авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«ИСТОРИЯ № 2(16) И СОВРЕМЕННОСТЬ ...»

-- [ Страница 6 ] --

В то же самое время приоритеты в области транспорта (и транспортного машиностроения) были отданы автомобильному, морскому и, главное, железнодорожному транспорту. Действи тельно, к 1970-м гг., когда была сформирована стратегия приорите тов, на железнодорожном транспорте уже имелся огромный науч но-технический потенциал. К этому времени уже были построены первые в мире сверхскоростные железные дороги. Рассмотрим, как была создана сверхтехнологичная по тем временам железная доро га Токайдо.

Оживление экономики и последовавший за ним бурный ее рост с середины 1950-х гг. поставил вопрос о необходимости реконст рукции главной дороги – Токайдо. Существующую магистральную железную дорогу было решено дополнить новой железной дорогой и автомагистралью. Строительство новой железной дороги стало предметом бурных дискуссий в среде профессионалов, что находи ло свое отражение и в средствах массовой информации. Выявились две позиции по данному вопросу: первая – строить дорогу, анало гичную существующей, то есть узкоколейную, вторая – дорогу но вого поколения с широкой колеей. Вторую точку зрения поддержал и активно отстаивал Сого Синдзи1, президент «Кокутэцу». Он при Синдзи Сого (1884–1981) родился в префектуре Эхиме (на севере о. Сикоку). По окон чании юридического факультета Токийского университета в 1909 г. он стал работать в Же 192 История и современность 2/ влек к работе вышедшего в отставку начальника отдела подвижно го состава и механической техники Сима Хидео2, назначив его ви це-президентом «Кокутэцу» по технике.

В 1957 г. Научно-исследовательский институт железнодорож ной техники (Тэцудо сого гидзюцу кэнкюдзё) подготовил техниче ское обоснование создания новой железной дороги со стандартной колеей, в соответствии с которым скоростные электромоторные поезда смогли бы преодолевать расстояние между Токио и Осакой (515 км) за 3 часа. В августе 1957 г. Министерство транспорта об разовало Комитет по исследованию магистральных железных дорог «Кокутэцу» («Нихон кокую тэцудо кансэн тосакай»), которому бы ло поручено провести тщательный анализ предложений строитель ства железной дороги и выбрать из них наилучшее. В результате проведенного анализа и при активной позиции руководителей «Ко кутэцу» С. Сого и Х. Сима Комиссия после долгих колебаний при шла к окончательному выводу о перспективности строительства сверхскоростной линии синкансэн между Токио и Осакой. Строи тельство Токайдо синкансэн началось в 1959 г., и к началу Олим пийских игр 1964 г. в Токио первая в мире сверхскоростная линия синкансэн была открыта.

В 1964 г. максимальная скорость поездов на этой линии была 210 км в час. Так, синкансэн «Кодама» преодолевал расстояние между Токио и Осакой за 4 часа, а появившийся в 1965 г. «Хика ри» – уже за 3 часа 10 минут. С появлением этой линии и усилени ем конкурентной борьбы за пассажирские перевозки с автомобиль ным транспортом начались изменения в расписании движения по ездов. Еще в 1961 г. «Кокутэцу» была вынуждена пересмотреть расписание в связи с вводом в эксплуатацию поездов «Лимитед лезнодорожном агентстве, где на формирование его взглядов большое влияние оказал Гото Симпэй. В 1926 г. Синдзи Сого стал директором Южно-Маньчжурской железной доро ги, затем после Второй мировой войны – председателем Ассоциации железнодорожников, а в 1955 г. был назначен президентом «Кокутэцу».

Сима Хидео (1901–1998) закончил в 1925 г. Токийский университет по специальности механическая техника. Явился создателем паровозов 2–8–2 класса D-51 и D-52, а в послево енный период 4–6–4 класса CG2. При этом активно отстаивал техническое направление раз вития электромоторных поездов, подчеркивая ограниченные возможности локомотивной техники при узкоколейности японских железных дорог. Его по праву называют «отцом син кансэнов». С 1969 по 1977 г. был президентом Национального агентства по космическим ис следованиям.

И. Ю. Авдаков. Стратегия инновационного развития транспорта Японии экспресс» на еще 34 путях, вследствие чего их число возросло до 54. Эти скоростные поезда были весьма комфортабельными: здесь имелись кондиционеры, система резервирования мест и т. д. До по явления сверхскоростной линии синкансэн между Токио и Осакой функционировало только четыре «Лимитед экспресс» в каждую сторону.

С самого начала на линии синкансэн стали использоваться 14 двенадцативагонных «Хикари» и 12 таких же «Кодама» еже дневно в обоих направлениях. Частота подачи поездов увеличи лась. Во время Осакской международной выставки 1970 г. три ше стнадцативагонных «Хикари» и шесть двенадцативагонных «Кода ма» отправлялись ежечасно. По закрытии выставки три «Хикари»

и три «Кодама» ежечасно отправлялись на встречных направлени ях. Протяженность сверхскоростной линии синкансэн росла, уве личивалось число перевозимых пассажиров: со 100 млн человек в июле 1967 г. до 200 млн человек в марте 1969 г. и 300 млн человек к июлю 1970 г. Уже на третий год функционирования этой линии доходы превысили расходы (включая процент на заемный капитал и амортизационные отчисления).

Экономический эффект сверхскоростной линии синкансэна То кайдо стимулировал начало строительства 554-километровой ли нии Санъё, идущей от Осаки до Хаката (Фукуока, о. Кюсю). Мак симальная скорость движения на этой линии была 260 км в час.

Линия проходила по многим тоннелям, в том числе 18,7-километ ровому тоннелю Син-Каммон под проливом Каммон. Интерес и спрос на синкансэны возрос во многих районах страны. В результа те в 1970 г. был обнародован Закон о национальном развитии сверхскоростных линий синкансэн. В соответствии с этим законом были построены 497-километровая линия Тохоку-синкансэн (То кио – Мориока, север о. Хонсю) и 270-километровая линия Дзёэцу, идущая от станции «Омия» (30 км к северу от Токио) до Ниигаты (побережье Японского моря). По закону всего предполагалось по строить 7000 км путей таких линий (включая уже построенные Токайдо и Санъё). Но все линии, кроме Токайдо и Санъё, были не рентабельны. Строительство некоторых из них приостановилось (Satoru Sone 1994: 4–8). Тем не менее создание сети синкансэн было революционным переворотом в железнодорожном транспорте 194 История и современность 2/ Японии, повлиявшим впоследствии на развитие железнодорожных пассажирских перевозок в Европе, а затем и Азии. Большая заслуга в этом достижении ХХ в. принадлежит руководству и инженерам «Кокутэцу».

Страна восходящего солнца навсегда войдет в историю как соз датель первых в мире сверхскоростных дорог – синкансэн. Они явились венцом научно-технического творчества в области желез нодорожного транспорта в прошлом столетии. Однако их изобре тение и пуск были бы невозможны без научно-технического про гресса в других областях знания, включая электронику. Японский опыт создания скоростных железных дорог применяется во многих передовых странах мира. Но XXI в. бесспорно станет свидетелем широкого распространения поездов нового поколения – на магнит ных подушках, – развивающих скорость свыше 500 км/ч, и Япония успешно проводит НИОКР в этом направлении.

Есть у Японии и другие, хотя и менее известные, но не менее впечатляющие научно-технические достижения в области железно дорожного транспорта. Все четыре основных японских острова – Хонсю, Кюсю, Сикоку и Хоккайдо – имеют железнодорожное со общение по мостам или туннелям. Самый длинный в мире туннель (53,85 км), проложенный по морскому дну, соединяет острова Хон сю и Хоккайдо. Проекты строительства железнодорожных тунне лей и мостов, которые предполагается возвести в ближайшее вре мя, еще более грандиозны.

Созданный почти с полувековым отставанием от передовых стран Европы и США железнодорожный транспорт Японии исто рически не только быстро достиг европейского уровня развития этой отрасли народного хозяйства, но уже в 1960-е гг. смог стать одним из мировых лидеров. Япония стала первой в мире страной, где появились качественно новые сверхскоростные поезда, явив шиеся результатом научно-технического прогресса в области пас сажирских перевозок и технического перевооружения железных дорог. За Японией последовали Голландия, Франция и ряд других европейских стран. Немногим менее полувека потребовалось ази атским странам – Китаю, Южной Корее, Тайваню, – чтобы также приступить к строительству скоростных дорог.

И. Ю. Авдаков. Стратегия инновационного развития транспорта Японии Значение синкансэнов, мини-синкансэнов и других скоростных поездов для экономики Японии трудно переоценить. Суперэкс прессы, идущие регулярно с интервалом 10–15 минут со средней скоростью 200 км/ч, стали обычным транспортным средством для деловых поездок и поездок на работу для миллионов японцев. Они способствовали объединению городов по транспортной линии То кайдо в один олигополис.

Рассматривая вопросы стратегии инновационного развития транспорта Японии в широком смысле, не следует упускать из вида такой ее аспект, как модернизация в области управления отраслью.

Рамки этой статьи не позволяют подробно остановиться на указан ной проблеме, но представляется целесообразным хотя бы ее обо значить.

В условиях глобализации мировой экономики и либерализации национальных рынков Япония одной из первых приступила к ши рокомасштабной приватизации государственных железных дорог.

Японская модель приватизации оказалась весьма удачной. После десятилетнего спада в деятельности государственной корпорации «Кокутэцу» вновь образовавшиеся вместо нее семь крупнейших железнодорожных компаний быстро вышли на режим самоокупае мости. Приватизация государственных железных дорог усилила конкуренцию в области перевозок. Но развитие железнодорожного транспорта Японии и после приватизации остается под контролем государства, которое регулирует тарифы на перевозки, дает реко мендации, а частично и финансирует на коммерческой основе но вое строительство. Такое гибкое сочетание государственных и ры ночных рычагов регулирования отрасли дает заметные положи тельные результаты (Авдаков 2011).

В заключение хотелось бы отметить, что на азиатском транс портном пространстве все ощутимее влияние других акторов по мимо Японии, и прежде всего Китая. КНР – первая страна в мире, построившая (не без участия немецкой олигополии «Сименс») же лезную дорогу на магнитной подушке, соединившую центр Шан хая и аэропорт этого города. Значительных успехов Китай достиг в области железнодорожного машиностроения. В конце 2010 г. из готовленный в Китае поезд CRH 380А установил мировой рекорд скорости – 486 км/час. К концу 2010 г. протяженность высокоско 196 История и современность 2/ ростных железных дорог в КНР достигла 8,3 тыс. км, это также высшее мировое достижение. К 2012 г. планируется довести длину этих магистралей до 13 тыс. км (Томберг 2011). В условиях уже сточения в мире конкурентной борьбы в области транспорта и транспортного машиностроения перед Японией еще острее встает проблема опережающего инновационного развития, совершенство вания системы приоритетов в научно-исследовательских и опытно конструкторских работах, выбора новых направлений развития техники.

Литература Авдаков, И. Ю. 2011. Особенности приватизации государственных железных дорог Японии. Восточная аналитика. Ежегодник 2011. М.: ИВ РАН.

Томберг, И. Р. 2011. Железные дороги Китая: мирохозяйственный опыт. Техника железных дорог 4(16): 22–25.

Япония. Ежегодник. 2008 г. (с. 148–149). М.: Российская академия наук, 2008.

Satoru Sone. 1994. Future of High-speed Railways. Japan Railway & Transport Review 30: 4–8.

О. А. МАШКИНА ОБРАЗОВАНИЕ КАК ПРИОРИТЕТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КНР* В статье дан анализ проблем формирования человеческого потен циала с позиций создания базовых условий для поворота к инновационной модели развития в КНР. Подготовка трудовых ресурсов рассматрива ется во взаимосвязи с социоестественными особенностями развития данных стран.

Ключевые слова: приоритеты социально-экономического развития, демографический фактор, среднее и высшее профессиональное образование.

Китай вошел в число стран со стареющим населением, сохра няя пока большую трудовую армию. Доля населения в трудоспо собном возрасте (15–64 года) в КНР достигла пика в 2011 г.

(72,3 %), после чего началось ее постепенное уменьшение (Ли Ланьцин 2007: 194).

Таблица Динамика изменения структуры населения КНР до 2050 г.

(The 2008 Green… 2008: 220;

China… 2010: 96) Год Численность населения 2009 Общая численность (млн человек) Доля от численности населения мира (%) 19, 2050 Общая численность (млн человек) Доля от численности населения мира (%) 15, Структура населения (%) 2009 0–14 лет 18, 15–64 лет 73, свыше 65 лет 8, 2050 0–14 лет 15, 15–59 лет 53, свыше 60 лет 31, * Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант № 11-06-00143.

История и современность, № 2, сентябрь 2012 197– 198 История и современность 2/ Как свидетельствуют данные табл. 1, население КНР в возрасте старше 60 лет к 2050 г. утроится. Система пенсионного страхова ния в деревне не развита. В условиях, когда количество детей в се мье ограничено, проблема содержания одиноких стариков может приобрести острый социальный характер. В КНР нарушена не только возрастная, но и половая структура населения. По данным 5-й Всекитайской переписи населения 2000 г., на каждые 100 ново рожденных девочек приходится 120 мальчиков (Social… 2004:

122). Такое положение негативно влияет на возможность создания семьи молодыми китайцами и может стать одним из дополнитель ных факторов нестабильности в обществе.

Трудовые ресурсы страны распределены неравномерно. В де ревне наблюдается избыток рабочей силы. На каждого китайского жителя приходится всего 0,09 га, менее 1/3 от общемировой нормы (Ibid.: 72). Демографическое давление на земельные ресурсы при водит к тому, что крестьяне перепрофилируют свою хозяйствен ную деятельность с сельского на промышленное производство. Не имея достаточных средств для закупки современной техники, они используют устаревшее оборудование, что приводит к излишним затратам воды, энергии и сырья. Одновременно с перераспределе нием рабочей силы внутри деревни идет процесс оттока трудоспо собных деревенских жителей в города, чему способствует бурный рост мегаполисов КНР в последнее десятилетие. По официальным данным, внутренняя миграция в Китае превысила 221 млн человек.

В последние 3 года поток переселенцев ежегодно увеличивается на 10 млн человек (Лю Идин 2012: 42). Наплыв в города малоквали фицированной сельской рабочей силы позволяет снизить себестои мость производимой продукции и особенно строительных работ, но тормозит внедрение технологических новшеств.

Демографические процессы делают особенно актуальной зада чу максимального наращивания и эффективного использования че ловеческих ресурсов. В 1993 г. центральное правительство КНР приняло «Основную программу реформы и развития образования Китая», в 1995 г. на Всекитайском совещании по вопросам науки и техники обнародовало стратегию «Возрождение страны на базе науки и образования». В этих документах экономическое строи тельство и модернизация страны были поставлены в прямую зави симость от перспектив развития образования. «Мы можем потер петь еще в чем-то другом, можем даже пожертвовать темпами раз О. А. Машкина. Образование как приоритет развития КНР вития, но проблемы образования разрешить необходимо» (Ли Ланьцин 2007: 21).

Приоритетной образовательной целью на ближайшие десятиле тия становится формирование у молодых людей готовности рабо тать в условиях постоянного усложнения производственных задач и стремительного обновления знаний и технологий. В настоящее время практически все китайские дети получают обязательное 9-летнее образование в основной школе. Обучением в средней школе второй ступени (СШВС: 10–12 классы) в 2007 г. было охва чено 66 % молодых людей в возрасте 15–17 лет, из них в общеобра зовательных школах второй ступени обучалось 55,7 %, а в профес сиональных школах – 43,9 %.. Высшее образование также стано вится массовым. Прием в вузы увеличился в 2002–2007 гг. с 15 % до 23 % от числа молодых людей в возрасте 18–22 года (Educational… 2008: 15). Еще до того как началось расширение масштабов высшей школы, в КНР формируется сектор элитного высшего образования.

В 1990-е гг. КНР приступил к созданию университетов мирово го уровня, выдвинув следующие критерии оценки вузов: формиро вание и поддержание научных традиций и школ, следование науч но обоснованной и новаторской концепции развития, привлечение авторитетных ученых, наличие полноценного комплекса передовых научных дисциплин, проведение междисциплинарных и межотрас левых научных исследований (Ли Ланьцин 2007: 191–196). Выше перечисленные положения легли в основу «Генерального плана развития – Программы 211», разработанной с целью «подготовить ся к вызову глобальной технической революции, стимулировать развитие высшего образования, повысить уровень образования и научных исследований вузов» (Ibid.: 198). Китай включил в «Про грамму 211» на период девятой пятилетки (1996–2000 гг.) 100 ве дущих вузов и наметил 602 исследовательских проекта по научным направлениям, ориентированным на XXI в. Создание таких «фор постов» в сфере высшего образования представляется вполне оп равданным. Несмотря на то, что углубление дифференциации вузов по материально-техническому и кадровому обеспечению ведет к элитарности, сосредоточение национальных усилий и капиталов на развитии ограниченного количества вузов и направлений позволяет КНР в сжатые сроки готовить высококвалифицированные кадры, не обходимые для создания экономики высоких технологий. В 1996– 2000 гг. инвестиции в оборудование, развитие библиотек и проведе 200 История и современность 2/ ние научных исследований в приоритетных вузах составили соответ ственно 54 %, 31 % и 72 % от общих капиталовложений во все вузы страны. «Программа 211» структурировала развитие научных дисци плин и направлений, способствуя тем самым небывалому росту комплексного научного потенциала университетов (Ли Ланьцин 2007: 199).

На рубеже XX–XXI вв. произошло слияние мелких китайских вузов. В начале 1990-х гг. численность студентов большинства ву зов составляла 2000–3000 человек. По словам курировавшего в то время сферу образования экс-премьера КНР Ли Ланьцина, вузы представляли собой «общество в миниатюре», имели раздутую громоздкую административно-управленческую структуру (Там же:

96). Укрупнение вузов позволило более рационально использовать материальные ресурсы, педагогический и научный потенциал, со кратить управленческий аппарат, повысить качество образования и эффективность обучения. В Китае появились мегауниверситеты с численностью студентов более 100 тыс. человек. Одновременно с процессом слияния вузов и административно-хозяйственным ре гулированием обновлялись содержание и технологии обучения, создавались новые учебные пособия. В основных образовательных программах предметы по выбору и факультативы составили 20– 30 % от общего объема учебной программы (The 2006 Green… 2006: 253–254). Это позволило уйти от унификации учебного про цесса. В библиотеках 13 ведущих университетов страны собраны свыше 9000 зарубежных пособий, большая часть которых были из даны в Гарварде, Стэнфорде, Массачусетском технологическом ин ституте (Ли Ланьцин 2007: 223). Использование оригинальных за рубежных учебных пособий способствовало развитию собственных научных дисциплин и специальностей, повышению преподаватель ской квалификации, оптимизации через сопоставление и усовер шенствование собственного учебного процесса. В 1990-е гг. откры ваются новые факультеты, начинается освоение новых специально стей – биоинженерия, оптика, вычислительная техника и т. д., раз виваются новые для Китая отрасли общественных наук – социология, менеджмент, политология.

В результате реформы управления вузами к 2007 г. в стране сложилась следующая структура высшего образования. В КНР на считывается 1908 государственных вузов, из них 443 – комплекс ные и многопрофильные университеты, 672 – естественно-научные и технические, остальные – моноспециализированные вузы. Среди О. А. Машкина. Образование как приоритет развития КНР последних преобладают медико-фармацевтические (134), педагоги ческие (169), финансово-экономические (178) вузы. В 740 вузах студенты обучаются по бакалаврским программам, в 1168 вузах го товят специалистов для местной промышленности по краткосроч ным программам профессиональной подготовки. Помимо государ ственных в стране также функционируют 906 негосударственных вузов и 413 вузов для взрослого населения. Китайское руководство в последние годы уделяет большое внимание развитию профобра зования в секторе неакадемического высшего образования.

В 2007 г. обучение в вузах велось по 60 634 специализирован ным программам в рамках 641 направления, из них 430 направле ний и больше половины программ относились к сфере негумани тарных наук (Education… 2008: 21–22, 191). Подготовка в системе высшего образования с 28,3 млн человек в 2007 г. выросла до 32,4 млн в 2009 г. Тот факт, что 52 % учащихся всех типов высших учебных учреждений – сельская молодежь, означает сужение раз рыва в образовательной мобильности сельской и городской моло дежи (The 2008 Green Paper… 2008: 56). По показателям доступно сти высшего образования КНР уверенно приближается к уровню среднеразвитых стран. Согласно прогнозам на 2020 г., при темпах роста системы высшего образования в 3 % прием в вузы увеличит ся до 38 %, а при темпах в 4–5–6 % достигнет соответственно 45 % – 52 % – 61 % (The 2006 Green Paper… 2006: 72, 78–79, 112).

Бурный рост высшей школы позволяет китайским специалистам говорить о том, что Китай в ближайшее десятилетие догонит тех нологически развитые страны по охвату населения высшим образо ванием.

На послевузовской ступени реализуется 22 731 специализиро ванная программа по 533 направлениям. По магистерским и док торским программам обучается соответственно 1,2 млн и 246 тыс.

человек (Сhina… 2010: 753). Примечательно, что почти треть всех обучающихся на послевузовской ступени сосредоточены в вузах и НИИ четырех крупнейших городов центрального подчинения: Пе кине, Тяньцзине, Шанхае и Чуньцине. Более того, 84 % и 69 % от общего числа докторантов и магистрантов обучались в вузах, во шедших в список «Программы 211» (Ли Ланьцин 2007: 199).

С конца ХХ в. в КНР введен в действие «Проект коммерциали зации новейших высокотехнологических разработок вузов». Новая политика ставит целью активизировать сотрудничество между ву зами, предприятиями и научно-исследовательскими учреждениями, 202 История и современность 2/ создать при вузах предприятия новых высоких технологий, уско рить процесс внедрения в производство достижений научных ис следований. В настоящее время китайские вузы превращаются в крупнейшие научно-исследовательские и изобретательские цен тры страны. При ведущих вузах Китая создано свыше 100 научно технических парков с участием иностранного капитала. В вузах сосредоточено 63 % всех ключевых лабораторий и инженерно конструкторских исследовательских центров страны (The Green Paper… 2008: 56). Более 70 % всех грантов, финансируемых Государственным фондом естественных наук, и 50 % государст венных премий КНР в области естественных наук также получают вузы (Ли Ланьцин 2007: 261). Научные труды университетских авторов ежегодно составляют около 80 % от общего числа научных публикаций в Китае (Education… 2008: 649). Китайские вузы вла деют немалой интеллектуальной собственностью: 45 тыс. патента ми (2006 г.) и 50 % всех технических изобретений страны (The Green Paper… 2008: 57). В стенах высшей школы работает свыше 90 % ученых, занимающихся гуманитарными и общественными науками. На их долю приходится 80 % исследовательских резуль татов по общественным наукам (Ibid.). Именно вузы разрабатывают наиболее адекватные текущему моменту стратегии развития китай ского общества.

Китай открыл свою систему образования для иностранных сту дентов и специалистов. Если в 1978 г. лишь 78 китайских универ ситетов имели право принимать иностранных студентов, а числен ность учащихся-иностранцев составляла всего 469 человек, то в 2010 г. 620 вузов страны приняли 265 тыс. студентов из-за рубе жа. В 1989 г. в вузах КНР работали 686 иностранных профессоров и преподавателей, а в 2009 г. их численность превысила 11 000 че ловек. За тот же период численность иностранных ученых в китай ских исследовательских центрах выросла с 2500 до 480 тыс. чело век. В КНР работает 39 лауреатов Нобелевской премии (Сюн Ци нянь 2011). Китай поощряет выезд на учебу в зарубежные вузы своей молодежи и одновременно создает привлекательные условия для возвращения на родину молодых дипломированных специали стов. За последние двадцать лет в КНР вернулись 275 тыс. обучав шихся за рубежом молодых китайцев, практически каждый четвер тый (The 2008 Green Paper… 2008: 201–202). Они везут не только современные знания и мировоззрение, но и новые технологии, формы управления, передовой производственный опыт, которые О. А. Машкина. Образование как приоритет развития КНР внедряют в экономику и науку Китая. Таким образом, в условиях дефицита квалифицированных специалистов Китаю удалось скон центрировать технологически передовые предприятия в местах со средоточения творчески мыслящей научно-технической элиты, поднять уровень благосостояния преподавателей и ученых вузов, отработать схему взаимодействия вузов и научно-технических предприятий, подготовить для них кадры.

С конца прошлого века в программных документах руководства КНР четко сформулирована задача повышения качественных харак теристик нации. В них также заложена установка на формирование научного мировоззрения молодежи, ориентированное на решение острых проблем китайского общества, в частности в сфере охраны окружающей среды. Опыт КНР показал, что ее экономические успе хи во многом обусловлены внедрением новых технологий и иннова ций. Экономические потребности послужили стимулом к развитию среднего и высшего профессионального образования в КНР. Оче видно, что инновации будут развиваться, только если станут выгод ными. Растущие цены на природно-сырьевые ресурсы отодвигают в России на второй план задачу широкого внедрения инноваций, а в КНР, наоборот, делают их жизненно важными.

Литература Ли Ланьцин. 2007. Образование для 1,3 миллиарда (Экс-вице премьер КНР Ли Ланьцин на десятилетней работе реформы и развития китайского образования). Пекин.

Лю Идин. 2012. Главная надежда родителей – это урожай. Китай 3(77): 42–43.

Сюн Цинянь. 2011. Как в КНР реформировали образование. Ведомо сти [сайт]. 4 октября. URL: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1382106/ kak_my_uchilis_uchitsya China Statistical Yearbook 2010. Beijing, 2010.

Educational Statistics Yearbook of China 2007. Beijing, 2008.

Social Population in Transforming Period. Liaoning, 2004.

The 2006 Green Paper on Education in China. Beijing, 2006.

The 2008 Green Paper on Education in China. Beijing, 2008.

РЕЦЕНЗИЯ О. Ю. МИХАЙЛОВА ПОЛЬСКИЙ ДЕСАНТ Доманська, Е. Історія та сучасна гуманітаристика. Ки їв: Ніка-Центр, 2012. – 264 с.

Добрую весть для украинских историков привезла в Киев в конце февраля 2012 г. Эва Доманська, профессор истории Стен фордского университета и Университета им. А. Мицкевича в По знани. По большому («гамбургскому») счету, она озвучила призна ки того, что у истории есть все шансы вернуть себе привилегиро ванные позиции в гуманитаристике, став наукой «про жизнь вместе», рефлексией оснований человеческого общежития в дина мичном и конфликтном мире.

Эти тезисы прозвучали в открытой дискуссии с украинскими историками (Наталией Яковенко, Владимиром Маслийчуком и Владимиром Склокиным) во время презентации книги Доманськой.

В эту книгу (под названием «Історія та сучасна гуманітаристика», то есть «История и современная гуманитаристика») вошло не сколько концептуально связанных статей, отредактированных ав тором специально для издания в Украине. Собственно говоря, пре зентация книги и стала поводом для приезда «пани профессорки»

в Киев.

Как отмечает профессор Наталия Яковенко, польские истори ческие журналы (и в меньшей степени – монографии) были «окном в Европу» для западно-ориентированных украинских историков, тем более что они регулярно поступали в хранилища отечествен ных научных библиотек. Польская историческая наука и сейчас выигрывает в сравнении с украинской, когда речь заходит о теоре тических и методологических аспектах. Стоит ли удивляться это История и современность, № 2, сентябрь 2012 204– О. Ю. Михайлова. Польский десант му, если вспомнить, как советская идеологическая машина после довательно вымывала все теоретические поползновения из провин ций в столицу (а значит, и из Киева – в Москву). Отсутствие инсти туций, которые системно занимались бы методологией истории, за ставляет украинских ученых сверяться хотя бы с опытом ближай ших соседей, взрастивших своих теоретиков истории. Во всяком случае, молодому поколению историков это интересно. Поэтому в последнее время наблюдается большое количество украинских переводов: в частности, классическая работа Э. Хобсбаума и Т. Рейнджера «Изобретение традиции», до сих пор не переведенная на русский язык, есть в украинском переводе. Это же касается и недавно изданной книги Эвы Доманськой.

Перевод и издание этой книги стали возможны благодаря осоз нанию перемен, которые происходят в мировой гуманитаристике в последние десятилетия. За это стоит поблагодарить переводчика, харьковчанина Владимира Склокина. Он также принимал участие в переводе работ польских ученых Войцеха Вжозека и Ежи Тополь ского, сделав все возможное, чтобы донести до соотечественников не только «букву», но и дух исследований западных коллег.

Постмодернизм давно сдал позиции передового отряда фило софии, которым он был на протяжении второй половины ХХ в.

В своей книге Доманська доказывает это на материале противостоя ния двух «историй» – академической и неконвенциальной. Это про тивостояние было актуальным до конца 90-х гг., но сейчас на смену ему грядет нечто новое. Об этом, собственно говоря, и повествует книга.

Эва Доманська благодарит постмодерн за примат субъективиз ма, справедливости и искренности, за протестный и даже левацкий пафос неконвенциальной истории, за утверждение такого понятия, как история будущего, а также новых форм репрезентации прошло го, в частности в эстетике. Но когда-то бунтарские концепты стали классикой, стали конвенциальными. А вот классическая историче ская наука тем временем, напротив, инкорпорировала новые смыс лы и даже методы. А также продемонстрировала неожиданную жизнеспособность! Доманська убеждает: историю рано хоронить.

Главное – не застрять на Фуко (хоть такой вариант, кажется, весьма по душе украинским историкам, и не только украинским!).

206 История и современность 2/ В попытке очертить перспективные тенденции она подчеркива ет: эти тренды уже нельзя считать сугубо историческими – скорее, общегуманитарными. Западная гуманитаристика давно представля ет собой не комплекс дисциплин, а набор подходов (структурализм, деконструктивизм, психоанализ, гендерные подходы и т. д.), кото рые могут быть применены для интерпретации любого, в том числе и исторического материала. Воспитанная в западной историогра фической традиции Эва Доманська привычно и буднично исполь зует в своей книге разнообразные подходы, чтобы проиллюстриро вать, как благодаря им история выходит за собственные границы.

Но чем дальше, тем чаще трансдисциплинарным мостиком стано вятся уже не подходы и методы, а проблемы, отмечает автор. При этом «проблемы, вокруг которых идут современные гуманитарные дискуссии, демонстрируют высокий уровень комплиментарности относительно проблем, которые исследуются в точных науках»

(с. 202, перевод мой. – О. М.).

Дело в том, что острие конфликта, а значит, перспектива разви тия гуманитаристики (а вместе с тем и истории) переместилась в новую плоскость. Этот сдвиг порой фиксируют как парадигматиче скую прогалину. И Эва Доманська предлагает собственное видение того, чем эта прогалина заполняется: «Все чаще критике подлежит нарциссичный человеческий субъект и его привилегированная по зиция в мире, и все чаще речь идет не столько про культурную или социальную человеческую общность, но про видовую общность, про коллективы людей и не-людей, про отношения между ними и про проблемы идентичности… Не-людь стал парадигматической проблемой современности, а также символом будущего, а ради кальные направления сигнализируют о выделении неантропоцен трической гуманитаристики» (с. 16–17).

Термины «постгуманитаристика» или «неантропоцентризм»

звучат довольно радикально, но наполнены ли они по-настоящему радикально новым смыслом? Новые смыслы требуют новых имен, а не фиксации отрицания (в частности, приставками типа «пост-»

или «не-»). Впрочем, это дело теоретиков, а Доманська досадует:


«Никто не учил нас, студентов истории, как строить теории!»

(с. 203). С украинскими реалиями это весьма и весьма созвучно!

О. Ю. Михайлова. Польский десант Как последовательный историк (и даже хронист) польская ис следовательница фиксирует смену исторического фронтира, добро совестно указывает: вместо интерпретационно-конструктивист ской пришло время неантропоцентрической парадигмы, вместо лингвистического поворота следует обсуждать когнитивный пово рот и возвращение вещей, а общий негативизм эпохи постмодерна сменяет позитивность через утверждение связностей и надежд, во площенных в новые формы утопий.

Конечно, эти переходы происходят не анонимно и безлично, но – всегда – как пристрастный индивидуальный опыт ученого. Без этого опыта, вероятно, и книга Доманськой не состоялась бы. Ав тор, рискуя позитивистским имиджем ученого, предлагает осмыс лять гуманитарную проблематику как экзистенциальную. Лучшим аргументом в пользу этого служит живой, искренний, эмоциональ ный стиль ее повествования. Как автор, она демонстрирует примат ценностей над конвенциями, субъективизма над объективизмом – все доблести неконвенциальной истории, описанные ею же самою в книге. И, конечно, бунтарский и независимый характер достой ной ученицы Хейдена Уайта.

IN MEMORIAM ПРОФЕССОР ЛЕВ ОСКАРОВИЧ КАРПАЧЕВСКИЙ (1931–2012) Доктор биологических наук, лауре ат Государственной премии РФ и пре мии имени В. Р. Вильямса, премии обще ства «Знание» за популяризацию науки, заслуженный научный сотрудник Мос ковского государственного университета имени М. В. Ломоносова, член редкол легий научных журналов «История и современность», «Лесоведение», «Поч воведение», «Грунтознавство» (Украи на), «Экология и ноосферология».

26 октября 2012 г. умер член редсовета журнала «История и со временность», член Научного совета по проблемам социоестест венной истории, один из самых известных почвоведов России XX– ХХI вв., профессор, ученый, энциклопедист, поэт, автор более 300 печатных работ, среди которых статьи, учебники и монографии по лесному, молекулярному, мелиоративному, экологическому, ис торическому почвоведению, популярные издания о почвах и поч воведении, философские труды о закономерностях развития био сферы, о месте и роли почв в развитии человеческого общества и цивилизации.

Смерть Льва Оскаровича Карпачевского затронула каждого, кто был с ним знаком, потому что для каждого – студента, аспи ранта, докторанта, рядового сотрудника или известного мэтра, со искателя и пр. – у него всегда были в запасе доброе слово, совет, готовность помочь, находилось время для беседы, рецензии, отзы История и современность, № 2, сентябрь 2012 208– In memoriam ва, для выступления в поддержку. При этом ему были присущи все гда нестандартный подход, взгляд в самую суть проблемы и чело века, умение найти в работе то идейное зерно, которое и сам иссле дователь подчас не до конца понимает. Профессор Л. О. Карпачев ский подразделял идеи, с которыми встречался, на «абсолютно но вые, идеи, сформулированные в других науках и критически перенесенные в почвоведение, идеи-фотографии, развивающие уже высказанные гипотезы, и псевдоидеи, представляющие собой лишь перефразировку старых идей» (Л. О. Карпачевский. «Записки поч воведа». Майкоп, 2007. С. 255). И всегда он находил и курировал все новое, интересное, необычное, даже если это новое не вписыва лось в общепринятые парадигмы. В результате Лев Оскарович был самым популярным среди профессоров-почвоведов научным руко водителем дипломных, кандидатских и докторских диссертаций.

Он довел до защиты более 50 диссертаций, и несть числа тем, кото рые он идейно направил, поддержал, вдохновил. И моя докторская работа – среди последних. И при этом – потрясающая скромность ученого: если статья написана не им лично, то и соавтором его стать не уговоришь. И именно Лев Оскарович стоял у истоков или был негласным соавтором таких возмущающих спокойное течение науки направлений, как «Экологическое почвоведение», «Педогу мусовая теория», «Молекулярное почвоведение», «Почвенные на нотехнологии», «Цивилизационное почвоведение», «Геосферные функции почв», «Биогеохимия лигнина в почвах» и т. д. Именно Л. О. Карпачевскому принадлежат идеи «роста почвы вверх», мозаичности биогеоценоза, компартментации. Легкий на подъем, с 17 лет он проводил все полевые сезоны в экспедициях, любил участвовать в конференциях, считая их уникальной и необходимой для успешной деятельности площадкой неформального профессио нального общения ученых. Много лет Лев Оскарович вдохновлял и организовывал пущинскую школу молодых почвоведов «Эколо гия и почвы», курировал почвенную часть академического проекта «Культурное и природное наследие России», всячески способство вал развитию направления социоестественной истории, постоянно осмысливал историю своей страны и свое место в ней. Он считал себя, современника ХХ в., родившегося в 30-е гг., обладателем вы игрышного билета, потому что дожил до новых идей, нового вре мени, новых явлений XXI в.

210 История и современность 2/ Интеллигентный, тактичный, обаятельный, честный, любящий жизнь – с ним было легко и интересно общаться, от его книг не возможно оторваться, его стихи просятся в цитаты. И в своей «Сте не плача», посвященной ушедшим коллегам, он оставил последний сонет «10. Астральные тела» как будто для себя:

В пространстве околоземном астральные тела… Потом они влетают в дом из камня и стекла.

И извещают нас они, что бренен человек, что тихо тают наши дни, как прошлогодний снег.

Из галактических глубин астральные тела нам говорят: конец один, свеча сгорит дотла, что траектория мяча печально коротка… Пока горит еще свеча, мы выпьем коньяка за тех, кто скинул груз забот, и тех, кто после нас нас добрым словом помянет и выпьет в добрый час.

(Л. О. Карпачевский. Стихи. 1997.) Н. О. Ковалева, доктор биологических наук Contents and Abstracts Contents and Abstracts Theory Leonid E. Grinin. Reconfiguration of the world and the coming epoch of new coali tions (possible scenarios of the nearest future) (pp. 3–27).

The author analyzes the conditions of the possible world-system’s transformations and the probability of different global scenarios of its nearest future;

he characters the coming “epoch of new coalitions”, makes some futurological forecasts. Among the problems in the articles there are the following: what does economic weakening of the USA as the World System’s core mean;

will be there a leader of the next World System;

will the global management deficit appear and will the world fragmentation aggravate?

Keywords: Arab Spring, revolution, the World System, the World-System leader, the Chinese model, sovereignty transformation, the epoch of new coalitions.


Lev O. Karpachevski. Aesthetics of anthroposphere and biosphere (рp. 28–34).

In social-natural history, which encompasses the processes of social and natural de velopment, unexpected problems and parallels appear. Is aesthetic perception of the environment the feature of the man only or of the wild animals too?

Keywords: anthroposphere, biosphere, social-natural history, aesthetics.

Eduard S. Kulpin. On on the issue of compatibility of units for measuring time in nature and society (рp. 35–46).

The problem of time is one of the key issues in science. It is actively discussed by researchers working in the field of social-natural history. The most important works belong to V. Klimenko, V. Pantin, V. Lapkin, V. Golubev. The study of interaction be tween nature and society is impossible without the establishment of units of space and time. If the first is clear from the outset: it is geographic space related to the natural or man-made topography, landscape, soils and flora, then units of time has not such clarity.

Keywords: social-natural history, demographic change of generations, cyclical.

Yuri V. Oleynikov. The destiny of infantile society (рp. 47–74).

The article gives the retrospective of the existent views on and the analysis of the main conceptions which suggest the reasons and signs of the decline of the certain type of immature (infantile) social organisms.

Keywords: society, socium, man, mature society, mature man, infantile man, evolu tion, development, regress, humanity.

History of societies and civilizations Anton I. Kogan. Once more on the Mongol conquests and Mongol supremacy in Kashmir (рp. 75–92).

The period of Mongol domination in Kashmir was so far disregarded by scholars and for this reason is still insufficiently studied. In the present article an attempt to fill up this gap is made. Employing historical evidence found in Mongolian, Muslim, Chinese, Tibetan and indigenous Kashmiri sources the author analyses the conse quences Mongol supremacy had for the kingdom of Kashmir. The main conclusion drawn in the article is that the Mongol conquest catalyzed the processes of radical cultural change in the Vale of Kashmir, which transformed the Kashmiri state from a Hindu into a Muslim one.

212 История и современность 2/ Keywords: Mongol invasions, history of Central Asia, history of Kashmir, history of India, Ilkhanate, Chagatai Khanate.

Vladimir I. Pantin. Russia between the West and the East (рр. 93–112).

In this article the historical role of Russia is considered in terms of social and natu ral history and civilizational approach. The main idea is that Russia is between the West and the East not only from geographical point of view, but from social, political and cultural point of view, too. This important fact determines position of Russia as interme diate, interstitial civilization. It is shown that many special characteristics of Russia’s development are related to this intermediate position. These special characteristics in clude, for example, difficult unsteady relations of Russia with Western and Eastern countries, its particular role in the World System and many internal social and cultural cleavages in Russian society. The article offers data of many polls concerning Russia’s position in the modern world. These data demonstrate that the majority of Russian peo ple consider their country as particular Eurasian state which has many differences in comparison with Western countries.

Keywords: historical role, world system, intermediate civilization, system of val ues, social and cultural cleavages, Russian mass consciousness.

Anatoliy M. Khazanov. East Timor: the long way to independence (рр. 113–129).

The role of extra-regional powers in attempt to substitute the destiny of East Timor is significant. This attempt stipulated the colonial period. In 1974 Portugal adopted the East Timor’s right to self-determination. This sort of adoption was justified by the civil war. On December 7, 1975 the Indonesian troops landed in East Timor and in July East Timor was formally integrated as the province of Indonesia. The Indonesian Ac tions in East Timor were classified as manifestation of aggression and genocide. Portu gal appealed to the United Nations Security Council. The East Timor problem caused serious difficulties in international relations in Southeast Asia.

Keywords: Portugal, Indonesia, East Timor, civil war, aggression, genocide, United Nations, independence, FRETILIN.

Nature and society Vladimir V. Klimenko, Vladimir V. Matskovsky, Lyudmila Yu. Pakhomova.

Oscilation of the high latitudes’ climate and opening of North-Eastern Europe in the Middle ages (рр. 130–163).

In the present paper an attempt is made to develop a new comparative chronology of climatic and historical events in North-Eastern Europe in the 8th – 17th centuries.

In the first part a climatic chronology is elaborated, based on various climatic proxies, i.e. on dendrochronological, palynological, and historical data. It reflects the climatic history of the study region during the last two millennia, and is used for developing a comparative chronology of climatic and historical events, presented in the second part of the paper. Several versions of climatic reconstruction are given, and, after a number of verification procedures, the most relevant one is recommended. A comparison of reconstruction of mean decadal values of annual temperature in North-Eastern Europe with regional and hemispheric reconstructions shows that major climatic events to a certain extent affected both the whole Northern Hemisphere and its particular regions.

However, less significant climatic changes on the regional level may differ considerably Contents and Abstracts from the general climatic picture of the hemisphere. The developed chronology possesses much greater variability than other reconstructions. This fact has two reasons, the first being the effect of Arctic amplification, and the second is the comparatively small study area, where climatic changes are usually synchronic for the whole territory, and consequently do not cancel out each other during averaging.

Keywords: climate, North-Eastern Europe, socio-natural history.

Lyudmila P. Mironova. Social and environmental problems of natural zones in South-Eastern Crimea (рр. 164–177).

Data on the negative human impact on natural systems and cultural-historical val ues in South-Eastern Crimea are given. The need of conservation of the recreational resources as well as the ways to use them for the stable development of the region are shown.

Keywords: environmental situation (ecologycal status), biodiversity, natural sys tems, landscapes, human impact, recreational potential, state development, eco-touгism.

On the edge of centuries Vladimir S. Golubev. Quality criterion of scientific publications (рр. 178–182).

The purpose of the present article is to state and to discuss the problem of assessing the quality of scientific publications. Citation index is not a proper solution for the prob lem. A certain index is proposed to define the quality of a paper. For determination of this index the priority of a scientific research, completeness of solution of the problem posed etc. are very important. Defining priority fields of science is an important and necessary component of science management.

Keywords: quality, management, priority, citation index.

Elena I. Grigoryeva. On the quantitative and qualitative assessment of a scientist’s (рр. 183–188).

The article considers the issue of assessing the quality of a scientist’s activity.

The problems of using the citation index, its objectivity are represented. Besides, the discourse on the role of the Internet in scientific work and the need of publication in the network are given. The author touches upon the issue of creating Internet resources with self-regulation of the publications’ prestige value.

Keywords: assessing of a scientific publication, citation index, Internet resource.

The link of times Igor Yu. Avdakov. The peculiarities of the innovative Japanese transport develop ment strategy (рр. 189–196).

In line with the strategy of scientific and technological development the priorities of innovative transportation development in Japan were arranged so that the priority acquired rail, road and sea transport. Since opening in 1964 the world’s first ultra-high speed railway Tokaido Japan has laid a good foundation for the development of passen ger rail transport. As a result, in 1970 the Law on the national development of high speed Shinkansen lines was published, whereby the total length of the network was to reach 7,000 km. However, unlike the Tokaido Shinkansen, Shinkansen other lines that serve less populated areas were unprofitable. Therefore, construction of new high tech nology high-speed lines has slowed dramatically by the end of the twentieth century.

214 История и современность 2/ Keywords: transport in Japan, innovations in transport, Japanese transport devel opment strategy, development of Shinkansen.

Olga A. Mashkina. Education as the priority of the PRC social economic develop ment (рр. 197–203).

This paper analyzes the problems of human capital formation in terms of creating the basic conditions for turning to the innovative development model of China. Training for the professionals and labor force is considered in correlation with the social-natural features of these countries.

Keywords: priorities of socio-economic development, demographics, secondary and higher professional education.

Review O. Mikhaylova. The Polish landing force. Domanska E. History and the modern Humanities. Kiev: Nika-Centre, 2012. – 264 p. (pр. 204–207).

In memoriam Professor Lev Oskarovich Karpachevski (1931–2012) (рp. 208–210).

Contents and Abstracts (pр. 211–214) НАШИ АВТОРЫ Авдаков Игорь Юрьевич – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Голубев Владимир Степанович – доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Института энергетической стратегии РАН.

Гринин Леонид Ефимович – доктор философских наук, ведущий на учный сотрудник Института востоковедения РАН, заместитель руководите ля Евро-азиатского центра мегаистории и глобального прогнозирования.

Григорьева Елена Ивановна – ведущий инженер Института социо логии РАН.

Карпачевский Лев Оскарович – доктор биологических наук, про фессор, заведующий кафедрой МГУ.

Клименко Владимир Викторович – член-корреспондент РАН, про фессор, заведующий лабораторией Московского энергетического инсти тута (университета).

Коган Антон Ильич – кандидат филологических наук, старший на учный сотрудник Института востоковедения РАН.

Кульпин Эдуард Сальманович – кандидат экономических наук, док тор философских наук, профессор кафедры истории, главный научный со трудник Института социологии и Института востоковедения РАН, заве дующий кафедрой истории МФТИ.

Машкина Ольга Анатольевна – кандидат педагогических наук, за меститель декана факультета педагогики МГУ имени М. В. Ломоносова.

Мацковский Владимир Владимирович – кандидат географических наук, научный сотрудник Института географии РАН.

Миронова Людмила Петровна – кандидат биологических наук, за ведующая лабораторией Карадагского природного заповедника Нацио нальной академии наук Украины.

Олейников Юрий Васильевич – доктор философских наук, веду щий научный сотрудник Института философии РАН.

Пантин Владимир Игоревич – кандидат химических наук, кандидат политических наук, доктор философских наук, заведующий отделом ИМЭМО РАН.

Пахомова Людмила Юрьевна – кандидат исторических наук, стар ший эксперт-аналитик ЗАО «Институт энергетической стратегии».

Хазанов Анатолий Михайлович – доктор исторических наук, ака демик РАЕН, профессор.

Уважаемые подписчики!

Обо всех проблемах, связанных с подпиской и получением журнала, просим сообщать нам по адресу: 400059, г. Волгоград, а/я 114. Тел.: (8442) 42-04-08, 42-24-79, издательство «Учитель»

(журнал «История и современность»). Мы постараемся помочь вам.

«История и современность».

№ 2(16), 2012. – 216 с.

Ответственная за выпуск Е. В. Еманова Художники Ю. Э. Кульпина, М. В. Николаев Технический редактор Е. А. Никифорова Корректоры И. Г. Гергель, Н. В. Самсонова Верстка Е. Ф. Прыгуновой Свидетельство о регистрации № 045924 от 09.03. © Издательство «Учитель»

400059, г. Волгоград, а/я 114.

Тел.: (8442) 42-04-08.

E-mail: peruch@mail.ru Подписано в печать 15.010.12. Формат 6084/16.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 12,55.

Тираж 1000 экз. Заказ №.

Диапозитивы предоставлены издательством.

Отпечатано с оригинал-макета в ОАО «Калачевская типография».

404507, Волгоградская обл., г. Калач-на-Дону, ул. Кравченко, 7.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.