авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ На правах рукописи ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так и универсальных задач, например, в формате ООН, результатом работы которой в частности является Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей декабря 2013 года A/RES/68/243 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». В указанной Резолюции Генеральная Ассамблея отмечает значительный прогресс, достигнутый в разработке и внедрении новейших информационных технологий и средств телекоммуникации, и подтверждает широчайшие позитивные возможности для дальнейшего развития цивилизации, расширения возможностей взаимодействия на общее благо всех государств, увеличения созидательного потенциала человечества и дополнительных сдвигов к лучшему в распространении информации в глобальном сообществе. Очевидно, что в результате глобализации и соответственно развития надгосударственных аспектов в деятельности международных организаций (таких как группа восьми G-8, Шанхайская организация сотрудничества, Содружества Независимых Государств, Союзного государства, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организации договора о коллективной безопасности, Организации Объединнных Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N13/454/05/PDF/N1345405.pdf?OpenElement (дата обращения: 10.12.2013).

Евразийского экономического содружества) роль государств изменяется и в соответствующих соглашениях уже очевидна роль права.

Кроме того, сегодня можно констатировать возникновение определнного дисбаланса между политическим, экономическим и юридическим пониманием суверенитета в сферах, включая и информационную составляющую, затронутых процессом глобализации. Особенно сильно это проявляется в условиях развития информационного общества, трансграничности и размывания границ информационного суверенитета.

Следует признать, что существует объективная потребность в глобальной информационной интеграции, которая связана с возможными позитивными и негативными последствиями в информационной сфере, пронизывающей или связанной всю систему общественного развития, но касается и права, гармонизации и унификации подходов по целому ряду (системе) правовых проблем, рассмотренных в главе 2 данного исследования.

Представляется, что всеобъемлющая система ООН, являющаяся наджной основой многостороннего управления, способна обеспечивать основные интересы государств, связанные и с формированием информационного общества в условиях глобализации. Следует признать, что объективный процесс глобализации развивается благодаря существованию современного международного права и государств как первичных субъектов международного права. В условиях глобализации эффективная деятельность государств в международной и внутригосударственной сферах во все большей степени осуществляется под воздействием международно-правовых факторов и способствует возникновению и развитию международных институциональных структур, политика в которых формируется под влиянием соотношения сил государств-участников.

Правовые меры, принимаемые государствами в информационной сфере, в частности в области обеспечения международной информационной безопасности, в условиях глобализации ориентированы на обеспечение пространства доверия и стабильности, устранение существующих противоречий между социальной стабильностью, с одной стороны, и экономическим ростом – с другой.

Очень остро в условиях построения глобального информационного общества стоит вопрос о соотношении принципа верховенства права и императив безопасности. Без сомнения, это касается и международной информационной безопасности (далее – МИБ), на сферу действия которой это требование распространяется наряду с национальной информационной безопасностью. Важно отметить, что Председатель Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькин в статье «Верховенство права и императив безопасности»52 обращался к данному вопросу в условиях глобализации, ставя во главу угла верховенство права, как один из важнейших принципов глобального информационного общества.

При этом необходимо определить степень применимости этого принципа к глобальным отношениям в информационной сфере, порядка формирования понимания права, лежащего в основе наднационального правового регулирования, а также выделить главные направления согласования принципа верховенства права с требованиями безопасности.

В.Д, Зорькин полагает, что поскольку право в своей основе представляет собой систему прав человека, то принцип верховенства права — это принцип прав человека, которым должно руководствоваться современное демократическое государство в своей правотворческой и правоприменительной деятельности.

Применительно к внутригосударственному праву верховенство права предстает как верховенство правового закона (т. е. закона, гарантирующего права человека), если слово «закон» употреблять в широком смысле, имея в виду и нормативный акт, и судебный прецедент. Однако, по его мнению, в системе глобальных отношений сделать это пока не удается53.

В связи с этим вопрос о том, каким образом формируется общее представление о праве, которое лежит в основе правового регулирования глобальных отношений (и в области обеспечения информационной безопасности), Российская газета. – 2012. – 12 мая.

Там же.

и как вырабатываются конкретные правовые нормы, выступающие в качестве общечеловеческих регуляторов, имеет ключевое значение для понимания того, что есть право в современном мире.

Задача по формированию единого политико-правового пространства относится ко всей системе глобальных отношений, включая и отношения в информационной сфере. Но для обеспечения безопасности должен сохраняться и принцип государственного суверенитета на базе новой правовой концепции суверенитета.

На современной стадии развития глобального информационного общества представляется важным продолжение научных исследований в новых условиях уже в XXI веке, который принято называть информационным. Необходимо систематизировать и классифицировать различные позиции концептуального характера с целью формирования современных правовых подходов к пониманию и определению информационного общества в условиях глобализации.

Таким образом, анализ показывает, что основное внимание глобального знания сосредоточено преимущественно на глобализации и глобальных проблемах. Очевидно, что глобальные процессы, исследуемые в рамках глобалистики, целесообразно рассматривать в широком смысле, применительно к специализированным областям, одной из которых является проблематика формирования информационного общества в условиях глобализации, и, в частности, выявлению в информационной сфере правовых тенденций и актуальных проблем.

Вопросы правового обеспечения процесса, связанного со становлением глобального информационного общества рассматриваются в работах И.Л. Бачило, Т.А. Поляковой, В.А. Копылова, П.У. Кузнецова, И.Н. Кохтюлиной, Д.А. Ловцова, В.В. Лунеева, А.В. Морозова, Л.Л. Ефимовой, Б.В. Кристального, Н.И. Соловяненко, А.И. Смирнова, А.А. Стрельцова, И.М. Рассолова, Л.В. Филатовой, С.Г. Чубуковой, М.В. Якушева и др.

Среди отечественных учных наиболее глубокий анализ комплекса проблем информационной глобализации содержится в работах Президента Национального института исследований глобальной безопасности А.И. Смирнова54, однако в них преимущественно рассматриваются политические аспекты глобализации, а не правовые вопросы.

А.И. Смирнов называет глобализацию, которая выражается в лавинообразном увеличении потоков информации, технологий, капитала, товаров, услуг и людей во всем мире, всеохватывающей мегатенденцией, а информационная революция, по его образному утверждению, открыла принципиально новую главу в развитии цивилизации, стала локомотивом и нервом процессов глобализации, придавая ей необратимый характер.

На основе результатов своих исследований в области глобализации в информационной сфере А.И. Смирнов приходит к фундаментальному выводу, что феномен информационной глобализации оказывает преобразующее воздействие на все сферы жизнедеятельности - экономику, политику, безопасность, социальную сферу, на культуру, образование и досуг, взаимодействие различных стран и регионов в процессе освоения и применения результатов ИКТ становится одной из самых динамичных и многообещающих сфер международного сотрудничества.

Заслуживает внимания также позиция И. Н. Кохтюлиной,55 которая при исследовании информационной составляющей внешнеэкономической безопасности Российской Федерации приходит к выводу, что сущностью глобального информационного общества является расширение границ общения во всех сферах человеческой деятельности, увеличение разнообразия и возможности выбора, расширение границ сотрудничества и взаимопомощи в первую очередь – в сфере бизнеса, науки, культуры и образования, а также появление принципиально новых средств познания и коммуникации и определяет «глобальное информационное общество» как:

Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. — М.:

Парад, 2005. — 392 с.

И.Н. Кохтюлина. Информационная составляющая внешнеэкономической безопасности Российской Федерации. М.: ПИК ВИНИТИ 2008. - с. 56.

– общество нового типа, формирование которого происходит в результате новой глобальной социальной революции, основой которой является взрывное развитие и конвергенция ИКТ;

– общество знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению с ней работать;

– глобальное общество, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ;

где с помощью научной обработки данных и поддержки знания будут приниматься более продуманные и обоснованные решения с целью улучшения качества жизни во всех ее аспектах;

– общество, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой, открывает каждому сообществу новые возможности для самореализации.

Как показывает исследование, аналогично определяет понятие глобального А.А. Чернов56, информационного общества но не разделяет понятия «информационное общество» и «глобальное информационное общество».

Изучению различных концепций и теорий глобального информационного общества, а также международно-правовому регулированию отношений информационного обмена, соотношению информационного общества и глобального информационного общества посвящено научное исследование В.П. Талимончик57, в котором «информационное общество» признатся более общей категорией в сравнении с «глобальным информационным обществом».

Посредством соотнесения понятий «информационного общества» и «глобального информационного общества» как общего с частным В.П. Талимончик определяет «глобальное информационное общество» как комплексный предмет международно-правового регулирования, представляющий Чернов А.А. Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы. М., 2003. с. 232.

Талимончик В.П. Международно-правовое регулирование отношений информационного обмен, Спб : Юридический центр-Пресс, 2011. с. собой систему международных отношений, в которой международные информационные отношения (как властные, так и невластные опосредуют политические, экономические, социальные и культурные отношения, а также каждый вправе создавать знания и пользоваться ими, складывающуюся в отношении функционирования глобальных информационных систем, формирующихся на базе развития информационно-коммуникационных технологий.

Однако предлагаемое ею определение глобального информационного общества представляется недостаточно полным, поскольку в нем определяется предмет, но не указаны родовые признаки, а также такой основной принцип глобального информационного общества как верховенство права.

Дискуссионным является также теоретический вопрос методологии определения понятия глобального информационного общества - путм выделения его отдельных признаков, как предлагает А.А. Чернов или характеристики системы общественных отношений в целом.

В то же время следует согласиться с В.П. Талимончик, в том, что в международных документах отсутствует четкий ответ на вопрос, чем же отличается информационное общество от глобального информационного общества. Представляется, что ответ на этот вопрос требует глубоких научных исследований, но одним из важнейших вопросов является определение понятия глобального информационного общества, его сути, основных, направлений и проблем формирования, включая преодоление цифрового неравенства.

Проблема информационного неравенства имеет глобальный характер и для е решения необходимы совокупные усилия, направленные на создание необходимой информационной инфраструктуры, внедрение техники и технологий, повышение грамотности населения в части использования Интернета, а также развитие культуры использования информационного пространства.

Формирование глобального информационного общества отражает и проблему социального неравенства, ввиду необходимости располагать техническими возможностями и образовательным уровнем для использования Интернета. Постоянное технологическое развитие средств коммуникации стремительно увеличивает информационное неравенство, обнажая отставание целых государств и континентов. На современном этапе развития глобального информационного общества, информация определяет развитие производства, влияет на темпы развития экономики, а также формирует вектор политики, поскольку информационное неравенство становится причиной возникновения новых социальных проблем.

В докладе, подготовленном исследовательской группой по цифровым возможностям58, которая была создана по решению лидеров ведущих стран мира G8 — «Большой восьмерки», экспертами отмечались цифровые неравенства, возникающие также и в развитых странах.

Как уже отмечалось, проблемы информационного общества находятся в центре внимания учных с различными интересами - философов, политологов, социологов, специалистов других гуманитарных и технических наук.

Проводились различные научные исследования, направленные на изучение зарубежного опыта развития информационных технологий. Так, экономист профессор Е.Л. Вартанова, на примере опыта стран Северной Европы выявила основные тенденции развития информационных процессов и проблемы обществ с развитой экономикой в условиях их глобализации.

Цифровое неравенство проявляется в расслоении общества и государств по возможности получения и использования информации, передаваемой с помощью новых информационно-коммуникационных технологий. Следует отметить, что цифровое неравенство является исторической категорией, поскольку в нем отразилось предыдущее развитие стран и обществ. В то же время оно является отражением противоречий процесса глобализации.

Анализ научных исследований, посвящнных проблематике информационного неравенства, позволяет сделать вывод о том, что данное явление характеризуется следующим:

Возможности цифровых технологий для всех: Решение задачи. Доклад Рабочей группы по возможностям цифровых технологий (Группа ДОТ), включая предложение о Генуэзском плане действий. Генуя, 2001 г. С. - является социальным феноменом, обусловленным противоречиями развития традиционных сфер деятельности людей, формой государственного устройства, экономическими и политическими отношениями;

уровнем развития образования и культуры, уровнем жизни населения, состоянием институтов гражданского общества, степенью развитости средств массовой информации;

зависит от состояния в области прав и свобод человека;

связано с темпами и способами внедрения новых технологий в быт личности;

- это многокомпонентное явление, проявляющееся: 1) в затрудненном доступе к информационно-коммуникационным технологиям;

2) в низкой готовности пользователей к работе с ними;

3) в ограниченности национальных информационно-функциональных ресурсов;

явление цифрового неравенства присуще самым разным обществам, в том числе и развитым в экономическом отношении;

разрыв между теми, кто имеет доступ к Интернету, и теми, кто его не имеет, заметно увеличивает социальную дистанцию между гражданами;

изменяет соотношение сил на международной арене, поскольку способствует формированию сообщества государств новой информационной культуры, установлению этими государствами нового мирового информационного порядка;

- препятствует укреплению собственной безопасности: использование информационных технологий делает государства зависимыми от техники и технологий, повышают уязвимость перед внешними воздействиями и террористическими актами;

- является площадкой взаимодействия и сотрудничества государств с различным уровнем информационно-коммуникационной оснащенности.

Одним из путей преодоления цифрового неравенства является изменение ментальности граждан и социальных институтов, поскольку новое образование способствует обращению к возможностям Интернета все большего количества людей, а также благодаря целенаправленной политике государства;

посредством создания электронного правительства, представляющего новые формы взаимодействия граждан и органов управления с помощью информационных технологий.

Необходимо отметить, что немного научных исследований, посвящено сегодня рассмотрению именно правовых проблем цифрового неравенства, в основном в центре внимания оказываются проблемы цифрового неравенства беднейших стран.

В целях достижения задач, поставленных автором в диссертации, для научного исследования глобального информационного общества использовались различные методы. Формально-логический метод (с целью анализа нормативных правовых актов, различных научных политико-правовых взглядов, касающихся вопросов, связанных с формированием и развитием информационного общества);

сравнительно-правовой метод, использованный для сопоставления правового регулирования развития информационного общества и зарубежного законодательства в этой сфере и позволивший выявить общие и особенные черты, а также тенденции этих процессов в различных государствах;

в совокупности с выше названными использовались социологический метод, методы обобщения и наблюдения.

В связи с интернациональностью глобального информационного общества в процессе профессиональной коммуникации возникает неизбежные лингвистические особенности, что характерно, в частности при профессиональной коммуникации в сфере правового регулирования информационных отношений.

Следует отметить, что лингвист, филолог К.М. Левитан59, выделяет следующие обобщающие позиции, присущие современному понятию перевода.

Во-первых, перевод – это межъязыковой и межкультурный динамический процесс, система постижения и передачи смыслов текста одной культуры в текст другой культуры;

во-вторых, это интерпретативный процесс, сопровождающийся потерями и приобретениями;

в-третьих, это возможность генерирования новых Левитан. К.М. Юридический перевод и сравнительное правоведение // Российский юридический журнал 2012. № 5. С. 46-56.

смыслов, в результате чего происходит взаимопроникновение и взаимообогащение культур.

Такая феноменальная глобальность перевода зачастую порождает в определнных случаях различия во взглядах и подходах к развитию глобального информационного общества (например, киберпреступность, публичные услуги, электронная подпись, информационные ресурсы, информационно коммуникационная сеть Интернет, провайдер, информационная война, информационное оружие и многие другие, используемые в политико-правовых документах термины).

Каждое государство имеет собственный правопорядок, специфические правовые нормы, традиционные формы и процедуры судопроизводства и язык права с соответствующей понятийно-терминологической системой. Поэтому при переводе текстов правовых (законодательных) актов происходит не только переход от одного языка к другому, но и одновременно от одной правовой системы к другой.

Актуальным вопросом при рассмотрении правовых вопросов глобального информационного общества является определение понятийного аппарата, ключевых понятий и терминологии, в том числе юридической.

Юридической терминологией является система, отражающая связи между сложными, многоаспектными и специфическими понятиями. Юридическая терминология, как отмечает К.М. Левитан, с одной стороны, является отражением системности права, а с другой имеет свою системность как языковое образование.

В терминоведении, также как и в нормотворческой деятельности, фиксируют такие требования к термину как однозначность, системность, стилистическую и экспрессивную нейтральность. При этом проблема однозначности и многозначности термина является предметом серьзной научной полемики не только в информационном праве, включая правовое регулирование на международном уровне, но и вообще в терминоведении.

В связи с этим представляется обоснованным вывод о необходимости унификации ключевых терминов и понятий, юридической терминологии в информационной сфере, особенно связи с формированием глобального информационного общества.

На основе анализа различных научных исследований понятия глобального информационного общества автором выработаны правовые подходы, позволяющие определить информационное общество в условиях глобализации как общество нового типа гражданское, социально-демократическое, предоставляющее на основе верховенства права и обеспечения международной информационной безопасности качественно новые возможности для государств, объединений государств, международных организаций и общественных объединений, индивидов, юридических лиц повышения качества жизни людей, доступа к накопленным человеческим знаниям, а также способствующего преодолению «цифрового» и социального неравенства между развитыми и развивающимися странами в рамках единого информационного пространства посредством развития информационных инфраструктур, создания и использования глобальных информационных сетей и систем, включая Интернет, при соблюдении прав граждан.

Предложенные подходы к правовому определению глобального информационного общества могут быть использованы в правотворческой деятельности, поскольку в теории информационного права одним из направлений совершенствования нормативного правового регулирования в сфере информационных правоотношений является включение единообразных понятий в правовые акты в целях унификации терминологического аппарата.

При этом следует обратить внимание на то, что значительным вкладом ЮНЕСКО в дискуссию, касающуюся информационного общества является так называемая концепция обществ знания. В ней отражены вопросы, связанные с влиянием, оказываемым на человека информационным обществом, и уделяется особое внимание созданию, сохранению, распространению и использованию знаний. Эти четыре ключевые составляющие определяются принципами всеобщего участия и плюрализма, которые в свою очередь следуют из основополагающих потребностей и прав человека.

ОЭСР также указывает на экономику знаний или «экономику, основанную на знаниях», с тем, чтобы обозначить комплексные и всеобъемлющие изменения, которые ведут (хотя и разными темпами в различных регионах мира) к зарождению «общества знания» и «экономики, основанной на знаниях».

Для формирования научного подхода к определению понятия, его составляющих, изучению правовых проблем формирующегося глобального информационного общества целесообразно проанализировать зарубежный опыт построения информационного общества, произошедшие качественные изменения, а также достигнутые результаты.

Проведенный анализ международных актов и зарубежного опыта в данной сфере показывает, что в настоящее время в большинстве развитых государств приняты концептуальные и стратегические политико-правовые документы, базирующиеся на положениях международных актов, включая Окинавскую Хартию глобального информационного общества, Декларацию принципов Всемирного саммита по информационному обществу «Построение информационного общества - глобальная задача нового тысячелетия» (WSIS, 2003а), Тунисское обязательство ВСИО 2005 г. (WSIS, 2005а), а также общепризнанных принципах и нормах международного права, резолюциях ООН и Совета Европы.

Согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержднной Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 12 февраля 2013 года, доведение до широких кругов мировой общественности полной и точной информации о е позициях по основным международным проблемам, о внешнеполитических инициативах и действиях Российской Федерации, о процессах и планах ее внутреннего социально-экономического развития, о достижениях российской культуры и науки является важным направлением внешнеполитической деятельности Российской Федерации.

Важной задачей является стремление России добиваться объективного восприятия е в мире, развивать собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом, обеспечивать усиление позиций российских средств массовой информации в мировом информационном пространстве, предоставляя им необходимую государственную поддержку, активно участвовать в международном сотрудничестве в информационной сфере, принимать необходимые меры по отражению информационных угроз ее суверенитету и безопасности. Следует отметить, что в указанной Концепции признатся широкое использование возможностей новых информационно-коммуникационных технологий, а также необходимость формирования комплекса правовых и этических норм безопасного использования таких технологий.

Ключевым политическим документом, отражающим государственную политику России в информационной сфере, являются утвержденные 24 июля года Президентом Российской Федерации В.В. Путиным "Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года", отражающие важные инициативы России в сфере международной информационной безопасности и приоритеты на перспективу.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года № 601 "Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления"60, Правительству Российской Федерации было предписано обеспечить достижение к 2018 году не менее 70 процентов доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, сформировать систему раскрытия информации о разрабатываемых проектах нормативных правовых актов, результатах их общественного обсуждения в сети Интернет, обеспечить доступ в сети Интернет к открытым данным, содержащимся в информационных системах органов государственной власти Российской Федерации, создание условий для публичного представления предложений граждан с использованием специализированного ресурса в сети Интернет. Необходимо отметить интернет ресурс, созданный во исполнение Указа Президента Российской Федерации СЗ РФ. – 2012. – Ст. от 4 марта 2013 года № 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет ресурса «Российская общественная инициатива»61.

Также Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», направленный на дальнейшую реализацию политики по обеспечению открытости информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Предусматривается предоставление такой информации государственными органами и органами местного самоуправления неограниченному кругу лиц посредством е размещения в сети Интернет в форме открытых данных. Данный формат размещения допускает автоматизированную обработку указанной информации без предварительных изменений человеком в целях е повторного использования.

Представляется, что в качестве российского пути интеграции в глобальное информационное общество выступает расширение и углубление информатизации всех сфер жизни, ориентация общественного и индивидуального сознания на особенности жизни в информационном обществе, формирование рынка информационных продуктов и универсальных информационных услуг, обучение разных категорий населения умению поиска, анализа и эффективного использования информации.

СЗ РФ. – 2013. – Ст. § 3. Проблемы обеспечения безопасности при формировании глобального информационного общества В настоящем диссертационном исследовании представляется необходимым рассмотрение вопросов, связанных с новыми вызовами и угрозами, появляющимися и динамично развивающимися в условиях формирования глобального информационного общества.

Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года под международной информационной безопасностью понимается такое состояние глобального информационного пространства, при котором исключены возможности нарушения прав личности, общества и прав государства в информационной сфере, а также деструктивного и противоправного воздействия на элементы национальной критической информационной инфраструктуры.

Основными угрозами в области международной информационной безопасности для России являются использование информационных и коммуникационных технологий:

а) в качестве информационного оружия в военно-политических целях, противоречащих международному праву, для осуществления враждебных действий и актов агрессии, направленных на дискредитацию суверенитета, нарушение территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности и стратегической стабильности;

б) в террористических целях, в том числе для оказания деструктивного воздействия на элементы критической информационной инфраструктуры, а также для пропаганды терроризма и привлечения к террористической деятельности новых сторонников;

в) для вмешательства во внутренние дела суверенных государств, нарушения общественного порядка, разжигания межнациональной, межрасовой и межконфессиональной вражды, пропаганды расистских и ксенофобских идей или теорий, порождающих ненависть и дискриминацию, подстрекающих к насилию;

г) для совершения преступлений, в том числе связанных с неправомерным доступом к компьютерной информации, с созданием, использованием и распространением вредоносных компьютерных программ.

Особый интерес представляет проведнный известнейшим ученым, специалистом в области уголовного права В. В. Лунеевым62 анализ глобализации с криминологической точки зрения, выявивший многозначность и сложность, проблемы, которая заслуживает самостоятельных исследований, в первую очередь, в области уголовного права. Для осмысления соотношения опасного и безопасного развития глобального информационного общества необходим глубокий анализ необходимости процесса криминализации общественных отношений при глобализации мирового сообщества. При построении глобального информационного общества необходимо понимание и прогнозирование развития процесса криминализации человеческих отношений с использованием всего многообразия возможностей, предоставляемых ИКТ одновременно с пониманием и прогнозированием того, как в ближайшем будущем будет протекать сам процесс глобализации.

В.В. Лунеев среди положительных явлений глобализации отмечает возможность инкорпорировать и имплементировать «лучшие западные и международные нормы и положения в российское законодательство»63.

Только при взаимодействии и учете условий формирования глобального информационного общества, включая и вопросы формирования единого информационного пространства с зарубежными государствами, возможно построение глобального информационного общества, в котором реализуется прогнозирование традиционных ценностей, таких как соблюдение демократических принципов, прав человека и нормальных экономических, политических, социальных и культурных отношений в мире и его отдельных регионах и странах.

В.В. Лунеев. Криминологические проблемы глобализации // Государство и право. 2010.

№ 1. С. 45-61.

Там же.

Как справедливо отмечает академик РАН директор Института государства и права РАН А. Г. Лисицын-Светланов64, «в силу особой мобильности, криминальных талантов и профессиональных навыков криминалитета глобализация открывает для транснациональных преступников и международной преступности сказочные возможности, которые медленно и далеко не полностью перекрываются правом, в связи с чем происходит процесс наступления на конституционные права и свободы граждан».

Динамика международных отношений, к сожалению, напрямую связана с усилением новых вызовов и угроз безопасности, возникающих перед человечеством при формировании системы международных отношений.

Общественные отношения в глобальном информационном обществе отражают систему взаимосвязей между государствами и иными субъектами международных отношений. Перманентно возрастает взаимоувязанность социальных, политических и экономических отношений, расширяются и углубляются международные связи между государствами, международными организациями, транснациональными компаниями, региональными объединениями государств. Очевидно, что такая динамика и интенсивность этих международных связей носит глобальный характер и является с одной стороны, фактором прогрессивного развития цивилизации, а с другой многократно увеличивает масштаб угроз международной информационной безопасности в виде применения информационного оружия, информационных войн, информационной или киберпреступности, применению информационных технологий в распространении терроризма и экстремизма.

В связи с этим становится все более очевидной необходимость разработки концептуального документа о возможностях современного государства по решению глобальных проблем, связанных с формированием глобального А.Г. Лисицын-Светланов. Новые вызовы, угрозы и возможность перемен: о роли государств в прогрессивном развитии международно-правового регулирования при решении глобальных проблем современного мира. Новые вызовы и международное право. Институт государства и права РАН. 2010. С. 9-19.

информационного общества, предусматривающего требования к правилам поведения субъектов этого общества, определение новых вызовов и угроз.

Терминология, связанная с новыми вызовами и угрозами в условиях глобализации, сегодня активно используется в политико-правовых документах международного и национального уровней, докладах и резолюциях международных организаций, она прочно вошла в обиход юристов международников и политологов. Однако в связи с различием точек зрений и вместе с тем, широкого интереса к данной проблематике, отсутствует однозначное осмысление и понимание рассматриваемых понятий.

Как уже отмечалось, исследования глобальных проблем раньше в большей степени проводились в философской и социальной области, чем в правовой, и соответственно наиболее активно рассматривались экономические, экологические и политологические аспекты.

Также недостаточно исследованы комплексные проблемы международно правового характера, связанные с формированием глобального информационного общества.

Как справедливо отмечает И.И. Лукашук65, глобальные проблемы отличает планетарный масштаб и особое значение приобретает положение о том, что решение этих проблем требует более активного и эффективного сотрудничества государств. В связи с этим, смысл слов «глобального характера» не только указывает на сложность их решения, но и подчеркивает особое значение, которое приобретает в современных условиях обеспечение эффективности системы управления глобальными процессами, развитие которой возможно только на общей правовой основе и основной задачей становится упрочнение международного правопорядка. Однако реализация этой задачи связана с условием единства общечеловеческих интересов и национальных подходов.

Исследование глобальных проблем, с 1970-х гг., способствовало активизации процессов по устранению последствий несоответствия, между степенью Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. - 517 с.

понимания грозящих человечеству опасностей и недостатками решения этих проблем на практике. Для оценки угроз международному миру и безопасности, анализа действия существующих стратегий и международных институтов показали себя в деле оказания противодействия новым вызовам, в 2003 г.

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан инициировал создание Группы высокого уровня.

Общепризнанно, что главными правовыми формами международного сотрудничества для решения международных проблем являются международные организации системы ООН, поскольку именно они обладают необходимым правовым механизмом, обеспечивающим высокий уровень сотрудничества государств.

Решение глобальных проблем с помощью механизма международной организации лежит в плоскости поиска оптимальной модели е внутренней организации, основанной на принципах международного права. Вместе с тем появляются новые формы сотрудничества государств, так называемые мягкие, гибкие формы организации взаимоотношений, к которым можно отнести и такие региональные объединения как Союзное государство, Евразийское экономического содружество, БРИКС и др. В науке международного права они также получили определение «мягких организаций» – soft organization.

Вместе с тем, как отмечает А. Г. Лисицын-Светланов, в условиях глобализации происходят новые вызовы государственному суверенитету. Важная роль в его обеспечении отводится международному праву, что уже само по себе является необходимым механизмом в управлении процессами глобализации.

Более того, надлежащее обеспечение суверенитета государства превратилось в принципиальную международно-правовую и одновременно государственно правовую проблему. Таким образом, суверенитет, а это понятие исключительно важно и для обеспечения международной информационной безопасности, является в настоящее время особенно актуальной правовой проблемой как международного, так и национального права.

Представляется возможным определить понятие «новые угрозы и вызовы международной безопасности» глобального информационного общества как явления либо события, происходящие в международном сообществе, которые могут побуждать индивидов, группы индивидов, отдельные государства или группы государств, а также международные организации обращаться к применению ИКТ в целях достижения своих индивидуальных целей и обеспечения своих собственных интересов.

Не вызывает сомнения, что в условиях глобализации возникают новые вызовы государственному суверенитету, в том числе в информационной сфере.

Важная роль в его обеспечении отводится международному праву, что является необходимым механизмом в управлении процессами глобализации. Также к проблеме надлежащего обеспечения суверенитета государства, которая является правовой как на международном, так и на национальном уровне, добавляется проблема так называемого «цифрового суверенитета».

В трудах зарубежных учных присутствует точка зрения, согласно которой глобализация является процессом, в ходе и результате которого государственно центричные институты и условия жизни общества размываются в пользу структур отношений, возникающих между субъектами, действующими в подлинно глобальном, а не просто международном контексте. Таким образом, при построении глобального информационного общества кроме традиционных правовых проблем, характерных для процессов глобализации, неминуемо возникают проблемы международной информационной безопасности, трансграничности информационной преступности, цифрового суверенитету и др.

В рамках настоящего исследования представляется возможным определить и классифицировать основные риски, присущие глобальному информационному обществу и связанные с противодействием новым вывозам и угрозам.

Понятие риска обозначает вероятностный характер исхода. По мнению Э. Гидденса, понятие риска связано с активным анализом опасности с точки зрения будущих последствий66. «Риски имеют дело с предвидением, с еще не наступившими, но надвигающимися разрушениями, которые сегодня реальны именно в этом значении», — выражает схожую точку зрения У. Бек67.

Вместе с тем согласно национальному стандарту Российской Федерации «Информационная технология. Методы и средства обеспечения безопасности» понятие «риск» определено как потенциальная опасность нанесения ущерба организации в результате реализации некоторой угрозы с использованием уязвимостей актива или группы активов.

Под угрозой информационной безопасности понимается фактор или совокупность факторов, создающих опасность функционированию и развитию информационной среды общества69. Использование понятия угрозы наряду с риском применительно к глобальному информационному обществу связано с наличием ряда обусловленных данным процессом деструктивных факторов, к которым, в частности относятся кибератаки на компьютерные системы или действия по распространению негативного контента в масс-медиа и сети «Интернет».

Особенность рисков и угроз в период формирования глобального информационного общества заключается в их новизне, поскольку они не имеют аналогов в истории. С.А. Кравченко характеризует такие риски как одно из следствий «социальных разрывов» в условиях нелинейной социокультурной динамики, парадоксальность которых проявляется в размывании феномена исторической преемственности70. Одним из следствий этого является недооценка таких угроз потребителями услуг Интернета, на что, в частности, неоднократно обращала внимание Европейская комиссия ЕС в своих сообщениях.

Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. М.: Весь мир, 2004. С. 28.

Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / Пер. с нем. В. Седельника и Н.

Федоровой;

послесл. А. Филиппова. М.: Прогресс-Традиция, 2000. С. 38.

ГОСТ Р ИСО/МЭК 13335-1-2006.

Приходько А.Я. Словарь-справочник по информационной безопасности. М.: СИНТЕГ, 2001.

С. 64.

Кравченко СЛ. Динамичная природа социального риска: необходимость нелинейного мышления и адекватного теоретического инструментария // Социальная политика и социология. 2008. № 3. С. 45.

Специфической чертой рисков глобального информационного общества является ограниченность их действия в пространстве и по кругу лиц.

Для характеристики воздействия рисков и угроз имеет значение степень проникновения сети Интернет и временные показатели, затраченные на е использование.

Содержание рисков и угроз глобального информационного общества обусловлено ее основными аспектами, связанными с негативным воздействием сети Интернет на сознание пользователя, а также риски и угрозы, обусловленные целенаправленным использованием коммуникационных возможностей сети Интернет для совершения общественно опасных действий в отношении человека или информационной инфраструктуры. Необходимо отметить глубокий анализ рисков и угроз виртуализации, проведнный А.А. Смирновым, в результате которого были отмечены следующие:

- нарушение адекватности восприятия реальности, связанное с постоянным ростом потребляемых объмов информации. В качестве примера варианта реализации рассматриваемого риска приводится возникновение психического расстройства, названного психологами «Синдром Трумэна»;

- формирование медиазависимости. Специалисты в области психологии и психиатрии констатируют формирование тяжелых аддиктивных расстройств, прежде всего у подростков 71.

По мнению В.А. Лоскутовой, обосновывающей вывод об отнесении интернет-зависимости к нехимическим аддитивным расстройствам, к числу факторов, делающих Интернет притягательным в качестве средства ухода от реальности и способа получения удовольствия, относятся:

- сверхличностная природа межличностных взаимоотношений;

возможность анонимных социальных интеракций;

- возможность для реализации представлений, фантазий с обратной связью — вуайеристический аспект;

Смирнов А.А. Обеспечение информационной безопасности в условиях виртуализации общества. Опыт Европейского Союза: монография / - М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012.

– 159 с.

- эксклюзивная возможность поиска нового собеседника, удовлетворяющего практически любым критериям, и ряд других72.

Следует отметить, что ведущий мировой эксперт в данной области доктор Кимберли Янг выделяет следующие пять основных типов интернет зависимости73: киберсексуальная зависимость, пристрастие к виртуальным знакомствам;

навязчивая потребность в сети;

информационная перегрузка;

компьютерная зависимость.

Повышение роли Интернета в глобальном информационном обществе способствует формированию кроме позитивных форм социального взаимодействия, также и негативных форм поведения, представляющих общественную опасность, обусловленных аккумулированием вс больших объемов информации, включая персональные данные граждан и сведения, составляющие государственную тайну, утрата или искажение которых могут причинить существенный вред, как конкретному пользователю, так и государству в целом.

В Резолюции ЕС в сфере обеспечения информационной безопасности в качестве видов общественно опасных действий в киберпространстве признаются: перехват сообщений (interception of communications), осуществляемый с целью их просмотра, копирования или изменения;

осуществление несанкционированного доступа в компьютеры и компьютерные сети, (unauthorised access into computers and computer networks), совершаемый с целью копирования, изменения или уничтожения информации;

нарушение работы сети (network disruption), действия, направленные на нарушение работы управляющих компьютерных систем, иного оборудования и программного обеспечения (операционных систем, маршрутизаторов, выключателей, серверов Лоскутова В.А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств:

Автореф. дисс.... канд. мед. наук. Новосибирск, 2004. С. 4—7.

Кимберли С. Янг. Диагноз — интернет-зависимость // Narcom.iu. [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL: http://www.narcom. га/ideas/ common/15.html (дата обращения:

10.12.2013).

Communication from the Commission to the Council, the European parliament, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions «Net-work and Information Security: Proposal for A European Policy Approach*. Brussels, 6.6.2001. COM (2001)298 final.

доменных имен и т.д.), используя их уязвимости;

использование вредоносного программного обеспечения, изменяющего или уничтожающего информацию (execution of malicious software that modifies or destroys data);

использование компьютерных сетей для дезинформации, запугивания или шантажа (malicious misrepresentation).

Представляется особенно сложным вопрос об информационной преступности и как это понятие соотносится с понятием «киберпреступность», широко используемым в настоящее время. Киберпреступность включает в себя совокупность предусмотренных уголовным законом преступлений, посягающих на информационную инфраструктуру, содержащуюся в них информацию, а равно совершаемых в отношении иных объектов в киберпространстве или с использованием его возможностей.

Установление эффективных правовых норм, регулирующих поведение в месте, которое все посещают, но которое никому не принадлежит – очень сложная задача. Однако наличие правовых норм необходимо для обеспечения максимального уровня свободы и снижения рисков, связанных с нахождением в киберпространстве.

Именно с этой целью 23 ноября 2001 года в Будапеште на уровне Совета Европы подписана Конвенция о киберпреступности. Следует признать, что в настоящее время Конвенция является единственным признанным международным договором, в этой сфере, содержит нормы материального и процессуального (процедурные) права, в целях противодействия киберпреступности и защиты свободы, безопасности и прав человека в Интернете.

Конвенция представляет собой комплексный документ, базируется на основных принципах международного права: уважения прав человека, сотрудничества и добросовестного выполнения обязательств.

Нормы Конвенции направлены на регулирование трех основных блоков вопросов:

- сближение уголовно-правовой оценки преступлений в сфере компьютерной информации;

- сближение национальных уголовно-процессуальных мер, направленных на обеспечение собирания доказательств при расследовании таких преступлений;

- международное сотрудничество в уголовно-процессуальной деятельности, направленной на собирание доказательств совершения таких преступлений за рубежом.

Следует отметить, что Российская Федерация не присоединилась к указанной Конвенции, поскольку положения статьи 32b противоречат законодательству и нарушают суверенитет государства, состояние защищенности личности и общества, поскольку предусмотренные в ней действия могут совершаться без предварительного уведомления и согласия стороны, на территории которой эти действия совершаются. Кроме того, в настоящее время положения указанной Конвенции нуждаются в модернизации, как и само понятие киберпреступность.

В Сообщении Европейской комиссии «На пути к общей политике по борьбе с киберпреступностью» 2007 г.75 киберпреступность определяется как комплексное понятие, охватывающее три категории криминальных действий: 1) традиционные виды преступлений (мошенничество, подделка документов и т.п.), совершаемые с использованием электронных коммуникационных сетей и информационных систем;

2) размещение незаконного контента в электронных медиа;


3) атаки против информационных систем, блокирование программного обеспечения сайтов и хакерство.

В связи с тенденцией роста востребованности Интернета как коммуникационной среды объектом деструктивных действий в киберпространстве часто становятся дети. К наиболее опасным формам деструктивного воздействия на пользователей в киберпространстве, отмечаемым в материалах ЕС76, относятся кибербуллинг и кибергруминг. Кибербуллинг (cyberbullying) представляет собой запугивание и травлю пользователей сети Communication from the Commission to the European Parliament, the Council and the Committee of the Regions of 22 May 2007 «Towards a general policy on the fight against cyber crime». Brussels, 22.5.2007. COM(2007) 267 final.

Safer Internet Programme: Empowering and Protecting Children Online // [Электронный ресурс].

– Режим доступа WWW: URL: http://ec.europa.eu/information_society/activities/sip/indexen.htm (дата обращения: 10.12.2013).

«Интернет» посредством направления адресату соответствующих текстов, изображений, звуковых файлов с угрозами, оскорблениями и т.п. По данным проведнного исследования EU Kids Online II (2010), 6% детей в возрасте 9— лет в течение года сталкивались с фактами буллинга в Интернете. В более раннем исследовании EU Kids Online (2006— 2009) агрегированный показатель подверженности подростков агрессивному поведению в сети, включая запугивание, нападки, скрытое преследование, составил 18%. Кибергруминг (cybergrooming / child grooming) характеризует использование сети «Интернет»

злоумышленниками для установления доверительного контакта с детьми с целью дальнейшего вступления с ними в половую связь либо совершения в их отношении иных противоправных деяний сексуального характера. Помимо двух названных форм деструктивного воздействия в исследовании EU Kids Online выделяются также иные коммуникационные и поведенческие он-лайн риски, в частности, отслеживание и использование персональных данных, получение нежелательных сексуальных комментариев, советов по причинению себе вреда, нежелательная встреча с незнакомцами и др.

Одной из уже реально существующих новых угроз национальной и международной информационной безопасности в условиях глобализации стало применение информационного оружия и информационные войны. Эти понятия уже нашли определение в ряде международных соглашений по обеспечению международной информационной безопасности, подписанных в рамках ШОС, БРИКС, Союзного государства Республики Беларусь и России.

Однако в этой связи также обращает на себя внимание подготовленное группой независимых экспертов «Таллинское руководство по ведению кибервойн»77, вызвавшее неоднозначную реакцию российских экспертов, при этом основной целью было исследование применимости норм существующего международного права к новым формам ведения войн в киберпространстве.

Вместе с тем важно отметить, что так называемое Таллинское руководство The Tallinn Manual on the International Law Applicable to Cyber Warfare, [Электронный ресурс].

– Режим доступа WWW: URL: http://www.ccdcoe.org/249.html (дата обращения: 12.11.2013).

является частной точкой зрения участников рабочей группы, а не официальным документом, и носит дискуссионный характер, поскольку российские эксперты придерживаются иной точки зрения. Однако интерес к этому документу обусловлен, прежде всего, тем, что в нем приводится оценка применимости действующего законодательства к этой сфере. Под информационным оружием в данном контексте понимается совокупность средств и способов деструктивного информационного воздействия на объекты информационной инфраструктуры и людей. Применение такого оружия в политических, экономических или военных целях признается информационной войной или информационным противоборством. Субъектами их использования могут быть спецслужбы и вооруженные силы государств, а также террористические организации, представляющие угрозу кибертерроризма78.

Угроза использования информационного оружия активно обсуждается на мировом уровне. Учрежднная в 2003 году резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН Группа правительственных экспертов признала способность ИКТ быть эффективным средством оказания негативного воздействия на гражданские и военные сферы государства и наличие мощного разрушительного потенциала информационных агрессий79.

Ведущие страны мира в настоящее время активно расширяют и создают в вооруженных силах и спецслужбах подразделения, которые должны обеспечить развитие наступательных возможностей в киберпространстве. Так, в США наряду с уже функционирующим Центром национальной кибербезопасности (National Cyber Security Center) в составе вооруженных сил США сформировано Объединенное кибернетическое командование (Unified U.S. Cyber Command), которое должно быть способно в глобальном масштабе координировать усилия всех структур Пентагона в ходе ведения боевых действий, оказывать соответствующую поддержку гражданским федеральным учреждениям, а также Федоров А.Ф. Информационная безопасность в мировом политическом процессе: Учебное пособие. М.: МГИМО-Университет, 2006. С. 110—126.

Крутских А. В. Политико-правовой режим глобальной информационной безопасности // Современная мировая политика / Отв. ред. А.Д. Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2009. С. 484-485.

взаимодействовать с аналогичными по задачам ведомствами других стран80.

Согласно заявлению первого заместителя министра обороны США Уильяма Линна, с 2010 года США считает киберпространство таким же потенциальным театром военных действий, как и другие поля сражений, на которых действуют американские войска, отметив необходимость создания с союзниками по НАТО единой системы коллективной кибербезопасности81.

В мае 2011 года представителями правительства Великобритании было сделано заявление о том, что страна развивает программы кибероружия, которые обеспечат способность властей противостоять растущим угрозам из киберпространства. Министр обороны Великобритании Ник Харви заявил о том, что действия в киберпространстве станут частью будущего театра боевых действий, а кибероружие рассматривается военными как неотъемлемая часть арсенала страны82.

Таким образом, исследование позволяет сделать вывод, что правовые проблемы, возникающие при формировании глобального информационного общества, и их дальнейшие исследования, как на международном, так и на национальном уровне, приобретают особую актуальность в связи с необходимостью создания правовых условий, обеспечивающих снижение риска их использования в противоправных целях (враждебных действий и актов агрессии, нарушение территориальной целостности государств, в экстремистских, террористических и иных преступных целях) и повышения эффективности международного сотрудничества в этой области.

В этой связи следует отметить, что одной из главных задач созданной по инициативе Российской Федерации Группы правительственных экспертов ООН Берд К. Война со многими неизвестными // Компьютерра. 2009. № 20. С. 26—29;

William J. Lynn III. Defending a New Domain: The Pentagons Cyberstrategy // Foreign Affairs.

ресурс]. – Режим доступа [Электронный WWW: URL:

http://www.foreignaffairs.com/articles/66552/ william-j-lynn-iii/defending-a-new-domain (дата обращения: 10.12.2013).

Nick Hopkins. UK developing cyber-weapons programme to counter cyber war threat // ресурс]. – Режим доступа guardian.co.uk. [Электронный WWW: URL:

обращения:

http://www.guardian.co.uk/uk/2011/may/ 30/military-cyberwar-offensive (дата 10.12.2013).

по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности в 2014 – 2015 годах определено исследование вопросов использования ИКТ в межгосударственных конфликтах, а также вопросов применимости международного права к использованию ИКТ государствами.

Представляется, что в целях продвижения российских подходов к проблематике МИБ следует учесть необходимость закрепления применительно к сфере использования ИКТ общепризнанных принципов международного права, таких как государственный суверенитет, невмешательства во внутренние дела государств, права на самооборону, неприменения силы и угрозы силой, уважения прав и свобод человека, а также обеспечения равных прав государств на участие в управлении информационно-телекоммуникационной сетью «Интернет».

Представляется необходимым формирование специальной терминологической базы, включая определение применительно к рассматриваемой сфере понятий «вооруженное нападение», «информационное оружие» и других понятий, выработку новых основных понятий «государственный суверенитет в информационном пространстве», «военное нападение с применением ИКТ» и других. Требует также уточнения и содержательного наполнения понятие «нейтралитет» применительно к условиям использования информационного оружия.

Правовой характер также носят такие важные вопросы, связанные с определением государственной политики в этой сфере, как определение критериев разграничения информационных объектов гражданского и военного назначения, «пропорционального и непропорционального» применения информационного оружия, и другие При этом приоритетными задачами представляется исследование вопросов, связанных с созданием условий для установления международного правового режима нераспространения информационного оружия, а также введения международно-правовой ответственности за использование ИКТ в качестве оружия в военно-политических целях, противоречащих международному праву, для осуществления враждебных действий и актов агрессии, направленных на дискредитацию суверенитета, нарушение территориальной целостности государств и предоставляющих угрозу международному миру и безопасности, а также разработать механизмы урегулирования межгосударственных конфликтов, возникающих в сфере использования ИКТ.

Таким образом, представляется необходимым разработка проекта Конвенции о противодействии информационной преступности в условиях глобализации, поскольку данное понятие является более широким и комплексным по сравнению с используемым сегодня в международных правовых актах и в зарубежных государствах понятием «киберпреступность».


В связи с этим автор полагает целесообразным актуальные правовые проблемы и направления при формировании информационного общества в условиях глобализации рассмотреть во 2 главе настоящего исследования.

Глава 2. Актуальные правовые проблемы развития информационного общества в условиях глобализации § 1. Обеспечение прав человека в условиях формирования информационного общества в условиях глобализации При исследовании правовых проблем развития информационного общества в условиях глобализации автор полагает необходимым проанализировать не только тенденции и динамику развития процессов формирования глобального информационного пространства, но и рассмотреть вопросы, связанные с наиболее актуальными правовыми проблемами, которые возникают при развитии глобального информационного общества. Они касаются реализации прав субъектов информационного общества, обеспечения национальной и международной информационной безопасности, правового регулирования стремительно развивающихся информационных технологий, систематизации и унификации международного правового регулирования.

При построении информационного общества в России и в условиях интеграции в глобального информационное общество значительные усилия должны бытью направлены на повышение социальных возможностей и улучшение качества жизни человека и в последующем выравнивание не только цифрового, но и социального неравенства. В соответствии со Стратегией развития информационного общества в России повышение качества жизни является главной целью информационного общества. В социальном развитии человека государство играет ключевую роль. Президент России неоднократно подчеркивал, что важнейшим политическим вопросом современной государственной политики является обеспечение права граждан на объективную информацию: «Полагаю, что мы прежде всегда должны обеспечить право граждан на объективную информацию. Это - важнейший политический вопрос, и он прямо связан с действием в нашей государственной политике принципов свободы и справедливости»83. С развитием глобального информационного общества возрастают социальные возможности человека, упрощается получение Послание Президента РФ Федеральному Собранию // Российская газета. – 2005. – 26 апреля государственных и муниципальных услуг, повышаются возможности реализации прав.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления»84 Правительству Российской Федерации было поручено обеспечить достижение к 2018 году не менее 70 процентов доли граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, сформировать систему раскрытия информации о разрабатываемых проектах нормативных правовых актов, результатах их общественного обсуждения в сети Интернет, обеспечить доступ в сети Интернет к открытым данным, содержащимся в информационных системах органов государственной власти Российской Федерации, создание условий для публичного представления предложений граждан с использованием специализированного ресурса в сети Интернет.

Для развития и укрепления гражданского общества, защиты прав человека и гражданина, участия граждан в управлении делами государства, а также во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 4 марта 2013 года № 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива» создан и функционирует соответствующий интернет ресурс.

Важным элементом в глобальном информационном обществе становится широкое применение информационных технологий в государственном управлении, благодаря чему повышается качество и доступность услуг с помощью электронного сервиса, создаются благоприятные условия для развития предпринимательской деятельности и удовлетворения потребностей гражданина, реализуются принципы доступности и открытости, в частности при проведении видеотрансляций выборов Президента РФ и глав регионов, отразивших истинность демократических процессов в России, а также создаются условия для Опубликовано: 9 мая 2012 г. в "РГ" - Столичный выпуск № участия граждан в управлении государством посредством внесения электронных петиций и инициатив.

Значительную роль в социальном развитии человека и улучшения качества жизни от использования глобального информационного общества выполняют международные организации.

В 2000 году была принята Межправительственная программа ЮНЕСКО «Информация для всех», в которой предусмотрена обязанность правительств разных стран использовать новые возможности информационной эпохи, чтобы создавать справедливое общество за счет расширения доступа к информации.

«Информация для всех» служит платформой для обсуждения вопросов международной политики и разработки программ, направленных на сокращение разрыва между информационно богатыми и информационно бедными.

В условиях стремительного и всепроникающего развития ИКТ ЮНЕСКО, с ее мандатом содействовать «интеллектуальной и этической солидарности человечества», получило уникальную возможность обеспечить площадку для международных дискуссий и участвовать в выработке политики, особенно на международном и региональном уровнях.

ЮНЕСКО и Программа «Информация для всех» оказали содействие в разработке национальной политики построения информационного общества в государствах - членах ЮНЕСКО.

Проблема формирования государственной политики в области построения информационного общества возникла сравнительно недавно. В Декларации принципов Всемирного саммита по информационному обществу «Построение информационного общества - глобальная задача нового тысячелетия» (WSIS, 2003а) утверждается, что «в информационном обществе устойчивому развитию может в наибольшей степени способствовать полномасштабная интеграция связанных с ИКТ мероприятий и программ в национальные и региональные стратегии развития (пункт 43). Еще в Плане действий ВСИО 2003 года заявлено, что «все страны должны поощрять разработку к 2005 г. национальных электронных стратегий, включая наращивание необходимого человеческого потенциала, с учетом национальных особенностей» (WSIS, 2003b).

В Тунисском обязательстве ВСИО 2005 г. (WSIS, 2005а) признатся, что стремительный рост ИКТ может оказать мощное позитивное воздействие как инструмент устойчивого развития. Кроме того, создание надлежащих благоприятных условий на национальном и международном уровнях могло бы предотвратить усиление социально-экономических противоречий и увеличение разрыва между богатыми и бедными странами, регионами и отдельными лицами в том числе между мужчинами и женщинами». Признается решающая роль государственной политики в создании системы, в рамках которой может осуществляться мобилизация ресурсов. Пункт 84 Тунисской программы для информационного общества гласит: «Правительства и другие заинтересованные стороны должны определить те области, в которых необходимы дополнительные усилия и ресурсы, и совместно определить и, при необходимости, разработать стратегии, механизмы и процессы выполнения решений ВСИО на международном, региональном, национальном и местном уровнях, уделяя особое внимание людям и группам населения, которые все еще маргинализированы в отношении доступа к ИКТ и их использования».

В соответствии со статьй 19 Всеобщей декларации прав человека, свобода и возможность получения и передачи информации являются основной потребностью и неотъемлемым правом каждого человека. Доступ к информации имеет основополагающее значение для всех сфер жизни - для обучения, трудовой деятельности, поддержания здоровья, развития прав отдельных граждан и групп граждан, получения поддержки окружающих, знания собственной истории, сохранения языков и культур, активного участия в демократическом обществе. В документах, принятых Всемирным саммитом по информационному обществу, прослеживается четкая взаимосвязь человеческих и более широких социальных, демократических, культурных и экономических факторов доступности информации и ее использования.

Как отмечается в Декларации о правах человека и верховенстве права в информационном обществе, 2005 и Рекомендации CM/Rec (2007)16 о мерах повышения ценности Интернета как общественной службы, ИКТ предоставляют беспрецедентные возможности для реализации прав человека. В документах ВСИО активно подчеркивается, что правительства и международное сообщество обязаны обеспечить реализацию этих возможностей для каждого.

Тем не менее, следует признать, что цифровой разрыв остается общемировой, глобальной проблемой. Несмотря на все впечатляющие данные статистики, сохраняется существенное неравенство доступа между развитыми и развивающимися странами, городскими и сельскими поселениями, сообществами и даже между различными возрастными группами. Ресурсы, необходимые для ликвидации цифрового разрыва, намного превышают возможности ЮНЕСКО и правительств большинства стран.

При построении глобального информационного общества, в развитии которого участвует множество государств и региональных интеграционных объединений неизбежно возникают сложности, обусловленные многообразием цивилизационного, культурного, правового подходов и взглядов.

В целях решения указанных проблем Генеральной конференцией ЮНЕСКО 2003 году была принята Рекомендация о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству, в которой призывала всех участников:

- принимать необходимые меры для уменьшения языковых барьеров и активизации интерактивного общения между людьми через Интернет путем содействия созданию и обработке образовательного, культурного и научного контента в цифровом формате, а также повышения доступности этого контента, с тем чтобы все культуры имели возможность для самовыражения и доступа к киберпространству на всех языках, включая языки коренного населения;

- поощрять и поддерживать укрепление потенциала создания местного и автохтонного контента в Интернете;

- разрабатывать соответствующую национальную политику по крайне важному вопросу языкового выживания в киберпространстве, направленную на содействие преподаванию языков, включая родные языки, в киберпространстве, и содействовать разработке свободно доступных материалов по изучению языков в электронной форме и совершенствованию основных навыков человека в этой области;

- поощрять совместные, партисипативные исследования и разработки в области операционных систем, средств поиска и программ просмотра информации в Интернете, обладающих большим потенциалом в области многоязычия, онлайновых словарей и терминологических справочников. Также следует оказывать поддержку международным совместным усилиям в отношении общедоступных услуг по автоматизированному переводу и таких интеллектуальных лингвистических систем, которые осуществляют поиск многоязычной информации, резюмирование и реферирование и распознавание речи, полностью соблюдая право авторов на перевод.

Следует также отметить, что в Конвенции об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения, принятой ЮНЕСКО в 2005 году утверждаются такие принципы как:

- равное достоинство и уважение всех культур, согласно которому охрана и поощрение разнообразия форм культурного самовыражения предполагают признание равного достоинства и уважения всех культур, включая культуры лиц, принадлежащих к меньшинствам и коренным народам;

- равный доступ к насыщенной гамме разнообразных форм культурного самовыражения во всем мире и доступ культур к средствам самовыражения и распространения, которые являются важными факторами обеспечения культурного разнообразия и поощрения взаимопонимания;

- открытости и сбалансированности для содействия открытости для других культур мира.

При этом государства-участники подтверждают свое суверенное право разрабатывать и осуществлять свою культурную политику и принимать меры по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения, включая:

- разработку стратегий и политики, создания соответствующих законодательных и институциональных рамок сохранения цифрового наследия, имеющего долговременную культурную, научную или иную ценность;

- поддержание механизмов производства и распространения контента, создаваемого пользователями и сообществами (тем самым обеспечивая создание интерактивных сообществ), в том числе содействуя использованию данного контента общественными средствами информации и их сотрудничеству с подобными сообществами;

- способствование созданию и обработке образовательного, культурного и научного контента в цифровой форме, а также доступ к нему, с тем чтобы обеспечить всем культурам возможность самовыражения и доступа к Интернету на всех языках, включая языки коренного населения;

- поощрение укрепления потенциала создания местного и автохтонного контента в Интернете;

- поощрение развития многоязычия Интернета, с тем чтобы каждый человек мог пользоваться им на родном языке.

В связи с этим существенное значение имеет исследование и решение такой проблемы, как развитие многоязычного контента и многоязычных систем, разработка материалов, относящихся к сфере общественного достояния, а также содействие доступу к сетям и услугам. Это справедливо отмечалось в Первом сводном докладе о мерах, принимаемых государствами-членами с целью осуществления Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству.

Проведенный анализ показывает, что в условиях многонациональных государств проблема развития многоязычного контента и многоязычных систем является предметом особого внимания. Так, правительство Канады оказывает поддержку общинным программам, используя для этого «Инициативу, касающуюся языков коренных народов». Боливия также разрабатывает политику в области развития знаний и языков коренных народов. В Египте вопросам языкового разнообразия также уделяется внимание как важному культурному фактору и «окну» для распространения культурных традиций и опыта (проект «Вечный Египет»). В Литве, в сотрудничестве с Советом Европы, были разработаны политические директивы по осуществлению политики многоязычия в школах, а Государственная комиссия по литовскому языку разрабатывает программы и мероприятия, обеспечивающие возможность использования информационных технологий в целях сохранения культурного и лингвистического наследия. Во Франции проект Technolangue нацелен на разработку компьютерных средств для обработки языковых данных. Новые дидактические материалы разрабатывают и регулярно представляют в режиме онлайн Бельгия (Министерство по делам французского сообщества) и Зимбабве, где несколько словарей переведены в режим онлайн и созданы специализированные веб-сайты, предназначенные для содействия развитию языков.

Представляется, что все эти меры направлены на преодоление цифрового неравенства.

В Российской Федерации в 2010 году Правительством Российской Федерации утверждена государственная программа «Информационное общество (2011 - годы), основными задачами в ней определены: обеспечение предоставления гражданам и организациям услуг с использованием современных информационных и телекоммуникационных технологий;

развитие технической и технологической основы становления информационного общества;

предупреждение угроз, возникающих в информационном обществе и целевым индикатором определено место Российской Федерации в международном рейтинге и показатели по целевому по индексу развития информационных технологий;

доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме.

В отношении цифрового неравенства в программе отмечено, что развитие отрасли информационных технологий может сдерживаться низкими темпами роста экономики в целом и в территориальном отношении, что проявляется в "цифровом неравенстве" использования информационных технологий в домашних хозяйствах регионов. В рейтинге готовности регионов России к информационному обществу индекс лидера в 22 раза превышает индекс региона аутсайдера. Существуют проблемы организации широкополосного доступа для конечных пользователей. Не более четверти домашних хозяйств и чуть более четверти организаций используют широкополосный доступ в сеть Интернет, даже лидер (г. Москва) отстает на 8 процентных пунктов от уровня использования широкополосного доступа в странах Европейского союза. Невысокой является скорость получения потребителями данных из сети Интернет. Так, средняя скорость доступа к сети Интернет в регионах составляет от 128 Кбит/с до Мбит/с, в г. Москве - 7,5 Мбит/с, в г. Санкт-Петербурге - 6 Мбит/с. Весьма дорогими являются услуги в сфере информационных технологий для ряда социальных групп. Качество услуг не соответствует ожиданиям, распространение навыков использования информационных технологий в работе и повседневной жизни явно недостаточно, стандарты профессиональной подготовки работников отрасли устарели, отмечается высокая зависимость от зарубежной продукции в сфере информационных технологий, а также низкий уровень правовой защиты интеллектуальной собственности. Термин «цифровое неравенство» или «цифровой разрыв» часто трактуется по-разному. Так, по оценке ЮНЕСКО проявлением цифрового неравенства является наличие на карте мира стран, где информационные технологии развиты и доступны гражданам и стран, или даже целых регионов, где уровень развития информационных технологий низок и большинство населения не имеет к ним доступа.

Другие ученые считают, что цифровое неравенство, это социально экономический феномен, являющийся следствием разницы в уровне дохода, грамотности и образования, степени развития определенных навыков, различия в сфере бизнеса, культуры, законодательства.

Безусловно, цифровое неравенство это сложное социально-экономическое явление, и можно выделить такие его формы как:

СЗ РФ, 2010, № 46, Ст. Региональное или территориальное неравенство, которое выражается 1.

в разделение мира на регионы, где информационные технологии доступны большинству населения или нет. Причем следует отметить, что границы информационно богатых и соответственно бедных регионов нередко совпадают с границами индустриально развитых регионов (Северная Америка, Западная Европа, развитые страны Юго-Восточной Азии) и стран «третьего мира»

(Африка, Азия, Южная Америка).

Вместе с тем другим проявлением регионального неравенства является разная степень информатизации регионов внутри государства, деление их на «информационно богатые»- индустриальные регионы и «информационно бедные» - сельские, малонаселенные или труднодоступные территории.

Социальное неравенство выражается в одновременном присутствии в 2.

обществе социальных групп, которые активно используют информационные технологии, и групп, которые не могут себе этого позволить по причине низкого дохода, недостатка образования и культуры, отсутствия необходимых навыков, ограниченных физических возможностей, в силу преклонного возраста и т.д.

Представляется, что для обеспечения цифрового равенства и цифрового единства граждан необходимыми условиями являются:

- равенство в доступности технических средств;

- равенство в навыках использования ИКТ;

- равенство в способах и целях использования ИКТ.

Согласно «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации»86, к 2015 году не менее 80 % населенных пунктов должны получить доступ к открытым государственным ресурсам.

Сегодня же в рейтинговой оценке российских регионов по их готовности к информационному обществу, публикуемой Институтом развития информационного общества, композитный индекс лидера в 22 раза превышает показатель региона-аутсайдера, при этом лидирующие позиции традиционно занимают города федерального значения Москва и Санкт-Петербург, Тюменская Российская газета. – 2009. – 16 февраля.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.