авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Институт международных исследований МГИМО (У) МИД России Диана Новикова Новые инструменты международного ...»

-- [ Страница 2 ] --

опыт Европейского Союза Ресурсный потенциал ЕПБО: военный и гражданский компоненты Военные ресурсы Евросоюза в сфере кризисного урегулирования Активная работа над развитием военного компонента ЕПБО началась в 2000 г., когда была выработана Хельсинская основополагающая цель по развитию оперативного потенциала ЕС (Helsinki Headline Goal), которая определяла средства, не обходимые для реализации поставленных в рамках ЕПБО задач на основе четырех базовых сценариев: разъединение воюющих сторон, предотвращение конфликтов, гуманитарная помощь и эвакуация соотечественников. В соответствии с этими задача ми был составлен Хельсинский каталог оперативных ресурсов (Helsinki Force Catalogue), который определял набор минималь но необходимых военных ресурсов для создания эффективных сил быстрого реагирования и осуществления задач в области кризисного урегулирования. Список включал 144 позиции, объединенные в семь основных категорий: система управления и связи (C3I);

разведка, обнаружение цели и наблюдение;

раз вертываемость и мобильность;

боевые действия;

обеспечение безопасности и системы защиты;

материально-техническое обеспечение;

тыловая поддержка.

В соответствии с Хельсинским каталогом страны ЕС могли сами определять, какие виды вооружений и военной техни ки они могут предоставить в распоряжение ЕС. По итогам Брюссельской конференции 2000 г. (Capabilities Commitment Conference) для государств ЕС определялись национальные квоты по каждой категории Хельсинского каталога, а также давалась общая оценка потенциала Евросоюза. В целом в рам ках ЕПБО планировалось задействовать 100 тыс. военных, единиц военной авиации и 100 морских судов.

Одновременно было выявлено 38 позиций Каталога, по которым у Евросоюза отсутствовали необходимые ресурсы:

либо таких видов вооружений и военной техники просто не было у европейских стран, либо некоторые европейские страны по каким-то причинам не предоставили их в распоряжение 40 ЕС. Для устранения этих пробелов в декабре 2001 г. был создан Диана Новикова механизм развития оперативного потенциала ЕС (Capability Development Mechanism), предусматривающий систему ежегод ного мониторинга. Каждые шесть месяцев страны ЕС должны были предоставлять Совету ЕС отчет о проделанной работе по реализации Хельсинских целей, в частности отчитываться об устранении определенных пробелов и недостатков (Capabilities Improvement Chart). В это же время на конференции в Лайконе была принята Европейская политика вооружений (ECAP), рационализировавший усилия стран ЕС по развитию на циональных и общеевропейских военных проектов на основе четырех базовых принципов: повышение эффективности и результативности военного потенциала Евросоюза;

поощрение общеевропейского военного сотрудничества на добровольной основе;

координация с НАТО;

общественная поддержка и прозрачность.

Также было создано 19 экспертных рабочих групп, которые к 2003 г. представили ряд предложений по устранению недостат ков, в том числе путем лизинга и модернизации вооружений и военной техники, общеевропейских проектов по закупкам вооружений и созданию проектных групп под руководством ведущей страны ЕС, отвечающей за развитие конкретного направления. Так, развитием командно-штабных ресурсов руководила Великобритания, за стратегическую авиацию отве чала Германия, за стратегические морские ресурсы – Греция, за вертолеты – Италия, за систему ПРО театра военных действий – Нидерланды и за космические компоненты – Франция.

Кроме того, ряд недостающих позиций мог быть восполнен за счет участия третьих стран в операциях Евросоюза. Участие третьих стран также должно было продемонстрировать, что операции ЕС носят многонациональный характер, повышают эффективность проведения миссии, а также отражают разде ление ответственности, поскольку все страны, не являющиеся членами Евросоюза, могут участвовать в обсуждении решений, касающихся оперативного планирования операций, в Коми тете участников в рамках ЕПБО. И если раньше решения об участии третьих стран принимались ad hoc, что значительно снижало скорость реагирования, то теперь ЕС разработал отдельные соглашения для стран, которые являются постоян ными участниками миссий ЕС и вносят в них значительный вклад (Норвегия, Исландия, Турция, Канада, Россия, Украина), и модельные соглашения для стран, которые могут присоеди Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза няться только к конкретным операциям ЕС (например, ЮАР в операции «Артемис»).

Вместе с тем, несмотря на предпринимаемые усилия, европейским странам не удалось полностью выполнить Хель синские задачи к 2003 г., как это было изначально предусмо трено. Было также очевидно, что хотя поставленные задачи и могли быть реализованы в количественном отношении, этого было недостаточно для эффективного функционирования европейской политики в области обороны и безопасности. В связи с общим отставанием уровня развития военных ресурсов европейских стран, а также устареванием вооружений и воен ной техники, требовались качественные изменения. Поэтому в 2004 г. принимается «Основополагающая цель по развитию оперативного потенциала ЕС до 2010 г.» (Headline Goal 2010), отражающие качественный подход Евросоюза к созданию во енного потенциала, необходимого для осуществления всего спектра операций по кризисному урегулированию в рамках ЕПБО38.

Новая Основополагающая цель была в первую очередь ори ентирована на реализацию Хельсинских задач и адаптацию раз вития европейских военных ресурсов к стратегическим целям, обозначенным в Европейской стратегии безопасности. Новая программа должна была перевести новую стратегию безопасно сти в конкретные военные задачи, исходя из нетрадиционных вызовов и угроз безопасности, как, например, создание опера тивного Европейского оборонного агентства, формирование к 2007 г. быстро развертываемых боевых групп (battle groups), создание к 2008 г. эффективного потенциала транспортной ави ации. Сам перечень миссий ЕПБО был также расширен: в нем появились гуманитарные и спасательные операции;

операции по поддержанию мира;

военные операции в ходе кризисного урегулирования, включая принуждение к миру;

операции по разоружению;

оказание поддержки третьим странам в борьбе с терроризмом и реформирование сектора безопасности, а также превентивное вмешательство39. Новая Основополагающая цель также подчеркивала, что Евросоюз должен быть в состоянии проводить несколько операций на различном уровне вмеша См.: Headline Goal 20101, 17-18 June 2004 (http://www.isn.ethz.ch).

42 GAERC and Defense Ministers Council Conclusions, 17-18 May 2004. ESDP Presidency Report, Brussels, 9 December 2003.

Диана Новикова тельства одновременно. Основные усилия европейских стран при этом должны быть направлены на улучшения оперативной совместимости (как между силами европейских стран, так и между военным и гражданским компонентами), развертывае мости и способности к длительному проведению операций.

Основная задача ЕПБО заключалась, таким образом, в повы шении потенциала оперативного реагирования ЕС на кризисы, в том числе и по запросам других международных организаций, в первую очередь ООН. Соответственно, в распоряжении Евросоюза должны быть мобильные, гибкие и оперативно совместимые силы в состоянии повышенной боеготовности, которые могли бы быть использованы как в самостоятельных операциях ЕС, так и в рамках миссий, проводимых другими организациями. Критерии оперативного реагирования, опера тивного принятия решений и планирования, а также быстрого развертывания сил становятся доминирующими. Так, в идеале предполагалось, что после одобрения Советом ЕС концепции операции в области кризисного урегулирования, данная миссия может быть развернута уже через пять дней. При этом, силы ЕС должны быть готовы к осуществлению своих функций в рамках миссии на месте не позднее чем через 10 дней после решения Совета о начале операции. Соответственно, к г. Евросоюз должен обладать всеми необходимыми ресурсами для осуществления эффективной стратегической переброски войск (включая воздушный, морской и наземный компоненты), а также создать единую сеть коммуникации и связи (наземный и космический элементы). Кроме того, особо подчеркивалась необходимость выработки единых европейских стандартов и критериев подготовки военнослужащих.

В ноябре 2005 г. был также принят новый каталог оператив ных ресурсов ЕС (Requirements Catalogue), который устанавли вал уровень, необходимый для «оперативного и решительного реагирования на конфликты, а также осуществления всех видов операций в области кризисного урегулирования».

В соответствии с Основополагающей целью Евросоюз пред принял ряд усилий по модернизации и развитию своего воен ного потенциала, а также созданию эффективных механизмов оперативного реагирования.

Европейская консолидация усилила потребность в разра ботке общеевропейской политики вооружений. Стремление увеличить военные возможности Европы, поддерживать и Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза обеспечивать ресурсами европейскую оборонную промыш ленность привело к формированию единой европейской структуры по вопросам вооружений. В итоге в 2004 г. было создано Европейское оборонное агентство – межгосударствен ная структура, отвечающая за развитие обороноспособности, НИОКР и закупки вооружений. В частности, Агентство было призвано выполнять следующие функции: развитие во енного потенциала, необходимого для проведения операций по кризисному урегулированию;

развитие европейского со трудничества в области вооружений;

укрепление европейской обороноспособности;

научно-исследовательская деятельность в сфере новейших вооружений. В 2006 г. 22 страны Евросоюза приняли Кодекс развития системы закупок вооружений, что означало начало формирования единого рынка вооружений в Европе. В этом же году была принята совместная инвестици онная программа по развитию военных ресурсов ЕС, общий бюджет которой был сформирован 20 странами ЕС и состав лял 50 млн евро. Развивая общеевропейское сотрудничество в области военно-промышленного комплекса, в мае 2007 г. ЕС принимает Стратегию развития европейской технологической и промышленной базы ВПК, а в ноябре 2007 г. – рамочную кон цепцию Общей стратегии развития НИОКР. В соответствии с этими документами были определены четыре основные сферы, в которых планировалось повысить приток инвести ций и активизировать развитие, основываясь на принципе «инвестировать больше, эффективнее и совместно40». К этим сферам относились: закупка вооружений (20 % военных рас ходов), европейское военно-техническое сотрудничество (35 % от общего числа закупок вооружений), НИОКР (2 % военных расходов), европейское сотрудничество в области НИОКР (20 % от общих расходов на НИОКР), трансформация европей ских вооруженных сил. Предполагалось, что страны ЕС будут сами определять, какие именно технологии и промышленные ресурсы необходимо развивать, а также определять структуру инвестиций, необходимых для обеспечения эффективного функционирования ЕПБО.

Кроме того, начала реализовываться представленная в 2004 г. по инициативе Франции, Великобритании и Германии 44 См.: Framework for a European Defense Research & Technology Strategy. November, 2007.

Диана Новикова концепция «боевых групп» ЕС – высокомобильных бригад в состоянии повышенной готовности, способных к выполнению сложных военных операций. Вооруженные подразделения (группы) общей численностью в 1 500 человек должны были быть готовы к развертыванию в течение 15 дней на срок до дней и соответствовать критериям военной эффективности, развертываемости и боеготовности. Предполагалось, что все «боевые группы» смогут вести действия в отдаленных регионах мира в сложных географических или рельефных условиях и обеспечить условия для дальнейшего развертывания широко масштабной миссии. При этом, каждая «боевая группа» должна была быть подкреплена необходимыми транспортными сред ствами для быстрой переброски (в первую очередь стратеги ческой авиации) и включать батальон механизированной или легкой пехоты, элементы артиллерии, воздушной обороны и вертолеты, а также вспомогательные военные службы (инже неры, материально-техническое обеспечение, медицинский персонал и силы военной полиции). Кроме того, боевые группы должны были быть структурированы, экипированы и обучены для быстрого реагирования в кризисных операциях в слабых или несостоявшихся государствах и участвовать в военных операциях высокой интенсивности, как в рамках собственно ЕПБО, так и в миссиях НАТО и ООН. К 2010 г.

планировалось создать 13 таких групп (три группы должны были быть полностью укомплектованы Францией, Италией и Великобританией, остальные 10 – смешанные).

1 июля 2008 г. был принят новый план по развитию по тенциала ЕПБО (Capability Development Plan, действует до 2011 г.), в котором основной упор сделан на развитие 12 приори тетных областей41, в том числе создание единого европейского транспортного воздушного парка, программы по улучшению морских противоминных средств, беспилотных летательных систем, спутниковой системы разведки, единого вертолетного парка и др.

Кроме того, были приняты две Концепции оперативного реагирования на море и в воздухе (Maritime Rapid Response, Air Rapid Response), также направленные на улучшение потенциа ла ЕПБО в соответствующих областях.

EDA Press Release, Brussels, 10 November 2008.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Повышенное внимание Евросоюз уделяет также развитию и использованию вертолетного парка в ходе операций по уре гулированию кризисов, прежде всего для решения проблемы тактической мобильности. В распоряжении ЕС сегодня име ется 1 735 военных вертолетов 22-х видов, и вертолетный парк рассматривается как один из ключевых элементов для повыше ния мобильности, гибкости (маневренности) и оперативности развертывания миссий ЕПБО42.

Что касается совокупного общеевропейского военного потенциала, то теоретически страны ЕС могут мобилизовать более 1 млн человек43, 10 тысяч танков, 38 тыс. бронированных автомобилей, 2 500 боевых самолетов и 800 боевых кораблей. И хотя учет общих военных возможностей каждой европейской страны не дает представления о военной мощи ЕС, поскольку Евросоюз, в отличие от НАТО, не является военной органи зацией, однако помогает понять, какие ресурсы страны ЕС в принципе могут задействовать в операциях ЕПБО.

Развитие гражданских ресурсов европейского кризисного урегулирования Основы для развития гражданского измерения ЕПБО – гражданских операций кризисного урегулирования – были за ложены еще в 2000 г. на саммите в Хельсинки, где была принята Основополагающая цель по развитию гражданского потенциала ЕС (Civilian Headline Goal). Она предусматривала развитие гражданского компонента ЕПБО по четырем основным на правлениям: осуществление полицейских миссий, укрепление правопорядка, защита мирного населения и организация граж данского управления. Затем Европейский Совет на саммите ЕС в Да-Фейра в июне 2000 г. принимает План развития граж данского потенциала ЕС (Civilian Action Plan), в соответствие с которым к 2003 г. страны – члены ЕС обязывались предоставить в распоряжение Евросоюза:

EDA Bulletin. Special Edition Helicopters 2009.

По данным Европейского оборонного агентства, общее число европейских войск, развернутых на данный момент за рубежом, составляет 97 800 человек, при этом всего могут быть развернуты 378 200 человек, а участвовать в долго 46 срочных операциях 100 900 человек. См.: European Defense Expenditure in // European Defense Agency Defense Facts. 19.11.2007.

Диана Новикова – 5-тысячный контингент полицейских сил, часть кото рого (1 тыс. офицеров) могла бы быть развернута в течение 30 дней;

– 200 экспертов в области установления правопорядка, в том числе прокуроров, адвокатов и судей, а также группу экс пертов быстрого реагирования, готовую к развертыванию в течение 30 дней;

– команду экспертов в различных областях гражданской администрации;

– 2-3 команды оперативного реагирования, состоящие из 10 экспертов по чрезвычайным ситуациям и защите граждан ского населения, которые могут быть задействованы в зонах бедствия в течение несколько часов, а также 2-тысячный кон тингент для более длительного развертывания.

Кроме того, в 2001 г. был принят План развития полицей ских сил до 2008 г., предусматривающий создание механизмов мобилизации и быстрого развертывания, а также оперативной штаб-квартиры Объединенных полицейских подразделений, способных выполнять задачи по установлению правопорядка в дестабилизированных ситуациях. В первую очередь это каса лось области гражданского управления: защиты гражданского населения, организации временной администрации, замены слабых или несуществующих государственных структур в уголовно-процессуальной и судебной сферах, а также системе правоохранительных органов. Координация в решении постав ленных задач была возложена на созданный в 2000 г. Комитет по гражданским аспектам кризисного урегулирования (СIVCOM), который осуществляет разработку стратегии и контроль за гражданскими операциями, а также предоставляет рекоменда ции для Комитета по вопросам политики и безопасности.

В целом в развитии гражданского компонента ЕПБО Ев росоюз достиг значительного прогресса. Уже в ноябре 2001 г.

страны ЕС заявили о своей готовности развернуть контингент из 1 400 полицейских в течение 30 дней, а учения по кризисному реагированию, проходившие в 2002 г., продемонстрировали способность гражданских и военных сил ЕС действовать со вместно. На конференции по развитию гражданских сил ЕС в ноябре 2004 г. было отмечено, что страны ЕС предоставили в распоряжение Евросоюза 5 761 полицейских, 631 специалиста в области установления правопорядка, 562 эксперта в области гражданского управления, 4 988 сотрудников по гражданской Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза защите, а также 505 наблюдателей и 391 эксперта по правам человека, политическим вопросам, гендерным проблемам и реформированию сектора безопасности. Всего, начиная с 2003 г. по настоящее время, Евросоюз провел 15 гражданских миссий в рамках ЕПБО.

С 2004 г. ЕС начинает проводить более интегрированный подход к развитию гражданского компонента ЕПБО. Особо подчеркивается, что операции ЕС должны стать всеобъемлю щими, гибкими и быстро адаптирующимися к требованиям конкретной ситуации. На саммите в Нордвике (Нидерланды) в 2004 г. Испания, Италия, Франция, Нидерланды и Португалия подписали декларацию о создании трехтысячных Европейских сил жандармерии, готовых к развертыванию в течение 30 дней, которые могли бы выполнять три вида задач: предотвращение конфликтов, осуществление вспомогательных функций и оказание поддержки в ходе вооруженного вмешательства в конфликт, а также решение задач постконфликтной стабили зации после завершения военной операции. Предполагалось, что жандармерия сможет выполнять задачи под руководством ООН, НАТО, ОБСЕ или под любым другим военным или граж данским командованием, что позволит сократить разрыв между вооруженными силами и гражданской полицией (гибрид).

В 2005 г. были также созданы гражданские силы оператив ного реагирования (civilian response teams), ориентированные на выполнение трех основных задач: оценка ситуации и сбор фактов в кризисных ситуациях, оперативное участие на началь ной стадии операции, оказание поддержки другим механизмам ЕС. Кроме того, с 2005 г. разрабатывается единая европейская стратегия по реформированию сектора безопасности.

Характерной особенностью гражданского измерения ЕПБО является возможность использовать как ресурсы соб ственно Европейского Союза, так и механизмы Европейского Сообщества, которое уже долгое время оказывает различные виды поддержки странам, находящимся в ситуации кризиса на предконфликтной, конфликтной или постконфликтной стадиях, используя широкий набор краткосрочных механиз мов кризисного реагирования и долгосрочных инструментов развития. Основные механизмы Европейского Сообщества в области гражданского урегулирования кризисов включают:

– Защиту гражданского населения и оказание помощи населению в чрезвычайных ситуациях.

Диана Новикова – Поддержание или восстановление политической ста бильности – поддержка гражданских усилий по разрешению или предотвращению конфликта, ведение переговоров, по средничество, соблюдение соглашений о прекращении огня и т.п.

– Обеспечение демократии, прав человека и правопорядка в рамках Европейской инициативы по развитию демократии и правам человека, действующей с 1999 г. в качестве дополни тельного инструмента осуществления и поддержки ОВПБ, а также организация проведения и мониторинг за ходом выбо ров, социальная и экономическая реинтеграция в переходный период.

– Реабилитацию и реконструкцию в развивающихся стра нах, которые серьезно пострадали во время конфликта или стихийных бедствий, реинтеграцию беженцев и перемещенных лиц, демобилизацию и реинтеграцию военных, действия по восстановлению институционального процесса и налаживание экономического (промышленного) развития.

– Помощь развитию в рамках Европейского фонда раз вития (EDF), возможность осуществления дополнительного финансирования для обеспечения общественного развития и безопасности (посредничество, переговоры, примирение, демобилизация, реинтеграция и др.).

В принципе механизмы гражданского кризисного урегули рования в рамках Европейского Сообщества ориентированы на долгосрочные программы стабильного развития, а их фи нансирование, географический охват и набор функций на много выше краткосрочных проектов ЕПБО. Соответственно, соединение механизмов Европейского Союза и Европейского Сообщества на единой основе планирования и координации могло бы заметно повысить общую эффективность граждан ского измерения ЕПБО.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Механизмы и структуры функционирования ЕПБО: управление и финансирование Система управления ЕПБО В стратегическом плане главная роль при принятии реше ний о проведении операций того или иного типа принадлежит Совету министров ЕС. Основу непосредственно политико военного управления составляют следующие структуры: Ко митет по политике и безопасности (КПБ), который призван следить за развитием международной ситуации и способ ствовать выработке единой внешней политики ЕС;

Военный комитет (ВК), который дает рекомендации КПБ;

штаб ЕС, получающий директивы от ВК, который занимается непосред ственным проведением единой Европейской политики в сфере безопасности и обороны (оценка ситуации, стратегическое планирование и т.п.).

В целом основу управления Европейской политикой в области обороны и безопасности составляют следующие структуры:

– Высокий представитель ЕС по общей внешней политике и политике в области безопасности (одновременно является Генеральным Секретарем Совета ЕС).

– Комитет по вопросам политики и безопасности (PSC).

Состоит из представителей всех стран ЕС, заседания прово дит два раза в неделю. В сферу компетенции Комитета входят все аспекты функционирования ОВПБ и ЕПБО, а основные функции данной структуры включают экспертизу и планиро вание, а также политическое консультирование Европейского Совета. Комитет ответственен за практическую реализацию решений Европейского Совета, а также политический контроль и стратегическое управление операциями в рамках ЕПБО. В работе Комитета активное участие принимают Комитет по гражданским аспектам кризисного урегулирования (Committee for Civilian Aspects of Crisis Management, CIVCOM), который обеспечивает консультирование по гражданским аспектам миссий, а также Политико-военная группа (Politico-Military Group), занимающаяся военно-политическими вопросами.

Диана Новикова – Военный комитет ЕС (EUMC). Состоит из начальников национальных оборонных штабов стран ЕС. К основным функциям Комитета относится предоставление рекоменда ций для Комитета по вопросам политики и безопасности и Европейского Совета, а также составление военных директив для Военного штаба. Председатель Комитета участвует в за седаниях Европейского Совета, тем самым непосредственно участвуя в процессе принятия решений. Военный комитет является основной военной структурой, а также форумом для сотрудничества и проведения консультаций между странами ЕС. В рамках Военного штаба действует также созданное в 2005 г. Военно-гражданское управление (Civilian Military Cell), которое отвечает за координацию и взаимодействие между гражданским и военным компонентами ЕПБО.

– Военный штаб ЕС (EUMS). Основными задачами этой структуры является осуществление экспертной оценки функ ционирования ЕПБО, прежде всего касающейся проведения военных операций. Военный штаб отвечает за систему раннего предупреждения, ситуационный анализ и стратегическое пла нирование в рамках осуществления Петерсбергских миссий, а также структурирование национальных и общеевропейских сил, а также осуществление технической экспертизы для Ев ропейского Совета по всем аспектам безопасности и обороны.

Кроме того, Военный штаб осуществляет поддержку Военного комитета на этапе стратегического планирования операций по кризисному урегулированию и разрабатывает рабочие модели и оперативные концепции, основанные или совместимые с механизмами НАТО.

– Центр оперативного командования ЕС. Созданный 1 января 2007 г. Центр способен осуществлять оперативное ко мандование небольшой группировкой войск до 2 тыс. человек («боевой группой»). Помимо единого командного центра ЕС, в распоряжение Евросоюза для проведения операций в рамках ЕПБО имеется пять национальных оперативных штабов.

– Комитет по гражданским аспектам кризисного урегулиро вания (CIVCOM). Отвечает за проведение гражданских миссий в рамках ЕПБО, вырабатывает рекомендации по гражданским аспектам кризисного урегулирования для Комитета по вопро сам политики и безопасности.

– Европейское оборонное агентство (EDA). Создано 12 июля 2004 г. по решению Совета с целью улучшения европейского Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза оборонного потенциала в области кризисного урегулирования в рамках ЕПБО. Агентство осуществляет четыре основные функции: развитие оборонного потенциала, сотрудничество по вопросам вооружений, развитие европейского рынка военного оборудования и технологической и промышленной военной базы, развитие НИОКР. Главой Агентства является Высокий представитель ЕС.

– Институт по исследованиям проблем безопасности ЕС, который обеспечивает экспертную поддержку ЕПБО.

Что касается типичной структуры командования опера циями кризисного урегулирования в рамках ЕПБО, то она выглядит следующим образом44:

См.: NATO and EU Military Capabilities 2008.

Диана Новикова Особенности финансирования операций кризисного урегулирования в рамках ЕПБО На данный момент единого механизма финансирования, который действовал бы применительно ко всем операциям ЕС, не существует. Расходы на проводимые Евросоюзом миссии покрываются за счет поступлений из трех источников: обще го бюджета ЕС, общего бюджета Европейского Сообщества и средств, выделяемых напрямую правительствами европейских стран.

Операции военного или оборонного характера согласно Ст. 28 Маастрихтского договора финансируются из бюджета Евросоюза. В феврале 2004 г.45 был создан общий механизм финансирования – «Афина», который устанавливал правила выделения средств на проведение военных операций по линии ЕПБО. Так, все общие военные расходы в рамках ЕПБО, ко торые в принципе могут быть покрыты из бюджета «Афины», подразделялись на три вида46:

Расходы, автоматически покрываемые бюджетом «Афи ны» в любой проводимой ЕС операции, – это средства, выде ляемые на функционирование штаб-квартиры, материально техническую поддержку для вооруженных сил, обеспечение доступа контингентов ЕС к средствам и структурам НАТО.

Средства, выделяемые по решению Совета ЕС в конкрет ной операции в зависимости от ее особенностей, – это, прежде всего, расходы, связанные с транспортировкой подразделе ний на месте проведения операции, тыловым обеспечением, функционированием многонациональных штаб-квартир, по лучением информации (спутниковые изображения, разведка театра военных действий, в том числе разведка и наблюдение с воздуха /воздух-земля/).

Средства, выделяемые Специальным комитетом «Афина»

по запросу оперативного командующего, могут включать рас ходы на дополнительное оборудование, медицинские услуги, разведку, разминирование, защиту от химического, биологиче ского, радиологического и ядерного воздействия, складирова ние и уничтожение оружия, изъятого в ходе операции.

EU Council Secretariat Factsheet. June 2007.

Ibid.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Управление финансовыми средствами каждой конкрет ной операции на всех стадиях ее проведения осуществляет Специальный комитет, состоящий из представителей стран ЕС и третьих стран, участвующих в данной операции, а также командующего операцией. Общий бюджет «Афины» фор мируется за счет поступлений от стран ЕС, выплачиваемых в зависимости от показателей ВВП (основная часть средств формируется за счет взносов Германии, Франции, Велико британии и Италии). В 2005 г. бюджет составил 60 млн евро, а в 2006 г. – 68 млн евро. В 2007 г. в рамках «Афины» осуществля лось общее финансирование двух миссий ЕПБО: операция «Алтеа» (33 млн евро), операция «Амис» (1,3 млн евро), а в 2006 г. было выделено 23 млн евро на проведение операции в Конго. И хотя в принципе такая схема может ускорить про цесс принятия решений и повысить возможности быстрого развертывания сил, так как уже не надо будет ждать решения Совета каждый раз, такие показатели свидетельствуют об огра ниченности общего механизма финансирования – «Афина»

позволяет покрыть менее 10 % от общих расходов на каждую операцию.

Что касается операций гражданского характера, то они подпадают под компетенцию Сообщества (Статья 19 бюджета Сообщества – внешние сношения) и финансируются из бюд жета ОВПБ, однако решения об использовании этих средств принимает также Совет ЕС. В 2005 г. бюджет Сообщества со ставил 62,6 млн, а в 2006 г. был увеличен до 102,6 млн евро. По линии бюджета Сообщества осуществлялось финансирование следующих операций Евросоюза: полицейская миссия ЕС в Боснии и Герцеговине, полицейская миссия в Македонии («Проксима»), полицейская миссия в Конго, гражданские миссии в Ираке и Грузии, миссия в Конго, «Амис II» в Судане, миссия в Аче, полицейская миссия на Палестинских террито риях, миссия в г. Рафах.

Все остальные расходы оплачиваются странами ЕС на прямую по принципу «сколько потратили, столько денег». Как правило, это в первую очередь касается затрат на размещение национальных контингентов, задействованных в операции, а также обеспечение необходимой военной техники и обо рудования.

Диана Новикова ЕПБО «в действии»: основные миссии Европейского Союза в сфере кризисного урегулирования Европейский Союз в рамках ЕПБО проводит тринадцать военных и гражданских миссий в четырех регионах мира47.

Рассмотрим их более подробно.

Полицейская миссия ЕС в Боснии и Герцеговине (EUPM/ BiH)48.

Миссия началась 1 января 2003 г. согласно решению Со вета от 11 марта 2002 г. (Council Joint Action 2002/210/CFSP) и резолюции СБ ООН 1396 от 5 марта 2002 г. (первоначальный мандат действовал до 31 декабря 2005 г., затем был продлен до 31 декабря 2009 г. ) Операция в Боснии и Герцеговине стала первой граждан ской миссией ЕС по кризисному урегулированию. Основной задачей сил Евросоюза, сменивших находившиеся в регионе с 1995 г. международные полицейские силы ООН (IPTF), стало создание в стране силовых подразделений, способных под держивать порядок и стабильность в регионе и эффективно бороться с преступностью.

Всего в миссии было задействован 531 полицейский (80 % из стран – членов ЕС, еще 20 % – из третьих стран), которые осуществляли задачи мониторинга и контроля при проведении реформы правоохранительных органов в стране, а также прово дили обучение сотрудников местных силовых структур. Еще человек гражданского персонала выполняли вспомогательные и технические функции49.

Общий бюджет операции составил 38 млн евро (20 млн евро было выделено из бюджета Сообщества).

Полицейская миссия ЕС в Боснии и Герцеговине – первый практический опыт ЕС по планированию миссии, развертыва нию и организации. В то же время ее осуществление выявило серьезные недостатки50:

По состоянию на сентябрь 2009 г. См.: http://www.consilium.europa.eu См. подобнее: G.Grev, D.Lynch, A.Missiroli ESDP Operations. 2007.

В настоящее время общая численность миссии сокращена до 200 человек (178 полицейских и 28 гражданских экспертов из 24 стран ЕС).

Civilian Crisis Management: the EU Way.//Challiot Paper №20. June 2006.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза ЕС недооценил масштаб и сложность задач в Боснии. Ман дат миссии был довольно слабым и недостаточным (мог быть адекватным только для будущей ситуации). Задача реформиро вания полицейской системы была сложной, у экспертов ЕС не хватало необходимого опыта, не было достаточного количества гражданских экспертов для решения задач государственного управления. Не хватало более гибкого подхода и скоординиро ванности действий персонала ЕС (полицейских, юридических и судебных экспертов вместе с гражданскими администрато рами и экспертами по правам человека). Хотя задачи были выполнены, стала очевидной необходимость качественного улучшения гражданского компонента. Кроме того, возникла проблема концептуального характера: гражданские операции рассматривались только как вспомогательные для военных миссий. Гражданский компонент ЕС может быть намного активнее использован на всех стадиях операции кризисного урегулирования.

Миссия «Алтеа» в Боснии и Герцеговине (EUFOR Althea).

Военная операция «Алтеа» началась 2 декабря 2004 г. по решению Совета ЕС (Joint Action 2004/570/CFSP) от 12 июля 2004 г. на основе бессрочного мандата51. В соответствии с резо люциями СБ ООН 1551 и 1575, ЕС начал миссию в рамках главы VII Устава ООН, развернув контингент EUFOR, эквивалент ный находившимся в регионе силам стабилизации SFOR.

Основная цель операции заключалась в обеспечении вы полнения Дейтонского соглашения (Приложение 1-А и При ложение 2), а также поддержании безопасности и стабильности в Боснии и Герцеговине. Кроме того, силы ЕС должны были оказывать поддержку представителям международного сообще ства в установлении правопорядка и борьбе с организованной преступностью, а также реализации гражданских аспектов мирного соглашения между сторонами конфликта.

«Алтеа» стала самой большой по численности операцией Евросоюза: миссия объединяла 7-тысячный контингент из представителей практически всех стран – членов ЕС, а также ряда третьих стран52.

Общий бюджет операции составил 71,7 млн евро.

В 2007 г. ЕС подтвердил, что сохранит военное присутствие в данном регио не, пока в этом будет необходимость. См.: EU Council Conclusions on ESDP 56 15417/07, 19 November 2007.

52 В настоящий момент численность сил ЕС составляет 2 500 человек.

Диана Новикова Миссия ЕС в Косово (EULEX Kosovo) – сменила полицейскую миссию EUPT Kosovo.

Полицейская операция EUPT Kosovo проводилась по решению Совета ЕС от 10 апреля 2006 г. (Council Joint Action 2006/304/CFSP) на основе мандата, действовавшего до 31 марта 2008 г. Основная задача миссии заключалась в подготовке и планировании возможной операции по установлению право порядка в рамках ЕПБО, а также выработке схемы частичной замены сил действующей миссии ООН (UNMIK) силами Евросоюза.

16 февраля 2008 г. Совет ЕС принял решение о начале мис сии по установлению правопорядка EULEX Kosovo (Council Joint Action 2008/124/CFSP). Целью миссии являлось оказание поддержки властям Косово в области установления правопо рядка, в первую очередь системе правоохранительных органов, по окончании в апреле/мае 2008 г. 120-дневного переходного периода с момента провозглашения независимости Косово.

Мандат миссии был рассчитан на два года (фактически опе рация будет проводиться, пока местные власти не перестанут нуждаться в поддержке ЕС), общий бюджет на 16 месяцев составил 205 млн евро53. 6 апреля 2009 г. миссия ЕС в Косово достигла полной оперативной функциональности. На сегод няшний день миссия в Косово является самой масштабной гражданской операцией кризисного урегулирования ЕС на данный момент.

Миссия ЕС в Палестине (EUPOL COPPS).

В ноябре 2004 г. Совет ЕС принял краткосрочную про грамму действий в области государственного строительства в Палестине, в соответствии с которой в апреле 2005 г. был создан Координационный центр ЕС по оказанию поддержки полицейским силам Палестины, а также принята Программа развития гражданской полиции Палестины. В рамках этой про граммы с 1 января 2006 г. по решению Совета ЕС от 4 ноября 2005 г. (Council Joint Action 2005/797/CFSP) началась операция EUPOL COPPS – первая полицейская миссия на территории Палестины, осуществляемая третьей стороной.

Всего за прошедшее время помощь ЕС для Косово составила около 2 млрд евро, и в ближайшие два года планируется выделить еще 330 млн евро.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Операция EUPOL COPPS, насчитывающая на данный мо мент 27 экспертов, является вспомогательной миссией в рамках процесса институционального строительства, осуществляемого международным сообществом, цель которой состоит в фор мировании эффективной полицейской системы Палестины, содействии палестинской полиции в реализации Программы развития полицейской системы, координации усилий между народного сообщества в данной сфере, экспертной поддержке и консультировании палестинских властей по вопросам, свя занным с системой уголовного судопроизводства.

Первоначальный мандат операции был рассчитан на 3 года, а общий бюджет по состоянию на конец 2007 г. составил 8,9 млн евро, в 2009 г. было выделено 6,3 млрд евро.

Пограничная миссия ЕС в Палестине (EU BAM Rafah).

По решению Совета ЕС от 21 ноября 2005 г. (Council Joint Action 2005/889/CFSP) Евросоюз проводит пограничную миссию EU BAM Rafah, которая направлена на обеспечение работы пограничного пункта в г. Рафах54 и оказание содей ствия палестинским властям в осуществлении пограничного контроля и охране палестино-израильской границы. Миссия носит наблюдательный характер и заключается в проведении мониторинга и контроля за соблюдением Соглашения о пере движении и доступе, подписанного между правительствами Израиля и Палестины в ноябре 2005 г. Кроме того, мандат миссии предусматривает проведение программ подготовки и обучения для палестинского персонала. Предварительная дата завершения миссии – 24 мая 2008 г.

Миссия ЕС в Ираке (EUJUST LEX – Iraq).

26 ноября 2004 г. Совет ЕС принял решение о проведении объединенной операции в Ираке, включающей задачи по лицейской миссии, миссии по установлению правопорядка и гражданского управления (Joint Action 2004/909/CFSP). Ранее на саммите Совета ЕС в Брюсселе 5 ноября 2004 г. было принято решение о том, что ЕС примет участие в установлении стабиль ности и построении демократии в Ираке в рамках широких усилий международного сообщества.

См.: Basic Information on EU BAM/EU Council Secretariat Factsheet, December 58 2007, EUBAM Still Operational/ EU Council Secretariat Factsheet, December 2007.

Диана Новикова Операция EUJUST LEX началась 21 февраля 2005 г. в соот ветствии с мандатом, действующим до 30 июня 2010 г. Общий бюджет операции на 2005 и 2006 гг. составил 11,3 млн евро55.

Основная задача миссии Евросоюза состояла в повышении квалификации чиновников высшего и среднего звена иракской системы уголовного судопроизводства в области управления и проведения уголовного расследования. На данный момент переподготовку и обучение в 13 странах ЕС или соседних с Ираком регионах прошли 2 446 чиновников из судебной систе мы, полиции и тюремной администрации, что было призвано способствовать формированию единой управленческой куль туры56. Основное внимание при этом уделялось налаживанию стратегического и технического сотрудничества с иракской стороной.

Полицейская миссия ЕС в Афганистане (EUPOL AFGHANISTAN).

Полицейская миссия EUPOL AFGHANISTAN проводится с 17 июня 2007 г. в рамках комплексной политики ЕС в Афга нистане на основе принятого Европейским Союзом решения (Council Joint Action 2007/369/CFSP). Рассчитанная на три года, данная миссия направлена в первую очередь на создание эф фективной национальной полицейской системы Афганистана, которая будет соответствовать международным стандартам.

Операция EUPOL AFGHANISTAN состоит из 160 экспертов правоохранительных и судебных органов, которые осуществля ют наблюдение, обучение, консультирование и тренировку по лицейских подразделений по всей территории Афганистана на уровне министерства внутренних дел Афганистана, в регионах и провинциях. Полицейская миссия ЕС является частью общей международной стратегии по реформированию полицейских сил Афганистана (Национальная полиция Афганистана – ANP) и основывается на тесном сотрудничестве и поддержке мис сии ООН UNAMA, а также международных сил безопасности Операция EUJUST LEX проводится в рамках более широкой программы ЕС по реконструкции и стабилизации ситуации в Ираке: на 2003–2004 гг.

по линии Сообщества было выделено 320 млн евро, а также дополнительно предоставлено 200 млн евро в рамках программы помощи, включая содействие в развитии экономики, гражданского общества, политического и конституци онного процесса в Ираке.

См.: Presidency report on ESDP. 12 June 2006. Presidency Report on ESDP 10910/07. 19 June 2007.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза под руководством НАТО ISAF. Общая численность миссии на данный момент составляет 230 человек (офицеры полиции и эксперты в области правоохранительной системы), а бюджет до сентября 2008 г. – 43,6 млн евро57.

Миссия ЕС в Демократической Республике Конго58 (EUSEC RD Congo).

В дополнение к полицейской миссии «Киншаса» ЕС по просьбе правительства республики с 8 июня 2005 г. начал про ведение операции EUSEC RD Congo по оказанию поддержки при реформировании сектора безопасности в стране (Joint Action 2005/355/CFSP). Мандат операции действует до 1 июля 2008 г., а общий бюджет миссии составляет 1,6 млн евро.

Основная цель миссии состоит в оказании содействия властям ДРК при реформировании структур безопасности и интеграции армии республики. Кроме того, миссия ЕС должна обеспечить соответствие проводимых преобразований принципам «хорошего управления», а также проводиться в со ответствии с нормами международного гуманитарного права, демократическими стандартами и правами человека.

К настоящему времени Европейский Союз завершил еще десять военных и гражданских операций по линии ЕПБО в различных регионах мира.

Операция «Конкордия» (Бывшая Югославская Республика Македония)59.

Операция началась 31 марта 2003 г. и стала первой воен ной операцией Евросоюза (решение Совета ЕС Council Joint Action 2003/92/CFSP). Кроме того, это была первая совместная операция ЕС – НАТО по кризисному урегулированию, прово димая в рамках соглашения «Берлин Плюс» от 2002 г., в ходе которой Евросоюз использовал ресурсы НАТО. «Конкордия»

осуществлялась по просьбе македонского правительства на основании резолюции СБ ООН 1371, сменив миссию НАТО «Объединенная гармония» (Allied Harmony), и была направлена За период 2002–2006 гг. Афганистан получил помощь в размере 3,7 млрд евро (1,1 млрд из общего бюджета ЕС, а также 2,6 млрд индивидуальной помощи европейских стран).

В настоящее время также проводится полицейская миссия ЕС EUPOL RD Congo – полицейская миссия ЕС, направленная на реформирование судебной системы и правоохранительных органов Конго, а также повышение эффектив ности всей системы юстиции.

60 Также завершились полицейские миссии ЕС в Македонии «Проксима» и EUPAT.

Диана Новикова на установление стабильности и безопасности в республике, а также обеспечение выполнения рамочного Охридского со глашения от 2001 г.: силы ЕС, состоявшие в основном из фран цузских контингентов, патрулировали регионы, населенные этническими албанцами, граничащие с Албанией, Сербией и Косово. Бюджет миссии составлял 6,2 млн евро, а европейский контингент насчитывал 350 легко вооруженных военных.

Операция «Конкордия» длилась до 15 декабря 2003 г., по сле чего ее сменила полицейская операция ЕС «Проксима»

(EUPOL Proxima). Новая полицейская миссия ЕС, насчиты вавшая 200 человек с общим бюджетом в 15 млн евро, была призвана помочь македонским властям создать собственные полицейские силы в соответствии с европейскими и междуна родными стандартами, а также обеспечить поддержку в борьбе с организованной преступностью.

Полицейская миссия ЕС в Киншасе, Демократическая Респу блика Конго (EUPOL Kinshasa) 60.

В связи с угрозой эскалации насилия и ухудшения ситуации в ДРК по просьбе правительства Республики Конго ЕС начал полицейскую миссию в Киншасе в январе 2005 г. Основная цель миссии заключалась в создании объединенной полицейской группировки как составной части национальных полицейских сил страны на основании Преторианского соглашения от 2002 г. и Меморандума о безопасности и армии от 2003 г. Это подразделение было призвано стать ключевым фактором обе спечения мирного процесса и развития в стране. По решению Совета ЕС от 9 декабря 2004 г. (Joint Action 2004/847/CFSP), проведение полицейской миссии должно было способствовать укреплению внутренней безопасности, а также обеспечить правительство ДРК необходимыми средствами, оборудованием и оружием, необходимым для полицейских частей. В задачи миссии ЕС входило обучение полицейских сил, помощь на циональным полицейским силам в обеспечении безопасно сти государственных институтов, а также усиление аппарата внутренней безопасности вплоть до выборов в июне 2005 г., а также задачи мониторинга за ситуацией после выборов в течение еще трех месяцев. Общий бюджет операции составлял Также завершилась военная миссия EUFOR RD Congo, проводимая в со ответствии с резолюцией СБ ООН № 1671 для оказания поддержки миссии ООН (MONUC) в период проведения выборов в 2006 г.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза 4,37 млн евро. Миссия завершилась 1 июля 2007 г., когда ее сменила новая миссия ЕС EUPOL RD Congo, направленная на оказание содействия властям ДРК в преобразовании по лицейской системы.

Военная операция ЕС в восточной части Чада и северо восточной части Центральноафриканской Республики (ЦАР) (EUFOR TCHAD/RCA).

По согласованию с правительствами Чада и ЦАР 15 октября 2007 г. Совет ЕС принял решение о проведении операции по урегулированию кризиса в Дарфуре в рамках комплексного регионального и международного подхода, в первую очередь в целях поддержки миссии ООН (MINURCAT) в соответствии с резолюцией 1778 (2007) СБ ООН61. Основные задачи миссии ЕС состоят в обеспечении безопасности и защите гражданского населения, прежде всего беженцев и перемещенных лиц;

оказа нии гуманитарной помощи и обеспечении безопасности пере движения гражданского персонала;

защите персонала ООН, а также оборудования и инфраструктуры. Мандат операции рас считан на 12 месяцев и включает возможность использования вооруженной силы в случае необходимости. Общий бюджет операции составит 99,2 млн евро.

Операция «Артемис» в Демократической Республике Конго (ДРК).

12 июня 2003 г. по просьбе Генерального секретаря ООН и в соответствии с резолюцией СБ ООН 1484 для предотвращения крупномасштабного гуманитарного и гражданского кризиса в Итури (северо-восточный регион ДРК) ЕС начал миссию «Ар темис» (Council Joint Action 2003/423/CFSP). Развертыванию сил ЕС предшествовали эскалация насилия и участившиеся вооруженные столкновения между племенами в Итури, что грозило сорвать мирный процесс в ДРК и дестабилизировать ситуацию в приграничных областях. В связи с этим, основная задача операции ЕС состояла в стабилизации ситуации и улуч Операция EUFOR TCHAD/RCA является частью общего подхода ЕС к урегу лированию кризисной ситуации в Дарфуре, прежде всего в рамках совместной инициативы ЕС – ООН, которая предполагает поддержку переговорного про цесса ООН и Африканского Союза (АС) для оживления политического про цесса урегулирования, поддержку совместной операции ООН и АС в Дарфуре, мобилизацию финансовой и гуманитарной помощи. В рамках этой программы Европейская Комиссия выделяет 50 млн евро на реализацию совместной ини 62 циативы ООН – ЕС, а также 10 млн евро на поддержку полицейской миссии ООН.

Диана Новикова шении гуманитарного положения в Бунии, столице Итури.

Многонациональные силы ЕС, состоявшие из представителей Франции, Великобритании, Швеции (боевые войска), а также Бельгии и Германии (не боевые силы) должны были защищать лагеря беженцев, обеспечивать безопасность аэропорта Бунии, а также гражданского населения, сотрудников ООН и других гуманитарных организаций. Всего в операции «Артемис» было задействовано 1 800 военных, включая представителей третьих стран (Канада, ЮАР, Бразилия). Срок действия мандата миссии закончился 1 сентября 2003 г., когда миссию Евросоюза сменил 18-тысячный миротворческий контингент ООН.

Вспомогательная миссия ЕС «Амис II» в Дарфуре, Судан.

В связи со сложной политической и гуманитарной об становкой62 в Дарфуре ЕС принял решение о начале прове дения военно-гражданской миссии ЕС (Council Joint Action 2005/557/CFSP), которая была призвана оказать содействие Африканскому Союзу63 в ходе политического, военного и гражданского урегулирования кризиса.


В задачи сил Евросоюза входило обеспечение контроля за соблюдением Соглашения о прекращении огня между правительством Судана и повстан цами от апреля 2004 г., а также проведение широкого спектра «вспомогательных» мероприятий. В частности, миссия была направлена на оказание содействия в планировании операции и обеспечение материально-технической поддержки, привле чение дополнительных военных наблюдателей, предоставление стратегических и тактических транспортных средств, военной техники и оборудования, а также обучение военных континген тов и гражданских наблюдателей Африканского Союза и обе спечение соблюдения прав человека в регионе. Мандат миссии В 2004 г. ситуация в Дарфуре, провинции Судана, привлекла пристальное внимание международного сообщества. В ответ на вооруженные нападения повстанческого движения на национальные вооруженные силы в феврале г., правительство Судана начало операцию по подавлению восстания, которая длилась с июня 2003 г. по март 2004 г. Для гражданского населения эти меры обернулись крайне негативными последствиями: десятки тысяч убитых мир ных жителей, 200 тыс. беженцев в соседнем Чаде, 2 млн человек, бежавших из Дарфура в другие районы страны.

20 октября 2004 г. Совет по вопросам мира и безопасности АС принял ре шение включить в проводимую миссию задачи по восстановлению доверия, защите гражданских и гуманитарных операций и контролю за соблюдением всех соглашений, заключенных после перемирия сторон. С этого момента АС ввел на территорию региона 6 171 военных и 1 560 сотрудников гражданской полиции.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза ЕС завершился 31 декабря 2007 г., когда началась совместная операция ООН и Африканского Союза UNAMID.

Миссия «Темис» в Грузии (EUJUST Themis).

По просьбе правительства Грузии, 16 июня 2004 г. ЕС начал миссию «Темис» на основе мандата, рассчитанного до 14 июля 2005 г. (Council Joint Action 2004/523/CFSP). Общий бюджет миссии составил 2 млн евро.

Основная цель миссии «Темис» состояла в оказании по мощи грузинскому правительству в процессе реформирования уголовно-правовой системы и оптимизации законодательных практик и процедур в соответствии с европейскими стандар тами в области прав человека: выработка новой стратегии пре образований, проведение судебной реформы и антикоррупци онной программы, развитие международного и регионального сотрудничества в области уголовного правосудия.

Наблюдательная миссия в Аче, Индонезия (AMM Aceh Monitoring Mission).

9 сентября 2005 г. по просьбе правительства Индонезии ЕС принял решение развернуть гражданскую мониторинговую миссию в сотрудничестве с АСЕАН, а также Норвегией и Швей царией (Council Joint Action 2005/643/CFSP). В задачу миссии, которая началась 15 сентября 2005 г., входил контроль за соблю дением различных аспектов Меморандума о взаимопонимании от 15 августа 2005 г., подписанного между правительством Индонезии и повстанческим Свободным движением Ачи64. В частности, миссия ЕС должна была обеспечить мониторинг за ходом демобилизации повстанцев, разоружения и последую щего уничтожения оружия, перемещения и расквартирования военных и полицейских, а также оказать содействие в процессе реформирования законодательства и обеспечить соблюдение прав человека. Кроме того, представители миссии получили 64 В январе 2005 г., после 30 лет гражданской войны, правительство Индонезии и Свободное движение Ачи согласились начать мирные переговоры под эгидой неправительственной организации Crisis Management Initiative (CMI) – Ини циатива кризисного регулирования. Гуманитарная катастрофа после цунами в декабре 2004 г., внутренние политические факторы и умелое посреднические действия Инициативы способствовали успешному проведению переговоров, и 17 июля 2005 г. в Хельсинки было заключено мирное соглашение, а 15 августа стороны конфликта официально подписали Меморандум доверия. В этой связи ЕС выразил готовность предоставить наблюдателей за соблюдением 64 выполнения условий Меморандума. Кроме того, ЕС оказался единственной структурой, которую обе стороны были готовы принять.

Диана Новикова мандат на проведение расследования и вынесение решений по случаям нарушения положений Меморандума.

Бюджет миссии составил 9 млн евро (средства из общего бюджета ЕПБО). Кроме того, были получены дополнительные 6 млн евро за счет взносов отдельных стран ЕС (значительные средства предоставлены Швецией и Финляндией) и третьих стран, участвующих в миссии.

Миссия Евросоюза была успешно завершена 15 декабря 2006 г. после проведения выборов в местные органы управле ния в Аче.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Перспективы развития ЕПБО:

возможности и ограничения Развитие потенциала кризисного урегулирования Евросоюза:

основные результаты К настоящему времени возможности ЕС в сфере предот вращения конфликтов и кризисного урегулирования до статочно сильно изменились, а ряд успешно проведенных в рамках ЕПБО миссий показал, что страны Евросоюза в целом разделяют общие интересы во внешней политике и способны проводить единую Европейскую политику в области безопас ности и обороны посредством совместных действий. Вопреки некоторым скептическим оценкам, прогресс на этом направ лении очевиден, а Европейская политика в области обороны и безопасности постепенно становится глобальным проектом Европейского Союза.

В целом, начиная с 2001 г., произошла заметная активи зация деятельности Евросоюза в области обороны и безопас ности, выработана единая концептуальная база ЕПБО на основе принятой в декабре 2003 г. Европейской концепции безопасности, а также консолидированы существующие ин струменты и механизмы ЕПБО. Прежде всего, ЕС удалось серьезно продвинуться в реализации Основополагающей цели ЕПБО, утвержденной на Хельсинском саммите 1999 г., и создать собственный оперативный потенциал. Механизмы, которые только планировалось создать (например, Комитет по политическим вопросам и вопросам безопасности или Европейское оборонное агентство), начали успешно функ ционировать. Определенные результаты были достигнуты и в области системы планирования и закупок вооружений, а также в сфере оборонных НИОКР, производства и технического обе спечения. В 2003 г. страны Евросоюза решили пожертвовать интересами национальной военной индустрии и объединить усилия в рамках Европейского оборонного агентства, которое призвано сыграть важную роль в координировании военного планирования и развития общеевропейского военного со трудничества. В первую очередь это касается выработки общих Диана Новикова стандартов в области вооружений и военной техники;

закупок вооружений, исходя из конкретных военных задач (стратегии) и рационализации европейских структур ВПК. Кроме того, были сформированы вооруженные силы ЕС, которые могут выполнять задачи в рамках операций по поддержанию или при нуждению к миру, а также различных гуманитарных операций.

С 2005 г. начали проводиться военные учения в рамках ЕПБО, а в 2007 г. прошли учения по военным аспектам кризисного урегулирования, в которых впервые был задействован Центр оперативного командования операциями ЕС. Основная цель военных учений 2007 г. состояла в улучшении взаимодействия между оперативным центром и военной штаб-квартирой ЕС в условиях проводимой военной операции Евросоюза без участия третьих сторон. Ситуация была основана на сценарии, который планируется использовать вплоть до 2010 г. В государстве, в котором уже развернута гуманитарная миссия ООН, продол жаются столкновения между правительственными войсками и повстанцами, затрудняющие работу гражданской гуманитар ной миссии, ЕС по просьбе ООН начинает свою собственную миссию, предусматривающую развертывание 2 000 человек, включая объединенное полицейское подразделение. В 2008 г.

состоялись третьи по счету военные учения в рамках ЕПБО, которые продемонстрировали полную готовность оперативной штаб-квартиры в Риме к проведению военных миссий ЕПБО.

На 2009 г. запланированы специализированные учения по отра ботке операций кризисного урегулирования (crisis management exercise)65.

Специфика учений позволяет понять, как ЕС видит свое возможное участие в операциях по урегулированию кризисов.

Такие операции могут включать в себя стабилизацию в зонах конфликта, военную поддержку миротворческих миссий ООН или региональных организаций, а также быстрое развертыва ние сил батальона для эвакуации граждан европейских стран из «горячих точек». Другие виды операций, которые ЕС способен осуществлять в рамках ЕПБО, могут включать развертывание войск до начала более масштабных операций НАТО или ООН, а также оказание содействия странам, осуществляющим кон тртеррористические операции66. Кроме того, в 2008–2009 гг.

Council Conclusions on ESDP, 10-11 November 2008.

http://www.european-defence.co.uk/EU Military Capabilities Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза развивается военно-морское измерение ЕПБО – ЕС активно включился в борьбу с пиратством у побережья Сомали (коор динационные действия EU NAVCO и военно-морская опера ция в Аденском заливе Atalanta67). Также развивается морская геостратегия ЕС на Евразийском побережье68.

Одновременно ЕС сфокусировал свои усилия на устра нении проявившихся слабостей и недостатков ЕПБО, сфор мулировав новую программу действий – обновленную Осно вополагающую цель по развитию оперативного потенциала ЕПБО до 2010 г.

Довольно значительный прогресс достигнут в области гражданского компонента ЕПБО, который начал развиваться только с 1999 г. Так, были расширены задачи гражданских сил Евросоюза, установлены новые количественные и качествен ные требования для персонала, созданы многофункциональные структуры экспертов, которые могут быть адаптированы под конкретные требования специфической операции, повысилась эффективность сил оперативного реагирования. Гражданские силы кризисного реагирования стали более проактивными, способными к участию в операциях по превентивному вмеша тельству в рамках предотвращения и урегулирования конфлик та, а также постконфликтного восстановления. Кроме того, с 2004 г. начали проводиться гражданские операции Евросоюза, которые показали, что ЕС стал играть более активную роль в «мягком» измерении кризисного урегулирования: был раз вернут целый ряд гражданских операций различного типа на разном уровне вмешательства в конфликт, проводимых в раз личных регионах мира практически одновременно.


Наконец, ЕС приобрел опыт проведения военных опе раций, а осуществляемые в рамках ЕПБО операции про демонстрировали, что Евросоюз способен реагировать на продолжающиеся или возникающие международные кризисы и принимать участие в операциях по установлению мира и постконфликтной стабилизации. С 2003 г. ЕС стал довольно Операции развернуты в соответствии и в поддержку резолюций СБ ООН и 1816 о защите судов в регионе. ЕС таким образом участвует в предоставлении вооруженной защиты для морских торговых судов в акватории, а также судов, доставляющих грузы в рамках Всемирной продовольственной программы ООН.

68 См. подробнее: From Suez to Shanghai: the European Union and Eurasian maritime security. ISS Occasional paper № 77. March 2009.

Диана Новикова активно применять свои миротворческие возможности на практике, взяв на себя несколько в целом успешных «петер сбергских» операций (в Македонии, Боснии и Герцеговине, Конго). Хотя в оперативном плане эти миссии ЕС были до вольно ограничены по своим задачам и масштабу, сомнения по поводу способности Европейского Союза к более серьезным самостоятельным операциям не оправдались: уже в 2004 г. ЕС начал осуществление миссии «Алтеа», которая вывела ЕС на новый уровень проведения широкомасштабных и сложных операций. Миссия в Боснии и Герцеговине, как и операция «Конкордия», свидетельствовала о способности ЕС «пере нимать эстафету» у других международных организаций, а операции Евросоюза в Конго – о растущем желании и спо собности ЕС осуществлять свои миссии далеко за пределами европейского континента. Операция «Артемис», которую ЕС начал, в том числе по просьбе Генерального Секретаря ООН, показала, что ООН считает Европейский Союз равноправной структурой в сфере безопасности, которая способна к эффек тивным действиям.

К 2006 г. на счету Европейского Союза было уже около полутора десятка операций, охватывающих самый широкий спектр задач, включая миссии исключительно военного ха рактера, полицейские операции и операции по установлению правопорядка, миссии по реформированию сектора безопас ности, а также институционального строительства. Само ру ководство Евросоюза в своих выступлениях69 оценивает роль ЕС в решении ключевых проблем безопасности очень высоко, подчеркивая, что деятельность ЕС отвечает требованиям евро пейских стран и требованиям стран, находящихся в кризисной ситуации, а также поддерживает усилия ООН и других между народных организаций в области укрепления международной безопасности.

Основные ограничения развития ЕПБО Несмотря на очевидные результаты, в области Европейской политики обороны и безопасности существует ряд довольно серьезных проблем и ограничений, от решения которых во См.: Address by Javier Solana at the ESDP Conference “From Cologne to Berlin and Beyond – Operations, institutions and capabilities” (http://www.consilium.

europa.eu).

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза многом зависит дальнейшая судьба ЕПБО. Конкретным при мером далеко не однозначного развития ЕПБО стал опыт со трудничества ЕС и Африканского Союза в ходе разрешения кризисной ситуации в Дарфуре (операция «Амис»70), когда, по мнению известной экспертной организации International Crisis Group (ICG), отчетливо проявились наиболее серьез ные недостатки Европейской политики в области обороны и безопасности.

Прежде всего, экспертами были отмечены стратегические недоработки на политическом уровне (концепция миссии), а также несоответствие подхода ЕС реальной ситуации в Дар фуре. Изначально Евросоюз не предложил проработанной эффективной модели переговоров между сторонами конфликта и четко не обозначал итоговой цели операции. В целом, по мне нию ICG, ЕС отдавал предпочтение «мягкой силе» (стратегии миростроительства), хотя на деле были нужны классические военные действия (принуждение к миру). В результате пре ждевременное политическое урегулирование только ухудшило ситуацию: политические переговоры между конфликтующими сторонами, инициированные в октябре 2005 г., результатов не принесли, и вскоре опять начались столкновения между кон фликтующими сторонами. Однако, несмотря на ухудшение ситуации и общую неэффективность операции, Евросоюз не захотел пойти на расширение мандата миссии и увеличение численности контингентов и вооружений и начать более про активные действия, ориентированные на защиту гражданского населения, как это предлагал сделать Африканский Союз. Как отмечает ICG, в 2005 г. произошло ухудшение общей ситуа ции в Дарфуре: ни одна из сторон конфликта не соблюдала условий соглашения о прекращении огня в полном объеме, а политический процесс затормозился. Для стабилизации ситуа ции было необходимо увеличить численность контингента и расширить мандат миссии: ввести контингент численностью 12–15 тыс. человек или хотя бы довести численность «Амис»

до максимальных размеров в 7 731 человек. Кроме того, было необходимо расширение мандата операции и включение задач по защите гражданского населения в соответствии со Статьей 7 Устава ООН. Это позволило бы достичь уровня 70 The EU/AU Partnership in Darfur: Not Yet a Winning Combination. Crisis Group Africa Report № 99, October 25, 2005.

Диана Новикова безопасности, необходимого для защиты мирного населения, возвращения беженцев и установления благоприятных условий для политического урегулирования и проведения более эффек тивных переговоров между конфликтующими сторонами71.

Однако ни одна из рекомендаций так и не была выполнена.

В Брюсселе посчитали, что увеличение военного присут ствия ЕС только снизит общую эффективность операции, и отказались посылать новые войска до тех пор, пока уже раз мещенные в Дарфуре европейские контингенты не заработа ют в полную силу. Большинство стран ЕС также не захотели предоставить боевую технику, необходимую для расширенного мандата «Амис», а из обещанных 50 полицейских консультан тов (силы гражданской полиции) в Дарфур было прислано только 16.

Кроме того, эксперты ICG отмечали несогласованность действий европейских стран друг с другом и отсутствие един ства между странами, участвующими в операции, и Евросою зом (ЕС vs. страна ЕС). К примеру, после того, как Канада и Нидерланды предоставили в лизинг Африканскому Союзу самолеты и вертолеты, возникла проблема с топливом, кото рое лизингом не покрывалось. В результате встал вопрос, кто должен оплачивать поставки топлива, поскольку ни ЕС, ни страны-поставщики разрыв покрывать отказались. При этом финансирование операции и различные виды донорской по мощи осуществлялись как по линии Европейской Комиссии, которая не имела опыта управления военными миссиями, так и непосредственно странами ЕС, которые не хотели давать возможность себя жестко контролировать и преследовали свои собственные цели. В результате ЕС не смог обеспечить согласованное управление и контроль над ходом операции и выступить в качестве единого игрока, что фактически дало возможность Африканскому Союзу полностью контролировать «Амис» и развивать отношения со странами ЕС уже в двусто роннем формате. Хотя сам Евросоюз на определенных этапах считал, что смог добиться «привилегированного партнерства» с АС, на практике большее влияния на ход операции оказывали отдельные страны-доноры, поскольку Африканский Союз очень зависел от их финансовой поддержки.

The EU/AU Partnership in Darfur: Not Yet a Winning Combination, Africa Report № 99 25 October 2005.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза В частности, крупнейшим донором «Амис» была Ве ликобритания, которая осуществила военные поставки на 34,7 млн евро, а также предоставила значительные материально технические ресурсы, средства стратегической авиации, экс пертов и консультантов. Вклад остальных стран, участвующих в операции (Нидерланды, Германия, Франция, Италия, Швеция, Дания, Бельгия, Ирландия, Финляндия, Греция, Люксембург), был несколько меньше. Так, Швеция вела переговоры о предо ставлении АС 1,2 млн евро на решение вопросов в области гендерной политики и прав человека. Всего ЕС вложил свыше 500 млн евро, предоставил стратегическую авиацию, 30 поли цейских, 15 военных экспертов, 2 военных наблюдателей.

Таким образом, хотя у ЕС есть необходимый потенциал и возможности (ресурсы) для проведения подобных операций, в связи с отсутствием политической воли и единства внутри Евросоюза используются они пока что недостаточно эффек тивно. Основные проблемы в развитии Европейской политики в области обороны и безопасности сводятся к трем основным фактором: политические и концептуальные факторы, нехватка ресурсов, проблемы финансирования.

Характер нынешнего европейского стратегического мышления во многом противоречив, ясное и адекватное пред ставление об угрозах безопасности контрастирует с довольно расплывчатым представлением о способах нейтрализации этих угроз, особенно когда речь идет о формировании ново го международного порядка. До сих пор остается открытым вопрос, в какой мере формирование эффективной доктрины безопасности ЕС сопровождается созданием адекватных ин струментов реализации этой доктрины? Многие эксперты не уверены, способен ли Евросоюз на деле реализовывать постав ленные цели – пока что большая часть Европейской стратегии безопасности остается на бумаге, а амбициозные планы далеко не всегда подкреплены реальными возможностями. Более того, даже имеющиеся в распоряжение ЕС ресурсы в области кризисного реагирования зачастую используются недостаточно эффективно из-за существующих политических противоречий между странами Евросоюза, их желанием выработать общий подход и нежеланием делегировать национальные полномочия в сфере безопасности.

Недостаток политического единства среди стран Евросоюза еще больше осложняется рядом структурных проблем в области Диана Новикова принятия решений по вопросам ЕПБО/ОВПБ – секционной структурой, когда часть вопросов подпадает под компетенцию Комиссии, а другие вопросы решаются Советом. Хотя про цесс принятия решений по ЕПБО находится строго в рамках Совета ЕС, который занимается регулированием большинства аспектов Европейской политики в области обороны и безопас ности, инструменты формирования и исполнения бюджета на ходятся в руках Европейской Комиссии, что создает проблемы согласования действий между обеими структурами и приводит к двойной подотчетности. При этом, ни у Комиссии, ни у Совета нет полного представления обо всех действующих ин струментах и программах Евросоюза в области ЕПБО/ОВПБ, а каждая из структур пытается развивать свои собственные механизмы в этой сфере. Так, и у Совета ЕС, и у Комиссии есть свои механизмы проведения гражданских операций кри зисного урегулирования. В отсутствие четкого разграничения компетенций между обеими структурами и координации их деятельности качественно похожие операции (миссии по уста новлению правопорядка, институциональному строительству, реформированию сектора безопасности) могут осуществляться в рамках обеих панелей. В распоряжение Совета и Комиссии имеется также целый ряд схожих механизмов управления гражданскими операциями, - инструменты анализа и оценки ситуации (раннее предупреждение);

сбора фактов и оценки необходимых ресурсов;

координационные команды кризис ного реагирования. В такой ситуации между Советом ЕС и Европейской Комиссией возникают постоянные юридические «стычки» и конкуренция межведомственных интересов, - мно гие чиновники рассматривают расширение повестки ЕПБО по гражданскому кризисному урегулированию как посягательство на традиционные сферы ответственности Комиссии. Одним из примеров подобного «пересечения» сфер ответственности стало назначение Специального представителя ЕС в Закавказье и миссия в Грузии (операция «Темис»), что по ряду направлений дублировало деятельность Комиссии в рамках долгосрочной программы развития ЕС ТАСИС.

В итоге в области кризисного урегулирования Евросоюза отсутствует должная координация усилий: краткосрочные акции Европейского Совета не согласованы с долгосрочными программами развития Европейского Сообщества, а сравни- тельные преимущества Совета и Комиссии не используются.

Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза Так, решение о начале операции в рамках ЕПБО принимается на основе консенсуса представителей стран – членов ЕС в Комитете по вопросам политики и безопасности (Статья Маастрихтского договора), что обеспечивает достаточно бы стрый процесс принятия решений и оперативное реагирование в кризисной ситуации в рамках Совета ЕС. Однако, поскольку на практике предложение о начале операции напрямую вно сится той европейской страной, которая, как правило, наи более заинтересована в ее проведении и готова нести бремя основных расходов, то основной предпосылкой осуществления миссий Евросоюза становится наличие политической воли и ресурсов отдельных стран ЕС. Это заметно ограничивает ман дат миссий, по сравнению с программами и инструментами Европейского Сообщества количество, продолжительность и географический охват операций ЕПБО будет более ограничен.

В то же время имеющиеся в распоряжении Совета ЕС инстру менты кризисного урегулирования изначально рассчитаны на долгосрочную перспективу, а сам механизм принятия ре шений довольно длительный и недостаточно гибкий. В такой ситуации наиболее эффективным могло бы быть комплексное использование инструментов быстрого реагирования в рамках ЕПБО и долгосрочных инструментов Сообщества. Однако, хотя еще в 2003 г. подчеркивалась необходимость интеграции различных инструментов и ресурсов ЕС и Сообщества, в том числе Европейских программ развития, инструментов Евро пейского фонда развития, военных и гражданских ресурсов стран ЕС и др. механизмов, прогресс в этом направлении пока что незначителен.

Ряд нерешенных политических проблем также связан с механизмом финансирования миссий Евросоюза. Установлен ные механизмы финансирования операций ЕПБО достаточно расплывчаты. На практике так и не сложился единый механизм финансирований миссий, а также система четких взаимных обязательств европейских стран в рамках ЕПБО: большая часть средств поступает непосредственно от стран ЕС ad hoc, что делает долгосрочное планирование крайне проблематичным.

Довольно жестко разделено финансирование военных и граж данских операций, что создает систему двойной подотчетно сти, а в отсутствие единого центра приводит к формированию громоздкого механизма финансирования.

Диана Новикова Хотя в целом бюджет ЕПБО растет с 2002 г., его явно не достаточно, чтобы покрыть все расходы Евросоюза, поэтому сейчас странам – членам ЕС приходить платить дважды:

первый раз в рамках общих взносов на ЕПБО (отчисления от ВВП в общий бюджет Евросоюза), и второй раз уже в качестве индивидуальных расходов при развертывании миссии. При этом, индивидуальные расходы европейских стран (расходы по размещению и материально-техническому обеспечению сво их контингентов) очень часто превышают общеевропейские.

Так, на проведение операции «Артемис» Франция выделила 46,58 млн евро, а сумма, выделенная из общего бюджета ЕПБО, составила всего 7 млн евро72. Однако далеко не все страны ЕС хотят/могут участвовать в различных миссиях ЕС в таком объеме, а, кроме того, существует целый ряд новых членов ЕС – небольших и небогатых государств, чьи взносы в общий бюджет пока что крайне незначительны.

Отдельную проблему представляет вопрос о создании единой европейской армии. Так, в 2007 г. в одном из интер вью канцлер Германии А. Меркель высказалась за создание единой европейской армии, которая в принципе может быть сформирована в течение ближайших 50 лет73. В июне 2008 г. Ев ропейский Парламент проголосовал за передачу Еврокорпуса под постоянное командование ЕС. Лиссабонский договор о реформе ЕС от 2007 г., судьба которого, на момент написания работы, до сих пор не решена, предусматривает использова ние гражданских и военных механизмов ЕС для проведения операций по разоружению, а также оказания помощи третьим странам в борьбе с терроризмом, в дополнение к операциям кризисного реагирования.

Французская инициатива, высказанная президентом Н. Саркози в 2008 г., предусматривает создание внутри ЕПБО неформального блока из шести основных европейских стран, которые могли бы отчислять 2 % от ВВП на финансирование ЕПБО и закупки вооружений, а также предоставлять кон тингенты по 10 000 человек для формирования 60- тысячных Информация относительно индивидуальных расходов стран ЕС в каждой конкретной операции рамках ЕПБО публикуется редко, поэтому дать точные оценки довольно сложно. Подробнее: G. Lindstrom. EU-US Burdensharing: Who Does What?// Challiot Paper № 82.September 2005.

См. интервью с А.Меркель в газете «Bild», 23 марта 2007 г. // http://www.bild.

de Новые инструменты международного кризисного урегулирования:

опыт Европейского Союза сил быстрого реагирования ЕС. Кроме того, такой механизм включал бы также совместные проекты в области закупки вооружений и повышения оперативной совместимости ше сти стран, проведение общей оборонной политики, а также реализацию совместных программ по защите гражданского населения. Однако в целом, среди стран – членов Евросоюза до сих пор нет общего понимания, в каком направлении и в каком формате следует развивать европейский потенциал в сфере обороны и безопасности.

Что касается собственно ресурсной базы Европейской по литики в области обороны и безопасности, то хотя в принципе в распоряжении ЕС есть необходимый оперативный потенциал для выполнения всего спектра Петерсбергских миссий, воен ные ресурсы Евросоюза остаются ограниченными. Хотя общая численность вооруженных сил стран ЕС составляет примерно 1,9 млн человек, только 10-15 % от этого числа могут быть использованы для проведения операций в других странах. В целом в общей структуре вооруженных сил ЕС преобладают в основном сухопутные войска74, не хватает профессионального корпуса военнослужащих (1/3 от общего числа военных служат по призыву), а большая часть европейских вооруженных сил ориентирована на территориальную оборону. Возможности осуществления длительных и высокоинтенсивных операций, когда одна или несколько сторон конфликта не согласны на военное вмешательство, и требуется широкий спектр средств, включая средства подавления военно-воздушной обороны противника и проч., также довольно ограничены.

Созданные в рамках ЕПБО два основных механизма про ведения операций – силы быстрого реагирования и «боевые группы» ЕС – пока что не подтвердили свою эффективность на практике. Так, представляется весьма проблематичным бы строе развертывание 60-тысячного контингента сил Евросоюза, который мог быть задействован уже к 2003 г., но пока что ни разу не был применен. Кроме того, Концепция планирования ЕС предусматривает ротацию европейских вооруженных сил три раза в год, то есть фактически необходимо 180 тысяч воен ных «на ходу», которых на данный момент у ЕС в наличии нет.

Меньшие по размеру, но более быстрые по реагированию «бое 76 J.-Y. Haine. Force Structure of the European Union. Institute for Security Studies.

2004.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.