авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

В Республике Башкортостан доля городского населения составляет около 60%. К городским поселениям региона относятся 21 город и 2 по селка городского типа (пгт). В последние годы статус пгт потеряли 40 на селенных пунктов Башкортостана, что делает неоднозначным вопрос о са мом принципе отнесения поселения к категории городского. Имеется ряд примеров, позволяющих говорить о неоднозначности выделения город ских поселений в республике. Так, два города имеют население менее 20 тыс.чел., а с. Раевский – более 20 тыс. При этом еще 10 сельских посе лений превысили порог 10 тыс.жит. или подошли к нему вплотную (при том, что 6 из них не были даже пгт).

Таблица Населенные пункты Республики Башкортостан с числом жителей более 3 тыс.чел. (по данным переписи населения 2002 г.) №№ Населенные пункты Число №№ Населенные пункты Число п/п жителей, п/п жителей, чел. чел.

1 г. Уфа 1042437 47 с. Ермолаево 2 г. Стерлитамак 264362 48 с. Верхние Ташлы 3 г. Салават 158600 49 с. Учалы 4 г. Нефтекамск 122290 50 с. Николо-Березовка 5 г. Октябрьский 108647 51 с. Языково 6 г. Белорецк 71093 52 с. Новобелокатай 7 г. Ишимбай 70195 53 с. Зилаир 8 г. Туймазы 66687 54 с. Мишкино 9 г. Кумертау 65003 55 с. Стерлибашево 10 г. Мелеуз 62949 56 с. Тирлянский 11 г. Белебей 60928 57 с. Субханкулово 12 г. Сибай 59082 58 с. Архангельское 13 г. Бирск 39992 59 с. Старобалтачево 14 г. Учалы 37196 60 с. Акъяр 15 г. Благовещенск 32989 61 с. Шаран 16 г. Дюртюли 29984 62 с. Юмагузино 17 г. Янаул 27909 63 с. Караидель 18 г. Давлеканово 23860 64 с. Алкино-2 19 пгт Чишмы 21008 65 с. Авдон 20 пгт Приютово 20807 66 с. Прибельский 21 с. Раевский 20022 67 с. Амзя 22 г. Межгорье 19082 68 с. Малояз 23 г. Агидель 18721 69 с. Улукулево 24 г. Баймак 17223 70 с. Бурибай 25 с. Иглино 13931 71 с. Калтасы 26 с. Кандры 12077 72 с. Инзер 27 с. Красноусольский 11796 73 с. Старосубхангулово 28 с. Чекмагуш 11204 74 с. Михайловка 29 с. Кушнаренково 10630 75 с. Павловка 30 с. Серафимовский 10340 76 с. Ермекеево 31 с. Толбазы 10164 77 с. Семилетка 32 с. Месягутово 9761 78 с. Федоровка 33 с. Буздяк 9733 79 с. Зирган 34 с. Бакалы 9514 80 с. Красная Горка 35 с. Верхнеяркеево 9339 81 с. Алексеевка 36 с. Бураево 8946 82 с. Куяново 37 с. Мраково 8378 83 с. Дмитриевка 38 с. Краснохолмский 8101 84 с. Нижнетроицкий 39 с.

Кармаскалы 7843 85 с. Дуван 40 с. Киргиз-Мияки 7658 86 с. Темясово 41 с. Большеустьикинское 7557 87 с. Маячный 42 с. Исянгулово 7441 88 с. Улу-Теляк 43 с. Аскарово 7067 89 с. Аксаково 44 с. Верхние Киги 6872 90 с. Ломовка 45 с. Аскино 6853 91 с. Кабаково 46 с. Бижбуляк Для исследования динамики размещения населения, в т.ч. в аспекте пространственного взаимодействия этносов, необходимо в разделении на селения на городское и сельское руководствоваться более устойчивыми критериями, чем юридический статус. В условиях одного региона, тем бо лее такого компактного, каким является Республика Башкортостан, пред ставляется оптимальным взять за основу один показатель – численность населения, и найти границу, отделяющую поселения с повышенной кон центрацией населения (города) от сельской местности. Принципы поиска этой границы, методика и результаты будут изложены ниже.

40000 Ряд с.Нижнетроицкий с.Верхние Ташлы с.Мишкино с.Субханкулово г.Благовещенск с.Прибельский с.Красноусольский с.Улукулево с.Серафимовский с.Исянгулово г.Кумертау г.Сибай с.Раевский с.Маячный с.Аскино г.Давлеканово с.Павловка с.Караидель г.Баймак г.Белорецк с.Буздяк с.Бураево с.Инзер с.Федоровка с.Алексеевка с.Кармаскалы с.Акъяр с.Языково с.Ломовка Рис. 40. Распределение поселений Республики Башкортостан с чис лом жителей от 3000 до 100000 чел. по людности Перейдем ко второму показателю, необходимому для расчета плот ности населения – площади. В большинстве случаев принимают во внима ние площадь всей территории исследования, но есть исключения. Напри мер, при резко выраженной неравномерности освоения территории, осо бенно при наличии незаселенных ареалов обычно прибегают к расчетам плотности населения для заселенной части района исследования. Кроме того, имеются примеры расчетов плотности населения для разных зон, вы деляемых либо по степени освоенности, либо по характеру освоения (на пример, зона преимущественного распространения товарного сельского хозяйства, противопоставляемая зонам потребительского аграрного произ водства, лесохозяйственной и т.д.).

В пределах Башкортостана нет крупных незаселенных ареалов, лишь в горной части встречаются достаточно большие территории с низким уровнем освоенности. Рассматривая на данном этапе исследования, мы возьмем за основу площадь всей территории, но в дальнейшем предстоит решить задачу учета в показателе плотности населения имеющихся разли чий уровня и характера освоенности территории республики.

Вернемся к задаче группировки поселений для расчета плотности населения. Для наглядности (отображения в оптимальном масштабе всей выборки) удалим из числового ряда данные городов с населением более 100 тыс.чел. и покажем сведения в виде диаграммы распределения (рис. 40). Очевидны разрывы в людности (увеличенные интервалы) между 40 и 60 тыс., между 21 и 24 тыс., между 14 и 17 тыс.жит. Учитывая приня тый в России критерий людности города 12 тыс.жит., а также повышенную плотность населения в Башкортостане относительно среднероссийской плотности населения (соответственно 28 и 8,5 чел. на 1 кв.км), можно сде лать вывод о минимальной численности населения города для Башкорто стана 24-25 тыс.жит. Следовательно, три города республики – Агидель, Межгорье и Баймак – находятся ниже уровня людности города.

Для адекватности моделирования плотности населения приходится ввести еще одну категорию населенных пунктов – квазигород. Это поселе ния, резко выделяющиеся своей людностью среди окружающих населен ных пунктов. В Башкортостане они соответствуют самым малым городам (три указанных города) и большинству сельских райцентров. Анализ люд ности поселений, имеющих 3-10 тыс.жит., показывает наличие разрежен ности в выборке на отрезке 6-6,5 тыс.жит. До проведения уточняющих ис следований можно принять данную величину за нижний предел людности квазигорода в республике. Для решения одних задач данные по квазигоро дам следует причислять к городскому, для других – к сельскому, а для третьих – выделять в особую категорию.

ГЛАВА IV. РИСУНОК И РАЙОНИРОВАНИЕ СЕТИ ПОСЕЛЕНИЙ 4.1. Сопоставление физико- и социально-географических рай онов Благовещенского подрайона по территории и сетевым характе ристикам расселения Изложив материалы анализа сети поселений по природным и со циально-географическим районам, мы должны приступить к обобще нию полученных данных, подведению под них общего фундамента. Эта задача затрудняется тем, что границы природные и социальные не только не совпадают, но и по сути своей совершенно различны. При родные рубежи обычно менее определенны в пространстве, более ус тойчивы во времени, чем социальные. При проведении административ ных границ лишь отчасти учитывают физико-географические рубежи, да и то они обычно оказываются второстепенными (чаще всего – русла или водоразделы небольших рек).

Но тем не менее указанная проблема сопоставимости районов разрешима. Один из путей – метод сложения карт, применявшийся в настоящей работе. Второй путь, которым мы воспользуемся, – анализ не только отдельных районов, но и их групп, которые порой согласу ются между собой достаточно четко.

Примерные соответствия по занимаемой территории районов и их групп друг другу в двух вариантах районирования указаны в табл. 16.

Таблица Соответствие районов Благовещенского подрайона Природные рай- Социально- Природные районы Социально оны географические географические районы районы I 8, 9, 13 IXа II – IXб III 1 IXв – IV – II, IXа 2, V 6, 11 IV, VI 5, 7, VI – VIII, IXв VII 12 «Основные» 2, 8, 9, 6, 13, VIII – «Переходные» 1, 5, 7, 12, Зона Юг-Север 3, Наконец, укажем на заметное несовпадение внешней границы юга области в двух вариантах районирования – физико- и социально географическом. Приведем некоторые расхождения в характеристиках, по являющиеся по этой причине.

Таблица Основные характеристики Благовещенского подрайона в физико- и соци ально-географических границах Границы Общая пло- Числ.насел. Плотн. на- Кол-во Общее чис щадь,, тыс.чел. сел., городов ло поселе тыс.кв.км (1989 г.) чел./кв.км ний Физ.-геогр. 57 741 5,8 5 Соц.-геогр. 42 766 7,9 6 Теперь попытаемся преодолеть все названные сложности, в чем большую помощь окажет единство методов, примененных нами при ана лизе расселения в обоих вариантах районирования.

Для выявления сходства сетевых показателей расселения в природ ных и социально-географических районах мы воспользовались рядом ха рактеристик:

1. Интенсивность новообразования поселения.

2. Характер динамики процесса новообразования поселений.

3. Доля исчезнувших поселений.

4. Параметры кривой распределения аграрных поселений средних размеров по людности.

5. Тип динамики структуры населения по типам поселений.

6. Динамика общего количества населения.

7. Динамика численности населения аграрных поселений.

8. Динамика плотности населения аграрных поселений.

9. Качественные особенности районов, не охваченные количествен ным анализом.

Приведя по каждому показателю группировку районов, мы подсчи тали, сколько раз какие из них попали в одну группу. Максимально воз можное число таких попаданий – 9, реально есть две пары районов, совпа дающие 5 раз, остальные – меньше. Показатель не меньше 3 имеют рай оны, указанные в табл. 18.

Таблица Районы Благовещенского подрайона, совпадающие по минимум трем ха рактеристикам Социально- Природные районы Социально- Природные районы географиче- географические ские районы районы 1 III 8 I, II, III 2 II, III 9 VIII 3 IXа, IXб, IXв 10 II, IV 4 IXа, IXб, IXв, VII 11 V 5 II, VIII, IXа 12 IV, VIII, IXа, IXб 6 IV, V, VI, IXа 13 I, II, III, VI 7 IV 14 – С учетом этих и некоторых других данных нами разработана сетка интегральных районов расселения Благовещенского подрайона (рис. 46).

Мы вернемся к ним ниже, а сейчас продолжим анализ сопряженности по казателей динамики сети расселения физико- и социально-географических районов региона.

Определенный интерес представляет степень сходства районов по отдельным показателям из перечисленных выше. Выбрав из них четыре, как нам кажется, самых важных, мы предлагаем их подробное сопоставле ние и картографическую обработку данных о распределении по террито рии исследования типов динамики некоторых расселенческих процессов.

Динамика численности населения аграрных поселений (сопос тавление периодов 1926-1939 и 1939-1989 гг.). Как указывалось при описа нии истории формирования сети поселений Благовещенского подрайона, период 1926-1939 гг. был переломным для всех основных сетевых показа телей динамики расселения, поэтому отсчет важных для современного этапа развития сети поселений тенденций логично начинать именно с это го периода. Нами выделено пять основных типов динамики численности населения аграрных поселений, из которых 3 характерны для южных рай онов региона и 2 для северных. Самым распространенным, охватывающим 7 из 11 природных и 10 из 14 социально-географических районов типом является второй (условная нумерация) тип, характеризующийся резким уменьшением численности сельскохозяйственного населения в 1926 1939 гг. и отсутствием заметных изменений численности (нулевой рост) в последующие полвека.

Следующий – первый – тип динамики отмечен в двух социально географических районах (1 и 9) и одном природном (VII). Отличие данного типа – при резком уменьшении численности населения аграрных поселе ний в 1926-1939 гг. последующее заметное (район VII) или даже очень зна чительное (1 и 9) увеличение этого показателя в 1939-1989 гг.

Третьим «южным» типом является постепенное уменьшение анали зируемого показателя в течение всего времени 1926-1989 гг., наблюдав шееся в единственном районе V.

Два «северных» типа динамики отмечены в двух природных районах и двух социально-географических. Это либо неизменная численность на селения аграрных поселений в течение 1926-1989 гг., либо заметное увели чение в 1926-1939 гг. с последующим заметным уменьшением в 1939 1989 гг. (соответственно районы IXб, IХв и 3;

район 4). Картограммы, от ражающие эти данные, приводятся на рис. 41.

Динамика структуры населения (1893-1989 гг.). На рис. 42 приво дятся сведения о типах динамики структуры численности населения по функциональным типам населенных пунктов, изложенные выше (см. для природных районов с. 78-79, для социально-географических – с. 102).

Доля исчезнувших поселений. Весь диапазон изменчивости этого показателя мы разбили на четыре интервала: менее 15% исчезнувших по селений – низкий показатель;

15-20% – средний;

20-30% – высокий;

свыше 30% – очень высокий показатель (рис. 43).

Как уже указывалось, обнаружена генеральная тенденция к увели чению анализируемой характеристики от центральных районов террито рии исследования к периферийным. В то же время выявлено в границах ряда природных районов («переходные»-I) существенное снижение доли исчезнувших поселений по сравнению с соседними южными (находя щимися ближе к центру) и северными районами, что было связано нами с расположением этих районов у границ трех физико-географических провинций, что могло благотворно повлиять на устойчивость сети посе лений районов III, IV, VI.

В границах социально-географических районов также есть терри тории с низкой долей исчезнувших поселений, которые располагаются непрерывной полосой несколько южнее аналогичной зоны в границах природных районов.

Наконец, отметим, что процесс исчезновения поселений имеет по мимо объективной составляющей, отражающей действительное умень шение числа населенных пунктов, и субъективную составляющую, что вызвано занижением реального числа поселений, особенно в переписи 1970 г. и (в меньшей мере) в последующих. Это занижение выявляется в ходе анализа топографических карт территории исследования, содержа щих информацию о наличии постоянного населения обозначенных на них населенных пунктов.

Учитывая вышесказанное, можно говорить о снижении интенсивно сти процесса разрежения сети поселений за последние 30 лет по сравнению с 1939-1959 гг. В то же время сейчас в Благовещенском подрайоне имеется более 50 населенных пунктов с менее чем 100 жителями и отрицательной динамикой численности населения (Население Амурской обл. на 1.01.1993 г.), что может привести к интенсификации процесса исчезнове ния поселений в ближайшее время.

Густота поселений (всех, основанных за 1856-1989 гг.). Взяв в каче стве показателя количество поселений, соотнесенное с территорией рай онов и продолжительностью каждого исторического периода развития се ти поселений, мы получили для анализа данные об интенсивности новооб разования поселений в различных районах Благовещенского подрайона.

Численное выражение этого процесса, взятое за основу приводимой ниже группировки районов, выражается в единицах «количество поселений на единицу площади за единицу времени». Так как здесь единицей времени служит весь современный этап развития расселения региона (1856 1989 гг.), то соотношение между показателями разных районов аналогично соотношению другого их показателя – густоты поселений (основанных за весь указанный период, включая и исчезнувшие впоследствии), не учиты вающего временные характеристики.

В качестве основания для группировки районов принята следующая четырехступенчатая шкала:

1) низкие темпы пунктообразования (менее 6,0 ед.);

2) средние темпы (6,0 – 8,9);

3) высокие темпы (9,0 – 10,9);

4) очень высокие (11,0 и выше).

Природные районы четко группируются по указанному показателю в соответствии с их предварительной группировкой, о чем выше уже гово рилось, показывая при этом четкую зависимость густоты поселений от по ложения района относительно определенных природных рубежей (повы шенные показатели приурочены к границам физико-географических под провинций).

Социально-географические районы группируются в территориально компактные зоны, но четких закономерностей их взаиморасположения, в отличие от аналогичных зон, выделенных на основании природного рай онирования, мы не обнаружили. Видимо, это еще одно доказательство большего однообразия природных районов с одной стороны, и большей мозаичности социально-географических районов с другой, причиной чего являются принципиальные отличия процессов природной и социальной территориальной дифференциации.

На основании проанализированных, а также ряда других показате лей, учитывая попадание районов в одну группу, мы составили сводную таблицу количества таких попаданий всех природных и социально географических районов по принципу «каждый с каждым» (см. табл. 5 в приложении).

Природные районы на основании этих данных оказалось возможным объединить в территориальные группировки, показанные на рис. 45а. При этом мы исходили из того, что районы одной группировки должны иметь между собой показатели сходства (количество попаданий в одну группу по различным показателям) не менее 3 единиц (баллов) из 7 возможных (еще два показателя из 9, указанных на с. 147, играли роль качественного крите рия, принимавшегося во внимание, но я являвшегося определяющим). Как можно увидеть на рис. 45а, природные районы группируются по расселен ческим показателям почти идентично группировке, проведенной нами еще на предварительном этапе исследования. Трудно объяснить с точки зрения этой предварительной группировки лишь сходство районов VII и IXб, IXв, но мы можем предположить здесь, что свою роль сыграло начало в рай оне VII в 1930-х гг. промышленной разработки Райчихинского буроуголь ного бассейна, что привело к превращению ранее почти исключительно аграрной территории в один из районов нового индустриального освоения.

Что касается выявленной схожести развития сети поселений в районах VIII и IXа, то это легко объяснимо периферийным положением обоих районов.

Отличие района IXа от IXб и IXв обусловлено развитием города Свободного и более плотным сельскохозяйственным освоением в связи с более благоприятными природными условиями;

наличие города привело к определенному сходству района IXа с другой группой районов – III, IV, VI, также имеющих крупные центры расселения: соответственно Благове щенск, Серышево и Белогорск.

Проанализированную только что группировку природных районов Благовещенского подрайона интересно сопоставить с зонированием терри тории Амурской области, разработанным для целей изучения социальной инфраструктуры Л.А. Понкратовой (1989, рис. 2.2.3 и 2.3.2 Приложения).

Сходные черты этих вариантов заключаются в выявлении однотипности расселения и освоения территорий, соответствующих административным районам Архаринскому, Бурейскому (юго-восток области), Свободненско му и Шимановскому (переходная зона Юг-Север Благовещенского под района). Оба варианта указывают и на особое положение районов, имею щих в своих границах города (только в настоящей работе это – вывод ис следования, а Л.А. Понкратова изначально выделила их в особую группу).

В то же время мы должны отметить, что зонирование территории области Л.А. Понкратовой, руководствуясь границами административных районов ввиду отсутствия более подробной социальной статистики, явля ется более мелкомасштабным и более сопоставимым с исследованиями территориальной дифференциации изучаемой территории других авторов, а также более приспособленным к практическим задачам управления тер риторией (ввиду изучения именно административных районов).

Напротив, предложенное нами природное районирование и произве денная на его основе группировка районов по степени сходства формиро вания сети поселений требует адаптации к административному делению Благовещенского подрайона для достижения адекватности практических выводов из данного исследования потребностям системы управления изу чаемой территорией. Попытку такой адаптации мы предпримем ниже.

В отличие от природных районов, социально-географические районы не обнаружили выраженного сходства друг с другом, которое позволило бы предложить их четкую группировку. Чтобы учесть данные по социаль но-географическим районам, а также принять во внимание сходство фор мирования сети поселений природных районов с социально географическими, было решено использовать метод сложения карт, опи санный выше. При этом для контуров, образующихся при пересечении границ физико- и социально-географических районов, была получена их балльная оценка сходства друг с другом. Для этого была заполнена по принципу «каждый с каждым» матрица 41х41 (по числу контуров), и для каждого контура находилась сумма баллов сходства с другим контуром по формуле:

Х = (Аа+Вв+Ав+Ва)/, где: А, В – обозначения индексов природных и социально географических районов, образующих контур АВ (по указанной выше ну мерации);

а, в – соответственно для контура ав, сходство с которым конту ра АВ необходимо вычислить;

Аа, Вв, Ав, Ва – сходство между собой со ответствующих районов, известные из табл. 5 приложения;

– количество значимых элементов числителя формулы (принимает значения 2, 3, 4 в за висимости от того, образованы сопоставляемые контуры и природными, и социально-географическими районами одновременно, или один из них ли бо оба – каким-то одним районом).

Результатом проведенного таким образом вычисления сходства кон туров (названных нами «малыми», или кросс-районами расселения) стала карта (рис. 45б).

Малые районы расселения были разделены методом плавающей группировки на три группы:

– обладающие высокой степенью уникальности процесса формиро вания расселения (низкая степень сходства с другими малыми районами) – имеющие Х менее 1,45 балла;

– обладающие средней степенью уникальности (Х от 1,45 до 1,80);

– обладающие низкой степенью уникальности (Х более 1,80).

Минимальное значение Х, равное 0,56 балла, обнаружено у контура, в который попал Благовещенск, а максимальное Х=2,30 – у контура, находяще гося в основном на севере Свободненского административного района.

Из-за высокой дробности сетки малых районов расселения многие из них не имеют поселений, входящих в базу данных нашего исследования или имеют очень небольшое их число (напомним, что это – населенные пункты, достигавшие в своей истории людности 100 чел. и существовав шие не менее 10-15 лет). Этот факт делает некорректными показатели ряда малых районов - №№ 4, 5, 7, 8, 9, 10. Но в то же время эти показатели мо гут быть использованы при разработке планов развития этих территорий.

Кроме территории, прилегающей к Благовещенску, высокой степе нью уникальности формирования сети поселений обладает еще один ком пактный район (два соседних малых района расселения), составляющий ядро Октябрьского административного района (без правобережья р. Завитая, крайнего юго-запада и запада этого района). Однозначное объ яснение этому факту дать трудно, но можно отметить ряд уникальных осо бенностей географического положения этой территории:

1) физико-географическое положение – находится вблизи стыка гра ниц четырех природных районов (I, V, VI, VII), из которых два – «основ ные» и два – «переходные» (причем из разных групп);

на местности запад ная граница района выражена как склон третьей надпойменной террасы Амура и Зеи, к востоку от которого начинается площадка этой террасы, по строению поверхности резко отличающаяся от первой и второй надпой менных амуро-зейских террас своей холмистостью и менее плодородными почвами (Никольская, 1974);

2) экономико-географическое положение – находится практически полностью в пределах одного административного района, при этом распо лагаясь на границе зон влияния Белогорска и Райчихинско-Завитинского полицентрического узла расселения.

Анализ сходства физико- и социально-географических районов по динамике сети поселений закончим данными о сходстве между собой внутри каждого района контуров, его составляющих. Приведенные в табл. 19 сведения говорят о гораздо большем единстве природных районов по сравнению с социально-географическими, причем из последних наибо лее цельными (2 и 3) являются те, которые более всего соответствуют по занимаемой территории природным районам.

Таблица Степень единства физико- и социально-географических районов Благове щенского подрайона в разрезе малых районов по признаку сходства дина мики сети расселения Природные рай- Балл Социально- Балл оны географические рай оны I 2,6 1* – II 3,7 2 2, III 4,2 3 3, IV 3,4 4 2, V 3,4 5 1, VI 3,1 6 2, VII 2,7 7 2, VIII 4,5 8 2, IXа 4,3 9* – IXб 3,8 10 1, IXв 4,5 11* – Всего** 3,7 12 1, 13 1, 14 1, Всего** 1, Примечания: * состоит из одного контура;

** средняя для районов, состоящих из двух и более контуров Проведенный нами анализ сходства между собой физико- и социаль но-географических районов по основным показателям динамики сети по селений позволяет сделать, помимо указанных, следующие выводы:

1. Социально-географические районы гораздо менее однородны в своих пределах, чем природные, поскольку первые обнаружили очень низ кий уровень сродства друг к другу, а вторые, напротив, хорошо группиру ются между собой.

2. Многие природные и социально-географические районы обнару живают сопряженность с районами I, IV, VI, а также 7 и 8, которых объе диняет расположение в их пределах Ивановского административного рай она. Следовательно, этот район может быть признан наиболее показатель ным для южной части Амурской обл., и может служить эталонным участ ком для тех исследований, которые не требуют охвата всей территории изучения. Необходимо также принять во внимание, что многие северные районы Благовещенского подрайона не показали сопряженности с указан ными районами, расположенными частично или полностью в пределах Ивановского административного района – это районы 3, 4, 14, IXб, IXв.

Так как все они хорошо коррелируют друг с другом, эталонным участком для исследования периферии Благовещенского подрайона может послу жить Свободненский административный район (с территорией, подчинен ной администрации г. Свободный).

4.2. Рисунок сети расселения территории Изучая сети расселения, нельзя пройти мимо анализа рисунка сети, который формируется взаиморасположением центров расселения региона и связывающих их транспортных магистралей – «осей развития». В ходе этого анализа возможно применение не только картографического мате риала, но и статистических показателей – в частности, сетевых характери стик площади, приходящейся в среднем на каждое поселение того или иного типа, и среднего расстояния между этими поселениями.

Индекс, показывающий соотношение территории и количества нахо дящихся на ней поселений, удобен для выявления территорий, на которые распространяется влияние различных населенных пунктов – то есть этот сетевой показатель, примененный к достаточно освоенному и заселенному району, укажет на размеры зон влияния поселений.

Поскольку различные по своему типу населенные пункты представ ляют собой разные звенья иерархии сети поселений, расчет показателя площади на одно поселение был произведен нами для каждого типа насе ленных пунктов по-своему. Продвигаясь снизу вверх – от моноспециали зированных поселений через малые смешанные к городам, – мы для каж дой ступени учитывали в качестве единицы расчета и все вышестоящие населенные пункты. Так, при вычислении индекса для моноспециализиро ванных поселений в знаменатель наряду с ними вошли и малые смешан ные населенные пункты, и города.

Следующая ступень – малые смешанные поселения – была объеди нена с городами. Таким образом, был учтен тот факт, что наряду с не большими населенными пунктами крупные поселения тоже являются звеньями той же цепи (хоть и больших размеров). Исследование влияния больших населенных пунктов на окружающую селитьбу мы не рассматри вали ввиду ограничения круга задач настоящей работы сетевыми вопроса ми расселения, без системных аспектов.

Приведенная в приложениях таблица 2 отражает те же соотношения анализируемого показателя по районам, что и густота поселений, рассмот ренная выше, поэтому на порайонном анализе мы не останавливаемся.

Данные таблиц показывают схему расселения, которую можно изобразить в виде картосхемы, учитывая основные конкретные реалии территории и в то же время абстрагируясь от частных черт. Представленную картосхему (рис. 46б) мы попытались сравнить с реальной картиной расселения на юге области (рис. 46а).

Подавляющему большинству центров расселения, указанных на иде альной схеме, есть реальные аналоги (14 из 19). Несоответствия связаны в основном с влиянием на рисунок сети расселения речной сети региона. Из за этого наблюдается сдвиг реального рисунка относительно идеальной схемы на север и запад, причем сдвиг неравномерный – крайние юго восточные районы испытали минимальные искажения, а при продвижении вдоль Транссиба на северо-запад эти искажения увеличиваются. Поэтому на юго-востоке из-за возникших «растяжений» в схеме образовались новые «ниши», которые заполнены не предусмотренными идеальным вариантом центрами расселения. В частности, вместо одного опорного города на юго востоке региона появилось два – Райчихинск и Завитинск, к тому же в со провождении целого ряда малых смешанных поселений, что привело к по явлению крупного (в масштабах области) урбанизированного района, яв ляющегося своеобразным противовесом Благовещенска в сети (системе).

Таблица Основные характеристики центров расселения в реальной и идеальной схемах расселения Благовещенского подрайона № Ступени иерархии Реальная схема Идеальная схема № Коли- Зона влия- Коли- Зона влия чество ния, т.кв.км чество ния, т.кв.км 1. Поселения верхней ступени 1 60 1 («столица») 2. Поселения средней ступени 3 15 5 (прочие города) 3. Поселения нижней ступени 15 Св. 3 15 Ок. (другие центры) Примечание: рассчитано для ступеней 2 и 3 с учетом поселений, вышестоящих в иерархии Таким образом, мы можем сопоставить идеальный и реальный рису нок сети расселения по некоторым показателям:

При этом обращает на себя внимание отсутствие четко выраженных поселений нижней, 3-й ступени иерархии в междуречье Зеи и Амура – и насыщенность ими Зейско-Буреинского междуречья. Нам кажется, причи на здесь – в характере расселения, обусловленном природными условиями.

Холмистая, не имеющая больших массивов плодородных земель Амуро Зейская равнина оказалась заселенной в основном в устье Зеи и в долине р. Большая Пёра. Первый из этих двух ареалов не смог сформировать низ шую ступень иерархии центров расселения из-за влияния Благовещенска, а второй – из-за влияния Свободного. Между этими двумя городами насе ленных пунктов очень немного, и они не выдвинули из своей среды явного «лидера» (если не считать с. Натальино, бывшего недолгое время в начале века волостным центром).

Зейско-Буреинская равнина, на которой в начале ХХ в. сформиро вался крупный массив сплошного земледельческого освоения, имела все предпосылки для появления здесь развитой сети центров расселения – преимущественно на основе крупнейших из существовавших в начале 1920-х гг. волостных центров. К середине ХХ в. самые удачно располо женные из них становятся межрайонными центрами расселения, а Бело горск и Завитинск – городами. Особую историю, как уже упоминалось, имеют г. Райчихинск и окружающие его поселки городского типа – Про гресс, Новорайчихинск, Широкий. Они появились после начала добычи бурого угля в Райчихинском бассейне (Кивдинские копи) в 1930-х гг., а в настоящее время из-за почти полного истощения бассейна должны посте пенно изменить свои функции, касающиеся добычи бурого угля.

Опишем различные типы центров расселения Благовещенского под района более подробно.

1. Благовещенск – главный центр расселения областного значения («столица»), но он отделен от прочей основной территории большой рекой (Зеей) и ослаблен тупиковым положением на железной дороге. Ввиду не которой «отстраненности» Благовещенска от основной территории регио на у него появился своеобразный «аванпост», передающий часть влияния главного города на восток. Этим аванпостом является крупнейшее село, малое смешанное поселение – Тамбовка (около 9 тыс.жит.). На это поселе ние не замыкаются северные дороги, ведущие в Благовещенск, потому что Тамбовка слишком сдвинута для этого на юг.

2. Наряду с Благовещенском в вершинах треугольника, являющихся основными узлами опорного каркаса расселения, находятся на севере г. Свободный, а на юге – полицентрический узел расселения, расположен ный в междуречье рек Завитая и Бурея, и состоящий из двух городов – Райчихинска и Завитинска, и ряда крупных поселков городского типа – Прогресс, Новобурейский, Бурея, Новорайчихинск. В то же время этот узел не монолитен, а имеет два вектора тяготения – если Завитинск глав ное влияние испытывает по Транссибу со стороны Белогорска, то Райчи хинск – по автодороге со стороны Благовещенска.

3. Белогорск, являясь городом, равновеликим по людности со Сво бодным и с Райчихинско-Завитинско-Бурейским узлом расселения, тем не менее уступает им в значимости, будучи ограничен с двух сторон зонами влияния этих центров расселения (а с третьей стороны – зоной влияния Благовещенска).

4. Шимановск является единственным городом периферии Благове щенского подрайона. По своему месту в иерархии расселения он аналоги чен поселку городского типа Архара на юго-востоке, но имеет более высо кий статус города благодаря наличию огромной территории к северу, явля ясь посредником между ней и южной частью области (другим, более круп ным таким посредником является Свободный).

5. Архара – юго-восточный «аванпост» Благовещенского подрайона, не получивший столь значительного развития, как Шимановск (северо западный «аванпост»), ввиду близости границы Амурской обл., ставящей пределы тесным экономическим и социальным связям с территориями, входящими в состав Еврейской автономной области.

6. Локальные центры расселения, находящиеся на Транссибе. В эту группу входят Екатеринославка и Серышево, занимающие промежуточное положение между Белогорском и двумя вершинами – северо-западной и юго-восточной – треугольника опорного каркаса расселения Благовещен ского подрайона. При этом Екатеринославка находится в более благопри ятных для роста условиях, располагаясь на относительно большом рас стоянии от ближайших городов, и уже имеющая выраженное направление развития своего влияния в сторону нового – Ерковецкого – буроугольного бассейна с перспективой дальше замкнуть этот вектор через Ивановку на Благовещенск, заполняя таким образом ныне пустующее пространство внутри треугольника Благовещенск – Белогорск – Завитинск.

7. Локальные центры расселения на осях развития Благовещенск – Белогорск и Благовещенск – Райчихинск. Ими соответственно являются Среднебелая и Тамбовка, представляя собой крупные промежуточные пункты (Среднебелая – на железной дороге, Тамбовка – на автодорогах) по обмену Благовещенска с регионом взаимным влиянием, потоками людей, материалов, информации, энергии.

8. Приамурские локальные центры расселения. Константиновка и Поярково – центры сельскохозяйственных административных районов, являющиеся своеобразными реликтами былой ориентации всей террито риальной организации хозяйства и населения Благовещенского подрайо на на р. Амур. Позже, со строительством Транссиба, значение приамур ской полосы стало падать, и из ранее большого количества центров при амурских волостей и станичных округов остались райцентрами только два указанных.

9. Периферийные северные локальные центры расселения. К северо востоку от Транссиба есть два сформировавшихся и один формирующийся центр – соответственно Новокиевский Увал с Ромнами и Талакан. Если первые два – центры административных районов, то Талакан – поселок гидростроителей, занятых на затянувшемся возведении Бурейской ГЭС.

10. Внутрикаркасные местные центры расселения. В стороне от ос новных осей каркаса расселения, «внутри» него находится один сформи ровавшийся центр расселения – Ивановка, противостоящая Тамбовке в борьбе за лидерство в крупном земледельческом районе юга Амурской обл. – центральной части Зейско-Буреинской равнины. Формирующимся центром этой группы можно считать Варваровку (база освоения Ерковец кого бассейна). Возможно, сюда уже можно было бы отнести единствен ный в области поселок городского типа областного подчинения Углегорск, но такое решение представляется пока неоднозначным.

11. Самое низкое рассматриваемое звено иерархии – поселения, ко торые могли бы быть местными центрами расселения, но не стали ими ли бо из-за соседства уже сформировавшихся центров (Томичи, Березовка, Белогорье – все на железной дороге Благовещенск – Белогорск), Возжаев ка, Поздеевка (на Транссибе между Белогорском и Екатеринославкой);

ли бо из-за низкой освоенности окружающей территории: Богучан, Кундур, Ядрино (на Транссибе в Архаринском административном районе), Берея, Селеткан (на Транссибе в Шимановском районе, севернее г. Свободный).

По сути данные поселения могут рассматриваться как резерв, если понадо бится создавать новые центры расселения.

Изложенную типологию удобно свести в единую таблицу (нумера ция центров расселения соответствует приведенной на рис. 46):

Таблица Типология центров расселения Благовещенского подрайона по их местопо ложению и роли в опорном каркасе расселения региона 1. Основные узлы А) «столичный» 1. Благовещенск Б) «противовес- 2. Свободный;

узел – 3. Завитинск, 4. Рай ные» чихинск, 5. Прогресс, 6. Новобурейский, 7.

Бурея 2. Прочие узлы А) «промежуточ- 8. Белогорск ный»

Б) «авангардные» 9. Шимановск, 10. Архара 3. Местные (ло- А) «каркасные» 11. Серышево, 12. Екатеринославка, 13.

кальные центры Тамбовка расселения) Б) «внутрикар- 14. Среднебелая, 19. Ивановка касные»

В) «внекаркасные 15. Поярково, 16. Константиновка приамурские»

Г) «внекаркасные 17. Новокиевский Увал, 18. Ромны северные»

4. Перспективные А) «внутрикар- 20. Варваровка местные центры касный»

Б) «внекаркас- 21. Талакан ный»

5. Несостоявшиеся Возжаевка, Поздеевка, Томичи, Березовка, Белогорье, Кундур, местные центры Ядрино, Богучан, Селеткан, Берея 4.3. Рисунок расселения Урало-Поволжья Выявив некоторые особенности каркаса территории основного рай она исследования, обратимся к примерам проявления некоторых схожих черт на других территориях. Так, симметричность оказалась в той или иной степени присуща каркасу территории в средней части Марокко, на юго-востоке Австралии, в центре Колумбии, в Болгарии. Не останавлива ясь на данных примерах подробно, отметим, что обращает на себя внима ние рисунок городской сети в Колумбии, где центры расселения выстрои лись, подчиняясь трехлучевой симметрии, вокруг вулкана Руис.

Но наиболее масштабно указанная закономерность расположения центров расселения и свертывающих их магистралей проявилась в Урало Поволжье, о чем уже говорилось выше (рис. 9). Здесь симметричным явля ется часть каркаса территории, включающая 4 города-миллионера, 4 города с населением от 300 до 1000 тыс.чел. и ещё не менее 6 городов с более чем 100 тыс.жит. «Парность» расположения уральских городов под мечена давно, это прежде всего касалось связок Пермь – Екатеринбург и Уфа – Челябинск (симметрия относительно субмеридиональной оси). Мы предлагаем обратить внимание на субширотную ось симметрии, которая примерно совпадает с северной границей Башкортостана, продолжаясь за тем ещё на сотни километров восточнее. Пары городов наблюдаются сле дующие: Уфа – Пермь, Стерлитамак – Березники, Салават – Соликамск, Челябинск – Екатеринбург, Магнитогорск – Нижний Тагил, Орск – Серов, Курган – Тюмень.

Такая ситуация начала складываться в XVIII в. (к концу этого столе тия появились три пары городов из указанных семи). Один из факторов проявления признаков регулярности в расположении центров расселения – известное стремление этих центров равномерно заполнить территорию.

Но, как нам представляется, характер симметричности был определен ри сунком речной сети. Значительные участки рек образуют пары, как и горо да, относительно той же оси: Белая – Кама, Уфа – Чусовая, Миасс – Пыш ма, Урал – Тагил. Представляется не случайным совпадение симметрично сти речной сети с симметричностью сети крупных городов. В свою оче редь, реки, как известно, обычно показывают местоположение основных тектонических нарушений (разломов, зон напряженности и др.).

Степень симметричности можно рассчитать простым способом, вычислив соотношение элементов двух (в данном случае) отображаю щихся друг на друга частей анализируемого объекта. Предлагаем учи тывать при этом:

1) людность городов;

2) расстояние между городами (два варианта – напрямую и по до рогам);

3) значение магистралей (в идеале – грузо- и пассажиронапря женность);

4) углы, образуемые линиями, соединяющими города.

Приведем расчет степени симметричности по имеющимся данным, обозначив элементы южной половины объекта как А, а северной – как Б.

Людность городов в целом соответствует требованиям симметрич ности в большой степени, – суммарная разница в населении пар городов составляет лишь 9,9% от общей суммы их населения:

Х = [ |А1 – Б1| + |А2 – Б2| + … + |А7 – Б7| / (А, Б) ] * 100% Возможные колебания показателя Х – от 0% при полной симметрич ности до 100% при ее отсутствии.

Коэффициент асимметричности составляет 0,45 при отношении А к Б и 0,27 при отношении Б к А. Среднее значение kас = 0,36:

kас = ( |1 – А1/Б1| + |1 – А2/Б2| + … + |1 – А7/Б7| ) / Возможные колебания – от 0 при полной симметричности до + при ее отсутствии.

Расстояние между городами анализировалось в трёх вариантах: по прямой линии, по автодорогам, по железным дорогам. Самая высокая сте пень симметричности наблюдается в первом случае, самая низкая – в третьем:

Таблица Коэффициенты По прямой линии По автодорогам По железным дорогам Х, % 12,0 18,6 20, kас, ед. 0,30 0,41 0, Величины углов в фигурах, образованных анализируемыми города ми и прямыми линиями, которые их связывают, симметричны примерно в той же степени, что и другие элементы системы: доля разницы в величине пар углов в общей сумме их величин составляет 13%, коэффициент асим метричности – 0,26.

Более полное представление о симметричности расположения ука занных крупных городов можно получить с использованием данных о ди намике соответствующих данных по городам региона за длительный пери од (с конца XVIII в.). Необходимо также сравнение с другими регионами мира. Это открывает перспективы для дальнейших исследований данной проблематики.

Таблица Динамика населения некоторых больших городов Южного Урала и приле гающих территорий Города Население, тыс.чел. № Города № Население, тыс.чел.

гр. А гр. Б 1970 1979 1989 1998 1970 1979 1989 Уфа 780 978 1078 1086 1 Пермь 850 999 1040 Стерли- 184 220 247 262 2 Берез- 146 185 191 тамак ники Салават 114 137 150 156 3 Соли- 89 101 110 камск 4 Челя- 875 1030 1107 1085 4 Екате- 1025 1211 1298 бинск рин бург 5 Магни- 364 406 428 426 5 Ниж- 378 398 424 тогорск ний Та гил 6 Орск 225 246 271 274 6 Серов 101 101 103 7 Курган 244 310 356 368 7 Тюмень 269 359 477 2786 3327 3637 3657 2858 3354 3643 ВСЕГО ВСЕГО Рассмотрев большую территорию Южного Урала с прилегающи ми районами в целом, обратимся к его фрагменту в более крупном масштабе. Как известно, самоорганизующиеся системы отличаются свойством повторять свои особенности в фрагментах (явление фрак тальности), и на нашем примере можно убедиться в этом качестве гео систем. Обратим внимание на нижнее течение р. Белой и прилегаю щую территорию, показывающую явные, на наш взгляд, признаки ре гулярности. Направление течения левых притоков Белой однотипно – с юго-запада на северо-восток. Кроме того, их объединяет блуждание устья, которое сместилось на запад у рек Ик, Сюнь, База, Куваш, Кар масан, Чермасан, Сикиязка, Дёма, Уршак и др. Это доказано рядом палеогеографических исследований и дешифрированием космических снимков одного из авторов данной работы. Современные, а в еще большей степени древние устья левых притоков Белой имеют одну очень важную для рассматриваемой проблему особенность: расстоя ние между ними примерно одинаково, они следуют друг за другом с шагом 30-40 км. Как показали исследования геологов и геофизиков, русла и долины указанных рек маркируют тектонические нарушения в осадочном чехле, являющиеся почти всегда продолжением нарушений в кристаллическом фундаменте. Таким образом, образуется блоковая структура земной коры, причем небольшие блоки часто образуют крупный, объединяясь общими движениями (как вертикальными, так и горизонтальными).

Эта картина хорошо просматривается на космических снимках и струк турно-геологических картах. Интересно отметить, что практически у каждого блока левобережья Белой в северном углу (на р. Белой) имеется более или ме нее крупное поселение: Уфа, Благовещенск, Бирск, Дюртюли, Кушнаренково и т.д. Таким образом, сеть поселений проявляет черты регулярности вслед за регулярностью строения земной коры и рисунком речной сети. Кроме того, при дешифровке космических снимков отчетливо прослеживаются кольцевые системы геологических нарушений вокруг городов, к которым подходят ради альные линейные структуры. Особенно такая картина характерна для Стерли тамакско-Салаватского промышленного узла.

Указанные структурные особенности территории изучены еще не достаточно, и пока рано говорить о далеко идущих выводах. Надеемся, что к данной проблематике подключатся географы других регионов, что по зволит увеличить информационную базу и достоверность исследований.

Обратимся к особенностям общественного каркаса Урало-Поволжья, точнее, его участка, располагающегося на юго-западе макрорегиона. Здесь частично располагаются 5 регионов России (Башкортостан, Татарстан, Оренбургская, Самарская и Ульяновская области) и Западно Казахстанская область Казахстана.

Для анализа мы обозначили на карте (рис. 47, 48) все населенные пункты с населением 3 тыс.жит. и более (Всероссийская перепись…, 2004) (исходя из того, что именно такой минимальный размер поселений в пре делах района исследования характерен для центров административных районов), а также железные дороги и основные автодороги. Первая осо бенность территории, очевидная при взгляде на карту, – почти полное от сутствие больших городов (более 100 тыс.жит.) внутри речного «кольца» – лишь Октябрьский и Альметьевск находятся на притоках четырех главных рек района, а 13 других – на этих реках: Белой (3 города), Каме (2), Волге (6) и Урале (2). При этом оба «внутренних» больших города появились благодаря развитию нефтепромыслов.

Относительно слабо развит опорный каркас в приустьевых районах Камы и Белой. Представляется, что первичной причиной этому послужила высокая доля земель, затапливаемых здесь при разливах рек, а затем – промежуточное расположение между региональными центрами. Левобе режная часть Прикамья близ впадения Камы в Куйбышевское водохрани лище имеет относительно редкое население и редкую сеть крупных (более 3 тыс.жит.) поселений из-за того, что людей отсюда «оттягивают» на себя Казань, Набережные Челны и (в меньшей степени) Ульяновск, Тольятти, Самара. Аналогичная картина – на северо-востоке района, при впадении Белой в Нижнекамское водохранилище. Здесь роль «демографических пы лесосов» играют Уфа, Набережные Челны и центры нефтепромыслов (Альметьевск, Октябрьский, Нефтекамск).

Рис. 47. Автомобильные и железнодорожные магистрали террито рии «Волго-Уральского кольца»

Условные обозначения важнейшие автодороги прочие важные автодороги железные дороги Третий ареал разреженного населения сформировался на юге района исследования, не в последнюю очередь под влиянием зональ ных факторов – здесь ощущается нехватка влаги для сельского хозяй ства и, следовательно, есть предпосылки для заметного снижения плотности сельского населения. Кроме того, в этой части изучаемой территории заметно возрастает пересеченность рельефа, также не спо собствующая интенсивности освоению. В результате плотность сель ского населения лишь в одном Асекеевском районе Оренбургской обл.

превышает 10 чел. на 1 кв.км9. Относительно слабая демографическая освоенность территории не могла не повлиять на размеры центров расселения.

Расположение полимагистралей (рис. 47) отличается выражен ной субширотностью их рисунка, сложившегося при преобладающем западно-восточном ходе освоения умеренных широт России. В этом направлении шли старые тракты, а затем строились первые железные дороги. Субмеридиональные пути сообщения появлялись позже. В результате Ульяновск и Самару с одной стороны и Уфу и Оренбург – с другой связывают четыре мощных пучка магистралей, при отсутст вии в пределах района исследования сквозных субмеридиональных коридоров. Подобная полимагистраль имеется на правобережье Вол ги – она проходит через Сызрань и Ульяновск. Коридор, включаю щий участок Набережные Челны – Альметьевск, продолжается толь ко на север (к Ижевску и далее), а Оренбург – Уфа фактически не имеет продолжений.

Рассмотрим влияние природного каркаса на общественный (рис. 49). Совместив их на одной картосхеме, мы увидим, во-первых, почти полное соответствие этих двух каркасов: помимо отмеченного расположения больших городов, налицо и прохождение полимагист ралей исключительно в обход возвышенностей и водораздельных уз лов – несмотря на небольшие высоты последних;

во-вторых, очевидна высокая степень развитости общественного каркаса, использовавшего все основные узловые точки местности и коридоры для обеспечения их связности.

По статистике этот показатель свыше 10 чел. на 1 кв.км также в Тоцком и Сакмарском районах Оренбургской обл. Но в Тоцком районе с. Тоцкое-2 фактически не является сельским поселением, и за вычетом его 17,5 тыс.жит. показатель снижается до 7,5 чел.

на 1 кв.км. Сакмарский же район является пригородным, располагаясь у Оренбурга, и его население в значительной степени также не является сельским.


Рис. 48. Природный и общественный каркасы территории «Волго Уральского кольца».

Условные обозначения Центры расселения по людности (тыс.жит.) водораздельные узлы св. Линии общественного каркаса тер 500- ритории существующие 100- рекомендуемые 15- 3- Термин региональная топология во многом созвучен по смыслу эко номической геометрии. Он отражает пространственные свойства региона, которые проявляются, например, в конфигурации и размерах региона, в расположении главного города по отношению к центральной точке, в ри сунке ландшафтных рубежах контрастности, в геометрии различных сетей (в «текстуре» региона), в особенностях секторно-концентрического функ ционально-территориального строения.

Региональная топология может дать ответ на вопрос, как пространст венно устроен тот или иной регион. Региональная топология представляется как довольно слабо разработанный и формирующийся раздел географии, акту альность которого в России возрастает в связи с востребованностью вопросов регионального маркетинга, поиска особенностей и конкурентных преиму ществ регионов, разработки стратегий регионального развития.

В территориальном строении Республики Башкортостан выделяются два концентра подрегионов, окружающие центральный (рис. 49): первый, завершенный, составлен Месягутовским, Бирским, Дюртюлинским, Ок тябрьским, Стерлитамакским и Белорецким подрегионами, второй, разо рванный, включает Кумертауский, Сибайский, Нефтекамский подрегионы.

Эти три подрегиона прежде всего имеют топологические основания быть маргинальными. На рис. 50-51 представлены картоиды, схематизирующие территориальную структуру Башкортостана.

Для большинства подрегионов Республики Башкортостан вместе с высоким ландшафтным разнообразием характерен и высокий уровень бас сейновости.

I II III IV V VI VII VIII IX X I – Нефтекамский, II – Бирский, III – Месягутовский, IV – Дюртюлинский, V – Уфим ский, VI – Октябрьский, VII – Стерлитамакский, VIII – Белорецкий, IX – Кумертауский, X – Сибайский.

Рис. 49. Подрегионы Республики Башкортостан Важным свойством природно-ресурсного уровня социально экономической системы Урала является «параллельность» ресурсных по лос. На уровне подрегионов (микрорайонов) это свойство проявляется в особенностях их пространственного расположения, структуре и преобла дающем типе. Наиболее сформированные подрегионы располагаются вдоль главных ландшафтных рубежей (ресурсных полос).

Рис. 50. Первая и вторая ступени генерализации карты подрегионов РБ Рис. 51. Третья ступень генерализации карты подрегионов РБ Явление параллельности ресурсных полос способствует симметрии в подсистеме расселения Урала. На территории Уральского экономического района четко проявляется симметрия основных агломерированных центров с осью симметрии – срединной линией горного пояса, не всегда совпа дающей с главным уральским водоразделом. При этом ядра подсистемы расселения (города и городские агломерации) в Предуралье имеют сим метричных «двойников» в Зауралье приблизительно одинакового иерархи ческого ранга. Симметричные пары располагаются, как правило, в основ ных ресурсных полосах (главных ландшафтных рубежах) или же полосах более низкого ранга. Такими симметричными парами городов (или групп городов) можно считать следующие: Уфа и Челябинск, Березниковско Соликамская и Серовская агломерации, Пермь и Нижний Тагил, Оренбург и Орск и т.д.).

Ландшафтная контрастность может служить скрытым индикатором природно-ресурсного разнообразия, что может быть использовано при пла нировании и прогнозировании развития территорий нового освоения.

ГЛАВА V. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ СЕТИ РАССЕЛЕНИЯ. УПРАВЛЕНИЕ РАССЕЛЕНИЕМ 5.1. Прогнозирование развития расселения Благовещенского подрайона Прогнозирование развития любого объекта, тем более такого слож ного, каким является сеть поселений и расселение вообще, требует предва рительного анализа основных тенденций динамики объекта в прошлом. На этом вопросе мы сейчас и остановимся.

Образование поселений к настоящему времени в Благовещенском подрайоне практически прекратилось. В прошлом особо выделяются два периода, когда этот процесс протекал бурно:

1) в 1908-1913 гг., когда во время строительства и в первые годы экс плуатации Транссиба возникло много новых поселений вдоль его трассы, и была в основном сформирована территория современного массива сплош ного заселения юга Амурской обл.;

2) в 1926-1965 гг., когда происходила перестройка старой сети посе лений – исчезло много небольших населенных пунктов и появился ряд но вых поселений в уже давно освоенных районах. В эти же годы произошло становление современного опорного каркаса расселения региона.

Исчезновение поселений также является сейчас вялотекущим про цессом (в отличие от периодов 1926-1959, и особенно 1959-1979 гг.), но в то же время сохраняется большое число населенных пунктов с менее чем 100 жителей (более 50 в 1993 г.), которые при сохранении нынешней ди намики их населения могут исчезнуть в близком будущем.

За последние десятилетия стабилизировалось соотношение доли на селения поселений различных функциональных типов – городов, малых смешанных поселений и моноспециализированных населенных пунктов (основную часть которых составляют аграрные). Эти группы поселений соотносятся сейчас по числу жителей как 60 : 15 : 35, и за последние 35 лет эта пропорция существенно не менялась.

Численность населения Благовещенского подрайона к 1993 г. дос тигла 800 тыс.чел. (в 1989 г. без учета поселений, не входящих в базу ис следования – около 760 тыс.чел.), и, учитывая близкий к нулю баланс есте ственного и механического прироста в последние три года, остается около той же отметки и в настоящее время. При этом надо отметить, что все ос новные группы поселений имеют ту же тенденцию к стабилизации чис ленности населения – ни у городов, ни у малых смешанных, ни у моноспе циализированных населенных пунктов нет заметных колебаний в ту или иную сторону числа их жителей в последние годы. По отдельным районам анализ основных трендов динамики численности населения и других про цессов приводится ниже.

Средняя людность всех основных групп поселений Благовещенского подрайона в последние 50 лет устойчиво растет, достигнув к 1989 г. для го родов значения 72,5 тыс.чел., для малых смешанных поселений – почти 6 тыс.чел., для аграрных поселений – 450 чел. (в 1926 г. – почти 800 чел.).

При этом в ходе анализа людности сельскохозяйственных поселений средне го размера (101-1000 жит.) было обнаружено наличие аномалий в распреде лении – количество населенных пунктов было выше теоретического в районе людности 600 и 800 чел., а пониженным – у отметок 500, 700, 900 чел.

Для того, чтобы составить адекватное представление о происходя щих процессах расселения и сделать попытку их прогноза, необходимо кроме уже имеющихся данных охарактеризовать современную демографи ческую обстановку в Благовещенском подрайоне, всей Амурской обл., на Дальнем Востоке в целом.

Таблица Демографические показатели России, Дальневосточного экономического района и составляющих его территорий (1992 г.), тыс.чел.

Числен- Об- Есте- Механи- Числен- 1993г.

ность на- щий ствен- ческий ность на- в % к селения при- ный прирост селения на 1992г.

на 1.01.92 рост при- 1.01. рост Россия 148704,3 -30,9 -207,0 176,1 148673,4 99, Дальневосточный 8032,6 -133,0 17,4 -150,4 7899,6 98, эк.р-н Якутия 1092,5 -18,7 9,2 -27,9 1073,8 98, Еврейская а.о. 221,5 -2,1 0,5 -2,6 219,4 99, Чукотский а.о. 145,7 -21,4 0,8 -22,2 124,3 85, Приморский кр. 2309,2 -7,5 0,4 -7,9 2301,7 99, Хабаровский кр. 1633,9 -12,9 0,8 -13,7 1621,0 99, Амурская обл. 1075,2 -12,7 2,5 -15,2 1062,5 98, в т.ч. Благовещ. 800,1 0,2 2,1 -1,9 800,3 100, подр-н Камчатская обл. 471,7 -15,2 1,4 -16,6 426,5 96, Магаданская обл. 363,7 -37,2 0,9 -38,1 326,5 89, Сахалинская обл. 719,2 -5,3 0,9 -6,2 713,9 99, Примечание: рассчитано автором по: Основные показатели…, 1993;

остальные данные из: Численность, естественное движение и миграция населения…, 1993. Как видим из приведенной таблицы, Благовещенский подрайон вы годно выделяется на фоне Дальнего Востока и всей России в целом, имея даже положительный прирост населения за счет очень низкого показателя механической убыли населения при среднем для своего экономического района показателе естественного прироста (2,2 промилле).

В приложениях приведена таблица 3 с обновлением данных на 2008 г.

При этом основная часть механической убыли населения Благовещен ского подрайона приходится на города (значительное положительное сальдо миграции в 1992 г. имел из шести городов лишь один – Райчихинск).

Данные табл. 24 показывают, что в то время как в России, на Даль нем Востоке (особенно на его севере), в северной части Амурской обл.

происходят крупные подвижки в населении, отражающие социальные пе ремены, в Благовещенском подрайоне нет бурных процессов, а налицо от носительная стабильность населения (а тем более его расселения). Южная часть Амурской обл. отличается очень медленным течением реформы эко номики – особенно в сельском хозяйстве. Такая консервативность и опре делила во многом низкую подвижность населения Благовещенского под района. В то же время не принимаются меры по привлечению в пределы подрайона мигрантов, покидающих северную часть области и север Даль него Востока – они направляются в основном на юг Европейской части России, на Украину (Основные показатели…, 1993). А такие меры могли бы содействовать увеличению численности населения Благовещенского подрайона, особенно аграрного, которое в настоящее время хоть и растет, но поставляет недостаточное число трудящихся в сельское хозяйство. Это показывают данные о соотношении площади сельскохозяйственных уго дий и количества занятых в сельском хозяйстве. Так, на конец 80-х гг. на одного сельскохозяйственного работника приходилось: в Амурской обл. – 34 га угодий, в среднем по Дальневосточному экономическому району (ДВЭР) – 21 га, в среднем по РСФСР – 22,4 га (рассчитано по: Региональ ная схема расселения…, т.1, кн.1, 1989). Имея более чем в 1,5 раза боль шую площадь угодий, приходящуюся на одного сельскохозяйственного работника, Амурская обл. отличается средним по сравнению с ДВЭР пока зателем фондовооруженности и низким – фондообеспеченности (соответ ственно 72 и 117 тыс.руб. на га в 1989 г.).


Отсюда можно сделать вывод о наличии резервов для трудоустройства новых сельскохозяйственных работников, если такие появятся в результате притока мигрантов. И поскольку из-за пределов ДВЭР переселенцы в Амур скую обл., видимо, не поедут, либо их число будет незначительным, то ло гично было бы попытаться привлечь мигрантов из северной части области и с севера Дальнего Востока. В сочетании со стабильностью демографической обстановки в сельской местности Благовещенского подрайона (естественный прирост в 1992 г. около 0,3 промилле, сальдо миграции с городскими поселе ниями – минус 68 чел.) даже незначительный приток населения извне (2 3 тыс.чел. в год в течение 10 лет) может изменить к лучшему соотношение площади сельскохозяйственных угодий и работников.

По последним данным, направление демографических процессов в 1993 г. по сравнению с 1992 г. несколько изменилось (РФ и регионы Даль него Востока, 1994), и в результате естественного прироста население Амурской обл. уже не увеличивается, а уменьшается (в 1993 г. – на 1,8 тыс.чел.), при небольшом положительном сальдо миграции (600 чел.).

Это делает еще более необходимым привлечение мигрантов в Амурскую обл., особенно в южную ее часть, где им гораздо легче закрепиться.

Благовещенский подрайон, как мы видели выше, неоднороден, и это делает необходимой попытку прогнозировать не только общие для всего региона тенденции развития расселения, но и территориальные различия этого развития в пределах территории исследования.

Несмотря на стабилизацию численности населения в целом, внутри подрайона наблюдается неравномерное течение расселенческих процессов.

Одним из показателей этого служат темпы роста населения поселений раз личных функциональных типов в разрезе интегральных районов расселе ния по данным 1989-1993 гг. (см. табл. 25). Наиболее интересными из этих сведений, на наш взгляд, являются данные о темпах роста населения сель скохозяйственных поселений и населенных пунктов всех типов, кроме го родов. Во-первых, виден опережающий по сравнению со всеми остальны ми рост аграрных населенных пунктов. Во-вторых, очевиден факт наибо лее быстрого роста населения в тех районах, которые являются староосво енными – 1, 2, 7, – а также в районе 9, где недавно началась разработка Ер ковецкого буроугольного бассейна.

Убыль населения происходила в 1989-1993 гг. в районах 12 (крайний юго-восток региона) и 6 (крайний северо-восток). В обоих районах при этом в отрицательном показателе роста «виноваты» неаграрные поселения.

В то же время есть районы, в которых происходит при общем поло жительном росте населения убыль жителей аграрных поселений – это рай оны 4 и 8.

Таблица Численность населения интегральных районов расселения Благовещенско го подрайона № Население по поселениям различных типов Население в 1993 г. к населению в № в 1993 г., т.ч. 1989 г., % п/п Моноспец. Мал. Всего Го- Ито- Моно- Ма Все Го- Ито см. рода го спец. л.см го ро- го да С/х Нес/ С/х Нес х /х 1 12,7 0,4 3,0 16,1 213,3 229,4 105 83 105 104 104 2 45,3 – 29,2 74,5 – 74,5 111 – 101 107 – 3 17,4 0,7 – 18,2 80,9 99,1 103 100 – 102 101 4 1,3 0,1 0,6 2,0 26,4 28,4 99 127 107 102 100 5 6,0 0,4 5,7 12,1 – 12,1 103 83 103 102 – 6 2,0 0,7 – 2,7 – 2,7 105 78 – 97 – 7 40,3 0,1 17,6 58,0 75,0 133,0 109 99 99 106 102 8 20,2 0,8 18,9 39,9 – 39,9 99 103 105 102 – 9 12,0 0,1 11,0 23,1 – 23,1 105 141 108 106 – 10 13,9 5,7 15,9 35,5 22,2 57,7 108 111 101 105 102 11 15,7 5,8 23,8 45,3 27,1 72,4 102 97 105 103 97 12 9,4 1,7 15,6 26,6 – 26,6 99 98 96 97 – Ито 196,3 16,5 141,3 354,2 444,9 799,1 106 100 102 104 102 го Принимая во внимание новейшие данные о динамике населения, все же нельзя экстраполировать тенденции последних лет на будущее, по скольку в настоящее время происходят большие изменения в жизни обще ства, уже повлекшие за собой ряд последствий в течении расселенческих процессов, и вероятность новых существенных сдвигов сохраняется.

В прошлом, как нам кажется, можно найти немало аналогий с совре менным состоянием картины расселения, и в связи с этим – с состоянием сопряженных с расселением явлений, течением процессов. Все эти анало гии будут неполными, но позволят примерно ограничить область разброса вариантов прогноза.

Благовещенский подрайон сейчас находится, судя по всему, на ру беже очередного периода развития расселения. Это можно утверждать, ис ходя из смены отношения государственной власти к расселению. Если до конца 1980-х гг. еще делались попытки административно регулировать ес тественное и механическое движение людских масс, поддерживался меха низм поощрения рождаемости и очевидным было поощряемое властью преимущество в качестве жизни в крупных населенных пунктах (городах, районных центрах), то в последние годы эти явления стали отходить в прошлое. Процессы изменения расселения идут в основном стихийно, под вергаясь направленным мерам регуляции не централизованно, как раньше, а локально, в пределах отдельных территориальных образований. Подоб ный переход от налаженного государственного контроля за расселением к либерализации в истории региона однажды уже наблюдался – когда с на чалом первой мировой войны прекратился поток переселенцев в пределы Амурской обл., и до 1925 г., в течение 10 лет расселение региона формиро валось стихийно (Дальневосточный край в цифрах, 1929), резко увеличив шись при этом за счет самовольных переселенцев, уходивших на восток страны от потрясений мировой и гражданской войн, от голода и разрухи Европейской России.

К сожалению, у нас нет данных о демографических показателях ре гиона второй половины 1910-х гг. – первой половины 1920-х гг., но можно предположить, что кризисное состояние общества вызвало тогда, как и сейчас, падение рождаемости и рост смертности. Кроме того, установлено, что опережающими темпами в те годы росло население сельских поселе ний, а не городов, что можно наблюдать в Благовещенском подрайоне в настоящее время, и прежде всего самых заселенных районов (что вполне понятно, так как новопоселенцы охотнее подселяются к старожилам, чем идут на целину).

Все эти параллели нынешних процессов, происходящих в ходе ди намики расселения Благовещенского подрайона, с процессами, имевшими место 80 лет назад, в большой мере условны, но мы считаем возможным взять их как руководство для одного из крайних, неблагоприятного вари анта прогноза динамики расселения территории исследования.

Другой крайний вариант, представляющий самое благоприятное те чение процессов расселения для оптимального развития региона, как нам кажется, заключается в регулируемом притоке переселенцев из северных районов Дальневосточного экономического района при последовательно проводимых экономических реформах, базирующихся на приватизации средств производства (кроме небольшой их части особого значения) и сба лансированной политики местного протекционизма в сочетании с развити ем зон свободного предпринимательства.

Третьим, промежуточным вариантом является сохранение нынешних основных тенденций развития региона – прироста населения около нуля, оттока населения из окраинных районов к центру и из меньших поселений в большие, при вялотекущей экономической реформе колхозного сельско го хозяйства и крупнозаводской промышленности. Пока нам кажется, что этот вариант динамики общественных процессов в регионе наиболее ве роятен, по крайней мере на ближайшие 5-10 лет – сохранится близкий к нулю естественный прирост и небольшой положительный баланс мигра ции, не будет происходить существенных изменений в географии расселе ния. Продолжится отток населения с окраин Благовещенского подрайона в его центральные районы, постепенное увеличение средней людности посе лений за счет миграции из меньших населенных пунктов в большие. Ре альной в близком будущем станет проблема старения населения, нехватка квалифицированной рабочей силы (а во многих отраслях хозяйства – и не квалифицированных кадров). При продолжении действия этого сценария через 5-10 лет начнется заметная депопуляция в регионе, а через 15-20 лет население уменьшится почти на 50 тыс.чел. Может начаться процесс, по хожий на происходившее в Нечерноземье вымывание населения из сель ской местности, поскольку нынешние очень низкие темпы аграрной ре формы в регионе могут привести к снижению интереса к работе в сельском хозяйстве, на фоне появления новых рабочих мест в угольной промышлен ности, строительстве (Ерковецкий бассейн, мост через Амур, Бурейская ГЭС), малом бизнесе.

Реальна также возможность увеличения влияния в регионе китайцев – в финансах, торговле, а также сферах хозяйства, где необходима дешевая рабочая сила, в том числе в земледелии. В истории Приамурья около 100 лет назад китайское (в основном сезонное) население достигало 10% от его общей численности в регионе (Кабузан, 1983;

Граве, 1911), и веро ятность нового всплеска интереса к российскому Дальнему Востоку со стороны густонаселенных провинций Маньчжурии довольно велика, осо бенно если местные органы власти будут продолжать нынешнюю полити ку допущения китайского капитала в экономику региона, вплоть до про дажи недвижимости (в том числе земельных участков).

На основании изученных особенностей сети поселений юга Амур ской области, разработанных вариантов прогноза ее ближнесрочной дина мики нами был сформулирован ряд рекомендаций по управлению развити ем расселения района исследования, изложенных в следующем параграфе.

5.2. Оценка управляемости и рекомендации по управлению раз витием сети расселения Сеть поселений юга Амурской обл. формировалась под влиянием факторов, имевших различное происхождение и направление воздействия.

Анализ «отзывчивости», различного рода реакций расселения на то или иное вольное или невольное воздействие в прошлом поможет нам вырабо тать рекомендации по управлению развитием сети поселений и расселени ем в целом применительно к условиям Благовещенского подрайона.

Учитывая, что сеть поселений юга области, как и любая другая, име ет основными характеристиками численность населения, его распределе ние по населенным пунктам различной людности и специализации, взаи морасположение поселений, – в анализе воздействий на сеть расселения должны присутствовать эти элементы, а кроме того, должны затрагиваться как прямые, так и косвенные воздействия (на природную и социальную среду расселения).

В истории формирования сети поселений Благовещенского подрайо на был всего один случай комплексного сильного целенаправленного воз действия на расселение, которое носило прогрессивный характер и имело успех, приведя к ожидаемым результатам. Речь идет об аграрной реформе 1906-1914 гг., получившей название столыпинской реформы и имевшей целью разрушить общинный характер землевладения, традиционный для основной части России, дав каждой крестьянской семье свой собственный надел. Полностью этот замысел осуществить не удалось, но в части, ка сающейся переселения и закрепления переселенцев на новых землях в вос точных районах страны, предприятие завершилось успешно. Предпосыл ками этого служили очень существенные обстоятельства – наличие единой системы специальных органов, координировавших переселения – от цен тральных до местных, наличие подвижных масс населения (созданных не хваткой земли в Европейской России при раздроблении общинных наделов на личные), завершение в 1911 г. строительства основной части Транссиба, материальная помощь переселенцам и четкое их водворение на намечен ные заранее участки, хорошая информированность всех слоев общества об условиях переселения, высокий рейтинг в общественном мнении пересе ленческого процесса и т.п.

Результатом столыпинской реформы в пределах Благовещенского подрайона стало освоение широкой полосы вдоль Транссиба, что продви нуло более чем на 100 км севернее границу заселенных земель в регионе (с тех пор мало изменившуюся), за 10 лет почти удвоило число поселений, а численность населения увеличило более чем в два раза, доведя его плот ность (без городов) до 2,4 чел./кв.км (следующее удвоение плотности на селения произошло только через 50 лет).

Мало того, и после окончания в 1915 г. целенаправленной полити ки реформ продолжались еще 10 лет процессы, запущенные ее осущест влением. Конечно, при отсутствии координации переселения в общего сударственном масштабе оно не было столь эффективным. Часто число семей мигрантов превышало количество подготовленных на местах к их приему участков, стало хуже проходить закрепление новоприбывших.

Стали правилом случаи самовольного захвата участков земли. Возникла довольно многочисленная прослойка подвижного населения в пределах сельской местности южной части области, готовых переселяться туда, где будет работа и жилье, не найдя этого в сельской местности (или не желая оставаться в деревне).

В этих условиях во второй половине 1920-х гг. начала проводиться новая политика – коллективизация в сельском хозяйстве (при том, что на юге Дальнего Востока никогда не было общинного землевладения) и инду стриализация в промышленности, транспорте и строительстве. Эти меро приятия, как и столыпинская реформа, также имели успех, поскольку осу ществлялись при наличии системы специальных органов и целевого фи нансирования, – но методы были в основном принудительными и наруши ли механизм саморегуляции сети поселений и системы расселения в це лом. Население аграрных поселений уменьшилось в 1926-1939 гг. почти в 1,5 раза, оставаясь на том же уровне до 1959 г., и лишь после этого начался медленный рост, частично компенсировавший к началу 1980-х гг. убыль 50-летней давности. В 1989 г. население сельскохозяйственных поселений находилось на уровне 1917 г., что, видимо, близко к оптимальному в на стоящее время. Население же городов и малых смешанных поселений в 1926-1939 гг. выросло почти в 2 раза, а в 1939-1959 гг. малые смешанные поселения выросли почти в 2,5 раза, города – в 1,6 раза. Происшедшая та ким образом концентрация населения в крупнейших населенных пунктах региона (их доля увеличилась с 31% в 1926 г. до 65% в 1959 г.) опустоши ла сельскую местность и привела к перенаселению центральных мест.

Процесс концентрации поддерживался созданием в крупных поселениях лучших условий жизни – жилья, трудоустройства, зарплаты, досуга, снаб жения, прочих услуг, – что привело к продолжению скопления все боль шей доли населения Благовещенского подрайона в крупнейших населен ных пунктах (в 1989 г. – чуть выше 74%, в 1993 г. – почти 74%), хоть и со провождался ростом населения аграрных поселений.

Попытки влиять на расселение, предпринимавшиеся после 1953 г., имели успех только в той мере, в какой они соответствовали тенденциям расселенческих процессов саморегуляции и скорости их протекания.

Так, кампания по ликвидации «неперспективных» деревень так и оста лась до конца неосуществленной, в целом соответствуя тенденциям сво его времени, но опережая их по темпам. Привлечение в район исследо вания мигрантов из перенаселенных частей СССР (Средней Азии и За кавказья) также не имело успеха по причине отсутствия шансов на хо рошую приживаемость этих переселенцев в непривычных условиях, да же при предоставлении всех льгот (что далеко не всегда имело место), особенно в сельской местности.

Обобщая данные о динамике сети поселений Благовещенского под района за несколько десятилетий, мы можем сделать следующие выводы о принципах управления расселением.

1. Цели, которые ставятся при разработке мер управления расселени ем, должны соответствовать естественным тенденциям его развития. При этом важно четко выявить эти тенденции и не принимать за естественное течение процесса их искажения, возникающие по тем или иным причинам.

Ломка тенденций требует огромных усилий и в конце концов может за кончиться возвращением к прежней линии развития, либо к деградации се ти и системы.

2. Расселенческая политика должна иметь в своей основе механизм реализации, который строится даже для решения сколько-нибудь значи мых региональных проблем вплоть до общегосударственного уровня вла сти, чтобы избежать финансовых и организационных трудностей.

3. Управление расселением должно при разработке конкретных ме тодов реализации исходить из принципов добровольности и стимулирова ния, а не принуждения и угрозы репрессий. В противном случае, даже если не брать во внимание моральную и юридическую стороны вопроса, имеет ся большой риск нарушения механизмов саморегуляции расселения, что отрицательно сказывается на всех сторонах жизни общества.

4. Ведущим фактором регулирования расселения выступает регули рование качества жизни человека. При этом на первые места выходят раз личные стороны качества жизни, но всегда очень важным остается обеспе чение стабильности предлагаемых условий на перспективу. В этом смысле главным компонентом качества жизни является жилье и прочая недвижи мость по причине ее долговечности (конечно, при условии предоставления во владение на достаточно длительный срок).

В связи с вышесказанным в условиях сохранения нестабильности в стране, медленного продвижения экономических реформ в области по сравнению с другими регионами основной задачей расселенческой поли тики в Благовещенском подрайоне должно стать недопущение депопуля ции (ориентируясь прежде всего на привлечение и закрепление мигрантов) и приоритетное развитие сельской местности (особенно районов, охотнее идущих на экономические реформы), а также «точек роста» – перспектив ных в экономическом плане местностей (подробнее об этом см. ниже).

Второй задачей региональной расселенческой политики, решаемой параллельно с первой и тесно с ней связанной, может считаться реконст рукция социальной инфраструктуры и развитие соответствующих пред приятий строительного комплекса, а также заведений по подготовке и пе реподготовке специалистов дефицитных специальностей. Эта задача на правлена на решение проблем более отдаленного будущего, чем первая, но не является от этого менее значимой в настоящее время.

Предварительный этап по реализации указанных установок должен включать в себя разработку концепции управления расселением региона (как части комплексной концепции региональной политики) и разработку механизма ее реализации, включая сотрудничество в вопросах налоговой политики с федеральными властями и значимыми для Благовещенского подрайона ведомствами, а также включая разработку системы налоговых и прочих льгот для районов, поселений, предприятий, групп населения и пр., важных для осуществления основных целей и задач управления расселени ем региона и способных эффективно использовать эти льготы, способствуя достижению этих целей и задач.

Административное деление как метод управления территорией так же заслуживает внимания исследователя расселения. Нынешнее админист ративно-территориальное деление (АТД) Благовещенского подрайона мало соответствует дифференциации сети расселения, территориальным разли чиям в процессах ее формирования. Причина состоит в том же, что и отли чия между границами физико- и социально-географических районов – в исходных принципах административного районирования. Его отправными пунктами является разграничение зон влияния крупных поселений – цен тров расселения, тогда как процессы динамики сети расселения зависят больше от среды (изначально – от природной среды), чем от положения этих центров. Если бы мы рассматривали не сеть, а систему расселения – тогда, видимо, налицо было бы соответствие динамики объекта исследова ния АТД региона.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.