авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«МАТЕМАТИЧЕСКИ МЕТОДЫ If И ЭВМ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ Комиссия по ...»

-- [ Страница 8 ] --

Один из старейших и наиболее известных проектов такого рода посвящен Флорентийскому кадастру 1427 г. — уникальной переписи населения, содержащей данные о 250 тыс. жителей Тосканы. Вот уже более 15 лет американ­ ский историк Д. Херлихи (Гарвардский университет) совме­ стно с французской исследовательницей К. Клапиш ( П а р и ж ­ ская высшая школа практических исследований) изучают социально-экономическую и демографическую историю Флоренции и ее пригородов — социальную и профессиональ­ ную структуру населения и его важнейшие демографические характеристики (рождаемость, смертность, брачность, фертильность женщин и т. д. ), — а также проводят сравни­ тельный анализ размеров и структуры земельной собствен­ ности в городе и близлежащих сельских районах. На кафедре средневековой истории Барселонского университета под руководством Э. C a e c a и М. Риу ведется комплексное изучение социально-экономической истории Каталонии в X I I I в. В основе проекта — анализ нескольких сотен грамот Викского картулярия. Н а первом этапе работы главное внимание уделяется выработке основных принципов формализации данных источника и их статистической обработке. Грамоты кодируются и заносятся в Э В М по сле­ дующей схеме: полностью фиксируются имя и фамилия лиц, упомянутых в документе, в закодированном виде — их возраст, пол, профессия, социальное положение, дата и при­ чина составления грамоты, основные объекты дарения (дви­ жимое или недвижимое имущество, деньги, их сумма) и т. д.

Проект предусматривает проведение демографических и ан тропонимических исследований, а также изучение характера собственности, различных форм зависимости, развития ре­ месла, торговли, наиболее распространенных форм болезней.

Ц е л а я серия аналогичных исследований проводится в Великобритании. Социально-экономической и политиче­ ской историей Англии X — X I вв. занимается Э. П у л (Кент­ ский университет) главным образом на основе терминологи­ ческого и статистического анализа нескольких сотен грамот Саксонского картулярия ". Вновь в центре внимания истори­ ков оказалась знаменитая «Книга страшного суда».

Д ж. Д. Хэмшир (Манчестерский университет) и М. Д ж. Блэк мор (Бристольский университет) изучают аграрный строй Англии в X I в. с помощью корреляционного и регрессионного анализа данных этого источника на уровне как графства, так и отдельного хозяйства. | С р а з у два проекта по социально-экономической истории Англии X I I I — X I V вв. основаны на использовании такого источника, как записи сеньориальных судов. Являясь орга­ ном сеньориального контроля и исполняя публично-правовые функции, они рассматривали мелкие уголовные дела, тяжбы между частными лицами по поводу нарушения обязательств, неуплаты долга, а также все случаи перехода и аренды общинной земли и др. Д ж. А. Криппс, P. X. Хилтон, Д ж. Вильямсон (Бирмингемский университет) обработали и занесли в память Э В М данные по трем манорам почти за весь X I V в., всего около П О — 1 2 5 тыс. отдельных записей.

Ими фиксировались дата и характер тяжбы, имя, фамилия, пол и социальное положение всех ее участников, их роль в тяжбе, т. е. являлись ли они должностными лицами, поку­ пателями или продавцами, кредиторами или должниками, арендаторами и др. Поскольку один и тот ж е человек мог быть упомянут в источнике несколько раз и в различных ситуациях, число личных имен и реальных людей далеко не совпадает. Поэтому необходимым этапом подготовки данных для демографического анализа является идентифи­ кация отдельных лиц, которая проводилась вручную на основе методики «реконструкции семей», разработанной Кембриджской группой по истории населения и социальной структуры. Р. М. Смит (Кембриджский университет) і использовал сходную методику для обработки и анализа данных X I I I — X I V вв. по трем манорам С у ф ф о л к а. О б а проекта предусматривают изучение общего движения населения и структуры семьи, системы землевладения и землепользования, рынка земли, проникновения товарно денежных отношений в сельское хозяйство.

В Торонтском университете ( К а н а д а ) под руководством М. Д ж е в е р с а ведется исследование около 1200 английских средневековых грамот, главным образом из картулярия О р ­ дена госпитальеров. После их кодировки с помощью Э В М формируются несколько тематических блоков информации:

1) сведения о самой грамоте: из какого она картулярия, ее номер в нем, дата и место происхождения, характер до­ кумента (сделка, дарение и т. д. ) ;

2) список упомянутых в грамоте людей с указанием имени, возраста, социального положения, профессии, места жительства, происхождения, вероисповедания и др.;

3) все географические названия и их координаты (граф­ ство, округ, приход) вплоть до самой мелкой администра­ тивной единицы;

4) все сведения о формах собственности — движимом и недвижимом имуществе, земле, постройках, скоте, зависимых людях, деньгах и др.

Н а основе этих данных изучаются взаимоотношения англо-саксонского населения и французских завоевателей, формы собственности, земельный рынок и землепользование, доходы и расходы населения, у р о ж а и, нормы потребления и др. Вот уже несколько лет в Институте изучения и истории текстов в П а р и ж е на основе актового материала ведется изучение различных аспектов социально-экономической истории Франции, прежде всего структуры вотчины и кре­ стьянского хозяйства. Методика обработки и анализа этих источников с помощью Э В М, предложенная Л. Фоссье, заключается в создании системы вопросов к содержанию и формуляру грамоты. Различные варианты ответов на эти вопросы служат дескрипторами, т. е. ключевыми понятиями, с помощью которых кодируется содержание документа. Отношения между ними фиксируются в виде системы графов (векторов). К а ж д ы й из них обозначает отдельную харак­ теристику (имя, пол, место происхождения, социальное по­ ложение и т. д.) автора грамоты, ее адресата, свидетелей и других упомянутых в грамоте лиц, а также все све­ дения, относящиеся к объекту сделки и др. М а ш и н н а я обработка этих данных дает возможность провести иденти­ фикацию многих тысяч контрагентов различных сделок, а кроме того, получить словарь ономастических терминов (личных имен и топонимов). | Новые методы достаточно широко используются также при изучении торговли и рыночных связей, финансов и денежного обращения ', системы налогообложения ', 8 структуры и доходности вотчины и крестьянского хозяйства в различных странах Западной Европы и др.

Р я д исследований посвящен истории государства и права.

В Италии А. Л о м б а р д о в течение нескольких лет формирует банк машинной информации о всех нотариях и судьях, упомянутых в итальянских средневековых актах. И м уже изучены и обработаны свыше 4 тыс. грамот X — X I V вв.

из издания «Codice Diplomatici B a r e s e ». В память Э В М заносятся дата документа, имя и место происхождения нотария или судьи, его принадлежность к императорской (королевской) коллегии, формула souscription finale, юриди­ ческая сущность акта (продажа, дарение, арендный договор) и др.

В о Франции в Центре изучения истории права под руководством Ж. Метман проводится анализ и перевод в машиночитаемую форму актов П а р и ж с к о г о парламента.

В расчете на многоплановое использование полностью фиксируются личные имена и государственные институты, а содержание документов кодируется с помощью системы ключевых т е р м и н о в. Появились также работы по истории администрации и государственного управления во Франции, различного рода правонарушений и судебной практики в Англии и д р. В последние годы количественные методы стали все чаще использоваться при изучении средневековой культуры и идеологии. И если раньше машинная техника применялась главным образом для обработки статистического и актового материала, то теперь с помощью Э В М проводится также анализ различного рода нарративных и д а ж е изобразитель­ ных источников.

В 1975 г. во Франции был выдвинут проект « R E S E D A », посвященный изучению гуманизма. Он финансируется Национальным центром научных исследований и Институтом информатики и автоматики. Источниковую базу исследова­ ний составляют разнообразные биографические данные более 800 французских общественных деятелей и частных лиц, живших в X I V — X V вв. Банк информации создается в виде системы «эпизодов», которые представляют собой формализованное описание на естественном языке отдельных изолированных событий из жизни человека. Кроме реальных фактов биографии, фиксируются политические и религиоз­ ные убеждения, намерения, мнения и т. д., а также логиче­ ские отношения между «эпизодами», в ы р а ж а ю щ и е причинно следственные связи.

Историей старейших английских университетов Оксфорда и Кембриджа занимается Т. X. Астон (Оксфордский универ­ ситет). П о д его руководством создан машинный банк инфор­ мации о выпускниках этих университетов. В память Э В М занесены данные о более чем 22 тыс. выпускников Оксфорда до 1540 г. и о 7 тыс. выпускников Кембриджа до 1500 г.:

полностью — имя, фамилия, в закодированном виде — время обучения, факультет, колледж, вероисповедание, место рождения, образование за пределами университета, даль­ нейшая карьера, звание, труды и д р. В Фотоархиве средневековых рукописей университета Пердью (Лафайетт, С Ш А ) находится одна из крупнейших коллекций цветных слайдов (около 30 тыс. изображений миниатюр, иллюстраций, инициалов и части текста из наибо­ лее известных западноевропейских рукописей и старопечат­ ных книг). С 1969 г. Т. X. Олгрен с помощью электронно вычислительной техники составляет к ней различного рода библиографические и предметные у к а з а т е л и. Д л я каждого изображения указываются:

а) название книги, в которой оно содержится, выходные данные последнего печатного издания, время и место созда­ ния, тип источника (хроника, псалтырь и т. д. ), язык, на котором он написан, палеографические особенности текста и др.;

б) число иллюстраций, имя художника или школа, к которой он принадлежит;

в) с помощью нескольких слов или фраз описывается содержание изображения. Д л я этого выбирается основной термин, обозначающий тот или иной сюжет, встречающийся в произведениях церковного или светского характера (напри­ мер, «крещение», «сошествие в ад», «свидание влюбленных»

и д р. ), и даются отсылки к его синонимам. Поскольку одно изображение зачастую содержит несколько иконографиче­ ских сюжетов, номер этого слайда, как правило, дублируется под разными тематическими рубриками.

С у щ е с т в у ю щ а я программа обеспечивает диалог иссле­ дователя с Э В М и позволяет получить полную подборку изображений, сгруппированных в соответствии с различ­ ными критериями: сюжетом (например, 1300 изображений «святых», 157 — царя Д а в и д а, 55 — Ланселота и д р. ) ;

характером и названием произведения (миниатюры из 58 иллюстрированных рукописей «Божественной комедии»

Д а н т е, из 310 рукописей А п о к а л и п с и с а ) ;

и др.

Р я д исследований посвящен истории средневековой музыки. Пристальный интерес исследователей вызывает история церкви и религиозной идеологии. Вот у ж е много лет в Центре по изучению документов с помощью Э В М (СЕТЕДОК) Католического университета в Лувене (Бельгия) под руководством Ц. Томбера ведется систематическое изучение и перевод в машиночитаемую форму огромного массива текстов по истории церкви. Среди них: документы Вселенских соборов от X I I в. до наших дней ;

антология сочинений античных и средневековых философов — Аристотеля, Боэ­ ция, Платона, Сенеки и др.;

комплекс францисканских документов X I I I в. В машинный банк информации пред­ полагается занести также латинские переводы Авиценны, документы судебного процесса над Жанной д'Арк и многие другие. Р. Метц и О. Гангхофер (Страсбургский университет) изучают структуру и лексику Decretum'a Грациана иначе «Concordia discordantum с а п о п и т » — крупнейшей компиля­ ции канонических текстов первой трети X I I в. Она включает около 4 тыс. документов, которые были созданы на протяже­ нии десяти веков: более 1200 сочинений «отцов церкви», тексты соборов, сотни папских декреталий, выдержки из римского и германского права и д р., сгруппированных по те­ матическому принципу. Одни и те же термины встречаются практически во всех текстах, но в различных значениях. Д л я того, чтобы исследователи могли получить представление о всех случаях употребления того или иного термина и про­ следить его эволюцию, каждое слово заносится в память Э В М с указанием его места в Decretum'e, названия текста, в котором оно встречается, его характера, автора, времени и места создания;

подсчитывается частота его употребления и анализируется контекст. При этом цитаты ранжируются в за­ висимости от их важности для понимания содержания тер мина.

По-прежнему широко изучаются история монашества и отдельных монастырей и их роль в жизни средневекового общества. Ряд работ посвящен анализу взглядов видных церковных деятелей, а также отражению различных форм религиоз­ 3| ной идеологии в массовом сознании.

Т а к, например, Д ж. Лэднер (Южно-Калифорнийский университет) про­ водил сравнительное исследование взглядов Григория Великого и папы Григория V I I на основе частоты употреб­ ления терминов религиозных реформ и нововведений в их сочинениях и письмах. Л. Брейр (Утрехтский университет) занимается созда­ нием «коллективной биографии» «новых посвященных» — последователей религиозной секты, возникшей в конце X I V в. в Нидерландах и распространившейся на большей части территории Бельгии и Германии. Н а основе контент анализа сочинений, излагающих содержание этого учения, а также хроник, посвященных жизнеописанию его после­ дователей, он изучает их идеологию и социальную психоло­ гию. Ведущий принцип предложенной Л. Брейром методики заключается в сравнении поступков действующих лиц «религиозных биографий» и терминологии, употребленной для их оценки, и выявлении таким образом взглядов авторов текстов.

Все шире применяются количественные методы и Э В М в различных специальных исторических дисциплинах — источниковедении, просопографии, генеалогии, ономастике, нумизматике, археографии и д р. В последние годы все более явственно проявляется тенденция к расширению их функций и проблематики, а также к сближению с соб­ ственно историческими исследованиями и с другими смеж­ ными отраслями знаний.

Изучение многих проблем истории населения, структуры семьи различных классов и слоев феодального общества зачастую ведется параллельно с анализом экономических и социальных процессов в рамках большинства уже упомя­ нутых проектов, выполненных на основе массовых статисти­ ческих и актовых материалов, например Флорентийского кадастра 1427 г., Викского картулярия, записей сеньориаль­ ных судов и др., а также в специальных работах по исто­ рической демографии. Антропонимические исследования, посвященные анализу частотности личных имен в различные исторические периоды и у разных социальных слоев, закономерностям перехода от одних систем имен к другим, обогащают представление об истории расселения народов, войн и завоеваний, процес­ сов христианизации и колонизации, этническом составе господствующего класса и массы держателей и д р. Социальная структура средневекового общества рас­ сматривается историками-медиевистами не только на «макроуровне», т. е. на уровне анализа состава и статуса крупных социальных общностей, но и на «микроуровне», который включает анализ индивидуальных жизненных путей. В зарубежной медиевистике (в особенности в Ф Р Г и во Франции) широкое распространение получили просопо графические исследования, в которых на основе массовых исторических данных прослеживаются во времени и в про­ странстве судьбы отдельных людей. З а н и м а я промежуточное положение между генеалогией и собственно социальной историей, просопография изучает человека и как индивида с неповторимой биографией, и как члена социума, чья роль в обществе обусловлена его принадлежностью к определен­ ной социальной и профессиональной группе. Обширные исследования в области просопографии, генеалогии, ономастики и социальной истории ведутся под руководством К. Ф. Вернера в Институте немецкой истории в П а р и ж е. Здесь в рамках проекта «Prosopographia regnorum orbis latini ( P R O L ) » создается машинный банк информации, который включает все личные имена и характе­ ристики личности, содержащиеся в различного рода западноевропейских источниках I I I — X I I вв. — грамотах, капитуляриях, описях, некрологах, литургических текстах, законодательных и литературных памятниках и многих других. К 1975 г. в память Э В М занесены более 120 тыс.

личных имен. Эти данные служат источниковой базой для изучения известных исторических родов и отдельных со­ циальных групп и их роли в жизни средневекового обще­ ства.

В Ф Р Г К. Шмидт (Фрайбургский университет) и И. Вол лаш (Мюнстерский ун-ет) возглавляют междисциплинар­ ный проект «Societas et Fraternitas», предполагающий использование практически всех западноевропейских источ­ ников, содержащих личные имена и сведения биографиче­ ского характера. Н а первом этапе работы в центре вни­ зэ мания находятся главным образом вопросы выработки и апробации методики анализа отдельных видов средневеко­ вых памятников. Как правило, в Э В М заносятся название источника и его полное библиографическое описание, графическое написание имени, в закодированном виде — данные о социальном положении, сфере деятельности (профессии) его владельца, его семейном положении, родственниках, название местности (страна, город, поместье, монастырь и т. д.) и др. Ш а г за шагом совмещаются воедино различные характеристики, позволяющие идентифицировать личность;

перебор вариантов осуществляется с помощью Э В М до тех пор, пока в' системе данных, относящихся к одному лицу, не устраняются все противоречия и несо­ ответствия. В результате этих операций на основе перечня личных имен с относящимися к ним биографическими сведениями создается список реально живших людей.

Получены уже первые конкретно-исторические результаты.

Среди них фундаментальная монография по истории Фульд ского монастыря, авторы которой обработали данные более чем о б тыс. ч е л. В о многих странах электронно-вычислительная техника используется при изучении и издании обширных массивов средневековых источников. Большинство этих проектов носит комплексный междисциплинарный характер. Средне­ вековые памятники анализируются в них с разных точек зрения, а текстологическая и археографическая работа тесно смыкается с источниковедческими и лексикологиче­ скими изысканиями. При этом формирование машинных банков информации, как правило, непосредственно не свя­ зано с проведением конкретно-исторических исследований.

Значительно обогнали всех в этой области бельгийцы.

Начиная с 1962 г. Национальный комитет по составлению словаря Средневековой латыни совместно с Центром по изучению документов с помощью Э В М ( С Е Т Е Д О К ) ведут систематическое изучение, публикацию и запись на магнит­ ные ленты всех бельгийских источников V — X I I вв. Проект финансируется Национальным фондом научных исследова­ ний и Королевской Академией наук, литературы и искусств Бельгии. И м руководят Л. Женико и П. Томбер. В настоящее время Бельгия практически единственная страна, где сфор­ мирован единый национальный банк средневековых текстов.

В него вошли все нарративные и актовые источники бель­ гийского происхождения до 1200 г., а также произведения авторов, родившихся или проживших в Бельгии большую часть жизни, все исправления и добавления к оригинальным бельгийским текстам, д а ж е если они были сделаны за границей или иностранцами и т. д. При этом на магнитные ленты заносится весь текст источника — от первого до последнего слова без каких-либо сокращений или исправле­ ний;

каждое слово сопровождается детальным справочным аппаратом, что позволяет, во-первых, при необходимости обратиться к изданиям источника и, во-вторых, определить место слова в тексте и соседние с ним части речи;

все тексты подвергаются лемматизации и лексикологическому ана­ лизу, а грамоты, кроме того, анализу формуляров. Резуль­ татом обработки данных на Э В М является алфавитный список (словарь) всей лексики текстов с указанием частоты встречаемости каждого слова и различных статистических характеристик его связи с другими словами.

Параллельно с этим опубликован новый перечень средне­ вековых бельгийских источников, где для каждого текста указаны начальные слова произведения, автор, время и место создания, использованные источники, основные событийные характеристики и библиография. Закончив первый этап работы, Комитет решил продолжить изучение текстов до 1500 г.

Во Франции в Центре лингвистических исследований в Нанси с 1968 г. в Э В М полностью заносятся все дошедшие до нас французские акты до 1120 г., сохранившиеся, как правило, в более поздних копиях. Анализируются лексика и формуляр грамот, вычисляются характеристики частоты употребления слов, их сопряженности и т. д., составляется индекс ономастических терминов (личных имен и топони­ мов). У ж е обработаны грамоты по Э л ь з а с у, Ш а м п а н и, Франш-Конте, Фландрии, Пикардии и другим провинциям.

В Италии Институт средневековой истории Пизанского университета совместно с Национальным университетским вычислительным центром (руководители проекта Ч. Виоланте и С. Скалфати) с 1968 г. проводят изучение и издание более 2 тыс. пизанских документов до 1200 г., сохранившихся в трех городских архивах. Методика их обработки и анализа апробирована на нотариальных актах X I I в. После выбора основного варианта написания слова подготавливается алфавитный список всей лексики документов вместе с кон­ текстом (группы из 12 с л о в ), вычисляются статистические характеристики частоты их употребления и сопряженности.

Отдельно составляются индексы личных имен, географи­ ческих названий, церковных институтов и важнейших событий.

Там же в Пизе М. Л у ц ц а т и, Л. Каратори (Пизанский университет) и Р. Спругноли (Институт информационных исследований) готовят к изданию более 20 тыс. записей о крещениях второй половины X V в. из архива церкви Сан-Раньерино. В них указаны дата крещения, имя и пол ребенка, имя и фамилия его родителей, профессия отца и деда, происхождение и место жительства семьи и т. д.

Все эти данные с указанием номера документа в закодиро­ ванном виде заносятся в Э В М. В этом случае использование для сопоставления отдельных записей вычислительной техники позволяет, во-первых, исправить возможные ошибки и описки (в первую очередь, в написании личных имен, топонимов, дат и д р. ), во-вторых, восстановить многие пропущенные или утраченные сведения, сравнивая, напри­ мер, сведения о крещениях нескольких детей одной супруже­ ской пары, их внуков, правнуков и т. д. Стремясь к наиболее полному и точному изданию источника, авторы проекта подготовили три варианта этого текста:

1) записи в том виде, в каком они дошли до наших дней;

2) первоначальный вариант текста, т. е. сохранив­ шиеся +утраченные записи;

3) текст, в котором сделаны исправления всех ошибок и восстановлены пропущенные и не дошедшие до нас сведения.

В настоящее время существует программа, позволяющая получить на терминале или в виде распечатки на бумажной ленте данные, сгруппированные в любом сочетании в за­ висимости от запроса исследователя: по полу и имени ребенка, дате крещения, имени и профессии отца, происхож­ дению и месту жительства семьи и др. В дальнейшем предпо­ лагается дополнить имеющуюся базу данных сведениями из других источников того времени (описей, грамот и др.) Для проведения исследований в области социально-эконо­ мической истории, демографии, ономастики и т. д. Проблема использования Э В М при подготовке к изданию средневековых текстов изучается также под руководством Е. Ормани в Государственном архиве в Риме. Опубликованы первые результаты машинной обработки 300 венецианских документов, которые в полном объеме записывались на магнитные ленты. После лемматизации был составлен частотный словарь их лексики. Установив с помощью Э В М связи между всеми терминами документов, авторы проекта предложили вариант тезауруса, т. е. иерархически упоря­ доченную систему ключевых понятий (дескрипторов), о т р а ж а ю щ у ю содержание источника.

По-прежнему не менее половины работ с применением количественных методов и Э В М принадлежит литературо­ ведам и лингвистам. Результаты исследований филологов в области исторической лексикологии и лексикографии при их несомненной самостоятельной ценности представляют большой интерес и для представителей смежных отраслей знаний, в том числе и для историков. Отчетливо прослежи­ ваются несколько ведущих направлений исследования:

составление различного рода словарей — частотных, диалектных, исторических и др. — языка определенного периода (при этом строение словаря, как правило, отражает лексико-семантическую структуру языка в целом и семанти­ ческую структуру отдельных слов — значения слов выде­ ляются по их связям с другими словами в тексте и внутри семантических полей);

изучение лексики определенной группы текстов, обычно связанных единством времени или места происхождения (например, принадлежащих одному автору либо пред­ ставляющих один тип источника).

Выше уже был охарактеризован один из крупнейших в медиевистике проектов, посвященный созданию словаря средневековой латыни в Бельгии. С 1972 г. в Висконсинском университете в С Ш А под руководством Л. Кастена на основе изучения лекеики и синтаксиса 250 испанских рукописей и инкунабул X — X V I вв. создается словарь старо-испанского языка. С помощью Э В М проводятся учет и сравнительный анализ всех морфологических и орфографических вариантов понятий в старо-испанском и современном испанском языке, прослеживаются хронологические и географические границы их употребления, этимология и диалектные формы. П а р а л ­ лельно формируется банк библиографических данных о всех испанских источниках до 1500 г. В Великобритании с 1968 г. А. Д ж. Айткен совместно с П. Братлеем и Н. Гамильтон-Смитом занимается под готовкой к изданию словаря старо-шотландского языка на основе лексикографического и статистического анализа шотландских текстов X I V — X V I вв.

В 1976 г. М. А. Самуэльс (университет в Глазго) подго­ товил проект «Исторического тезауруса английского языка»

и в том же году в соответствии с разработанной им новой детальной классификацией понятий приступил к созданию полного словаря английского языка. Цель проекта — про­ следить эволюцию лексических форм, употреблявшихся для выражения одних и тех же феноменов действительности и абстрактных понятий в каждый исторический период, начиная с англо-саксонского и до наших дней. Лингвисти­ ческий материал, который извлекается главным образом из Оксфордского словаря английского языка, упорядочи­ вается с помощью Э В М по алфавиту и по смыслу.

Ф. Толенер (Нидерланды) возглавляет проект по созда­ нию словаря старо-голландского языка до 1301 г. При составлении алфавитного и частотного списка лексики около 2 тыс. разнообразных источников (грамот, описей, счетов, эпитафий и др.) каждый орфографический вариант рассматривается как отдельное слово. П о мнению авторов проекта, этот путь позволяет устранить элемент субъектив­ ности при выборе наиболее' употребительных форм слова при лемматизации и избежать переноса современных лингвистических знаний на исторический материал.

Один из наиболее интересных аспектов изучения языка средневековых источников — анализ соответствия между их фонологической и графологической системой, т. е. между звуками и их изображением на письме. В средневековых текстах, которые в гораздо большей степени ориентированы на передачу устной речи, чем грамматических форм, встречается множество вариантов написания одного и того ж е слова. При этом сложность состоит в том, что они могут представлять как различные формы произношения одного и того ж е слова, так и разные слова с одинаковым произношением. Будучи связаны как с особенностями диалек­ тов, так и с исторической эволюцией языка, различия в про­ изношении и написании слов могут рассматриваться и в географическом, и в хронологическом плане. Именно под этим углом зрения Г. Л о г а н проводит сравнительный анализ лексики пяти редакций жизнеописания св. Екатерины, созданных в разное время и в разных частях Англии.

Упорядочив с помощью Э В М около 95 тыс. слов (более 6 тыс. базовых лемм) в зависимости от позиции буквы «е»

в корне слова и подсчитав частоту употребления основных вариантов в каждом тексте, он пытается проследить важ­ нейшие закономерности эволюции долготы и краткости корневых гласных. Исследования такого рода дают новый материал для уточнения происхождения и датировки исто­ рических памятников. С 1972 г. действует Ассоциация литературоведческих и лингвистических исследований с помощью Э В М. Являясь международным координационным центром, она объединяет ученых 25 стран, издает специальный бюллетень, проводит международные коллоквиумы и конференции. Ассоциация осуществляет перевод в машиночитаемую форму различных типов средневековых памятников. Она располагает новей­ шим считывающим устройством, которое работает с любым алфавитом и шрифтом, в том числе и с готическим, а также несколькими стандартными пакетами программ для стати­ стического анализа лексики текстов. Как правило, вычи­ сляются характеристики частоты употребления слов и их взаимосвязей. К началу 80-х годов занесены в память Э В М и подвергнуты статистической обработке свыше 60 наиболее известных комплексов источников на латыни, английском, датском, немецком, норвежском, итальянском, французском, провансальском языках. Среди них «Книга страшного с у д а », «Песнь о Роланде», «Роман о розе», лирика трубаду­ ров, произведения Каролингского возрождения, много­ численные хроники, описи, агиографические произведения и многие другие памятники.

В рамках Ассоциации под руководством Р. Висби (Лондонский университет) осуще­ ствляется проект создания с помощью Э В М Архива ранне средневековых германских текстов. Математико-статистические методы и электронно-вы­ числительная техника давно и широко применяются в тексто­ логии при изучении истории создания и эволюции средне­ вековых памятников, их атрибуции и датировки, числа редакций и переписчиков, а также литературного стиля того или иного автора. Своеобразие стиля каждого автора выражается в ряде устойчивых закономерностей в употреб­ лении слов и словосочетаний, конструкций предложений, преимущественном обращении к тем или иным сюжетам и др. Его анализ предполагает рассмотрение частоты встречаемости комбинаций слов, частей речи, длин предло­ жений и т. д. Т а к, например, В. Фелан (Флоридский университет), изучая стиль Д ж. Чосера, работает над соз­ данием тезауруса лексики его сочинений, т. е. логической схемой понятий и связей между ними. Д л я этого, используя критерий хи-квадрат ( х ), он выделяет значимые (неслу чайные) • варианты частоты совместного употребления пары или группы слов. Н. Манн (Оксфордский универси­ 5б тет) проводит исследование языка и стиля Петрарки на основе статистического анализа лексики и грамматических форм его произведений, Д ж. Д и н (Оксфордский универси­ тет) изучает стиль Эразма Роттердамского.

Вполне закономерно, что применение количественных методов и Э В М, связанных с более строгой и формализован­ ной процедурой обработки и анализа данных, повышает интерес к источниковедческим проблемам, а также к вопро­ сам методики и техники исследования. Эта отличительная черта развития исторической науки приобретает в медиеви­ стике особую остроту в силу специфики средневековых источников и особенностей работы с ними. Н а у ч н а я критика источников занимает огромное место в работе историка медиевиста и требует от него овладения множеством специальных знаний. Собственно источниковедческий и кон­ кретно-исторический аспекты исследования необычайно тесно переплетаются.

В последние годы внимание историков все чаще обра­ щается к информатике, прежде всего при попытках создать новые, более совершенные системы поиска, хранения, обработки и анализа исторических источников. П о мере введения в научный оборот все новых и новых комплексов массовых источников, работа с которыми, как правило, невозможна без использования электронно-вычислительной техники, историки и архивисты все явственнее ощущают потребность в создании так называемых «архивов машино­ читаемых источников», иначе — «машинных банков инфор­ мации». Перевод средневековых источников в машиночи­ таемую форму, введение их данных в память Э В М являются обязательной составной частью практически всех исследова­ ний с применением количественных методов. Большая часть из рассмотренных выше проектов находится в на­ стоящее время именно на этой стадии;

проведение конкретно исторических исследований на основе сформированной базы данных только начинается, порой же формирование машинных банков информации является главной и един­ ственной целью авторов проекта.

В исторической науке используются главным образом три вида машинных банков данных:

а) банки информации о материальных объектах: данные археологических раскопок, в о - п е р в ы х, и музейных кол­ лекций, во-вторых ;

б) данные письменных источников;

в) библиографические описания Среди различных методологических, методических и тех­ нических аспектов создания банков информации наиболее дискуссионными являются следующие:

1) каковы функции и применение машинных банков данных и должны ли при их формировании учитываться исследовательские цели возможных потребителей информа­ ции;

2) какого рода данные и по какому принципу заносятся в память Э В М ;

3) каким образом потребитель информации может получить представление об ее объеме и структуре, а затем отобрать из банка данных необходимые ему сведения и др.

Сейчас, когда в зарубежной медиевистике у ж е накоплен определенный опыт в создании машинных банков данных, извлеченных из письменных источников, можно говорить о существовании двух основных, принципиально отличных подходах к этой проблеме.

Сторонниками первого, так называемого библиотечного подхода являются главным образом филологи и архивисты.

Они считают, что во избежание распыления сил и параллель­ ного сбора одних и тех же данных несколькими исследова­ телями следует, не боясь затрат времени и средств, раз и навсегда занести в память Э В М всю совокупность средне­ вековых текстов, начиная, естественно, в первую очередь с ранне-средневековых памятников. Сбор информации в этом случае, как правило, непосредственно не связан с ее использованием. Банк данных предназначен для аноним­ ного потребителя информации, иначе говоря, для комплекс­ ного использования учеными различных специальностей — историками, филологами, культурологами и др.

П о мнению сторонников этого подхода, банк информации должен формироваться таким образом, чтобы в любое время он мог пополняться новыми сведениями без изменения его у ж е существующей структуры, а статистический анализ данных мог проводиться в различных аспектах, предусмот­ ренных его создателями или нет. П р и этом, для того чтобы свести к минимуму возможную интерпретацию сведений создателями банков информации тексты средневековых памятников должны заноситься на магнитные ленты от первого до последнего слова, без каких-либо сокращений и изменений. Обязательный при обращении к количествен­ ным методам элемент формализации данных исторических источников осуществляется в этом случае главным образом в процессе лемматизации их лексики.

Данные принципы создания машинных банков информа­ ции положены в основу подавляющей части рассмотренных выше филологических, текстологических, археографических проектов, в которых средневековые тексты изучаются прежде всего с точки зрения эволюции и семантического богатства их лексики. Источниковую базу таких работ составляют главным образом нарративные памятники, а в отдельных случаях также актовые и законодательные материалы и др.

Основные виды программ их статистической обработки, как правило, включают:

а) создание списка лексических форм, упорядоченных либо по алфавиту, либо в соответствии с частотой их употреб­ ления. «Index егЬогит» может быть как «абсолютным»

(с указанием частоты встречаемости каждого слова по отношению ко всем лексическим и грамматическим формам в тексте), так и «относительным» (с указанием частоты только по отношению к семантически «значимым» словам, грамматические формы и служебные слова из подсчетов исключаются);

б) создание списка основных вариантов написания слова для проведения лемматизации;

в) вычисление различных характеристик сопряженности употребления двух или нескольких слов на основе анализа их контекста.

Наиболее характерными примерами исследований в этой области могут служить: деятельность Бельгийского нацио­ нального комитета по составлению словаря средневековой латыни;

проект С Е Т Е Д О К ;

работы, выполненные в рамках Ассоциации литературоведческих и лингвистических ис­ следований с помощью Э В М ;

и др.

Второй, так называемый исследовательский подход к созданию банков информации сформулирован историками, главным образом из Франции и Ф Р Г. Они считают, что необходимо прежде всего разграничить использование средневековых источников с лингвистическими и собственно историческими целями. Банк машинной информации должен формировать сам исследователь, учитывая задачи своей работы и методику обработки и анализа данных. Этот подход связан прежде всего с обращением к различного рода' «серийным» источникам с однотипной повторяющейся информацией, зачастую с достаточно четко выраженным формуляром: полиптикам, поместным и государственным описям, грамотам, сборникам публичной власти, церковно­ приходским книгам и др. П о мнению сторонников этого направления, наиболее древние и важные документы, У219 Заказ 1737 безусловно, должны заноситься на магнитные ленты пол­ ностью. Н о это все-таки исключение. Поскольку историки, использующие количественные методы, имеют дело в основ­ ном с источниками массового характера, в той или иной мере поддающимися формализации, основным принципом обработки их данных должны стать сжатие и стандартизация информации, и кодировка данных при вводе их в Э В М.

К а к правило, сведения источников делятся на темати­ ческие «поля» (иначе — «зоны»), внутри которых упорядочи­ ваются по какому-либо принципу: по алфавиту, в хроноло­ гическом порядке (даты самого документа или упоминания в нем данного факта) и др. К примеру, создается алфавит­ ный список всех профессий или ремесел, встречающихся в данном комплексе грамот, записях о крещениях и т. д.

или перечень земельных участков с указанием их размеров и границ, а также различных видов повинностей, зафик­ сированных в описях, кадастрах и др.

Другим направлением в обработке и анализе данных такого рода источников (во многих проектах они дополняют друг друга) является использование системы дескрипторов, т. е. ключевых понятий, которые извлекаются по большей части непосредственно из лексики документа и с л у ж а т для описания его смыслового содержания. Связи между ними устанавливаются по преимуществу в ходе кодировки данных (иногда с помощью Э В М ) и фиксируются либо графически в виде нескольких векторов, каждый из которых соответ­ ствует определенной характеристике, либо аналитически.

В ином случае для этой цели составляется специальный вопросник к содержанию и структуре источника, а функции дескрипторов выполняет формализованный набор возмож­ ных ответов с заранее заданной системой отношений.

Сведения о каждом отдельном объекте наблюдения (им может быть вотчина, крестьянское хозяйство, сделка, частное лицо и т. д.) индексируются с помощью нескольких букв или цифр и заносятся на отдельную перфокарту. При этом ономастические термины (личные имена и географические названия) вводятся в машинную память полностью, в неко­ торых случаях д а ж е с учетом графики их написания.

Использование такого рода тезаурусов позволяет не только извлекать информацию из совокупности однородных источ­ ников (грамот, записей сеньориальных судов, церковно­ приходских книг и т. д. ), но и создавать единую базу данных на основе нескольких типов источников, различных. как по форме, так и по содержанию, например, в ходе просопо графических исследований.

Как показала исследовательская практика, данный подход к формированию машинных банков информации оказался наиболее целесообразным и эффективным прежде всего при работе с различного рода актовым и статистиче­ ским материалом. Программы статистической обработки данных в таких проектах чрезвычайно разнообразны и предусматривают, как правило, вычисление различных средних статистических характеристик, коэффициентов кор­ реляции и других индексов связи, применение регрессионного и факторного анализа и др. Среди наиболее крупных проектов в этой области следует назвать исследования ранне-средневековых грамот в Институте изучения и истории текстов во Франции, записей сеньориальных судов в Англии, Викского картулярия в Испании и др. В последние годы предпринимаются также небезынтересные попытки исполь­ зовать сходную методику при обработке нарративных текстов, например проект « R E S E D A » во Франции.

Таким образом, существование двух подходов к созданию машинных банков информации во многом обусловлено разногласиями теоретического и методологического харак­ тера во взглядах на изучение и использование исторических источников. Суть их состоит в следующем: в праве ли создатели банков информации сокращать текст источника, неизбежно тем самым обедняя его содержание и изменяя структуру, либо же исторические памятники должны зано­ ситься в машинную память полностью в «неприкосновенном виде».

При «библиотечном» подходе к созданию банков данных во внимание принимается прежде всего принципиальная неисчерпаемость информативных возможностей источника:

машинные архивы формируются в расчете на интересы не только настоящих, но и будущих исследователей. П о ­ скольку процесс отбора и обработки данных источников определяется в первую очередь современными, далеко не полными и не совершенными представлениями о сравни­ тельной информационной ценности тех или иных материалов, он, естественно, включает субъективный оценочный момент.

Д л я того, чтобы элиминировать его или хотя бы свести к минимуму, создатели подобных машинных архивов стремятся как можно точнее следовать источнику. С л о ж ­ ность, однако, состоит в том, что д а ж е простое прочтение и воспроизведение средневекового текста неизбежно явля­ ются по сути дела его интерпретацией.

При формировании «исследовательских» банков инфор­ мации их создатели концентрируют свое внимание прежде '/,19* всего на разработке систем дескрипторов, которые пред­ ставляют своеобразные познавательные модели и создаются главным образом на основе «внеисточникового» знания.

П о д ним понимается уже приобретенное и известным образом интерпретированное знание о прошлом, выступающее в каче­ стве своего рода' управляющего механизма в исследова­ тельском процессе.

В то же время нельзя забывать, что предпочтение, отдаваемое исследователями тем или иным принципам формирования машинных банков информации, в значитель­ ной мере определяется также размером полученных денеж­ ных субсидий. Как правило, создание «библиотечных»

банков данных, предполагающих сплошной охват мате­ риала, возможно лишь в ходе централизованной работы крупных исследовательских центров, тогда как формирова­ ние «исследовательских» банков обходится дешевле и бы­ стрее окупается в смысле получения на их основе конкретно исторических результатов.

Время покажет, какое направление в создании систем хранения и поиска исторической информации окажется наиболее плодотворным при работе со средневековыми памятниками. Сейчас очевидно лишь одно — применение количественных методов и электронно-вычислительной тех­ ники существенно расширяет исследовательские возможно­ сти историков-медиевистов и открывает новые перспективы в изучении и использовании средневековых источников.

В силу сравнительной узости источниковой базы исследо­ ваний и ограниченных возможностей ее расширения за счет поиска и введения в научный оборот новых документов проблема повышения информативной отдачи источников стоит перед историками-медиевистами, пожалуй, с особой остротой. Использование Э В М позволяет извлечь из средневековых памятников новые пласты информации.

В первую очередь речь идет о ее «скрытой» части, которая была недоступна исследователям, поскольку она непосред­ ственно не выражена в тексте источника, либо же просто не замечалась и не использовалась ими. Безусловно, прежде всего это относится к источникам массового характера.

С применением математических методов и электронно вычислительной техники, вероятно, впервые в полном объеме используются данные грамот о десятках тысяч контрагентов и свидетелей сделок, набор различных определений личности в агиографических сочинениях и литературных памятниках, становится возможной идентификация сотен тысяч лиц в ходе просопографических исследований.

В свою очередь, с этим связаны расширение и усЛ° ~ ж нение проблематики исследований, возможность н° вых точек зрения на ставшие уже традиционными с ю * ' етьІ а также постановка новых тем. Расширяется сотрудничество историков-квантификаторов с представителями дрУ гих областей знания. Все чаще появляются м е ж д и с ц и п л и н а р ные проекты, выполненные на стыке различных наук. Х а р а К Р " те ной чертой является возросший интерес к массО ™ вы явлениям и процессам. В области с о ц и а л ь н о - э к о н о м и ч е скои и социальной истории на первый план выдвинулись и с С " іеД вание структуры и эволюции феодальной вотчины и к р е с Т " ьян ского хозяйства, сравнительный анализ различных ф ° Р м собственности и их взаимодействия, развития T O B # P " ho денежных отношений и рыночных связей, а также п р о и еССОВ социальной мобильности и истории семьи. Многие, з а ч а У сТ ю иным образом не познаваемые аспекты духовной к у л ь У Р т ы (такие, например, как отношение к традиционным н о р * " ' 1 ценностям и институтам, соотношение и в з а и м о в л И * * ние различных элементов церковной и светской и д е о л ° ' гии основные закономерности функционирования м а с с о в о г ~ 0 с знания и др.) изучаются на основе анализа эволюции ^ " се мантического богатства лексики средневековых п а м я т и и к ° - в Вместе с тем в прошедшие годы медиевисты-квантИфи каторы концентрировали свои усилия в большей м е р е н а сборе и обработке данных, чем на их анализе. Прв** У~ м щественное распространение получили проекты, с в я з а в ные с созданием «мета-источников» т. е. систем данных, и з в л ^ " чен ных из различного рода средневековых памятников, а т # к ж е с разработкой оптимальных принципов хранения д о к у „ " мен тальных массивов и единых программ их с т а т и с т и ч е скои обработки. В большинстве работ, посвященных п р и м е н ^ нию количественных методов в медиевистике, р а с с м а т р и в а е т с я главным образом вопросы кодировки исторического і * " ате риала и его обработки на Э В М, тогда как задачи и с с л е Д " ова ния, для решения которых создается банк данных, м е і " / од логические принципы их изучения зачастую д а ж е н е J суждаются. Это — одна из причин сравнительно нН^ км результативности отдельных проектов. Проведение кон­ кретно-исторических исследований значительно отстав'** от темпов формирования машинных банков и н ф о р м з ^ и " 1, а их тематика и результаты в большинстве случаев г о р ^ здо уже потенциальных возможностей созданной и с т о ч н и к * базы. Преодоление этих и других проявлений « б о Л * ^ зни роста», проникновения количественных методов в з а р у ^ " еж ную медиевистику — дело будущего.

ПРИМЕЧАНИЯ ' Хвостова К- В. Количественный подход в средневековой социально экономической истории. М., 1980, с. 15—17.

Подробнее см.: Гуревич А. Я. Социальная психология и история: Источ­ никоведческий аспект.— В кн.: Источниковедение: Теоретические и мето­ дические проблемы. М., 1969;

Корсунский А. Р. Проблема измерения социальных явлений в исторических источниках и литературе.— В кн.:

Математические методы в исследованиях по социально-экономической истории. М., 1975.

Ьессмертный Ю. Л. Математические методы и их применение при изучении проблем средневековья. — Средние века, 1971, вып. 34;

Herlihy D.

Quantification and the Middle Ages.— In: The Dimentions of the Past:

Materials, Problems and Opportunities for Quantitative Work in History.

New-Haven;

London, 1972;

Bullough V., Lusignan S., Ohlgren T. Computers and the Medievalist.— Speculum, 1974, N 49.

Genicot L. Pour une organisation de la recherche en histoire medievale.— Francia: Forschungen zur westeuropaichen Qeschichte, 1973, t. 1;

Idem.

Pour une organisation de la recherche en histoire medievale. — Francia ' 1975, t. 3.

Informatique et Histoire medievale: Communications et debats de la Table Ronde du C N R S, organisees par l'Ecole Francaise de Rome et l'lnstitut d'Histoire Medievale de l'Universite de Pise. (Rome, 20—22 Mai, 1975) Rome, 1977.

Информатика — дисциплина, изучающая структуру и общие свойства на­ учной информации, а также закономерности ее создания, преобразова­ ния, передачи и использования в различных сферах человеческой дея­ тельности.

L'histoire medievale et les ordinateurs: Medieval history and computers/ Rapp. d'une Table rond intern. Paris, 1978 (Publ. avec pieces ann., par Wer­ ner K. F. ). Miinchen, 1981.


Medieval Studies and the Computer: A Special Issue of Computers and the Humanities, 1978, vol. 12.

В последние годы появился так называемый «телематик», который пред­ ставляет сочетание ультрасовременного телефона, Э В М и телевизора.

Он создает почти неограниченные технические возможности для формиро­ вания машинных банков данных и их использования международными абонентами.

Herlihy D. Viellir an Quatrocento. — Annales E. S. C, 1969;

Idem.

Problems of Record Linkages in Toscan Fiscal Records of the Fifteenth Century. — In: Indentifying People in the Past. London, 1973;

Herlihy D., Klapisch-Zuber Ch. Les Toscans et leurs families. Une etude du «catasto»

florentin de 1427. Paris, 1978;

Herlihy D. Mapping Households in Medieval Italy. — Catholic Historical Review, 1979, N 8.

" Pool E. Les chartes anglo-saxonnes. — In: Informatique et histoire medieva­ le...

Area: Institute of British Geographers, 1976, vol. 8, N 4.

О других вариантах методики «реконструкции семей» с помощью Э В М см.: Schofield R. S. La reconstitution des families par ordinateur. — Annales E. S. C, 1972;

Blachamp P., Charbonneau H., Destardins В., Legare J. La reconstitution automatique des families: un fait acquis. — Population, 1977, N 32 (sept).

Gervers M. Medieval Charters and the Computer: An Analysis Using Mark IV. — Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, N 1/2.

Дескриптором называется лексическая единица (слово или словосочета­ ние) информационно-поискового языка, которая служит для описания основного смыслового содержания документов.

Fossier L., Crehange M. Essai d'exploitation sur ordinateur des sources diplomatiques mdivales. — Annales E. S. C, 1970, N 1;

Fossier L. Ordi nateur et Histoire mdivale. — In: Lingistica Matemtica e Calcolatori, Firenze, 1973. Idem. A propos d'un formulaire d'enqute relatif l'informa tion sur les recours aux ordinateurs. — Framcia, 1976, t. 4;

Idem. Les langa ges documentaires. — In: Informatique et histoire mdivale...

Delumeau J. Mtode mcanographique et trafic maritime: Les Terre neu viers malouins la fin du XVII sicle, 1681 — 1691. — Annales E. S. C, 1961;

Ebeling D., Irsigler F. Getreideumsatz, Getreide und Brotpreise in Kln, 1380—1797. Kln, 1976—1977, vol. 1—2;

Mollat M. Comptes portua ires et informatique. — In: Informatique et histoire-mdivale...

Irsigler F. Der rheinische Gulden als Leitwhrung Geldgeschichte Mitte leuropas von 1300 bis 1800.— H S F Quantum Information, 1980, Okt.

Lefort I. Fiscalit mdivale et informatique: recherche sur les barmes pour l'imposition des paysans byzantins au X I V sicle.— Revue Historique, 1974, N 4;

Idem. Analyse automatique des documents fiscaux byzantins.— In: Informatique et histoire mdivale.., Weinberger S. Peasant Household in Provence 800—1100.— Speculum, 1973, N 48;

Hoffman R. Warfare, Weather and a Rural Economy: The Duchy of Wroclaw in the mid-15th Century.— Viator, 1973, N 4;

Evergates Th. The Aristocracy of Champagne in the mid-13th Century.— A Quantita tive Analysis of Fiefs in-Medieval Champagne.— Computers and the Huma nities, 1975, N 9;

Lorcin M. Th. La pratique successorale en ville et village.— Bulletin du Centre d'Histoire Economique et Sociale de la R gion Lyonnaise, 1976, N 4;

Zerner M. Un type de document r ptitif fournissant des donnes quantitatives: Les cadastres de 1414 du Comtat Venaissin.— In: Informatique et histoire mdivale...;

Saint-Pi erre В., Pelletier J. From Microfilm to Computer;

15th Century Cadastral and Notarial Archives. — Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, N 1/2.

Metman J., Auzary B. Les archives judiciares -et leur traitment informati­ que.— In: Informatique et histoire mdivale... ;

Autrand F. Les archives du Parlement de Paris point de vue de l'historien.— Ibid.;

Metman 3.

Les Archives du Parlement de Paris: Instruments de recherche manuels et informatiss.— Francia, 1978 (paru en 1979), t. 6.

Given 1. Society and Homicide in 13-th Century England. Stanford, 1977;

Autrand F. Naissance d'un grand corps d'Etat: Les gens du Parle ment de Paris 1345—1454. Thse de doctorat d'Etat, 1978;

Idem. Geographie administrative et propagande politique. Le Rle des Assinations du Parle ment aux X I V et X V sicles. Mnchen, 1980;

Bulst N. Die franzsischen Generalstnde von 1468 und 1484. Paris, 1979;

Demurger A. Guerre civile et changements du personel administratif dans le royaume de France de 1400 1418: l'exemple des baillis et snchaux. — Francia, 1978 (paru en 1979), t. 6.

Zarry G. P. Sur le traitment automatique de donnes biographiques mdivales: le project R E S E D A. — In: Proceeding of the Third Inter national Conference on Computing in the Humanities. Waterloo (Ontario), 1977.

Aston T. H. Oxford Medieval Alumni.— Past and Present, 1977,,N° (Febr.).

Ohlgren Th. H. Computer Indexing of Illuminated Manuscripts for Use in Medieval Studies. — Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, № 1 /2.

Elektronische Datenverarbeitung in der Musikwissenschaft. Regensburg 1967;

Computers and Music. Ithaca, 1970.

Изучение документов средневековых Вселенских соборов С Е Т Е Д О К про­ водит совместно с Центром средневековой истории Сорбонны, который возглавляет М. Молла. См.: Mollat М., Tombeur P. Les conciles oeucume niques medievaux. Louvain, 1974, vol. 1. Les conciles Latran I a Latran IV;

vol. 2. Les conciles Lyon I et Lyon II;

1978, vol. 3. Le concile de Vienne;

Aubert R., Gueret M., Tombeur P. Concilium Vaticanum I. Louvain.

1975;

Delhaye Ph. Concilium Vaticanum II. Louvain, 1975.

О всех публикациях и проектах С Е Т Е Д О К см. подробнее: Tombeur P. In­ formatique et etude de textes: Pour une meilleure connaissance du vocabu laire mediolatin.— Archivum Latinitatis Medii Aevi. (Bulletin du Cange), 1977, t. 40;

Idem. Vox Latina: Belgian Initiatives in Data Processing the Intellectual Language of Europe. A. D. 197—1965. — Computers and the Humanities, 1978, vol. 1/2.

Metz R., Ganghofer O. An Index Verborum to Gratian's Decretum: The Re­ ason to Computerize It. — Computers and the Humanities, 1978, vol. 1/2.

Zielinski H. Probleme statistischer Erfassung des deutschen Episkopats im 11 und 12 Jahrhundert. — In: Le istituzioni ecclesiastiche della societas Christiana dei secoli X I — X I I : Diocesi, pievi e parrochi. Atti della sesta Setti m a n a internazionale di studio, Milano, 1—7 settembre 1974. Milano, 1977;

Oexle O. Y. Forschungen zu monastischen und geistlichen Gemein schaften im westfrankischen Bereich. — Munsteraner Mittelalter Schriften.

1978, t. 31;

Parisse M. La communaute monastique de Fulda.— Francia, 1979 (paru en 1980), t. 7.

Beech T. Biography and the Study of the 11th Century Society: Bishop Peter II of Poitiers 1087—1115,—Francia, 1979 (paru en 1980), t. 7.

Ladner G., Packard D. Gregory the Great and Gregory V I I : A Comparison of their Concepts of Renewal.— Viator, 1973, N 4;

Ladner G., Phelps M.

Index of Terms and Concepts in the Moralia of Gregory the Great.— Computers and Medieval Data Processing, 1973, vol. 11.

Breure L. The Cognitive Basis of Late Medieval Religious Biographies.— Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, N 1/2.

Skolnick M. H., Cannings C, Cavalli-Sforza. L. The Reconstruction of Genealogies from Parish Books. — In: Mathematics in the Archeological and Historical Sciences. Edinburgh, 1971;

Arcamone M. G. Per lo spoglio elettronico dell'onomastica italiana altomedievale.— In: Informatique et histoire medievale...;

Stahl A. M. A Numerical Taxonomy of Merovin­ gian Coins.— Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, N 1/2.

Russell J. C. A Quantitative Approach to Medieval Population C h a n g e s Journal of Economic History, 1964, N 24;

Heers J. Les limites des methodes statistiques pour les recherches de demographie medievale.— Annales de Demographie Historique, 1968;

Klapisch Ch. Fiscalite et demographie en Toscana (1427—1430).—Annales E. S. C., 1969;

Coleman E. Medieval Marriage Characteristics: A Neglected Factor in the History of Medieval Serfdom. — Journal of Interdisciplinary History, 1971, N 2;

Leti G. Sur la validite des resultats des recherches de demographie historique. — Genus, 1974, N 30;

Lorcin M. Th. Pratique successorale et dernographique. — Bulle­ tin du Centre d'Histoire Economique et Sociale de la Region Lyonnaise, 1975, N 4;

Spagnoli G. Population History from Parish Monographs: The Problem of Local Demographic Variations. — Journal of Interdisciplinary History, 1977;

Imhof A. E. Einfuhrung in die Historische Demografi.

Miinchen, 1977.

Beech G. Les noms de personne poitevins, 9—12 siecles. — Revue Interna­ tionale d'Onomastique, 1974;

Kamp H. Die automatische Lemmatisierung frumittelalterlicher personennamen. Munster, 1976;

Klapisch Ch. Exploita tion dmographique et antroponimique du catasto florentin de 1427. — In: Informatique et histoire mdivale... ;

Geunich D., Lahr A. Der Einsatz de E D V bei der Lemmatisierung mittelalterlicher Personennamen. — Ono -ma, 1978, t. 22.

Glennisson J. Prosopographie et informatique. — In: Informatique et hi stoire mdivale...;

Bchler H. M., Rck P. A Prosopographical and Topo graphical Evaluation of the First Brgerbuch of Freiburg, Switzerland (1341 — 1416). — Computers and the Humanities, 1978, vol. 12, N 1/2;

Ro orda D. I. Prosopographie, een onmogekijke mogelijkheid? — Bijdragen en Mededelingen betrebende de Geschiedemis der Nederlanden, 1979, t. 94.


Werner К. F. Problematik und erste Ergebnisse des Forschungsvorhabens P R O L (Prosopographia Regnorum Orbis Latini): Zur Geschichte der west und mitteleuropischen Oberschichten bis zum 12 Jahrhundert.— Quellen und Forschungen als italienischen Archiven und Bibliothecken, 1977, t. 57;

Werner K- F. Problmes de l'exploitation des documents textuels concernant les noms et les personnes du monde latim (III—XII scicles). — In: Infor matique et histoire mdivale...

Schmid K., Wollasch J. Societas et Fraternitas: Begrndung eines kommen tiertes Quellenwerks zur Erforschung der Personen und Personengrup pen des Mittelalters. Berlin;

New Jork, 1975;

Kommentiertes Quellenwerkes zur Erforschung der Personen und Personengruppen des Mittelalters, Societas et Fraternitas: Bericht zum Stand der Arbeiten.— In: Prosopo graphie als Socialgeschichte? Methoden personengeschichtlicher Erfor schung des Mittelalters. Mnchen, 1978.

Wollasch J. Zur ltesten Schichte des cluniacensischen Totengedchtnis,u ses.— In: Geschichtsschreibung und geistiges Leben in Mittelalter. Kln;

Wien, 1972;

Oexle O. G. Memoria und Memorialberlieferung im frheren Mittelalter.— Frmittelalterlische Studien, 1975, N 9;

Schmid K- Gedenk und Totenbcher als Quellen.— In: Mittelalterliche Textberlieferung im ihre kritische Aufarbeitung: (Beitrge der Monumenta Germaniae Hist rica zum 31 Deutschen Historiekertag, Mannheim, 1976). Mnchen, 1976;

Schmid K., Geunich D., Wollasch J. Auf dem Weg zu einem neuen Perso nennamenbuch des Mittelalters.— Onoma, 1977, t. 21;

Schmid K-, Wol lasch J. Memoria: Der geschichtlische Zeugniswert des liturgischen Ge denkens in Mittelalter. — Actes du Colloqium organis en 1980 Mnster (sous press).

Schmid К- Die Klostergemeinschaft von Fulda im frheren Mittelalter.

Mnchen, 1978, vol. 1—5.

Под лемматизацией понимается приведение лексики текста в единую формализованную систему, для чего при учете всех грамматических и орфографических вариантов слова выбирается основной, наиболее распространенный вариант, так называемая базовая лемма. Как правило, для существительных она совпадает с именительным падежом единствен­ ного числа, для глаголов — с инфинитивом и т. д. См., например:

Contamine G. Traitment des textes diplomatiques: les problmes de la lemmatisation. — In: Informatique et histoire mdivale...

Genicot L. Le traitment lectronique des textes diplomatiques belges anteriers 1200.— In: Informatique et histoire mdivale...;

Tombeur P.

Research carried at the Centre de Traitment Electronique des Documents of the Catholic University of Louvain.— In: The Computer and the Literary Studies.

Genicot L., Tombeur P. Index Scriptorum operumque Latino-Belgicorum Medii Aevi: Nouveau rpertoire des oeuvres mdiolatines Belges. Bruxelles, 1973—1979, t. 1—3.

Fossier L., Contamine G., Graff J., Bichard-Breaud P. Le traitment 20 Заказ 1737 a u t o m a t i q u e des d o c u m e n t s d i p l o m a t i q u e s du H a u t - M o y e n A g e. — C a h i e r s du C R A L, l " srie, 1977, N 2 1 ;

Parisse M. T r a i t m e n t d e s d o c u m e n t s e d i p l o m a t i q u e s : exploitation de l'«index v e r b o r u m ». — In: Informatique et histoire mdivale... ;

Contamine G. Traitment des t e x t e s d i p l o m a t i q u e s. — Cahiers du CRAL, 1977;

Parisse M. P r e m i e r s r s u l t a t s d'un traitment a u t o m a t i q u e des c h a r t e s. — Le M o y e n A g e, 1978, t. 84.

Scalfati S. P. P. Notizie e studi a proposito dlia e d i z i o n e de le p e r g a m e n e pisani (secoli V I I I — X I I ). — Archivi e C u l t u r a, 1970, v o l. IV, N 1/2;

Vio lante C. Notizie sull'edizione dlie c a r t e pisane dei secoli V I I I — X I I. — M­ l a n g e s de l'Erjole F r a n a i s e de Rome, 1973, vol. 85, N 2;

Idem. Lo s t u d i o degli atti privati per la storia m e d i o e v a l e fino al XII s e c o l o. — Atti C o n g.

Internaz. per il 9 0 A n n i v e r s a r i o dell' Istituto Storico Italiano. Rome, 1977;

Scalfati S. P. P. L'utilizzione del c a l c o l a t o r e elettronico per lo studio degli atti privati pisani anteriori al XIII s e c o l o. — In: Informatique et histoire m d i v a l e...;

Idem. P r o g r a m m i di t r a t e m e n t o a u t o m a t i c o dei d o c u m e n t i m e d i o e v a l i pisani.— Atti del II C o n v e g n o d l i e Societa Storiche T o s c a n e (Lucca, 15—16. X 1 9 7 7 ). Lucca, 1978.

Luzzati M. Per l'analisi degli elenchi b a t t e s i m a l i del m e d i o e v o a t t r a v e r s o gli eleboratori elettronici.— In: Informatique et histoire m d i v a l e... ;

Luzzati M., Sprugnoli R., Carratori L. The U s e of C o m p u t e r s in E d i t i n g M e d i e v a l B a p t i s m a l R e c o r d s in Pisa ( 1 4 5 7 — 1 5 0 9 ). C o m p u t e r s and the H u m a n i t i e s, 1978, vol. 12, N 1/2.

Т е з а у р у с о м называется множество с м ы с л о в ы р а ж а ю щ и х элементов (слов или словосочетаний) некоторого языка с з а д а н н о й системой семантических отношений: род — вид, часть — целое, цель — средство и т. д. Обычно принято различать родовидовые (иерархические) и ассоциативные отно­ шения.

Ormani E. Gli archivi e le tecniche a u t o m a t i c h e dlia d o c u m e n t a z i o n e. — R a s s e g n a degli Archivi di S t a t o, 1972, XXXII, N 2;

Idem. P r o g r e t t o per la individuazione dlie applicazioni elettroniche in a t t o p r e s s o le pubbli che a m m i n i s t r a z i o n i e perlo s t u d i o di una c o n s e g u e n t e n o r m a t i v a v o i l a alla c o n s e r v a z i o n e digli archivi su s u p p o r t o m a g n e t i c o. R o m a, 1977;

D i m o s t r a z i o n e di applicazione dei mezzi elettronici a l l a ricerca di archivi. ( R o m e, 2 8 — 3 0. IX 1977). Rome, 1977., Nitti J. C o m p u t e r s and the Old S p a n i s h D i c t i o n a r y. — C o m p u t e r s and the H u m a n i t i e s, 1978, vol. 12, N 1/2.

Tollenaere, de F. Les c h a r t e s n e r l a n d a i s e s en l a n g u e v u l g a i r e. — In:

Informatique et histoire m d i v a l e... ;

Idem. Indexation et t h e s a u r u s. — Ibid.

Logan H. M. KLIC: A c o m p u t e r Aid to G r a p h o l o g i c a l A n a l y s i s. — C o m p u ­ ters and the H u m a n i t i e s, 1978, vol. 12, N 1/2.

Bessinger J. В., Smith P. H. A C o n c o r d a n c e to Beowulf. Ithaca, 1969;

Duggan J. J. A C o n c o r d a n c e of the C h a n s o n de R o l a n d. C o l u m b u s, 1969;

Gellinek C. A Wprd F r e q u e n c y Dictionary of M i n n e s a n g d e s 13 J a h r h u n ­ d e r t s. — C o m p u t e r s and the H u m a n i t i e s, 1976, N 5;

Foley J. M. A C o m p u t e r A n a l y s i s of Metrical P a t t e r n s in B e o w u l f. — Ibid., 1978, vol. 12, N 1/2;

Prestton M. J., Coleman S. S. S o m e C o s i d e r a t i o n s C o n c e r n i n g E n c o d i n g and C o n c o r d i n g T e x t s. — I b i d.

Wisby R. The A n a l y s i s of Middle H i g h G e r m a n T e x t s by C o m p u t e r : S o m e Lexicographical A s p e c t s. — T r a n s a c t i o n s of the P h i l o l o g i c a l Society, 1963;

1964;

Wisby R. V o l l s t n d i g e v e r s k o n k o r d a n z zur "Wiener G e n e s i s ", mit e i n e m r c k l u f i g e n Wrterbuch z u m F o r m e n b e s t a n d. Berlin, 1967;

Idem.

A C o m p l e t e C o n c o r d a n c e to the Vorau a n d S t r a s s b u r g «Alexander:». Leeds, 1968;

Idem. A C o m p l e t e W o r d - I n d e x to the « S p c u l u m Ecclesiae»

( E a r l y. M i d d l e H i g h G e r m a n und L a t i n ), with a Reverse Index to the Graphic F o r m s. L e e d s, 1968;

Idem A. C o m p l e t e C o n c o r d a n c e to the « R o l a n d slied» ( H e i d e l b e r g M a n u s c r i p t with World Indexes to the F r a g m e n t a r y M a n u s c r i p t s by Clifton H a l l ). Leeds, 1969;

Idem. P u b l i c a t i o n s from Archive of C o m p u t e r - R e a d a b l e Literary T e x t s. — In: The C o m p u t e r in Lite­ rary and Linguistic Research. London, 1971;

Mirdoch В. O. The P r o d u c t i o n of C o n c o r d a n c e s from D i p l o m a t i c T r a n s c r i p t i o n s of E a r l y M e d i e v a l G e r m a n M a n u s c r i p t s. — Ibid.;

Wells D., Wisby R., Murdoch В. O. C o n c o r d a n c e s to the E a r l y M i d d l e High G e r m a n Biblical Epic the " V o r a u e r Bflcher M o s e s ", the " A l t d e u t s c h e E x o d u s ", and the " A n e g e n g e ". L o n d o n, 1976.

Например, A. M. Д о у з и н г (Оксфордский университет) проводит тексто­ логический а н а л и з группы английских текстов IX—XI вв. ( « T w o of the S a x o n C h r o n i c l e s P a r a l l e l *, «The H o m i l i e s of W u l f s t a n », «The H o m i l i e s of A e l f r i o и д р. ). M Фаррингтон и Д ж. Франс изучают редакции латинского текста XII в. — « G e s t a F r a n c o r u m et A l i o r u m H i e r o s o l i m i t a n o r u m *, Г. Альтхоф (Фрайбургский университет) — « D e r N e c r o l o g von B o r g horst*. См. т а к ж е : Gilbert P. A u t o m a t i c C o l l a t i o n : A Technique for M e d i e v a l Texts. — C o m p u t e r s and the H u m a n i t i e s, 1978, vol. 12, N 1/2;

etc.

Phelan W. S. The S t u d y of C h a u c e r ' s V o c a b u l a r y. — C o m p u t e r s and the H u m a n i t i e s, 1978, vol. 12, N 1/2.

О с о з д а н и и машинных банков информации в археологии см. подробнее:

Chenall R. G. The A r c h a e o l o g i c a l D a t a Bank: A P r o g r e s s Report. — C o m ­ puters a n d the H u m a n i t i e s, 1971, vol. 3;

Lerradde #., Djin-Djin F. Trait­ m e n t a u t o m a t i q u e d e s d o n n e e s en a r c h a e o l o g y. — Les d o s s i e r s de l'archeolo gie, 1980, N 42, m a r s — avr.;

D a t a bank applications in a r c h a e o l o g y.

Tuscon, 1981.

Vance D. M u s e u m D a t a B a n k s. — Information S t o r a g e and Retrieval, 1970, N 5;

Vance D., Heller 1. S t r u c t u r e and C o n t e n t of a M u s e u m D a t a B a n k. — C o m p u t e r s a n d the H u m a n i t i e s, 1971, vol. 6, N 2.

Н а и б о л е е характерными примерами библиографических банков информа­ ции могут служить банк данных по патристике, созданный в университете в Л а в а л е во Франции, и б а з а данных, посвященная иллюстрированным средневековым рукописям и старопечатным книгам (университет в в Пердью, С Ш А ).

Топольский Е. О роли внеисточникового знания в историческом исследо­ вании.— Вопросы философии, 1973, № 5.

20* НАУЧНАЯ ПОЛЕМИКА Е. Я- Клименков ОБ И С Т О Л К О В А Н И И ТАК Н А З Ы В А Е М О Г О ДИНАСТИЧЕСКОГО ПАРАЛЛЕЛИЗМА Хронологические ряды правителей до сих пор, по суще­ ству, не изучались методами количественного анализа ', в из­ вестной мере по причине их ограниченной информатив­ ности, связанной с принципиально единичным характером монархического правления. В настоящее время, однако, по­ явились основания для более детального их исследования в связи с проблемой так называемого династического парал­ лелизма.

В последнее время в печати стали появляться р а б о т ы,2- посвященные вопросам обоснования и практического прило­ жения некоторых новых методик формального статистиче­ ского анализа исторических текстов и хронологических рядов.

Предлагаемые в этих работах методики при условии их критического использования, по-видимому, могут в ряде слу­ чаев найти полезные применения в качестве вспомогательных инструментов текстологического исследования. Однако в ука­ занных работах результаты приложения этих методик интер­ претируются авторами М. М. Постниковым и А. Т.. Фоменко в духе гипотезы о недостоверности традиционной древней хронологии и делается попытка с помощью предложенных методик построить научно убедительные доказательства этой гипотезы. Особое внимание при этом уделяется об­ суждению вопроса о близости хронологических рядов, образуемых длительностями персональных правлений, кото­ рые рассматриваются как относительно надежные количест­ венные характеристики, наименее подверженные влиянию симпатий и политической ориентации сообщавших о них хро­ нистов. Параллельные хронологические ряды, известные до работ М. М. Постникова и А. Т.. Фоменко, на первый взгляд отличало поразительное соответствие продолжительностей правлений. Однако значительный произвол при обработке используемой исторической информации, неоправданные де­ формации длительностей правлений, перестановки правите­ лей и т. д., а главное, отсутствие точной количественной оценки степени близости сравниваемых последовательностей чисел делали эти династические параллелизмы совершенно бездоказательными.

В упомянутых работах М. М. Постникова и А. Т. Фоменко предприняты попытки подвести более прочный фундамент под тезис династического параллелизма. В них предлагается методика статистической оценки степени близости династи­ ческих последовательностей и накладываются известные ограничения на допустимый произвол при построении таких последовательностей. Возникает вопрос: достигают ли по­ ставленной цели авторы этих работ и является ли корректным их подход? Попробуем в этом разобраться.

Обратимся к наиболее важному династическому парал­ лелизму, приведенному в совместной работе М. М : Постни­ кова и А. Т. Фоменко, — параллелизму между последова­ тельностями правителей ранней и поздней Римских импе­ рий, условно разграниченных периодом политического кри­ зиса I I I в. (в указанной работе — империи II и империи I I I ).

Поскольку центр тяжести аргументации авторов работы смещен в сторону формальных числовых соотношений, мы основное внимание уделим здесь не содержательной, а формальной, цифровой стороне дела и не будем об­ суждать такие важные неформальные аспекты, как, с к а ж е м, насколько правомерно считать полноправным правителем империи императора, провозглашенного в провинции, за пределы которой его власть вообще никогда не рас­ пространялась, и т. п.

Чтобы ясно было дальнейшее изложение, остановимся на терминологии. П о д «династией» авторы обсуждаемой работы понимают последовательность фактических пра­ вителей государства (включая и соправителей) «безотно­ сительно к их титулатуре и родственным связям». Чтобы развернуть этих «династов» в ряд, принимается прин­ цип упорядочения по серединам сроков правлений. После­ довательность чисел, задающих длительности персональ­ ных правлений «династии», именуется «династическим потоком», а ее подпоследовательности, получаемые отбра­ сыванием некоторых соправителей,— «династическими струями». От «струи» требуется, чтобы она была монотон­ ной (середины сроков, входящих в струю правлений, дол­ жны монотонно возрастать) и полной (весь период, охва­ ченный «струей», покрывается ею без пробелов;

перекры­ тия допустимы). В упомянутой работе оговаривается со ссылкой на неточности хронистов, что в единичных слу­ чаях допустимы: пробелы, не превышающие года;

пере становки двух соседних правителей;

объединение последо­ вательных правителей (в числе не более трех) в одного фиктивного. Как видим, ограничения на «династическую струю» накладываются не слишком жесткие. Эти ограниче­ ния дополняет требование, «чтобы ни одна струя не содер­ жала двух различных вариантов одного и того же прав­ ления».

П о словам М. М. Постникова и А. Т.. Фоменко, в каждом из «потоков» ранней и поздней Римских импе­ рий были «выделены все его струи», которые далее попарно сравнивались посредством вычисления величины, назван­ ной коэффициентом рассогласования К Р П. Этот ко­ эффициент, измеряемый в %, определяется как меньшее из двух чисел а и р : е = min(a, Р), где а есть среднее арифметическое:

а=(а +а +... + а„)/л (1) 1 !

относительных рассогласований отдельных звеньев сравни­ ваемых «струй» х х,..., х и x, х,..., х„:

и 2 п t при 2;

(1') а, = I Xt—Xil —2)/ХІ (\ХІ—ХІ\ х,=0 при \х,—х)І2 ( і = 1, 2,..., п), а для получения р следует поменять местами х, и х Д Подчеркнем, что если х, отклоняется от x не более чем на 2, t то вклад і-го звена сравниваемых «струй» в К Р П равен нулю.

С помощью указанной методики авторы упомянутой ра­ боты сумели выделить из «династических потоков» ранней и поздней Римских империй по «струе» с К Р П, равным = 3% (см. табл. 1, прил. 4 ). Что утверждается относительно е этой пары «струй»? Во-первых, что она «оптимальна» (имеет минимальный для данных «династических потоков» К Р П ),. а во-вторых, что полученное для этих «струй» значение е «означает практически полное совпадение двух струй».

При этом авторы ссылаются на результаты применения такой же методики к числовому анализу «нескольких тысяч пар династических потоков и их струй древних и средневековых государств», из которых следует, что нижней границей воз­ можных величин К Р П для «струй» из независимых «ди­ настических потоков» является значение 15 %.

Следует ли отсюда вывод об отсутствии независимости между «династическими потоками» ранней и поздней Рим­ ских империй? Как показывает нижеследующий анализ, для такого вывода нет оснований.

Прежде чем перейти к обсуждению вопроса по суще­ ству, заметим, что «параллельным струям», приведенным в табл. 1,прил. 4 можно предъявить ряд достаточно серьезных упреков. Однако их детальный разбор занял бы слишком много места и не во всем был бы уместен в данной работе.

Поэтому не будем останавливаться на таких вопросах, как степень обоснованности привлечения в «струю» ранней импе­ рии деятелей республиканского Рима (Серторий, Помпей и пр.) или использования в «струе» поздней империи варвар­ ских королей (Одоакр, Теодорих) и влиятельных деятелей империи, никогда не бывших императорами (Аэций, Реци мер). В конечном счете это вопросы, выводящие обсуждение в плоскость неформальной полемики, и обсуждать их здесь не представляется возможным.

Что же касается тех формальных требований, которые предъявляют к «династическим струям» М. М. Постников и А. Т. Фоменко, то здесь в отношении табл. 1, прил. 4 могут быть сделаны некоторые существенные замечания. В част­ ности, хотя в работе это нигде не оговаривается, под полно­ той «струи», как следует из табл. 1, прил. 4, понимается не просто отсутствие пробелов между правлениями, фикси­ рованными на хронологической шкале, а возможность за­ крыть оказавшиеся в «струе» пробелы посредством произ­ вольного сдвига того или иного правления.

Примером могут служить «правители» поздней империи (табл. 1, прил. 4 ) : Гонорий (/ = 20), Аэций (/ = 21), Валенти ниан III (/ = 22). Гонорий умер в 423 г. Валентиниан III — 6 Август с 425 г., — убит в 455 г. Однако в табл. 1, прил. в качестве срока его правления принимается значение х = 18, т. е. отсчет периода правления ведется не с момента провозглашения Августом, а с 437 г.— года формального совершеннолетия и венчания с дочерью императора Феодо­ сия II (437—455 гг.).

Аэций — патриций и magister militum — обладал факти­ ческой властью на западе имперііи до своей смерти в 454 г.

Неоспоримое личное влияние и звание патриция получил в 433 г., после гибели последнего своего соперника Бонифа­ ция. Однако принятый в табл. 1, прил. 4 срок правления =21 не может относиться к периоду (433—454 гг.), ибо нарушается условие полноты «струи»: 10-летний интер­ вал (423—433 гг.) не покрывается ни одним правлением «струи». Следовательно, «правление» Аэция в табл. 1, прил. сдвинуто во времени и формально отсчитывается с по 444 г. Конечно, от содержания рассматриваемого истори­ ческого периода при подобном сдвиге ничего не остается.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.