авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«ИСТОРИЯ № 2(16) И СОВРЕМЕННОСТЬ ...»

-- [ Страница 5 ] --

152 История и современность 2/ Надо отметить, что Иван III проводил весьма активную поли тику на Севере. К 1496 г. относится путешествие его посланника Григория Истомы из устья Северной Двины в Данию. Прибыв на Северную Двину, Истома и его спутники наняли у поморов 4 суд на, экипажи которых состояли из местных жителей, знавших мор ские пути. Рассказ о его путешествии записан австрийским послом Сигизмундом Герберштейном, дважды приезжавшим на Русь ( и 1525 гг.) и лично знакомым с Истомой.

В этом же 1496 г. был совершен морской поход отрядами ус тюжан и двинян под командованием московских воевод Ивана Ляпуна и Петра Ушатого: «ходили з Двины морем акияном да че рез Мурманский Нос (Нордкап. – М. Б.)». Есть сведения, что на обратном пути из Норвегии отряды Ляпуна и Ушатого останавли вались у северо-восточного берега Кольского полуострова, насе ление которого было вновь приведено в русское подданство (Бе лов 1956).

Вообще с падением Новгорода старинный путь на Югру (ниж нюю Обь) оказался полностью в руках Москвы, но должно было пройти почти двадцать лет, прежде чем появились определенные свидетельства решительных действий на этом направлении. Мы связываем это обстоятельство с тем, что только в конце XV в. на северо-востоке Русского государства сформировались благоприят ные климатические условия, способствовавшие дальнейшей экс пансии. Итак, в конце XV в. был предпринят крупный поход на восток, причем в нем участвовали те же опытные в северных путе шествиях люди, которые ездили и в Норвегию. Тот же Петр Уша тый со спутниками: Семеном Курбским, Василием Бражником – ходили «на Югорскую землю да на Куду да на Вогуличи, а с ними ярославцы, вятчане, пенежане да князи Петр да Федор дети Ва сильевы Вымского с вычегжаны, вымичи, сысолечи 700 человек».

Таким образом, для этой большой экспедиции были подтянуты не малые силы, можно даже сказать, все имеющиеся в данном регионе и прилегающих к нему областях. Во время похода и ожидания при хода «на Печору-реку, на Пусту» всей русской рати был построен заполярный городок Пустозерск («град зарубили, в месте тундря ном, студеном и безлесном»), где переждали осень («осеневав»), В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века и затем начали зимнюю кампанию. Она прошла очень удачно для русских воевод: вогульские князья были захвачены в плен («а кня зей ослушников в Москву приведоша…»), а города их взяты (Була тов 1997;

Овсянников 1990).

Основанный воеводами Пустозерск стал одним из центров по следующей колонизации русскими поморами острова Вайгач, ар хипелага Новая Земля и северного побережья Сибири (Остров… 2000), где поморы в это время начали интенсивную хозяйственную деятельность. Выполненная нами климатическая реконструкция (рис. 4) показывает, что эти важные экономические и политические события осуществлялись в условиях кратковременного потепления данного района Арктики на рубеже XV–XVI вв.

Автор (Старков 2001) также относит начало активизации мор ских плаваний к концу XV – началу XVI в. Этому способствовало, скорее всего, также потепление климата в регионе, начавшееся в последней четверти XV в. и продолжавшееся вплоть до 1540-х гг.

Согласно мнению В. Ф. Старкова, «появление поморов на Шпиц бергене было связано с общим процессом развития их активности как промысловиков и полярных мореплавателей», которые в XVI в.

освоили побережья Баренцева и Карского морей, а также острова Вайгач и Новая Земля, «достигли берегов архипелага Шпицберген»

(Он же 2009). Ко второй половине XVI столетия за островами Новой Земли уже было прочно закреплено существующее назва ние. Оно было зафиксировано на картах А. Дженкинсона 1562 г., У. Барроу 1570 г., Х. Смита 1580 г.

Для Российского государства в целом и для Севера в частности XVI и XVII вв. стали временем максимального расширения на се вер и восток. Активные передвижения в северном и северо восточном направлениях примечательны тем, что они происходили в условиях частой смены похолоданий и потеплений на протяже нии двух столетий при общем снижении среднегодовой температу ры. Например, палеоклиматические данные свидетельствуют, что на севере Восточной Европы в это время имел место период резко го снижения среднегодовой температуры – всего за 10–15 лет в 1570–1580-е гг. она снизилась на 1 градус (Klimenko 2010). Затем 154 История и современность 2/ примерно так же быстро температура восстановилась почти до прежних значений.

И все же главной причиной полярных морских походов – на Шпицберген, Новую Землю, Вайгач – и присоединения сибирских земель были не климатические условия, а требования эпохи Вели ких географических открытий. Английские и голландские суда на чиная с середины XVI в. беспрепятственно и не без помощи опыт ных в арктических плаваниях поморов ходили по Северному Ледо витому океану.

В это время наивысшего расцвета достигает северная торговля.

В течение полувека из маленького поморского торгового поселения, основанного в 1601 г., быстро разросся город Мангазея. Но он был внезапно покинут всеми его жителями около 1672 г. Среди причин оставления города важное место занимает продолжавшееся в течение XVII в. похолодание. Одним из последствий изменения климата – понижения температуры и увеличения ледовитости на морских пу тях – стали трудности осуществления продовольственных поставок (Белов и др. 1980;

1981).

Если неустойчивость погодных условий не сразу повлияла на арктические плавания и морской промысел, то крестьянское насе ление Русского Севера тотчас же испытало негативный эффект из менения климата. Интенсивная славянская колонизация Русского Севера, которая продолжалась до конца XV в. и усилилась с тата ро-монгольским разорением южных областей, к этому времени ос танавливается. Снижение активности строительства новых дере вень и покидание поселений совпадает с начавшимся похолодани ем на Севере. П. А. Колесников отмечал, что до 1570-х гг. пустота была еще незначительной. Так, в Шунгском погосте в 1496 г. в 149 деревнях со 168 дворами не было ни одной пустоши, зато в числе живущих деревень было 10 починков. В 1563 г. здесь уже было 14 пустых дворов и мест дворовых (9 % от числа всех дво ров). По Устьянским волостям в 1554 г. удельный вес пустых дворов составил 5 %, в Кодимской волости Подвинской чети Важ ского уезда в 1565 г. на 123 живущих было всего три пустых двора, или 2,3 % (Колесников 1976).

В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века Однако о более позднем периоде ученые уже пишут как о вре мени запустения и «пустоты». Самым тяжелым для населения Бе ломорья были 1568–1570 гг. (Савич 1927). Это годы резкого похо лодания до самых низких за предшествовавшее тысячелетие темпе ратур, наблюдавшихся в это время на севере Европы (рис. 4).

А. А. Савич приводит пример Керецкой волости: «…в 1563 г., ко гда ее дозирал Яким Романов, да Микита Путятин, числилось 60 крестьянских дворов в “живущем”;

в 1571 году, во время дозора этой волости Третьяком Зайцевым, в ней отмечено только 19 дворов “живущих”, следовательно, “убыло из живущего в пус то” с 1563 г. по 1571 г. 41 двор» (Там же).

На протяжении XVI и XVII вв. происходило массовое перемеще ние северного крестьянства в Сибирь в поисках лучшей доли.

П. А. Колесников в своей монографии привел доказательства В. А. Александрова о том, что в составе русских переселенцев в Ени сейском уезде в 1629–1691 гг. преобладало поморское население: «Из общего числа учтенных переселенцев на долю поморян приходится в 1630–1631 гг. 81,6 %, в 1648 г. – 74,6 %, в 1666–1667 гг. – 79,8 %, в 1690–1691 гг. – 91,7 %» (Колесников 1976).

М. В. Витов и И. В. Власова также доказали запустение на Се вере. Они составили на основе писцовых книг карты расселения в северных землях в XVI–XVII вв., из которых следует, что в нача ле XVII в. исчезли многие беломорские поселения (Витов, Власова 1974). Тем не менее есть сведения, что в некоторых районах, веро ятно, в периоды коротких потеплений в течение XVI и XVII вв. вы ращивали зерновые. «Северный край нередко снабжал хлебом Мо скву, то есть край этот было не ввозящим, а вывозящим хлеб»

(Очерки… 1922).

Прямое сопоставление климатических и исторических событий на северо-востоке Европы в период с 750 по 1700 г. приведено в таблице 2.

156 История и современность 2/ Таблица Сравнительная хронология климатических и исторических событий в Северо-Восточной Европе в VIII–XVII вв.

Арк тика Центр ал ьная Россия Г о ды Го д ы 75 0– 7 50 – Зас ел ение славянами Ильменского края тепло тепло 80 0– 8 00 – по хо л о да н и я хол.

холод Призвание варягов на Рус ь 85 0– 8 50 – Ос нование Новгорода Рюриком тепло пик Плавание Отара в Белое море Ос нование Пскова 90 0– 9 00 – хол.

Форм ирование развитой городской структуры Новгорода 95 0– 9 50 – п ик о п т и м ум а тепло Продвижение земледелия на Север. Развитие землепашес тва на кубенских и белозерс ких землях как продуктивной и устойчивой области хозяйства 1 000 – 10 00– тепло в Плавание Улеба к Железным Воротам 1 050 – 10 50– П ох од Гю ряты Роговича на Печору и Ю гру холод пик похолодания 1 100 – 11 00– Поход «мужей старых» на «юг ру » и «самоядь»

хол.

Организация сети Новгородских погостов по Северной Двине и Пинеге Образование Новгородской феодальной республики 1 150 – 11 50– тепло тепло Проникновение новгородцев на Кольский полуостров 1 200 – 12 00– холод хол.

В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века Продолжение табл. Арктика Центральная Россия Годы Годы Первый норвежско-новгородский договор о разграничении в 125 0– 125 0– Финмаркене Присоединение Карелии к Новгородской феодальной республике пик похолодания холод холод 130 0– 130 0– Второй норвежско-новгородский договор о разграничении в Финмаркене Основание крепости Орлец на северной Двине Арктика Годы Годы Приток древнерусского населения в Обонежье и Подвинье 135 0– 135 0– Возникновение постоянных поселений на берегах Белого моря (Орлец, Уна, Некокса, Корец, Мойда, Кеды и др.) тепло 140 0– 140 0– Плавание заволочан к западу от Северной Двины Легендарный поход китайского флота через Северо-Восточный проход Основание Соловецкого монастыря, первого берегового форпоста на Северном Ледовитом океане 145 0– 145 0– хол.

тепло Предполагаемое открытие Новой Зземли поморами Предполагаемое открытие Груманта(Шпицбергена) поморами Путешествие Григория Истомы в Данию. Поход московит ян в Норвегию Поход в югорскую землю. Основание Пустозерского острога 150 0– 150 0– Гибель экспедиции Уиллоби. Миссия Ричарда Ченспера в устье Северной Двины Гибель экспедиции Уиллоби. Миссия Ричарда Ченслера в устье Северной Двины 155 0– 155 0– Неудачная попытка Стивена Барроупройти в в Карское море Неудачная попытка Стивена Барроу пройти Карское море холод Запустение северорусских областей пик похолодания Основание Архангельска(Новохолмогорского городка) Три неудачные попытки Виллема Баренца отыскать Северо-Восточный проход Основание Мангазеи 160 0– 160 0– Рекордное плавание Генри Хадсона Расцвет Мангазеи. Плавание Кондратия Курочкина в устье Пясины Обход русским судном мыса Челюскин. Закрытие Ммангазейского морского хода Массовый исход северорусского крестьянства в Сибирь хол.

Гибель экспедиции Ивана Неплюева 165 0– 165 0– Мангазея полностью оставлена. Гибель экспедиции Ивана Неклюдова пикпохолодания холод Экспедиция Флеминга – последняя попытка поиска Северо-Восточного прохода Экспедиция Флеминга — последняя попытка отыскания Северо-Восточного прохода 170 0– 170 0– 158 История и современность 2/ Рассмотрение таблицы 2 не оставляет сомнений в том, что на протяжении указанного тысячелетия метроном исторических эпох бился в точном соответствии с климатическими ритмами.

Климатический фактор в значительной степени влиял на хо зяйственную деятельность славянского населения и направление миграции, усиливая проникновение в высокие широты в эпохи потеплений и способствуя исходу населения в холодные периоды.

Не подлежит сомнению, что характер и темпы развития и расши рения границ Древнерусского, а затем и Российского государства в VIII–XVII вв. во многом зависели от природно-географических условий.

Литература Белов, М. И. 1956. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX века. М.: Морской транспорт.

Белов, М. И., Овсянников, О. В., Старков, В. Ф.

1980. Мангазея. Мангазейский морской ход. Л.: Гидрометеоиздат.

1981. Материальная культура русских полярных мореходов и земле проходцев XVI–XVII вв. М.: Наука.

Булатов, В. Н. 1997. Русский Север. Кн. 1. Заволочье (IX–XVI вв.).

Архангельск: Изд-во Поморского ун-та.

Визе, В. Ю. 1934. История исследования Советской Арктики. Ба ренцево и Карское моря. Архангельск: Севкрайиздат.

Витов, М. В., Власова, И. В. 1974. География сельского расселения Западного Поморья в XVI–XVII веках. М.: Наука.

Гадзяцкий, С. 1941. Карелы и Карелия в новгородское время. Петро заводск: Гос. изд-во Карело-Финской ССР.

Гумилев, Л. Н. 1967. Роль климатических колебаний в истории наро дов степной зоны Евразии. История СССР 1: 53–66.

Данилова, Л. В. 1955. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV–XV вв. М.: Изд-во АН СССР.

Древнерусские княжеские уставы X–XV вв. М.: Наука, 1976.

Климанов, В. А., Хотинский, Н. А., Благовещенская, Н. В. 1995.

Колебания климата за исторический период в центре Русской равнины.

Известия РАН. Серия географическая 1: 89–96.

В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века Клименко, В. В. 2009. Климат: непрочитанная глава истории. М.:

Изд. дом МЭИ.

Клименко, В. В., Слепцов, А. М. 2003. Комплексная реконструк ция климата Восточной Европы за последние 2000 лет. Известия РГО 6: 45–53.

Колесников, П. А. 1976. Северная деревня в XV – первой половине XIX в. Вологда: Северо-Западное книжное изд-во.

Кошечкин, Б. И. 1988. Подвиг поморских мореходов. М.: Знание.

Макаров, Н. А.

1997. Колонизация северных окраин Древней Руси в XI–XIII вв. М.:

Скрипторий.

2009. Заключение. Археология северорусской деревни X–XIII веков.

Средневековые поселения и могильники на Кубенском озере. Т. 3. Палео экологические условия, общество и культура. М.: Наука.

Милов, Л. В. 1998. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М.: РОССПЭН.

Насонов, А. Н. 2002. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. В: Насонов, А. Н., Монголы и Русь. М.

Новгородская первая летопись. 1951. М.

Новожилов, Ю. К. 1990. Беломорье – форпост освоения Европейской Арктики. Проблемы изучения историко-культурной среды Арктики: сб. на учн. трудов. М.: НИИ культуры.

Овсянников, О. В. 1990. Пустозерск – первый Заполярный рус ский город (комплекс памятников XIII–XVIII вв.). Проблемы изучения историко-культурной среды Арктики: сб. науч. трудов. М.: НИИ куль туры.

Одинцов, В. А., Старков, В. Ф. 1985. Некоторые проблемы арктиче ского мореплавания и походы русских на архипелаг Шпицберген. Лето пись Севера. Т. 11. М.: Мысль.

Окладников, А. П. 1957. Русские полярные мореходы XVII века у берегов Таймыра. М.: Морской транспорт.

Остров Вайгач. Памятники истории освоения Арктики. Кн. 1. М., 2000.

Очерки по истории колонизации Севера. Вып. 1. Петербург, 1922.

Повесть временных лет. Ч. 1, 2. М.;

Л., 1951.

160 История и современность 2/ Полное собрание русских летописей. Т. 1. Лаврентьевская летопись.

(с. 234–235). М.;

СПб., 1997.

Рыбаков, Б. А. 1984. Начальные века русской истории. М.: Молодая гвардия.

Савич, А. А. 1927. Соловецкая вотчина XV–XVII вв. Пермь.

Седов, В. В.

1995. Славяне в раннем средневековье. М.: Наука.

1999. Древнерусская народность. Историко-археологическое иссле дование. М.: Языки русской культуры.

Старков, В. Ф.

2001. Очерки освоения Арктики. Т. 2. Россия и Северо-Восточный проход. М.: Научный мир.

2009. Очерки освоения Арктики. Т. 1. Шпицберген. 2-е изд. М.: Науч ный мир.

Хлобыстин, Л. П. 1992. Святилища острова Вайгач. В: Хлобыс тин, Л. П. Древности славян и финно-угров. СПб.: Наука.

Янин, В. Л. 2001. У истоков Новгородской государственности. Ве ликий Новгород.

Aimers, J., Hodell, D. 2011. Societal Collapse: Drought and the Maya.

Nature 479 (7371): 44–45.

Andreev, A. A., Klimanov, V. A. 2000. Quantitative Holocene Climatic Reconstruction from Arctic Russia. Journal of Paleolimnology 24: 81–91.

Bekryaev, R. V., Polyakov, I. V., Alexeev, V. A. 2010. Role of Polar Amplification in Long-term Surface Air Temperature Variations and Modern Arctic Warming. Journal of Climate 23(14): 3888–3906.

Bradley, R. S. 1988. The Explosive Volcanic Eruption Signal in North ern Hemisphere Continental Temperature Records. Climatic Change 12:

221–243.

Buntgen, U., Tegel, W., Nicolussi, K., McCormick, M., Frank, D., Trouet, V., Kaplan, J. O., Herzig, F., Heussner, K.-U., Wanner, H., Luter bacher, J., Esper, J. 2011. 2500 Years of European Climate Variability and Human Susceptibility. Science 331(6017): 578–582.

Chylek, P., Folland, C. K., Lesins, G., Dubey, M. K., Wang, M. 2009.

Arctic Air Temperature Change Amplification and the Atlantic Multidecadal В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века Oscillation. Geophysical Research Letters. Vol. 36. L14801. doi:10.1029/ 2009GL038777.

Esper, J., Cook, E. R., Schweingruber, F. H. 2002. Low-frequency Sig nals in Long Tree-ring Chronologies for Reconstructing Past Temperature Variability. Science 295(5563): 2250–2253.

Fang, J-Q., Liu, G. 1992. Relationship between Climatic Change and the Nomadic Southward Migration in Eastern Asia during Historical Times.

Climatic Change 22(2): 151–169.

Groisman, P. Ya. 1992. Possible Regional Climate Consequences of the Pinatubo Eruption. Geophysical Research Letters 19(15): 1603–1606.

Hantemirov, R. M., Shiyatov, S. G. 2002. A Continuous Multimillennial Ring-Width Chronology in Yamal, Northwestern Siberia. Holocene 12(6):

717–726.

Hodell, D. A., Curtis, J. H., Brenner, M. 1995. Possible Role of Climate in the Collapse of Classic Maya Civilization. Nature 375(6530): 391–394.

Hurrell, J. W. 1995. Decadal Trends in the North Atlantic Oscillation:

Regional Temperatures and Precipitation. Science 269(5224): 676–679.

Jones, P. D., Briffa, K. R., Osborn, T. J., Lough, J. M., van Ommen, T. D., Vinther, B. M., Luterbacher, J., Wahl, E. R., Zwiers, F. W., Mann, M. E., Schmidt, G. A., Ammann, C. M., Buckley, B. M., Cobb, K. M., Esper, J., Goosse, H., Graham, N., Jansen, E., Kiefer, T., Kull, C., Kttel, M., Mosley Thompson, E., Overpeck, J. T., Riedwyl, N., Schulz, M., Tudhope, A. W., Villalba, R., Wanner, H., Wolff, E., Xoplaki, E. 2009. High-resolution Pa laeoclimatology of the Last Millennium: a Review of Current Status and Future Prospects. The Holocene 19(1): 3–49.

Kaufman, D. S., Schneider, D. P., McKay, N. P., Ammann, C. M., Brad ley, R. S., Briffa, K. R., Miller, G. H., Otto-Bliesner, B. L., Overpeck, J. T., Vinther, B. M. 2009. Arctic Lakes 2k Project Members. Recent Warming Re verses Long-term Arctic Cooling. Science 325(5945): 1236–1239.

Klimenko, V. V. 2010. A Composite Reconstruction of the Russian Arctic Climate Back to A. D. 1435. In Przybylak, R., Majorowicz, J., Brzdil, R., Ke jna, M. (eds.), The Polish Climate in the European Context: An Historical Overview (рр. 295–326). Berlin: Springer Verlag.

Kuzmina, S. I., Johannessen, O. M., Bengtsson, L., Aniskina, O., Bobylev, L. 2008. High Northern Latitude Surface Air Temperature: Compari 162 История и современность 2/ son of Existing Data and Creation of a New Gridded Data Set 1900–2000. Tel lus 60A: 289–304.

Ljungqvist, F. C. 2010. A New Reconstruction of Temperature Variabil ity in the Extra-tropical Northern Hemisphere during the Last Two Millennia.

Geografiska Annaler 92A(3): 339–351.

Mann, M. E., Zhang, Z., Hughes, M. K., Bradley, R. S., Miller, S. K., Rutherford, S., Ni, F. 2008. Proxy-based Reconstructions of Hemispheric and Global Surface Temperature Variations over the Past Two Millennia. Proceed ings of the National Academy of Sciences 105(36): 13252–13257.

Miller, G. H., Alley, R. B., Brigham-Grette, J., Fitzpatrick, J. J., Po lyak, L., Serreze, M. C., White, J. W. C. 2010. Arctic Amplification: Can the Past Constrain the Future? Quaternary Science Reviews 29(15–16): 1779– 1790.

Moberg, A., Sonechkin, D. M., Holmgren, K., Datsenko, N. M., Kar len, W. 2005. Highly Variable Northern Hemisphere Temperatures Recon structed from Low- and High-Resolution Proxy Data. Nature 433(7026):

613–617.

Naurzbaev, M. M., Vaganov, E. A., Sidorova, O. V., Schweingruber, F. H.

2002. Summer Temperatures in Eastern Taimyr Inferred from a 2427-Year Late-Holocene Tree-ring Chronology and Earlier Floating Series. The Holo cene 12(6): 727–736.

Overland, J. E., Spillane, M. C., Percival, D. B., Wang, M., Mo fjeld, H. O. 2004. Seasonal and Regional Variation of Pan-Arctic Surface Air Temperature over the Instrumental Record. Journal of Climate 17:

3263–3282.

Peterson, T. C., Vose, R. S. 1997. An Overview of the Global Historical Climatology Network Temperature Database. Bulletin of the American Mete orological Society 78(12): 2837–2849.

Przybylak, R. 2000. Temporal and Spatial Variation of Surface Air Tem perature over the Period of Instrumental Observations in the Arctic. Interna tional Journal of Climatol 20(6): 587–614.

Shindell, D. T., Schmidt, G. A., Mann, M. E., Faluvegi, G. 2004. Dy namic Winter Climate Response to Large Tropical Volcanic Eruptions Since 1600. Journal Geophysical Research. 109. D05104. doi:10.1029/2003JD 004151.

В. В. Клименко и др. Колебания климата в Средние века Velichko, A. A., Andreev, A. A., Klimanov, V. A. 1997. Climate and Vegetation Dynamics in the Tundra and Forest Zone during the Late Glacial and Holocene. Quaternary International 41/42: 71–96.

Wanner, H., Beer, J., Butikofer, J., Crowley, T. J., Cubasch, U., Fluc kiger, J., Goosse, H., Grosjean, M., Joos, F., Kaplan, J. O., Kuttel, M., Muller, S. A., Prentice, I. C., Solomina, O., Stocker, T. F., Tarasov, P., Wagner, M., Widmann, M. 2008. Mid-to Late Holocene Climate Change: an Overview. Quaternary Science Reviews 27(19–20): 1791–1828.

Wanner, H., Solomina, O., Grosjean, M., Ritz, S. P., Jetel, M. 2011.

Structure and Origin of Holocene Cold Events. Quaternary Science Reviews 30(21–22): 3109–3123.

Weiss, B. 1982. The Decline of the Late Bronze Age Civilization as a Possible Response to Climate Change. Climatic Change 4(1): 173–198.

Yamanouchi, T. 2011. Early 20th Century Warming in the Arctic: A Re view. Polar Science 5(1): 53–71.

Л. П. МИРОНОВА СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИРОДНЫХ ЗОН ЮГО-ВОСТОЧНОГО КРЫМА В статье приводятся данные о негативном антропогенном воздей ствии на природные комплексы и культурно-исторические ценности в Юго-Восточном Крыму в наши дни. Обосновывается необходимость сохранения рекреационных ресурсов и предлагаются пути их рациональ ного использования для устойчивого развития региона.

Ключевые слова: экологическая ситуация, биоразнообразие, природ ные комплексы, ландшафты, заповедные территории, антропогенное воздействие, рекреационный потенциал, устойчивое развитие, эко туризм.

Крымский полуостров – уникальная территория, которая вхо дит в число ценнейших уголков природы мира и является не только украинским, но и всемирным достоянием. Природные и культурно исторические памятники, богатый и своеобразный растительный и животный мир, комфортный климат, ландшафты, сохранившие свой первозданный облик, имеющие неповторимый колорит, и природную основу, ежегодно привлекают в Крым тысячи людей.

Крым – единственный в Украине и один из восьми европейских ре гионов, признанных Международным союзом охраны природы ми ровыми центрами разнообразия растений и животных. Юго Восточный Крым является третьим (после Крымских яйл и цен тральной части южного макросклона Крымских гор) важным вто ричным очагом видообразования (Корженевский и др. 1997). Необ ходимо отметить, что сохранение биологического разнообразия определено в Конвенции, принятой на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992 г. в Рио-де-Жанейро, важ нейшим условием устойчивого развития и выживания человечест ва, а его снижение причислено к главным опасностям, угрожаю щим существованию человека. Поэтому любые действия, направ История и современность, № 2, сентябрь 2012 164– Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма ленные на уменьшение биоразнообразия и потерю биологических ресурсов, должны рассматриваться как действия, причиняющие ущерб стратегическим интересам страны. Невозобновимые ресур сы в Крыму в значительной степени исчерпаны, а еще оставшиеся теряют свое качество и возможность своего эффективного исполь зования. Для различных форм возобновляемых ресурсов (биологи ческих, почвенных, водных) требуются различные временные ин тервалы: от нескольких дней и месяцев до десятков и сотен лет.

Возобновимость сообществ организмов и почв происходит в ин тервалы времени, в десятки, а то и сотни раз превышающие потен циальное время возобновимости формирующих их видов (Пуза ченко 1996: 8–22).

В течение тысячелетий на полуострове не было социально экономических условий, которые привели бы к коренным преобра зованиям дикой природы и снижению биоразнообразия. Лишь на протяжении двух последних тысячелетий этот процесс стал зарож даться, нарастать и в наши дни приобрел катастрофические масшта бы (Миронова 2006: 81–83).

Современная преобразованность природы Крыма высока, что обусловлено как давним хозяйственным освоением полуострова, так и современным антропогенным воздействием. Средоохранные функции полноценно выполняют около 30 % территории, из них лишь 3–4 % площади полуострова, преимущественно в горных районах, занято естественными ландшафтами с сохранившейся ко ренной растительностью. На 70 % территории полуострова естест венные сообщества трансформированы или отсутствуют вообще (Боков и др. 1997: 11–19). Угроза нарушения целостности, частич ного или полного уничтожения фрагментов дикой природы вне за поведных территорий в настоящее время резко возросла.

Значительное число фрагментов природы, не нарушенных дея тельностью человека в Крыму, сохранилось в его юго-восточной части. Юго-Восточный Крым уникален в силу своих физико географических, пейзажных, историко-культурных ценностей. Не обычайно живописные, обладающие сильным зрелищным эффек том, дикие, нетронутые цивилизацией ландшафты восточной части Крымских гор, сохранившие свой девственный облик, кроме удов летворения функционально-утилитарных потребностей обладают еще и специфическим эмоционально-духовным зарядом. Плавные 166 История и современность 2/ очертания морского побережья, дикие пляжи, крутые бедленды, спадающие к морю, резко расчлененный рельеф, причудливые формы скальных вершин, степные холмы и лесистые склоны гор хранят первозданный облик древней Тавриды. Феодосийское мел когорье, включающее Енишарские горы, хребты Узун-Сырт и Те пе-Оба, отражают образ «печальной Киммерии», воспетый поэта ми, писателями, художниками (пейзажами М. А. Волошина и К. Ф. Богаевского).

Именно природные особенности и культурно-исторические ценности региона способствуют интенсивному освоению его тер ритории в наши дни, но вследствие антропогенного воздействия и прежде всего хаотической, неконтролируемой застройки катаст рофически быстро снижается его рекреационный потенциал.

Застройка, как правило, базируется не на данных о рациональ ном использовании природных ресурсов и природной емкости тер ритории, поэтому на некоторых участках региона, особенно на морском побережье, она перешла за грань оптимального соотно шения возможностей природных ресурсов и количества отдыхаю щих (Кривобоков 1997: 95–100).

В настоящее время без проведения экологической экспертизы планируется строительство в бухтах Лисьей (у подножья горного массива Эчки-Даг) и Капсель (западнее полуострова Меганом);

осуществлено капитальное строительство у самого уреза воды в Двуякорной бухте, под застройку распаханы прибрежные склоны на мысе Святого Ильи вблизи г. Феодосия.

Уже нарушены и даже полностью уничтожены места произра стания растений и обитания животных, ценные археологические объекты и культурно-исторические памятники в районе Двуякор ной бухты и в окрестностях поселков Коктебель и Курортное.

Имеются многочисленные факты несанкционированного сбора лекарственных и декоративных дикорастущих трав, отстрела диких животных, самовольного сенокошения, нерегулируемого выпаса скота. Участились палы и пожары, так, например, в августе 2009 г.

выгорело более 10 га уникальных искусственных сосновых посадок конца ХVIII в. (первый случай облесения в Крыму) и других пород на хребте Тепе-Оба в окрестностях Феодосии. Отмечается вырубка реликтового можжевелового леса в районе Кизил-таша и уникаль ных искусственных посадок сосны крымской на хребте Тепе-Оба.

Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма Ярко выражена тенденция к ухудшению состояния экосистем Черного моря и особенно прибрежных участков. Рекреационная емкость естественных пляжей по всему Черноморскому побережью в восточной части Крымского полуострова низка, их ширина в ос новном – от 2 до 30 м, но только естественные пляжи способствуют сохранению и нормальному функционированию экосистем при брежной зоны, особенно при отсутствии очистных сооружений.

Побережье застраивается, и при этом уничтожаются прибрежно литоральная растительность и естественный галечно-песчаный «Зо лотой пляж» между г. Феодосией и пос. Приморским. Деградация прибрежных морских экосистем уже произошла в пределах посел ков Коктебель и Курортное, где созданы искусственные пляжи.

Знаменитый коктебельский пляж, состоящий из гальки разноцвет ных пород и минералов вулканического массива Карадаг, заменен на искусственный еще в 1976 г.

Замена твердых и окатанных об ломков силикатного состава на завозимые угловатые, быстро исти рающиеся обломки в основном карбонатного состава резко снизили качество воды, уменьшилась ее прозрачность (Клюкин 1997: 76– 79). Самоочищения воды в прибрежной зоне, где преобладает при возной материал, практически не происходит. В летний жаркий пе риод, когда наблюдается скопление людей на ограниченных терри ториях пляжей, качество морской воды снижается, она теряет ле чебные и оздоровительные свойства, отмечается рост желудочно кишечных заболеваний. На загрязнение прибрежных вод и состоя ние пляжей влияет не только приток рекреантов, но и сброс сточ ных вод по канализированным руслам, к тому же почвенный грунт, вымываемый со строительных площадок паводковыми водами, заиливает прибрежные бентосные сообщества, вызывая их дегра дацию и снижая способность естественной очистки вод морской акватории. Остается нерешенной проблема утилизации мусора, увеличивается число несанкционированных свалок. Дальнейшая застройка побережья вызовет необратимые процессы: нарушится баланс наносов, исчезнут еще сохранившиеся естественные песча но-галечные пляжи и бентосные сообщества, являющиеся природ ными биофильтрами, курорты вдоль побережья потеряют свою ценность, качество и привлекательность.

Невосполнимые потери наблюдаются при застройке участков, где отмечалось наличие памятников культуры и археологии, многие 168 История и современность 2/ из которых не были обнаружены и изучены. По мнению А. А. Ще пинского (1997: 83–90), весь Восточный и Юго-Восточный Крым для археологии, особенно первобытной, является, в сущности, «бе лым пятном». Изучение древних памятников дает возможность раскрыть процесс хозяйственного освоения человеком природных ресурсов региона на разных этапах истории общества. Данные фак тического материала показывают, к какой экологической проблеме приводит антропогенная деятельность. Археологические памятни ки отражают материальную и духовную культуру, образ жизни и хозяйственную деятельность населения этой части Крыма в преды дущие эпохи. Характер и объем разноэтнических, культурных, экономических и других контактов между населением различных географических районов на разных исторических этапах имеет не только научное и теоретическое значение, но и в известной степени политическое.

Ранее все археологические объекты и те памятники, которые еще могли быть обнаружены, согласно Закону об охране и исполь зовании памятников истории и культуры, являлись общенародным достоянием (Там же), поэтому выделение новых площадей под хозяйственное использование было возможно только после предва рительного тщательного археологического обследования, что в по следние годы не соблюдается. В настоящее время застройкой унич тожена большая часть средневекового поселения Тепсень (площа дью 19 га), существовавшего с конца VII до первой половины IХ в., расположенного у границы Карадагского заповедника, западнее пос. Коктебель. Началось уничтожение культурного слоя памятни ка археологии местного значения «Укрепление на г. Кордон-Оба»

VIII–ХV вв. и объектов археологии «Поселение и некрополь VIII – первая половина Х вв.» на территории западнее пос. Курортное.

Использование природных ресурсов региона только для отдыха в летний период нерентабельно, поскольку количество дней с ком фортной погодой около 90 в году, с прохладной субкомфортной – 40, жаркой субкомфортной – 30. Купальный сезон может начинать ся при среднесуточной температуре воды 17 °С, то есть с первой декады июня, и продолжаться до середины октября. Следователь но, благоприятный период для отдыха на морском побережье со ставляет в целом не более 160 дней. Количество дней с диском фортной погодой, включая низкие температуры, ветер со скоро Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма стью более 6 м/с, туманы, осадки, ливни, интенсивные грозы, штормы, гололед, длится около 200 дней, но и этот период при соз дании соответствующей инфраструктуры может быть привлекате лен в экотуристических целях.

Возможности использования природных ландшафтов для веде ния сельского хозяйства весьма ограничены. Сухость климата, вы сокая каменистость почвы, крутизна склонов делают большую часть территории региона малопригодной для земледелия, развитие скотоводства при высыхании травостоя уже в первой половине ию ля также нерентабельно.

Экологическая ситуация в Юго-Восточном Крыму обострилась и продолжает ухудшаться. При ограниченности купального сезона, наличии небольших площадей естественных пляжей, недостатке влаги для ведения сельского хозяйства истинный потенциал рацио нального использования природных ресурсов района заложен не в возможности удовлетворения функционально-утилитарных по требностей, а в специфическом эмоционально-духовном плане. Для этого необходимо сохранение природных и культурно-истори ческих ценностей, исключение участков с их наличием из перспек тивных планов хозяйственного использования. Изъятие из хозяйст венного пользования по крайней мере наиболее ценных природных территорий и придание им различных статусов охраны особо акту ально, поскольку на долю заповедного фонда в Крыму приходится только 5,4 % территории полуострова. Хотя это в 2,5 раза превы шает аналогичный средний показатель по Украине, тем не менее он в 2 раза ниже рекомендуемого ООН оптимального уровня заповед ной насыщенности для регионов мира (Багрова и др. 2001).

В Юго-Восточном Крыму только в Феодосийском районе и прилегающих к нему территориях среди поселений, курортных комплексов, сельскохозяйственных угодий сохранились природные ландшафты, имеющие высокую научную, эстетическую, экологи ческую ценность. В их числе: Карадагский природный заповедник НАН Украины, созданный еще в августе 1979 г.;

Енишарские горы с Тихой бухтой (часть территории была объявлена региональным парком местного значения в мае 2005 г.);

горный массив Эчки-Даг и Лисья бухта (в 2009 г. часть территории также стала региональ ным парком местного значения) (табл. 1). Территориями очень вы 170 История и современность 2/ сокой приоритетности в плане наличия природных ценностей обо значены хребет Тепе-Оба с мысом Ильи и Двуякорной бухтой, хре бет Узун-Сырт с озером Бараколь и полуостров Меганом с бухтой Капсель. Пока не имеют никакого статуса охраны живописные хребты с горой Сандык-Кая в районе Кизил-таша, где благодаря специфическому рельефу и лесным массивам, включая реликтовый можжевеловый лес и редколесье, сформировался уникальный мик роклимат, породивший народное название этой местности – «Крымская Швейцария». В настоящее время только около 45 % территории этих природных комплексов имеют различные охран ные статусы (табл. 1).

Таблица Уникальные природные ландшафты Юго-Восточного Крыма Охраняе Общая № Название природ- мая пл.

пл. суши Статус охраны П/Л ных ландшафтов суши в в тыс. га тыс. га 1 2 3 4 1 Карадагский гор- 2,1 2,1 (в том Карадагский при ный массив числе 0,8 родный заповедник моря) НАН Украины 2 Енишарские горы 1,6 1,5 (в том Региональный ланд и Тихая бухта числе шафтный парк 0,2 моря) «Тихая бухта»

3 Хребет Тепе-Оба 1,9 0,9 Ботанический и мыс Ильи заказник местного значения 4 Хребет Узун-Сырт 1,8 1,2 Воздухоплаватель и Баракольская ный комплекс котловина «Узун-Сырт, гора Клементьева»

5 Горный массив 2,0 1,2 Комплексный па Агармыш мятник природы об щегосударственного значения 6 Район Кизил-таша 3,0 0 Статус охраны отсутствует Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма Окончание табл. 1 2 3 4 7 Полуостров Мега- 3,7 0,4 Памятник природы ном и бухта Кап- местного значения сель 8 Массив Эчки-Даг 1,7 1,56 Региональный ланд и Лисья бухта (в том шафтный парк числе 0,3 «Лисья бухта – моря) Эчки-Даг»

Природные ландшафты в наше время – островки дикой приро ды, сохранившиеся среди антропогенных ландшафтов. Они вклю чают ценные региональные комплексы, сочетают типичные компо ненты с уникальными, имеют оригинальные формы рельефа, спе цифический набор физико-географических характеристик, богатую и разнообразную биоту (Миронова 2010: 88–90). Растительный и животный мир вышеперечисленных территорий включает редкие и эндемичные виды, сообщества, характеризующиеся не только ре гиональной, но и глобальной значимостью. Особо это касается уча стков прибрежного аквального комплекса от мыса Ильи до бухты Капсель, где местами представлены еще мало нарушенные при брежные экосистемы, являющиеся редкостью для всего Черномор ского побережья.

В настоящее время наличие охранного статуса не всегда явля ется гарантией сохранения природных комплексов, поскольку они также могут испытывать негативное антропогенное воздействие извне. Ключевое положение во всей системе охраны природы, без условно, занимают государственные заповедники, они являются хранилищем генетического фонда растительного и животного ми ра, базой информации о природных процессах в системе отноше ний между человеком и средой его обитания. Значимость запо ведников особо высока в районах курортно-рекреационной ори ентации.

Карадагский природный заповедник (КаПриЗ) – единственная особо охраняемая природная территория Юго-Восточного Крыма, имеющая наивысший статус охраны. Его положение на границе крупных природных рубежей, особенности формирования поверх ности, растительного покрова и животного мира, сложная ланд 172 История и современность 2/ шафтная структура, специфика и многообразие природных усло вий, разнообразие местообитаний определили необычайное богат ство биоты на сравнительно небольшой территории. Площадь КаПриЗа, несмотря на небольшую величину, с флористических по зиций соответствует минимальному размеру заповедника (Соколов и др. 1997), но лишь на 37,7 % общей протяженности граница запо ведника по суше непосредственно связана с наземными природны ми и полуприродными сообществами, и почти 60 % ее территории выступает как фактор «островизации». Экотонное положение запо ведника порождает необходимость существования полноценной охранной зоны, предназначенной служить буфером для снижения негативных воздействий извне и проницаемости границ. Четко вы раженная охранная зона КаПриЗ с достаточно хорошо сохранив шимися природными комплексами весьма ограничена и застраива ется со стороны поселков Коктебель и Курортное. Сохранившаяся часть охранной зоны вдоль границы заповедника представлена уз кими островками естественных сообществ, за ними следуют рек реационные зоны поселков, автомобильные дороги, сельхозугодья.

Роль экологического буфера в этой ситуации вынужденно выпол няет прилегающая к границе полоса территории самого заповедни ка шириной от 100 до 500–600 м, максимум 1000 м в зависимости от рельефа, испытывая антропогенные преобразования в первую очередь и фактически уменьшая естественную заповедную пло щадь (Миронова, Нухимовская 2001: 45–63).

Довольно крупный участок глубоко (на 1,7 км) вклинивается в пределы окружной межи заповедника по долине Беш-Таш. Долина, включая склоны хребтов и гор, представляет замкнутую экосисте му, несущую огромную нагрузку по поддержанию экологического равновесия и сохранения биоразнообразия в данном регионе. Не смотря на то, что накануне создания заповедника (1978–1979 гг.) ее центральная часть была распахана и были высажены виноградники, на большей площади долины сохранились естественные сообщест ва, ценные в флористическом и фаунистическом отношении, вклю чающие редкие виды растений и животных. В настоящее время появилась угроза полного уничтожения природных комплексов Беш-Ташской долины в связи с планируемой застройкой. При этом будут не только уничтожены природные сообщества, но нарушится экологический баланс в низовье Отузской долины, снизятся каче Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма ство и рекреационный потенциал курорта в районе пос. Курортного (площадь которого за последние двадцать лет увеличилась более чем в 10 раз), что экономически невыгодно. Застройка долины ав томатически отодвинет реальную границу заповедника вглубь его территории почти на 1 км по периметру долины, усилятся фактор беспокойства и проницаемость границ, участятся палы и пожары, соблюдение абсолютного заповедного режима будет весьма про блематично. В связи с вышесказанным эксплуатация территории долины в сельскохозяйственных целях нежелательна и ограничена, а создание поселения и соответствующей ему инфраструктуры аб солютно недопустимо.

Некоторые категории охраны природно-заповедного фонда, та кие как региональные ландшафтные парки, ботанические заказники и памятники природы местного значения, не всегда обеспечивают сохранение природных и культурно-исторических объектов. При создании региональных парков местные власти пытаются в ущерб решению природоохранных задач не включать наиболее ценные для использования в коммерческих целях участки в охраняемую зону. Примером может служить судьба Лисьей бухты с горным массивом Эчки-Даг, расположенных западнее пос. Курортного. Не смотря на огромное внимание со стороны ученых, природоохран ных органов и общественности к этому уникальному природному комплексу, вопрос о придании данной территории официального статуса охраны решался мучительно долго (Миронова 2007). Одно временно с подготовкой учеными обоснования по заповедыванию этой территории местными властями и коммерческими структура ми разрабатывалась концепция создания в Лисьей бухте крупней шего курортно-рекреационного комплекса. Их не смущали и экс пертные заключения о запрете капитального строительства в этом районе, сделанные по многолетним наблюдениям Ялтинской про тивооползневой станцией.

В настоящее время в Лисьей бухте имеется прекрасный песоч но-галечный пляж с разноцветной галькой из пород расположенно го восточнее горно-вулканического Карадагского массива;

морская акватория бухты отличается высоким качеством среды, характер ным для экологически чистых мест побережья Восточного Крыма, расположенных между Судаком и Феодосией, а также является ме стом нагула и нереста для большинства рыб. Сохранились бентос 174 История и современность 2/ ные сообщества, представляющие мощные естественные био фильтры, способные очищать морскую воду от сброса канализаци онных стоков, в частности поселков Щебетовки и Курортного. Не смотря на многолетнюю борьбу ученых, общественности с мест ными властями и коммерческими структурами, опасность застрой ки части эрозионного побережья Лисьей бухты и оползневых приморских склонов, расчлененных понижениями (Сухой и Ветви стый овраги), неестественно вырезанных из площади созданного регионального ландшафтного парка, продолжает существовать.

Человеческое общество, как любая биологическая популяция, для поддержания саморазвития и самоорганизации неизбежно должно извлекать из среды вещество и энергию, создавая за счет разупорядочивания компонентов среды собственную упорядочен ность (Пузаченко 1996: 8–22). Следовательно, конфликт человека (социума) с природной средой неизбежен и сам по себе является обычным следствием функционирования человеческого сообщест ва. В Крыму этот конфликт проявляется особо жестко, и от его ре шения зависит будущее полуострова в политическом и социально экономическом плане. Разрешить конфликт, изменить существую щее положение можно только при тщательном изучении возмож ностей природных особенностей региона и безущербном использо вании природных ресурсов.

Для устойчивого и стабильного развития региона, на наш взгляд, прежде всего необходимо сохранить уникальные качества природных комплексов, реставрировать исторические и культур ные памятники, сделать летний отдых качественнее и полезнее, устранить зимний спад численности отдыхающих за счет развития экотуризма (в том числе экофототуризма), что повысит рентабель ность функционирования курортных сооружений. Бесспорно, Юго Восточный Крым обладает ценнейшими, малоиспользуемыми до настоящего времени рекреационными экотуристическими ресурса ми. Развитие экологического туризма и использование рекреацион ных зданий в межсезонье являются мировой практикой. В период с осени до лета Крым тоже бывает весьма привлекательным. Осенью лесные склоны выделяются ярким многообразием красок листвы, зимой туманы, иней, оледенения придают пейзажам фантастиче ский облик, ранней весной, а порой и в конце зимы появляются цветущие ковры первоцветов (эфемеров и эфемероидов). Весной Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма и осенью на плато Узун-Сырт проходят фестивали воздушных зме ев, соревнования планеристов, дельтапланеристов и парашютистов.

В разное время года отдыхающие посещают исторические, куль турные, мемориальные памятники и музеи.

Для сохранения рекреационной ценности и привлекательности Юго-Восточного Крыма концепция развития курорта должна включать полный отказ от наращивания рекреационной емкости и связанных с этим градостроительных преобразований. Но вопреки всему курортное строительство, ориентированное на летний отдых, наращивает свои темпы. Несовершенство нормативной базы, от сутствие научно обоснованной экологической емкости территории узаконивают выход на завышенную расчетную вместимость как курортной сети, так и населенных пунктов, что ведет к деградации природной среды.

Базой выживания человечества служат в первую очередь во зобновимые биологические и трудовые ресурсы. Повышение каче ства трудовых ресурсов связано исключительно с информацион ными процессами, определяющими расширение и углубление ото бражения окружающего мира в сознании человека в форме знаний, упорядочивающих все многообразие наблюдаемых отношений (Пузаченко 1996: 8–22). В отличие от материальных взаимодейст вий человека со средой информационные отношения не приводят к ее деградации и представляют собой неразрушающиеся источни ки развития. Увеличение нагрузки на биологические ресурсы в су щественной степени может компенсироваться ростом нагрузок на трудовые ресурсы. Следовательно, возрастающие потребности не обходимо удовлетворять не за счет истребления дикой природы, разрушения естественных экосистем, уничтожения их отдельных компонентов, а за счет повышения качества труда, развития и ис пользования расширяющейся базы знаний, совершенствования эко номических и хозяйственных механизмов, создания инфраструк тур, снижающих нагрузку на природные комплексы.

Обострение проблем в природоохранной сфере, как показал опыт двух последних десятилетий, в большей степени связано с не регулируемой рыночной экономикой, культом денег и обусловлен ным этим аморалитетом. При дальнейшем уничтожении природ ных ценностей, интенсификации курортного строительства про изойдут необратимые процессы, а создавшаяся негативная эколо 176 История и современность 2/ гическая ситуация может вызвать вспышку конфликтов, в том чис ле и на национальной почве. Уже сейчас наблюдаются острые раз ногласия между отдельными социальными группами людей, сущ ность которых заключается в столкновении интересов в экологиче ской сфере за доступ к природным ресурсам.

Современные негативные экологические изменения, вызванные деятельностью человека, происходят намного быстрее, чем успе вают развернуться эволюционные восстановительные процессы.

Следовательно, плоды экологически необоснованных, а порой и экологически преступных действий, совершаемых некоторыми представителями нынешнего поколения, будут пожинать наши по томки, а виновники нынешних преступлений, к сожалению, не по несут наказание за содеянное (Миронова, Вронский 1999).

Эпоха необходимости преобразования природы ушла в про шлое. Первозданная красота дикой природы исчезает с лица земли, и в этом наглядно проявляется драматическая в духовном плане сторона экологического кризиса (Миронова 2006: 81–83). Природ ные ландшафты, еще сохранившиеся среди антропогенных, не только привлекают своей красотой, но и несут огромную нагрузку по поддержанию позитивной экологической ситуации в регионе.

Природные комплексы – это огромные сообщества разнообразных живых организмов, еще не изученные полностью. Но именно они необходимы для сохранения экологического баланса в природе, их можно легко разрушить, но невозможно воссоздать. Учитывая сре дообразующую, научную, эстетическую и этическую значимость дикой природы, ценность археологических, культурных, историче ских памятников, являющихся рекреационными ресурсами Юго Восточного Крыма, их сохранение будет способствовать экономи ческому прогрессу, удовлетворению социальных и духовных по требностей общества и устойчивому развитию региона.


Литература Багрова, Л. А., Боков, В. А., Багров, Н. В. 2001. Охраняемые терри тории. География Крыма: учебник для средней школы. Киев: Лыбидь.

Боков, В. А., Драган, Н. А., Кобечинская, В. Г. и др. 1997. Состоя ние окружающей природной среды в Крыму и его влияние на биоразно образие. В: Корженевский и др. 1997 (с. 11–19).

Клюкин, А. А. 1997. Пляжи. Курорт Коктебель. Киев: Наукова думка.

Л. П. Миронова. Экологические проблемы Юго-Восточного Крыма Корженевский, В. В., Боков, В. А., Дулицкий, А. И. (ред.) 1997.

Биоразнообразие Крыма: оценка и потребности сохранения. Рабочие материалы, представленные на международный рабочий семинар, но ябрь, 1997.

Кривобоков, Е. М. 1997. Концепция развития курорта. Курорт Кок тебель. Киев: Наукова думка.

Миронова, Л. П.

2006. Нравственные аспекты в решении социально-экологических проблем и сохранении дикой природы Юго-Восточного Крыма. Мате риалы Второй Международной междисциплинарной конференции по ди кой природе «Трибуна 12» (с. 81–83). Киев: Лотос.

2007. Памятник природы «Лисья бухта – Эчкидаг» в Юго-Восточном Крыму на грани уничтожения. Материалы IV Международной научно практической конференции «Заповедники Крыма – 2007» 2 ноября 2007 г.

(с. 332–329). Симферополь;

Киев: Лотос.

2010. Фиторазнообразие как показатель ценности природных ланд шафтов (на примере территории Юго-Восточного Крыма). Биоразнообра зие и устойчивое развитие. Крым, Симферополь, 19–22 мая (с. 88–90).

Симферополь;

Севастополь: Крымский научный центр.

Миронова, Л. П., Вронский, А. А. 1999. Заповедные территории в усло виях экономических реформ (на примере Карадагского заповедника). Ланд шафт и этнос. Социоестественная история. Вып. ХIII (с. 175–178). М.

Миронова, Л. П., Нухимовская, Ю. Д. 2001. Итоги и проблемы со хранения фиторазнообразия в Карадагском природном заповеднике НАН Украины. В: Миронова, Л. П., Нухимовская, Ю. Д., Карадаг. История, биология, археология (с. 45–63). Симферополь: СОНАТ.

Пузаченко, Ю. Г. 1996. Заповедники России – гарант сохранения са мовосстановительного потенциала природы. Концептуальные положения.

Заповедное дело. Научно-методические записки (с. 8–22). Вып. 1. М.

Соколов, В. Е., Филонов, К. П., Нухимовская, Ю. Д., Шадрина, Г. Д.

1997. Экология заповедных территорий России. М.: Янус-К.

Щепинский, А. А. 1997. Памятники археологии и культуры. Курорт Коктебель (с. 83–90). Киев: Наукова думка.

НА ГРАНИ ВЕКОВ В. С. ГОЛУБЕВ КРИТЕРИИ КАЧЕСТВА НАУЧНОЙ РАБОТЫ Обсуждается в постановочном плане проблема качества научных публикаций. Индекс цитирования не решает данную проблему. Предлага ется ввести определенный индекс, характеризующий качество публика ции. Для его определения важное значение имеет приоритетность науч ного исследования, полнота решения поставленной проблемы и др. Опре деление приоритетных направлений в науке – важная и необходимая со ставляющая управления наукой.

Ключевые слова: качество, управление, приоритет, индекс цитиро вания.

Проблема оценки качества научной работы имеет особое зна чение для инноваций и «экономики знаний». Ее решение упирается в определение наиболее актуальных приоритетных направлений науки и качественное их исследование.

Проблема управления наукой, определение ее приоритетов весьма сложны. Приведем в этом аспекте характерное высказыва ние академика Э. Галимова (2010): «На самом деле в науке нет приоритетов… В науке приоритет определяют новые идеи, откры тие новых законов, в каком бы направлении они ни были сделаны, поскольку научные открытия могут изменить всю систему государ ственных и хозяйственных приоритетов. Наука индивидуальна и свободна».

Проще всего было бы с этим согласиться. Но не является ли та кая абсолютная демократия (в определении приоритетности науч ных направлений) всего лишь констатацией неумения (или даже нежелания) управлять наукой, а также оправданием малозначимых исследований?!

История и современность, № 2, сентябрь 2012 178– В. С. Голубев. Критерии качества научной работы Между тем нередко имеет место прямо противоположная си туация. Ученый всю жизнь занят поисками оптимального способа приложения своих способностей и знаний – своего места в науке, отвечающего истинным потребностям людей, как материальным, так и духовным (автор описал эти поиски в своей книге: Голубев 2010). Тот же, кого чему-то вначале научили, и он всю жизнь это делает, является скорее ремесленником от науки, чем ученым.

Если быть последовательным, то высказывание Э. Галимова означает следующее. Никому не известно, в какой области знаний будут сделаны научные открытия. Поэтому надо заниматься всем.

А это значит – ничем, поскольку «океан незнания» безбрежен.

Определение приоритетных направлений – центральная пробле ма управления наукой. Это должно происходить по преимуществу снизу, в академических институтах. Сверху же, со стороны Прези диума РАН, необходимо обеспечить максимально благоприятные условия для проведения приоритетных исследований. Правильная политика в отношении перспективных научных направлений и будет означать способность Президиума РАН управлять наукой.

Часто же бывает совсем по-другому. Новое встречается в шты ки, в особенности со стороны установившихся школ и течений.

Академические журналы отказывают в публикации. Положение за чинателя нового ненадежно, его тематика чужда, он всегда «под вешен», от него требуют чего-то другого.

Конечно, проходит время, и объективно необходимые новые теория или научное направление устанавливаются. Но как часто в числе официальных руководителей научных программ по новым направлениям оказываются не зачинатели нового, а наоборот, те, кто ранее выступал категорически против!

Не секрет, что существующая структура институтов РАН дос таточно архаична. Разделение институтов по отдельным наукам (математика, физика, геология и т. п.) уже не отвечает требованиям современности, когда главным становится синтез (а не анализ, как на начальном этапе становления наук). Для решения важнейших проблем человечества требуются методы разных наук, универсаль ные специалисты. Работая же в рамках конкретной науки, институ ты нередко страдают архаичностью тематик, мало связанных с ак 180 История и современность 2/ туальными запросами дня. Ибо наука – не цель, а средство решения реальных проблем жизни.

Как часто бывает далека от жизни эта «чистая» наука! И вместе с тем сколько реальных, имеющих исключительное значение для жизни людей проблем исследуются наукой фрагментарно, разроз ненно! Парадоксально, но в структуре РАН до сих пор отсутствует институт биосферы.

Теперь жизнью на первый план выдвигаются инновационные системные исследования (методами разных наук) – по проблемам и объектам, а не по отдельным наукам. Поэтому требуется сформу лировать наиболее приоритетные проблемы, в решении которых будут задействованы самые разные институты РАН. Те же струк туры и лица, которые не вписываются в такие проблемы, по суще ству, и есть субъекты «чистой» науки. Но они тоже нужны науке.

Не исключено, что «проблемная» и «чистая» наука должны не сколько по-разному финансироваться, по-разному должен оплачи ваться и труд в них.

Принципиально важна в науке проблема оценки качества (а не только количества) результатов научных исследований. Сущест вующие методы оценки – по индексу цитирования, количеству публикаций и т. п. – способны отразить лишь количественную, а не качественную сторону исследований. «Новое», знанием которого обладают единицы, поначалу мало или вообще не цитируется.

«Старое» же защищено броней привычных установок большинства.

Как правило, в нашей стране и в мире образуется круг людей, занимающихся определенной тематикой. В публикациях они ссы лаются друг на друга, организуют ассоциации, созывают совеща ния, издают журналы, сборники, монографии и т. д. Все это создает иллюзию нужности, важности работы. Но зачастую как далека от реальных проблем жизни бывает такая работа! Можно опублико вать десятки статей по частной проблеме и стать по существующим критериям успешным ученым. Но можно написать всего лишь одну новаторскую работу, перекрывающую по значению сотни публи каций.

Важно не число публикаций. Важно быть продвинутым уче ным. Но ему-то и труднее всего. Многие академические журналы превращаются в своего рода «междусобойчики», публикующие В. С. Голубев. Критерии качества научной работы «своих» же авторов и те материалы, которые не выходят за рамки традиционных исследований. Авторы же «нетрадиционных» иссле дований бесправны, в то время как журнал всесилен. В его распо ряжении – члены редколлегии, анонимные рецензенты… Последнее особенно невыносимо и, естественно, недемокра тично. Между автором и рецензентом должна быть задействована обратная связь, которая в условиях анонимности отсутствует. Как известно, устойчивы и, следовательно, жизнеспособны только сис темы с обратной (отрицательной) связью. Гласный рецензент – од новременно и ответственный рецензент, ибо он отвечает за отзыв своей научной репутацией.

Давно бы следовало сделать рецензирование научных статей открытым, а обсуждение дискуссионных вопросов выносить на редколлегию с участием автора. Работы постановочного плана сле дует публиковать в разделе «Дискуссионные вопросы», который должен иметь каждый журнал. Новые разработки всегда имеют дискуссионный характер. И им должен быть открыт путь.


Приведу лишь один пример из своей практики. Ваш автор уже давно не посылал статьи в академические журналы, зная ситуацию в них и поэтому находя другие способы опубликования. Однако по существующим критериям наибольшую значимость имеют публи кации именно в академических журналах. Недавно автор решился таки на новый «эксперимент» – послал статьи на разные темы (во многом дискуссионного плана) в академические журналы. Два из них отказались публиковать статьи, вообще не объясняя, почему.

С третьим была долгая, но безрезультатная дискуссия. От четверто го пришел формальный отрицательный отзыв, написанный походя.

И лишь один журнал, для которого автор был «своим», принял ста тью для опубликования.

Конечно, проблема оценки качества научной работы непроста.

Но ее необходимо решать. В существующих методах оценки боль шое значение придается числу публикаций в академических жур налах. И это правильно. Необходимо лишь учесть качество этих публикаций: актуальность исследования и успешность решения по ставленной задачи. Для этого следовало бы разработать и присваи вать (редколлегией журнала или экспертной комиссией при ред коллегии) каждой публикации «индекс новизны» (или какой-либо 182 История и современность 2/ другой, суть не в названии). И затем этот индекс использовать в ежегодных (и других) отчетах о работе автора. Но для этого ред коллегия журнала должна быть составлена из наиболее продвину тых ученых.

Не следовало бы также преувеличивать значимость публикаций в иностранных журналах, что имеет место. Наличие таких публи каций – свидетельство в первую очередь способности ученого к контактам с зарубежными коллегами и лишь затем – качества ис следований. Неизбывна черта русской элиты – заграничное всегда лучше отечественного.

Реформирование академических журналов, разработка крите риев оценки публикаций, укрепление редколлегий и т. п. – одно из главнейших приоритетных направлений реформирования академи ческой науки. Возможно, именно с этого и надо начинать такую реформу.

Литература Галимов, Э. 2010. Россия в космосе: двадцать лет бесплодных уси лий. Ноосфера 1.

Голубев, В. С. 2010. Дорогами познания: от геохимии к эргодинамике.

М.: Наука.

Е. И. ГРИГОРЬЕВА О КОЛИЧЕСТВЕННО-КАЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ РАБОТЫ УЧЕНОГО В статье рассматривается проблема оценки деятельности ученого.

Обозначены проблемы использования индекса цитирования, его объек тивности. Кроме того, приводятся рассуждения о роли Интернета, в научной деятельности, о необходимости публикаций в Сети. Затронут вопрос создания интернет-ресурсов с саморегуляцией престижности публикаций.

Ключевые слова: оценка научной публикации, индекс цитирования, интернет-ресурс, саморегулирование.

Написать на эту тему побудила статья В. С. Голубева «Крите рии качества научной работы», приведенная в данном номере жур нала. В этой статье автор поднимает очень важный и сложный во прос: как оценить труд ученого? Помните, у Аркадия Райкина в монологе «Специалист»: «...В чем? В кирпичах?» А действительно, как оценить, в чем?

В последнее время утвердился принцип оценки работы ученого по индексу цитирования его работ. Казалось бы, вполне логично.

Но возникает масса вопросов. Как быть молодым, начинающим ис следователям? Как новаторская работа пробьет себе дорогу через «толпу» традиционных?

А сам индекс цитирования? Насколько «справедлив» алгоритм его вычисления? Например, импакт-фактор, используемый в систе мах оценки индекса цитирования, учитывает самоцитирование на равне с другим. Это плохо? А почему обязательно плохо? Автор ра ботает в каком-то направлении, развивает его и в своих новых рабо тах ссылается на то, что уже было написано, выстрадано раньше.

Чем это цитирование хуже цитаты, например, студента, который «по принуждению» ссылается на работы своего руководителя?

Вряд ли существует абсолютно справедливая система оценок.

Особенно трудно в это поверить, если оценить надо гения. Давайте История и современность, № 2, сентябрь 2012 183– 184 История и современность 2/ вернемся к примеру «о кирпичах». Ученик каменщика выложил на один кубометр кладки больше, чем его наставник за то же время.

Молодец! Но его стенка обрушилась после сильного порыва ветра, а та, что сложил наставник, устояла. А если надо выложить не стенку, а какую-то очень сложную и изящную конструкцию?

Так что делать? Не отказываться же от оценки вообще!

Проведем параллель с оценкой популярности интернет-сайтов.

Конечно, и здесь нет абсолютно справедливой системы оценок.

Но тем не менее все присматриваются к показателям своих сайтов в ведущих поисковых системах. Система оценки «качества» сайта сложная и отличается в каждом «поисковике». Детальное рассмот рение алгоритма оценки сайта выходит далеко за пределы данной статьи. Но стоит обратить внимание на то, что весомая часть этой оценки – «цитирование сайта», а именно сколько других интернет сайтов ссылаются на данный. Сложная система оценки учитывает, насколько «уважаем» тот сайт, который ссылается на данный. Если перевести данную схему на оценку работ ученого, это выглядит следующим образом. Если на статью сослался уважаемый ученый, крупный специалист в данной предметной области, вес у цитаты один. А если никому не известный автор, вес совсем другой.

Так, может быть, просто взять за основу оценки индекса цити рования ученого системы оценки индекса цитирования сайта? Вряд ли прямое копирование поможет. Сайт оценивается как нечто це лое, единое, со всей информацией, которая на нем опубликована.

А у ученого оцениваются отдельные статьи.

Интернет многое привнес в нашу жизнь. И его значение, воз можности будут только увеличиваться.

Предлагаю честно ответить самому себе на вопрос: если вам нужна какая-то информация, где вы ее ищете? Идете в библиотеку, перебираете каталожные карточки… или вводите поисковый за прос в Яндексе? А как ведут себя ваши читатели?

Возьму на себя смелость утверждать, что все большее число людей используют Интернет в своей работе, а авторы рассуждают о престижности публикаций во Всемирной паутине. Давайте обра тимся к определению. В Википедии понятие «престиж» определя ется как известность кого-либо или чего-либо, основанная на высо Е. И. Григорьева. О количественно-качественной оценке работы ученого кой оценке и уважении в обществе. И если общество перемещается в Интернет, то, возможно, и оценку и уважение надо искать там?

А Интернет – это совсем особая среда. Перечислим основные его особенности.

Во-первых, неограниченная аудитория.

Во-вторых, простота публикации. Нет серьезной проблемы в том, чтобы завести себе собственный сайт, свою страничку в соци альных сетях и публиковать там все что захочется.

В-третьих, и это кажется нам очень важным, обеспечены очень широкие возможности для обратной связи с читателями.

Для этого можно использовать хорошо известный механизм «ос тавить комментарий». А если автор, паче чаяния, решил не ис пользовать этот механизм на своем сайте, то есть много других публичных мест, например других блогов, где посетитель может высказать свое мнение.

Недавно в стенах Института социологии РАН прошел семинар на тему «Каким должно быть электронное издание», на котором обсуждались вопросы престижности публикации в Интернете, пра вовые аспекты и многое другое. Присутствующие сошлись на том, что тема семинара актуальна и многие вопросы требуют более де тального обсуждения. При этом сама необходимость таких публи каций даже не обсуждалась.

На семинаре было обращено внимание на то, что свой личный сайт, собственный блог ученый может использовать для «раскрут ки» своих идей. На таком сайте можно опубликовать то, что еще не до конца додумано, осмыслено, можно апробировать какие-то по ложения.

Пользователь Интернета прекрасно понимает, что информацию на личном сайте никто не рецензирует, кроме самого автора и его близких друзей и соратников. Значит, информация может быть не совсем точной.

Давайте рассмотрим типичную схему. Автор разрабатывает ка кую-либо тему, получил интересный материал. Исследование еще не закончено, написать полноценную научную статью пока невоз можно. Но уже есть необходимость апробировать результаты, по делиться с научным сообществом мыслями, идеями. Можно напи сать небольшую статью и разослать ее друзьям и знакомым. Потом 186 История и современность 2/ собрать их ответы, проанализировать и идти дальше. Это хороший путь. Есть и другой. Можно опубликовать эту же статью на своем сайте, в собственном блоге, а друзьям и приятелям разослать ссыл ку на страницу в Интернете.

У каждого из этих подходов есть свои плюсы и минусы. Выбор определяется личными предпочтениями автора. Если статья опуб ликована на сайте, то ее смогут прочитать и те, кто нашел ее само стоятельно, то есть аудитория становится потенциально шире.

Комментарии и замечания публикуются на странице со статьей, они доступны другим посетителям. А это значит, что может быть организована дискуссия, широкий обмен мнениями по затронутой проблеме.

Это первое и очевидное, что дает Интернет.

Следует отметить и другой очевидный аспект. Читатели все больше ищут информацию не в традиционных толстых журналах, а в Интернете. Главная причина – удобство поиска информации, ко торого никогда не сможет дать бумажное издание.

Вернемся к вопросу о количественно-качественной оценке ра боты ученого и о роли интернет-сообщества в этой оценке.

Допустим, что существует сайт с очень простой системой пуб ликации статьи, что это сайт какого-то профессионального сообще ства. Например, так сложилось, что на данном сайте публикуются статьи преимущественно по социологии. Как вы думаете, химик будет публиковать там свои материалы, даже если статья не прохо дит никакого рецензирования? Вряд ли, потому что это для него непрестижно.

Давайте акцентируем внимание на этом положении. Опублико вать статью просто. Например, любая присланная статья публику ется на сайте, если только она не содержит призывов к свержению власти, не оскорбляет чувства верующих, не призывает пробовать наркотики и т. п. Захотел – и твой «опус» увидел свет. Причем формально это публикация, на нее можно ссылаться в научных статьях. И тем не менее – непрестижно. Непрестижно потому, что данный интернет-ресурс интересен социологам и представителям смежных дисциплин, а вот химики туда не заглядывают. Вполне вероятно, что такого горе-автора засмеют его соратники. Там нет ни цензуры, ни строгих рецензентов. Конечно, мы сейчас ничего Е. И. Григорьева. О количественно-качественной оценке работы ученого не открыли. Не будет химик публиковать свои работы и в бумаж ных журналах по социологии. И причина та же – непрестижно. Ак центируем внимание на том факте, что «искусственных» преград к публикации в виде, например, редакции нет.

Так мы подошли к возможности саморегулируемости интернет издания.

Блогеров много, а на слуху – Алексей Навальный. Потому что писал то, что оказалось интересным многим. Его цитировали, на него ссылались. Он стал популярным, сделал себе имя. И теперь все знают, что если это пост Навального, значит, его надо прочи тать. Верно?

Одна из особенностей интернет-изданий, о которой говорилось выше, – возможность оставить комментарий. Как правило, такая возможность предусмотрена на многих сайтах. А кроме коммента рия можно просто поставить оценку «нравится/не нравится». И вот так «само» происходит, что какие-то статьи поднимаются наверх и их все читают, а какие-то опускаются глубоко вниз и приходят к забвению.

Наверное, это идеальная система – наличие профессиональных интернет-ресурсов для свободной публикации статей. Пожалуй ста – присылаете статью, и она увидит свет. Сообщество читателей сайта само быстро отрегулирует: интересно/неинтересно, нужно/ ненужно. И то, что неинтересно, ненужно, банально, быстро уйдет «на дно».

Конечно, и в Интернете не все просто и гладко. Что делать, если на одну нормальную, подчеркну – нормальную, а не суперинтерес ную статью придут пара тысяч просто бредовых? Уже было несколь ко случаев, когда ВАКовский журнал публиковал статью, сгенериро ванную компьютером. А там есть рецензенты и редакторы.

Ну что ж, решения есть. Первое – наличие штата модераторов, в том числе абсолютно добровольных, из числа читателей. Вто рое – использование так называемой «песочницы». «Песочница» – это как бы спутник основного издания, где «пробуют перо» начи нающие авторы (начинающие с точки зрения данного интернет ресурса, другие заслуги в расчет не берутся). Там все как на основ ном сайте. Только те посетители, которые туда заглядывают, зна ют, что это что-нибудь типа детского сада, это – «ученические» ра 188 История и современность 2/ боты. Можно почитать, можно что-нибудь отметить, можно по черпнуть нечто интересное. Тем авторам, которые хорошо зареко мендовали себя в «песочнице» (набрали высокий рейтинг), дают право публикации на основном сайте.

Итак, со временем система оценки труда ученого может прийти к «саморегулированию». То есть научное сообщество само будет регулировать: интересно, полезно, нужно и т. д.

Давайте поговорим о новаторских идеях. Автор написал что-то очень необычное, спорное. Отправил статью в уважаемый журнал, издаваемый в классическом варианте. Если этот автор уже зареко мендовал себя, статью, возможно, опубликуют. Может быть, в ка кой-то из основных рубрик, а может быть, в какой-нибудь «Идее на вырост». А если материал необычный, а автор неизвестный? Каков шанс, что статья увидит свет?

Теперь та же ситуация, но возьмем интернет-ресурс с «саморе гуляцией». Допустим, что автор молодой и ему есть место только в «песочнице». Но! Статья опубликована, на нее будут отзывы и ком ментарии. Если идеи интересны только автору, что ж… Бывает, от рицательный результат – тоже результат. А если на самом деле идеи необычные, странные, но заслуживают внимания? Статью на верняка кто-то прочитает, хотя бы модератор, напишет к ней ком ментарий, расскажет о ней в своем блоге и т. д. И, глядишь, идея начнет бродить по Интернету.

В этой статье автор не претендует на полноту изложения, не выдвигает готовые решения. Здесь рассмотрен путь, направление.

Статья написана с целью призвать всех заинтересованных лиц к об суждению роли Интернета, возможности появления интернет ресурсов, на которых будут публиковаться научные статьи и науч ное сообщество само будет регулировать, управлять этими ресур сами;

призвать к разговору о престижности интернет-публикаций, об их форме и содержании.

СВЯЗЬ ВРЕМЕН И. Ю. АВДАКОВ ТРАНСПОРТ ЯПОНИИ: ОСОБЕННОСТИ СТРАТЕГИИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ В соответствии со стратегией научно-технического развития при оритеты инновационного развития транспорта в Японии были расстав лены так, что первостепенное значение приобрели железнодорожный, автомобильный и морской транспорт. С открытием в 1964 г. первой в мире сверхскоростной железной дороги Токайдо Япония заложила хоро шую основу для развития пассажирского железнодорожного транспор та. В результате в 1970 г. был обнародован Закон о национальном раз витии сверхскоростных линий синкансэн, в соответствии с которым общая протяженность сети должна была достигнуть 7000 км. Однако в отличие от синкансэна Токайдо другие линии синкансэнов, обслуживаю щие менее населенные районы, оказались убыточными. Поэтому строи тельство новых высокотехнологичных скоростных линий резко замедли лось к концу ХХ столетия.

Ключевые слова: транспорт Японии, инновации в сфере транспорта, стратегия развития транспорта Японии, развитие сети синкансэнов.

Бурное экономическое развитие Японии в 50-х – начале 70-х гг.

ХХ столетия заставило весь мир говорить об «экономическом чу де». Из среднеразвитой страны с разрушенным войной хозяйством она превратилась в высокоразвитую индустриальную державу. Пе ред государством встали новые проблемы, связанные с необходи мостью структурной перестройки. Но мировой энергетический кризис 1973–1974 гг. ощутимо ударил по экономике Страны восхо дящего солнца и, явившись концом двадцатилетнего периода высо ких темпов экономического роста Японии, отодвинул время струк История и современность, № 2, сентябрь 2012 189– 190 История и современность 2/ турной перестройки на 80-е гг. Уже в 1990-е гг. экономика страны была вновь охвачена циклическим спадом, из которого она только в начале 2000-х гг. стала выходить вплоть до возникшего в середи не 2008 г. мирового кризиса. Катастрофические землетрясения и цунами 2011 г. нанесли еще один ощутимый удар по экономике Японии.

Однако несмотря на спорадически возникающие экономиче ские проблемы, страна довольно эффективно преодолевает их бла годаря (в первую очередь) гармоническому взаимодействию госу дарства и бизнеса, а также инновационному развитию. Вопрос о приоритетах инновационного развития особо остро встал в Япо нии к началу 70-х гг. Как справедливо отмечает российский спе циалист в области развития науки и техники Японии Ю. Д. Дени сов, «…в результате проведенного анализа мировой экономической ситуации, ресурсных возможностей Японии и ее положения в сис теме мировых хозяйственных связей, Экономический совет Японии сделал вывод: стратегия всеобщего развития, реализуемая в США, когда одновременно уделяется внимание росту практически всех промышленных отраслей и, следовательно, исключительно широко му комплексу научно-технических направлений, для Японии непри емлема… Наиболее правильным представлялся другой путь – сосре доточить национальные ресурсы на отдельных научных и производ ственных направлениях, то есть избрать так называемую селектив ную стратегию экономического развития, реализуемую на основе тщательно выбранных приоритетов» (Япония 2008: 148–149).

Приоритеты предстояло выделить и в области научно-техни ческого развития на транспорте и в транспортном машинострое нии. К этому времени по целому ряду показателей научно технического уровня развития транспорта Япония догнала, а по от дельным показателям и обогнала экономически развитые страны.

Но весь созданный потенциал и ресурсы для дальнейшего развития не были достаточными для того, чтобы страна могла в равной сте пени развивать имеющийся транспортный комплекс, стать миро вым лидером во всех видах транспортного машиностроения. По этому во главу угла транспортной политики Японии был поставлен избирательный подход, предусматривающий выделение основных направлений научно-технического развития и определение тех ви дов транспорта, которые будут получать приоритетную поддержку И. Ю. Авдаков. Стратегия инновационного развития транспорта Японии государства. На прочих направлениях транспортная стратегия преду сматривала заимствование иностранных научно-технических дости жений, то есть приобретение патентов, лицензий, а также закупку готовой техники.

В соответствии с транспортной стратегией в приоритетные на учные направления не были включены научно-исследовательские и конструкторские работы в авиационной промышленности и соот ветственно производство самолетов. Догнать мировой уровень при имеющемся (или, вернее, отсутствующем) научно-техническом по тенциале в области авиационной промышленности творцам страте гии развития транспорта и транспортного машиностроения Японии представлялось невозможным. Они считали, что поднимать произ водство самолетов и авиационных двигателей с нуля (после Второй мировой войны оккупационные власти его ликвидировали) при ограниченности квалифицированных людских и денежных ресур сов было бы нецелесообразным.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.