронежском авиационном заводе № 18 в среднем ежесуточно сходило с конвейера более десятка штурмовиков Ил-2.

Однако в середине сентября на заводском партсобрании отме чалось, что, несмотря на перевыполнение правительственного за дания по выпуску катюш, завод им. Коминтерна еще не полностью перестроил свою работу на военный лад 16. Хотя это предприятие в отличие от авиазавода № 18 им. Ворошилова не подвергалось уда рам с воздуха (по-видимому, немцы не знали о характере и количе стве его основной продукции), однако к середине сентября 1941 г.

на заводе им. Коминтерна были свои внутренние и внешние труд ности и нерешенные проблемы. Ряд основных цехов не справлялся с выполнением суточного графика. Остро стоял и вопрос о повы шении качества выпускаемой продукции, в том числе ряда узлов и деталей пусковой установки БМ-13, имелись перебои в осущест влении внутригородской межзаводской кооперации 17.

Уже в сентябре по решению правительства важнейшие обо ронные предприятия Воронежа стали готовиться к эвакуации.

«Наш завод, – вспоминал бывший начальник производства Н. Ро зановский, – первоначально было решено оставить, чтобы он не прерывал выпуска военной продукции». На заводе им. Коминтер на началась также подготовка к организации ремонта танков 18.

Вместе с приближением линии фронта росло и напряжение в труде. Кроме того, большие группы заводчан отвлекались на обо ронительные работы. Директор предприятия Ф. Н. Муратов указы вал, что программа 4-го квартала сильно «возросла и стала равной годовой программе завода»19.

Выполнение нового, удвоенного графика выпуска катюш ос ложнялось перегрузкой предприятия другими оборонными зака зами (в том числе по выпуску боеприпасов) и сохранением части заданий по производству гражданской продукции.

Поэтому осенью 1941 г., по свидетельству начальника специ ального цеха сборки катюш Я. Лейбовича, «работа кипела днем и ночью» в две смены по 11 часов каждая 20. Нередко доводилось отдыхать всего по 3–4 часа в сутки. Так, токарь И. Ф. Попов, за менив заболевшего напарника, проработал целых 45 часов. Когда ему нашли замену, от усталости он уже не мог стоять на ногах.

А бывший ранее токарем высокой квалификации начальник смены К. Г. Краснов в связи с перестройкой завода на поточную сборку катюш и резко выросшей потребностью в квалифицированных ра бочих кадрах попросил перевести его на прежнее, ставшее дефи цитным место токаря.

18 сентября на общезаводском собрании было решено изгото вить до конца 1941 г. продукцию на сумму, равную годовому пла ну 21. Осознавая нависшую над страной и родным городом опас ность, воронежцы довели выпуск катюш до 5–6 пусковых уста новок в сутки. К концу сентября на заводе им. Коминтерна было выпущено в 1,5 раза больше катюш, чем в августе 1941 г.

С началом операции «Тайфун» и захватом Орла военная об становка на Воронежском направлении резко ухудшилась. «Насту пил тревожный октябрь, – вспоминал участник создания катюш П. М. Федин. – Над Воронежем все чаще появлялась вражеская авиация, боевые действия вплотную приблизились к Верхнему Дону» 22. В начале октября завод им. Коминтерна получил приказ об эвакуации.

Подготовка к развертыванию эвакуации так же, как и на ави азаводе, проходила параллельно с продолжением производства оборонной продукции. Но выпуск воронежских катюш значитель но снизился. Последняя партия пусковых установок, состоявшая из 18 боевых машин, была своим ходом отправлена в Москву во второй половине октября. Заместитель наркома авиационной про мышленности В. П. Андреев поздравил воронежцев с выполнени ем важного правительственного задания и поручил им продолжать выпуск этого грозного оружия в условиях эвакуации, подчеркнув, что оно «сейчас особенно нужно» действующей армии 23.

Воронежские катюши стали наглядным выражением и од ним из главных итогов оборонной перестройки гражданской про мышленности Воронежа на выпуск военной продукции в течение лета – осени 1941 г. По одной из версий само народное название боевых машин реактивной артиллерии «катюша», вероятно, свя зано с заводской маркой «К» завода-изготовителя первых боевых машин БМ-13 (Воронежский машиностроительный завод им. Ко минтерна) 24. Во всяком случае, судя по архивным данным и сви детельствам воронежцев – участников создания первых реактив ных пусковых установок, «легендарная катюша впервые вышла на большую фронтовую дорогу из ворот нашего воронежского завода имени Коминтерна, положившего начало серийному производству этого замечательного оружия» 25.

Не менее, если не более значимым трудовым подвигом Воро нежа и воронежцев в период оборонной перестройки 1941 г. стало массовое производство первых отечественных самолетов-штур мовиков Ил-2. Хотя их серийный выпуск был начат воронежским авиазаводом № 18 еще до войны, когда было собрано около двух сот штурмовиков, производство самолетов Ил-2 в Воронеже при няло широкие масштабы после начала фашистской агрессии про тив СССР в течение лета – осени 1941 г.

Начиная с третьей декады сентября, когда воздушные налеты противника на авиазавод им. Ворошилова приняли регулярный характер, выпуск воронежских штурмовиков был серьезно затруд нен, однако до начала эвакуации в район Куйбышева (Самары), т. е. до конца октября, продолжался почти в прежних масштабах. В сентябре – октябре воронежцы собрали только на сто штурмовиков (15 %) меньше, чем в июле – августе 1941 г.

Еще в начале сентября на авиазаводе № 18 был получен се кретный приказ наркома авиационной промышленности А. И. Ша хурина о возможности массированных ударов с воздуха, необхо димости усиления защиты заводских корпусов и строительства укрытий для работников предприятия. Воронежцы были пред упреждены об угрозе сбрасывания противником авиабомб замед ленного действия. 17 сентября директора завода М. Б. Шенкма на, парторга ЦК ВКП(б) Н. И. Мосалова и председателя завкома П. М. Федоренко вызвали в Москву для вручения авиазаводцам ордена Ленина. Замещавшему директора начальнику производства А. А. Белянскому пришлось руководить ликвидацией последствий воздушного налета немецкого бомбардировщика на авиазавод в се редине дня 19 сентября 1941 г. 26 К счастью, ни одна сброшенная врагом фугасная авиабомба не взорвалась (все они имели взрыва тели замедленного действия и были обезврежены заводской ава рийно-восстановительной командой). Но в результате этой первой бомбежки пострадало несколько цехов и было убито двое рабочих слесарей 27.

До конца месяца состоялось еще несколько налетов одиноч ных бомбардировщиков противника на левобережный авиазавод и прилегающую территорию. Была усилена заводская ПВО, одна ко налеты и воздушные тревоги продолжались вплоть до ноября, вызывая новые разрушения и человеческие жертвы. Были ранены и убиты десятки авиазаводцев. При ликвидации последствий воз душных бомбардировок отличились многие работники завода, пре жде всего бойцы МПВО во главе с начальником аварийно-восста новительной службы главным механиком Л. Ефремовым. По сви детельству А. И. Рыкова, «самоотверженно действовала женщина шофер, вывозившая с завода на машине смертельный груз» после первого воздушного налета 28. Были только отдельные проявления малодушия или инстинкта самосохранения со стороны работников авиазавода. Так, сразу после первой бомбежки 19 сентября 1941 г.

кладовщица Н. Е. Кулешова подала заявление с просьбой «освобо дить» ее из рядов ВКП(б), а затем и об увольнении с авиазавода.

Решением заводского парткома она была исключена из партии 29.

«Несмотря на бомбежку, – вспоминал известный воронежский авиаконструктор А. С. Москалев, – завод мужественно продолжал работу, выпуская Ил-2, хотя и в сниженном количестве» 30.

Однако в сентябре это снижение было сравнительно незначи тельным. Авиазаводцы собрали всего на несколько десятков илов меньше, чем в августе 1941 г., когда выпуск штурмовиков достиг своего пика – 356 самолетов Ил-2. Сборка штурмовиков была поставлена на поток. Сердцем завода был цех главной сборки – своего рода завод внутри авиазавода, в котором в течение сентя бря было собрано свыше трехсот воронежских штурмовиков. На главную сборку работало более трех десятков заводских цехов 31.

Кроме того, с авиазаводом № 18 было скооперировано много за водов-смежников из других городов страны, поставляющих в Во ронеж не только бронекорпуса, но и пушки, пулеметы, приборы управления и т. п. Головное воронежское предприятие было пре жде всего сборочным авиазаводом, но часть комплектующих из делий также изготавливалась в Воронеже. В период с 22 июня по 5 ноября 1941 г. в Воронеже было собрано почти 1400 самолетов Ил-2 – 99 % всех советских штурмовиков. Это было примерно на 200 самолетов Ил-2 больше, чем планировалось выпустить на во ронежском авиазаводе за весь 1941 г. 32.

В течение первой военной осени в прифронтовом Воронеже было выпущено 564 штурмовика. Однако в октябре на авиазаводе № 18 было собрано примерно на 100 самолетов Ил-2 меньше, чем в сентябре. Выпуск воронежских илов сократился в 1,5 раза. Осталь ные сборочные заводы страны построили в течение осени 1941 г.

только 14 штурмовиков Ил-2 (немногим более 2 %) 33. Сокращение выпуска воронежских илов в октябре 1941 г. было обусловлено на чалом эвакуации, перебоями с поставками и участившимися на летами немецкой авиации 34. На второй день после отправления на восток первого заводского эшелона – 12 октября 1941 г. – в резуль тате нового воздушного налета противника одна из бомб вызвала повреждения и людские жертвы в крыльевом цехе. Однако выпуск штурмовиков одновременно с эвакуацией авиазавода продолжался в Воронеже еще три недели.

В эти же осенние месяцы 1941 г. по свидетельству заводско го инженера П. Я. Козлова авиазавод «заканчивал доводку и об лет большой партии ранее изготовленных самолетов Ер-2». И хотя полностью завершить их не удалось, вся партия новых дальних бомбардировщиков была передана в 1-ю запасную авиабригаду, где из них были сформированы авиационные полки особого назна чения 35. Последний воронежский штурмовик взлетел с аэродрома авиазавода им. Ворошилова 5 ноября. В течение осени 1941 г. в Во ронеже было построено около 97,5 % всех произведенных в стране самолетов Ил-2. После эвакуации в Заволжье 10 декабря авиазавод № 18 возобновил выпуск штурмовиков в районе Куйбышева (Са мары). Собирая от одного до трех самолетов в сутки, к 30 декабря воронежцы построили на новой площадке из воронежского задела еще 29 штурмовиков Ил-2. Воронежские штурмовики составляли практически все отечественные самолеты Ил-2 выпуска 1941 г.

Это стало основным показателем эффективности военной пере стройки оборонной промышленности Воронежа в начале войны и главным вкладом воронежцев в укрепление обороноспособности страны и в борьбу за победу под Москвой в 1941 г.

Непредусмотренной заранее и вынужденной, но важной и необходимой частью оборонной перестройки Воронежа осенью 1941 г. стала эвакуация части материальных ресурсов и населения на восток СССР. За октябрь – ноябрь и первую декаду декабря на Ю.-В.ж.д. было погружено 7 тысяч вагонов различного оборудо вания, главным образом воронежских заводов и предприятий 36.

За период осенней эвакуации 1941 г. были перебазированы в глу бокий тыл страны десятки крупнейших промышленных предпри ятий Воронежа: машиностроительные заводы им. Коминтерна, им. Калинина, им. Ленина, радиозавод «Электросигнал», завод синтетического каучука СК-2 им. Кирова и предприятия резино технических изделий, кислородный завод ВАТ и другие. В первую очередь эвакуировались предприятия оборонной промышленно сти, в особенности авиазавод города Воронежа.

Остались в Воронеже или возвратились с пути основные воро нежские предприятия НКПС: паровозоремонтный завод им. Дзер жинского и Отрожский вагоноремонтный завод им. Тельмана, за вод «Автотрактородеталь» и Воронежский жиркомбинат. Продол жали работу в Воронеже предприятия местной (областной, город ской, районной) и кооперативной промышленности.

После организованного проведения осенней эвакуации в по мещениях и на базе части оставшегося оборудования машино строительных предприятий Воронежа (заводов им. Коминтерна, им. Калинина, им. Ленина и др.) были организованы предприятия по производству боеприпасов и по ремонту самолетов, автомашин и вооружения 37.

Воронежские заводы были эвакуированы в основном на вос ток России: в Поволжье, на Урал и в Сибирь, часть предприятий – в Среднюю Азию и Казахстан. Некоторые заводы перебазирова лись не в один, а в несколько регионов (республик) СССР. Обычно эвакуация занимала от одного до трех месяцев. Первый эшелон завода «Электросигнал» направился в далекую Сибирь 10 октября 1941 г. А последний эшелон машиностроительного завода им. Ле нина ушел на восток 19 декабря 38.

После успешного начала декабрьского контрнаступления под Москвой, освобождения Ельца и перехода войск Юго-Западного фронта в наступление к западу от Воронежа эвакуация предпри ятий и учреждений Воронежа была сначала приостановлена, а за тем прекращена. Часть эвакуируемых грузов и работников воро нежских предприятий была возвращена с пути следования назад, в Воронеж. Так были возвращены последние эшелоны паровозоре монтного завода им. Дзержинского 39.

Из Воронежа на восток СССР были эвакуированы также часть учреждений и две трети оставшегося населения (около 200 тысяч человек) 40.

С созданием в конце октября 1941 г. Воронежского городского комитета обороны и захватом Курска немецкими войсками (2 но ября) эвакуация грузов и населения из Воронежа была ускорена и приняла более организованный характер. ВГКО установил кон троль над эвакуацией, начиная со своего первого заседания 26 ок тября 41.

За вопросы эвакуации в ВГКО отвечал председатель облис полкома И. В. Васильев. Обком ВКП(б) установил в этот период персональный контроль ответственных партийных работников за продвижение важнейших грузов и организовал помощь железнодо рожникам со стороны обкома ВКП(б), горкома и райкомов ВКП(б).

Эвакуация воронежского авиазавода № 18 из Воронежа в рай он Куйбышева (Самара) в октябре – декабре 1941 г. заняла около двух с половиной месяцев и была «настоящим подвигом воронеж ских авиастроителей». Последний штурмовик взлетел с аэродрома в Воронеже 5 ноября, а уже через месяц, в середине декабря, в труднейших зимних условиях эвакуации в Заволжье, в недостроен ных корпусах воронежцы возобновили выпуск самолетов Ил-2 42.

Эвакуация основных предприятий города в безопасный тыл была великим достижением воронежцев, однако она была обеспе чена ценой огромных усилий и немалых потерь, причем не только времени, но и части трудовых коллективов, оборудования, мате риалов и т. п. На пленуме Сталинского райкома ВКП(б) в декабре 1941 г. отмечалось, что после осенней эвакуации жилой фонд ока зался в тяжелом положении, было запущено коммунальное хозяй ство, имелись факты разворовывания имущества эвакуированных учреждений и граждан. В связи с эвакуационными настроениями была ослаблена работа школ, лечебных учреждений и торговой сети и т. п. 43.

К концу 1941 г. обострились и другие проблемы внутренней жизни Воронежа, в частности борьбы с дезертирством. Так, ноября в городе была захвачена целая группа дезертиров из со става войск Юго-Западного фронта. Они нелегально проживали в Воронеже по ул. Некрасова и занимались мародерством. 10 дека бря 1941 г. обком ВКП(б) вынужден был издать специальную ди рективу об усилении борьбы с дезертирством. За первые полгода войны в Воронеже было задержано около 10 тысяч дезертиров, свыше 4 тысяч «уклонистов» от призыва в армию и около 1,5 ты сячи уголовных преступников 44. Конечно, лишь часть из них была воронежцами, но это свидетельствует о сложности военно-поли тической обстановки того времени и наличии среди части горожан проявлений девиантного поведения.

Абсолютное большинство жителей Воронежа и в это труд ное время оставались патриотами и оказывали большую помощь фронту и родному городу. Только в строительстве Воронежского оборонительного рубежа в течение осени – зимы 1941 г. участво вало до 100 тысяч воронежцев 45.

Участие горожан в оборонительном строительстве приобрело большой размах в октябре – ноябре, в условиях непосредственной угрозы прорыва противника к Воронежу.

Еще в конце сентября бюро обкома ВКП(б) предложило орга низовать в Воронеже Управление оборонительными сооружения ми. Вскоре был создан также Совет по содействию оборонитель ному строительству (в составе С. И. Яковлева, И. В. Васильева и зав. военным отделом обкома ВКП(б) Г. П. Ефремова) 46.

4 октября бюро обкома ВКП(б) и облисполком приняли поста новление о строительстве Воронежского оборонительного рубежа.

В первом пункте этого постановления говорилось об организации в городе Особого строительного управления «по возведению обо ронительных сооружений и защите г. Воронежа». Было решено также форсировать создание оборонительного кольца из несколь ких рядов фортификационных сооружений (окопов и дзотов, мин ных полей, противотанковых рвов и т. д.) в радиусе 40–50 км от города. Для возведения первой линии оборонительных сооруже ний в самом Воронеже привлекались предприятия, учреждения и население города 47.

Впоследствии это управление было реорганизовано в 58-е управление военно-полевого строительства (58-е УВПС) под руко водством бывшего директора Воронежского городского строитель ного треста, секретаря горкома ВКП(б) по строительству П. А. Ми рошниченко. Комиссаром 58-го УВПС был утвержден секретарь обкома ВКП(б) по строительству Л. Х. Каспаров. В сооружении Воронежского оборонительного рубежа участвовали воронежские строительные конторы. Укрепление Воронежа и ближайших под ступов к городу осуществлялось «главным образом силами самих воронежцев за счет местных ресурсов» 48.

Общее руководство оборонительным строительством в районе Воронежа с конца октября стал осуществлять Воронежский город ской комитет обороны. Уже на его первом заседании, 26 октября 1941 г., были критически проанализированы состояние и недо статки этого строительства и намечены меры по их исправлению и ускоренному завершению сооружения Воронежского оборони тельного рубежа 49.


Осенью 1941 г., невзирая на дождь и грязь, а затем и первые морозы, многие тысячи воронежцев выходили на массовые тру довые воскресники, активно участвуя в возведении оборонитель ных сооружений в районе СХИ и Березовой Рощи, в Отрожке и Масловке, в центре города и на Задонском шоссе. «Каждый завод, предприятие, артель, – вспоминал В. И. Тищенко, – изготовляли противотанковые ежи, бронированные и бетонные колпаки для дотов, надолбы, колючую проволоку, перекрытия для дзотов».

Наряду с добровольной помощью участие воронежцев в оборо нительном строительстве осуществлялось также на основе всеоб щей трудовой мобилизации. Поэтому тысячи горожан ежедневно в течение пяти месяцев «выполняли тяжелые земляные работы» по рытью окопов и противотанковых рвов и т. п. ВГКО признал темпы сооружения оборонительных укрепле ний в черте города явно недостаточными, особенно в Коминтер новском и Сталинском районах, указав также на незавершенность строительства первого противотанкового рва и установки минных полей. Был взят курс на ускоренное завершение важнейших стро ительных работ на участке городского оборонительного обвода в начале ноября 1941 г. (т. е. в течение 6–8 дней. – В. Ш.) 51.

В каждый из шести районов Воронежа комитет обороны на значил своих представителей из числа партийно-советской номен клатуры. Так, в Сталинский район для помощи и контроля за хо дом оборонительного строительства были выделены председатель горисполкома Завадский, в Коминтерновский – его заместитель Крылов, в Ворошиловский район – секретарь обкома ВКП(б) Не чипоренко и т. д. Воронеж принял необычный и грозный вид: он «ощетинился»

противотанковыми «ежами» и уличными баррикадами. Повсюду, в том числе в излюбленных местах досуга горожан: в Архиерейской роще и городском парке культуры и отдыха, вокруг стадиона «Ди намо» и во многих других районах возводились оборонительные укрепления. Тысячи воронежцев рыли окопы и противотанковые рвы на Задонском шоссе, помогали саперам гарнизона и пиротех никам городского штаба МПВО минировать мосты и другие со оружения, прорубали бойницы в окнах каменных домов и т. д.

Однако полностью выдержать установленные ВГКО сроки за вершения первой очереди оборонительных работ из-за погодных условий, недостатка ресурсов и строительной техники и других факторов не удалось. Сроки окончания основных строительных работ пришлось сдвинуть примерно на полмесяца, перенеся их на 18 ноября 1941 г. Для ускоренного завершения оборонительного строительства в районе Воронежа было решено мобилизовать все трудоспособное население города и прилегающих к нему районов, а «лиц, уклоняющихся от трудового участия» в создании оборони тельных сооружений, «предавать суду Ревтрибунала» 53.

ВГКО занимался вопросами не только кадрового, но и мате риально-технического и транспортного обеспечения оборонитель ного строительства. Более того, для его финансирования было решено привлечь «свободные средства» ряда хозяйственных ор ганизаций Воронежа, в том числе ВОГРЭСа, хлебозавода № 1 и даже городского ломбарда, что позволяло выделить для Оборон стройуправления (т. е. 58-го УВПС. – В. Ш.) более полумиллиона рублей 54.

После того как была укреплена оборона Коминтерновского и Сталинского районов, были поставлены задачи по ускорению соз дания оборонительных сооружений в Железнодорожном районе, и в частности в Отрожке, где было предпринято строительство противотанкового рва и т. д. 28 ноября ВГКО призвал воронежцев превратить Воронеж в «крепость, способную достойно выдержать любые испытания войны». Особое внимание в этой напряженной прифронтовой обстановке обращалось на строительство противо танковых препятствий. Председатель ВГКО, первый секретарь горкома и обкома ВКП(б) В. Д. Никитин в обращении к населению г. Воронежа 30 ноября 1941 г. поставил задачу обнести его «густым кольцом противотанковых сооружений, чтобы ни один вражеский танк не сумел проникнуть в наш город» 55.

30 ноября тысячи воронежцев снова приняли участие в одном из самых массовых воскресников по укреплению обороны Вороне жа и подходов к нему. К концу дня все улицы Центрального района густо обросли баррикадами. В соседнем, Кагановичском, районе благодаря разделению труда значительно увеличилось количество противотанковых препятствий. Одна группа воронежцев рыла лунки, другая бурила землю, третья подносила рельсы, четвертая вставляла их в лунки и засыпала землей. В этот день большинство работающих в этом районе составляли студенты и курсанты, со орудившие несколько рядов таких рельсовых препятствий 56.

Однако сложные оборонительные задачи невозможно было ре шить за несколько воскресников. Ход оборонительных работ замед ляли не только объективные трудности, но и просчеты и упущения руководителей. Так, в вышеупомянутом обращении В. Д. Никити на к горожанам обращалось внимание на медлительность и форма лизм, недостаток инициативы и изобретательности в деле укрепле ния Ворошиловского района. ВГКО отмечал также недостаточное заимствование рекомендованных им методов привлечения горожан и организации труда, применявшихся в Кагановичском районе.

Критике подверглось и руководство Коминтерновского района за неповоротливость, неприкрытие «ежами» разрыва в оборонитель ном внешнем обводе и слабое крепление уличных баррикад. Здесь даже не приступали к сооружению заграждений в районе моста на Задонском шоссе, хотя Коминтерновский район считался самым уязвимым для вторжения противника. Отмечались факты усиления «эвакуационных настроений» к началу декабря и даже случаи ухо да части воронежцев с оборонительных работ и т. п.

В принятом в декабре 1941 г. постановлении ВГКО по этому вопросу требовалось закончить ликвидацию основных недоделок, дополнительно возвести ряд оборонительных сооружений (в част ности, электризованных препятствий), повысить их надежность и качество и в дальнейшем строить всю работу по плану начальника инженерной службы воронежского гарнизона 57.

К концу декабря в основном было закончено дополнительное крепление противотанковых ежей и уличных баррикад и закрыты промежутки между ними, построены вторые и третьи ряды «ежей»

там, где их не было.

Основную роль в завершении сооружения укреплений первой очереди Воронежского оборонительного рубежа в условиях ликви дации с середины декабря непосредственной военной угрозы Во ронежу играло 58-е УВПС под руководством Петра Антоновича Мирошниченко.

В конце декабря 1941 г. были подведены итоги первого этапа строительства Воронежского оборонительного рубежа и представ лены к наградам 15 воронежцев во главе с П. А. Мирошниченко и Л. Х. Каспаровым, в том числе боец стройбата А. М. Демченко, мастер В. А. Ильичев, главный инженер 58-го УВПС Я. И. Пор тнов и другие участники этого строительства. Особо отмечалось, что оборонительные работы были предприняты «по инициативе городских организаций» Воронежа 58.

Общий объем земляных работ превышал 1,4 миллиона кубо метров грунта. Наиболее трудоемким было сооружение (рытье) противотанковых рвов, при котором было перемещено свыше 1,2 миллиона кубометров земли. Протяженность основных проти вотанковых заграждений (рвов, эскарпов и контрэскарпов) достиг ла почти 100 километров. С активным участием воронежцев было построено 180 дзотов (деревоземляных огневых точек) для артил лерии и пулеметов и 8 мостов. Все оборонительные сооружения были сданы штабу 40-й армии с хорошей оценкой. Обком ВКП(б) отмечал, что большинство участвовавших в строительстве Воро нежского оборонительного рубежа воронежцев, как руководителей и организаторов, так и рядовых строителей, показали себя людьми, «беззаветно преданными делу обороны» страны и Воронежа 59.

Основной силой этого строительства стал 25-тысячный кол лектив Воронежского 58-го управления военно-полевого строи тельства. В. Д. Никитин особо отмечал организаторские способ ности и заслуги П. А. Мирошниченко, сумевшего в короткий срок подобрать кадры для 28 строительных батальонов, обеспечить их материальными ресурсами и тем самым непосредственно органи зовать завершение сооружения Воронежского рубежа 60. В. И. Ти щенко также отмечал, что в результате самоотверженной и дли тельной работы воронежцев к концу года «на пути немецких за хватчиков был построен крепкий оборонительный рубеж» 61. Ак тивное и широкое массовое участие десятков тысяч воронежцев в укреплении обороны Воронежа в течение осени – зимы 1941 г.

стала зримым проявлением их патриотизма и готовности отстоять родной город.

Подробнее об этом см.: Шамрай В. А. Роль Москвы и Воронежа в организа ции серийного выпуска «Илов» и «Катюш» // Центральная Россия в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 2010. С. 76–100.

Воронеж в документах и материалах. Воронеж, 1987. С. 147.

ГАВО. Ф. 1839. Оп. 1. Д. 28. Л. 209.

См.: Стратегический план «восточного похода» // Великая Отечественная война. 1941–1945. Воен.-ист. очерки. М., 1998. Кн. 1. С. 99.

Бок Ф. Дневники. 1939–1945 гг. Смоленск, 2006. С. 331.

Великая Отечественная война. Кн. 1. С. 267.

Голиков Ф. И. Боевой Воронежский // Ради жизни на земле. Воронеж, 1970.

С. 61.

ГАОПИВО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 1219. Л. 33.

И память отзовется болью. Воронеж, 2003. С. 51.

Воронежская энциклопедия / гл. ред. М. Д. Карпачев. Воронеж, 2008. Т. 1.

С. 86, 412.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 1.

См.: Шамрай В. А. Роль Москвы и Воронежа в организации серийного вы пуска «Илов» и «Катюш». С. 91.

Тищенко В. И. Патриотизм воронежцев // Воронежское сражение. Воро неж, 1968. С. 153.

ГАОПИВО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 1219. Л. 33.


Во имя Победы: сб. документов и материалов. Воронеж, 1975. С. 111.

ГАОПИВО. Ф. 201. Оп. 1. Д. 103. Л. 48.

См.: Там же. Д. 104.

Розановский Н. В трудные годы // Славное пятидесятилетие: сб. материа лов. Воронеж, 1965. С. 69.

ГАОПИВО. Ф. 201. Оп. 1. Д. 103. Л. 46 об.

Лейбович Я. «Катюша» из Воронежа // Ради жизни на земле. Воронеж, 1970. С. 291.

ГАОПИВО. Ф. 201. Оп. 1. Д. 103. Л. 48 об.

Федин П. М. Воронежская «Катюша». Воронеж, 1981. С. 41.

ГАОПИВО. Ф. 5297. Оп. 6. Д. 253. Л. 6–7;

Из воспоминаний П. М. Феди на // Во имя Победы. С. 64.

Военный энциклопедический словарь: в 2 т. М., 2001. Т. 1. С. 687.

Лейбович Я. Указ. соч. С. 287.

См.: Козлов П. Я. Великое единство. М., 1982. С. 43, 44.

Материалы музея ВАСО.

Рыков А. И. Подвиг воронежских авиастроителей // Оружие Победы кова лось в Воронеже. Воронеж, 2001. С. 19.

ГАОПИВО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 22. Л. 20.

Москалев А. С. Голубая спираль. Воронеж, 1995. С. 114.

ГАОПИВО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 227. Л. 43.

ГАВО. Ф. 1839. Оп. 1. Д. 28. Л. 218.

Рассчитано по: Растренин О. В. Штурмовик Ил-2. М., 2007. С. 19.

См.: Шамрай В. А. Роль Москвы и Воронежа в организации серийного вы пуска «Илов» и «Катюш». С. 87.

Козлов П. Я. Указ. соч. С. 52, 67.

Во имя Победы. С. 78, 79.

Там же. С. 119, 120.

См.: Рыбин Г. Б. Воронеж индустриальный. Воронеж, 1985. С. 64.

ГАВО. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 70. Л. 8;

Рыбин Г. Б. Указ. соч. С. 64.

См.: Воронежский фронт: История, люди, победы / под ред. А. М. Аббасо ва и В. А. Шамрая. Воронеж, 2005. С. 36.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 1;

Иванова Е. В. Деятельность городских комитетов обороны Центрально-Черноземного региона в годы Великой Отече ственной войны // Центральная Россия в годы Великой Отечественной войны.

С. 219.

См.: Шамрай В. А. Роль Москвы и Воронежа в организации серийного вы пуска «Илов» и «Катюш». С. 90.

ГАОПИВО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 226. Л. 20.

См.: Никифоров А. К. О вкладе Воронежского управления НКВД в разгром немецко-фашистских захватчиков и их сателлитов под Воронежем // Война на Дону. 1942–1943 гг. Воронеж, 2008. С. 520, 521.

Во имя Победы. С. 43.

Яценко К. В. Фронтовой регион. Курск, 2007. С. 151.

Во имя Победы. С. 111, 112.

Шамрай В. А. Воронежская область в годы Великой Отечественной войны.

Воронеж, 2011. С. 24, 25.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 1. Л. 2–5.

Тищенко В. И. Указ. соч. С. 154.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 1. Л. 3–5.

См.: Яценко К. В. Указ. соч. С. 152.

Цит. по: Иванова Е. В. Деятельность Воронежского городского комите та обороны по управлению оборонительными мероприятиями в годы Великой Отечественной войны // Война на Дону 1942–1943 гг. Воронеж, 2008. С. 484.

См.: Там же.

Во имя Победы. С. 113, 115.

Коммуна. 1941. 30 ноября.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 1. Л. 69–71.

Яценко К. В. Указ. соч. С. 154.

ГАОПИВО. Ф. 2819. Оп. 1. Д. 2. Л. 2–4.

Яценко К. В. Указ. соч. С. 154.

Тищенко В. И. Указ. соч. С. 154.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ В. А. Гончаров «ВОЛЧЬИ» ЧЕРТЫ СООБЩЕСТВА ЛУПЕРКОВ В ИНДОЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ Посвящается памяти В. А. Сафронова Без сомнения, празднество Луперкалий представляет собой одно из самых любопытных и неоднозначных явлений в религи озной жизни Древнего Рима. Возникнув во времена, предшество вавшие основанию Вечного города, оно просуществовало вплоть до конца V в. н. э., на несколько лет пережив Западную Римскую империю. Как нам известно из письменных источников, в истори ческий период основные церемонии, входившие в состав Луперка лий, были доверены сакральному сообществу луперков, которое, без преувеличения, входит в число наиболее архаичных религи озных организаций Рима. Основные обряды, отправлявшиеся лу перками, были весьма немногочисленными и довольно незамыс ловатыми – жертвоприношение козла и собаки, ритуальный бег и праздничное пиршество.

Впрочем, несмотря на это, уже древние авторы, скорее все го являвшиеся очевидцами этих церемоний, весьма существенно расходились во мнениях относительно их значения и происхож дения. Еще больше самых различных точек зрения на Луперкалии и луперков мы находим в трудах современных ученых. Одним из основных «камней преткновения» в спорах между ними является вопрос о наличии в рассматриваемом празднестве связи с образом волка. Так, отдельные исследователи находят в обрядах луперков целый «волчий комплекс» 1, отмечая «полузвериный» и «волкопо добный» вид их участников 2 и проводя параллели с явно «оборот ническим» сообществом hirpi Sorani или с греческими ликеями, полными элементов ликантропии 3. Другие же решительно отмета ют подобные предположения, рассматривая Луперкалии как очи стительное празднество, в лучшем случае направленное в числе прочего на отвращение волков4 или вообще никак не связанное с образом этого хищника5.

В церемониях луперков «волчьи» черты действительно про сматриваются довольно слабо: к их «звероподобию» можно от нести разве что отмеченное у ряда древних авторов опоясывание шкурами жертвенных животных, однако этот момент явно требует дополнительных обоснований, поскольку основным жертвенным животным рассматриваемого сообщества был козел. Другое дело – этимология самого названия «luperci», которое явно происходит от корня «lup-», т. е. «волк». С этим не спорит практически никто из современных исследователей: позднеантичные этимологии типа luere per caprum («очищение козлом» – Quint. Inst. I.5.66) и lues (lua) + parcere («отвращение порчи» – Paul. P. 222 M) чаще всего признаются неубедительными. Впрочем, в стане ученых, соглаша ющихся с «волчьей» этимологией слова «luperci», нет единства.

Отдельные авторы настаивают на прямой связи рассматриваемого наименования с образом волка, производя термин «luperci» от сло ва «lupus» непосредственно (при помощи суффикса -erc-, по анало гии с novus – noverca) 6 или в сочетании с другими словами – типа lupi-hirpi 7 или - («волчьи аркадяне» или «аркадяне вол ков») 8. К подобным же этимологиям следует отнести и толкование Варрона, переданное Арнобием (Adv. Nat. IV.3.1 – lupa pepercit), а также замечание Плутарха (Rom. 21) о том, что название Лупер калий происходило «от волчицы». Другая же группа исследовате лей – и она является гораздо более многочисленной – поддержива ет выдвинутое еще Сервием (Aen. VIII.343) толкование луперков как «отвратителей волков» (lupus + arcere) 9. Большинство авторов, поддерживающих подобную этимологию, отрицает «волчью» при роду луперков и Луперкалий: ведь как – говорят эти ученые – мо гут волки одновременно быль «отвратителями волков»?

Не отдавая пока предпочтения ни одной из этимологий, мы хотели бы обратить внимание на выдвинутое рядом специали стов по сравнительно-исторической лингвистике предположение о том, что архаические сложные слова, сохраняющиеся в именах богов и производных от них названиях, являются, по выражению Вяч. Вс. Иванова, «сокращенными трансформами» более развер нутых мифологических сюжетов, существовавших в глубокой древности, но затем утерянных 10. Судя по всему, не было исклю чением в этом отношении и имя луперков.

Прежде всего за ним действительно можно усмотреть опреде ленный мифологический сюжет, связанный с древнейшей истори ей Рима. Конечно же, это история о Ромуле и Реме, воспитанных волчицей, в честь которой, согласно упоминаниям античных ав торов, и была названа священная пещера рассматриваемого нами сообщества. Так, Овидий, описывая в своих «Фастах» волчицу, кормящую «Марса сынов», отмечает, что это происходило в месте, которое впоследствии было названо Луперкалом – от слова «lupa», т. е. «волчица» (II.415–422). Ту же самую этимологию приводит Сервий: «Луперкал назван так потому, что там волчица вскорми ла Рема и Ромула» (Aen. VIII.343). О «зеленой Марса пещере», в которой божественные младенцы сосали волчье молоко, пишет и сам Вергилий (Aen. VIII.630–634). Плутарх упоминает о том, что «луперки начинают бежать от того места, где, по преданию, был брошен Ромул» (Rom. 21) 11. Наконец, вспомним и приведенную выше этимологию Варрона.

Но как же быть с «отвратителями волков»? Ведь эта этимо логия признается большинством ученых и считается наиболее приемлемой как с лингвистической, так и с исторической точки зрения 12. Какой мифологический сюжет может скрываться за по добным наименованием? И насколько сильно он противоречит предполагаемому «волчьему» характеру сообщества луперков?

Как отмечал уже упомянутый Вяч. Вс. Иванов, реконструиро вать сюжеты, скрывающиеся за тем или иным архаическим слож ным словом (каковым, судя по всему, является и слово «luperci»), можно на основании анализа «более обширных мифологических и эпических текстов, в которых употребляется соответствующее имя» 13. И позволим себе привести более пространную цитату, проливающую больше света на подобную методику: «Если в род ственной языковой и мифологической традиции сохраняется имя, по внутренней форме совпадающее с исследуемым именем, то и для этой второй традиции можно реконструировать соответствую щую ситуацию, хотя она в этой второй традиции отражена лишь в имени – минимальном тексте…» 14. В числе всего прочего данная методика была использована Ивановым для реконструкции мифо логических сюжетов, связанных с образом волка, у весьма широ кого круга индоевропейских народов – от хеттов до ирландцев 15.

Не остались в стороне и римляне – в их мифологической традиции исследователь тоже усмотрел «волчьи» мотивы, которые, по его мнению, проявились именно в названии луперков и в легенде о Ромуле и Реме.

Поддерживая происхождение наименования «luperci» от слов «lupus» и «arcere», Иванов находит ему прямую семантическую параллель в имени иллирийского бога войны Кандаона ( ), аналогичного Аресу (Lycophr.

328, 938), а также в имени лидийского (меонийского) бога Кандавла (-), которого греческий поэт Гиппонакт отождествил с Гермесом в ипостаси «душителя Пса» 16. Все эти имена (включая название луперков) исследователь считает отголосками древнего индоевропейского мифа о герое-убийце хтонического чудовища – Пса или Волка 17, который в наиболее развернутом виде сохранился в ирландских са гах, в частности в истории о Кухулине, который еще в юности убил напавшего на него страшного пса, а также в рассказе о Кельтхаре, который избавил уладов от терзавшей их чудовищной собаки 18. В качестве еще одной параллели подобного сюжета нам хотелось бы привести один из эпитетов Аполлона – («волкоубий ца») 19, а также приведенную у Павсания историю о том, как этот бог избавил жителей Сикиона от волков (II.9.7).

Что важно, анализируя рассматриваемый сюжет, Вяч. Вс. Ива нов отмечает очень тесное переплетение культа волка и собаки в ранних индоевропейских традициях20. В качестве подтверждения подобной точки зрения можно привести довольно многочислен ные примеры из мифологической традиции самых разных индо европейских народов. В частности, в Ригведе и волк, и собака рав ным образом символизируют силы, угрожающие умершим правед никам на их пути к загробному существованию (X.14.12;

15.1), а в скандинавской литературе волки Гери и Фреки, сопровождающие Одина, нередко сравниваются с псами 21. В хеттских и лувийских ритуальных текстах фигурируют «люди-собаки» и «люди-волки» с аналогичными функциями 22. Наконец, в древнеиндоевропейском мире довольно широко было распространено представление, со гласно которому оба упомянутых животных являлись символами мужских воинских союзов инициационного характера: в Древнем Иране молодые воины именовались словом vahrka или – в более поздний период – gurg («волки») 23, в «Ифигении в Тавриде» Ев рипида (326) применительно к войску используется эпитет «волки Ареса», а члены воинских сообществ у скифов, очевидно, называ лись «отважнейшими псами», о чем упоминают греческие авторы Полиен (VII.2.1) и Элиан (V.H. XIV.46) 24. Воины Одина в сканди навской традиции именуются и «волками», и «псами» 25.

С подобной точки зрения вполне естественным представляет ся принесение в жертву собаки в ходе Луперкалий, которое ряд исследователей считает довольно поздним нововведением или за имствованием из Греции 26. Как отмечает Иванов, подобные ритуа лы – принесение собак в жертву воинским божествам – встречались у довольно широкого круга индоевропейских народов – от хеттов до скандинавов 27. При этом заметим, что образ Фавна (у греков – Пан), с которым многие древние авторы связывали ритуалы лу перков (Ovid. Fast. II.267–282;

V.101;

Dion. Hal. A.R. I.32.3;

I.80.1;

Liv. I.5.2;

Plut. Rom. 21;

Serv. Aen. VIII.663), также демонстрирует определенную связь с воинской сферой 28. Что любопытно – имя данного божества (Faunus) также возводится к индоевропейскому корню, обозначавшему волка 29. Наконец, следует упомянуть и о связи Луперкалий с образом Марса, священным животным которо го также был волк (Verg. Aen. IX.566;

Liv. X.27.9;

Hor. Carm. I.17.9;

Plut. Rom. 4;

Aur. Vict. Or. Gen. Rom. ХХ.4;

Justin. XLIII.2.;

Aug.

C.D. XVIII.21).

Но какую функцию выполняли ритуалы луперков, за которы ми, по всей видимости, стоял столь существенный пласт мифо логических представлений? По нашему мнению, в изначальный период едва ли это было примитивное «отвращение волков» от общинных стад. В качестве доказательства еще раз обратимся к сюжетам, которые Вяч. Вс. Иванов включил в единый комплекс представлений, связанных с победой некоего героя над чудовищ ным волком или псом. Особенно для нас интересен наиболее под робный вариант подобного сюжета, сохранившийся в ирландских сагах о Кухулине. Согласно одной из этих саг Кухулин, еще будучи мальчиком, убил напавшего на него пса, принадлежавшего кузне цу Кулану, после чего – что важно для нас – должен был в течение определенного времени заменять этого пса (отсюда и имя героя, означающее «пес Кулана») 30. Судя по всему, за подобным сюжетом скрывалось не что иное, как ритуал воинской инициации 31, кото рый у очень многих древних народов включал в себя обряд «на ложения шкуры» хищника 32 или определенный период «волчьей»

жизни – в отрыве от общины 33. М. Элиаде описывает суть мифа, лежавшего в основе подобных церемоний, следующим образом:

«Главный Зверь убивал людей, а затем оживлял их уже прошедши ми инициацию, т. е. преобразованными в хищников;

в конце кон цов Зверя поймали и убили, и это событие превратилось в обряд инициации: надевая звериную шкуру, испытуемый возрождался не как человеческое существо, а как изначальный Зверь, основатель мистерии» 34.

Учитывая все вышесказанное, вполне можно предположить, что сходный мифологический мотив лежал в основе луперкских ритуалов, то есть «отвратители волков», подобно своим кельтским или малоазиатским аналогам, на время сами «превращались» в волков. Особое внимание в этом плане хотелось бы обратить на тот факт, что, согласно упоминаниям ряда древних авторов, после принесения жертвы луперки опоясывались шкурами (Dion. Hal.

A.R. I.80.1;

Plut. Rom. 21;

Quaest. Rom. 68;

Aur. Vict. Or. Gen. Rom.

XXII.1;

Val. Max. II.2.9;

Just. XLIII.1.7). На этом основании некото рые исследователи высказывали предположение о том, что таким образом луперки якобы превращались в козлов 35, поскольку в пер вую очередь они приносили в жертву козла. Однако опоясывание именно козлиной шкурой упоминается лишь у Юстина (XLIII.1.7), а во всех остальных случаях происхождение луперкских шкур не уточняется – говорится лишь о том, что они сняты с «жертвенных животных». А ведь во время своего празднества луперки, вероят но, приносили в жертву не только козла, но и собаку. В силу этого мы практически с равным успехом можем предположить, что на участниках ритуального бега могли красоваться и шкуры собак – животных, которые, как мы уже постарались показать, в мифоло гической традиции и ритуальной практике многих индоевропей ских народов нередко выступали аналогом волка. Что интересно – в «Энеиде» Вергилия (I.275) Ромул – образ которого, как известно, был тесно связан с празднеством Луперкалий – описывается как носящий «шкуру седой волчицы-кормилицы».

Впрочем, даже если шкуры действительно были козлиными, это вовсе не является существенным возражением против предпо ложения об инициационном обряде «наложения шкур» в структу ре Луперкалий. Так, уже упомянутые выше «волчьи» и «собачьи»

люди, фигурировавшие в хеттских ритуалах, посвященных богам войны, были облачены не в волчьи, а в овечьи шкуры 36. Не исклю чено, что в данном случае мы имеем дело с довольно широко рас пространенной в первобытных ритуалах группировкой противопо ложных животных, на которую обратил внимание еще Ж. Байе 37.

Возможно, отголосок представлений подобного рода мы встречаем в комментарии Сервия к приведенной выше строке из «Энеиды»

(I.275), в котором проводится параллель между Ромулом и Юпите ром (т. е. греческим Зевсом), который согласно легендарно-мифо логической традиции так же, как и основатель Рима, был вскорм лен животным (воспитан в «дикости») и впоследствии носил его шкуру. Любопытнее всего то, что кормилицей Зевса была коза.

Таким образом, прибегнув к широким индоевропейским па раллелям, мы приходим к выводу о том, что интерпретации лупер ков как «волков» и «отвратителей волков» в общем и целом не про тиворечат друг другу. В пользу этого говорит и общее отношение к волку в индоевропейском и – более узко – в греко-римском мире.

Судя по данным письменных источников, в глазах древних латинян образ упомянутого зверя характеризовался некоторой двойствен ностью. С одной стороны, волк был наделен определенными чер тами защитника: его голову вешали над дверью для защиты дома от зловредных влияний (Plin. N. H. XXVIII.157). Кроме того, неве ста, прежде чем вступить в новый дом, смазывала дверной проем волчьим жиром (Ibid. XXVIII.37). Встретить переходящего дорогу волка считалось очень благоприятным знаком (Ibid. VIII.24). Со гласно Ливию (X.2.8-9), «Марсов волк», пробежавший через строй римского войска, перед важной битвой с галлами в 295 г. до н. э.

возвестил победу воинам Вечного города.

Но в то же время волк – что вполне естественно – считался животным опасным, причем не только как хищник, угрожающий общинным стадам, но и как существо, наделенное сверхъесте ственными свойствами: в частности, способностью к сглазу (Plin.

N.H. VIII.34). С подобной точки зрения данное животное неред ко рассматривалось и как воплощение духов мертвых, постоян но вступающих со смертными в определенные сношения благо приятного или вредоносного свойства. Появление волков в горо де рассматривалось как неблагоприятное знамение, при котором следовало провести умилостивительные обряды, свидетельства чему мы в больших количествах находим в «Истории» Тита Ли вия, который, четко следуя жреческим книгам, скрупулезно описал множество подобных случаев (III.29.9;

XXI.46.2–3;

XXI.62.5–6;

XXVII.37.3–4;

XXXII.29.1–2;

XXXIII.26.9;

XLI.9.6–7).

Аналогичные представления мы находим и у древних греков – достаточно вспомнить образ уже упомянутого нами Аполлона.

По одним легендам, он насылал волков (Paus. II.19.4), по другим (о чем мы уже говорили) – отвращал (Paus. II.9.7).

Что важно для нас – совершенно аналогичной двойствен ностью в сознании первобытного человека обычно наделялись и члены юношеских воинских союзов: они не только защищали границы общины и нападали на враждебных соседей, но нередко грабили и собственное селение. По нашему мнению, проведение параллелей с мифологией и культовой практикой широкого круга индоевропейских народов позволяет предположить, что подобное сообщество изначально могли представлять собой и древнерим ские луперки.

Alfldi A. Die Struktur des voretruskischen Rmerstaates. Heidelberg, 1974.

S. 87–88.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.