авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Оно заключается, по его мнению, в постижении вневременной объектив ности субъективным мышлением исторически (во времени) в истории фи лософии, во-первых, рассудочно в метафизике, во-вторых, диалектически в критической философии Канта и, в-третьих, спекулятивно в его собствен ной философии. Последнее утверждение, однако, не есть собственно геге левская дефиниция, отраженная в отношении мысли к объективности. К такому выводу можно прийти уже после ознакомления со спекулятивной системой философии Гегеля, который и сам считал (и это общеизвестный факт), что его тип философствования — последний и завершающий в ис тории философии. Гегель, оставаясь верным себе, и не мог включить свою философию в данное отношение, поскольку его философия на этом этапе не обрела форму достоверности. «Вступая в науку, — полагал Гегель, — необходимо одновременно отказаться от всех других предпосылок или предубеждений, почерпнутых из представления или из мышления, ибо лишь в науке должны подвергнуться исследованию все подобные опреде ления, лишь в науке мы познаем, что такое определение и их противопо ложности». Там же. С. Там же. С. В философии Гегеля субъективное понятие, включающее в себя по нятие как таковое, суждение и умозаключение, выступило как формализа ция понятия философии, сформулированного в отношении мысли к объек тивности. Понятие как таковое находит адекватное выражение в формах рассудочного мышления. В истории философии этому моменту соответ ствует метафизика. Диалектический момент объективности следует вос принимать как постигаемый в разумно-отрицательном мышлении посред ством суждения (философия Канта), а спекулятивный — в разумно положительном мышлении, посредством заключения (спекулятивная фи лософия Гегеля).

Рассмотрение отношения мысли к объективности позволяет сделать следующий вывод: Гегель впервые обозначил понятие философии, которое совпадает с формой понятия.

Это понятие философии со спекулятивной стороны представляет единство постигающего субъективного мышления и объективного мышле ния, поскольку цель философии, как полагал Гегель, заключается в пре вращении голой мысли в понятие: «…философия делает единственно только то, что превращает представления в мысли, но, разумеется, следует к этому прибавить, что она превращает голую мысль в понятие». Как субъективное мышление превращает «голую мысль в понятие»?

Эта логическая процедура определяется формой самого понятия, которое включает понятие как таковое, суждение, умозаключение и объективность.

При этом нельзя игнорировать одну тонкость гегелевской интерпретации субъективного понятия, заключающуюся в том, что субъективное понятие, по Гегелю, включает объективность, формой которого выступает умоза ключение. В этом пункте намечается некое противоречие в трактовке Ге гелем субъективного понятия. Рассмотрим, в чем оно заключается. Не смотря на то что умозаключение характеризует объективность понятия и Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 114.

обеспечивает переход субъективности в объективность, Гегель, однако, включает его в субъективное понятие. Дефиниция субъективного понятия противоречит самому понятию субъективности, поскольку включает, по мимо понятия как такового и суждения, умозаключение, являющееся вы ражением объективности. Но на самом деле выясняется, что этим заклю чением оказывается заключение качества. Это заключение Гегель называл формальным, заключением рассудка, потому что в нем единичное «равно душно» к всеобщему и, следовательно, в нем невозможно объективировать субъективное.

В трех отношениях мысли к объективности, представляя понятие философии в форме «адекватного» понятия, а завершенность понятия свя зывая со спекулятивностью, Гегель тем самым обозначил и форму спеку лятивности, имеющей форму понятия, включающего субъективность, объ ективность и абсолютность как их единства, содержанием которого служит философия. С другой стороны, содержание философии или ее предмет есть «адекватное понятие» или идея. В первом случае философия тем самым постигает определения адекватного понятия, а во втором от содержания переходит к сущности, к познанию идеи в ее субстанциальном, объектив ном значении. Общие методологические принципы познания абсолютной идеи будут изложены во второй главе.

Характеристики трех моментов логического в философии Гегеля На основании вышеизложенных трактовок понятий логического и спекулятивного как в «Науке логики», так и в «Энциклопедии» Гегель дает развернутую и достаточно подробную характеристику каждому из озна ченных моментов. Поскольку в данном исследовании понадобится много численное использование и оперирование значением логического и спеку лятивного мышления, то возникает необходимость подробного изложения его моментов.

«Мышление как рассудок — по Гегелю — не идет дальше непо движной определенности и отличия последней от других определенностей;

такую ограниченную абстракцию это мышление считает обладающей са мостоятельным существованием».46 Рассудочное мышление определяет, и обособляет понятие. Такое разграничение позволяет осуществлять позна ние, переходя от одного определения к другому. Результат рассудочного мышления — абстрактные, конечные определения. «Деятельность рассуд ка, — как представляется Гегелю, — вообще заключается в придании его содержанию формы всеобщности, причем всеобщее, обоснованное рассуд ком, есть абстрактное всеобщее, которое как таковое фиксируется в проти воположность особенному и благодаря этому, само в свою очередь, оказы вается особенным».47 Однако деятельность рассудка необходима, посколь ку мышление как конституирование понятия конкретно, а следовательно, оно должно включать в себя абстрактно-всеобщий момент. Рассудок помо гает выделять всеобщее, фиксируя целостность понятия. Но знание кон кретно и не может останавливаться на конечных, абстрактных определени ях. Поэтому философское познание начинается с рассудочного, но не оста навливается на нем. «Философии вообще совершенно нечего делать с го лыми абстракциями или формальными мыслями, она занимается лишь конкретными мыслями, — утверждает Гегель. — В спекулятивной логике содержится чисто рассудочная логика, и первую можно сразу превратить в последнюю;

для этого нужно только выбросить из нее диалектическое и разумное, и она превратится в то, что представляет собой обычная логика – в историю различных определений мысли, которые, хотя они на самом де ле конечны, считаются чем-то бесконечным».48 Конечные определения рассудка, доведенные до предела, снимая самих себя, в диалектическом моменте переходят в свою противоположность. Судьба всего конечного Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 202.

Там же.

Там же. С. 210.

заключается в его снятии и имманентном переходе одного рассудочного определения в другое. Диалектика, вскрывая имманентную связь и необ ходимость в предмете путем научного развертывания мысли, определяет его сущность, преодолевая вследствие этого его конечность, порождаемую явлением.

Представители критической философии франкфуртской школы — Т. Адорно, Г. Маркузе и др. полагают диалектический момент завершаю щим моментом развития. Однако чтобы не стать «дурной бесконечно стью», диалектическое развитие должно иметь результат. Поэтому аутен тичность с гегелевским пониманием места диалектики в движении понятия будет достигнута в том случае, если спекулятивное будет интерпретиро ваться как понятие, обладающее «формой диалектического движения». За метим, что диалектическое движение проявляется как в сфере бытия, так и в сфере сущности. Гегель говорит об этом так: «Переход в другое есть диалектический процесс в сфере бытия, а видимость в другом, есть диа лектический процесс в сфере сущности. Движение понятия есть, напро тив, развитие, посредством которого полагается лишь то, что уже имеется в себе».49 Рассмотрим, в чем заключается диалектическое движение в сфе ре бытия, сущности и понятия, поскольку оно непосредственно относится к проблематике спекулятивного мышления. Диалектическое движение по нимается в этом контексте как спекулятивный процесс снятия. В сфере бы тия движение определений бытия характеризуется переходом от одного определения к другому, каждое из которых обособлено от другого. Это пе реход от одного рассудочного определения к другому. Например, от каче ства к количеству и мере. По характеру результат этого перехода спекуля тивен, поскольку в мере снимается противоположность качества и количе ства. Он есть диалектическое движение категорий как наличного бытия сущности.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. Определения сферы сущности рефлективны, удвоены. Например, сущность и существование;

становящееся единство сущности и существо вания или явление;

ставшее единство сущности и существования или дей ствительность. В этой сфере проявляется диалектика становления единства сущности или причины и бытия, выступающего в своей непосредственной форме. Этот процесс так же спекулятивен, поскольку оппозиция становле ния сущности и существования в завершенной форме снимается в действи тельности. В действительности снимается становление предмета как един ства его причины и ее наличного бытия.

В понятии диалектическое движение принимает форму развития, по нимаемого как тождество различенных моментов друг другу и целому.

Определенность раскрыта как свободное бытие понятия как целостности.

В понятии актуализируются, т.е. получают определение его моменты, ко торые содержатся в нем идеально, в качестве возможности. Свобода поня тия трактуется Гегелем в том отношении, что через понятие не раскрыва ется ничего нового по содержанию, а изменяется его форма. Понятию для своего определения нет необходимости привлекать другое содержание, кроме своего собственного. Оно реализует то, что в нем заложено имма нентно, т. е. объективируется. Развитие, по характеру, так же спекулятив но, как переход в сфере бытия или рефлексия в сфере сущности, но спеку лятивное выступает как единство внутреннего, субстанциального и его объективации. В развитии субстанция выступает уже и как субъект, т. е.

познавательная активность самой субстанции.

Что касается спекулятивного момента, то всестороннему рассмотре нию и подробному изучению сущности спекулятивного мышления будет посвящено последующее содержание первой главы. Однако на данном этапе представляется возможным приведение только самой общей и, в си лу этого, самой абстрактной дефиниции спекулятивного как «постижения единства определений в их противоположности». Отношение понятия спекулятивного и понятия логического Остановимся более подробно на изучении отношения спекулятивно го и логического и диалектического развития понятия «логического» в «Энциклопедии философских наук». Аспект отношения (спекулятивного и логического) получает в этой работе дальнейшую разработку и углубле ние. Однако в связи с тем, что автором исследования, на основе анализа других работ Гегеля, проводился тезис о синонимичности этих понятий, возникает проблема уяснения взаимного соотношения объемов этих поня тий, поскольку спекулятивное мышление трактуется Гегелем как момент логического.

Одним из фундаментальных положений всей философии Гегеля, яв ляющимся ключевым в понимании ее спекулятивного характера, выступает тезис о том, что три формы логического «не составляют трех частей логи ки»,51 а есть моменты логически реального, понятия и истины вообще. В гегелевской дефиниции логического спекулятивное мышление выступает как его завершающий момент, который, однако, является результатом раз вития и перехода абстрактного и диалектического моментов понятия. Та ким образом, спекулятивное мышление следует понимать как движение «трех форм логического» в понятии, завершающееся их конкретным един ством в спекулятивном моменте. Гегель подчеркивает, что даже рассудоч ное мышление как первый момент содержит в себе логическую и спекуля тивную форму, но в этом случае они должны рассматриваться «не в их ис тине». Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 210.

Там же. С. 202.

Там же.

Логическое в учении Гегеля — «истинное вообще». Чтобы постигнуть смысл этого утверждения, вспомним, что Гегелем тщательно разрабатыва ется и по-новому, в отличие от вольфовской трактовки логики как фор мальной науки, определяется ее содержательный аспект. В прежней мета физике форма, являясь субстанциальной по отношению к содержанию, присоединяет его. В гегелевской же логике содержание есть не что иное, как определение формы. В связи с этим возникает и новое понимание ло гического. Логическое выступает как понятие, а следовательно, оно, по Ге гелю, имманентная суть как формы, так и всякого содержания. Логика ин терпретируется немецким мыслителем как «наука об абсолютной форме», она истина наук о природе и духе, но только на разных ступенях ее реаль ности.

Мышление показывает в этих различных науках, что они различа ются только элементом и формой противоположности, «мышление же есть единый центр, в который, как в свою истину, возвращаются противопо ложности».53 Логическое понимается Гегелем как высшая форма мышле ния, мышления как развития понятия. Понятие невозможно вне конкретно го единства своих различенных моментов, которые представляют собой три формы логического. Следовательно, в науках о природе и конечном духе логическое в своем инобытии (т. е. не как чистая сущность) содер жится имманентно, отражая абстрактную и диалектическую ступень поня тия (или его единичный и особенный моменты). В абсолютном духе логи ческое завершается спекулятивной формой, конституируя тем самым все общность понятия в конкретном единстве его моментов.

Характеризуя понятие философии как мыслящую себя идею, знаю щую себя истину или логическое, Гегель подводит итог в дефинировании логического. Логическое трактуется им как «всеобщность, удостоверенная в своем конкретном содержании как своей действительности».54 Как сле Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. — М., Мысль, 1977. — С. 308.

Там же. — С. 406.

дует из выше изложенного, содержанием логического выступает абсолют ная идея. Логическое в большей степени, особенно вначале, трактуется Ге гелем как понятие, но впоследствии возрастает до выражения идеи. Затем Гегель развил логическое до понимания его содержания в качестве не про сто логической идеи, а абсолютной, включающей и логическую идею, и ее действительность. Кроме того, Гегель дает определение логического, сов падающего с определением метода, впервые обозначившимся в «Науке ло гики», где он выступает в единстве трех сфер – начала, «акта определения»

понятия и результата. Таким образом, это понятие в своем развитии при шло к той же самой дефиниции, что и вначале, но при этом результатом явилась система определений понятия логического. Это соответствует учению Гегеля о том, что развитие есть круг: «…целое есть поэтому круг, состоящий из кругов, каждый из которых есть необходимый момент, так что их система составляет целостную идею, которая, вместе с тем, прояв ляется также в каждом из них в отдельности».55 Что касается диалектиче ского движения формы самой спекулятивной, абсолютной идеи, которая в «Науке логики» ранее выступала как единство практической и теоретиче ской идеи, дефиниция ее, поскольку все понятия гегелевской логики теку чи и даны в развитии, в «Энциклопедии» звучит уже по-иному — как спе кулятивное единство субъективной идеи и объективной идеи. «Идея как единство субъективной и объективной идеи, — полагает Гегель, — есть понятие идеи, для которого идея как таковая есть предмет, объект, объем лющий собой все определения. Это единство есть, следовательно, абсо лютная и полная истина, мыслящая самое себя идея, и именно мыслящая себя в качестве мыслящей, логической идеи».56 Абсолютная идея выступи ла как абсолютная форма, в которую возвратились все определения, вся полнота содержания. Именно поэтому идея есть полная истина как постиг Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 100.

Там же. С. нутое в мышлении содержание или сущность. Идея вмещает в себя мыш ление субстанции и мышление субстанции и как субъекта (т.е. мышление, которое осознает мышление субстанции в форме понятия). В понятии по стигается действительность, т. е. ставшая, объективировавшаяся сущность в своем единстве с существованием, которая есть субстанция. Абсолютная идея — идеальное различение себя от себя, т. е. диалектическое движение объективности и ее самопостижение. В этом акте самопознания и заключа ется спекулятивность как конкретное единство объективности и субъек тивности. Поэтому Гегель и называет абсолютную идею спекулятивной.

Формы самопознания абсолютной идеи прописаны Гегелем в «Философии духа». Самая абстрактная форма самопознания абсолютной идеи — искус ство, диалектическая — религия, спекулятивная — философия.

Возвращаясь к теме отношения понятия «логическое» и «спекуля тивное» отметим, что и то и другое имеет в своем составе понятие и дей ствительность. Но в первом случае это действительность логическая и вы ражена в формах понятия, а во втором она, кроме логического аспекта, представлена в формах природы и духа. Таким образом, спекулятивное есть высшая, абсолютная форма понятия «логическое». Если выражением логического как такового является идея, то спекулятивное воплощено в духе, в котором идея есть лишь момент его конституирования.

Диалектическое развитие получил и метод. Метод, по Гегелю, отож дествляется с логической идеей: «В качестве формы на долю идеи ничего не остается, кроме метода этого содержания – определенного знания о до стоинстве (der Wahrung) ее моментов».57 Автор предлагает рассматривать метод как «понятие абсолютной идеи».

Генезис форм диалектической концепции спекулятивного мышле ния, представленный в настоящем подразделе, показал, что ритм развития определяется, по Гегелю, такими спекулятивными определениями логиче Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 420.

ского метода, как снятие, конкретное единство объективности и субъек тивности, моменты логического, примирение понятия и действительности.

Эти определения развернуто и недвусмысленно представлены в его фило софии. Абсолютная форма, как полагал Гегель, — идея. В гегелевском из ложении дефиниция абсолютной идеи, как чистой формы понятия, опреде ляющей свое собственное содержание в методе, представлена так: «она есть чистая форма понятия, которая созерцает свое содержание как самое себя. Она есть свое собственное содержание, поскольку она есть идеальное (ideelle) различение самой себя от себя, и одно из этих различенных есть тождество с собой, которое, однако, содержит в себе тотальность форм как систему содержательных определений. Это содержание есть система логи ческого».58 Таким образом, очевидно, что абсолютная идея как чистая форма в качестве метода и содержание как определение этой формы есть система логического, т.е. логическое в своем развитом определении есть абсолютная идея в единстве формы и содержания.

В данном параграфе рассмотрены спекулятивные формы понятия, в том числе и его абсолютная форма. Поскольку в гегелевской философии форма неразрывно связано с содержанием (т. к. содержание трактуется Ге гелем не обособленным от формы, а в качестве определений формы), по стольку следующим этапом в развитии понятия спекулятивного мышления станет рассмотрение его содержания. Высшей формой спекулятивного по нятия является абсолютная идея, следовательно, выявление ее содержание станет предметом рассмотрения следующего параграфа.

1.3. Спекулятивное мышление и понятие Содержание этой части работы диктует необходимость изложения некоторых предварительных соображений. «Если следовать всем интенци ям Гегеля, — полагал Хенрих, — то гегелевскую логику нужно было бы Там же. С. назвать “теорией спекулятивного мышления”».59 Называя «Науку логики»

теорией спекулятивного мышления Д. Хенрих и другие исследователи ге гелевской философии (К. Дюзинг, П. Райзингер, В. А. Погосян, А. В. Кричевский), к сожалению, не обосновали выдвигаемый ими тезис о спекулятивности гегелевской философии, подкрепив его конкретными изысканиями или теоретическими положениями. Как правило, под спеку лятивностью подразумевают снятие противоположностей в их единстве. И этим понятие спекулятивного мышления исчерпывается. Но каким обра зом посредством столь скудной по содержанию дефиниции можно обосно вать спекулятивную систему Гегеля, включающую логику, философию природы и духа, неясно. Как я полагаю, это и невозможно сделать в прин ципе. Следовательно, в этом подразделе перед автором данной работы стоит задача. Во-первых, оценить, в какой степени понятие спекулятивно го мышления разработано Гегелем. Во-вторых, сформулировать гипотезы по современной интерпретации некоторых положений гегелевской фило софии, так или иначе соприкасающихся со спекулятивной проблематикой, поскольку Гегель неоднократно подчеркивал, что даваемые им дефиниции тем или иным понятиям и разделам философии, являются историческими и рассудочными (он имел в виду изменчивость их смыслового значения в сторону углубления и расширения). В-третьих, обосновать правомерность тезиса о том, что гегелевская логика есть теория спекулятивного мышле ния. В-четвертых, дать дефиницию диалектической концепции спекуля тивного мышления.

Проблема понимания и интерпретации гегелевской философии Самой полемичной проблемой, имеющей первостепенное значение в деле выявления концептуальных признаков спекулятивности в философии Гегеля, является проблема адекватного познания гегелевской философии.

Хенрих Д. Понимание Гегеля//Философия Гегеля: проблемы диалектики. — М., 1987. — С. 296.

Эта проблема до сих пор остается непроясненной и дискуссионной. Она представлена двумя аспектами. О первом упоминалось во введении. Во вторых, возникает дилемма, разрешение которой представляет большие сложности для любого специалиста, занимающегося гегелеведением: как воспринимать тексты Гегеля — буквально или стремиться следовать не столько букве, сколько духу гегелевской философии? Не приведет ли сле дование философским интенциям немецкого мыслителя к таким же за блуждениям и неточностям в интерпретациях, как и формальное, т. е. бук вальное восприятие содержания философии великого мыслителя? Весьма характерным, в данном контексте, представляется высказывание Д. Хенри ха в статье «Понимание Гегеля»: «Нужно уяснить, как в связи с Гегелем и в противовес ему можно убедительно сформулировать и обосновать осно вополагающую концепцию — причем сделать это иначе, чем у Гегеля, и все же примыкая к нему». Генезис формально-содержательного аспекта теории спекулятивного мышления в философии Гегеля Прежде всего, необходимо определить средоточие спекулятивного мышления в качестве содержания философии Гегеля. Поскольку сам Ге гель свою логику называл спекулятивной,61 а его точку зрения разделяют многие западные исследователи, то следует полагать, что содержание спе кулятивного мышления, как и его формы, изложено Гегелем, прежде всего, в логике. Именно в логике, т.е. в сфере чистой мысли и следует искать чи стое спекулятивное содержание, которое должно значительно отличаться от его «образов» в реальной философии (науках о природе и духе), имею щих дело с более реальными формами мысли. «Логическое» сохраняется в образах наук о природе и духе, «которые суть только особенный способ Хенрих Д. Понимание Гегеля//Философия Гегеля: проблемы диалектики. — М., 1987. — С. 299.

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. М., 1974. С. выражения форм чистого мышления».62 «Логическое» Гегель считал все общей истиной, которое не рассматривается им в качестве особого вида знания, а выступает как сущность любого содержания. Логика, по Гегелю, мир чистых сущностей, а «логическое» освобождено от всякой чувствен ной конкретности. Логическое мышление противостоит скептицизму, за ключающемуся в произвольном отбрасывании противоположных опреде лений. Напротив, оно признает их правильными и включенными в оконча тельный результат. Именно поэтому такое мышление спекулятивно. «Ло гическое» возвышается над «особенным», составляя его сущность или то, что абсолютно истинно. Логику Гегель считал идеей чистой истины, пото му, что в ней содержание соответствует форме, а реальность — своему по нятию,63 а также и потому, что определения этого содержания еще не вы ражены в форме абсолютного инобытия.

Для историко-философского аспекта этого исследования небезраз личным является фиксация разницы в трактовке Гегелем деления логики в «Науке логики» и «Энциклопедии философских наук». В «Науке логики»

он еще условно разделяет логику на объективную и субъективную, в «Эн циклопедии философских наук» упоминания о таком разделении нет. Дру гое отличие, и очень существенное, заключается в том, что в «Энциклопе дии философских наук» дефиниция логики уже трактуется Гегелем не сколько иначе, нежели в «Науке логики». Во-первых, как учение о поня тии, где бытие или мысль в непосредственности — понятие в себе. Во вторых, как учение о сущности или для-себя-бытии, выступающей в поня тии для себя. В-третьих, как учение о понятии и идее или у-себя-бытия, ко торое есть понятие в себе и для себя. В «Энциклопедии», в отличие от «Науки логики», понятие представлено не только как целостное (правда, целостным оно выступает только в последнем моменте), но и в виде мо Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 124.

Это утверждение, по Гегелю, есть последнее и завершающее определение в генезисе спекулятивного понятия ментов. В этом факте фиксируются его движение и развитие. Дифференци ация понятия на понятие в себе, для себя и в себе и для себя в тождествен ности с моментами бытия проводилась Гегелем и в тексте «Науке логики», но в ней в делении логики эта дифференциация не представлена в форме дефинирования, в отличие от «Энциклопедии философских наук». В этом произведении Гегель уже вполне определенно утверждает, что бытие есть понятие в себе, а сущность есть понятие-для-себя, выступающие не как сущие сами по себе, но как преходящие моменты понятия. Лишь у-себя бытие как понятие в себе и для себя обладает полнотой и завершенностью.

С большей очевидностью проявляется в «Энциклопедии» и то, что и мо менты понятия, в свою очередь, представлены Гегелем в терминах момен тов бытия. Отождествление бытия и понятия, намеченное Гегелем еще в «Феноменологии духа»64 и продолженное в «Науке логики», достигает своей кульминации в «Энциклопедии философских наук». В этом разделе философии немецким философом осуществляется дальнейшая конкретиза ция этого тождества и артикулируется тезис о том, что понятие есть не некая абстракция, а реальность наличного бытия и действительности. По скольку третья часть логики есть учение о мысли не только как о понятии, но и идее, то отсюда вытекает вывод, следующий из текста «Энциклопедии философских наук» о том, что и идея должна быть представлена в момен тах в себе, для себя и в себе и для себя. Помимо того, ее моменты, как и моменты понятия, должны выражать моменты бытия. Тем самым Гегелем утверждается, что и идея не только идеальна, но и реальна и действитель на, поскольку идея, по определению Гегеля, есть единство понятия и ре альности. Гегель утверждает, что предмет, субъективный и объективный мир не только должны совпадать с идеей, но на самом деле они таковы, поскольку они есть совпадение понятия и реальности. Реальность, не сов падающая с понятием, есть нечто случайное, субъективное и произволь Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. — СПб.: Наука, 2002. — С. 30–31.

ное. Конечные вещи потому и конечны, что их реальность не полностью совпадает с их понятием. Понятие в них выступает как внешнее определе ние. Поскольку реально существующие вещи не совпадают с идеей, они конечны и не истинны. В этом тождестве идеального и реального заключа ется истинность, а в объективировании внутреннего во внешнее и после дующее возвращение в себя, т.е. в идеализации объективного, проявляется одна из важных характеристик спекулятивного. «Важнейшее же свойство спекулятивности, — утверждал Гегель, — ее действительность…».65 По сравнению с «Наукой логики» в «Энциклопедии философских наук» спе кулятивное предстает в более развитой форме (идеи, а не «адекватного по нятия»), а следовательно, и в более полном развитии содержания как опре деленности этой более развитой формы. В этом факте проявляются преем ственность гегелевских дефиниций и сам принцип развития, заключаю щийся в конкретизации ранее определенных понятий. Принцип развития тем и отличает генезис гегелевских понятий от прогресса, что в нем осу ществляется, как полагает Гегель, переход не от одного к «чему-то иному», как в прогрессе, а углубление и расширение формы и содержания понятия.

Развитие представляет, по Гегелю, круг, включающий в себя другие круги, представляющие собой совокупность определений понятия. Каждое из этих определений не есть новое понятие, а то же самое, но расширившее свое содержание и форму.

Понятие как форма спекулятивного мышления Идея спекулятивного характера философии служила у Гегеля фор мой утверждения суверенности философского знания и его несводимости ни к обыденному, ни к специально-научному знанию. «Размышление, по скольку оно направлено на то, чтобы удовлетворить эту потребность, — разъясняет Гегель, — есть философское мышление в собственном значе Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Кн. 3. — СПб.: Наука, 1994. — С. 514.

нии этого слова, спекулятивное мышление. В качестве размышления, ко торое хотя и имеет общее с размышлением первого рода, но одновременно отлично от него, оно кроме общих им обоим форм имеет также формы, свойственные ему одному, которые все сводятся к форме понятия».66 От сюда следует сделать вывод о том, что все определения понятия непосред ственно относятся к спекулятивному мышлению. Поскольку понятие Ге гель трактует как абсолютную форму размышления, то, отождествляя с ним спекулятивное мышление, он в этой дефиниции придает ему статус абсолютного мышления, являющегося как причиной всех остальных опре делений и форм мышления, так и основанием, в котором они имеют суще ствование и результат своего развития.

Чтобы рассматривать спекулятивность понятия как формы, необхо димо уяснить значение и место понятия в гегелевской системе. Сначала рассмотрим общие определения понятия. Как полагал Гегель, «понятие есть форма абсолютного, которая выше бытия и сущности».67 В «Энцикло педии философских наук» это определение Гегелем конкретизируется:

«понятие […] есть всецело конкретное постольку, поскольку оно содержит в самом себе в идеальном единстве бытие и сущность и, следовательно, все богатство этих двух сфер».68 Наряду с этой встречается и другая трактовка обобщенной дефиниции понятия. Понятие, полагает Гегель, следует рас сматривать как форму, но как бесконечную, творческую форму, которая заключает в самой себе всю полноту всякого содержания и служит, вместе с тем, его источником. Если различные ступени логической идеи следует рассматривать как ряд дефиниций абсолютного, то, как считает Гегель, аб солютное есть понятие постольку, поскольку содержит в себе все богат ство сфер бытия и сущности. Любая логическая форма мышления, будь то бытие, сущность, идея, метод и сама логическая идея, фундирована фор Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 94.

Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — СПб.: Наука, 2002. — С. 25.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 342.

мой понятия. По Гегелю, все есть понятие, которое служит основой всяко го содержания. Но, предупреждает Гегель, сведение многообразия содер жания к пустой форме понятия привело бы к потере определенности само го содержания, поэтому не могло бы быть познано.

Гегель трактует понятие вначале как непосредственное. Непосред ственность им характеризуется как простота и есть только видимость, скрывающая сущность. Моменты различия не определены, понятие выра жает целостность, поэтому это понятие как таковое. Понятие как таковое удерживает свои моменты снятыми в единстве. Но понятие как «абсолют ная отрицательность» расщепляет себя и полагает свое иное, эти моменты понятия безразличны друг другу, а единство его есть внешнее соотноше ние. Понятие как соотношение самостоятельных и безразличных друг к другу моментов есть суждение. Несмотря на то, что суждение выражает единство понятия, все же это единство еще не раскрыто. В суждении это единство есть нечто внешнее, а моменты хотя и соотнесены, но выступают как самостоятельные крайние члены. Субъекту в суждении в его непосред ственности противостоит непосредственность предиката. Субъект выражен единичным моментом понятия, напротив, различие моментов понятия, со ставляющих ядро предиката, не раскрыто. Только в умозаключении, в ко торое превращается суждение через диалектическое движение своих мо ментов, их единство раскрывается. Понятие становится полностью рас крытым понятием, поскольку в умозаключении раскрыты моменты поня тия и как самостоятельные крайние члены, и как опосредующее их един ство. В умозаключении «полнота понятия, — утверждает Гегель, — пере ходит в единство целокупности, субъективность понятия — в его объек тивность». Формально субъективное понятие представлено понятием как тако вым, суждением и умозаключением. Но в содержательном аспекте понятие Гегель Г. В. Ф. Наука логики: в 3 т. Т. 3. — М., 1972. — С. 33.

есть процесс объективации субъективности, поскольку его полнота и за вершенность конституируются формой умозаключения, в которой субъек тивность понятия переходит в его объективность. В единстве, воссоздан ном умозаключением в понятии, субъективность и объективность не со держатся как обособленные и сущие, а как снятые и идеальные. Характер но, что в представленном определении понятия, Гегель имеет в виду со держание понятия, поэтому не говорит ни о субъективном понятии, ни об объективном. Понятие в гегелевской философии выступает как «единство целокупности». Субъективность понятия отражает его возможность, а объ ективность — действительность. Единство субъективного понятия и объ ективности, по определению Гегеля, есть идея, называемая адекватным понятием. «Идея, — разъясняет он, — есть адекватное понятие, объек тивно истинное или истинное, как таковое».70 Истина трактуется Гегелем как понятие, следовательно, она не только субъективна, но и объективна.

Полнота истины заключается в ее реальности, именно тогда она есть исти на как таковая или идея. «Адекватное понятие» — самая абстрактная фор ма идеи, которая еще не раскрыла своего содержания в качестве своих определений. В этом смысле оно есть понятие идеи. Его следует понимать как субъективную идею. Субъективность адекватного понятия в том, что оно еще не объективировало свое содержание и не постигло единства определений субъективного и объективного в качестве абсолютной идеи.

Гегель включает в субъективное понятие заключение, которое, стро го говоря, выражает объективность. Автор исследования полагает, что в данном случае немецкий философ имеет в виду заключение качества. Это заключение Гегель называл формальным заключением рассудка в проти вовес самой форме умозаключения, которая по определению выражает ра зумность. В умозаключении качество единичное «равнодушно» к всеоб щему, и, следовательно, в нем невозможно объективировать субъективное.

Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — СПб.: Наука, 2002. — С. 691.

Гегелем дается следующее определение умозаключению: «…так как со держание может быть разумным лишь в силу той определенности, благо даря которой мышление есть разум, то оно может быть разумным лишь че рез форму, которая есть заключение. Но последнее есть не что иное, как положенное (сначала формально) реальное понятие».71 Умозаключение трактуется как форма разумности, которая выражается в реальности поня тия. Реальное понятие в данном случае есть полностью раскрытое понятие, включающее субъективность и объективность. Это «адекватное понятие»

или идея. Умозаключение есть форма идеи, а, следовательно, разумное есть идея в форме заключения. В заключении субъективность переходит в объективность и полагается их снятое единство. Это определение тожде ственно дефиниции спекулятивного мышления, отсюда следует, что спе кулятивно мыслить означает постигать разумность предмета (его идею) в заключении.

Объективация субъективности понятия есть ключевой момент в по нимании его цели и назначения. «При изложении (Exposition) чистого по нятия было еще указано, что оно есть само абсолютное, божественное по нятие». Заметим, что впоследствии Гегель не воспроизводит такую интер претацию имманентной сути понятия, что, скорее всего, свидетельствует о секуляризации основного замысла гегелевской философии и придании его системе философии строгой научности, поскольку в ней декларируется не только возможность познания чистого понятия, но, помимо этого, обосно ван научный метод его постижения. Понимание гегелевской философии как теодицеи совсем не означает, что его философию следует трактовать как религиозную. «Философия и религия, — объяснял Гегель, — имеют своим предметом истину, и именно истину в высшем смысле этого слова – Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 365.

Там же. — С. 648.

в том смысле, что бог, и только он один, есть истина. Далее, обе занима ются областью «конечного», природой и человеческим духом, и их отноше нием друг к другу и богу как к их истине».73 Отличие философии и рели гии, по Гегелю, состоит в том, что в религии истина выступает в субъек тивной форме, т.е. в форме сознания, причем действительностью абсолют ного в ней становится культ, институализированный в таинствах церков ной общины;

в философии же истина объективна. Действительность исти ны в ее объективной форме (как абсолютной идеи) проявляется в мировой истории, а постигается в истории философии.

Поскольку понятие, а точнее адекватное, понятие есть абсолютная форма, то в аспекте спекулятивной проблематики возникает необходи мость установления спекулятивности и истинности понятия как абсолют ной формы.

Из дефиниции спекулятивного следует, что, отождествляя истину с логическим (в единстве его форм) и понятием (в единстве его моментов), Гегель тем самым отождествляет их со спекулятивным мышлением, по скольку спекулятивным моментом завершается понятие и выражается его полнота, а, следовательно, и полнота истины. Этот вывод приводит как к обоснованию спекулятивности, так и к истинности идеи. Потому что если под понятием понимать «адекватное понятие», то оно спекулятивно, в силу спекулятивности понятия. Но «адекватное понятие», содержащее субъек тивность и объективность в снятом единстве, есть идея, следовательно, она также спекулятивна. Абстрактное, диалектическое и спекулятивное есть моменты как понятия, по Гегелю, так и всего истинного вообще, т. е. самой истины, а тем самым и идеи. Рассмотрение идеи как абсолютной формы, представленной адекватным понятием, через призму определения спекуля тивного позволяет выразить моменты развития идеи посредством момен Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. — М., 1974. — С. тов спекулятивного мышления. В результате этого выявлено, что аб страктным или рассудочным определением будет в идее определение по нятия как такового, противостоящим ему моментом служит диалектиче ский момент в виде суждения, завершающий субъективность понятия.

Объективность идеи выражена умозаключением, которое в понятии есть спекулятивный момент и снятое единство абстрактного момента понятия и диалектического.

Исследуя аспекты спекулятивного мышления, необходимо остано виться на одном моменте дефиниции спекулятивного, который свидетель ствует о диалектичности гегелевских определений на более высокой сту пени их семантической разработки. Так, из определения положительно разумного мышления следует, что оно «постигает единство определений в их противоположности, то утвердительное, которое содержится в их раз решении и переходе»,74 а из дефиниции форм логического следует, что этими определениями служат абстрактное и диалектическое. Таким обра зом, спекулятивное или разумно-положительное мышление есть не только единство абстрактного (рассудочного мышления) и диалектического (ра зумно-отрицательного мышления), противостоящих друг другу, но и по стижение этого единства. Это свойство спекулятивности, заключающееся в акте постижения единства, обычно упускается из вида исследователями ге гелевской философии, в своем анализе этой дефиниции акцентирующихся в основном на фиксации единства определений в их противоположности.

Такая интерпретация «спекулятивного», когда оно трактуется не только как конституирование субстанциальности, но и как субъективное, пости гающее мышление, — лейтмотив спекулятивного мышления, который пронизывает всю гегелевскую философию. И именно так понял гегелев скую доктрину спекулятивности М. Хайдеггер.75 Следовательно, спекуля Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. — М., 1974. — С. 210.

Хайдеггер М. Время и бытие. М., Республика, 1993С. тивность, выраженная адекватным понятием, есть только понятие «спеку лятивного», а не развитая форма «спекулятивного», поскольку не содержит момента постижения. Чтобы понять, почему это так, надо произвести рас смотрение гегелевского понимания идеи как адекватного понятия и идеи как таковой, т. е. развитой формы идеи.

Неоднозначность трактовки понятия в философии Гегеля В связи с этим обращает на себя внимание одно обстоятельство геге левской интерпретации идеи. Гегель дает ей следующее определение:

«Идея есть истина в себе и для себя, абсолютное единство понятия и объ ективности. Ее идеальное содержание есть не что иное, как понятие в его определениях. Ее реальное содержание есть лишь раскрытие самого поня тия в форме внешнего наличного бытия, и, замыкая эту форму (Gestalt) в своей идеальности, идея удерживает ее в своей власти, сохраняет себя в ней».76 Заметна достаточно существенная разница в трактовке идеи «Науки логики» и «Энциклопедии философских наук». В первом случае излагается понятие идеи, завершающееся объективацией субъективности. Во втором определении идея трактуется не только как абсолютное единство понятия и объективности, в котором определения понятия идеи выступают в форме внешнего наличного бытия, но и в постижении его в понятии. Другими словами, идея в своей развитой форме не может остановиться в своем са моопределении на моменте внешнего, объективного, наличного бытия, но эта наличность еще должна быть ею постигнута и познана. В «Науке логи ки» познание идеей самой себя идеально, в «Философии духа» это пости жение представлено в форме идеи философии, в реальной философии — как история философии. Это познание идеи самой себя в реальной фило софии, включающей историю философии, эстетику, право, религию и ми Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 400.

ровую историю, и есть самая развитая форма спекулятивного мышления, поскольку показывает тождество понятия и его действительности.

Сравнивая значение идеи в этих произведениях Гегеля, приходим к выводу о том, что дефиниция идеи в «Энциклопедии философских наук»

отличается от дефиниции идеи «Науки логики» тем, что в последнем про изведении Гегель имеет в виду понятие идеи, именуя его адекватным по нятием, а в «Энциклопедии философских наук» — развитую форму идеи.

Их различие заключается в том, что развитая форма идеи, в отличие от ее понятия, содержит момент постижения своих определений.

Спекулятивное мышление есть по форме абсолютное понятие (см.

выше) или идея, а по содержанию — определение идеи. Поэтому в «Науке логики» изложено понятие спекулятивного, выступившее в форме адек ватного понятия, а в «Энциклопедии философских наук» — в форме раз витой идеи. Заметим: в данном случае речь идет о форме спекулятивности, а не о его содержании.

Логические формы понятия в их отношении к истине.

Очень важен вопрос об истинности форм понятия, точнее, вопрос о том, какова логическая форма истины и спекулятивности, и почему она именно такая.

Как отмечал немецкий философ, логику понятия обычно восприни мают формально, сводя ее только к изучению форм понятия. «Но на самом деле, — утверждает Гегель, — формы понятия суть, как раз наоборот, жи вой дух действительного, а в действительном истинно лишь то, что истин но в силу этих форм, через них и в них»77. Логика как формальная наука, отмечал Гегель, интересуется лишь формой понятия, суждения и умоза ключения. Она не придает значения изучению отношения этих форм к ис тине. Истинность предмета зависит от привносимого в него содержания, а Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. не от формы, считали последователи этого направления логики. Гегель опровергает этот тезис, аргументируя свою позицию утверждением о том, что если бы формы не имели значения, то знание их было бы совершенно ненужным для истины делом. На наш взгляд, поскольку действительное немецкий философ рассматривал как объективацию понятия (интерпрети руемого как единство его форм или моментов), поэтому от истинности форм этой объективации зависит и истинность самой действительности.

Если рассматривать понятие как таковое с точки зрения истинности этой формы, т. е. способности выразить истину, то оно, будучи абстракт ным моментом понятия, отражает целостность предмета. Заключая в себе полноту истины, оно в то же время не отражает ее раскрытость или «поло женность».

Что касается другой формы понятия, которым является суждение, то, как полагал Гегель: «Акт суждения есть поэтому другая функция, чем по стижение в понятии (или, вернее, другая функция понятия), поскольку он есть акт определения понятия самим собой, и дальнейший переход сужде ния к разным видам суждения есть это дальнейшее определение поня тия».78 Гегель обосновывает тезис о невозможности познания истины та кой формой понятия, как суждение, поскольку в этой форме не достигается тождество понятия и предмета. Он полагал, что если принять предикат за понятие, а субъект — за единичное, то предикат как абстрактно всеобщее не выражает понятие, поскольку моменты последнего в предикате не опре делены. Субъект и предикат не выражают истину, поскольку предмет и предикат не согласуются друг с другом, так как суждению «не хватает по нятия да, пожалуй, и предмета». Форма понятия трактуется Гегелем, с одной стороны, как конкретное единство понятия как такового, суждения и умозаключения, так и как кон Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 29.

Там же.

кретное единство «трех сторон логического» — с другой. Если эти разные значения понятия сопоставить, то окажется, что понятию как таковому со ответствует абстрактный момент понятия, суждению – диалектический, заключению — спекулятивный. Из вышеизложенного, по мнению автора исследования, следует вывод о невозможности постигнуть истину в диа лектическом моменте, поскольку эта форма познания выражена суждением и именно поэтому неистинна. Немаловажным свойством суждения являет ся то, что оно, по Гегелю, логическая суть представления и посредством него конституируется явление, а не чистая сущность.

Следующая форма понятия, которую Гегель исследует на соответ ствие ее критерию истинности, — умозаключение.

«В умозаключении определения понятия положены как крайние чле ны суждения, а вместе с тем положено их определенное единство. Заклю чение, — утверждает Гегель, — есть, таким образом, полностью положен ное понятие;

оно поэтому относится к сфере разума».80 Важным момен том для понимания заключения является констатация того, что оно есть выражение полноты понятия: его раскрытость или реальность. В умоза ключении понятие положено в реальности как суждение, т. е. в различии своих определений. В то же время умозаключение есть понятие как про стое тождество, в которое возвратились различия форм суждения. Рассу док как мышление обладает определенными понятиями, но они носят форму всеобщности и абстрактности. В разуме понятие конкретно, по скольку содержит в себе единичность, особенность и всеобщность, оно различает себя внутри себя и в тоже время дано как единство своих опре деленных различий. Именно в заключении эти моменты как крайние члены и единство определены и изложены. Поэтому Гегель делает вывод о том, что не только умозаключение разумно, но все разумное есть умозаключе ние. Понятие Гегель характеризует как «единое», но в одном аспекте оно Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — СПб.: Наука, 2002. — С. 608.

понятие единичного, которое в своей тотальности есть всеобщее, а в дру гом – понятие как всеобщность, в котором единичное посредством особен ного поднялось до всеобщности и стало тождественным с собой. Умоза ключение есть круговорот опосредования моментов понятия, посредством которого оно полагает себя как единое. Гегель тем самым полагает, что умозаключение реализует как дедуктивный характер движения понятия, так и индуктивный, а также их единство.

«Вообще при употреблении форм понятия, суждения, умозаключе ния, дефиниции, деления и т. д. исходят из того, — заключает Гегель, — что они формы не только сознающего себя мышления, но и предметного смысла».81 Отметим, что Гегель понимал формы понятия в качестве все общей разумной формы, как сферы чистой мысли, так и инобытия логиче ской идеи. Другими словами, Гегель утверждает универсальность понятия как формы. Понятие он рассматривает как сущее и как понятие. Как сущее оно выступает как понятие в себе или понятие бытия и реальности. Во вто ром случае понятие есть понятие как таковое или для себя сущее. Завер шенное понятие и его полнота выражены умозаключением, поэтому все разумные формы бытия и сознания фундированы формой умозаключения.

Умозаключение есть основание всего истинного и одно из определений аб солютного. Гегель облекает эту мысль в тезис, который гласит: «…все есть умозаключение».82 Поскольку форма понятия тождественна как умозаклю чению, так и спекулятивному мышлению, то, следовательно, умозаключе ние спекулятивно, и наоборот. По Гегелю, заключение выражает полноту понятия, но развитая форма понятия как единства субъективности и объек тивности — адекватное понятие, которое есть идея или истина. Логическая форма разумного и спекулятивного (понятие, истина и идея, метод, абсо лютная идея, так же как и сама логика) — заключение.


Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — СПб.: Наука, 2002. — С. 40.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 366.

Несмотря на то, что Гегель употребляет значение заключения в единственном числе, в то же время оно представлено трояким заключени ем качества рефлексии и необходимости, которые выражены соответ ственно первой, второй и третьей фигурами заключений. Гегелем дана форма заключения качества: Е – О – В (где Е — единичное, О — особен ное, В — всеобщее). Излагая заключение необходимости, он пишет: «Это заключение, взятое согласно лишь абстрактным определениям, имеет сво ей серединой всеобщее, подобно тому, как заключение рефлексии имеет своей серединой единичность;

последнее заключение имеет форму второй фигуры, первое — третьей фигуры».83 Заключение Гегель считал формой разумности, но поскольку оно выражено тремя фигурами, то из этого сле дует, как я полагаю, что разумность и истина конституируются логической последовательностью и конкретным единством заключений качества, ре флексии и необходимости. Каждый из моментов понятия (всеобщее, осо бенное и единичное) последовательно занимает в трех фигурах заключения место, как крайностей, так и опосредствующей середины. Определенность понятия выступает как средний член заключения, опосредованный (выра женный) снятым единством крайних членов или моментов понятия. Под опосредованием Гегель понимал определение моментов понятия. Каждая фигура умозаключения выражает степень наполнения или конкретизации среднего члена и самого понятия. Он уточняет, что в докантовской мета физике фигуры заключений имели формальное значение. Но истинный смысл фигур, в качестве ступеней определения понятия, по Гегелю, осно ван на необходимости того, чтобы каждый момент понятия выступал как само понятие, как целое или опосредующее основание.

Первое умозаключение качества вида Е – О – В есть основная форма умозаключения, в котором особенное является опосредствующей середи ной между единичным и всеобщим. Субъективное понятие, подвергнувше Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 377.

еся логической обработке, последовательно, сначала в качественном за ключении, затем заключении рефлексии и, наконец, необходимости, объ ективируется, реализуясь в объективном понятии. Этим сняла себя форма качественного заключения, состоявшего в отличии среднего члена от его крайних членов. В умозаключении необходимости завершается переход субъективности в объективность.

Логическая форма спекулятивного мышления Умозаключение, понимаемое не в своей абстрактности, а как кон кретное — в единстве снятых различий (т. е. выраженное тремя фигурами заключения), по Гегелю, есть опосредствование опосредствования или полностью раскрытое (определенное) понятие. Движение понятия как субъекта есть снятие опосредования, в котором моменты не являются обособленными, а каждое определение моментов дано только через по средство других. В результате получается непосредственность, получив шаяся как снятие опосредования, бытие. Воссозданное бытие есть поня тие, так как оно тождественно опосредованию. Это бытие есть раскрытость вещей, существующих в себе и для себя. В умозаключении понятие как средний член достигло соответствия со своим наличным бытием или край ними членами как тотальностями, т. е. полностью определенными и опо средованными. Понятие достигает в заключении своей истины и тем са мым переходит из субъективности в объективность. Момент полной объ ективации понятия наступает в заключении необходимости. В нем выра жается истина понятия предмета, как соответствие внешнего внутреннему, субъективного объективному.

Преломляя такую трактовку заключения к рассматриваемой пробле матике спекулятивного, можно прийти к выводу о возможности выраже ния спекулятивного мышления (как конкретного единства всех трех логи ческих форм разумности) через троякое заключение. Сопоставляя понятие как конкретное единство логического с определением понятия через роды умозаключений, автор исследования приходит к выводу о том, что аб страктный момент логического может быть выражен посредством умоза ключения качества, диалектический — рефлексии и спекулятивный – необходимости.

Содержательный аспект спекулятивного мышления На данном этапе исследуется содержание спекулятивности. По скольку в гегелевской философии форма в сфере чистой мысли, т. е. в ло гике есть и ее содержание, а форма есть идея как процесс или метод, то, следовательно, когда речь идет о содержании спекулятивности, то имеется в виду, что речь надо вести об определениях идеи. Какое значение прида вал Гегель идее в философии, видно из следующего текста, «Дефиниция абсолютного, — заявляет Гегель, — согласно которой оно есть идея, сама абсолютна. Все предыдущие дефиниции приходят к этой. Идея есть исти на, ибо истина состоит в соответствии объективности понятию».84 Под аб солютным Гегель понимает идею, главным отличием которой являются всеобщность и единство. Всеобщность идеи конкретна, поскольку она есть единство различенного содержания. В акте суждения идея обособляет себя в систему определенных идей, которые, достигнув полного развития, воз вращаются в единую идею. Идея вначале как всеобщая есть субстанция, но как развитая, получившая действительность, она субъект или дух. В связи с этим на первый план выступает фундаментальная проблема философии — проблема познания абсолюта. П. Райзингер, как и многие другие, зада вавшиеся вопросом о способах познания абсолютного (или идеи), пришел к выводу о его постижении в спекулятивном мышлении: «Формально го Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 400.

воря, спекулятивное мышление есть мышление абсолютного».85 Следова тельно, предметом спекулятивного мышления является абсолютное. Автор исследования, с одной стороны, разделяет точку зрения П. Райзингера, с другой — считает идею не только предметом спекулятивного мышления, но и содержанием. Содержанием спекулятивности также будет система определенных идей, возвращающихся в единую, абсолютную идею. По Ге гелю, идея есть «свободное, самоопределяющееся и, следовательно, опре деляющее себя к реальности понятие… она есть на самом деле – отрица тельное возвращение его в самое себя и субъективность».86 Если вспом нить определение формы спекулятивности как процесса, завершающегося понятием (см. предыдущий раздел), то сходство между формой спекуля тивности и формой идеи очевидно. Оно заключается в постижении в поня тии единства субъективности и объективности.

Что представляет из себя система определенных идей, возвращаю щихся в абсолютную идею как свою истину, из текста «Энциклопедии фи лософских наук» можно понять только косвенно. В «Науке логики» Гегель говорит об этом более определенно, считая абсолютную идею процессом в определении ее моментов, которое заключается в конституировании идеи жизни, идеи истины и идеи блага. Взятая в единстве своих моментов, идея есть абсолютная идея. Но констатация этого положения выглядит не столь явно, поскольку в первом случае Гегель в ней не конкретизирует значение различных ступеней развития идеи. Во втором не конкретизируется со держание субъективной идеи и объективной. Исследование второй дефи ниции с очевидностью выявляет тот факт, что под субъективной идеей Ге гель понимает идею познания, а под объективной – жизнь. В свою очередь, логическую категорию познания немецкий философ интерпретирует двоя ко – как идею истины и идею блага, но, помимо этого, как теоретическую и Райзингер П. Спекуляция и эмпирия у Гегеля – мезальянс? // Судьбы гегельянства: Философия, рели гия и политика прощаются с модерном. М., 2000. С. Там же. С. практическую идеи. Абсолютная идея есть высшая форма идеи — то, что Аристотель называл.

В гегелевском подходе к трактовке абсолютной идеи и ее моментов вызывает недоумение тот факт, что, обосновав и подробно разработав те матику заключения как абсолютной, истинной и изначальной логической формы разумности, Гегель не применяет ее для характеристики разумного содержания, каковыми по его же уверениям, являются сама абсолютная идея и ее моменты. Как полагает автор исследования, абсолютная идея ра зумна, поскольку она есть абсолютная и полная истина. Поэтому, в силу своей разумности, она должна быть выражена умозаключением, а точнее, тремя умозаключениями — качества, рефлексии и необходимости, кото рые составляют логическую основу идеи жизни, истины и блага, и фикси руют различную степень достоинства моментов абсолютной идеи.

Определение смыслового ядра абсолютной идеи приводит к необхо димости рассмотрения гегелевской концепции конституирования ее со держания посредством ее моментов. Во-первых, абсолютная идея интер претируется им как идея блага, познавшая себя в качестве действительной в наличном бытии. Абсолютная идея в этом аспекте предстает в виде ста новления идеи блага. «Истина блага, — пишет Гегель, — таким образом, положена как единство теоретической и практической идеи, единство, означающее, что благо достигнуто в себе и для себя, что объективный мир есть в себе и для себя идея и вместе с тем вечно полагает себя как цель и получает свою действительность благодаря деятельности. Эта жизнь, воз вратившаяся к себе из различенности и конечности познания и ставшая благодаря деятельности понятия тождественной с ним, есть спекулятивная, или абсолютная, идея».87 Во-вторых, абсолютная идея есть знание налич ного бытия осуществленной идеи блага или мыслящая саму себя логиче ская идея. Есть и третий способ дефинирования абсолютной идеи — через Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. 419.


категорию жизни. В ней Гегель определяет ее как жизнь, которая возвра тилась в себя, благодаря деятельности понятия из различенности и конеч ности познания, и ставшая тождественной с ним. Всеми этими определе ниями характеризуется самопознание абсолютной идеи, заключающееся в тождестве познания (истины и блага) и жизни, или в познании действи тельности идеи. Абсолютная идея станет действительной, если она будет опосредована своими моментами. Логическую интерпретацию абсолютной идеи можно сформулировать также и в терминах современной философии.

Идея жизни выражает онтологический момент абсолютной идеи, идея ис тины или теоретическая идея — гносеологический, идея блага или практи ческая идея — этический. Этический момент, фундированный объективно стью, конституируется объективацией моментов субъективного понятия (субъективности). Этот путь должна будет пройти абсолютная идея в сво ем отчуждении, чтобы стать духом и быть постигнута абсолютным духом в философии. Вполне отчетливо проступает суть спекулятивного как со держания. Спекулятивное есть абсолютное в единстве его определений – жизни, истины и блага. Идея является выражением абсолютного содержа ния и достигает своей истины и спекулятивности только в том случае, ко гда она заключает в себе идею жизни, истины и блага, утверждая, таким образом, свою целостность посредством становления конкретного един ства своих моментов. Форма спекулятивного (являющаяся, однако, не единственной) выступает как единство трех форм логического — аб страктного, диалектического и спекулятивного моментов. Применение этого определения спекулятивного к абсолютной идее и ее моментам при водит к такому пониманию абсолютной идеи, в котором абстрактным мо ментом станет идея жизни, диалектическим — идея истины, спекулятив ным — идея блага. С другой стороны, под спекулятивностью надо пони мать конкретное единство онтологического, гносеологического и этиче ского моментов идеи. Как выглядит абсолютная идея с позиции, выше сформулированной, формы «спекулятивного»? Чтобы уяснить это, надо обратиться к «Энцик лопедии философских наук». Из этого произведения явствует, что абсо лютная идея есть жизнь, которая в своем единстве с теоретической и прак тической идеей суть тождество или мыслящая саму себя идея. Иными сло вами, снятое единство гносеологического и этического моментов или субъективность абсолютной идеи тождественны ее онтологическому, объ ективному моменту. Поскольку идея существенно есть процесс, постольку это тождество выражает результат конституирования абсолютной идеи (в качестве ее начала онтологический момент тождествен гносеологическому и этическому моментам). Если в понятии идеи (адекватном понятии) про является тождество субъективного понятия и объективности, которая еще не существует, поскольку, будучи внешним субъективности, выражает все таки внутреннее понятия как их целостности, то в развитой форме идеи (абсолютной) выступает спекулятивное тождество понятия и действитель ности как его собственного существования. Идея, по определению Гегеля, это единство идеального и реального содержания. Реальность в ней высту пает как раскрытие самого понятия в форме внешнего наличного бытия, которую идея удерживает в своей идеальности или понятии. Наличное бы тие в форме идеальности (субъективности или понятии) есть снятое наличное бытие, а по Гегелю — для-себя бытие или бытия понятия. В сфе ре сущности бытие понятия или ставшее бытие сущности есть действи тельность. Абсолютная идея, мыслящая саму себя, свое понятие и сущ ность, раскрывает в этом мышлении свою сущность как действительность, Существенна в данном контексте фиксация некоей особенности, заключающейся в совпадении момен та реализации идеи блага или спекулятивного момента, завершающего генезис становления абсолютного содержания, с конституированием спекулятивной, абсолютной идеи. Однако это совпадение не означает отождествления идеи блага с абсолютной идеей, которая причастна ей только в качестве момента, вместе с идеей жизни и познания.

делает ее реальной, наделяя бытием. Процесс мышления абсолютной идеи есть процесс самоопределения и система идей. В развитой форме идеи как абсолютной понятие как сущности становится тождественным понятию его самого как простого бытия этой сущности или действительности. По скольку форма спекулятивности (уже было показано выше) — идея, то спекулятивность в своей развитой форме должна быть идентична развитой форме идеи, какой является абсолютная идея, выражающая в своем само познании тождество понятия и действительности.

Существование понятия и есть действительность. Исследование про блемы спекулятивного привело к пониманию существа действительности.

Во-первых, действительность абсолютной идеи есть тождество логической реальности спекулятивной идеи и ее действительности в мире природы и духа. Во-вторых, в содержательном аспекте действительное по причине спекулятивного обязательно должно включать в себя конкретное единство онтологического момента идеи, гносеологического и этического. Нечто обладает действительностью и разумностью только исключительно по причине своей спекулятивности, т.е. постольку, поскольку является выра жением идеи в конкретном единстве своих моментов (жизни, истины и блага). Правда, в логической идее имеется в виду логическая действитель ность, которая в реальной философии проявляется не в определениях идеи, а в образах инобытия абсолютной идеи. Этот факт не исключает, однако, идентичности их содержания. Поскольку и в первом, и во втором случае действительность выражает идею (как логическую, так и в ее инобытии).

Проблема структурной дифференциации идеи Актуален также вопрос, спровоцированный намерением понять при чину дифференцированности идеи. В чем суть отличия идеи жизни от идеи познания и блага? Обосновать их различие утверждением, что они, соот ветственно, абсолютная идея в себе;

для себя;

и в себе и для себя, означает ничего не сказать по существу, поскольку эта посылка демонстрирует применение метода доказательства посредством логического круга. Гегель старается обосновать их различие тезисом о том, что они выражают разные моменты понятия. В идее жизни конституируется единичность, в идее по знания — всеобщность, в идее блага — особенность.

Рассмотрение процесса генезиса понятия в каждом моменте идеи да ет возможность понимания специфики жизни, познания и блага как содер жательного наполнения действительности, а также представление о про цессе конституирования действительности и спекулятивности. Возникает вопрос: почему нельзя ограничиться, говоря о действительности, только этой категорией, не рассматривая ее в связи со спекулятивностью? Разре шая это затруднение, отметим определяющую черту действительности — действительность есть положенное понятие, представленное в форме наличного бытия. Но в силу того, что она идея, то может быть постигнута спекулятивным понятием. Поскольку именно спекулятивно (в соответ ствии с этой дефиницией) вследствие диалектического опосредования, снимается форма непосредственности наличного бытия, а дальнейшее раз витие снимает и опосредованность мышлением, результатом чего является познанная действительность, т. е. действительность в форме понятия. Про должая тему изучения различий в моментах идеи, вспомним, что идея, рас смотренная в целом, в соответствии с гегелевской трактовкой, есть един ство субъективного понятия и объективности, т. е. субъективности и объ ективации ее моментов, выступающей в качестве объективности. «Относи тельно же понятия было прежде всего показано, что оно определяет себя как объективность».89 Надо полагать, что и моменты абсолютной идеи структурированы подобным образом.

Чтобы понять, каков результат объективации субъективного понятия моментов абсолютной идеи и что представляет собой объективность идеи Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. — С. жизни, истины и блага как таковая, необходимо сначала кратко рассмот реть генетическую основу гегелевской объективности в целом. Изначально Гегель рассматривал объективность как благо, полагая ее не чем иным, как онтологическим доказательством определения понятия бога к существова нию. Рассматриваемое обособленно благо есть практическая идея. В един стве абсолютной идеи оно есть познанное добро или божественное суще ствование. Это положение уже отражалось в исследовании в связи с рас смотрением понятия. Объективность, выступающая в моменте абсолютной идеи (идея жизни, истины и блага) представляет собой этический момент этого момента. Различие моментов абсолютной идеи определяется сочета нием субъективного понятия с его объективацией в форме механизма, хи мизма и телеологии. Вследствие этого процесса объективации осуществля ется процесс конституирования абсолютной идеи, в котором порождаются ее моменты в форме идеи жизни, истины и блага. В итоге этого логическо го движения абсолютная идея, развиваясь, посредством первого и второго отрицания, от абстрактной всеобщности в идее жизни и получая опреде ленность в идее познания, в идее блага полностью специфицируется, ста новясь единичной или конкретно-всеобщей абсолютной идеей. В ней объ ективный мир понятия как результат объективации субъективности приоб ретает существование, превращаясь в познанную действительность добра и бога.

Метод как способ становления идеи Изложение концепции спекулятивного мышления будет неполным, если не рассмотреть спекулятивный метод. Это одно из сложных и недо статочно изученных понятий гегелевской философии, поскольку, кроме самого Гегеля, который его применил в своей спекулятивной системе, и в частности, в «Лекциях по истории философии», успешных примеров при менения спекулятивного метода нет. И это несмотря на то, что сам Гегель считал его методом любого дела. «Метод, — полагал Гегель, — есть, по этому душа и субстанция, и нечто постигнуто в понятии и познано в своей истине лишь тогда, когда оно полностью подчинено методу;

он собствен ный метод любого дела как такового, ибо его деятельность заключается в понятии».90 Метод, собственно, и есть способ становления идеи, который и есть сама идея. Под методом Гегель понимал конституирование формы и содержания самой абсолютной идеи. Идея есть процесс, развитие и само определение, и именно в силу этого она находит раскрытие в своих момен тах. Метод рассматривается Гегелем в значении определений понятия, ко торые должны выступить в качестве определений самого метода. Фунда ментальное определение истинного смысла метода, по мнению Гегеля, в том, что: «согласно же всеобщности идеи он в такой же мере способ по знания, субъективно знающего себя понятия, в какой он объективный спо соб или, вернее, субстанциальность вещей, т. е. понятий».91 Метод тракту ется Гегелем как идея, поэтому он не только объективен, но и субъективен.

Как объективный метод есть становление содержания абсолютной идеи.

Метод выражает движение абсолютной идеи как субстанции, конституи рующей понятие, и выступает как форма. Определения формы абсолютной идеи постигаются в виде содержания, обретая также форму понятия. По скольку метод есть и постижение или самопознание абсолютной идеей са мой себя, постольку он есть выражение в ней субъективности понятия.

Метод как всеобщность идеи конституирует понятие, одновременно и по стигая его в качестве содержания. В методе как идее сущность понятия об ретает свою реальность в действительности своего понятия. Метод пости гает в понятии определения абсолютной идеи в качестве содержания — сначала идею жизни, затем познания, и после этого — блага, а в конечном итоге — абсолютную идею как их конкретного единства. Будучи идеей, Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., 1974. —. С. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — СПб.: Наука, 2002. — С. постигающей свой предмет в понятии, она не может остановиться на сту пени наличного бытия. Свое содержание абсолютная идея как метод долж на выразить не в категориях бытия, а в идеальности или в понятии. Ввиду того, что в логике метод есть постижение и познание логической последо вательности конституирования абсолютной идеи, он в отчуждении логиче ской идеи (во временном измерении) должен трансформироваться в исто рию философии. Метод как всеобщая форма есть сфера разума или логи ческая идея, и поэтому он должен быть выражен заключением. Из этого следует, что поскольку начало метода выражается идеей жизни, то соот ветственно оно имеет вид первой фигуры заключения, вторая сфера — второй и результат — третьей (т. е. умозаключениями качества, рефлексии и необходимости). Почему Гегель не пришел к такому выводу и не привел логического обоснования в заключении ни абсолютной идеи, ни ее момен там, ни методу, остается открытой проблемой, поставившей систему Геге ля в ситуацию уязвимости для критики. Данное обстоятельство дало повод критикам гегелевской системы высказывать мнение о несоответствии кате горий логики категориям реальной философии, т. е. об отсутствии обосно вания реальной философии в логике, а потому и о несостоятельности всей спекулятивной философии Гегеля. Хёсле в своей статье «Система Гегеля:

идеализм субъективности и проблема интерсубъективности» полагал, что «Наука логики» не может служить основой для развертывания категорий объективного и абсолютного духа. В той мере, в какой Гегель разрабаты вает концепцию интерсубъективно определенного мира — права, морали и нравственности, искусства и т. д., — он выходит за рамки логики. «Гегель, – утверждал Хёсле, — поставит в центре внимания интерсубъективные от ношения – правда, это осуществится только в реальной философии, а не в «ядре» его системы — не в «Логике».92 Абсолютному духу Гегеля, по мне нию Хёсле, недостает интерсубъективного измерения. На основании этого, Хёсле В. Гении философии нового времени. — М., Наука, 1992. — С. 9.

полагает Хёсле, в логике Гегеля как парадигме его философии не обосно вана теория интерсубъективности, а следовательно, он и отрицает, что Ге гелем воплощено тождество категорий логики и реальной философии.

Отчасти это так, если иметь в виду, что в «Философии духа» даны конкретные умозаключения идеи жизни, которая в абсолютном духе при няла образ природы и искусства;

идеи познания, выступившей в образе ко нечного духа и откровения религии;

и идеи блага, принявшей образ абсо лютной идеи и философии. В логике Гегеля умозаключений идеи жизни, познания и блага нет. Но в ней даны, обоснованы и описаны все понятия и логические формы, которые нашли отражение в реальной философии в других образах, т. е. не в образах идеи, понятия, бытия, сущности и др.

Значение понятия «примирение» в философии Гегеля.

Последней формой, в которой выступило спекулятивное, стало поня тие примирения с действительностью, нашедшее подробную разработку в «Философии духа», но предопределенное Гегелем еще в «Науке логики»:

«…высшей конечной целью науки является порождаемое знанием этой со гласованности примирение самосознательного разума с сущим разумом, с действительностью». Следуя интенциям гегелевской философии, с большой долей уверен ности следует предположить, что под примирением он понимал тождество двух миров — логически реального мира абсолютной идеи и ее действи тельности в инобытии. Другими словами, примиряются, с одной стороны, логическая идея, с другой — природа, конечный дух и формообразования абсолютного духа. Кроме того, отмечая многозначность этого понятия в философии Гегеля, можно интерпретировать его и как примирение поня тия и идеи, бога и мира и др. Все эти определения сводятся Гегелем к при мирению понятия и действительности.

Гегель Г. В. Ф Энциклопедия философских наук. Т. 1. — М., Мысль, 1974. — С. 89.

В примирении обращает на себя внимание не примирение действи тельности как таковой с понятием, а то, что примиряются они в рефлексии (или философии). Эта констатация не случайна, если вспомнить трактовку Гегелем философии в качестве идеи: «Третье умозаключение — пишет Ге гель, — есть идея философии, которая своим средним термином имеет знающий себя разум, абсолютно всеобщее, каковой средний термин раз дваивается на дух и природу, делает первый предпосылкой в качестве про цесса субъективной деятельности идеи, а вторую — всеобщей крайностью как процесс в себе объективно сущей идеи. Процесс самоделения идеи в суждении в отношении к обоим упомянутым явлениям определяет эти яв ления как его (знающего себя разума) обнаружения».94 Только в идее и только в абсолютной идее возможно установление тождества понятия и действительности. Когда идея достигла своего полного развития и завер шения, и когда она выступила в форме абсолютного духа, как возвращаю щаяся в себя идея философии духа, только тогда возникла и новая ступень тождества. Однако в связи с этим обращает на себя внимание тот факт, что в философии духа речь ведется уже не о тождестве как таковом, а о при мирении. Поскольку тождество подразумевает снятое или идеальное един ство различенных, то этим оно отличается от понятия примирения. Поня тие примирения отражает в идее философии свойство мира, различенного на логическую реальность, природу и дух, собираться в единое — объек тивную мысль. Примирение есть философия как таковая, облекающая этот процесс собирания многообразия мира в идею, в одно. Именно поэтому содержание, постигнутое в философии, есть самопознание абсолютного духа, которое становится достоянием опыта абсолютного сознания. Тема опыта нашла отражение еще в феноменологии духа. «Это-то движение, — полагает Гегель, — и называется опытом — движение, в котором непо средственное, не прошедшее через опыт, т. е. абстрактное, — относится ли Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. — М., Мысль, 1977. — С. 407.

оно к чувственному бытию или к лишь мысленному простому, — отчуж дает себя, а затем из этого отчуждения возвращается в себя, тем самым только теперь проявляется в своей действительности и истине, составляя также достояние сознания».95 Опыт сознания заключается в конкретизации вначале только абстрактного, непосредственного понятия предмета. Кон кретность понятия в себе и есть его действительность и истина, по Гегелю.

Опыт сознания в развернутой форме фиксируется в спекулятивном мыш лении как процессе понимания предмета сознания, заключающегося в со ответствии понятия своей действительности.

Наметившаяся взаимосвязь между понятием примирения и филосо фией диктует необходимость разрешить ряд проблем, связанных с трак товкой понятия философии, а также действительности, субстанции и субъ екта, необходимости и свободы, и определить их отношение к проблема тике спекулятивного.

«Понятие духа, — полагает Гегель, — имеет в духе свою реаль ность. То, что эта последняя в тождестве с понятием духа существует как знание абсолютной идеи, есть необходимая сторона того, что свободная в себе интеллигенция в своей действительности освобождена до своего по нятия, чтобы быть достойной его формой. Субъективный и объективный дух следует рассматривать как тот путь, на котором получает свое разви тие эта сторона реальности, или существования».96 В философии духа аб солютная идея рассматривается как единство содержания логической идеи, ее инобытия и возвращения в себя. Момент понятия абсолютной идеи вы ражен логической идей, а действительность или наличное бытие логиче ской идеи в инобытии — природой и духом. Действительность Гегель раз деляет на субстанциальную, объективную и действительность субстанции и как субъекта. В реальной философии субстанциальная действительность Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. — СПб.: Наука, 2002. — С. 19.

Там же. — С. 382.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.