авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

На диаграммах района IХа и переходной зоны в целом заметны два скачка темпов роста г. Свободный, влияющих на весь рисунок – первый связан с первым этапом строительства Транссиба и освоения близлежащих территорий (1908-1917 гг.), второй – с формированием Свободного как центра системы ГУЛАГа в области, управлявшего десятками лагерей, а также центра управления золотодобывающей промышленностью (Главное управление треста «Амурзолото») и железнодорожного транспорта (Сво бодненский участок Забайкальской железной дороги).

Район IХб является единственным в области, где продолжается уве личение доли промышленных поселений, и происходит это по причине роста Талакана – поселка строителей Бурейской ГЭС и энергетиков.

Обобщая анализ диаграмм, отметим, что на их основе можно выде лить несколько типов динамики численности населения природных рай онов Благовещенского подрайона:

1. «Новоиндустриальный» (6 районов из 11) – развитие на базе пер воначально аграрного района в течение 1917-1939 гг. более или менее зна чительного числа неаграрных поселений, обычно с одним самым крупным.

Наблюдается в районах IV (особенности – староосвоенность, поздняя ин дустриализация), VI (староосвоенность, отсутствие до 1989 г. малых сме шанных поселений), VII (полицентричность – наличие целого скопления малых смешанных поселений, двух городов и нескольких моноспециали зированных неаграрных поселений);

IХа (отсутствие малых смешанных поселений), IХб (наличие крупного растущего поселка – Талакана), IХв.

2. «Сельскохозяйственная окраина» – отсутствие в течение всего пе риода развития значительной прослойки неаграрных поселений;

районы II и VIII, располагающиеся неподалеку от крупных центров расселения (со ответственно города Свободный и Райчихинск).

3. «Развитые аграрные районы» (I и V) имеют очень небольшую до лю неаграрных поселений, давно освоены и заселены, для них характерно наличие сети развитых местных центров расселения.

4. «Столичный» район – III, изначально ориентирующийся в своем развитии на расположенный в его пределах областной центр – Благове щенск, который к тому же проявляет тенденцию к увеличению своего и без того очень большого веса в населении района.

На диаграммах групп районов видно тяготение «основных» рай онов к 3-му типу динамики численности населения, «переходных»-I – к сочетанию 1-го и 4-го типов, «переходных»-II и переходной зоны Юг Север – к 1-му типу.

Обратимся теперь к абсолютным показателям динамики численности населения природных районов, учитывая те же типы поселений.

Аграрные населенные пункты региона по всем природным районам имеют сходную динамику численности населения (рис. 20), с нарастаю щим увеличением до 1926 г., резким уменьшением в 1926-1939 гг. и по следующим медленным ростом, не достигая максимального уровня (1926 г.). Почти все районы укладываются в эту схему. Темпы роста этих поселений в целом по региону были максимальными в 1903-1913 гг. (9% в год), минимальными в 1926-1939 гг. (убыль 2,2% в год), а в 1959-1989 гг.

наблюдалось увеличение аграрных поселений в среднем на 0,5% в год.

На графике динамики численности населения сельскохозяйственных населенных пунктов обращает на себя внимание сродство районов: IV и VI;

II, VII и VIII;

IХа и IХб.

Неаграрные моноспециализированные поселения большого интереса для нашего исследования не представляют, являясь нерегулярными ком понентами сети расселения, и поэтому подробно анализировать динамику их населения мы не будем. Скажем только, что они в основном сконцен трированы в трех районах – VII, IХб и IХв, и тенденция их развития была направлена на увеличение в 1926-1959 гг. (индустриализация), а после 1959 г. наблюдалось резкое снижение уровня их населения. Исключение – поселок Талакан и вместе с ним район IХб.

Население малых смешанных поселений до 1939 г. росло в основном аналогично аграрным населенным пунктам, к которым они в то время в большинстве и относились. Затем малые смешанные поселения стали ме стными центрами расселения, получив значительные преимущества над окружающей селитьбой. Рост их населения поэтому с 1939 г. идет опере жающими темпами по сравнению со всеми моноспециализированными по селениями.

Рис. 20-1. Динамика численности населения природных районов Бла говещенского подрайона: а) все население;

б) малые смешанные поселения.

Рис. 20-2. в) аграрные поселения.

Рис. 20-3. г) аграрные поселения;

д) малые смешанные поселения;

е) все поселения, кроме городов.

Рис. 20-4. ж), з) моноспециализированные поселения.

Рис. 20-5. и) все поселения, кроме городов.

Рис. 21. Динамика плотности населения аграрных поселений при родных районов Благовещенского подрайона.

Города Благовещенского подрайона по характеру динамики населе ния группируются достаточно четко. Белогорск, Свободный, Райчихинск и Завитинск росли по восходящей, увеличивая темпы роста до 1939 г. и уменьшая их после этого. Благовещенск, напротив, имел более сложную кривую динамики, которая в 1913-1917 гг. показывает спад, а в 1917 1939 гг. отсутствие существенных сдвигов. Видимо, причин здесь несколь ко – и ухудшение географического положения из-за строительства Транс сиба на 130 км северо-восточнее, и события бурных 1914-1920 гг. (первая мировая война, две революции, гражданская война), отрицательно больше влиявших на население города, чем сел, и последовавший затем период ужесточения режима власти, с которым совпал бурный рост неаграрного населения региона в районе полосы вдоль Транссиба, оттянувший на себя, видимо, часть населения Благовещенска.

Так или иначе, увеличение населения Благовещенска началось вновь лишь в 1940-е гг., с восстановлением Амурской обл. сначала в составе Ха баровского края, а затем в качестве самостоятельной административной единицы РСФСР (1948 г.).

Суммирование населения всех поселений, кроме городов, прин ципиально почти не меняет вид графика по сравнению с графиком ди намики аграрного населения. Многие районы при этом только увеличи вают показатели последних десятилетий. Сильно изменился рисунок динамики лишь района VII.

Подытожим анализ количества населения природных районов.

К 1989 г. в результате сложных процессов сформировалась со временная картина заселения территории исследования. Собранные данные показали меньшую зависимость характеристик количества жи телей от природных рубежей, чем показателей количества поселений.

Многие характеристики не позволяют различать районы «основные» и «переходные», другие могут быть использованы для таких сопоставле ний лишь отчасти.

В то же время показатели числа жителей позволили сделать ряд но вых выводов и подтвердить некоторые уже сформулированные:

1. По целому ряду показателей сходны между собой районы «основ ные» и «переходные»-I, а также «переходные»-II и зоны Юг-Север (дина мика структуры количества населения по типам поселений;

динамика об щего количества населения).

2. Обнаружено определенное сходство между собой районов II и VIII – их делает похожими окраинность, небольшое количество населения и повышенная доля аграрного населения.

3. Подтверждена правомочность отнесения к одной группе районов I и V (динамика структуры населения и численности населения), а также районов IV и VI (те же сведения).

4. Установлена уникальность для региона района III (“столично го”) по всем проанализированным данным. Благовещенск также отли чается от всех прочих городов региона числом жителей и динамикой численности населения.

5. Можно считать установленным факт меньшей зависимости количественных показателей населения от природных рубежей, чем данных о количестве населенных пунктов. Наибольшее влияние при родные границы оказывают на соотношение населения (структуру) поселений различных функциональных типов, в меньшей мере – на характер динамики населения.

Закончив анализ сведений об основных характеристиках сети посе лений, перейдем к производным от них показателям – индексам. В этом параграфе остановимся на плотности населения и средней людности по селений. Густота населенных пунктов рассматривалась выше, а средняя площадь, приходящаяся на одно поселение и расстояние между населен ными пунктами будут проанализированы в разделе о рисунке сети рассе ления Благовещенского подрайона.

Сравним природные районы территории исследования по плотно сти населения, различая при этом плотность населения аграрных посе лений, малых смешанных поселений, а также привлекая данные о плот ности населения всех населенных пунктов, кроме городов. До 1939 г.

малые смешанные поселения по указанным выше причинам считаются аграрными, а с 1959 г. выделяются из общей суммы. В районе VI Варва ровка считается аграрным поселением вплоть до 1989 г., когда она при обрела нынешний статус.

Приведенные графики (рис. 22) показывают, что учет площади районов приблизил их показатели к нашей группировке по сравнению с показателем числа населения – выделились наибольшей плотностью районы «переходные»-I, сблизились характеристики районов зоны Юг Север, остались сходными I и V, II и VIII. В то же время кривая рай она II на графике ближе к IХа, а VIII – к IХб и IХв, что совпадает с их взаиморасположением на карте. Но если район VIII имеет более высокий показатель, чем его более периферийные соседи, то у II он ниже, чем у расположенного севернее IХа.

Итак, плотность населения показывает, что не только данные о собственно поселениях, но и об их людности с учетом плотности распо ложения могут подтвердить выводы о наличии заметного влияния при родных рубежей на сеть расселения. Самые высокие показатели плотно сти сельского населения в пределах региона наблюдаются именно в при родных районах, находящихся на стыках физико-географических под провинций. В то же время «переходные» районы второй группы (VII и VIII) имеют плотность населения ниже, чем в «основных», что связано с приближенностью к периферии.

Рис. 22-1. Динамика средней людности поселений природных рай онов Благовещенского подрайона: а), б) малые смешанные поселения.

Рис. 22-2. в), г) аграрные поселения.

Рис. 22-3. д) моноспециализированные поселения.

Возвращаясь к анализу сети поселений Благовещенского подрайона, отметим, что по средней людности поселения природных районов варьи руют в меньших пределах, чем по уже рассмотренным сетевым расселен ческим характеристикам, в то же время обнаруживая ряд закономерностей территориальной дифференциации, особенно в разрезе групп районов. Так, людность аграрных населенных пунктов в «основных» районах близка к средней по региону, а вне их пределов увеличивается в благоприятных для заселения условиях (районы «переходные»-I, IХа), либо уменьшается в менее благоприятных условиях («переходные»-II, IXб, IХв).

Малые смешанные поселения не показали выраженной зависимости, лишь подтвердив свое обособление от низовой сети поселений с 1926 1939 гг.

3.3. Анализ формирования сети расселения социально географических районов Благовещенского подрайона Характеристики сети поселений социально-географических районов анализировались с применением тех же методов и той же системы показа телей, что и для районов природных. Поэтому в ряде случаев опущены ме тодические пояснения и сокращена выводная часть, где она касается всего региона в целом (все это можно найти выше). Аналогичный материал по природным районам более обширен также по причине наличия четких вы раженных закономерностей зависимости показателей сети расселения от физико-географического районирования, тогда как социально географические районы гораздо менее дифференцированы по сетевым рас селенческим характеристикам.

Перейдем к собственно анализу. По данным о времени основания поселений в разрезе социально-географических районов были построены диаграммы, показывающие интенсивность процесса образования поселе ний в динамике (рис. 23, 24). Итоговая диаграмма (рис. 23) не столь крас норечива, как аналогичный рисунок для физико-географических районов (см. рис. 15 на с. 64), по ней нельзя сделать однозначные выводы о той или иной группировке районов между собой. Поэтому мы подвергли данные дополнительной обработке, сгруппировав социально-географические рай оны по указанному показателю с интервалом в одну единицу измерения (количество поселений на 10 тыс.кв.км за 10 лет). Все объекты группиров ки (районы и их группы) распределились так, как показано в табл. 8. Чтобы полнее учесть данные, мы сложили для каждого района и каждой группы районов номера групп, в интервал которых они попали, из двух частей таблицы – А и Б. Таким образом, учитываются исчезнувшие поселения. В итоге складывания получилась часть В табл. 8. Проведем анализ всей таб лицы.

ед.

Перех.- Перех.- Переходные Зона вл. Благ Основные Всего Зона вл. Своб.

Зона вл. Райч.-Зав.

Исчезнувшие поселения Существующие поселения Рис. 23. Итоги процесса образования поселений по социально географическим районам Благовещенского подрайона Чем больше число в первой колонке табл. 8, тем большей интенсив ностью отличался процесс образования поселений. При сопоставлении с картой (рис. 25б) видны территориальные сочетания: компактно распола гаются районы 10 и 13;

3, 4, 5;

6 и 11;

1, 2, 7 – все они находятся в общих группах в табл. 8В.

Таблица Группировка социально-географических районов Благовещенского подрай она по итоговому показателю процесса образования поселений А. С учетом исчезнувших поселений №№ Интервал, Районы Группы районов групп ед.

1 Менее 10 8, 13, 10 «Переходные»-2 (10, 11) 2 10,0-11,0 12, 5 Зоны влияния Благовещенска (1, 2, 8, 9), Рай чихинска-Завитинска (12, 13, 14), «переход ные»-1 (5, 7), все «переходные», все районы в целом 3 11,1-12,0 1, 9, 3, 4, 6, 14, 7, 11 Зона влияния Свободного, «основные»

4 Более 12 2 – Б. Без учета исчезнувших поселений №№ Интервал, Районы Группы районов групп ед.

1 Менее 8 3, 4, 12, 13, 10 Зоны влияния Свободного, Райчихинска Завитинска 2 8,0-9,0 8, 9, 5, 14 Зоны влияния Благовещенска «основные», «переходные»-2, все «переходные», все рай оны в целом 3 9,1-10,0 2, 6, 11 «Переходные»- 4 Более 10 1, 7 – В. Суммирование номеров групп Суммы но- Рай- Группы районов меров групп оны 2 13, 10 – 3 8, 12 Зона влияния Райчихинска-Завитинска, «переходные»- 4 3, 4, 5 Зоны влияния Благовещенска, Свободного, «переходные», все районы в целом 5 9, 14 «Основные», «переходные»- 6 6, 11 – 7 1, 2, 7 – Среди возможных вариантов трактовки данных табл. 8В нам пред ставляется самым интересным группировка районов по «третям» – строкам со значениями сумм номеров (1-я колонка таблицы): 2 и 3, 4 и 5, 6 и 7.

Объединив таким образом районы (рис. 25б), мы увидим, что:

1) средняя «треть» – районы 3, 4, 5 и 14 – занимает периферию юга Амурской обл., а район 9, напротив, является центральным;

2) первая «треть» – районы 13, 10, 8 и 12 – располагается ближе к восточной и южной части региона, образуя компактную территорию;

3) районы последней «трети» также располагаются компактно, но ближе к северным и западным частям массива сплошного заселения.

Следовательно, анализируемый показатель – интенсивность про цесса новообразования населенных пунктов – достаточно четко диффе ренцирован. Большие его значения говорят либо о неустойчивости сети поселений, частых случаях исчезновения населенных пунктов (районы 9, 14), либо о привлекательности района для заселения (районы 1, 7 и др.).

Меньшая интенсивность образования поселений может истолковываться как показатель устойчивости сети поселений (районы 10, 13), и в то же время как доказательство наличия неблагоприятных для плотного засе ления условий (район 4).

Сравнивая данные об интенсивности пунктообразования социаль но-географических районов с таковыми природных районов (см. рис. на с. 65), мы обнаружим невысокое совпадение показателей на примерно сходные территории, что связано с наличием в пределах физико географических районов незаселенных участков, изменяющих анализи руемые показатели. Перекрываются зоны самых высоких значений (рай оны 1, 2, 6, 7 – и III, IV, VI), но прочие сопоставить труднее. Поэтому с помощью сложения карт, путем суммирования средних значений интен сивности пунктообразования в перекрывающихся контурах природных и социально-географических районов была получена интегральная карта (рис. 25а).

Рис. 24. Динамика процесса образования поселений по социально географическим районам Благовещенского подрайона.

На полученной карте резче отражены порайонные различия плотно сти поселений (интенсивности их основания). Вырисовывается наличие в пределах массива сплошного заселения его центральной части, с наиболее высокими показателями плотности (междуречье Зеи и Буреи, а также юг Амуро-Зейского междуречья), а на северо-запад (вдоль Транссиба), на се веро-восток (по Селемдже) и на юго-восток (вдоль Транссиба и Амура) протягиваются «протуберанцы» массива, имеющие меньшие показатели, но все же более высокие, чем окружающие их территории.

В пределах центральной части массива выделяются несколько особо плотно заселенных контуров, находящихся в основном в пределах «пере ходных» природных районов, и располагающиеся почти непрерывной по лосой, разделяя массив на северную и южную части.

Мы можем говорить о новом подтверждении наличия в пределах Благовещенского подрайона узкой полосы, выделяющейся высокими пока зателями плотности сети поселений (и плотности сельского населения), и приуроченной не к Транссибу, как это можно было ожидать, а к границам физико-географических подпровинций.

Отметим, что при выборе критериев группировки контуров (рис. 25а) был использован метод плавающей группировки.

Переходя к порайонному анализу процесса новообразования насе ленных пунктов, мы должны прежде всего отметить одну их особенность по сравнению с природными районами. В пределах практически всех групп районов, примерно соответствующих зонам влияния крупнейших центров расселения региона («основные» социально-географические рай оны), наблюдается очень большая вариативность хода процесса основания поселений, тогда как в группах природных районов была видна схожесть течения этого процесса. Исключение составляют районы 3 и 4, имеющие однотипную динамику, – но они же точнее, чем прочие группы социально географических районов, «ложатся» в соответствующую им группу рай онов природных (IХа и IХб).

Такой разнобой, как мы считаем, говорит о различии самой сущно сти районов физико- и социально-географических. Если первые в своей основе имеют критерий схожести, то вторые – связности, а связность дале ко не предполагает однообразия;

напротив, чем лучше дифференцирован социально-географический район, тем необходимо более тесной становит ся взаимосвязанность его частей. Связи как атрибут анализа системы не является предметом нашей работы – мы рассматриваем сетевые характери стики населения, что, впрочем, не мешает в сети находить проявления сис темных закономерностей.

Формирование сети поселений зоны влияния Благовещенска (рай оны 1, 2, 8, 9) до 1900 г. (период I) было интенсивным в пределах Амуро Зейской части (районы 1 и 2), а в первые годы ХХ в. (период II) перемес тилось в основном в пределы района 9. Во время «столыпинского» заселе ния (1906-1913 гг.) интенсивность процесса была более равномерной по всем районам зоны, а после перерыва в пунктообразовании (период IV) резкое ускорение процесса произошло в Зазейской части (районы 8, 9). Пе риод VI (1927-1953 гг.) – вновь равновесие между 1-2 и 8-9 районами, а последние десятилетия (период VII) характеризуются общим снижением показателя до очень небольших величин.

Районы 3 и 4, составляющие зону влияния Свободного, по дина мике новообразования поселений очень схожи между собой и с при родными районами IХа и IХб, с которыми хорошо соотносятся по за нимаемой территории. В общих чертах особенности анализируемого процесса здесь – это его вялое течение до реформ начала 1900-х гг. и бурный рост в 1901-1913 гг. с последующим резким замедлением в те чение советского времени.

Схожий рисунок и у диаграммы района 6 (зона влияния Белогор ска), только пик 1906-1913 гг. не так высок, и переход к нему от пре дыдущих периодов, как и переход от него к последующим более плав ный, чем у районов 3 и 4.

Подобным же образом шло основание поселений и у одного из районов зоны влияния Завитинска и Райчихинска – района 12. И хоть период IV (1914-1917 гг.) здесь гораздо более активен, чем в рай онах 3, 4 и 6, – большая часть этих поселений перестала существовать.

Другие районы этой группы – 13 и 14 – отличаются от 12-го, как и друг от друга. Район 13 характеризуется самым плавным течением процесса, без бурных подъемов и резких спадов, а 14-й имеет пики в 1906-1913 и 1918-1926 гг.

«Переходные» районы совершенно различны по анализируемому процессу – так, в пределах 5-го района наибольший пик приходится на 1901-1905 гг. (чего нет ни в одном другом районе региона), тогда как у района 11 этот период не интенсивнее следующего, третьего (1906 1913 гг.), у района 10 он чуть ниже, а у района 7, соседнего с 5-м, в течение 1901-1905 гг. поселения вообще не образовывались. То же можно сказать и по другим периодам (особенно если принимать во внимание долю исчезнувших поселений, подробно рассмотренную ниже) – различия в динамике новообразования населенных пунктов в «переходных» районах очень велики.

Итак, налицо разнородность процесса пунктообразования в районах, находящихся в непосредственной близости друг от друга, но расположен ных в разных природных районах. Районы 3 и 4 схожи между собой, одно временно обладая единой природной основой. Район 12 больше похож на эти районы, чем на соседние – и он находится в основном в пределах «пе реходного» природного района VII. Отклонений от указанной закономер ности нами не найдены.

Таблица коэффициентов выравнивания для социально географических районов, примененных для вычисления данных к рис. 24, приводится в приложении (табл. 1).

Характеристика доли исчезнувших поселений в общем их количест ве, как и показатель, проанализированный выше, также отличается боль шим разбросом значений по социально-географическим районам. В целом можно сказать, что эта доля будет тем больше, чем более периферийное положение занимает район (см. рис. 26) – от низких показателей районов 1, 8, 13 к высоким для 3, 4, 12, 14. Но этому наблюдению есть несоответствия – так, район 9 имеет при центральном положении 5-е место (из 14) по доле исчезнувших населенных пунктов, а низким показателем, напротив, обла дает периферийный район 6. Но тем не менее общая тенденция роста этой характеристики при удалении от центра несомненна (достаточно сравнить пары районов: 10 и 11, 5 и 7, 2 и 1, 12 и 13 и т.д.).

% Зона вл. Благ Зона вл. Своб.

Зона вл. Райч.-Зав.

Основные Перех.- Перех.- Переходные Всего Исчезли в период VII Исчезли в период VI Рис. 26. Доля исчезнувших поселений в общем количестве населенных пунктов социально-географических районов Благовещенского подрайона С чем же связаны большие колебания, в том числе и в пределах поч ти каждой группы районов? Прежде чем рассмотреть этот вопрос, разбе рем некоторые сюжеты об исчезновении поселений.

Район 9, отличающийся высоким показателем (около 25% поселений – исчезнувшие), в течение ряда лет был ареной больших социальных по трясений. К революциям 1917 г. здесь жили, помимо основной православ ной крестьянской массы населения, казаки (около 10 хуторов и 1 станица, более 6 тыс.чел.) и сектанты – молокане и баптисты (около 10 сел, около 9 тыс.чел.). Как свободолюбивые казаки, так и инакомыслящие сектанты в первую очередь были подвергнуты репрессиям и притеснениям, в резуль тате чего их поселения полностью изменились, став, как и их окружение, крестьянскими (и уже неверующими), а целый их ряд исчез в последую щем – в периодах VI (Высокое, Назаровский и др.) и VII (Исаевка).

Имеются в районе 9 исчезнувшие поселения с немецкими назва ниями – Фриденефельд, Клейнфельд и др. (всего – 5). В конце 20-х – начале 30-х гг. в долине р. Уртуй (в пределах современного Констан тиновского района) были поселены немецкие семьи – видимо, ехавшие на восток страны по доброй воле. Они дали начало небольшому не мецкому району, существовавшему, судя по всему, до начала войны, и имевшему население до 800 чел. Уже к 1943 г. эти поселения имену ются в архивах «бывшие немецкие», в 1959 г. существовали только из них (под русскими названиями), а вскоре исчезли и они. В литера туре нам встретилась статья с описанием появления на Дальнем Вос токе депортированных из европейской части страны немцев, но в этой работе охватывается период более поздний (40-е гг.), когда описанные поселения уже не были немецкими (Бугай, 1993).

В пределах других районов также были поселения казаков, сек тантов (молокан, баптистов, староверов), населенные пункты с немец кими названиями (Сталиндорф на р. Хинган, пограничной с Еврейской авт.обл.), но они составляли не основную часть исчезнувших поселе ний. Это были преимущественно:

1) небольшие аграрные поселения бедноты 1918-1926 гг. основания;

2) железнодорожные поселки, основанные в 1927-1953 гг.;

3) поселения лесной промышленности и прочих неаграрных типов специализации, основанные преимущественно как временные, но имевшие порой (в течение очень недолгого времени) очень значительное население – до нескольких сот человек (видимо, в основном заключенные лагерей).

Таким образом, исчезали поселения «незакономерные», являющиеся нерегулярным компонентом сети расселения, и, напротив, старые населен ные пункты, не «вписавшиеся» в требования к социальной структуре насе ления конца 1920-х гг.

От анализа количества населенных пунктов перейдем к рассмотре нию динамики численности населения и производных от нее показателей (распределение поселений по людности будет рассмотрено далее).

Рис. 27-1. Динамика структуры численности населения социально географических районов Благовещенского подрайона (условные обозначе ния см. на следующей странице).

Рис. 27-2.

Динамика структуры численности населения по функциональным типам поселений (рис. 27) различна для социально-географических рай онов региона, которые можно отнести к тому или иному из выделенных выше (с. 78-79) типов динамики:

1. «Новоиндустриальный» тип (развитие на базе аграрного района более или менее развитой сети неаграрных поселений) – районы 3, 6, 12, 13, 14. Располагаются вдоль Транссиба (за исключением района 13, где развития неаграрных поселений связано с освоением Райчихинского буро угольного бассейна).

2. «Сельскохозяйственная окраина» (отсутствие значительной про слойки неаграрных поселений в течение всего времени) – районы 2, 5, 6.

Отсутствие выраженных местных центров расселения в районах 5 и привело к многочисленным перекраиваниям здесь в советское время гра ниц административных районов.

3. «Развитые сельскохозяйственные районы» (с выраженными мест ными центрами расселения) – 8, 9, 7, 11.

4. «Столичный» район – 1.

Район 4 занимает промежуточное положение между типами 1 и 2, поскольку его южная часть является сельскохозяйственной периферией, а северная – сочетание аграрных и промышленных (лесозаготовка, золото добыча) поселений.

Очевидно, что группировка районов по типам динамики структуры численности населения не соответствует их предварительной группировке, чего не наблюдалось при анализе природных районов.

Динамика абсолютных величин численности населения социально географических районов Благовещенского подрайона демонстрирует нам (рис. 286) свою зависимость от структуры населения по функциональным типам поселений (как это было и у природных районов), а также (что час тично опосредовано структурой населения) расположением районов – цен тральным либо периферийным. Так, более центральные староосвоенные развитые аграрные районы 8, 9, 13 в 1926-1939 гг. теряют значительную часть населения (о причинах и составляющих этого процесса мы говорили выше), а фактически все окраинные районы, имеющие (либо получившие позже ввиду положения на Транссибе) значительную долю неаграрного населения, в тот же период увеличили число жителей (районы 3, 4, 12, 14).

Прочие особенности динамики численности населения, а также плот ности населения (рис. 29) будут использованы ниже при заключительном анализе сети расселения Благовещенского подрайона. Отметим, что дан ные по социально-географическим районам обнаружили большую случай ность дифференциации, чем по природным, что делает необходимым не обособленный анализ, а сопоставление этих двух рядов сведений на одну территорию, которое содержится в последней главе работы.

Рис. 28-1. Динамика численности населения социально географических районов Благовещенского подрайона: а) все население, кроме городов;

б) малые смешанные поселения.

Рис. 28-2. в), г) аграрные поселения;

д) все поселения, кроме городов.

Рис. 29-1. Динамика плотности населения социально-географических районов Благовещенского подрайона: а) все население, кроме городов;

б) аграрные поселения.

Рис. 29-2. в) аграрные поселения.

Рис. 30-1. Распределение аграрных поселений среднего размера (101 1000 жит.) социально-географических районов Благовещенского подрайо на по людности в 1989 г.

Рис. 30-2.

Рис.30- Распределение поселений по людности для социально географических районов было проанализировано по той же методике, что и для природных. Аналогично были задействованы те районы, количество аграрных поселений средней людности (101-1000 чел.) в которых оказа лось достаточным для анализа. Полученные кривые (рис. 30), на наш взгляд, не дают оснований для каких-либо группировок районов, кроме в некоторой мере одного из параметров – первого пересечения с осью абс цисс. Наиболее крупноселенными, исходя из этой характеристики, являют ся районы 9, 13, 6 и 14, а мелкоселенными – 8, 3, 12, 5.

Периодичность волн на графиках распределения, как и в разрезе при родных районов, в среднем укладывается в интервал 250±30 (табл. 9). Об наруживается также некоторая сходность кривых «переходных» природ ных районов с «переходными» социально-географическими, а также «ос новных» физико- и социально-географических.

Таблица Основные параметры кривых распределения аграрных поселений (от до 1000 жит.) социально-географических районов Благовещенского под района по людности Районы и их 1-е пе- 1-й 1-й 2-й 2-й 3-й Разница ми- Разница группы ресе- ми- мак- ми- мак- ми- нимумов макси чение с ни- си- ни- си- ни- мумов 1-2 2- осью Х мум мум мум мум мум 8 280 400 575 700 950 – 300 – 9 325 450 600 750 850 – 300 – Зона вл. Благ. 300 450 575 700 825 – 250 – 3 270 325 425 550 650 900 225 350 Зона вл. Своб. 290 325 425 550 600 – 225 – 6 (з.вл. Белог.) 375 500 600 675 800 925 175 250 12 280 350 450 550 625 – 200 – 13 360 450 550 625 750 850 175 225 14 325 475 650 800 950 – 325 – Зона вл. Р.-З. 330 450 700 850 – – 400 – – «Основные» 330 500 600 700 800 – 200 – 5 280 350 450 550 800 – 200 – «Переход- 280 350 475 550 700 – 200 – ные»- «Переход- 310 400 550 675 725 900 275 225 ные»- Переходные 290 400 500 600 700 – 200 – Всего 320 475 600 700 800 – 225 – Подведем некоторые промежуточные итоги.

1. Анализ формирования сети поселений в разрезе природных рай онов Благовещенского подрайона показал высокую степень зависимости динамики ее характеристик от физико-географических рубежей. Природ ные районы, находящиеся на границах подпровинций и входящие в группу «переходных» районов, отличаются от прочей территории исследуемого региона более высокими показателями развития сети расселения: плот ность населения аграрных поселений, интенсивность новообразования на селенных пунктов, доля исчезнувших поселений, наличие поселков город ского типа и городов, характер кривой распределения аграрных поселений среднего размера (101-1000 жит.) по их людности. Полученные данные по казывают четкую зависимость сети сельских и городских поселений от природных факторов, при этом наиболее благотворно на динамике показа телей сети расселения сказывается разнообразие природной среды при прочих равных условиях – в целом благоприятной обстановки для заселе ния территории.

2. Исследование динамики сети расселения в разрезе социально географических районов показало невозможность четкой группировки этих районов по сетевым расселенческим показателям друг с другом. Это говорит о слабом влиянии административного деления (на основе анализа которого за последние 80 лет и были выделены данные районы) на форми рование сети расселения Благовещенского подрайона, и о необходимости изучать сеть расселения сопряженно с изучением территориальной диффе ренциации природной среды района исследования, в частности – местона хождения природных рубежей.

3. Несоответствие границ физико- и социально-географических рай онов позволяет сделать вывод о том, что при административном райониро вании Благовещенского подрайона не руководствовались природными ру бежами достаточно высокого ранга (физико-географические подпровин ции), а выбирали в качестве рубежей в основном водоразделы малых рек (до 1926 г.) либо их русла в сочетании с водоразделами (после 1926 г.).

3.4. Особенности сети поселений Урало-Поволжья Со времени выхода блестящих монографий Л.Е. Иофы и И.В. Комара (с участием М.Ф. Хисматова) (Иофа, 1951;

Комар, 1959), в значительной степени закрывших вопросы географического изучения го родов Урала для 1960-х – 1970-х гг., произошло много событий, и при со хранении общих черт иерархии городских поселений на этой территории необходимо отметить ряд перемен.

Во-первых, общий для большинства стран мира, в том числе для России процесс терциаризации привел к изменению соотношения между рядом функций городов – переработка сырья и производство продукции обрабатывающей промышленности в одних центрах в меньшей, в других в большей степени уступает существенную часть влияния отраслям третич ной и даже четвертичной (информационный сектор) и пятеричной (сектор принятия решений) экономики.

Во-вторых, механизмы рыночного хозяйства не могут не влиять на его территориальную организацию, и пусть еще не так заметно, но верно рисунок связей, выстраиваемых до распада СССР в значительной степени посредством целевого управления, видоизменяется. Резко выросло число субъектов организации территории, что приводит к размыванию старых рубежей и (реже) – к формированию новых. Примерами тому являются возрождение интереса к северному вектору развития Среднего Урала (в сторону Коми) и интенсификация развития башкирской части Магнито горской агломерации.

В-третьих, появляются новые элементы расселения, равно как и ви доизменяются (а порой и исчезают) прежние. Так, в Башкортостане в кон це 1980-х – 1990-е гг. появились два новых города – один благодаря спро ектированной, но так и не построенной атомной станции (Агидель), а вто рой при преобразовании так называемых «ящиков» в ЗАТО (Межгорье).

Еще более крупные города подобного рода имеются в Челябинской (Озерск) и Свердловской (Заречный) областях, не говоря уже о поселках городского типа. Изменением другого рода является преобразование сель ских поселений в пгт и обратно. Наиболее заметным событием этого ряда на Урале в последние десятилетия является массовый перевод почти всех поселков городского типа Башкортостана в сёла (40 из 42) в 2005-2006 гг., из-за чего доля горожан в республике снизилась с 65 до 60%. Можно гово рить, что эти поселения в основном остаются в числе центров расселения как минимум районного, а то и межрайонного значения, но данное явление изменения статуса симптоматично, тем более являясь продолжением по добных процессов в других регионах страны. Происходит также изменение сети транспортных путей, в том числе магистральных – так, в Башкорто стане проложена автотрасса Уфа – Белорецк, построены десятки мостов, введен в эксплуатацию новый мост через р.Уфа в столице региона.

В-четвертых, все больше заметен процесс субурбанизации и даже рурбанизации. «Расползаются» коттеджные поселки, располагаясь уже на расстоянии 30-40 и более километров от региональных центров. Растет благоустроенность жилья коммунальными услугами и транспортная дос тупность в сельской местности, порой даже весьма отдаленной от крупных городов. Традиционное понимание такого объекта географии городов, как агломерация, требует корректировки, поскольку прежние методы изучения этих важных форм расселения дают не всегда адекватные результаты. Ни же мы обратимся к данному сюжету несколько подробнее.

На территории Южного Урала, охватывающей в России Башкорто стан, Челябинскую и Оренбургскую области, имеются три формы город ского постоянного расселения: относительно изолированные (одиночные) города (примеры: Белебей, Карталы, Бугуруслан), группы городов (в т.ч.

северо-западная группа в Башкортостане в составе Нефтекамска, Агидели и Янаула) и агломерации.

Среди агломераций наиболее сложившейся является Челябинская, кроме центрального включающая в себя еще три города, 6 пгт (до недав них слияний – более 10) и 3 сельских райцентра. Эта агломерация хорошо известна, но и для нее существует много вопросов. Например, неясны гра ницы, так как прогресс транспорта и процесс урбанизации ведут к расши рению этого объекта, причем порой в режиме пульсации (сезонной, а то и недельной и даже суточной).

Вторая агломерация района исследования по своей зрелости и раз мерам – Уфимская, имеющая площадь 2,8 тыс. кв.км и население 1265 тыс.жит. (в т.ч. 168 тыс.жит. в 300 сельских поселениях Уфимского, Благовещенского, Иглинского, Кармаскалинского, Чишминского и Кушна ренковского районов), 3 поселения городского типа (гг. Уфа и Благове щенск, пгт Чишмы). Особенность Уфимской агломерации состоит в слож ности внутренней структуры: Уфа имеет несколько четко обособленных друг от друга массивов застройки, что наряду с историко-географическими и социально-культурными особенностями позволяет рассматривать ее не только как город, но и как агломерацию в агломерации.

Стерлитамакско-Салаватская агломерация, или «Башкирское Трехградье»: 1,8 тыс. кв.км, 553 тыс.жит. (в т.ч. 60 тыс.жит. в 180 сельских поселениях Стерлитамакского, Гафурийского, Ишимбайского, Мелеузов ского районов), 3 города – Стерлитамак, Салават и Ишимбай). Имеет отно сительно слабо выраженную пригородную зону, ни одного пгт (до 2005 г.

этот статус имело с. Зирган).

Магнитогорская агломерация располагается на территории Челя бинской обл. и Башкортостана, имеет площадь более 2,2 тыс.кв.км (в т.ч. в РБ – около 750 кв.км). Пригородная зона состоит из двух городских посе лений (г. Верхнеуральск и пгт Межозерный) и около 100 сельских насе ленных пунктов (из них - в РБ, в т.ч. восточные и северные территории Абзелиловского р-на, а также сс. Абзаково и Новоабзаково Белорецкого р на). Население составляет более 480 тыс.жит., в т.ч. (на 1.01.2007, по:

www.tur.samara.ru): г. Магнитогорск – 409 тыс.жит., г. Верхнеуральск – 10 тыс.жит., пгт Межозерный – 8 тыс.жит., сельские поселения Челябин ской обл. – 35 тыс.жит., сельские поселения Башкортостана (включая рай центр с.Аскарово) – около 20 тыс.жит. Таким образом, в Башкортостане проживает более всего населения и более 1/3 сельского населения при городной зоны агломерации. Плотность сельского населения в башкирской части составляет в среднем 27 чел. на 1 кв.км (в челябинской части – 32 чел. на 1 кв.км). На территории Башкортостана расположен ряд важных объектов инфраструктуры агломерации, прежде всего аэропорт Магнито горска и туристские объекты с базами отдыха (оз. Банное, Абзаково). При городные автобусные рейсы связывают с Магнитогорском села Башкорто стана Абзаково (Белорецкий р-н), Аскарово, Гусево, Альмухаметово, Атавды, Таксырово, Баимово (все – Абзелиловский р-н).

Орско-Новотроицкая агломерация имеет небольшие размеры, но достаточно хорошо развитую пригородную зону – при общем населении двух центральных городов 350 тыс.чел. вся агломерация насчитывает бо лее 450 тыс.жит. (включая г. Гай).

Среди остальных групп городов Южного Урала выделяется Златоус товская, которая включает гг. Златоуст, Миасс, Чебаркуль, Куса (и ряд других городских поселений) и при дальнейшем развитии может сформи ровать агломерацию с населением более 450 тыс.жит. Обращает на себя внимание относительно обособленное положение Оренбурга, в пригород ной зоне которого нет поселений с населением более 10 тыс.чел., а райцен тры Первомайский (6,6 тыс.), Сакмара (4,6 тыс.) и с. Каргала (бывший пгт с 2,6 тыс.жит.) явно не образуют критическую массу для того, чтобы счи тать эту систему расселения агломерацией. В то же время территориальная организация самого Оренбурга, как и в случае с Уфой, дает возможность рассматривать его как агломерацию – тогда мы можем говорить об Орен бургской агломерации с центром, имеющим население около 2/3 от общего населения г. Оренбург. Суммарное население агломерации в любом случае не достигнет и 600 тыс.жит. (при населении Оренбурга 550 тыс.).

Рассмотрев имеющиеся формы городского расселения Южного Ура ла, остановимся на надагломерационных процессах. Несмотря на относи тельно небольшую плотность освоения территории и, следовательно, не возможность развития мегалополисов, все же обратим внимание на нали чие тесных связей между некоторыми агломерациями. Особенности терри ториальной организации общества в нашей стране способствуют развитию прежде всего внутрирегиональных связей, так как границы между субъек тами являются, как правило, недостаточно прозрачными для складывания полноценных социально-экономических отношений, и «разрываются» в основном лишь в местах прохождения федеральных транспортных и ин формационных магистралей. Однако в современных условиях границы ре гионов постепенно размываются, все меньше препятствуя формированию межрегиональных систем расселения, экономических микрорайонов и т.п.

Примерами внутрирегиональных «связок» агломераций могут слу жить пары:

1) Уфимская и Стерлитамакско-Салаватская агломерации, располо женные недалеко друг от друга и имеющие большую взаимодополняе мость хозяйства, а в значительной степени и сферы услуг (совокупная чис ленность населения с общей пригородной зоной – более 2 млн.чел.);

2) Челябинская и формирующаяся Златоустовско-Миасская агломе рации, также имеющие много предпосылок для взаимного притяжения, в.т.ч., в отличие от предыдущей пары агломераций, связанные полимаги стралью общероссийского значения (общее население – около 2 млн.чел.).

Используя данные о плотности населения, мы должны отметить, что этот показатель при всей внешней простоте является весьма неодно значным. Он может заметно меняться на одной и той же территории, если мы по-разному подходим к его определению. С другой стороны, меняя па раметры измерения плотности населения, мы можем обнаружить немало интересных особенностей распределения людей на территории. Для иллю страции этого приведем пример определения плотности населения фраг мента территории Западного Башкортостана.

На мелкомасштабных картах в школьных атласах, в Большой Совет ской и Большой Российской энциклопедиях плотность сельского населе ния здесь показывается в пределах 10-25 чел./кв.км. Границы района ис следования определялись размерами листа бумаги формата А-4 при мас штабе 1 : 500000, полностью охватив 4 административных района и час тично – еще 10. Нами были использованы данные о людности всех насе ленных пунктов данной территории на 1999 г. На выбранной площади 15,75 тыс. кв.км насчитывается 811 населенных пунктов с 443,5 тыс. жите лей (в т.ч. 239 тыс. в поселениях с более чем 5 тыс.жит.). Средняя плот ность населения составляет 28,2 чел./кв.км (в т.ч. без крупных поселений 13 чел./кв.км). На один населенный пункт приходится 19,4 кв.км (или 5,1 поселения на каждые 100 кв.км).

В результате осуществленных описанным выше образом операций нами составлены картосхемы (см. рис. 31, 32). Сравним полученные дан ные. Используя кружок диаметром 2 см и квадратную сетку точек с шагом 1 см, мы построили наиболее подробную картосхему (рис. 31б).

Рис. 31. Плотность населения при различных способах измерения:

1. диаметр кружка 2 см, шаг 1 см;

2. диаметр кружка 3 см, шаг 1 см.

Рис. 32. Плотность населения при различных способах измерения:

1. диаметр кружка 3 см, шаг 2 см;

2. диаметр кружка 8 см, шаг 5 см.

Известным методом плавающего кружка были проведены измерения плотности населения, получив, на наш взгляд, нетривиальные результаты.

Построенная по этим данным карта отражает существование прежде всего субмеридиональных структур с различной плотностью населения. Одна из них, относительно плотно заселенная, занимает центральную часть района исследования, протягиваясь полосой шириной 15-25 км от Чекмагуша на севере до Шафранова на юге. Фактически параллельно данной структуре протягиваются еще две – одна западнее, включая Шаран, Кандры и Беле бей, а другая восточнее, с Давлеканово и Раевским. Однозначно объяснить наличие таких образований сложно. Лишь восточный «хребет» явно протя гивается вдоль р. Дёма, являясь юго-западным продолжением Уфимской агломерации. Указанные зоны повышенной плотности населения отделены друг от друга относительно редкозаселенными полосами. Эти «ложбины»

местами имеют менее 1 чел./кв.км, приурочиваясь в основном к водораз дельным пространствам.

Помимо названных структур, можно проследить менее выражен ные, но все же заметные субширотные полосы. Из относительно плотно заселенных выделяются: 1) протянувшаяся от с. Шаран на восток;

2) об разованная г. Туймазы, пгт Кандры и райцентром Буздяк;

3) на линии Раевский – Белебей. Эти три полосы разделяются двумя другими, с от носительно редким населением (определенной географической привязки эти полосы не имеют).

Таким образом, на выбранной для исследования территории наблю даются 5 субмеридиональных и столько же субширотных структур с более или менее явными различиями в плотности населения. Среднее расстояние между осями положительных структур северо-южной ориентации состав ляет 20-30 км, западо-восточной – 40-50 км.

В конкретном исследуемом районе обнаружены более или менее ре гулярные структуры с различающейся плотностью населения, которые че редуются через каждые 20-30 км при следовании с запада на восток и каж дые 40-50 км при перемещении с севера на юг. Так как масштабы структур в несколько раз больше параметров кружка и сетки опорных точек, их сле дует с большой долей вероятности считать объективно существующими.

Мы предполагаем, что наличие данных структур обусловлено, во-первых, стремлением населения распределяться по поверхности с некоторой степе нью регулярности (см. теоретические построения В. Кристаллера, А. Лёша, Б.Б. Родомана), а, во-вторых, влиянием природных ландшафтов, и в пер вую очередь рельефа местности.

Обращает на себя внимание явная аномалия плотности населения в районе озера Асликуль (в центре южной части района исследования).

Здесь наблюдается заметное уменьшение людности населенных пунктов, что заметно не только по крупномасштабным измерениям, но даже по среднемасштабному. Более того, от этого озера на северо-северо-восток тянется ложбина, где также понижена плотность населения, совпадающая с верхним и средним течением р. Чермасан, одного из достаточно крупных водотоков этих мест. Это необычное явление, тем более что данная терри тория является вододефицитной, и долина реки должна быть заселена от носительно плотно.

Расположение центров расселения также представляет большой ин терес. Вокруг отмеченной Асликульской «лакуны» расположилось не сколько крупных населенных пунктов (два города, три пгт и сельский рай центр), образуя своеобразное кольцо. Подобную структуру можно обнару жить и в северной части района исследования, где кольцом выстроены крупный пгт и четыре сельских райцентра (два поселения – общие для се верного и южного колец). Трудно пока даже делать предположения о слу чайности этой картины или ее обусловленности какими-либо факторами.

Необходимо подробнее изучить данный вопрос.

Один из аспектов исследования проблемы, описанной в предыдущем пункте, может стать рассмотрение истории становления центров расселе ния. Например, в южном кольце мы наблюдаем три поселения, обязанных своим возвышением прежде всего нефтедобыче (Белебей, Кандры, Сера фимовский), два центра сельскохозяйственных территорий (Давлеканово, Раевский) и один железнодорожно-аграрный центр (Буздяк). При этом ин тересно, что Буздяк расположен в месте пересечения железнодорожной магистрали с одной из трех субмеридиональных структур с повышенной плотностью населения.

Таким образом, плотность населения оказывается достаточно измен чивой величиной в зависимости от способа ее определения. Кроме того, налицо признаки регулярности распределения населения при крупномас штабном измерении ее плотности, что требует дальнейших исследований данного вопроса – как на материалах других территорий, так и с использо ванием различных модификаций предложенного инструментария.

Важным фактором, определяющим многие черты сельского расселе ния (а через сельское – и городского), является размещение почв, их осо бенности. Была проанализирована зависимость расположения и людности сельских поселений от типов и видов почв на примере центральных рай онов Башкортостана.

Мы ограничились рассмотрением лишь относительно крупных насе ленных пунктов (более 600 чел.), взяли за основу данные о населении по сельскохозяйственной переписи 1917 г. (Роднов, 1997) и по оценке 1999 г.

(АТУ РБ, 1999), а также сведения о почвах по карте 1990 г. (Почвенная карта…, 1990). Почвенные ареалы были подвергнуты некоторой генерали зации, кроме того, не учитывалась овражно-балочная сеть (мы приняли допущение, что она примерно одинаково развита для всех почвенных ви дов) (рис. 33).


Территория исследования включала равнинную часть Иглинского и юга Нуримановского районов, юг Благовещенского и Бирского районов, Уфимский, почти весь Кушнаренковский районы, север Чишминского и Кармаскалинского районов, г. Уфа (см. картосхему на рис. 34). Предпола галось установить наличие признаков саморегуляции развития системы сельского расселения, нарушения этой саморегуляции, выявить общие чер ты динамики расположения и людности крупных населенных пунктов сельского типа.

Сельскохозяйственная перепись 1917 г., как известно, была одной из последних в серии различных учетов населения и экономики конца XIX – начала XX вв., от первой Всероссийской переписи населения 1897 г. до пе реписей 1920-х гг. Это позволяет считать ее данные достаточно достовер ными, т.к. она проводилась уже сложившимся и опытным коллективом.

Для анализа расположения поселений относительно тех или иных почв мы методом палетки определили площадь, занимаемую основными почвенными видами в пределах района исследования (ошибка измерений составила около 5% и была равномерно распределена между разными поч вами). Из всех почв были учтены следующие:

1. Светло-серые лесные (индекс Л1).

2. Серые лесные (Л2).

3. Темно-серые лесные (Л3).

4. Аллювиальные (А).

5. Лугово-черноземные (Чл).

6. Влажно-луговые (ВЛг).

7. Черноземы оподзоленные (Чоп).

8. Черноземы выщелоченные среднегумусные (Чв).

9. Черноземы выщелоченные многогумусные (Чв).

10. Черноземы типичные среднегумусные (Ч2).

11. Черноземы типичные многогумусные (Ч3).

12. Черноземы типичные карбонатные (Чк).

Остальные встречающиеся в данном районе почвы либо нетипичны (дерново-подзолистые), либо редки (аллювиально-дерновые). Кроме того, территории с почвами оврагов и балок, как уже говорилось, были отнесены к соседним ареалам с другими почвенными видами.

Населенные пункты могут располагаться вблизи границы двух и бо лее почвенных ареалов, и в этом случае мы считали равновероятным ис пользование соответствующих почв, распределяя население между ними в равной мере. Например, Старые Камышлы (Кушнаренковский район) ока зались на стыке лугово-черноземных, влажно-луговых и черноземных вы щелоченных среднегумусных почв. Соответственно, мы считали, что на каждый из этих видов почв приходится по 1/3 населения села.

Не считая Уфы, на исследуемой территории в 1917 г. зарегистрировано 154 поселения людностью 600 чел. и более, с общим населением 200,3 тыс.жит. В 1999 г. таких населенных пунктов было 84, в т.ч. 51 из списка 1917 г. и 33 новых (без учета городов и поселков городского типа), с общим населением 129,5 тыс.жит. Средняя людность за 80 лет измени лась незначительно, увеличившись с 1301 до 1542 чел.

Расположение крупных поселений в течение XX в. заметно измени лось. В 1917 г. их количество было почти в два раза больше, чем в 1999 г.;

эти поселения тяготели к небольшим рекам и пойменным озерам. В лево бережной части бассейна р. Белой, где преобладают черноземные почвы, в пределах района исследования насчитывалось 91 крупное поселение, в правобережной (здесь преимущественно серые лесные почвы) – 63. В 1999 г. на левобережье число сел и деревень с более чем 600 жителей уменьшилось на 1/3 до 59, в то время как правобережных – более чем в два раза, до 25.

Показательно также, что поселения, появившиеся в 1999 г. по срав нению с 1917 г., расположены преимущественно в левобережной части района исследования – 25 из 33.

В результате в бассейне р. Уфа и других притоков р. Белой сеть крупных сельских поселений оказалась сильно изреженной, а в левобе режной части они располагаются преимущественно уже не вдоль малых рек, а вдоль транспортных магистралей – железнодорожных и автомобиль ных.

Мы подсчитали численность населения, которая приходилась на ка ждый из 12 почвенных видов в 1917 и 1999 гг. (табл. 10).

Таблица Площадь и динамика населения почвенных ареалов района исследования Поч- Площадь Население, Население, 1999 г. Измене вы 1917 г. 1999 г. к ние доли, тыс.км2 1917 г., проц.

% тыс.ч. % тыс.ч. % % пункты Л1 1,5 12,5 11,5 5,8 3,9 3,0 33,5 -2, Л2 2,6 21,6 34,6 17,2 11,6 8,9 33,5 -8, Л3 1,2 9,9 18,4 9,2 14,3 11,1 78,0 1, А 2,7 22,5 48,9 24,4 36,7 28,4 75,1 4, Чл 0,1 1,1 2,2 1,1 0,3 0,2 13,2 -0, ВЛг 0,0 0,3 0,6 0,3 0,3 0,2 45,7 -0, Чоп 0,1 1,3 3,4 1,7 1,1 0,8 31,8 -0, Чв 1,5 12,3 25,9 12,9 31,8 24,6 122,9 11, Чв 0,7 6,1 15,9 8,0 20,7 16,0 129,8 8, Ч2 1,0 8,3 29,4 14,7 7,3 5,6 24,9 -9, Ч3 0,3 2,6 7,6 3,8 1,1 0,8 13,8 -3, Чк 0,2 1,5 1,9 0,9 0,6 0,4 30,5 -0, Всего 12,0 100,0 200,3 100,0 129,5 100,0 64,7 За 80 лет абсолютная людность крупных сельских поселений увели чилась только на выщелоченных черноземах. По населения потеряли темно-серые и аллювиальные почвы – это меньше, чем потери всего рай она исследования (свыше 1/3), поэтому доля живущих на этих почвах лю дей в общем населении выросла. Уменьшение населения особенно заметно на серых и типично-черноземных среднегумусных почвах (доля уменьши лась на 8-9 процентных пунктов), при этом вторые потеряли более люд ности.

Чтобы получить более полное представление о значимости различ ных почв для сельского населения, сопоставим выше рассмотренные дан ные с долей площади, занимаемой почвенными ареалами в районе иссле дования, а также с информацией о распаханности территорий с теми или иными почвами (данные по Башкортостану в целом). Для этого мы соста вили таблицу по видам почв с указанием соответствующих параметров, а также коэффициентов, показывающих их соотношения (табл. 11).

Таблица Коэффициенты освоенности почв района исследования Поч- Доля от Доля в k1 k2 k вы площади пашне 1917 г. 1999 г. 1917 г. 1999 г.

РБ, % РБ, % Л1 5,4 3,3 0,60 0,77 0,40 0,46 0, Л2 12,9 15,5 1,21 0,66 0,34 0,80 0, Л3 9,1 13,4 1,48 0,63 0,76 0,93 1, А 0,9 0,6 0,70 1,54 1,80 1,08 1, Чл 0,2 0,2 0,70 1,43 0,26 1,00 0, ВЛг 0,6 0,3 0,47 2,13 1,43 1,00 0, Чоп 1,8 3,9 2,17 0,60 0,29 1,31 0, Чв 0,52 1,00 1,05 2, } 14,0 } 27,9 } 2, Чв 0,65 1,31 1,31 2, Ч2 0,78 0,29 1,77 0, } 6,2 } 14,0 } 2, Ч3 0,64 0,14 1,46 0, Чк 2,9 6,1 2,10 0,29 0,13 0,60 0, Доля в пашне РБ k1= Доля от площади РБ Доля в населении рай она k2= Доля в пашне РБ k2 Доля в населении района х Доля от площа ди РБ k3= = (Доля в пашне РБ) k Первый коэффициент показывает предпочтение тем или иным поч вам при распашке (по состоянию на конец 1980-х гг.). Так, доля в площади пашни превышает долю в общей площади РБ вдвое и более у всех черно земных почв, кроме лугово-черноземных.

Второй коэффициент показывает демографическую эффективность пашни (прямо пропорционален плотности сельского населения в ареале).

Для района исследования она была наивысшей в 1917 г. у влажно-луговых почв (более 2), в 1999 г. – у аллювиальных (1,8).

Третий коэффициент позволяет соотнести демографическую эффек тивность пашни в районе исследования с общебашкирским показателем предпочтения при распашке. Проанализируем его подробнее, представив на диаграмме (рис. 36).

В 1917 г. с продвижением на юг коэффициент демографической оп тимальности выбора пашни имеет выраженную тенденцию к росту – и лишь на крайнем юге, где распространены карбонатные черноземы, он резко падает.

В 1999 г. картина совершенно иная. На диаграмме видны два пика – один чуть выше 1,0, соответствующий темно-серым и аллювиальным поч вам, и второй, более 2,0, для районов с преобладанием выщелоченных чер ноземов. Первый из этих экстремумов примерно равен показателю соот ветствующих почв начала века, а второй намного превышает его. Осталь ные почвенные виды в конце XX столетия имеют примерно одинаково низкую демографическую оптимальность выбора пашни;

даже типичные черноземы сопоставимы со светло-серыми и серыми лесными почвами.

2, 1917 г.

1, 1999 г.

0, Л1 Л2 Л3 А Чл ВЛг Чоп Чв Чв Ч2 Ч3 Чк Рис. 36. Коэффициент демографической оптимальности выбора пашни для различных почв района исследования Расчет корреляции описанных показателей между собой показал, что r |0,66| лишь для сопряженных массивов данных – так, высока корреля ция второго и третьего коэффициентов для 1999 г. В то же время эти ко эффициенты 1917 г. не коррелируют (r = 0,02). Можно предположить, что это вызвано большими отличиями 1917 года от 1999 в использовании раз личных видов почв под пашню, что и сказалось при расчетах коэффициен тов 1917 г. на базе данных конца 1980-х гг.

Попытаемся дать интерпретацию результатов исследования. Показа тельно, что уменьшение численности сельского населения Центрального Башкортостана сопровождалось почти пропорциональным уменьшением количества крупных сельских поселений. Можно сделать вывод о том, что, несмотря на коренные преобразования в обществе, принципиальных изме нений плотности заселения не произошло, и характер сельского расселения изменился не существенно. В то же время значительно сократилось коли чество крупных сельских поселений, их размещение стало менее равно мерным – заметно тяготение, во-первых, к железным дорогам, во-вторых, к автомагистрали Уфа – Нефтекамск.

Увеличение освоенности выщелоченных черноземов при одновре менной потере населения типичными черноземами объясняется относи тельной мелкоконтурностью последних в пределах района исследования (это снижает их потенциал при крупнохозяйственном аграрном секторе), а также их относительной удаленностью от Уфы. Кроме того, в данном слу чае может сказываться наличие небольших поселений, не учитывавшихся нами – они способны «закрыть» образовавшийся дефицит населения в крупных селах.

На основе полученных данных можно дать рекомендации по опти мизации сети сельских поселений. Сочетание факторов, влияющих на сельское расселение, способствует развитию крупных поселений в преде лах черноземных ареалов, особенно на выщелоченных черноземах. Напро тив, серые лесные почвы и типичные черноземы предпочтительнее осваи вать посредством небольших поселений, что предполагает в большинстве случаев фермерское землепользование.


Пищу для размышлений дает и информация о размещении поселе ний. В течение XX в. оно изменилось в окрестностях Уфы таким образом, что ландшафт из относительно однородного с элементами линейного рас селения (вдоль рек) превратился в поляризованный, также с элементами линейного расселения (вдоль транспортных магистралей). Этот процесс, несомненно, прогрессивен, так как позволяет увеличить демографическую емкость территории и сделать ее использование более эффективным. Из вестные проблемы, связанные прежде всего с развитием города миллионера, вне всякого сомнения, разрешимы. Одно из главных условий для этого – оптимальная организация территории, деление ее на функцио нальные зоны с учетом географических особенностей, разномасштабный подход к проблеме.

Почвы, несмотря на интегральность их особенностей, зависящих от многих других черт территории, – лишь один из компонентов ландшафта.

Если говорить о всей их совокупности, картина может оказаться несколько иной. Одним из главных для нас вопросов в этом плане, как уже говори лось выше, – ландшафтные рубежи. Контрастная в ландшафтном отноше нии территория способствует формированию разветвленной производст венной структуры и, наоборот, однородная – формированию специализи рованного производства. О сбалансированности разнообразия производст венной подсистемы региона с ландшафтной контрастностью свидетельст вует сравнение количества технологических цепочек производства (ЭПЦ и подциклов) и степени ландшафтного разнообразия территории.

Оценка ландшафтного разнообразия может помочь в разработке эко логической региональной политики и схем природопользования. При оди наковом уровне нарушений природной обстановки необходимо уделять первоочередное внимание охране природы и рациональному природополь зованию в районах с более однородным ландшафтным строением.

В физико-географическом положении и городов и социально экономического ядра Башкортостана особую роль играет ландшафтная контрастность.

На рис. 37 выделяются два наиболее особенных места, где пересека ются или сгущаются рубежи, накладываясь на речные узлы. Это именно те два географических места, где последовательно исторически располага лись главные экономические ядра обширной территории. Это район Стер литамака который в прошлом был столицей, и район Уфы – администра тивного центра Уфимской губернии, а затем столицы РБ.

Положение Уфы по отношению к трем условным точкам – главным позиционным факторам региона – показано на рис. 38.

Основные географические особенности региона ярко проявляются через позиционные качества, внешнюю и внутреннюю топологию, наличие природных рубежей контрастности, их рисунка, согласованность природ ной и социально-экономических подсистем, секторно-концентрическое строение. Регион, будучи пространственной формой отношений природы и общества, проявляет свою специфику и сбалансированность благодаря особой форме этих отношений, что иллюстрируется на примере Республи ки Башкортостан.

Топология РБ проявляется в том, что это внутриконтинентальный и внутригосударственный регион России, социальная общность и хозяйст венный комплекс которого исторически сложились в том географическом месте, где Русская равнина встречается с Южным Уралом. Срединное по ложение в стране способствует высокой транзитности территории региона.

Территорию края отличает геолого-геоморфологическое разнообра зие. Климат по своим параметрам, и прежде всего по температурному ре жиму и влаге, относится к умеренно-континентальному типу. Одной из наиболее отличительных особенностей края является его бассейновый ха рактер.

Рис. 37. Ландшафтные рубежи контрастности Республики Баш кортостан Рис. 38. Условные точки, влияющие на региональную топологию РБ и географическое положение Уфы.

Республика Башкортостан – один из плотно заселенных и хозяйст венно освоенных регионов России. Республика находится в ряду основных «центров тяжести» российской индустрии с необыкновенно широкой спе циализацией и большим количеством сверхкрупных предприятий.

Конфигурация края относительно компактна. Уфа по отношению к региону расположена геометрически почти центрально. Эти факторы спо собствуют «органичности» территориальных отношений города и края, ко торый фактически представляет его естественно дополняющий регион.

В республике сформировался ряд центров второго яруса, руководя щих процессом фактической районизации. Сложившиеся внутри региона подрегионы выстраиваются концентрично. На крайней северно-западной и южной периферии области расположены наиболее маргинальные ее части.

Обособление территорий, получивших в литературе название марги нальных, – новое явление для нашей страны, связанное с переходом на ры ночные механизмы хозяйствования. Эти территории располагаются на крайней периферии стран и социально-экономических регионов, а также во внутренних, но изолированных местах. В их размещении проявляется пространственная закономерность.

Маргинальная территория может определяться как периферийная, крайняя, удаленная, запредельная, дотируемая, слабозаселенная, малоосво енная, глухая, отдаленная, дикая, уединенная, далекая, предельная, на обо чине, на краю, изолированная, труднодоступная, окраинная, приграничная.

В западноевропейской литературе маргинальными называют территории, находящиеся на отдаленной периферии, при этом отстающие в развитии относительно остальной территории региона.

Топология региона лежит в основе ведущих принципов выделения маргинальных территорий. Если соотнести размеры или ранги городов в регионе с расстоянием от центра региона в соответствии с абстрактными пространственными региональными моделями, то получим следующую схему. Главный город будет находиться в центре региона, вторые по вели чине и значению города будут удалены на значительное расстояние от центра, приближаться к периферии, третьи по величине города будут спутниками центрального, четвертые – могут располагаться посередине между вторыми и третьими.

Исходя из этого, маргинальные территории в регионе могут форми роваться в следующих местах:

– между вторыми центрами и границами региона, т.е. именно на пе риферии (окраинные маргинальные территории региона);

– вокруг четвертых по величине центров, т.е. во внутренних частях региона, по разным причинам транспортно слабо связанных, например, на пространствах между магистралями (внутренние маргинальные террито рии региона).

Периферия различается по уровню ландшафтного разнообразия. Есть ландшафтно-однородная периферия, при этом максимально однородная в регионе. Есть ландшафтно-разнообразная периферия в тех местах, где рас полагаются природные рубежи контрастности.

Периферия различается по транспортной доступности. Существует транзитная периферия – местности, через которые проходят межрегио нальные транспортные связи. Существуют изолированная (тупиковая) пе риферия – удаленные от магистралей территории.

Среди статистических критериев, позволяющих выделить марги нальные территории в регионе, может быть использован показатель дина мики численности населения местностей вне районных центров по сравне нию с такой динамикой в центрах муниципальных районов.

К маргинальным в Республике Башкортостан следует отнести мно гие окраинные районы (Аскинский, Салаватский, Кигинский, Хайбулин ский, Ермекеевский и др.), а также некоторые внутренние районы (Караи дельский, Бурзянский).

В рамках изучения особенностей сети расселения на районном уров не была предпринята попытка установить зависимость сохранения насе лённых пунктов Миякинского района РБ в 1939-2005 гг. от их людности и удалённости от центров сельсоветов. Мы подсчитали число поселений по категориям исчезнувших и сохранившихся, разделив их на группы по двум показателям. Критерии были выбраны общепринятые: людность (две группы: до 100 человек включительно и более 100 человек) и расстояние до центра сельсовета (также две группы: до 5 км включительно и более 5 км). Известно, что поселения с числом жителей менее 100 человек счи таются малыми, а от 100 до 1000 человек – как правило, входят в группу средних. Расстояние в 5 км обычно преодолевается в течение 1 часа, а именно часовая доступность ограничивает зону ближнего влияния любого населённого пункта. Результаты подсчёта числа поселений по указанным группам приводятся в таблице 12.

Таблица Распределение поселений Миякинского района по людности и удаленности от центров сельских советов (по состоянию на 1939 г.) Современные Исчезнувшие Поселения % Поселения % Всего 96 100 76 По населению:

до 100 чел. 9 9 46 более 100 чел. 87 91 30 По расстоянию до центра сельсовета:

до 5 км 74 77 52 более 5 км 22 23 24 Видим, что наше предположение оказывается верным: среди исчез нувших поселений заметно выше доля относительно удалённых (32% про тив 22% из сохранившихся) и намного выше доля малых (61% против 9%).

Можно сделать вывод, что фактор людности оказывается гораздо более значимым, чем расстояние от низового административного центра.

Мы предполагаем также, что определённая закономерность может проявиться при анализе возраста поселений – более устойчивыми должны оказаться более старые. Нехватка данных пока не позволяет провести та кой анализ.

Полученные результаты позволяют сформулировать ряд рекоменда ций по управлению сетью поселений административного района.

1. Малоэффективной является специальная поддержка малых посе лений, особенно если они не располагают собственной экономической ба зой (ферма, мельница, переправа и пр.). Такие населённые пункты с боль шей вероятностью будут исчезать.

2. Относительно эффективной можно признать политику поддержки более или менее крупных деревень и посёлков, даже если они расположе ны на значительном расстоянии от центров сельсоветов.

3. В пределах основной территории есть заметные резервы по интен сификации её освоения, в том числе свободные площадки для развития се ти поселений. Актуальность этого ресурса сейчас снизилась в виду умень шения сальдо миграции в республике, но для дальнейшего развития рассе ления, сельского хозяйства, некоторых других отраслей (например, туриз ма) это надо иметь в виду.

Представим современное размещение населения Миякинского рай она в формализованном виде, удобном для анализа. Один из наиболее про стых методов – табличное (матричное) моделирование. В качестве исход ных данных мы использовали информацию о национальном составе насе ления района в разрезе населенных пунктов. В материалах Всероссийской переписи населения 2002 г. имеется форма представления данных по насе ленным пунктам № 2с, в которой наряду с численностью населения указа ны сведения о преобладающих национальностях (доля которых в числе жителей поселения превышает 25%). Это позволяет подсчитать с доста точно высокой точностью количество представителей основных этносов на территории. Всего по Башкортостану упоминается 17 этносов (табл. 13), в том числе башкиры – в 2637 случаях (поселениях), русские – 1272, татары (включая кряшен и тептярей) – 1045, марийцы – 271, чуваши – 262, удмур ты – 67, мордва – 48, украинцы – 45, белорусы – 41. Остальные народы в сумме упоминаются лишь 15 раз. Таким образом, основу этнической карты республики составляют 9 этносов, которые и в численности населения со ставляют подавляющее большинство (98,6%).

Как известно, основой для отнесения человека к той или иной нации (в т.ч. во время переписей) является самоопределение. В то же время су ществует и ряд субъективных обстоятельств, которые заставляют с осто рожностью относиться к данным переписей населения по национальному составу населения. Если сравнить сведения по численности и доле в насе лении башкир и татар в ряде районов Башкортостана в 1979, 1989 и 2002 гг. (например, Кушнаренковский район), налицо перепады, которые невозможно объяснить демографическими процессами (естественное либо механическое движение населения). Другие народы не демонстрируют по добных скачков численности. По этой причине, чтобы повысить достовер ность модели, мы отказались от разделения башкир и татар, считая их еди ной тюркской этнической группой и соответственно суммируя их числен ность (включая также кряшен и тептяр).

Таблица Число упоминаний этносов среди преобладающих для поселений Республи ки Башкортостан №№ Этносы Число упо- №№ Этносы Число упо п/п минаний п/п минаний 1 Азербайджанцы 1 10 Русские 2 Башкиры 2637 11 Татары 3 Белорусы 41 12 Тептяри 4 Казахи 6 13 Туркмены 5 Кряшены 19 14 Удмурты 6 Латыши 1 15 Украинцы 7 Марийцы 271 16 Чуваши 8 Мордва 48 17 Эстонцы 9 Немцы Картографической основой модели послужил географический атлас Республики Башкортостан в масштабе 1 : 200000 (Республика Башкорто стан, 2005). Атлас имеет сетку прямоугольных координат, полностью по вторяющую сетку на листах топографических карт такого же масштаба и являющуюся единой для всех листов в пределах сектора (полосы, протяги вающейся от северного до южного полюса между меридианами шириной 6° по долготе и состоящей из карт масштаба 1 : 1000000). Основная часть территории республики (за исключением крайнего запада) находится в пределах сектора с порядковым номером 40 (по номенклатуре карт мас штаба 1 : 1000000), находящегося между 54 и 60°в.д. С одной стороны, это делает возможным использование указанной сетки прямоугольных коор динат для построения модели этнической карты, с другой стороны, необ ходимо учитывать нестыковку прямоугольных координат на границе сек тора, которая, как было сказано, проходит на западе республики. Ввиду формы каждого сектора, охватывающего все пространство между паралле лями с шагом 6° от Северного до Южного полюса, сетка прямоугольных координат двух соседних секторов не может совпадать, находясь под уг лом друг к другу (см. рис. 39).

На рисунке показана прямоугольная сетка координат 39-го и 40-го секторов, граница которых проходит по 56°в.д. Этот меридиан является осью, вдоль которой располагаются расширяющиеся с севера на юг «вставки» новых квадратных ячеек. Западнее Белебея появляется новый столбец ячеек – если этот город находится на границе 2-го и 3-го квадратов своего ряда, считая от 56-й параллели и без учета узкой вставки в начале ряда. Но южнее вставка расширяется, и столбец, бывший вторым, стано вится третьим. Каждые 22-23 ряда происходит добавление одного столбца на западной границе сектора и одного – на востоке. Для моделирования небольшой территории, пересекаемой 56-м меридианом (охватывающей до 5-6 соседних рядов квадратных ячеек), можно пренебречь нарушениями, вносимыми вставками новых столбцов – узкие вставки игнорировать, средние объединять в одну, а близкие по размерам к полному квадрату считать за полную ячейку. Но при охвате значительной территории такая технология неприменима, так как станут неизбежны заметные искажения.

Например, Башкортостан с севера на юг протягивается более чем на 400 км, что соответствует свыше 100 рядов ячеек сетки прямоугольных ко ординат (шириной 4 км каждый). В южной части республики число столб цов ячеек вырастает по сравнению с севером на 5, и это надо учитывать в модели.

Рис. 39. Граница двух секторов в «Региональном атласе Республики Башкортостан»

Фрагмент модели (табл. 14) представлен в пределах территории Миякинского района Башкортостана, отвечающей требованиям к ключе вой площадке ввиду многонациональности и достаточно большой площа ди. Модель состоит из слоев, каждый из которых содержит информацию о численности представителей одного этноса (этнической группы) в разрезе территориальных ячеек. Каждая ячейка соответствует части территории, имеющей квадратную форму с длиной стороны 4 км (2 см в масштабе 1 : 200000) и ограниченную линиями сетки прямоугольных координат.

Ячейки нумеруются по строкам (рядам) и колонкам (столбцам), при этом система записи для компьютера несколько отличается от «бумажной» вви ду необходимости соблюдения размерности кода. Так, ячейка 1-2 (на пере сечении строки 1 с колонкой 2) для компьютера записывается 001002.

Крайняя северная ячейка на территории республики имеет кодовое обозна чение 1-15, крайняя южная – 118-54. Миякинский район располагается в прямоугольнике, ограниченной на северо-западе ячейкой 76-10, на юго востоке – 89-24, следовательно, модель занимает 14 строк и 15 колонок.

Для каждой ячейки была сосчитана численность населения каждого из этносов, попавших в число ведущих для республики: тюрки (башкиры, татары, кряшены, тептяри), русские, марийцы, чуваши, удмурты, мордва, украинцы, белорусы. Девятый слой образовало население, не отнесенное к преобладающим нациям в каждом поселении. Жители поселений, оказав шихся на границе двух и более ячеек (таким образом, что нельзя отнести весь населенный пункт к одной из них), были равномерно распределены по всем этим ячейкам. Так, из 1006 жителей села Менеузтамак (98% – тюрки) по отнесены к ячейкам 79-12 и 80-12.

Данные о населении каждой ячейки послойно заносились в таблицу Excel, причем строки ячеек на местности соответствуют строкам таблицы, а колонки на местности – колонкам таблицы. Таким образом, мы получили наглядное и в то же время формализованное отображение распределения этносов на территории. Ячейки местности, не имеющие представителей данного этноса (ни в одном поселении доля в числе жителей не превышает 25%), в таблице Excel соответствующего слоя получали значение «ноль».

Продолжение работы связано с необходимостью привлечения дан ных переписей населения 1989 и 1979 гг., с тем чтобы иметь возможность показать динамику этнического взаимодействия на территории и составить прогноз до 2015 г. Необходимо также расширить территорию действия мо дели, включив в нее всю республику, а затем и приграничные районы со седних регионов.

Один из следующих шагов – расчет плотности населения, как по слойно (по этносам и этническим группам), так и общей плотности. Суще ствует несколько вариантов расчета плотности населения территории. Так как в основной формуле участвует два показателя – численность населения и площадь, занимаемая этим населением (площадь территории района ис следования), вариации касаются разных аспектов данных показателей.

Численность населения для достаточно больших территорий (в том числе ранга региона) должна пониматься не как единственный простой по казатель, а целая их группа. Так, принято выделять численность постоян ного населения (длительно пребывающего на территории, связанного с ней) и численность наличного населения (в данный момент находящегося в пределах района исследования). Первый показатель обычно используется для анализа общего характера, а второй – для более тщательных расчетов либо имеющий специальный характер. Мы будем применять сведения о постоянном населении, если это не оговорено особо.

Таблица Слой этнической группы «тюрки» матрицы населения Миякинского р-на 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 464 5 656 300 94 241 116 79 81 257 507 986 296 158 168 143 85 14 525 138 360 551 6893 124 108 594 770 113 528 920 246 128 155 590 265 38 326 686 958 700 76 111 71 Кроме того, для анализа плотности населения большое значение имеет различение населения городского и сельского. Это связано с тем, что горожане реально не занимают сельскую территорию, составляющую по давляющую часть территории региона (более 95-98%). Они осуществляют свою деятельность почти исключительно в пределах городов, поселков го родского типа и их пригородной зоны, покидая данные ареалы лишь на ко роткое время для того, чтобы из одного города попасть в другой по транс портной магистрали. Нахождение большей части горожан в сельской ме стности кратковременно. Поэтому мы должны разделить жителей город ских и сельских поселений для расчета плотности населения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.