авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

наше время онных процессов поселений, неудачные попытки го сударства привлечь новых пересе ленцев Положение стало меняться с введением в строй забайкальского уча стка Транссиба (конечная станция – Сретенск) в последние годы XIX в. По этой магистрали стали прибывать значительные массы крестьян, наслы шанные о плодородных равнинах у великих рек Зеи и Буреи. Правительст во из-за наплыва переселенцев было вынуждено в конце концов умень шить квоту выделяемой новоприбывшим земли в 10 раз, что разделило все население юга области на две категории – прибывших до 1900 г. многозе мельных старожилов и более поздних новоселов, имевших гораздо мень шие наделы и часто вынужденные арендовать землю у старожилов. Обыч но эти две категории крестьян жили в разных селениях, не перемешиваясь.

В 1905 г. обострение политической ситуации в России, а также за ее пределами у дальневосточных рубежей резко уменьшило количество пере селенцев и вновь появляющихся поселений. Следующее оживление пере селенческого движения произошло благодаря реформам, сельскохозяйст венная часть которых получила название «столыпинских». С 1906-1907 гг.

на юг Амурской обл. поехали новые тысячи переселенцев, при этом их движение сопровождалось строительством Амурской железной дороги, за конченной в 1911-1916 гг. и отодвинувшей границу заселенных районов от Амура более чем на 100 км. Пройдя в стороне от Благовещенска, она резко ослабила его центральное положение в регионе.

В 1915 г. начинается «смутное время», сказавшееся и на заселении области. С одной стороны, воинский призыв, налоги военного времени за медлили развитие расселения, а с другой, начиная с конца войны (точнее, видимо, – с февраля 1917 г.) в область потянулись большие массы демоби лизованных, дезертиров (часто не являвшихся уроженцами Дальнего Вос тока), а также других людей, не желавших быть в гуще событий надвигав шегося революционного времени.

В 1918-1926 гг. основными процессами, происходившими на юге об ласти, являлись основание большого количества новых небольших (и за частую вскоре исчезавших) поселений, а также значительное увеличение населения уже существующих населенных пунктов – в том числе тех, ко торые до этого времени являлись сословными (казаки) или сектантскими (баптисты, молокане, староверы) и не допускали до этого приселений «чу жаков». Не найдя других объяснений такому росту населения, мы предпо ложили, что этими людьми были в основном бедные крестьяне, бежавшие вместе с семьями из европейской части страны в более спокойные восточ ные районы.

С 1927-1928 гг. начинается «сталинский» период жизни страны, имевший особые приметы и в развитии расселения Благовещенского под района. Это выразилось прежде всего в потере аграрными поселениями очень значительной части своих жителей, что было связано, видимо, в ос новном с двумя процессами – стягиванием рабочей силы в города (как по казывает статистика, во все неаграрные поселения региона, кроме Благо вещенска), и «исправлением» социальной структуры населения (ликвида ция как слоев населения зажиточных крестьян, казаков, открыто верующих – особенно сектантов, – и пр.). В это же время закладывается современная сетка административного деления, быстро растет население неаграрных поселений юга области. Заканчивается этот период в 1953 г.

Наконец, последний период современного этапа развития расселения Благовещенского подрайона характерен в основном стагнацией основных процессов, опережающим ростом населения городов, неудачными попыт ками государства регулировать расселение (кампания по ликвидации «не перспективных» сел, привлечение переселенцев из Средней Азии и Закав казья и т.п.). Чтобы хотя бы частично возместить убыль аграрного населе ния, происшедшую в «сталинский» период, в 60-е годы на пустующих землях основано несколько десятков новых поселений в пределах староос военных районов.

К началу 1990-х годов в своем нынешнем виде сложилась картина расселения и освоенности на юге Амурской обл., отличительными чертами которой являются следующие:

– общая промышленно-аграрная специализация экономики с крупным сельскохозяйственным сектором (58% пашни Дальневосточ ного экономического района – по: Амурская область: Опыт энциклопе дического словаря, 1989) и развитыми транспортными функциями (транзит по Транссибу);

– наличие единственного большого города – Благовещенска, уча ствующего в областном, региональном и общегосударственном разде лении труда;

– четкая обособленность от менее заселенной и подвергшейся дру гим типам освоения северной части области;

– недостаточная пропускная способность многих транспортных трасс и сооружений (Транссиб, автодорожный мост через Зею в черте Бла говещенска);

– слабое развитие собственной строительной базы, а также социаль ной инфраструктуры (Понкратова, 1989).

Одной из самых ярких особенностей хода освоения Благовещенского подрайона явилась его неравномерность – за периодом бурного развития следовал застой, неоднократно и весьма существенно варьировалась на правленность процессов.

Изменение картины расселения сопровождалось динамикой админи стративного устройства юга области. До 1917 г. включительно основными единицами деления были крестьянские волости, объединявшиеся в один уезд (его границы были шире границ исследуемого района), и казачьи ста ничные округа, составлявшие округу Амурского казачьего войска (также выходившую за пределы юга области). Областным центром был Благове щенск. Территория Благовещенского подрайона к 1918 г. входила в состав 35 низовых административных единиц (из которых 4 частично выходили за ее пределы), не считая городов – Благовещенска и Алексеевска (нынеш него Свободного).

В 1918 г. область стала губернией, а в течение последующих 5 лет количество уездов в ее составе (в пределах южной части) увеличилось с одного до трех (с центрами в Благовещенске, Свободном и Завитой). Ста ничные округа стали волостями. Появилось 9 новых волостных центров и перестали быть административными центрами 7 поселений. В 1923 г., как видно из табл. 3, произошло укрупнение единиц низового административ ного деления.

В 1926 г. произошел переход на новую систему административно территориального деления. Губернии и уезды, а также волости упраздня лись, на смену им пришли округа и районы. Юг области вошел в Амурский округ с центром в Благовещенске, из прежних 18 волостных центров были сделаны райцентрами 10 поселений. К упразднению округов в 1930 г. рай онов осталось 9.

В 1930-1932 гг. районы Благовещенского подрайона входили непо средственно в Дальневосточный край, а в 1932 г. было восстановлено об ластное деление, после чего вплоть до 1948 г. Амурская область находи лась в составе Дальневосточного (с 1938 г. – Хабаровского) края. В 1948 г.

после выделения в самостоятельную единицу в пределах юга области на считывалось 15 административных районов, это число осталось прежним и сейчас. Наряду с этим имеется 5 городов и 1 поселок городского типа об ластного подчинения (Благовещенск, Белогорск, Свободный, Райчихинск, Шимановск;

Углегорск), а в пределах Завитинского района – город район ного подчинения Завитинск.

За 100 лет в пределах Благовещенского подрайона административ ными центрами являлись 55 населенных пунктов, и еще 4, находясь за пределами региона, являлись центрами образований, частично входивши ми в исследуемый регион. Из нынешних 16 административных центров юга области 8 являлись таковыми и до 1917 г., а 5, напротив, стали ими лишь после 1945 г. Три бывших административных центра перестали су ществовать как поселения (станица Екатерининская, село Ольгинская и се ление староверов Тарбогатай), остальные можно найти на карте и сейчас.

В 1926-1930 и 1934-1948 гг. юг и север Амурской обл. входили в раз ные административные образования – округа и области.

Таблица Низовые административные единицы Благовещенского подрайона в 1897 1923 гг.

1897 1903 1913 1916 1917 Нач. Кон.

1923 Волости 5 8 21 20 29 37 Станичные округа 5 6 6 6 6 - Всего 10 14 27 26 35 37 Таким образом, круг факторов, оказывающих существенное влияние на сеть расселения, очень широк. Это делает сеть расселения объектом, весьма сложным для анализа, и требует тщательного подхода к изучению ее особенностей, как при рассмотрении особенностей структуры, так и в ходе исследования динамики, тех или иных черт формирования. И, повто римся, особую сложность представляют собой вопросы прогнозирования развития сети расселения и управления ею.

2.2. Географическая характеристика разномасштабной территории исследования: Урало-Поволжье, Башкортостан, Миякинский район В Российской Федерации в соответствии с сеткой экономических районов Госплана (1963 г.) выделяются две зоны: Западная и Восточ ная. Их общая граница близка к европейско-азиатскому рубежу, четко выражена, совпадая с границами 7 регионов страны: Ненецкий, Хан ты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Республика Коми, Свердловская, Тюменская и Курганская области. Перечислен ные регионы входят в состав Северного, Уральского и Западно Сибирского экономических районов, а также Северо-Западного и Уральского федеральных округов. На практике и в некоторых теоре тических работах, кроме указанных территорий, используется выделе ние макрорегиона Урало-Поволжье (Волго-Урал), не имеющего обще принятых рубежей, но, как правило, включающего Средний и Южный Урал, Среднее Поволжье.

В географии Урало-Поволжье нечасто становится районом ис следования, являясь довольно популярным макрорегионом в других научных направлениях: археологии, истории, этнографии, лингвисти ке, фольклористике, геологии, технике. Среди прикладных направле ний общественной деятельности, использующих Урало-Поволжье в качестве обособленной территории, укажем оборону, гражданскую оборону (Приволжско-Уральский округ), образование (проведение российских и международных олимпиад по школьным дисциплинам) и спорт (Урало-Поволжская зона проведения соревнований). В энцикло педиях (все издания БСЭ, «Краткая географическая энциклопедия» в 5 томах, «Географический энциклопедический словарь», «География России» и др.) нет дефиниции «Урало-Поволжье» или «Волго-Урал», мы нашли лишь в «Башкирской энциклопедии» статью «Волго Уральская историко-этнографическая область».

Можно констатировать, таким образом, большой интерес к дан ной территории со стороны многих специалистов при относительно слабом внимании географов (Город и деревня.., 2001;

Зырянов, 1995;

Лаппо, 1968;

Проблемные регионы…, 2002;

Территориальная струк тура…, 1995). В то же время этот макрорегион представляется весьма перспективным для изучения с точки зрения общественной геогра фии. Он имеет ряд особенностей географического положения, при родно-ресурсного потенциала, населения, хозяйства, выделяющих его на карте. Есть у этой территории и историко-географическая общ ность, неоднократно отмечавшаяся в литературе. Известны высказы вания некоторых видных географов об особой роли Урало-Поволжья в организации территории России (Проблемные регионы…, 2002;

Семёнов, 1915).

Можно говорить об Урало-Поволжье в широком и узком смыс ле. Расширенная его территория включает три экономических района России (Уральский, Поволжский и Волго-Вятский), а также области западной части Казахстана: Западно-Казахстанскую, Атыраускую, Актюбинскую, Костанайскую. Кроме того, в некоторых аспектах к макрорегиону относится также Тюменская область. В узком смысле территория Урало-Поволжья охватывает Уральский экономический район и северную часть Поволжского (самый южный регион – Сара товская область или даже без нее) (рис. 5). Севернее Урало-Поволжья располагается территория, названная нами Урало-Печорской зоной и отделенная границей, неочевидной при взгляде на обзорную карту, но достаточно ощутимой. Мы можем говорить о Приуральско Уральской зоне, которая разделяется на северную – Уральско Печорскую, и южную – Уральско-Поволжскую подзоны, представ ляющие собой слабо связанные друг с другом территории. Разде ляющую роль в данном случае сыграл климатический фактор – се верная граница Урало-Поволжья близка к северному пределу распро странения больших земледельческих площадей, а также к южным границам подзолистых почв и средней тайги, к изолинии плотности населения 1 чел. на кв.км, к северной границе зоны климатического прекомфорта для человека (Россия, 2004).

Урало-Поволжье – относительно молодой макрорегион. Его тер ритория вошла в состав России в основном во 2-й половине XVI в., а начало формирования связей между входящими в него землями отно сится к периоду становления Уральского промышленного района. В конце XIX в. Д.И. Менделеев отмечал, что две поволжские губернии – Казанская и Самарская – могут быть объединены в рамках экономико географического районирования с уральскими (Вятская, Уфимская, Оренбургская, Пермская губернии) в Восточный край (рис. 5), по скольку Урал тесно связан с речной системой Волги и Камы (Менде леев, 1907;

Неизвестные и малоизвестные…, 2006). Водный путь ис пользовался для вывоза продукции заводов в Центральную Россию и на экспорт в Европу.

150 км Границы территорий:

Восточного края (по Д.И. Менделееву) Северо-Восточного района (по Лященко) современного ядра Урало-Поволжья современного Урало-Поволжья (в широком смысле) Рис. 5. Урало-Поволжье в конце XIX – начале XX вв.

В 1912 г. Лященко (возможно, под влиянием районирования Д.И. Менделеева) объединил Казанскую, Симбирскую, Уфимскую (кроме Златоустовского уезда), Вятскую губернии и прикамские уезды Пермской губернии в Северо-Восточный район (рис. 5) (Неизвестные и малоизвест ные…, 2006). К.И. Зубков отмечает, что в конце XIX – начале ХХ вв. мож но было говорить о закладывании предпосылок формирования Урало Поволжского укрупненного экономического района (Проблемные регио ны…, 2002).

Годы военно-революционных потрясений вызвали нарушения в про текавших интеграционных процессах на рассматриваемой территории, а с начала 1920-х годов государственная политика освоения восточных рай онов сместила главный фактор развития экономических связей Урала в на правлении Сибири. Это проявилось в государственной статистике и науч ной литературе: Урал чаще относили к восточным районам (Город и де ревня…, 2001;

Давидович, 1959;

Хрущёв, 1968).

Картина стала меняться с середины 1930-х гг., когда освоение Волго Уральской нефтегазоносной провинции привело к появлению предприятий не только добывающей, но и обрабатывающей промышленности, и между поволжскими и уральскими регионами вновь стали усиливаться производ ственные и социальные связи. Еще большим стимулом этих процессов ста ла массовая эвакуация в военные годы десятков предприятий из прифрон товых городов. Заводы и фабрики, размещаемые в Урало-Поволжье, спо собствовали формированию здесь мощной промышленной базы, уровень развития которой стал приближаться к Центральной России. Индустриали зация продолжилась и после войны, что дало возможность уже к середине 1960-х гг. говорить о формировании Волго-Урала как крупного района, на ходящегося на одном иерархическом уровне с Восточной и Юго Восточной экономическими зонами СССР – фактически впервые появля ются упоминания об этом макрорегионе в специальной географической литературе (Лаппо, 1968).

Последняя треть ХХ в. и начало XXI в. не внесли принципиальных изменений в развитие Урало-Поволжского макрорегиона, выходящего (или уже вышедшего) на уровень экономической зоны как по масштабам произ водства, так и по его разнообразию. В то же время происходили важные процессы, нарушившие многие внешние связи – как с российскими регио нами, так и с Казахстаном. В середине 1980-х гг. для Уральского экономи ческого района важнейшими районами по ввозу грузов были Казахстан, Западная Сибирь и Поволжье, а по вывозу – Западная Сибирь, Казахстан и Поволжье (Шарыгин, 1988).

Таким образом, Урало-Поволжье – объективно существующий мак рорегион (укрупненный район), который складывался с XVIII в., и процес сы интеграции в его пределах ослабевали лишь в 1-й половине ХХ в. По мимо отмеченного транспортного единства территории Урало-Поволжья, обусловленного судоходством по рекам Кама и Волга, а с конца XIX в. – и железными дорогами, существуют и другие объединяющие черты.

Уже упоминавшаяся Волго-Уральская нефтегазоносная провинция располагается на юго-восточной окраине Восточно-Европейской платфор мы, которая представляет собой мощный предуральский прогиб, особенно заметный в рельефе фундамента, но прослеживающийся и на поверхности.

В общем плане этот макрорегион можно представить как чередование ме ридиональных геоморфологических структур (рис. 6):

1 3 4 130 км Рис. 6. Геоморфологические структуры Урало-Поволжья 1) невысокий гребень Приволжской возвышенности;

2) ложбина, маркированная реками Вятка – нижнее течение Камы – среднее течение Волги;

3) невысокий гребень, состоящий из Верхнекамской, Бугульминско Белебеевской возвышенностей и восточной части Общего Сырта;

4) ложбина вдоль среднего течения Камы, среднего и нижнего тече ния Белой, нижнего течения Сакмары;

5) система Уральских хребтов (преимущественно Средний и Южный Урал);

6) зауральская окраина Западно-Сибирской равнины (переходящая на юге в Тургайскую ложбину).

Вторая и четвертая структуры (ложбины), соответствующие боль шим толщам осадочных пород, и являются местом залегания скоплений нефти и газа.

В климатическом отношении восточная граница Урало-Поволжья может трактоваться как западный рубеж области континентального клима та умеренного пояса. Прочие природные компоненты территории – внут ренние воды, почвы, растительность, животный мир – нами специально не рассматривались ввиду зависимости их размещения от особенностей лито сферы и атмосферы.

500 км Рис 7. Национальный состав домохозяйств (по регионам РФ, данные переписи 2002 г.) Социально-экономическая география района исследования позволяет сделать заключение о следующих его особенностях:

1) многонациональность и многоконфессиональность. Исторически Урало-Поволжье – перекресток путей для миграции народов и идей, место их взаимодействия. Перепись населения 2002 г. зафиксировала в России два ареала с повышенной долей домохозяйств, сочетающих в своем соста ве два и более этносов (рис. 7): обширный, но слабозаселенный Север (от Карелии до Чукотки), и компактное относительно густонаселенное Урало Поволжье. Отметим, что еще более многонациональный и многолюдный Северный Кавказ заметно отстает от Урало-Поволжья по доле смешанных (в этническом отношении) домохозяйств. Помимо отмеченных ареалов, высокой долей многонациональных домохозяйств в России отличаются две столицы и Калининградская область.

Отметим, что в литературе отмечается относительное благополу чие межнациональных и межконфессиональных отношений в Урало Поволжье (Город и деревня…, 2001), что хорошо согласуется со стати стическими данными об интенсивном взаимодействии этносов в рамках домохозяйств (семей).

2) Высокая степень концентрации населения, проявляющаяся в по вышенном показателе средней людности населенных пунктов (около 300 чел. (Город и деревня…, 2001)), а также в самой развитой по сравне нию с другими макрорегионами России сетью городов при отсутствии яв ного города-лидера. В Урало-Поволжье расположены 8 крупнейших горо дов России из первых 16, 14 из первых 33 (более 500 тыс.жит. каждый), 25% больших городов страны (более 100 тыс.жит.) (www.tur.samara.ru).

3) Рисунок расселения района исследования отличается проявлением как концентрационных, так и деконцентрационных процессов. Наряду с наличием большого числа крупных городов характерно существование своеобразного «Уфимского колеса» (в противовес «Московской звезде»), выраженной кольцом крупных центров вокруг ареала с относительно низ кой плотностью освоения и заселения, в центре которого располагается Уфа (рис. 8).

200 км Рис. 8. Рисунок сети расселения в Европейской части России: «Мос ковская звезда» (1) и «Уфимское колесо» (2) «Обод» кольцевой структуры, сформировавшейся вокруг Уфы с крупными городами, располагающимися на среднем расстоянии 350 км от «колесной оси» (Уфа – Стерлитамак), состоит из центров расселения с большой людностью (11 городов с более чем 500 тыс.жит.), являю щихся в большинстве своем также и крупнейшими транспортными уз лами. На карте железных дорог СССР в БСЭ (СССР, 1977) к узлам пер вого порядка отнесены Киров, Свердловск, Нижний Тагил, Пермь, Че лябинск, Орск, Куйбышев, Сызрань, Ульяновск, Казань, Саратов, Омск, в то время как Уфа – к второстепенным. Основным ходом Транссиба является дорога, следующая через Киров, Пермь, Екатеринбург далее на восток, в то время как линия через Ульяновск, Уфу, Челябинск усту пает северному пути. Возможно, на транспортное положение Уфы, а также на освоенность ареала непосредственно вокруг столицы Башкор тостана негативно повлияли историко-культурные особенности регио на. Известно, что Башкирия была неспокойным краем, где не только в XVII – XVIII вв., но и позже, в том числе в начале ХХ в. вспыхивали волнения, зарождались национальные движения. Не случайно здесь появилась первая в Советской России национальная автономия, и при выборе вариантов размещения административных центров, предпри ятий, дорог вольно или невольно учитывался относительно нестабиль ный характер Башкирии, она оказывалась в кольце более развитых тер риторий. Несколько уменьшился контраст промышленной и транспорт ной освоенности в течение индустриализации с середины 1930-х гг., но на карте и сейчас хорошо заметны последствия вековых тенденций размещения расселения и хозяйства в макрорегионе.

Необходимо обратить внимание и на наличие природных предпо сылок формирования «Башкирской лакуны» – она частично расположе на на территориях с условиями, относительно неблагоприятными для освоения. Речь идет прежде всего о горном Урале и Бугульминско Белебеевской возвышенности, имеющих сложный рельеф и преимуще ственно низкоплодородные почвы.

Проявлением центробежных сил на карте населения Башкорто стана является также размещение многих городов на периферии рес публики. Так, Нефтекамск с Янаулом и Агиделью, образуя северо западную группу городов Башкирии, располагаются поблизости от гра ниц с Татарстаном, Удмуртией и Пермским краем и имеют тесные свя зи с этими регионами;

две восточные группы городов – Белорецк с Межгорьем и Учалами, Сибай с Баймаком находятся у границы с Челя бинской областью, зачастую имея больше отношений с Челябинском и Магнитогорском, чем с Уфой;

западные Октябрьский и Туймазы фак тически граничат с Татарстаном, осуществляя межрегиональные связи с Альметьевском, Нижнекамском, Набережными Челнами;

южные Ме леуз и особенно Кумертау гораздо ближе к Оренбургу, чем к Уфе, что проявляется в экономических связях, поездках населения. Многие сельские районы Башкортостана также сильно зависят от центров, рас положенных в соседних регионах: весь северо-восток (не имеющий собственных городов) социально и экономически тяготеет не только к Уфе, но и к Екатеринбургу, Челябинску, Златоусту (через Челябинскую область ведет и магистральная автодорога из Уфы на северо-восток республики);

юго-восток – к Магнитогорску7 и Орску;

север – к Перм скому краю (к городам Чернушка, Добрянка и др.).

80 км Условные обозначения:

линии каркаса расселения перспективные линии каркаса расселения линии симметрии речной сети широтная ось симметрии Рис. 9. Широтная симметрия в сети расселения Урало-Поволжья Кроме того, налицо симметричность рисунка расселения. Симмет ричной является часть каркаса территории, включающая 4 города Аэропорт Магнитогорска находится в Абзелиловском районе РБ;

подсобные хозяйст ва, базы отдыха Магнитогорского металлургического комбината располагаются не только в Челябинской области, но и в Башкирии (оз.Банное, или Якты-Куль, в Абзели ловском районе, Абзаково в Белорецком районе и др.).

миллионера, 6 городов с населением от 300 тыс. до 1000 тыс.чел. и ещё не менее 6 городов с более чем 100 тыс. жителей (рис. 9). «Парность» распо ложения уральских городов подмечена давно, это прежде всего касалось связок Пермь – Екатеринбург и Уфа – Челябинск (симметрия относительно субмеридиональной оси). Мы предлагаем обратить внимание на субши ротную ось симметрии (см. также п.4.3 книги), которая примерно совпада ет с северной границей Башкортостана, продолжаясь затем ещё на сотни километров восточнее. Пары городов наблюдаются следующие (нумерация совпадает с рис. 9): Уфа (1) – Пермь (1а), Стерлитамак (2) – Березники (2а), Салават (3) – Соликамск (3а), Челябинск (4) – Екатеринбург (4а), Магнито горск (5) – Нижний Тагил (5а), Орск (6) – Серов (6а), Курган (7) – Тюмень (7а), Набережные Челны (8) – Ижевск (8а). Такая ситуация начала склады ваться в XVIII в. (к концу этого столетия появились три пары городов из указанных восьми). Один из факторов проявления признаков регулярности в расположении центров расселения – известное стремление этих центров равномерно заполнить территорию. Но, как нам представляется, характер симметричности был определен рисунком речной сети. Значительные уча стки рек образуют пары, как и города, относительно той же оси: Белая – Кама, Уфа – Чусовая, Миасс – Пышма, Урал – Тагил.

150 км Рис. 10. Динамика границы Европы и Азии в Урало-Поволжье (пояс нения см. в тексте) 4) Расположение на границе Европы и Азии как культурно географическом рубеже. Границы частей света почти всегда хорошо вы ражены, редко проходят по суше. Европа и Азия, напротив, имеют отно сительно нечеткую, преимущественно сухопутную границу, значитель ная часть которой приходится на Урало-Поволжье. В древности и сред невековье Европу ограничивали Доном (вариант 1 на рис. 10), Волгой (2), а с XVIII в. самый распространенный вариант – линия Уральского водораздела (3) (www.europa-asia.ural.org). Это, во-первых, демонстри рует динамичность и нечеткость рубежа двух частей света, что подтвер ждается многовариантностью проведения границы на современных кар тах. Например, в тт. 1 и 9 3-го издания БСЭ граница Европы и Азии про водится по-разному на картах тектоники, геологии, почв, растительно сти, народов;

особенно велики расхождения близ Югорского полуостро ва и устья Оби (±500 км), у Свердловска (±300 км), к северо-востоку от Каспийского моря (более 500 км), в районе Кавказа (от Кумо Манычской ложбины до Большого Кавказа).

Во-вторых, указанные факты говорят о переходности всего Урало Поволжского макрорегиона в плане отношения к Европе или Азии.

Рассмотрев особенности Урало-Поволжья в целом, перейдем к ха рактеристике его частей. В ходе исследования мы обратили внимание на часть территории Урало-Поволжья, расположенную в своеобразном кольце рек: среднее течение Волги, нижнее течение Камы, нижнее и среднее течение Белой, среднее течение Урала оконтуривают ареал, близкий к кругу с диаметром более 500 км.

С точки зрения географии природы это, во-первых, северная часть Низкого и Высокого Заволжья (почти полностью расположенного в бас сейне самой Волги), во-вторых, место перехода субширотно прости рающихся природных зон – от лесной на крайнем севере, близ впадения Белой в Каму и Камы в Волгу (широколиственные и смешанные леса) через широкую лесостепь к степным территориям на юге.

Рассмотрим природный (естественный) каркас района исследова ния. В холмисто-равнинном рельефе (рис. 11) внутри Волго-Уральского «кольца» выделяются прежде всего Бугульминско-Белебеевская возвы шенность (до 420 м) и Общий Сырт (до 479 м), под острым углом встре чающиеся у верховьев р. Дёма. Помимо этих двух выраженных линей ных форм имеются компактные узлы – возвышенности в Жигулёвской излучине и в верховьях р. Самара. За пределами перечисленных терри торий, занимающих около 12% площади района, высоты более 300 м над уровнем моря почти не встречаются. Общее понижение местности на юг и запад согласуется с наблюдаемым снижением максимальных и сред них высот возвышенностей в том же направлении.

По сравнению с рельефом несколько иной характер имеет разме щение водоразделов (рис. 12). Учитывая длину рек (длиннее 150 км), бе рущих начало в той или иной части изучаемой территории, и также их порядок в речной системе и принадлежность к тому или иному бассейну, можно сделать ряд обобщений.

Условные обозначения:

ареалы с абсолютной высотой более 300 м 268 основные высоты Рис. 11. Рельеф территории Волго-Уральского «кольца».

Основные «водораздельные узлы» (рис. 12):

1) на западе Бугульминско-Белебеевской возвышенности (Бугуль минский) – разделяет бассейны рек Ик, Самара, Сок, Большой Черемшан, Шешма, Зай;

2) на востоке Бугульминско-Белебеевской возвышенности (Белебе евский) – бассейны рек Ик, Чермасан, Дёма;

3) Стерлибашевский – бассейны рек Дёма, Уршак, Ашкадар, Сал мыш;

4-7) четыре Уральско-Самарских – бассейны рек Урал и Самара;

8) Кинельский – бассейны рек Самара, Дёма, Салмыш.

Перечисленные узлы, естественно, совпадают с возвышенностями, но наибольшее гидрографическое значение имеют не самые высокие из последних: Бугульминский узел отличается числом граничащих бассейнов и количеством рек длиной больше 150 км (их здесь начинается пять);

1-й Уральско-Самарский узел, где начинаются 4 реки длиной свыше 150 км, сходятся 3 бассейна.

В плане водоразделы, в отличие от размещения возвышенностей, об разуют кольцевидную фигуру, открытую к Жигулёвской излучине. Их ри сунок весьма напоминает букву «Э», перекладиной в которой является Ки нельский водораздел.

Дополнением к рисунку каркаса территории, заданному возвышен ностями и расположением водоразделов, является речная сеть. В целом она выглядит таким образом: изнутри описанной выше Э-образной фигуры во да выносится в основном реками бассейнов Самары и Сока на запад, к Волге, а с наружных и частично с внутренних склонов – от центра к пери ферии: Большой Черемшан, Чапаевка и Большой Иргиз на запад в Волгу;

Шешма, Зай и Ик – на север в Каму;

Чермасан, Дёма, Уршак, Ашкадар на северо-восток и восток в Белую;

Салмыш и несколько небольших рек на юг в бассейн Урала.

Реки являются магистралями для переноса вещества, энергии и ин формации на местности8 и вместе с основными водораздельными узлами, как сказано выше, и определяют природный каркас. Менее четкими объектами в смысле «каркасности» являются атмосфера и биосфера – слишком высокая степень изменчивости маршрутов циклонов, размещения фронтов, перелет ных путей птиц и миграций других животных не дают возможности нанести на карту аэрогенные и биогенные точечные (узловые) и линейные элементы каркаса, оставляя лишь возможность учета в качестве фона.

Реки, строго говоря, являются не только магистралями переноса вещества, энергии и информации вниз по течению, но также основа для коридоров, в пределах которых происходит двустороннее движение – прежде всего благодаря перемещениям живот ных. Кроме того, крупные реки влияют на распределение осадков на близлежащей тер ритории, направления ветров.

Рис. 12. Речная сеть и водоразделы территории Волго-Уральского «кольца».

Несомненно, иная картина наблюдалась бы в случае наличия в рай оне исследования более или менее высоких горных сооружений, заметно влияющих на направления движения воздушных масс.

Таким образом, можно отметить наличие на исследуемой терри тории особенностей как макрорегионального характера (Урало Поволжье в целом), так и более низкого иерархического уровня (назо вем его мезорегиональным).

Охарактеризуем Республику Башкортостан как один из важнейших регионов этого макрорегиона. Особенности территории одного из субъек тов РФ таких размеров, какими отличается Башкортостан, можно считать региональными по своей иерархии.

Природные ресурсы и условия республики отличаются разнообрази ем, наблюдаемым на весьма небольшой территории. Причина такой карти ны – расположение на природных рубежах. Во-первых, это граница круп ных тектонических блоков земной коры – массивов с совершенно различ ным происхождением, каковыми являются Восточно-Европейская докем брийская платформа и Уральский герцинский складчатый пояс (часть ги гантского Урало-Монгольского пояса, протянувшегося дугой от Новой Земли до тихоокеанского побережья). Во-вторых, это климатические ру бежи, поскольку в Башкортостане встречаются север и юг умеренного поя са, запад (умеренно континентальный климат Восточной Европы) и восток (резко континентальный климат Сибири).

Прочие рубежи в основном зависят от вышеназванных – отсюда вы текает сочетание Восточно-Европейской равнины, Уральских гор и Запад но-Сибирской низменности, топливных и рудных полезных ископаемых, таежной и степной растительности с соответствующими почвами и др.

Примерно то же можно сказать и о населении Башкортостана. Оно разнообразно, не в последнюю очередь благодаря пестроте и благоприят ности природных условий, а также расположению на древних перекрест ках Евразии, по которым издавна двигались массы людей, перемешиваясь и создавая сложные сочетания языков, религий, материальной культуры.

За весь досоветский период численность населения в пределах со временных границ Башкортостана достигла 2811 тыс. человек, что про изошло не только за счет естественного прироста, но и вследствие систе матического притока переселенцев из других регионов.

За 1913-26 гг. население Башкортостана сократилось на 9,4%, тогда как население в СССР увеличилось за это время на 5,5%, в РСФСР – на 3,2%. Это было вызвано не только людскими потерями на фронтах первой мировой и гражданской войн, но и массовой гибелью людей из-за голода и эпидемии тифа. В 1920-22 гг. от тифа и голода погиб каждый пятый чело век республики.

Между переписями 1926 и 1939 годов население Башкортостана уве личилось на 24% (по СССР – на 16%) и перевалило трехмиллионный ру беж. Развернувшиеся в республике социально-экономические преобразо вания не могли не повлиять на повышение темпов естественного прироста населения. Сказалось и то, что создание нефтяной, машиностроительной и других новых отраслей индустрии вызвало приток специалистов и рабочих кадров из Баку, Москвы и других центров.

Великая Отечественная война привела к большим потерям людей на фронтах, резкому снижению рождаемости и росту смертности населения.

Даже несмотря на то, что в военные годы Башкортостан принял более 300 тысяч эвакуировавшихся жителей из западных и центральных районов страны, численность его населения уменьшилась более чем на 0,5 миллио на человек. Довоенная численность жителей республики была восстанов лена лишь к 1956 г.

Довольно высокие и устойчивые темпы естественного прироста на селения в конце 50-х годов и осуществление программы создания крупной химической промышленности на территории Башкортостана, замедлившее миграционный отток населения за пределы республики, отразились в ди намике общей численности населения. Между переписями 1959 и 1970 го дов темпы численного роста населения Башкортостана (14,3%) оказались почти такими же, как по СССР (15,7%).

Социально-экономический кризис, охвативший всю страну и при ведший к распаду СССР, вызвал серьезные изменения в демографических процессах как России, так и Башкортостана. Причем, обстановка в них стала меняться в диаметрально противоположных направлениях: с 1993 г.

численность населения в России сократилась, а в Республике Башкорто стан, наоборот, рост населения заметно ускорился. За 1993-98 гг. жителей Российской Федерации стало меньше на 0,9 млн.чел., в РБ – больше на 69,8 тыс. человек.

Рис. 13. График численности населения Республики Башкортостан С 1989 по 2002 г. население Республики Башкортостан увеличилось на 161,2 тыс.чел., или на 4,1%. Именно в период между 1989 и 2002 годами Рес публика Башкортостан стала регионом с четырехмиллионным населением.

По численности населения Республика Башкортостан занимает пер вое место в Приволжском федеральном округе и седьмое место в Россий ской Федерации. На долю Республики Башкортостан приходится 2,8% на селения страны и 13,2 % населения Приволжского федерального округа.

На 1 января 2007г. численность постоянного населения республики соста вила 4051,0 тыс. человек, сократившись по сравнению с началом 2006 г. на 12,4 тыс. человек или на 0,3%. Численность городского населения умень шилась на 7,7 тыс. человек, сельского – на 4,7 тыс. человек. Доля город ского населения составила 59,6%, сельского – 40,4%.

В дореволюционном Башкортостане с его аграрной экономикой рез ко преобладало сельское население. В городах (Уфа, Белебей, Бирск, Стер литамак) проживало 148 тысяч человек (5% всего населения), тогда как в России доля горожан в общей численности населения составляла 18%.

Восстановление и развитие черной и цветной металлургии, зарожде ние нефтяной промышленности в республике привели к расширению сети городских поселений и росту городского населения. Городами стали Бело рецк и Баймак, поселками городского типа Давлеканово, Красноусольский, Благовещенск, Тирлянский, Тубинский, Мелеуз, Раевский и другие. Поя вились новые городские поселения – Ишимбай, Октябрьский, Сибай, Миндяк, Бурибай.

В результате численность городского населения республики увели чилась к 1939 г. по сравнению с 1913 г. в 3,6 раза, а его удельный вес в об щей численности населения достиг 17%.

Наиболее интенсивный рост городского населения в Башкортостане происходил в 1939-70 гг. Указанный период в жизни республики был свя зан с широким освоением месторождений нефти, угля, руд цветных метал лов, созданием новых отраслей обрабатывающей индустрии - нефтепере работки, химии и нефтехимии, машиностроения и т.д. Все это послужило основой для возникновения новых городов (Салават, Кумертау, Нефте камск, Учалы). Двадцать пять населенных пунктов получили статус посел ков городского типа, среди которых немало новых поселений вблизи ос ваиваемых месторождений полезных ископаемых, лесных массивов и ис точников гидроэнергии (Маячный, Серафимовский, Семилетка, Амзя, Павловка и др.). К 1970 г. темпы роста численности городского населения были несколько выше, чем в среднем по СССР и РСФСР.

Однако в последующие годы темпы расширения сети городских по селений и увеличения численности городского населения в Башкортостане стали замедляться. Это было связано с тем, что важнейшие отрасли добы вающих отраслей (нефтяная, газовая, угольная, меднорудная) достигли стадии максимально возможного уровня развития, за которой наметилось сокращение добычи топлива и сырья. В этих условиях главная роль в ин дустриальном развитии республики стала отводиться обрабатывающим отраслям – машиностроению и металлообработке, химии и нефтехимии, микробиологической, стекольной, фарфорофаянсовой, пищевой и легкой промышленности. Для размещения их новостроек использовались пре имущественно существующие центры промышленности.

За последние четверть века в республике появились лишь 2 новых города (Агидель, Межгорье) и 1 поселок городского типа (Алкино-2). Чис ло городских поселений увеличивалось главным образом за счет перевода сравнительно небольших сел (Аксеново, Улу-Теляк, Воскресенское, Юма гузино и др.) в разряд поселков городского типа, преобразования Дюртю лей и Янаула в города.

Рис. 14 Изменение рождаемости и смертности городского и сель ского населения В 80-90-х годах из-за сокращения объемов строительства жилья за метно ослаб миграционный приток населения, и в последние 10 лет стал местами наблюдаться отток горожан в сельскую местность, ускорилось падение уровня естественного прироста городского населения. Кроме того, некоторые поселки городского типа в связи с закрытием имеющихся в них промышленных предприятий были переведены в разряд сельских населен ных пунктов. Все это отражалось на темпах роста численности горожан. В 1972 г. городское население по своей численности сравнялось с сельским.

Если за 1979-89 гг. городское население Башкортостана увеличилось на 334 тыс. человек (15,3%), то за 1989-98 гг. – на 141 тыс. (5,6%). Ныне в го родских поселениях живет 65% всего населения республики. Доля город ских жителей не достигла общероссийского (73%) и общеуральского (75%) уровней. В 2000 г. в Башкортостане насчитывались 21 город и 40 поселков городского типа.

Продолжает расти городское и сокращаться сельское население. Ма териалы последней переписи зафиксировали незначительное повышение доли горожан (64%) и такое же снижение сельчан (36%), в сравнении с пе реписью 1989 г. Однако, несмотря на это, впервые в послевоенной истории республики наблюдается абсолютное увеличение, хотя и незначительное, численности сельского населения. С 1989 г. по 2002 г. оно возросло на 51 с лишним тысяч человек. В этом немаловажную роль сыграли, прежде всего, миграция, возвращение некогда выехавших из республики людей и в ос новном селившихся в сельской местности, и позитивные перемены, про изошедшие в социально-экономическом и общественно-политическом раз витии Башкортостана.

Башкортостан, имея разносторонне развитую промышленность, ос тается вместе с тем крупным сельскохозяйственным регионом страны.

Этим определяется роль сельских жителей в структуре и динамике населе ния республики. По числу сельского населения РБ занимает в стране вто рое место после Краснодарского края. Доля сельских жителей в общей численности населения республики остается на уровне 35%. Во всех со седних областях и республиках примерно такой удельный вес сельского населения характерен лишь для Оренбургской области, также известной своим сельским хозяйством в российском масштабе.

После Октябрьской революции село в Башкортостане, как и по всей стране, подвергалось сильным изменениям. Коллективизация крестьянских хозяйств, положившая начало крупному сельскохозяйственному производ ству, и последующее укрупнение колхозов и совхозов укрепили экономи ческую основу сельских населенных пунктов. В 60-70-х годах заметно расширились механизация, электрификация и газификация хозяйств, соз дание баз строительства, комплексная застройка центральных усадеб кол хозов и совхозов.

В результате сельское население ощутимо изменилось. Многие села превращены в благоустроенные поселки с развивающейся сферой обслу живания населения. Найдено удачное решение социальных, экономиче ских и архитектурно-строительных проблем в некоторых селах (например, в Осиновке Бирского района, Николаевке – Уфимского, Малиновке – Бе лебеевского, Савалеево – Кармаскалинского, Иванаево – Дюртюлинского районов). Развивались связи между городом и селом. Все это вносило, ощутимые перемены в сферу труда, материальных и духовных условий жизни сельских тружеников.

Однако, мероприятия, проведенные в 60-70-х годах по переустройст ву сельской местности, не принесли ожидаемых результатов. Единствен ным вариантом совершенствования системы сельского расселения выдви галась концентрация сельских жителей в «перспективных» поселках путем сосредоточения в них всего жилищного и культурно-бытового строитель ства. Мелкие сельские населенные пункты (с числом жителей менее 300 400 человек) были объявлены «неперспективными», и началась их ликви дация. В 1960-70-x годах количество сельских населенных пунктов сокра тилось с 7299 до 5098.

До начала 60-х годов численное сокращение сельского населения Башкортостана шло более или менее плавно: часть сельских жителей мигрировала в города республики и, в меньшей мере, в другие регионы.

Широко развернутая «реконструкция» сельского расселения, совпав шая по времени с активной механизацией сельскохозяйственного про изводства, сделавшей часть рабочей силы излишней, резко повысила миграционный отток жителей сел и деревень. В городской же местно сти республики возможности трудоустройства мигрантов из села стали сужаться. Это способствовало выезду сельских мигрантов за пределы Башкортостана. За 1970-89 гг. численность сельского населения уменьшилась на 0,5 млн.чел. (т.е. на 28%).

В последнее десятилетие миграционный отток сельского населения уступил место притоку переселенцев, причем не только из других областей и республик РФ и СНГ, но и из городской местности самого Башкортоста на. В результате, несмотря на резкое падение естественного прироста сель ского населения, численность жителей села за 1989-98 гг. не уменьшилась.

Однако 1980-90-е годы по особенностям демографического развития сельской местности были далеко неодинаковыми. По динамике численно сти сельского населения за 1979-98 годы выделяются четыре группы ад министративных районов.

В первой группе районов численность сельского населения в 1998 г.

была в среднем на 5-6% больше, чем в 1979 г. Увеличение сельского насе ления в Уфимском и Стерлитамакском районах, расположенных в приго родных зонах самых крупных городов РБ, было связано с ростом числа ма ятниковых мигрантов, ежедневно совершающих трудовую поездку на ра боту в город и обратно в села - в места постоянного проживания. Для ос тальных районов (Абзелиловского, Бурзянского, Хайбуллинского и др.) имел значение высокий удельный вес в их населении башкир, сохраняв ших более высокий уровень естественного прироста населения.

Во вторую группу входят районы, характеризующиеся либо ин тенсивным сельским хозяйством (Бакалинский Благоварский, Буздяк ский, Kapмaскaлинский), либо повышенным уровнем удельного веса башкир. Это позволило им сохранить численность населения почти на уровне 1979 г.

Численность населения к 1998 г. по сравнению с 1979 г. умень шилась в третьей группе районов на 10-20%, в четвертой группе – на 21-35%. Районы обеих групп находятся в зонах непосредственного ми грационного притяжения близлежащих городских поселений. Так, на пример, город Дюртюли выступает центром привлечения трудовых ре сурсов из Дюртюлинского и Чекмагушевского районов, Нефтекамск – из Kpaснокамского, Калтасинского и Бураевского раионов, Мелеуз и Кумертау – из Мелеузовского, Кугарчинского и Куюргазинского рай онов. Для окраинных районов центрами притяжения населения высту пают близлежащие городские поселения соседних областей. Улучше ние демографических процессов в сельской местности требует расши рения стабилизации ее населения. Это зависит, прежде всего, от улуч шения и расширения сферы труда сельского населения.

Особенность сельской местности РБ резкое преобладание в ней сель скохозяйственного труда. Жизнь около 3/4 сел и деревень связана с сель скохозяйственными предприятиями. В сельском хозяйстве большинства районов республики основная роль принадлежит растениеводству, харак теризующемуся сезонностью производства и труда. С целью сохранения достаточного количества работников в течение всего года, не допуская от тока их из хозяйств, принимаются меры по смягчению сезонности сель скохозяйственного труда. Это – повышение роли животноводства, органи зация переработки и хранения сельхозпродукции. Во многих хозяйствах организованы также ремонт тракторов и сельхозмашин, созданы лесозаго товки и деревообработка, карьеры по добыче сырья строительных мате риалов, кирпичные заводы. В последние годы промпредприятия по пере работке зерна, молока, мяса несвоевременно стали рассчитываться с их по ставщиками. Это побудило сельхозпредприятия обзавестись мини мельницами, крупокормушками, пекарнями, молокозаводами, колбасными цехами и торговать на рынке своей готовой продукцией.

В сельской местности республики значительное распространение получили несельскохозяйственныe поселения. Одни из них возникли при промышленных предприятиях, другие связаны с лесным хозяйством, запо ведниками и лесной промышленностью, третьи – с обслуживанием желез ных и автомобильных дорог, судоходных рек и трубопроводов. Немало сельских поселений существует при загородных больницах, домах отдыха, туристских базах, опытно-экспериментальных хозяйствах. В эту же группу можно включить дачные и малые курортные поселки.

Самостоятельную группу образуют сельские поселения смешанного типа, одна часть населения которых занята в сельскохозяйственном произ водстве, другая - в промышленности и иных сферах деятельности, Среди них важная роль принадлежит селам-райцентрам. В Республике Башкорто стан, где редка и неравномерна сеть городских поселений, высока доля сел-райцентров: из 54 административных районов в 34 центрами давно яв ляются села. Большая часть из них еще недавно служила центральными усадьбами колхозов и совхозов. Во всех селах-райцентрах имеются про мышленные и строительные организации, управленческие, учебные, куль турно-бытовые заведения районного значения. Таким образом, они совме щают черты сельскохозяйственного и промышленного поселков.

Средняя людность сельских райцентров (не включая пгт, недавно ставшие сёлами) составляет 7 тыс. чел., с колебаниями от 3,2 тыс. чел.

(с. Старосубхангулово) до 11,4 тыс. чел. (с. Толбазы), Второе место по ко личеству жителей занимает село-райцентр Чекмагуш (11,3 тыс. чел.), третье – с. Кушнаренково (10,4 тыс. чел.), четвертое – с. Буздяк (10,3 тыс.

чел.), пятое – с. Месягутово (10,1 тыс. чел.).

Таким образом, все села-райцентры республики имеют население больше, чем необходимо для перевода их в категорию поселков город ского типа.

Ныне в республике насчитывается 4,5 тысячи сельских населенных пунктов. Среднее количество жителей в них 330 человек, и колеблется оно от 185 (в Благовещенском районе) до 560 человек (в Дуванском районе).

Но численно преобладают мелкие деревни: каждый третий сельский насе ленный пункт имеет лишь до 100 жителей, почти каждый пятый – от до 200. Более 40% сельского населения республики живет в малых селах (с количеством менее 500 жителей). Доля средних (с количеством жителей от 501 до 1000 человек) и крупных (имеющих более 1000 жителей) сел со ставляет в общем числе сел лишь 17%.

Малолюдность сельских поселений и неравномерное их размещение по территории республики затрудняют рациональное использование зе мельных, лесных и трудовых ресурсов, правильную организацию произ водства, улучшение культурно-бытовых условий, требуют повышенных затрат на сооружение дорог, газопроводов, линий электропередач.


После описания предыдущих иерархических уровней спустимся до локального уровня и обратим внимание на один из административных районов Башкортостана, расположенный на юго-западе республики – Мия кинский район.

Природные особенности района обусловлены его расположением в пределах небольшой, но достаточно четко выраженной Стерлибашевско Фёдоровской возвышенности (высоты до 414 м), а также преобладанием умеренно-континентальных воздушных масс. Запасы полезных ископае мых невелики, временами во многих частях района ощущается нехватка воды. Леса сохранились в основном на водоразделах и на некоторых уча стках поймы р. Дёма, самой крупной в районе. Лесистость составляет ме нее 20%. Среди ландшафтов доминируют степи. Естественные природные комплексы сильно изменены в результате деятельности человека.

По переписи населения 1939 г. Миякинский район (образованный в 1930 г.), насчитывал 185 поселений. Так как впоследствии его территория менялась (некоторые сельсоветы полностью или частично были переданы в соседние районы, в основном в Бижбулякский), мы в исследовании учи тывали только 174 населённых пункта в современных границах.

К концу 2005 г. осталось 96 поселений, некоторые из которых насчи тывают всего несколько жителей. Из 78 поселений, исчезнувших за по следние 66 лет, два вошли в состав, других более крупных: Ново Зильдярово слилось со Старо-Зильдяровым, а Анасово – с с. Миякибашево.

Оказалось, что сохранение населения зависит во многом от двух факторов, которые легко проанализировать: численность населения, достигнутая к 1939 г.;

расстояние до центра сельсовета в 1939 г. То об стоятельство, что центры сельсоветов со временем изменялись, мы на данном этапе работы не учитывали, рассчитывая изучить этот вопрос в дальнейшем.

По сравнению с 1939 г. карта поселений района в 2005 г. особенно заметно изменилась в южной и западной части, тогда как на севере и вос токе сеть расселения в основном сохранилась. Наиболее крупные населен ные пункты, не сохранившиеся к 2005 г., приводятся в таблице 4.

Таблица Населенные пункты, не сохранившиеся к 2005 г.

№№ Название Сельсовет Население в 1939 г.

п/п 1. с. Вознесенка Ерлыковский 2. с. Воскресенка Ерлыковский 4. с. Ново-Ильчегyлово Ильчегyловский 5. с.Алексеевка Колосовский 6. с. Колосовка Колосовский 7. с. Веселая Роща Менеуз-Тамакский 8. с. Калиновка Николаевский 9.. хут. Гавриловка Ново-Кармалинский 11. с. Ново-Даниловка Ново-Михайловский 12. с.Hoвo-Михайловка Ново-Михайловский 13. пос. Покровка Ново-Михайловский 14. с.Ярат Ново-Николаевский 15. с. Урицкое Ново-Федоровский 16. с.Александровка Петропавловский 17. с.Барановка Петропавловский 18. с.Генераловка Петропавловский 19. с. Губаревка Петропавловский 20. с.Малиновка Петропавловский 21. с. Ново-Николаевка Петропавловский 27. с. Блюменталь Софиевский 28. пос. Просвет Софиевский 29. с. Тихомировка Софиевский 30. с.Ярошевка Софиевский ГЛАВА III. ФОРМИРОВАНИЕ СЕТИ РАССЕЛЕНИЯ И ЕЕ СОВРЕМЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ 3.1. Развитие сети населенных пунктов природных районов Благовещенского подрайона В этом разделе исследования мы обратили внимание на четыре ос новных сюжета – распределение поселений по периодам основания, доля исчезнувших поселений в общем их количестве, соотношение населенных пунктов разных функциональных типов, распределение поселений по людности.

Распределение населенных пунктов по периодам основания. Для каждого природного района было подсчитано количество поселений, осно ванных в каждый из выделенных ранее периодов формирования расселе ния Благовещенского подрайона, и полученные данные были умножены на соответствующий каждой пространственно-временной ячейке коэффици ент выравнивания, вычисленный по описанной выше методике. В качестве эталонов при этом были взяты для периодов – отрезок времени 10 лет, для районов – площадь 10 тыс.кв.км, а для того, чтобы на коэффициент не де лить, а умножать, эталонные величины помещены не в знаменатель фор мулы, а в числитель: K = (10000/S)*(10/T), где S – площадь соответствую щего района в кв.км, T – длительность периода в годах. Таблица коэффи циентов приведена в приложении (табл. 1).

Преобразованные данные послужили основой для построения гисто грамм (рис. 15, 16). Проведем их анализ.

Как показывает диаграмма «Итоги процесса…» (рис. 15), показатель интенсивности этого процесса в расчете на 10 тыс.кв.км за 10 лет доста точно дифференцирован в пределах Благовещенского подрайона. Плотную группу с самыми высокими показателями образуют «переходные» рай оны III, IV и VI, а также VII. Последний район при этом немного отстает, имея к тому же несколько увеличенную долю впоследствии исчезнувших поселений. Как будет неоднократно замечено, район VII по многим другим показателям также отстает от других указанных, и стоит по ряду характе ристик развития сети расселения ближе к гораздо менее развитому в рас селенческом отношении району VIII.

Вторую группу образуют два «основных» района – I и V, что вполне объясняется их родством по расположению на Зейско-Буреинской равнине, обладающей значительным однообразием природных условий;

некоторое превосходство более северного района V над более благоприятным для сельского хозяйства районом I вызвано, вероятно, меньшим средним раз мером поселений в первом из них, что способствовало основанию не сколько большего их количества.

Перех.-II III Перех.-I VIII Осн.+перех.

Переходные II VII Основные I VI IХб IXа IV IX IХв Всего V Существующие поселения Исчезнувшие поселения Рис. 15. Итоги процесса образования поселений по природным рай онам Благовещенского подрайона Еще один «основной» район – II – по данным диаграммы гораздо ближе к VIII, а особенно к своему северному соседу – IXа. Это закономер но – относясь к «основным» районам по характеру расположения (и по ря ду анализируемых ниже важных показателей), район II имеет гораздо ме нее благоприятные условия для сельского хозяйства, менее удобный рель еф для формирования развитой сети поселений. В результате здесь, среди сопок Амуро-Зейской возвышенной равнины, образовались лишь цепочки населенных пунктов вдоль рек.

Район VIII имеет промежуточный показатель между переходной зо ной Юг-Север (IX) и остальными районами. Ниже мы приведем другие данные, подтверждающие его периферийное положение не только по ме стонахождению, но и по развитию сети расселения.

Наконец, районы переходной зоны демонстрируют направление уменьшения освоенности этой части Благовещенского подрайона с севера и запада на юг и восток, имея при этом самые низкие показатели интен сивности процесса образования поселений.

Перейдем к беглому рассмотрению поэтапного развития анализи руемого процесса, чтобы затем сделать некоторые обобщения.

Первый период (1856-1900 гг.) характерен заметно повышенными темпами пунктообразования у «переходных» районов первой группы (III, IV и VI).

Мы предполагаем, что это связано с нахождением данных районов вблизи природных рубежей – границ физико-географических подпро винций. Именно во время первичного заселения территории региона бы ла наибольшая свобода выбора для основания поселения в том или ином месте. Позже этот процесс был поставлен под контроль государственных структур, и интересующие нас закономерности стали проявляться не столь четко.

Обращает на себя внимание повышенная доля исчезнувших поселе ний, основанных в течение первого периода, особенно в районе III. В абсо лютном выражении таких поселений здесь всего три, но это небольшое число отражает последствия репрессий против казаков как сословия, в ре зультате которых сразу после 1917 г. в казачьи станицы и хутора стали приселяться люди других сословий (в основном бедные крестьяне), а затем казачье население было либо уничтожено, либо выселено. Многие их по селения после этого существовали недолго – до кампании ликвидации «неперспективных» деревень.

Короткий период II (1901-1905 гг.) ознаменовался бурным ростом интенсивности пунктообразования во всех районах (кроме III), причем бо лее всего это касается района V, а также других территорий, находящихся у будущей линии Транссиба (районы IV и VII). Видимо, это следствие двух явлений – учет переселенческими управлениями местоположения трассы будущей магистрали и отвод земель под заселение прежде всего в ее районе, а также заполнение давно осваиваемых приречных участков Благовещенского подрайона и необходимость направлять переселенцев дальше от Амура и Зеи.

Последовавший затем период III (1906-1913 гг.) явился более ярким продолжением второго, вместив в себя и окончание строительства Транс сиба, и хлынувший по новой дороге мощный поток переселенцев, подго товленный столыпинскими реформами и поощряемый правительством, и окончание войны с Японией (что привело к пополнению населения регио на за счет демобилизованных, не пожелавших возвращаться в Европу).

Среди всех районов только у одного третий период по интенсивности ос нования новых поселений уступает второму – это район I. Судя по всему, это говорит о том, что юг Зейско-Буреинской равнины к тому времени уже можно было назвать освоенным, и места для основания большого числа новых поселений там не осталось. Многие населенные пункты, основан ные в третьем периоде в пределах большинства районов, впоследствии ис чезли – либо из-за неудачного выбора места, либо из-за деструктивных расселенческих процессов последующих лет.

Если период II можно назвать «предисловием», предтечей третьего, то IV – его же «послесловие». 1914-1917 гг. почти повсюду характеризу ются резким снижением темпов образования поселений и резким увеличе нием доли впоследствии исчезнувших пунктов – это показывает, что в тех социальных условиях переселение исчерпало себя. В районе VII в эти че тыре года интенсивность процесса выше, чем в предыдущий период, но мы предполагаем, что новые поселения основывались не переселенцами из-за пределов региона, а жителями окрестных сел.


В целом периоды II, III и IV отличаются повышенным развитием анализируемого процесса в тех районах, которые расположены вдоль Транссиба – прежде всего IXa, V, VI, VII и IV (в порядке убывания тем пов). Осваивалась «вторая очередь» территории Благовещенского подрай она – после приамурской «первой очереди». В дальнейшем шло лишь за полнение оставшихся небольших пробелов и замещение старой сети посе лений на новую.

Последовавший после революции период V (1918-1926 гг.) привел к переходу сети поселений региона на новую структуру населения – богатые села получали окружение из небольших артельных поселений бедняков, экспроприировавших землю и прочую собственность. Это часто сопрово ждалось драматическими событиями – гражданская война на юге области шла до конца 1920 г. Наибольшему влиянию этих процессов были под вергнуты самые зажиточные староосвоенные районы с плодородными землями – район I, – либо последние слабозаселенные, но пригодные для земледелия – район VIII. Очень высокая доля исчезнувших поселений, ос нованных в этот период, объясняется заведомо временным характером многих из новообразованных пунктов, жители которых позже переселя лись в соседние крупные старые села.

Период VI (1927-1953 гг.) – время образования сети новых круп ных поселений, призванных создать конкуренцию старым, доколхоз ным, и всячески насаждаемых рядом с ними. Поскольку при этом часто выбирались неудачные места (а удачных было очень мало – все заня ты), доля впоследствии исчезнувших поселений среди основанных в этом периоде весьма высока. Особый упор делался на районы I, V, III, IV, VI, VII. В эти же сталинские годы начался процесс массового ис чезновения населенных пунктов.

Наконец, период VII (с 1954 г.) – время, когда все районы Благове щенского подрегиона стали очень схожи друг с другом по анализируемому процессу – этап заселения региона завершился, наступила фаза стабилиза ции процессов. В эти же годы исчезло много поселений по причине кампа нии по ликвидации «неперспективных» сел, среди которых были многие бывшие крупные населенные пункты, потерявшие значительную часть своих жителей в 1927-1953 гг.

Итак, подытожим анализ процесса образования новых поселений на юге Амурской области. Наибольший интерес из выявленных особенностей представляет собой предпочтение при наличии выбора места для нового поселения тех районов, которые находятся вблизи от природных рубежей.

Выявлена зависимость процесса образования поселений от границ физико географических подпровинций, а также проведено деление истории засе ления Благовещенского подрайона на основании проанализированных дан ных на четыре крупных периода:

1) 1856 –1900 гг. – свободное заселение, окончание «первой очере ди» территории;

2) 1901-1917 гг. – регулируемое заселение, освоение «второй очере ди» территории;

3) 1918-1953 гг. – внедрение новых поселений на освоенной терри тории;

4) с 1954 г. – ликвидация небольших поселений, стабилизация сети расселения.

Так как диаграммы на рис. 15, 16 построены по данным для всех по селений региона, они в основном отображают процессы, происходившие в аграрном секторе, в сельской местности. Особенности прочих типов посе лений будут проанализированы ниже.

Следующий сюжет исследования связан с анализом доли исчезнув ших поселений в общем количестве населенных пунктов по районам (см.

рис. 17). По данному показателю районы точно укладываются в группы, выделенные на предварительном этапе исследования: минимум исчезнув ших поселений в «переходных» районах первой группы (III, IV, VI), сред ний показатель у «основных» (I, II, V), повышенный – у «переходных»

второй группы (VII, VIII) и самый высокий – у районов переходной зоны Юг-Север (IX).

Обращает на себя внимание взаимное компенсирование составляю щих в каждом районе – поселений, прекращавших свое существование в VI и в VII периодах. Где меньше одних – там больше других, так что раз ница между районами в одной группе из-за этого в итоге очень небольшая (кроме «переходных»-II, самой разнородной по этому показателю и мно гим другим).

Самая низкая доля исчезнувших поселений – в районах III, IV, VI – говорит о наиболее устойчивой во времени сети поселений в этих районах, причем в III и VI эту устойчивость можно считать более высокой, посколь ку исчезновение шло равномернее, чем в районе IV, примерно одинаково распределяясь по периодам VI и VII.

По отраслевой специализации исчезнувшие поселения более чем на 80% аграрные, и лишь 22 из 124 имели другие функции – в основном спе циализацию на лесной промышленности и транспорте, причем 11 из этих 22 находились в районах VIII и IXв.

Итак, анализ процесса исчезновения поселений подтверждает ранее сделанные выводы, во-первых, о правильности выбранной группировки природных районов и, во-вторых, о преимуществе над прочими районов группы «переходные»-I (III, IV, VI) в плане развития сети поселений.

Функциональные типы поселений. Из почти 600 населенных пунк тов, анализируемых в пределах природных районов, 504 имеют (имели) аг рарную специализацию, что составляет 86%. Оставшаяся часть распреде ляется следующим образом: 9% – прочие моноспециализированные насе ленные пункты (5% – транспортные, 3% – промышленные), 4% – малые смешанные поселения, 1% – города.

% III Осн.+перех.

Всего Переходные V IV IX IХв IХб I II VI Перех.-I VII VIII Перех.-II Основные IXа Исчезли в периоде VI Исчезли в периоде VII Рис. 17. Доля исчезнувших поселений в общем количестве населенных пунктов природных районов По числу неаграрных населенных пунктов относительно занимаемой площади наибольшие показатели у районов III и VII. В абсолютном выра жении из 81 неаграрного поселения (существует сейчас 59) на «переход ные» районы приходится 32 (22), или 40% (37%), при занимаемой ими тер ритории около 24% от площади всего региона. В «переходных» районах находятся 4 города (из 5), 9 поселков городского типа (из 14 в 1989 г.). Ес ли это обстоятельство сопоставить с уже установленным фактом большей плотности сельских поселений в «переходных» районах, то можно сделать вывод о справедливости высказанного ранее положения, говорящего о тя готении поселений к физико-географическим рубежам.

Коротко остановимся на динамике сети неаграрных поселений.

Используя приводившуюся выше периодизацию, отметим существова ние в течение всего первого периода (1856-1900 гг.) лишь одного неаг рарного населенного пункта – г. Благовещенска. Только в ходе строи тельства Амурского участка Транссиба вдоль него стали образовывать ся населенные пункты несельскохозяйственной специализации – либо, в некоторых случаях, старые аграрные поселения приобретали новые функции. Половина существующих сейчас моноспециализированных неаграрных поселений образовалась в III периоде, одновременно с воз ведением первой железной дороги на юге Амурской обл. Большинство из малых смешанных поселений существует еще с периода I, но лишь относительно недавно заняли свое место в иерархии сети поселений.

Центры административных районов в большинстве своем еще до рево люции являлись центрами волостей, станичных округов, но не имели столь больших зон влияния и такого заметного преимущества в людно сти, какие наблюдаются с периода VI – времени формирования совре менного административно-территориального деления Благовещенского подрайона. В этом же периоде появилась треть современных моноспе циализированных неаграрных поселений (многие из основанных тогда населенных пунктов данного типа впоследствии исчезли).

Города Благовещенского подрайона появлялись в следующие перио ды: Благовещенск – в I, Белогорск – в V (на месте одного из старейших в области сел и железнодорожной станции), Свободный – в III (на месте се ла, основанного в 1901 г.), Райчихинск – в VI, а Завитинск развился в пе риоде VI из станции, основанной в 1912 г.

Группировка поселений по людности. Проводя группировку посе лений по их размерам, мы исследовали данные аграрных поселений, по скольку все остальные функциональные типы представлены малым числом населенных пунктов, не дающим возможность провести порайонную ста тистическую группировку. Необходимо также отметить, что введенный при составлении базы данных ценз на людность (не менее 100 чел.) сокра тил до минимума число наблюдений, зафиксировавших наличие у поселе ний количества жителей менее 100. Таким образом, имело смысл при группировке поставить нижний предел для совокупности, равный 100, а немногочисленные попадающие за этот предел поселения относить к пер вой группе совокупности независимо от варианта группировки (количества выделяемых групп), при анализе полученных результатов не принимая во внимание.

Кроме того, отсечены были и самые крупные поселения, немного численность которых делает некорректными данные о распределении их по группам с тем интервалом, который является оптимальным для поселе ний средней людности. Первоначально выделив для больших (свыше 1000 жит.) поселений две последние группы каждого варианта группиров ки, мы впоследствии сохранили такое положение.

Итак, в анализе данных о людности поселений методом плавающей группировки участвовали сведения о населении аграрных населенных пунктов по каждому природному району и группам районов, в интервале людности от 101 до 1000 чел. по данным на 1989 г.

Верхний предел количества групп был установлен равным 12 (исхо дя из общего числа поселений, участвующих в анализе – 402), минималь ное количество групп – 7. Это позволяет за вычетом одной группы мель чайших (до 100 жит.) и двух групп крупных и крупнейших (1001-2000 и более 2000 жит.) поселений иметь для анализа данные по 6 вариантам группировки с числом групп 9, 8, 7, 6, 5 и 4. Эталоном для расчета плотно сти распределения был взят интервал максимально дробной группировки (при 12 группах) – 100 чел.

Приведем фрагмент рабочей таблицы:

Таблица Группировка аграрных поселений Благовещенского подрайона по людности Количе- Количество поселений по группам с номерами ство 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 групп 12 56 85 59 32 25 31 19 23 24 13 29 11 56 98 53 34 28 32 23 24 19 29 6 – 10 56 117 45 39 32 26 32 20 29 6 – – 9 56 126 50 37 38 35 25 29 6 – – – 8 56 136 57 46 41 31 29 6 – – – – 7 56 151 62 55 43 29 6 – – – – – После обработки данных по описанной выше методике таблица при обрела следующий вид ( – плотность распределения, – отклонение от средней плотности распределения совокупности, равной для Благовещен ского подрайона 34,6 поселения на 100 чел.;

выражается в процентах):

Таблица Данные о распределении аграрных поселений Благовещенского подрайона по людности (101-1000 жит.) Кол-во Пока- Данные о распределении по группам групп затели 2 3 4 5 6 7 8 9 12 85,0 59,0 32,0 25,0 31,0 19,0 23,0 24,0 13, 146 42 -8 -28 -10 -45 -34 -31 - 11 87,5 47,3 30,4 25,0 28,6 20,5 21,4 17, 153 37 -12 -28 -17 -41 -38 - 10 91,4 35,2 30,5 25,0 20,3 25,0 15, 164 2 -11 -28 -41 -28 - 9 84,0 33,3 24,7 25,3 23,3 16, 143 -4 -29 -27 -33 - 8 75,6 31,7 25,6 22,8 17, 118 -8 -26 -34 - 7 67,1 27,6 24,4 19, 94 -20 -29 - Обработав подобным образом данные по всем природным районам и их группам, мы построили кривые распределения аграрных поселений среднего размера (101-1000 жит.) по людности, представленные на рис. 18.

В идеальном случае распределения эти линии имели бы вид правильной гиперболы обратной зависимости одной переменной от другой, но факти чески картина далека от идеала. На всех графиках кривая четко делится на два отрезка – выше оси абсцисс, где имеет гиперболический вид, и ниже оси абсцисс, где резко меняет свой характер и становится волнообразной.

Прорисовываются определенные закономерности в распределении элемен тов кривой – точка первого пересечения оси абсцисс, точки экстремумов (минимумы и максимумы). Эти закономерности, как можно увидеть, дос таточно четко различаются по тем же группам районов:

1. «Основные» районы характеризуются четко выраженной одной волной и слабо – второй, имеющими пологие очертания и относительно небольшой период.

2. «Переходные» районы имеют две крутые хорошо выраженные волны, в отличие от «основных» районов часто достигающие в своем мак симуме оси абсцисс. У более развитых «переходных» районов первой группы (III, IV, VI) рисунок волн ближе к таковому у «основных» районов, чем у «переходных»-II.

3. Для переходной зоны Юг-Север (IX) характерна нечетко выра женная двухгребневая волна большого периода.

Кроме указанных особенностей, характерно увеличение угла накло на гиперболического отрезка кривой к оси абсцисс от группы «основных»

районов – через «переходные»-I и «переходные-II к зоне Юг-Север. Соот ветственно сдвигается ближе к оси ординат точка первого пересечения кривой с осью абсцисс. Сравнивая координату этой точки со средней вели чиной аграрных поселений соответствующих районов, мы видим лишь корреляцию этих величин, но не равенство (средняя людность поселений значительно выше). Приводим краткую характеристику основных пара метров кривых распределения:

Таблица Некоторые параметры кривых распределения аграрных поселений (от до 1000 жит.) природных районов Благовещенского подрайона по людно сти Районы и 1-е пе- 1-й 1-й 2-й 2-й 3-й Разница ми- Разни их группы ресече- ми- мак- ми- мак- ми- нимумов ца ние с ни- си- ни- си- ни- макси 1-2 2- осью Х мум мум мум мум мум мумов I 320 450 580 730 800 850 280 120 V 375 550 775 – – – – – – Основные 350 470 570 700 800 925 210 225 Переход- 270 325 430 600 800 – 275 – ные-I Переход- 270 325 450 550 650 900 225 350 ные-II Переход- 270 325 430 550 780 – 225 – ные Основные 320 450 550 680 800 – 230 – + переход ные IX 250 325 520 825 – – 500 – Всего 310 475 570 700 800 – 225 – Как видим, большинство показателей периода волн укладывается в интервал 250±30 чел. населения, создавая своеобразную квантованность людности поселений. К сожалению, расширенное исследование обнару женного явления провести пока не удалось, но мы можем предположить, что подобные предпочтения определенных величин людности поселений, имеющие некоторые закономерности (правильную периодичность, зави симость от типа природного района), могут быть следствием глубоких процессов взаимодействия природы и общества, саморегуляции террито риальной организации общества.

На основании графиков распределения можно предложить следую щую схему классификации аграрных поселений Благовещенского подрай она по людности в интервале 101-1000 чел.

1. 101-300 чел. Небольшие поселения, низший предел стабильности (более мелкие гораздо чаще подвержены деградации).

2. 300-500 чел. «Полусредние прогрессирующие» (по направлению соответствующего отрезка большинства кривых – от минимума к макси муму). Видимо, должны отличаться несколько пониженными темпами рос та (стабилизацией населения).

3. 500-700 чел. «Полусредние регрессирующие». Соответственно есть вероятность быстрого роста (либо, напротив, уменьшения населения), стремление покинуть эту группу.

4. 700-800 чел. «Средние прогрессирующие».

5. 800-900 чел. «Средние регрессирующие».

6. Свыше 900 чел. «Большие прогрессирующие (верхний предел этой группы лежит, вероятно, около 1100 жит.).

Отметим, что описанная методика выборочного исследования участ ков кривой распределения (в нашем случае – выбор интервала людности 101-1000 чел. из всех прочих ее значений) может применяться для дробно го рассмотрения деталей проявления зависимости друг от друга прочих показателей. Возможно, подобные «волны» имеются не только на проана лизированном отрезке кривой распределения аграрных поселений по люд ности, выявление чего может стать предметом отдельного исследования, как и вопросы динамики этой кривой и др.

3.2. Динамика численности населения природных районов Благовещенского подрайона Рассмотрение динамики населения природных районов начнем со структурного анализа, основой для которого будет служить функциональ ная типология поселений (моноспециализированные аграрные и неаграр ные, малые смешанные населенные пункты и города). Из-за встречавшейся смены специализации поселений в ходе их развития мы должны будем от мечать влияние таких случаев на результаты анализа.

На предлагаемых блок-диаграммах (рис.19) отображена динамика структуры численности населения природных районов Благовещенского подрайона, интерпретируемые ниже.

Прежде всего отметим наиболее характерные тенденции: 1) рост до ли сельского населения всего юга области до 1926 г. и смена этой тенден ции на противоположную в последующем;

2) устойчивое увеличение доли малых смешанных поселений, начиная с того же 1926 г.;

3) устойчивый рост доли населения городов.

Староосвоенные аграрные районы (1, «основные» в целом) демонст рируют при этом первые две тенденции динамики населения, но здесь надо отметить упоминавшееся непостоянство специализации поселений. Так, населенные пункты, входящие по данным 1989 г. в группу смешанных, в 1926 г. не все могли считаться таковыми. Из 12 этих поселений 10 были моноспециализированными – аграрными либо железнодорожными. Но в то же время среди прочих поселений «основных» районов они выделялись средней людностью, включая почти все населенные пункты с более чем 2000 жит., и поэтому уменьшение доли этих поселений в 1893-1926 гг.

можно трактовать как проявление процесса измельчения населенных пунк тов. Последующая смена тенденции означает увеличение значимости для территории местных центров расселения, концентрацию населения. Уси ление этого процесса было поддержано и ростом промышленности, увели чением ее районообразующего значения, так как индустрия (переработка сельскохозяйственного сырья, строительство и т.п.) в «основных» районах развивалась в тех же малых смешанных поселениях.

Учитывать изменение статуса поселений необходимо и при обраще нии к диаграмме «переходного» района VI. Малые смешанные населенные пункты здесь представлены одной Варваровкой, которая до конца 1980 х гг. была рядовым аграрным поселением, и стала в 1989 г. поселком го родского типа благодаря развертыванию работ по освоению Ерковецкого буроугольного бассейна местного значения (статус пгт был впоследствии утерян, но мы сохранили это поселение в малых смешанных). Поэтому фактически группа малых смешанных поселений в районе VI до последне го времени отсутствовала, и долю Варваровки на диаграмме следует при числять к аграрным населенным пунктам.

Характер динамики структуры населения в «основных» и «переход ных» районах (первой группы – III, IV, VI) примерно одинаков – уменьше ние значения крупных поселений до 1926 г. и резкая смена тенденции на противоположную. В период с 1926 г. формируется основа местного опор ного каркаса расселения – большинство современных малых смешанных поселений, повышается их значение для территории. Растет и доля населе ния городов.

Сходны между собой и диаграммы еще двух групп районов – «пере ходные»-II и переходной зоны Юг-Север. Эти районы осваивались и засе лялись позже, в их населении заметную роль играли и играют моноспециа лизированные неаграрные поселения, чья хозяйственная деятельность свя зана в основном с лесной промышленностью, транспортом, добычей по лезных ископаемых (бурый уголь, стройматериалы, золото). Как и для прочих, в районах «переходные»-II и переходной зоны Юг-Север харак терно увеличение с 1926 г. концентрации населения, сопровождающееся в течение 1939-1959 гг. значительным весом моноспециализарованных неаг рарных поселений (в дальнейшем их доля уменьшается в связи с ликвида цией большинства мелких поселений леспромхозов, транспортных пред приятий и т.п.).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.