авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«МАТЕМАТИЧЕСКИ МЕТОДЫ If И ЭВМ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ Комиссия по ...»

-- [ Страница 4 ] --

Фактически степень концентрации стачечного движения рабочих в городах России в течение всего предвоенного периода была д а ж е большей, чем показывают эти цифры, так как исключительная интенсивность стачек наблюдалась в ряде городских центров с населением свыше 200 тыс.

чел. — Петербурге, Риге, Москве, Харькове и нескольких других крупных городах. Все они отличались от других крупных городов с населением свыше 200 тыс. чел. особенно большой концентрацией в них активного слоя промышленных рабочих, социальный характер которых можно отличить с помощью двух других статистически значимых показателей в нашем анализе относительной интенсивности рабочих волнений за эти годы.

2. Средний уровень заработной платы. Вторым основным фактором, который показался статистически значимым в наших окончательных регрессионных моделях, является уровень зарплаты: чем он выше, тем интенсивнее стачечные действия. В наших уравнениях регрессии для периода 1905—1907 гг. зависимость между этим фактором и отно­ сительной интенсивностью стачечных действий оказалась сильнее, чем зависимость, наблюдавшаяся для предвоен­ ного периода, но это объясняется частично двумя другими факторами, оба из которых отражают статистические смещения. Первый из них состоит в том, что в наших оконча­ тельных регрессионных моделях для 1907 г. не принимается во внимание относительная концентрация рабочих в крупных и небольших городах с населением менее 200 тыс. чел., которые играли важную роль в рабочем движении 1905— 1906. гг. и отличались более высоким средним уровнем зарплаты от рабочих сельских районов России. Во-вторых, более высокий уровень зарплаты был характерен для рабочих Царства Польского, которые в большей степени оказались вовлечены в рабочее движение в 1905—1907 гг., чем в предвоенные годы. Если мы исключим оба эти фактора, то значимость уровня оплаты труда в объяснении относитель­ ной интенсивности стачек в 1906—1907 гг. и в предвоенный период становится вполне сравнимой. Однако, в 1905 г.

даже после исключения из нашего рассмотрения рабочих Царства Польского, а также применения регрессии для исключения влияния непропорционально большой кон­ центрации более высоко оплачиваемых рабочих в крупных и небольших городах с населением менее 200 тыс. человек, зависимость между уровнем зарплаты и относительной интенсивностью стачечных действий по-прежнему составляет около 16%. Сила этой зависимости еще раз напоминает нам о том, что в городах России в 1905 г. рабочие, получав­ шие более высокую зарплату, первыми и прежде всего втягивались в волну рабочих волнений и, особенно следует подчеркнуть, — в политические стачки.

3. Размер предприятия. Последним и наиболее характер­ ным фактором, который выявился в нашем статистическом анализе относительной интенсивности стачек во время предвоенного периода, является размер предприятия, т. е.

доля рабочей силы в различных отраслях промышленности, которая была занята на предприятиях с числом рабочих 500 — 1 тыс. и особенно свыше 1 тыс. чел. В уравнении регрессии, построенном для данных 1912 г., эти два показа­ теля концентрации на крупных предприятиях объяснили примерно 5,6% изменений в относительной интенсивности стачечных действий, но затем их значимость снизилась до 5,2% в 1913 г. и 3,4% в 1914 г. (снова исключая Ц а р ­ ство Польское из расчетов для 1914 г. ).

Э т о, как нам представляется, новое явление, отмечаемое лишь в предвоенном периоде. П о крайней мере, в годы первой русской революции мы не обнаруживали сколько-ни­ будь значимой зависимости между этими двумя показате­ лями.

К этому наблюдению мы еще вернемся. Н о прежде мы должны принять во внимание еще один результат, который следует из нашего анализа относительной интенсивности стачек в предвоенный период и который дает еще более резкий и яркий контраст с результатами, полученными при анализе объективных факторов, л е ж а в ш и х в основе стачек в 1905—1907 гг. Он состоит в том, что для всего предвоенного периода характерны существенные взаимодей­ ствия второго и третьего порядков между всеми тремя основными факторами, вскрытыми в нашем статистическом анализе, т. е. между показателями доли рабочих, занятых в столице и других городских центрах с населением свыше 200 000 человек, показателями степени их концентрации на крупных предприятиях и показателем их средней зарплаты*. В эти годы доля изменений в интенсивности стачек, объясняемая этими тремя факторами, существенно возрастает, когда мы исследуем их влияние в сочетании, т. е. рассматриваем относительную интенсивность стачек в тех отраслях промышленности, в которых занята большая часть рабочих, имеющих высокие уровни зарплаты, а также сконцентрированных на крупных предприятиях и в крупных городских центрах (а не просто суммируем значение каждой переменной). Различия результатов, полученных в наших окончательных регрессионных уравнениях до и после учета взаимодействий второго и третьего порядков между показателями, которые мы использовали, отражены в итого­ вой таблице (табл. 1).

Как показывает табл. 1, рассматриваемые нами три фактора объясняют после учета взаимодействия второго и третьего порядков примерно /з вариаций в относитель­ ной интенсивности стачек в 1914 г.

С р а з у ж е отметим, что никаких сравнимых взаимо­ действий не наблюдалось между этими тремя основными факторами при анализе интенсивности рабочих волнений во время первой русской революции '.

Эти результаты ясно указывают, что несмотря на то, что между 1912 г. и началом войны 1914 г. волна рабочих волнений все шире распространялась в различных отраслях промышленности и районах России (по данным о стачках, приводимым фабричной инспекцией), относительная интен­ сивность стачечных действий среди более активных слоев промышленных рабочих, нарастала еще быстрее, чем среди других категорий рабочих.

* Здесь и далее речь идет о варианте регрессионного анализа, учитывающем «взаимодействия 2-го и 3-го порядка», когда в управление регрес­ сии вводятся не только независимые переменные, но и их сочетания (парные и тройные). Так, учет взаимодействий 2-го порядка позволяет рассматривать зависимость показателя интенсивности стачечной борьбы в тех отраслях, где были выше и уровень зарплаты, и уровень концентра­ ции рабочей силы. — Ред.

Таблица Статистическая значимость окончательных регрессий для предвоенного периода до и после учета взаимодействия второго и третьего порядка между показателями городской концентрации, среднего уровня оплаты и степени концентрации на крупных предприятиях * П о с л е учета взаимодей­ П о с л е учета взаимодей­ Д о учета Год ствий второго порядка ствий третьего порядка взаимодействий Я =. /? =.426 R =. 1912 2 (F = 33.32) [F=30.57) (F = 43.84) /? =. /? =. 1913 R =.314 (F = 28.50) (F = 23.93) {F=24.16) R =. R =. 1914 Я =.497 2 (F = 43.64) (F = 40.13) (F = 62.29) * Данные о стачках на территории Ц а р с т в а П о л ь с к о г о исключены.

R — квадрат коэффициента множественной корреляции, показывающий долю вариации результирующего показателя, объясненную с помощью рассматри­ ваемых переменных;

F — значения F — статистики, используемой для проверки гипотезы о том, что ни одна из о б ъ я с н я ю щ и х переменных не связана линейно с результи­ рующей. • Интерес, который представляют эти результаты, заклю­ чается, в частности, в том, что они дают возможность для более обстоятельной статистической интерпретации явлений исключительной концентрации рабочих стачек в предвоенный период, которые были замечены еще в то время В. И. Лениным и некоторыми его современниками *.

Первое из этих явлений — высочайшая степень кон­ центрации стачек в столице. В 1912 г. рабочие Петербург­ ской губ. (на долю которых приходилось в то время менее 9% рабочих, находившихся под юрисдикцией фабричной инспекции) составили 4 0 % от общего числа зарегистриро­ ванных стачечников, в 1913 г. — 3 9, 9 %. В 1914 г. за период с января по июль доля петербургских рабочих в общем числе стачечников, учтенных за эти семь месяцев фабричной инспекцией (включая и данные о стачках в Царстве Польском), поднялась до 5 4, 3 %.

Несмотря на значительную роль, которую петербургские рабочие играли в развитии первой русской революции, д а ж е в 1905 г. мы не наблюдали сравнимой интенсивности рабочих выступлений в Петербургской губернии. В том году * См. об этом: Крузе Э. Э. В. И. Ленин о статистике стачек в России. — В кн.: В. И. Ленин и проблемы истории. Л., 1970, с. 187—228. — Ред.

рабочие столичной губернии (на их долю приходилось 9, 3 % промышленных рабочих, находившихся в ведении фабричной инспекции) составили не более 2 2 % от общего числа стачечников, зарегистрированных по стране в целом, а в 1906 г. — 16,3%. В 1907 г., когда рабочие столицы вели упорные арьергардные бои, в то время как борьба рабочих большей части страны у ж е ослабла под ударами жестоких репрессий и растущего экономического спада — здесь отмечается сходная с предвоенным периодом степень концентрации стачечного движения. Рабочие Петербургской губернии составили в этом году 3 7, 8 % от общего числа стачечников, учтенных фабричной инспекцией.

Е щ е более специфическое явление представляют собой стачки рабочих металлообрабатывающей промышленности в предвоенный период. В 1912 г. рабочие этой промышленной группы (чуть менее 16% от общего числа рабочих, учиты­ вавшихся фабричной инспекцией) дали 5 1 % стачечников во всех промышленных группах. В 1913 г. эта цифра поднялась до 5 3 %, в 1914 г. — до 5 6 %.

В 1905 г. рабочие металлообрабатывающей промышлен­ н о с т и — 17,6% от общего числа рабочих, находившихся в ведении фабричной инспекции, — составили около 28,2% стачечников. И х доля в общем числе зарегистри­ рованных официальной статистикой стачечников достигла в 1906 г. — 2 6, 2 % и в 1907 г. — 2 6, 0 %.

Третье наиболее характерное явление — особая роль в стачечном движении предвоенного периода рабочих металлообрабатывающей промышленности Петербургской губернии. Составляя в 1912 г. лишь 2,5% рабочих, учиты­ вавшихся фабричной инспекцией, они дали около 2 0 % от общего числа стачечников, зарегистрированных в этом году по стране в целом, в 1913 г. — 2 5, 5 %. В 1914 г. (без Ц а р с т в а Польского) рабочие-металлисты столичной губер­ нии насчитывали 4, 1 % от общего числа рабочих в стране, но число стачечников среди них возросло до 3 2, 6 % !

В 1905—1907 гг., несмотря на ведущую роль рабочих металлистов Петербурга в развитии рабочего движения в столице и в стране в целом, их доля в общем числе стачечников была неизмеримо ниже. В 1905 г. рабочие металлисты Петербургской губ., насчитывавшие 2,8% от общего числа рабочих, находившихся в ведении фабричной инспекции, составили около 9,8% стачечников;

в 1906 г. — 5 % ;

в 1907 г. — 12,6%.

Эти три хорошо известных факта дают предельно яркие иллюстрации зависимости между относительной интенсивностью рабочих стачек в предвоенный период и тремя основными объективными факторами, представлен­ ными в нашем анализе, особенно при учете взаимодей­ ствий между ними. Причем специальное внимание обратим, на тот факт, что рабочие, занятые в металлообрабатывающей промышленности страны в целом и рабочие-металлисты столицы получали гораздо более высокую заработную плату, они были в значительно большей степени сконцентрированы в крупных городских центрах с населением свыше 200 тыс.

чел., а также на крупных предприятиях с числом рабочих свыше 500.

Обратимся к соответствующим показателям:

1) 9 8 % рабочих-металлистов Петербургской губ. были сосредоточены в столице. М е ж д у тем только 25,7% всех рабочих, находившихся в ведении фабричной инспекции, были сконцентрированы в городах с населением свыше 200 тыс. чел.

2) Средняя зарплата, получаемая столичными рабочими металлистами, составляла 519 руб. в год. Зарплата всех других рабочих, находившихся под юрисдикцией инспекции, равнялась в среднем" 225 руб. в год.

3) 7 3 % рабочих-металлистов Петербурга были скон­ центрированы на предприятиях с числом рабочих свыше 500. Д л я всех других рабочих, находившихся в ведении фабричной инспекции, этот показатель составлял 5 3, 3 %.

М ы указывали у ж е, что сильная зависимость между относительной интенсивностью стачечного движения и сте­ пенью концентрации рабочих в крупных городах с населе­ нием свыше 200 тыс. чел. фактически отражает в основном исключительные уровни интенсивности стачек, наблюдаемые в тех губерниях, где были расположены такие промышленные центры, как Петербург, Рига, М о с к в а и некоторые другие.

К этому следует добавить следующее.

Очень высокие показатели интенсивности стачек, которые мы наблюдали в этих особо крупных городских центрах, объяснялись наличием в них тех отраслей промышленности, где были заняты наиболее активные слои фабрично-завод­ ских рабочих. Это настолько очевидно, что вряд ли требует дополнительных доказательств. Характерно, что роль активных слоев промышленных рабочих сказывалась и вне крупных городских центров, хотя и в меньшей степени.

Вместе с тем губернии с крупными городскими центрами отличались также исключительно высокой и притом растущей интенсивностью стачек рабочих и в других отраслях промыш­ ленности. Это было результатом влияния, которое оказывали рабочие-металлисты и другие отряды а к т и в н ы х рабочих на менее активные слои фабрично-заводских рабочих, находившихся с ними по соседству предприятий.

Способность более активных слоев промышленных рабочих — особенно когда они сосредоточены в большом числе в крупных городских центрах — в т я г и в а т ь другие слои рабочих в стачечную борьбу, в ч а с т н о с т и, в поли­ тические стачки, иллюстрируется в пределах самого Петербурга ярким примером рабочих машиностроительных и приборостроительных заводов В ы б о р г с к о г о района, вовле­ кавших в политические стачки и д е м о н с т р а ц и и менее квалифицированных рабочих, в основном ж е н щ и н, занятых на близлежащих хлопчатобумажных предприятиях. В ре­ зультате эти рабочие демонстрировали к в е с н е 1914 г. более высокий средний уровень интенсивности с т а ч е к, чем д а ж е рабочие-металлисты вне Выборгского р а й о н а Петербурга.

Получить более конкретное представление о влиянии относительной концентрации рабочих-металлистов в крупных городских центрах на стачечную активность р а б о ч и х в других отраслях промышленности, позволяет сравнительно простое статистическое исследование. О н о п р е д п о л а г а е т отдельное сравнение зависимости между уровнями интенсивности стачек рабочих во всех промышленных г р у п п а х, кроме металлообрабатывающей промышленности, с одной стороны, и долей как рабочих-неметадлистов, так и рабочих-метал­ листов, сконцентрированных в крупных городских цен­ т р а х, — с другой (табл. 2 ).

Чтобы подвести итог результатам р а с с м о т р е н и я взаимо­ действий второго порядка, заметим, что к 1914 г. доля Таблица Результаты регрессии между интенсивностью стачек рабочих-неметаллистов и концентрацией как рабочих-неметаллистов, так и рабочих-металлистов в крупных городских центрах (свыше 200 тыс. чел.) После учета взаимодействия второго До учета порядка с долей рабочих-металлистов Год взаимодействия в крупных городских центрах 1912 Я =.215 Я =. 2 (F-71.09) ( = = 67.73) /• 1913 Я =.174 Л =. 2 (F = 56.68) (F= 55.78) 1914 Л =.229 Я =. 2 (F-89.9) ( f = 65.9) рабочих-металлистов, а также рабочих-неметаллистов, скон­ центрированных в крупных городских центрах, объясняла 2 3 % изменений в интенсивности стачек среди рабочих неметаллистов, когда мы просто рассматриваем суммарное влияние этих двух независимых переменных. После учета взаимодействия второго порядка между этими независимыми переменными параметр г объясняет уже около 3 8 % изменений в интенсивности стачек среди рабочих, занятых во всех других отраслях российской промышленности.

Эти взаимодействия настолько сильны, что требуют еще одного замечания: спад в параметре г, наблюдаемый в 1913 г., и необычный подъем, зафиксированный в 1914 г., соответствуют изменениям в течение этих лет в доле политических стачек по сравнению с экономическими среди рабочих, занятых в других отраслях промышленности. Этот факт сам по себе предполагает, что влияние, которое рабочие-металлисты оказывали в крупных городских центрах на рабочих предприятий других отраслей промышленности, находившихся по соседству с ними, сказывалось, прежде всего и в наибольшей степени, на относительной интенсив­ ности не столько экономических, сколько политических ста­ чек, в которые втягивались эти рабочие, особенно накануне войны.

II. А Н А Л И З Р А З Л И Ч Н Ы Х К А Т Е Г О Р И Й С Т А Ч Е К В 1912—1914 гг.

Отчеты фабричных инспекторов не дают нам данных для столь же подробного разбора относительной нтенсив ности различных категорий стачек, т. е. для распределения числа стачек (и стачечников) по причинам выступлений.

Они содержат только общие сведения о числе стачек и стачечников, о количестве дней, потерянных в резуль­ тате стачек, а также о результатах этих стачек, распре­ деленных по причинам, для каждой из двенадцати рас­ сматриваемых нами промышленных групп, но без группи­ ровки этих сведений по губерниям. Имеющиеся данные позволяют нам применить лишь парные корреляции между относительными интенсивностями различных категорий стачек, их средней продолжительностью и результатом, а также объективными показателями, использовавшимися в нашем анализе ранее. К их числу мы добавили еще три п о к а з а т е л я : 1) процент грамотных рабочих в каждой из рассматриваемых нами отраслевых групп, 2) доля рабочих, семьи которых владели землей, 3) доля тех из них, кто продолжал заниматься сельским хозяйством на основе неполной занятости.

Показатели парных корреляций между причинами, продолжительностью и результатами стачек, с одной стороны, и объективными факторами, характеризовавшими рабочую силу, занятую в двенадцати промышленных груп­ пах, — с другой, безусловно гораздо менее надежны стати­ стически, чем результаты, полученные в нашем более общем анализе стачечных действий. Это объясняется не только значительно меньшим числом сравниваемых случаев, но и невозможностью применить множественные регрессии для установления взаимодействий между рассматриваемыми нами объективными факторами.

В материалах фабричной инспекции стачки подразде­ ляются на следующие категории: политические, из-за зарплаты (включая подкатегории стачек с целью повышения зарплаты и против ее снижения), из-за продолжительности рабочего дня (включая также несколько подкатегорий) и, наконец, из-за порядка на предприятии (включая подкате­ гории стачек по вопросам промышленных штрафов, условий труда и быта, а также конфликтов с управленческим персоналом).

Основные наблюдения, сделанные нами в результате применения парных корреляций для предвоенного периода между относительными интенсивностями различных катего­ рий и подкатегорий стачек и выделенными нами объектив­ ными показателями сводятся к следующему.

Наиболее четкая взаимосвязь наблюдалась в течение всего предвоенного периода между относительной интенсив­ ностью политических стачек (независимо от того, измерялась ли она как доля стачечников в общем числе рабочих, занятых в каждой из двенадцати промышленных групп, или как число дней, потерянных на каждого рабочего) и уровнем городской концентрации (в частности концентра­ ции в столице), и средним уровнем зарплаты. С другой сто­ роны, парные корреляции не выявили какие-либо значимые статистические зависимости между относительной интенсив­ ностью политических стачек и степенью концентрации рабо­ чей силы в этих 12 группах на крупных предприятиях, где за­ нято 500 —1 тыс. и свыше 1 тыс. рабочих.

Что касается дополнительных показателей, которые мы внесли в эту часть нашего анализа, то на основе парной корреляции были установлены сильные положитель­ ные взаимосвязи между относительной интенсивностью политических стачек и долей грамотных рабочих в рабочей силе в некоторых отраслях промышленности. Столь же сильные отрицательные связи выявились между относи­ тельной интенсивностью политических стачек и каждым из двух показателей, использованных для измерения силы связей с землей рабочих этих промышленных групп (доля рабочих, чьи семьи владели землей, и рабочих, которые сами занимались сельским хозяйством на основе неполной занятости). В целом рабочие именно тех отраслей промышленности, которые отличались особенно большой степенью концентрации в городах и более высоким уровнем зарплаты и грамотности, а также более слабыми связями с землей, по мере приближения войны во все возрастающей степени вовлекались в политические стачки.

Менее очевидными оказались результаты, полученные на основе парных корреляций, в отношении интенсивности различных форм экономических стачек. Они выявили резкие различия в интенсивности стачек из-за продолжительности рабочего дня по сравнению со стачками из-за оплаты труда, особенно, когда для определения интенсивности этих двух категорий экономических стачек учитывалась доля участ­ ников всех подобных стачек. При использовании этого показателя очень резко вырисовывается следующая картина:

уже в 1913 г., когда стачки по вопросам продолжитель­ ности рабочего дня начали заметно выделяться среди экономических стачек, но особенно в 1914 г., наблюдаются сильные положительные связи между долей экономических стачечников, вовлеченных в борьбу по вопросам про­ должительности рабочего дня, и следующими объективными характеристиками рабочей силы: долей грамотных рабочих (как для 1913 г., так и для 1914 г. ) ;

долей пришлых рабочих (в 1914 г. ) ;

средним уровнем зарплаты (в 1914 г. ) ;

долей рабочих, занятых в Петербурге (как в 1913 г., так и в 1914 г.) и в крупных городах с населением от 100 тыс. до 200 тыс. чел. (в 1913 г. ) ;

а т а к ж е, хотя и в меньшей степени, долей рабочих, сконцентрированных в городах вообще (в 1914 г. ). И наоборот, о с о б е н н о е 1913 г., имели место сильные отрицательные связи между показа­ телем интенсивности стачек по вопросам продолжитель­ ности рабочего дня и упомянутыми двумя показателями силы связей с землей. Когда интенсивность стачек измеряется как доля всех рабочих в отрасли промышленности, которые бастовали по вопросам продолжительности рабочего дня, мы получаем, с другой стороны, д а ж е еще более сильные корреляционные связи между интенсивностью стачек по вопросам продолжительности рабочего дня и средним 9 Заказ уровнем зарплаты (это справедливо для всего периода 1912—1914 гг.) и меньшие, но все же статистически значимые, — со степенью концентрации рабочей силы на предприятиях, где занято свыше 1 тыс. рабочих (в 1913 г. ), с количеством пришлых рабочих и с долей рабочих в городах.

Когда мы использовали в качестве показателя интенсив­ ности стачек число дней, потерянных на одного стачечника в конфликтах по вопросам продолжительности рабочего дня, обнаружились очень сильные положительные связи в течение всего предвоенного периода со средним уровнем зарплаты, а к 1914 г. — с долей рабочих, в городах в целом, и осо­ бенно — в столице, а также с долей пришлых рабочих.

Эти зависимости (вскрытые с помощью парных кор­ реляций), характеризующие стачки по вопросам продол­ жительности рабочего дня, имеют очень большое сходство, особенно в 1914 г., с зависимостями, присущими полити­ ческим стачкам: сильные положительные парные корре­ ляционные связи с городской концентрацией, с уровнем урбанизации (включая повышенную грамотность и более слабую связь с землей), с уровнями оплаты труда.

Совершенно другие зависимости выявились в течение всего предвоенного периода между рассматриваемыми нами объективными показателями и интенсивностью стачек по вопросам оплаты труда. Когда мы использовали в качестве зависимой переменной долю рабочих, которые были вовлечены в стачки по вопросам заработной платы в каждой промышленной группе, единственной сильной корреляционной связью оказалась связь с концентрацией рабочих на предприятиях, где занято свыше 1 тыс. рабочих, и притом только в 1914 г. Более слабые, но все же значимые положительные связи имеют место в 1913 и 1914 гг.

между интенсивностью стачек по вопросам зарплаты и долей рабочих, сконцентрированных в крупных городах (с насе­ лением 100 тыс. — 200 тыс. ч е л. ). Иначе обстояло дело в отношении других показателей городской концентрации, включая концентрацию в крупных городах и в самой столице.

Та ж е картина проявилась и тогда, когда в наших расчетах мы использовали число дней, потерянных на одного стачечника, в стачках по вопросам зарплаты. Единственная сильная положительная корреляционная связь отмечена в 1914 г. с долей рабочих, сконцентрированных на пред­ приятиях, с числом рабочих свыше 1 тыс. чел. Наконец, еще более резкие отличия от результатов нашего анализа интенсивности политических стачек и стачек по вопросам продолжительности рабочего дня обнаружились, особенно в отношении 1914 г., когда мы использовали в наших расчетах более чувствительный показатель — число участников экономических стачек, вовлеченных в стачки по вопросам заработной платы. К 1914 г. выявились сильные отрицательные связи, а также ряд отрицательных корреляций, при исследовании зависимости между интенсив­ ностью стачек по вопросам зарплаты и выделенными нами объективными показателями, которые, как мы указывали выше, имели сильную положительную корреляционную связь с интенсивностью политических стачек в течение последнего года волны стачек после Ленских событий: относительной концентрацией рабочей силы в городских центрах в целом и в столице в частности;

долей пришлых рабочих;

средним уровнем зарплаты. Эти результаты не оставляют никаких сомнений не только относительно того, что накануне войны совершенно различные объективные факторы лежали в ос­ нове интенсивности стачек по вопросам заработной платы, с одной стороны, политических стачек и стачек по вопросам продолжительности рабочего дня, — с другой, но и в опре­ делении их вклада в общий подъем рабочего движения.

При рассмотрении последней категории экономических стачек — конфликтов по вопросам порядка на предприятии и условий труда и быта — выявилась сложная картина зависимости между относительной интенсивностью стачек этой категории (и ее различных подкатегорий) и объектив­ ными показателями, характеризующими рабочую силу в тех отраслях промышленности, в которых они происходили.

Для 1913 и 1914 гг. наблюдаются сильные положи­ тельные корреляционные связи между интенсивностью стачек по вопросам порядка на предприятии (независимо от того, измерялась ли она как процент рабочих, бастующих по этому вопросу, или как число дней, поте­ рянных на одного стачечника в подобных конфликтах) и уровнем зарплаты. В 1913 г. корреляционная связь между интенсивностью этих стачек и степенью концентрации рабочей силы в городских местностях в общем также значима, однако в течение последних месяцев предвоенного периода в очень важной подкатегории стачек по вопросам порядка на предприятии — в конфликтах с управленческим персоналом — она не оказалась статистически значимой.

Вместе с тем для 1914 г. выявилась сильная положи­ тельная связь между интенсивностью этих конфликтов степенью концентрации рабочих в столице, с одной и стороны, и в небольших городах с населением менее 100 тыс.

чел. — с другой.

9* * * * Наблюдения, сделанные нами на основе парных корре­ ляций между относительной интенсивностью стачек и объек­ тивными показателями, характеризующими рабочую силу в рассматриваемых нами отраслях промышленности, могут быть уточнены путем факторного анализа. Применив стати­ стические методы, разработанные Л. Л е б а р о м, и использо­ вав в качестве активных переменных показатели интенсив­ ности стачечного движения, а в качестве пассивных пере­ менных (см. Приложение 1) —упомянутые объективные показатели, мы выявили три основных фактора (с особой ясностью для 1914 г.) для различения относительной интенсивности стачечных действий в четырех основных ка­ тегориях стачек, определенных фабричной инспекцией.

Первый из этих факторов (который изображен осью 1) (рис. 1, 2 прил.) связан (лишь со сравнительно неболь­ шими различиями в степени связи) с интенсивностью стачек во всех четырех категориях стачечных действий, объясняя, применительно к 1914 г. 8 5 % изменений интенсив­ ности политических стачек, 6 7 % — стачек по вопросам продолжительности рабочего дня, 5 0 % — стачек по вопросам порядка на предприятии и 3 8 % — стачек по вопросам оплаты труда. Вместе с тем этрт фактор положительно связан со всеми переменными, которые были статисти­ чески значимыми в парных корреляциях для этих категорий стачек, т. е. со всеми показателями городской концентрации, а т а к ж е, хотя и в меньшей степени, с показателем концентрации рабочей силы на предприя­ тиях, где занято свыше 1 тыс. рабочих. Объективными показателями, которые оказались отрицательно связаны с этим фактором, являются доля рабочих в сельской местности ( — 0,47) и, в меньшей степени — сила связи с землей, а также доля женщин и несовершеннолетних среди рабочих.

Куда более интересным для нашего анализа является второй фактор (обозначен осью 2) (рис. 1, 3 прил.), который еще резче различает долю стачечников, вовлеченных в политические стачки, а также стачки по вопросам про­ должительности рабочего дня и оплаты труда. Н а при­ водимых графиках интенсивность политических стачек и интенсивность стачек по вопросам продолжительности рабочего дня сильно нагружают второй фактор, а нагрузка его в связи с изменениями в интенсивности стачек по вопросам оплаты труда резко отрицательна. Т а к ж е отрица­ тельно связанными со вторым фактором, но в существенно меньшей степени, оказались изменения в интенсивности стачек по вопросам порядка на предприятии. С другой стороны, те объективные показатели, которые положительно связаны со вторым фактором (он, повторим, оказывается связанным с распределением, а не с абсолютным уровнем интенсивности различных категорий с т а ч е к ), включают городскую концентрацию в целом, концентрацию рабочей силы в столице и в других городских центрах с населе­ нием свыше 200 тыс. чел., а т а к ж е долю мужчин и взрослых рабочих в рабочей силе. М ы обнаружили, что отрицательно связаны с политическими стачками и стачками по вопросам продолжительности рабочего дня (и, в то ж е время, положительно со стачками по вопросам заработной платы) показатели удельного веса рабочих, занятых в сельской местности (и в городах с населением менее 100 тыс. ч е л. ), доли рабочих, владеющих землей, а также доли женщин и несовершеннолетних среди рабочих.

Третий фактор (обозначен осью 3 (рис. 1, 3 прил.) ока­ зался по сравнению со стачками по вопросам заработной платы наиболее тесно связанным с долей участников стачек по вопросам порядка на предприятии (с нагрузкой —0, для стачек по вопросам порядка и + 0, 5 1 для стачек по вопросам зарплаты на графике для 1914 г. ). И снова, как и при парных корреляциях, зависимость между третьим фактором и различными объективными показате­ лями является наиболее сложной. С одной стороны, мы наблюдаем сильные положительные зависимости между долей стачек по вопросам порядка на предприятии и числом грамотных рабочих, а также рабочих, сконцентрированных в столице, и пришлых. Кроме того, столь ж е сильные положительные зависимости выявляются между долей стачек по вопросам порядка на предприятии и долей рабочих в небольших городах с населением менее 100 тыс. чел.

и, что еще более интересно, — с удельным весом рабочих, владеющих землей или занятых в сельском хозяйстве на основе неполной занятости (однако, что следует особо подчеркнуть, не с долей рабочих, сконцентрированных в сельской местности). Н а основе зависимостей, наблю­ даемых на этой оси (которая, оказывается, служит более точной мерой доли стачек по вопросам порядка на предприя­ тии по сравнению со стачками по вопросам з а р п л а т ы ), и зави­ симостей, которые появляются на оси 1 (рис. 1—3 прил.) она более тесно связана с действительной интенсивностью этих и других категорий с т а ч е к ), мы рискнем выдвинуть сле­ дующую рабочую гипотезу: к 1914 г. стачки по вопросам і к а на предприятиях приняли ш л ли для р а б о ч и х в столице, еже, в меньшей степени, для в о в ш я всех г р а м о т н ы х рабочих енно сильно вовлеченных в гп • в поли т и ч е с к и е стачки и ;

и по вопросам продолжительнсш.=льности р а б о ч е г о дня) ха ;

р еще одной формы выраженнэкщжения изс революционной 5ы против всех существующих фф/.ісих ф о р і в в л а с т и. Д л я рабо t небольших городах России и ОООІІ : и о с о б е н W H O Д Л Я тех из них, :охранил сильные связи с землеэыю-емлей, е г г т а ч к и по вопросам дка, на предприятии, по-видигящщвидимом^. были основным енителем» политических стачеювге-ачек, в которых они еще ыли склонны или не имели всшіии в о з м с г ж н о с т и принимать гие (частично из-за значитеэгаачительн о более суровых гесий, которым они подвергалИОІШЕ—ались е г о стороны местных гей за участие в подобных ехэ хтх с т а ч к а а х ). Такие стачки І одним из основных средств„вщдств, с п о м о щ ь ю которых рабочие могли дать выход н н дод н а р а « « с т авшему протесту ив политической власти.

* * * щ* ак бы ни были полезны в H S H B B н а ш е г ^ / і анализе эти три зополагающих фактора, которыезшегэрые с т а. т и с т и ч е с к и е методы іра помогли нам выделить, м к.=, мы, г п. с л ж н ы напомнить, они основываются в данномокн ином с л у ч а е на шатком.аменте парных корреляций, поллл „ получе и н ы х всего по две ати показателям. Э т о малоокмалое ч.исло снижает не о степень статистической навн і н а д е н - н о с т и, но т а к ж е, особенно в а ж н о, и делает н е в м н е в о з м - о ж н ы м применение сественной регрессии между раово р а с с м а _ т р и в а е м ы м и объек эіми показателями и наблюдшЭблюдени е взаимодействий, эые могли бы быть выявлены ммніы м е ж д у ними, •днако, для 1914 г. в нашем іаием р а с т і о р я ж е н и и имеется эй комплекс данных, содержаи_ОБК»жащий группировку числа вовлеченных в политншолитичес: к и е стачки, стачки ІЧНИКОВ, опросам продолжительности pa^q ш р а б о ч - ^ е г о дня, стачки по осам порядка на предприятии НІІТ Т И И И с — т а ч к и по вопросам ты труда, осуществленную а я ю ф а б р г и ч н о й инспекцией каждой из 67 губерний (к сев if к с о ж а п е н и ю, эти данные іазбиты по отраслям промышшим м ы ш л е н и ^ о с т и ). В нашем изе мы использовали только д_п н о данн ы е за первые семь цев 1914 г., т. е. за перионцшериод лг начала первой івой войны. Объективными фаюшф ф а к т о р г а м и, связь которых овнями стачечной активности м тети мы и м е л и возможность иотреть, были факторы, в к л і а г ж в ключей н ы е ранее в наш ш анализ стачек, причем мы ш мы в з я ^ л н для них те ж е іе объективные показатели: долах - долю і з и у ж ч и н и женщин, а также несовершеннолетних среди рабочих, средние уровни зарплаты, степень концентрации рабочей силы на предприятиях, где занято 500 — 1 тыс. и свыше 1 тыс.

рабочих, и наконец, долю рабочих, сосредоточенных в городских центрах с населением свыше 200 тыс. чел.

Как это и было в более общем анализе относительной интенсивности всех стачек, анализ интенсивности конкретных категорий стачек в 1914 г. показал в результате применения регрессии статистическую значимость тех ж е самых трех основных факторов: доли рабочих, занятых в городских центрах и на крупных предприятиях в рассматриваемых нами районах, и их среднего уровня зарплаты (обобщенных для всех отраслей промышленности, представленных в этих различных р а й о н а х ). Выявились также значимые взаимо­ действия второго (но не третьего) порядка между этими тремя основными переменными. Н о степень адекватности наших окончательных регрессионных моделей для этих трех основных факторов, когда они рассматриваются как до, так и после учета взаимодействия второго порядка, очень резко отличалась при_объяснении интенсивности различных категорий стачек.

Подводя итог результатам, полученным для двух вариантов территориальной группировки, которые мы рассматривали — 1) все районы, находящиеся в ведении фабричной инспекции, включая Петербургскую губ., и 2) все районы, за исключением Петербургской губ., — можно сказать, что наши окончательные регрессионные уравнения постоянно подтверждали исключительную значимость для объяснения уровней интенсивности как политических стачек, так и стачек по вопросам продолжительности рабочего дня;

в меньшей степени они эффективны для объяснения интенсивности стачек по вопросам порядка на предприятии, и лишь в незначительной степени они объясняли изменения в интенсивности стачек по вопросам оплаты труда. Окончательные регрессии для этих различных категорий стачек до и после взаимодействия, представлены в табл. 3 и 4.

Как показывает табл. 4, заметные изменения в конечных результатах появляются, когда Петербургская губ. исклю­ чается из анализа: существенно снижается величина параметра для политических стачек и стачек из-за продолжительности рабочего дня, но увеличивается для стачек по вопросам порядка на предприятии. Это интересное явление находится в русле предшествующих наших наблюдений, сделанных на основе парных корреляций:

в той степени, в какой рабочая сила в том или ином Таблица Результаты уравнений регрессии за январь—июль 1914 г.

(включая Петербургскую губ.) Без учета Со взаимодействиями Характер стачек взаимодействия второго порядка =.492 R =. Политические R (F = 24.35) (F = 14.98) tf =. /? =. Из-за продолжительности рабочего дня (F = 10.52) 11.57) (F R =. Л =. Из-за порядков на пред­ 2 (F= 5.80) приятиях (F = 7.52) tf =.116 =. Из-за оплаты труда R 2 (F= 2.75) (F =.13) Таблица Результаты уравнений регрессии за январь—июль 1914 г.

(исключая Петербургскую губ.) Без учета Со взаимодействиями Характер стачек взаимодействий второго порядка Политические /? =.398 /? =. 2 (F= 10.07) (F = 8.95) Из-за продолжительности /? =.226 /? =. 2 рабочего дня (F=6.03) (F = 7.44) Из-за порядков на пред­ Я =.239 /? =. 2 приятиях (F = 6.49) (F = 7.04) Из-за оплаты труда Я =.П5 /? =. 2 (F = 2.69) (F=1.44) районе была сконцентрирована в небольших городах с населением менее 100 тыс. чел., а не в крупных городских центрах (и не в столице), стачки по вопросам порядка на предприятии являются важным «заменителем»

политических стачек, в которых по различным причинам эти рабочие не могут или не хотят участвовать, по крайней мере в такой же степени, как рабочие Петербурга.

Табл. 3, 4 вскрывают также основные отличия в значимости упомянутых трех основных факторов, а также различных взаимодействий второго порядка между ними при объяснении изменений в этих четырех категориях стачек.

При толковании интенсивности политических стачек гораздо более важными являются взаимодействия между концентрацией рабочей силы в городских центрах с насе­ лением свыше 200 тыс. чел. и средним уровнем зарплаты.

Взаимодействия между размером предприятия и уровнем зарплаты, а также между городской концентрацией и зарплатой наиболее важны при объяснении интенсивности стачек из-за продолжительности рабочего дня. П о вопросам порядка на предприятиях наиболее важным является взаимо­ действие между степенью концентрации рабочей силы на крупных предприятиях и уровнем зарплаты.

Бросается в глаза резкость наблюдаемых различий и статистическая значимость трех основных факторов, выявленных в нашем анализе различных категорий стачек.

В 1914 г. при включении Петербургской губ. в этот анализ показатели трех основных переменных — кон­ центрации рабочей силы в крупных городах с населением свыше 200 тыс. чел., концентрации рабочих на крупных предприятиях (500—1 тыс. и свыше 1 тыс. рабочих) и сред­ него уровня зарплаты — объясняют примерно 8 0 % измене­ ний в относительной интенсивности политических стачек, 54%—стачек из-за продолжительности рабочего дня, 37% — стачек по вопросам порядка на предприятии и только 13% стачек из-за зарплаты. Значимость этих результатов и, что особенно в а ж н о, различия между ними столь велики, что не остается никаких сомнений относительно того, что они дали бы сравнимые (если не равные) результаты, если бы мы имели возможность использовать более подробные данные по всем отраслям промышленности в каждом из районов.

Значимость указанных трех факторов в их взаимо­ действии при объяснении относительной интенсивности различных категорий стачек в 1914 г. резко подчеркивается двумя иллюстративными примерами, которые мы исполь­ зовали ранее: интенсивностью различных категорий стачеч­ ных действий рабочих Петербургской губ., а также рабочих металлообрабатывающей промышленности в России в це­ лом, по сравнению с относительной интенсивностью тех же самых категорий стачек среди прочих рабочих остальной части страны.

В этой связи обратимся к табл. 5 и отметим только наиболее разительные примеры (см. табл. 5 ) :

М е ж д у январем и июлем 1914 г. на Петербургскую губ. пришлось 56,8% общего числа стачек, 6 0 % стачеч­ ников и 67,1 % потерянных дней. Причем 8 8 % стачек, 90,41 % стачечников и 7 9, 1 % потерянных дней падают здесь на СО сл С т — МГ с;

°°, —СЛ СЛ СО О* СЛ СО* со" Ю СО СО СО 4f со_ см — С_ М со сл тс СО. СО_ Ю" СЛ" со" со" СЛ" см со" t~-" со" I I I I I ю СЛ СО ю N.

СС см со СЛ СОІІ —" с —" «5 « 2 CN - | - (" =• в та о СЛ и " я, * ~ я \о C rf О 00. — со.

O rj." о" сл ю" со" со" I t I I С со — 25 ю М 1С 00 CO 0O M CO о C C CO MЮ оі о J!

—' CN 5 J co СЛ СЛ CM M h CO C СЛ o CN cc X a X X к a.

§ "X о 5 GX оg « O. =f « c о U о о си 0»

C 3* O о co О ( 5 o. S 3" в с политические стачки, тогда как на остальной территории страны на их долю приходится соответственно 44,4, 53, и 10,9%.

В течение того же периода Петербургская губ. дала 12,3% экономических стачек, 14,0% их участников и 7,6% дней, потерянных в этих стачках по России в целом.

А в стачках из-за зарплаты на ее долю приходилось только 7,8% стачек и 10,9% стачечников.

При рассмотрении распределения экономических стачек рабочих Петербургской губ. за то ж е время по категориям мы наблюдаем столь ж е характерные явления: на стачки из-за продолжительности рабочего дня приходилось 9 % от общего числа экономических стачек и 15% от всего числа их участников, на стачки по вопросам порядка на предприятии — 2 4, 0 % этих стачек и 30,4% их участников.

Д л я остальной части России в течение того же периода соответствующие цифры составляли 3,8% и 7,7% для стачек из-за продолжительности рабочего дня и 10,3% и 2 1, 0 % для стачек по вопросам порядка на предприятии.

Обратимся теперь к данным о результатах различных категорий стачек в металлообрабатывающей и машино­ строительной промышленности (см. табл. 6 ), которые дают еще одну иллюстрацию взаимодействия трех упомянутых объективных факторов. И снова выделим только наиболее показательные цифры из табл. 6.

В течение всего 1914 г. на металлообрабатывающую промышленность приходилось 4 6, 9 % стачек, 6 2, 5 % стачеч­ ников и 6 3 % дней, потерянных в политических стачках, зарегистрированных во всех отраслях фабрично-заводской промышленности. Политические стачки составили 7 5, 3 % всех стачек металлистов, охватили 8 2, 4 % их участников и на них приходилось 6 3, 0 % от общего числа потерянных дней. Соответствующие цифры для всех рабочих-неметал­ листов: 65,9, 67,6 и 17,3%.

Вместе с тем на долю рабочих-металлистов, находив­ шихся в ведении фабричной инспекции, приходилось в 1914 г.

около 3 1, 3 % от общего числа стачек, 3 1, 5 % стачечников и 3 3, 8 % дней, потерянных в экономических стачках во всех отраслях промышленности. Н а их долю падало только 2 5 % стачечников и 9, 3 % потерянных дней, зарегистрированных фабричной инспекцией для стачек по вопросам оплаты труда. Такие стачки составили в 1914 г. всего 5 % от числа стачечников и 13,4% от числа дней, потерянных во всех стачках рабочих-металлистов.

Н а стачки рабочих-металлистов из-за продолжительности рабочего дня теперь приходится не менее 30,4% эконо со со со ю о ^ оч СО СО г. с и о" со" о" г-" со" о" CN оо ""ЯШ СП о в, о — о Г- СО о" оо" со" о t~-" см" 00 — О О. 2« СП а С со" СО н ч CQ CU СИ О ю со о & ю со ю см СП N- СО см ІО О 2 ю СО см со «2I CN о — Эй см — О С!

*= I Г х8І г оа а;

со со S г» ID — ID CJ Л с о GO с с 0 о г Sи о o_ С ° SP СП ІП CM О ЧОЧ о;

ь в и з со' сс" он ЦЭ |-«" оо" ос' о " ^г" СП ID" Sак со [ - ю ю СО ~ со I D со 2 f СО ID що. СИ ь. сз со о о. о С ш с о о.

S° ' •* ю см 03 00 о o со СМ ОН CD CD СИ г СО со" со' со" см' см" см' ID" Г-" о" о" СО" си Кв 13 сс" со с о CD с о о о и в =5 = °* a сз в г 2S?

25 с о см СО СО о о СО СО *T" О о. оо" о " оо" со" СП ~г - |С об" о" о" 8ю и з с о см о о •* а я •е CM CD ID [^ 1~- см о СО из о _ ID 00 CO СО t ID см on г- из о CM о CM oo I со 3 СП СП — о СО О S о ч С я с и CU X _ Ш 1= а, я О О X вЧ к _ ± О ЕГ О ? 5^ си я Си О. О s- в в о я с ~. о со _ - си со 2.

я t га о О со К С.

О 5. m== СИ мических стачек, 3 5, 2 % их участников и 4 1, 7 % поте­ рянных в этих стачках рабочих дней. О б р а щ а е т также на себя внимание ведущее положение, которое приобрели в экономических стачках рабочих-металлистов стачки по вопросам порядка на предприятии. Эти стачки составили 40,4% стачек, 3 4, 1 % стачечников и 19,0% дней, потерянных во всех экономических стачках, зарегистрированных в метал­ лообрабатывающей промышленности. Почти все эти стачки включают конфликты с управленческим персоналом. В этом очень чувствительном типе конфликтов между рабочими и предпринимателями на рабочих-металлистов приходилось 5 0, 5 % стачек, 5 0, 3 % стачечников и 5 3, 0 % дней, потерянных во всех отраслях промышленности в целом по стране.

Попытаемся теперь на основе доступных нам данных составить представление о динамике стачечного движения, которое подвело рабочих Петербургской губ., рабочих металлистов страны и вообще те слои промышленных рабо­ чих, которые выше очерчены на основе трех, выделенных нами, объективных показателей, к тому чрезвычайно высо­ кому уровню взрыворпасных революционных настроений, по­ явившихся в 1914 г. в экономических и политических стачках.

С этой целью рассмотрим эволюцию исчисленных нами (для 1912—1914 гг.) парных'корреляционных зависимостей между средней продолжительностью различных видов стачек и объективными показателями, использованными при харак­ теристике рабочей силы.

П р е ж д е всего необходимо указать на тот факт, что наиболее значимыми оказались связи между выделенными нами объективными показателями и средней продолжи­ тельностью политических, а не экономических стачек. Это Особенно характерно для 1914 г., когда очень сильные связи прослеживаются между числом дней, положительные потерянных на одного стачечника в политических стачках, и рядом объективных показателей для городской концен­ трации: степенью концентрации рабочей силы в городских центрах вообще и в столице, а также в крупных городах с населением от 100 тыс. до 200 тыс. чел.

К 1914 г. еще более сильные положительные корреля­ ционные связи выявились между средней продолжитель­ ностью политических стачек и числом грамотных рабочих, а также столь ж е сильные отрицательные связи для рабочих, владеющих землей и работавших в сельском хозяй­ стве на основе неполной занятости.

В сравнении с этим, парные корреляции, которые мы получили за тот ж е период со средней продолжительностью экономических стачек, значительно менее существенны, особенно, когда мы рассматривали все экономические стачки в целом. Н о при анализе данных о конкретных категориях экономических стачек выявились интересные результаты.

В стачках из-за продолжительности рабочего дня наиболее значимые парные положительные корреляционные связи обнаружились между средней продолжитель­ ностью стачек и следующими объективными показателями:

средним уровнем зарплаты (особенно в 1913 г. ), долей грамотных рабочих (только в 1913 г.) и долей пришлых рабочих (только в 1914 г. ). Выявились также сильные связи (все в 1913 г.) между средней отрицательные продолжительностью стачек из-за продолжительности рабо­ чего дня и долей женщин и несовершеннолетних среди рабочих, а также долей рабочих, владеющих землей и вовлеченных в сельское хозяйство на основе неполной занятости.

Суть вырисовывающейся на основе анализа этих показателей парных корреляций картины состоит в том, что рабочие выступления (особенно из-за продолжительности рабочего дня) в передовых районах (отличающихся, по учитываемым нами показателям слабыми связями с землей, но высокими уровнями городской концентрации, заработной платы и грамотных р а б о ч и х ), в 1913 г. отличались большим упорством. Н о в 1914 г. положение изменилось, несмотря на т о, ч т о на выступления рабочих в передовых районах все еще приходилось большее число и стачек, и стачечников из-за продолжительности рабочего дня.

Что касается стачек из-за зарплаты, выявились серьез­ ные различия в парных корреляциях между средней про­ должительностью и учитываемыми нами объективными показателями по сравнению с теми зависимостями, которые наблюдались в парных корреляциях со средней длитель­ ностью стачек из-за продолжительности рабочего дня. Как в 1913, так и -в 1914 г., сохранились сильные отрица­ тельные связи между средней продолжительностью стачек из-за зарплаты и двумя из объективных показателей:

долей грамотных рабочих и долей рабочих, занятых в столице (особенно в 1913 г. ). И наоборот, выявились сильные положительные связи в течение этого периода между средней продолжительностью стачек по вопросам зарплаты и показателями удельного веса рабочих, владе­ ющих землей и вовлеченных в сельское хозяйство на основе неполной занятости (1913 г. ), несовершеннолетних (в 1912 г. ), а также женщин среди рабочих (в 1913 г. ). Наконец, (но только для 1914 г.) характерны сильные положительные связи между средней продолжительностью стачек по вопросам оплаты труда и долей рабочих, сконцентриро­ ванных на предприятиях с числом рабочих свыше 1 тыс.


В станках по вопросам порядка на предприятиях наиболее сильные корреляционные связи свойственны стачкам из-за штрафов (обычно предполагающие требования со стороны стачечников об отмене не только производственных штрафов, налагавшихся за дефектные изделия, но т а к ж е и штрафов за различные нарушения трудовой дисциплины и прогулы, в том числе и за участие в политических с т а ч к а х ), а также для конфликтов с управленческим и контролирующим персоналом. Последние порождали широкий спектр требо­ ваний: о вежливом обращении с рабочими, об отставке надсмотрщиков, о восстановлении уволенных рабочих и др.

В 1913 г. наблюдается сильная положительная связь между средней продолжительностью стачек по вопросам штрафов и числом грамотных рабочих, а также долей рабочих, сконцентрированных в столице и крупных городах с населением 100—200 тыс. чел. Д л я этого же года характерна сильная отрицательная связь между средней продолжительностью этой подкатегории стачек и долей рабочих, владеющих землей и вовлеченных в сельское хозяйство на основе неполной занятости. Н о к 1914 г., как это было и в случае с корреляционными связями для средней длительности стачек по вопросам продолжи­ тельности рабочего дня, значимость этих различных парных корреляций почти полностью исчезла. Единственно зна­ чимым, причем с отрицательными показателями (которые выявились в 1914 г. для средней продолжительности стачек по вопросам штрафов) оказались связи с концентра­ цией рабочей силы в крупных городах, а также в городских центрах вообще.

В то ж е время в 1914 г., по сравнению с 1913 г., мы наблюдаем резкое усиление зависимостей между показа­ телями, которые характеризуют передовых рабочих, и подка­ тегорией экономических стачек из-за конфликтов с управ­ ленческим персоналом. В 1914 г. впервые выявилась сильная положительная связь между средней продолжительностью этих конфликтов и показателем доли рабочих, сконцентри­ рованных в столице и в крупных городах с населением 100 тыс. — 200 тыс. чел., а также показателем удельного веса грамотных среди рабочих. В предшествующие годы положительная связь, причем существенно меньшей значи­ мости, имела место только со средним уровнем зарплаты (как в 1912, так и в 1913 гг.) и долей взрослых в рабочей силе (только в 1913 г. ).

Е щ е более симптоматичным было то, что в 1913 г.

впервые обнаружились сильные отрицательные связи между средней продолжительностью этих конфликтов и долей рабочих, владевших землей и вовлеченных в сельское хозяйство на основе неполной занятости.

Основные черты эволюции средней продолжительности различных категорий стачек между Ленскими событиями и началом войны, выявленные нами посредством анализа корреляционных связей, могут быть обобщенно представлены следующим образом.

Во-первых, мы наблюдаем в течение большей части этого периода (особенно в 1914 г.) сильные прямые зависимости между средней продолжительностью политических стачек и теми объективными показателями, которые мы использо­ вали для выделения передовых рабочих.

Во-вторых, отмечаются сильные положительные корреля­ ционные связи между некоторыми из показателей, характе­ ризующих передовые слои фабрично-заводских рабочих, и средней длительностью стачек среди них по вопросам штрафов и продолжительности рабочего дня, особенно в 1913 г. Н о эти зависимости исчезают в 1914 г., когда статистически значимыми положительными зависимостями между объективными показателями, выделяющими пере­ довые слои фабрично-заводских рабочих, и продолжитель­ ностью стачечных действий остаются только зависимости с числом дней, потерянных на одного рабочего в полити­ ческих стачках, и со средней продолжительностью стачек из-за конфликтов с управленческим персоналом.

М ы можем приблизиться к пониманию происшедших изменений, рассмотрев результативность экономических стачек.

В общих данных о результатах экономических стачек во всех отраслях промышленности, с о д е р ж а щ и х с я в « С в о д а х отчетов фабричных инспекторов», показатели для предвоен­ ного периода, в отличие от почти всех предшествующих лет, выделяются высокой долей поражений рабочих в них независимо от того, используется ли в качестве единицы измерения число стачек или стачечников.

Сравнительные показатели зарегистрированных побед рабочих, компромиссов и поражений, представлены в табл. 7 и 8.

Произведенный нами корреляционный анализ выявил ряд интересных черт эволюции зависимостей между определен Таблица Исходы всех экономических стачек за 1912—1914 гг., % * Исходы всех стачек 1912 г. 1913 г. 1914 г 13,7 9,2 9, В пользу рабочих 9,0 8,9 5, 38,9 51,5 21, Компромиссы 32,5 35,2 25, 47,9 39,3 69, В пользу нанимателей 58,5 55,9 69, * Н а д чертой — % стачек. П о д чертой — % стачечников.

ными объективными показателями, характеризующими рабочих, и результатами стачек в 1912—1914 гг.

В 1912 г. нет никаких значимых зависимостей между общими показателями результатов всех экономических стачек и выделенными нами объективными факторами.

В 1913 г. появились сильные положительные связи между долей стачечников, принимавших участие в потер­ певших поражение стачках, и. показателями доли рабочих, сконцентрированных в городских центрах в целом и в сто­ лице в частности, а также долей взрослых рабочих в рабочей силе. Наблюдаются также сильные отрицательные связи между числом поражений и количеством пришлых рабочих в рабочей силе.

В 1914 г. ситуация ухудшилась: численность стачечников, одержавших победу, составила в этом году всего 5,9% от общего числа рабочих, вовлеченных в экономические стачки.

Сильные отрицательные связи теперь выявились между числом побед и количеством рабочих в городах по сравнению с работавшими в сельской местности. Менее существенные, но статистически значимые отрицательные связи в 1914 г.

имели место т а к ж е между числом компромиссов в экономи­ ческих стачках и долей грамотных рабочих.

Кроме того, наблюдались еще более сильные положи­ тельные корреляционные связи между долей рабочих, скон­ центрированных в столице, и числом поражений рабочих.

Вместе с тем обнаружились сильные отрицательные связи между количеством рабочих, участвовавших в потер­ певших поражение стачках, и долей рабочих, владевших землей.

Ю Заказ Таблица Исходы экономических стачек по категориям в 1912—1914 гг., % * В металлообр абатывающей отрасли Исходы стачек г. г. г.

1912 1913 Стачки из-за оплаты труда 9,0 8,3 8, В пользу рабочих 4,0 4, 6, 42,4 30, 32, Компромиссы 43,7 27, 33, 59,0 49,3 60, В пользу нанимателей 59,4 52,3 68, Стачки из-за продолжительности рабочего дня 2, 21',4 10, В пользу рабочих 0, 51, 2, 4, 35,7 57, Компромиссы 44,8 1, 13, 31,6 93, 42, В пользу нанимателей 52,4 34,8 97, Стачки из-за порядков на пред­ приятиях 4,3 13,8 13, В пользу рабочих 1,4 11,0 10, 15,2 13,8 18, Компромиссы 45,8 8,8 34, 80,4 72,4 67, В пользу нанимателей 80J 54J 52"Ж Стачки из-за конфликтов с управ­ ленческим персоналом (только) 6,7 18,2 15, В пользу рабочих 3,0 15,8 10, 13,3 18,2 17, Компромиссы 49,0 8,8 33, — — — В пользу нанимателей * Н а д чертой — % стачек. Под чертой — °/ стачечников.

, Д в а основных, дополняющих друг друга заключения напрашиваются, как нам кажется, при рассмотрении картины, выявленной в результате анализа парных корреля­ ционных связей итогов стачечных действий, особенно в 1913 и 1914 гг., в сочетании с теми зависимостями, о которых речь шла выше при освещении эволюции средней продолжительности различных категорий экономических ста­ чек.

Первое из них состоит в том, Во всех остальных отраслях что в 1914 г. происходит спад 1912 г. 1913 г. 1914 г.

характерного для 1913 г. непро­ порционально большого числа стачек из-за продолжительно­ 13,6 7,9 16, сти рабочего дня и из-за штра­ 13,4 6,3 9, фов.

45,5 62,0 29, 29, Второе: в 1913 г. на более 38,0 36, 40, передовые слои фабрично-за­ 30,2 54, 57, водских рабочих, по сравнению 55,7 56, с другими слоями промышлен­ ных рабочих, приходится столь же непропорционально большое 19,0 13,9 1, число поражений в экономиче­ 10,6 2, 11, ских стачках. И это несмотря 23,8 19,4 11, на проявленное ими исклю­ 21,5 32,0 5, чительное упорство. Такое по­ 57,1 66,7 87, ложение можно объяснить, 67,8 56,9 74, в частности, специфическим характером тех требований, которые они выдвигали перед 27,1 19, предпринимателями. Стачки по 11, 4,7 27, вопросам продолжительности 4, 18,6 19, рабочего дня представляли 24, 31,8 20, собой в значительно большей 25, 54,2 61, степени, чем стачки из-за 64, 63,5 52, повышения зарплаты, вызов 70, властям, так как были направ­ лены против предоставленных 26,0 22,6 17, предпринимателям привилегий.

5,0 40,4 8, Отстаивая эти привилегии, 20,0 18,9 19, предприниматели, особенно 35,1 18,5 36, в металлообрабатывающей про­ мышленности Петербурга, при поддержке правительства вы­ ступили после Ленских событий единым фронтом против р абочих. С весны и лета 1913 г.

они стали сообща прибег ать к различным репрессивным мерам, к которым и п р и з ы в а л о Общество заводчиков и фа­ брикантов для того, чтоббы сломить рабочее движение.

В свою очередь, в ответ н ^ этот яростный натиск предпри­ нимателей, борьба, котороую вели рабочие Петербурга, іо* и особенно рабочие металлообрабатывающей промышлен­ ности, стала принимать к 1914 г. характер чрезвычайно взрывоопасных и все более усиливающихся революционных выступлений. Неоднородные политические, социальные и экономические мотивы борьбы рабочих теперь переплавля­ лись во всеобщее возмущение против всего существовавшего режима.


ПРИМЕЧАНИЯ В 1905 г. единственным взаимодействием второго порядка (при ис­ ключении данных о забастовках в Царстве Польском) было взаимо­ действие между городской концентрацией и концентрацией на крупных предприятиях. Параметр R, который мы получили при этом (исключая данные по Царству Польскому) увеличивался с 0,342 до 0,399. В 1906 г.

единственным взаимодействием второго порядка, которое оказалось ста­ тистически значимым, явилось взаимодействие между концентрацией в го­ родах с населением больше 200 тыс. чел., и уровнем зарплаты, причем параметр R наших окончательных регрессий возрос с 0,398 до 0,437.

Наконец, в 1907 - единственным значимым взаимодействием второго г порядка было взаимодействие между концентрацией в Петербурге на крупных предприятиях, когда параметр R увеличивался с 0,457 до 0,473.

Данные, на основе которых получены эти дополнительные показатели, менее надежны, чем те, которые мы использовали выше, так как они получены из профессиональной переписи 1918 г.

Этот последний показатель включал не только рабочих в сельских местностях, но также и городских рабочих, которые оставляли свою промышленную работу, чтобы принять участие в летних полевых работах во время сельскохозяйственной страды.

Однако, выявились также сильные отрицательные связи, но только в 1912 г., между числом дней, потерянных на одного стачечника в стачках по вопросам оплаты труда, и долей взрослых рабочих в рабочей силе во всех двенадцати промышленных группах.

Эти данные, собранные фабричной инспекцией для Совета министров, на­ ходятся сейчас на хранении в Ц Г И А С С С Р.

Как и в общем анализе, показатель, который мы использовали для измерения интенсивности этих различных категорий стачечных действий, представлял собой долю рабочих, которые бастовали по какому-то кон­ кретному вопросу во всех отраслях промышленности в том или ином районе.

ПРИЛОЖЕНИЕ Активные переменные ORD4 — % рабочих, вовлеченных в стачки из-за порядка на предприятии, 1914 г.

MAN4 — % рабочих, вовлеченных в конфликты с управленческим персо­ налом, 1914 г.

Пассивные переменные FEM — % женщин среди рабочих, 1914 г.

MALE — % мужчин » », 1914 г.

CHIL — % детей (12—14 лет) в рабочей силе, 1914 г.

TEEN — % подростков (15—17 лет) » », 1914 г.

ADUL — % взрослых » », 1914 г.

SILA — % рабочих на предприятиях, где занято 500—1 тыс. рабочих, 1914 г.

SXLA — % рабочих » » свыше 1 тыс. рабочих, 1914 г.

WAGE — средняя зарплата на одного взрослого мужчину, 1914 г.

PRI — % пришлых рабочих, 1902 г.

LAND — % рабочих, имевших землю, 1918 г.

AGR — % рабочих, вовлеченных в сельское хозяйство на основе неполной занятости, 1918 п.

LIT — % грамотных рабочих, 1918 г.

САР — % рабочих в г. Петербурге и пригородах, 1908 г.

CEN — % рабочих в городских центрах с населением свыше 200 тыс.

чел., 1908 г.

СІТ — % рабочих в городах » 100—200 тыс. чел., 1908 г.

TOWN — % рабочих в городах » до 100 тыс. чел., 1908 г.

URB — % рабочих во всех городских местностях, 1908 г.

RUR — % рабочих во всех сельских », 1908 г.

Отрасли промышленности СОТ — Промышленность по обработке хлопка WOOL — » » шерсти SILK — » » шелка FLAX — » » льна, пеньки и джута и смешанное производство по обработке волок­ нистых веществ РАР — Бумажная и полиграфическая промышленности L U M B — Деревообрабатывающая промышленность МЕТ — Металлообрабатывающая »

MIN — Промышленность по обработке минеральных веществ ANIM — » животных продуктов FOOD — » » пищевых продуктов С Н Е М — Химическая промышленность Ось 0.566 -CEN Рис. 1. Изображение 12-ти 0. отраслей промышленности 0.516 MIX 0.491 IIRS и основных показателей на 0.466 POL плоскости 1-го и 2-го фак­ 0. торов (1914 г.) 0. 0. 0. 0. Ml N LAND 0.143 SILK 0. 0. -0. -0.230 CHIL TEEN -0. -0. -0. -0. TOWN -0. SI L A -0. Рис. 2. Изображение 12-ти отраслей промышленности и основных показателей на плоскости 1-го и 3-го фак­ торов (1914 г.) CIT I1RS МЕТ SLA STK4 (.2. LUMBJ POL PRI OR FOOD ADUL WAGE IWOOL CAP LAND I ORD I LIT AGR 0.2 0.4 0.6 0.8 1. -1.0 -0.8 -0.6 -0.4 -0. S - о X s 1= i MALE WAGE CAP PAP i ADUL URB •,i I 3 s ZО I in г x i 5 о ! Ill S І Ш Ш Щ J РНІР І I Т. Ф. Изместьева ВНЕШНЯЯ И ВНУТРЕННЯЯ ТОРГОВЛЯ РОССИИ К Е Р О С И Н О М В К О Н Ц Е X I X — Н А Ч А Л Е X X в.

(К вопросу об анализе источников) Применение количественных методов для обработки и анализа статистических источников позволяет эффективнее использовать их для решения встающих перед историком проблем. Выбор конкретной методики зависит от целей и задач исследования, а также от типа данных, принятых за базу этого исследования.

В данной работе в качестве источниковой базы взяты временные ряды цен, объемов импорта и экспорта керосина, величин акцизного дохода и размеров добычи нефти в России за 1890—1914 гг. Математическая обработка и анализ этих рядов дают возможность решить некоторые вопросы внешней и внутренней торговли России керосином этого периода.

В конце X I X — н а ч а л е X X в. Россия выступала на внешнем рынке как страна аграрная. В ее вывозе преобладала продукция сельского хозяйства, доля промышленных товаров была незначительна. В это время практически единственной отраслью русской промышленности, имевшей значение для экспорта, являлась нефтяная промышленность. В период с 1901 по 1905 г. ценность экспорта нефтяных продуктов составила в среднем за год 52 млн. руб., или около 5,7 % ценности всего вывоза. Первоначально Россия ввозила нефть и керосин, однако к 1890 г. русский керосин не только потеснил импортный и насытил внутренний рынок, но и в значительных коли­ чествах стал поступать на внешний рынок. Окончательному вытеснению американского керосина с российского рынка способствовало введенное с 1891 г. обложение ввозимых в Россию продуктов перегонки нефти запретительной по существу пошлиной (до 1 руб. золотом с пуда). В конце X I X в. крупнейшие разрабатываемые место­ рождения нефти в мире принадлежали Соединенным Ш т а т а м Америки и России. С н а ч а л а устойчиво лидировали Соеди­ ненные Ш т а т ы, но во второй половине 90-х годов молодая российская нефтепромышленность набрала темпы и обогнала американскую. Лидером в мировой добыче нефти стала Россия, но ей недолго удалось удержать свое первенство.

У ж е в 1903 г. соотношение сил изменилось опять в пользу С Ш А. Кроме того, увеличилась доля участия в мировой добыче нефти других стран с развивающейся нефтяной промышленностью (Австро-Венгрии, Румынии, Британской Индии).

Главные нефтедобывающие страны, т. е. С Ш А и Россия, стали основными в мире поставщиками нефти и ее производ­ ных. Д о л и участия этих стран в мировой добыче менялись, но Соединенные Штаты на протяжении всего рассматривае­ мого периода первенствовали в вывозе керосина. Д а ж е в год максимального вывоза русского керосина (1904 г.) экспорт керосина из С Ш А более чем в полтора раза превзошел вели­ чину экспорта из России (137,4 млн. пуд. против 85,1 млн.

пуд.).

С н а ч а л а большая часть русского керосина вывозилась в Европу. Н а долю европейского рынка в 1890 г. прихо­ дилось 7 0 % всего русского экспорта. В дальнейшем эта доля уменьшилась, но еще два года за европейским рынком сохранялось его преобладающее значение для российского экспорта (в 1891 г. — 6 6 %, в 1892 г. — 6 0 % ). Начиная с 1894 г. больше половины вывоза русского керосина посту­ пало на восточные рынки. Такое положение существовало до 1906 г., когда в результате экспортного кризиса большинство восточных рынков было потеряно Россией и большая часть вывоза стала направляться в Европу.

Наиболее значительными в Европе потребителями нефти и ее производных были Великобритания и Германия.

Первым по емкости рынком Европы являлся рынок Германии, где потребление осветительных масел составляло примерно 800 тыс. т в г о д. В Германии существовало собственное небольшое производство, охраняемое высокой ввозной пошлиной, но подавляющее количество керосина ввозилось из-за границы. Основным и поначалу единствен­ ным поставщиком нефтяных продуктов в Германию являлись Соединенные Штаты Америки. С конца X I X в. кон­ курентом С Ш А на германском рынке становится Россия.

Некоторых успехов Россия добилась в 1901 —1904 гг., когда ее доля в общем ввозе керосина в Германию в среднем за год составляла 13%. Н о с 1905 г. доля России в германском импорте керосина стала неудержимо падать, тогда как американский экспорт покрывал около 8 0 % потребности Германии в керосине. Определенную роль в вытеснении русского керосина с германского рынка играли Австро Венгрия и Румыния. Т а к, в 1911 г. Соединенные Штаты Америки обеспечили 7 8, 1 % потребности Германии в керо­ сине, Австро-Венгрия — 15, Румыния — 5, а Россия — всего 4, 9 %.

& Вторым по величине рынком Западной Европы была Великобритания. Н а этом рынке Россия занимала в основном более прочные позиции, чем на германском. К 1904 г. около половины всего потреблявшегося в Великобритании керосина было русского происхождения. Последовавший за этим общий спад нефтяной промышленности России сказался, разумеется, и на экспорте. С 1905 г. участие России в снаб­ жении английского рынка уменьшилось, русский керосин заместился главным образом американским: за четыре года (1904—1908 гг.) доля России в английском импорте керосина упала на 3 4, 7 %, тогда как доля Соединенных Штатов возросла на 2 8, 6 % ".

Нефтяная промышленность России относилась к числу наиболее монополизированных отраслей русской промышлен­ ности, что оказывало большое влияние на внешнюю и внутреннюю торговлю нефтяными продуктами.

В 90-х годах X I X — н а ч а л е X X в. вывозом нефтепро­ дуктов из России в Европу заправляли две компании — «Бранобель» («Братья Нобель») и Каспийско-Черноморское общество Ротшильдов. В начале 90-х годов на их долю приходилось до 6 0 % всего вывоза нефтяных продуктов, а в 1900 г. «Бранобель» и фирма Ротшильдов контроли­ ровали более 6 0 % всего керосинового экспорта. | Перед первой мировой войной внешняя и внутренняя торговля России нефтяными продуктами была в основном сосредоточена в руках трех крупных трестов — «Бранобеля», «Ройял Д а т ч Ш е л л » и Русского генерального общества, на их долю приходилось свыше / торговли нефтью.

3 В то ж е время мировой нефтяной рынок представлял собой арену противоборства и временных соглашений вышедших на международный уровень монополий. В конце X I X — н а ч а л е X X в. на нем господствовал американский нефтяной трест «Стандард ойл». С намерением объединить все неамериканские силы в Европе для борьбы со «Стандард ойл» в 1906 г. под эгидой Немецкого банка было создано международное общество «Европейский нефтяной союз», куда вошли «Бранобель», Каспийско-Черноморское обще­ ство, общество « М а н т а ш е в и К », а также румынские и австрийские фирмы. О том, каким было соотношение сил на международном керосиновом рынке, свидетельствует подписанное в середине 1907 г. соглашение между «Евро­ пейским нефтяным союзом» и «Стандард ойл» о разделе рынков: 7 5 % всего импорта в Европу закреплялось за последним, а на долю «Европейского нефтяного союза»

пришлись оставшиеся 2 5 %. 1б К осени 1910 г. практически вся мировая нефтяная торговля была сосредоточена в руках трех международных трестов: американского « С т а н д а р д а », «Европейского нефтя­ ного союза» и англо-голландской компании «Ройял Датч Ш е л л ». Торговая деятельность последней из названных компаний была связана в основном с Дальним Востоком, однако к первой мировой войне англо-голландская « Ш е л л »

распространила свое влияние и на Европу. В ноябре 1911 г.

Ротшильды уступили ей Каспийско-Черноморское общество и общество « М а з у т », что позволило « Ш е л л » укрепить свои позиции в Европе и д а ж е проникнуть на внутренний рынок России. «Ройял Д а т ч Ш е л л » поколебала основы и без того шаткого «Европейского нефтяного союза» и стала серьезным конкурентом «Стандард ойл».

Высокая степень монополизации нефтяной промышлен­ ности и торговли накладывала свой отпечаток на состояние и динамику рынка. Монополии реализовали свои интересы в значительной мере через политику цен. Немалую роль в регулировании рынка играло и государство, имевшее такие рычаги воздействия на рынок, как таможенная и налоговая системы, причем это воздействие также опосредствовалось через цены. Таким образом, анализ цен и влияющих на них факторов дает возможность выяснить, какие влияния испытывал рынок, и тем самым продвинуться в изучении внутренней и внешней торговли России.

Какие факторы влияли на цены? Какие из них более, какие менее важны? Совокупность каких факторов доста­ точно хорошо определяет (описывает) цены? В решении этих вопросов эффективным оказалось применение множествен­ ной регрессии.

Уравнение, связывающее результативный признак с фак­ торными признаками, причем число последних больше единицы, представляет собой уравнение множественной регрессии и в общем виде может быть записано так:

+ а,дг, + а х у=а +... + а х„, 0 2 2 п где у — цена (результативный признак);

х,..., х — 2 п факторы, способные в той или иной степени определить уровень цен (факторные признаки);

а, а а,..., 0 ь а„ — коэффициенты уравнения множественной линейной регрессии, для нахождения которых обычно используется метод наименьших квадратов.

П р е ж д е чем переходить к интерпретации уравнения, необходимо убедиться, что оно з н а ч и м о. Кроме того, следует учесть следующее важное обстоятельство: между факторами, вошедшими в уравнение, не должно быть тесной корреляционной связи.

Численно определенные коэффициенты при факторах (а, при факторе х а при факторе х и т. д.) — это частные и 2 коэффициенты множественной регрессии. Они показывают, насколько изменяется результативный признак (цена) с изменением соответствующего фактора на единицу и при фиксированных значениях остальных факторов.

Н о какие из вошедших в уравнение факторов оказывают большее влияние на цены, какие меньшее? Уравнение в полученной форме не дает ответа на этот вопрос, так как факторы выражены в разных единицах измерения и имеют разную колеблемость, вследствие чего соответствующие им частные коэффициенты регрессии несравнимы. Чтобы выявить роль отдельных факторов в изменении результатив­ ной переменной, необходимо привести коэффициенты ре­ грессии к сравнимой форме. Это достигается с помощью определенной стандартизации коэффициентов регрессии '. Стандартизованные коэффициенты регрессии показывают, на какую величину своего квадратического отклонения изменяется результативный признак при изменении фактор­ ной переменной на величину, равную ее среднеквадрати ческому отклонению, и тем самым позволяют оценить относительное значение отдельных факторов.

Д а л е е уместно поставить следующий вопрос: насколько включенные в уравнение регрессии факторы в совокупности объясняют изменение результативного признака? Ответ на этот вопрос можно получить вычислением коэффициента детерминации. Этот показатель не только позволяет судить о том, в какой степени цены определяются тем или иным набором факторов, но и дает возможность отбирать факторы в уравнение. Чем ближе коэффициент детерминации к своему верхнему пределу ( 1 0 0 % ), тем при прочих равных условиях лучше уравнение, удачнее отбор с о д е р ж а щ и х с я в нем факторов.

Такова в кратких чертах методика обработки временных рядов, ориентированная на изучение внешнего и внутреннего рынка России.

Перейдем к анализу источников. В нашем распоряжении (табл. 1) имеются цены на керосин в Баку. Баку являлся центром основного нефтедобывающего района России. Цены даны без акциза, причем цены «в вагонах» представляют собой экспортные цены, а цены «в судах» — цены керосина, направлявшегося на внутренние рынки страны.

Д л я характеристики внутреннего рынка важны цены Царицына и Нижнего Новгорода — главных распредели •* оо ю со co_ СП in" 122.

106, оо" on" СО* GO on — _ _ •* см 00 оо о с о on о 00 СЗП с" со" со" см" СП см" см" см" СО" см" 102, оо" •* on" GO* со щ со СО CD •* СО СП GO •* о ' — 00 со co_ СО со_ ю см с о ~я СО со 00 СО СО см" со" со" t-" оо" о * оо" і 133, 155, со" GO" СО" СЗП ю о см с о •Ф СО СО ю СП со ІП ч- СП _ _ •* с о см СП ч- СО ю щ 00 тр_ с о cO_ ю «3 СО СО CM "Ч " СП со" со" GO" со' 138, 122, оо" Г-" г~ см" CN oo см см 00 СП СО ІП с о CD СП "ф •* СО СО — •* „ — СП г о СП с о с о | 00 СО_ CD CD о " h-" оо" О)" 1ft со" см" ю " 125, 103, •* Г~Г см" СП Г-* CO* ем со 0 0 СП CO CD СП on см СП CM _ in о о о о сзп с о см см о см СП co_ СП о СО ГО Со" о" см" г^" 132, со" CO* см' СО* ОС* •ч" •ч" CM" см CD со СП о CD on с ОО CO GO GO in •ч с о с о CO с о см 0 0 с о. 00 СО 0 0 СП СО СО СО СЗП en оо" оо" см" см" Ч-" СП on" 128, о со" •ч" оо" СП t-~" о " О)" CO* о см о СО Ч " u ОО 00 on см СП CD С П _ ю СП СО - г СП с~ о t--_ 00 с о СС СО СО CO_ со" h-T со' см" со* 109, 138, 106, on о со" С * П о ч" •ч" см см о 00 СП СЗП CD СП о с о ІП _ _ •* ю о г~;

СО on СП ем с о 1П 00 іП СЗП СО СО со" in" ю " г-" ю" со" со" г--" оо" 168, in о СП on in in о со см 00 m см о ІП СО СП СО СО in ем ІП ю ь. CD о г~ •Ч СП СО СО СО СО GO СО CM СО m" о" 00" оо" со" сл" ю " со" in" о 107, 169, о" on" on СО* СО' см in о со on ем см СП о •Ч GO •* in -* см ІП с о CO о о ю со СП ІП СП ІП СО о* •ч" со" со" 129.

140, 105, о СП Г-" ІП GO" І^."

tC Г-" о со t~ см см 00 СП о CO СО CO СП г»

"Ч •Ч о LO ем on см см см C оо. °°.

M ч* СО СО CO о " ІП Ч-" со" і~-" О * со" о " о " On" ю " on 143, о СО* о см СО см СП 0 0 on i-^ СО см СП СП _ с о со ОО см ем с о СО с о ІП CO in с~ г - 1ft о СО СО ю " со" см" h-' 00 со" ю " ем" со" со" о " см" СП t~-" о о " о" оо" о 00 о со со on СП СП ее CD CD СМ см СО s ьс CJ S a CO о° п - 'X = сд. Э s сс о 5 2 Щ ю а. °S s ex со а о.

Ч і CU S га С О И о га s X '—' o га Йо со HO о К.... -J CU I S E( X s JJ В * 5? И § га *§ S га я s о с Ш 3" pa "S LQ X ю ua a Ui""""!

"S X тельных рынков внутренней торговли керосином в России.

Крупные потребляющие центры России представлены ценами Москвы и С.-Петербурга. Цены внутренних рынков России содержат акциз.

И з зарубежных пунктов рассмотрены главнейшие — Н ь ю - Й о р к и Лондон. Цены Н ь ю - Й о р к а отражают состояние дел основного поставщика керосина в мире. Лондонские цены приводятся как для русского, так и для американ­ ского керосина, что очень в а ж н о, так как лондонский рынок был ареной острой конкурентной борьбы между основными поставщиками керосина на европейский рынок.

Сравнивая бакинские экспортные цены и цены керосина в Баку, идущего на внутренний рынок, замечаем, что экспортные цены, за исключением нескольких лет (1897, 1905, 1907, 1908 г г. ), были выше, иногда значительно выше цен, являющихся основой цен внутреннего рынка.

Кризис 1892 г. и последовавшая за ним депрессия привели к значительному понижению цен на керосин как в странах-производителях, так и в странах-потребителях.

С о второй половины 1894 г. «Стандард» поднял цены в Великобритании и Германии, что повлекло за собой повышение цен русского керосина в этих странах, резкое увеличение экспортных цен в Баку и сказалось на росте цен внутреннего рынка России. Взвинчивание цен усилилось в связи с тем, что осенью 1895 г. наводнение смыло участок железной дороги между Баку и Батумом и движение экспортных грузов приостановилось на несколько месяцев.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.