авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ На правах рукописи ...»

-- [ Страница 3 ] --

область, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, наименьшие показатели у Ингушетии, Чеченской и Карачаево-Черкесской Республик., Также остаются пока нерешенными проблемы организации широкополосного доступа для конечных пользователей. Вместе с тем, следует отметить, что для развития отрасли информационных технологий, включая формирование основ дальнейшей деятельности государства в области комплексного развития отрасли, в том числе за счет взаимодействия ее участников, распоряжением Правительства Российской Федерации 1 ноября 2013 г. №2036-р87 утверждена Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014-2020 годы и на перспективу до 2025 года. В ней развитие широкополосного доступа в сеть «Интернет» определено как одна из основных задач, наряду с целями и задачами по обеспечению высокого уровня информационной безопасности государства, индустрии и граждан (ч. 5 Принципы, цели и задачи развития отрасли ИТ).

Одним из направлений преодоления социального неравенства в информационном обществе является предоставление публичных услуг.

Публичные услуги – это не только сфера правового регулирования, но и результаты правоприменения, юридическая значимость результатов оказания государственных и муниципальных услуг.

При этом повышение качества и доступности государственных и муниципальных услуг населению является одним из приоритетных направлений совершенствования системы государственного управления в рамках проводимой административной реформы, что подчркивает важность и особое внимание, уделяемое в Российской Федерации вопросам преодоления социального и информационного неравенства.

Представляется, что Федеральный закон от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» и принятые в соответствии с ним подзаконные правовые акты, утвержднная как уже отмечалось распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 октября 2010 г. № 1815-р государственная программа «Информационное СЗ РФ. - 2013. - № 46. ст. - общество (2011-2020 годы)» стали ключевыми правовыми актами на пути преодоления социального и информационного неравенства, которые не только принципиально меняют подход к оказанию услуг, но по сути, обозначают переход к сервисному государству.

В тоже время Федеральный закон «Об организации предоставлении государственных и муниципальных услуг» стал первым законодательным актом в российском законодательстве, направленным, прежде всего, на обеспечение прав граждан при обращении в государственные и муниципальные органы и в нем заложены все основные направления оптимизации предоставлении государственных услуг, ключевые понятия, также и направления развития.

Были законодательно установлены обязательства государственных и муниципальных органов перед гражданами и ответственность должностных лиц за нарушение порядка оказания услуг, упрощение и ускорение административных процессов, уменьшение количества операций, организация межведомственного взаимодействия, увеличение степени доступности государственных услуг, переход к предоставлению услуг в электронном виде.

Вопросы преодоления социального и информационного неравенства находят отражение и в государственной политике России в данной сфере. Так, Указом Президента РФ от 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» была поставлена задача по достижению в Российской Федерации следующих показателей:

не менее 90% должен составлять уровень удовлетворенности граждан качеством предоставления государственных и муниципальных услуг к 2018 году не менее 90% должна быть доля граждан, имеющих доступ к получению государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна» по месту пребывания, в том числе в многофункциональных центрах предоставления государственных услуг, к 2015 году не менее 70 % граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, к 2018 году до 2 снизить среднее число обращений представителей бизнес-сообщества в орган государственной власти или орган местного самоуправления для получения одной государственной или муниципальной услуги, связанной со сферой предпринимательской деятельности, к 2014 году до 15 минут сократить время ожидания в очереди при обращении заявителя в орган государственной власти или орган местного самоуправления для получения государственных или муниципальных услуг к 2014 году. Следует признать, что в значительной степени указанные задачи реализованы, хотя имеются и серьезные проблемы.

Важнейшей задачей при построении механизмов информационного общества, в котором будут созданы условия для преодоления социального и информационного неравенства является создание современных, удобных для граждан инструментов предоставления государственных услуг.

Так, одной из наиболее успешных и перспективных форм обслуживания населения стало предоставление государственных услуг в режиме «одного окна», предполагающее взаимодействие заявителя не с государственным служащим, а с сотрудником фронт-офиса, который принимает документы и при необходимости оказывает консультации по получению государственных услуг. В настоящее время режим «одного окна» реализуется в многофункциональных центрах по оказанию государственных и муниципальных услуг – МФЦ, которые являются определенными результатами реформирования системы государственного управления, социально-управленческая инновацией, призванной облегчить жизнь гражданам и бизнесу. Развитие сети таких центров предоставляющих государственные и муниципальные услуги по принципу «одного окна»

способствует сокращению сроков предоставления услуг, снижению очередей и, в конечном итоге, повышению уровня удовлетворенности граждан работой органов государственной власти и, в конечном счте, создание предпосылок для преодоления социального неравенства. Данные центры позволяют не только упростить процедуры оказания услуг населению, синхронизировать работу разных ведомств, но и обеспечить комфорт посетителей, снизить временные и финансовые затраты граждан при получении разных услуг. Документы в МФЦ принимаются сотрудником фронт-офиса, который принимает запросы по услугам различных ведомств. Решение о предоставлении или не предоставлении услуги, как и раньше, принимается в государственном или муниципальном органе и при этом заявитель не общается с государственным служащим каждого ведомства непосредственно в соответствии с нормативными правовыми актами и соглашением о взаимодействии, что не только повышает комфорт посетителя, но и существенно снижает коррупционные риски.

По итогам 2013 года на территории Российской Федерации в городах (городских округах) и муниципальных районах должно действовать не менее 500 МФЦ. К 2015 году планируется довести общее число МФЦ до 2 400.

Для оптимизации мониторинга планирования и развития сети МФЦ и привлекаемых организаций, была запущена в эксплуатацию специальная информационная система, позволяющая формировать и отслеживать планы регионов по развитию сети МФЦ в режиме реального времени, включая графическое отображение точек предоставления услуг по принципу «одного окна» на карте каждого субъекта России. К 2015 году запланировано достижение 90% охвата населения в 64 регионах услугами, предоставляемыми по принципу «одного окна».

Проведенное исследование позволяет утверждать, что открытость и доступность информационных технологий является основным требованием при построении сервисного государства и обязательным условием преодоления информационного неравенства. Отрасль информационных технологий в Российской Федерации развивается стремительными темпами, чему способствует как рост количества интернет-пользователей, так и повышенный спрос на онлайн сервисы. Российский сегмент Интернета по объему аудитории является крупнейшим в Европе, а русскоязычная интернет-аудитория (около 80 миллионов человек) является пятой по величине языковой группой мирового Интернета. С каждым годом Интернет в России становится все доступнее. Именно поэтому перевод услуг в электронный вид является важным и перспективным направлением деятельности, призванным облегчить жизнь населению.

Окончательный переход на предоставление государственных и муниципальных услуг в электронном виде существенно повысит их доступность, снизит коррупционные риски, сократит временные и финансовые затраты государства и граждан, и в полной мере реализует преимущества от использования информационных технологий в государственном управлении.

При развитии системы предоставления государственных услуг и перевода их в электронный формат, ключевым является эффективное межведомственное взаимодействие. Стоит отметить, что по этому направлению достигнуты заметные показатели, в частности:

367 федеральных государственных услуг переведены на межведомственное взаимодействие;

766 документов ведомства должны получать самостоятельно, по межведомственным каналам, не требуя их с заявителей;

264 документа были признаны избыточными, и ведомства отказались от их использования В декабре 2011 года были внесены изменения в Федеральный закон от 27.07.10 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», закрепившие процедуру рассмотрения претензий, а также в КоАП, в части установления административной ответственности чиновников за нарушение прав граждан при предоставлении государственных и муниципальных услуг.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. № 1284 «Об оценке гражданами эффективности деятельности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (их структурных подразделений) с учетом качества предоставления ими государственных услуг, а также о применении результатов указанной оценки как основания для принятия решения о досрочном прекращении исполнения соответствующими руководителями своих должностных обязанностей» на специализированном ресурсе в сети Интернет – vashkontrol.ru – проводится сбор мнений о качестве наиболее массовых и социально значимых государственных услуг. Оценка осуществляется непосредственно получателями услуг в инициативном порядке в анкетах, которые заполняются на сайте vashkontrol.ru, при этом оценка качества государственных услуг проводится по таким критериям, как время ожидания в очереди, вежливость сотрудника, комфортность условий, доступность информации о порядке получения услуги и т.д. Результаты, полученные в ходе сбора мнений граждан о качестве услуг, участвуют в расчете показателей и рейтингов ведомств и услуг сразу после заполнения анкеты заявителем, а также могут быть сопоставлены с результатами других видов мониторингов (мониторинг качества электронных услуг, мониторинг удовлетворенности качеством услуг по итогам социологических опросов и т. п.) по показателям удовлетворенности и качества предоставления государственных муниципальных услуг. Более того, результаты указанной оценки могут быть использованы в качестве основания для применения в отношении соответствующего руководителя территориального органа федерального органа исполнительной власти (его структурного подразделения) мер дисциплинарного взыскания, предусмотренных законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе.

Представляется, что данная практика является важным элементом, направленным на преодоление цифрового неравенства в информационном обществе.

Наряду со всеми достижениями, которые приносят в жизнь современного общества информационные и коммуникационные технологии, особое значение приобретает и противодействие новым вызовам и угрозам в условиях глобализации, связанным с их применением.

Одной из актуальнейших правовых проблем, связанных с развитием глобального информационного общества является использование информационных и коммуникационных технологий в целях осуществления враждебных действий и актов агрессии и одним из неминуемых последствий развития информационного общества неизбежно становятся киберпреступления и осложнение иных опасных явлений.

Следует констатировать, что количество и уровень вызовов информационной безопасности только возрастает с каждым годом. Конвергенция наук и современных информационных технологий, сегодня заявлены в европейском сообществе как база будущего технологического развития человечества. Однако, так называемые конвергентные технологии не только являются инструментом, позволяющим человечеству избежать ресурсного коллапса, и обеспечить дальнейшее развитие человеческой цивилизации, но порождают принципиально новые вызовы и угрозы глобального, цивилизационного характера, как отмечает О.С.Нарайкин88. Появляется возможность сбора, обработки, передачи огромных массивов информации и соответственно контроля на большом пространстве и в сложных системах. Особую угрозу представляет собой возможность их применения в противоправных целях, они уже применяются, в вооруженных и силовых конфликтах.

Современные информационные технологии все чаще используются для совершения «традиционных» преступлений, в частности хищений, вымогательств, мошенничества, используются в экстремистской и террористической деятельности.

Следует отметить, что в январе 2014 года на рассмотрение в Государственную Думу был внесен пакет законопроектов, направленных на ужесточение мер по борьбе с терроризмом. Законодательной инициативой предлагается ограничить сумму переводов денежных средств при использовании платежных интернет-систем в целях ограничения финансирования преступных групп.

Сегодня главными целями преступных посягательств становятся государственные информационные ресурсы, критические информационные инфраструктуры, центры обработки данных, а также коммерческие информационные системы, пользовательские компьютеры и мобильные телефоны и т.д. Злоумышленники активно используют современные методы социальной О.С.Нарайкин Конвергенция наук и технологий: новые вызовы и потенциальные угрозы глобального характера Вестник Совета Безопасности Российской Федерации 2013 № 4 (27) С.114- инженерии для манипулирования пользователями с целью получения доступа к информации.

Нестабильность мировой политической ситуации, начавшаяся в 2010 году с восстаний в арабском мире, продолжилась в виде различных гражданских протестов в других странах, одновременно с этим отмечается рост кибератак, совершаемым нередко по политическим мотивам.

Системные и целенаправленные кибератаки уже, к сожалению, стали неизбежностью, которая свидетельствует об очевидной необходимости выработки не только согласованной национальной политики и стратегии в отношении кибербезопасности, но и безусловно на международном уровне, что связано и с развитием международного информационного права.

В связи с этим в настоящее время особенно важной представляется проблема институционализации механизмов обеспечения информационной безопасности и создание новых межгосударственных институтов с делегированными и четко очерченными полномочиями по реализации политики кибербезопасности.

Пристальное внимание к вопросам кибербезопасности уделяется не только наиболее развитыми государствами, но и международными организациями, однако вс возрастающие новые вызовы и угрозы, риски для мирового сообщества требуют научных исследований, большей координации и взаимодействия, выработки унифицированных подходов. Представляется, что вопрос о роли права в этой сфере в условиях формирования глобального информационного общества приобретает особое значение. В связи с этим нельзя не отметить предпринимаемые действия и разработанные за последнее время документы, посвящнные вопросам информационной безопасности и противодействию киберугрозам.

Следует отметить, что неоднозначную реакцию не только российских, но и зарубежных экспертов, вызвало подготовленное летом 2013 года группой независимых экспертов «Таллинское руководство по ведению кибервойн»89, The Tallinn Manual on the International Law Applicable to Cyber Warfare, http://www.ccdcoe.org/249.html основной целью которого стало исследование применимости норм существующего международного права к новым формам ведения войн в киберпространстве. Важно отметить, что так называемое «Таллинское руководство» является по существу частной точкой зрения участников рабочей группы, а не официальным документом, и носит в значительной степени дискуссионный характер, и российскими специалистами-экспертами в этой сфере не поддерживаются. Однако представляется, что проявившейся в глобальном информационном пространстве интерес к этому документу обусловлен, прежде всего, тем, что в нем приводится оценка применимости действующего законодательства к данной сфере, имеющая дискуссионный характер.

Проведенный анализ показывает, что в государственной политике США вопросам кибербезопасности уделяется значительное внимание, о чм свидетельствует подписанный 12 февраля 2013 года указ Президента США Барака инфраструктур»90, Обамы «Усиление кибербезопасности критических наметивший ряд первоочередных задач по повышению уровня защищенности критических инфраструктур.

Следует отметить, что также был опубликован частично рассекреченный отчет91 экспертов, в течение 18 месяцев изучавших возможности Министерства обороны США92 в части возможности противодействия киберугрозам, в котором группа экспертов, проводившая исследование американских способностей по отражению кибератак, сделала вывод о невозможности гарантированного отражения атак со стороны потенциального противника и необходимости включения в стратегию кибербезопасности элементов устрашения и возможности применения традиционных вооружений в ответ на киберагрессию.

[Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL: http://www.whitehouse.gov/the-press office/2013/02/12/executive-order-improving-critical-infrastructure-cybersecurity (дата обращения:

20.12.2013).

"Resilient Military Systems and the Advanced Cyber Threat", [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL: http://www.acq.osd.mil/dsb/reports/ResilientMilitarySystems.CyberThreat.pdf (дата обращения: 21.12.2013) United States Department of Defense, [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL:

www.defense.gov/ (дата обращения: 23.12.2013) В Российской Федерации вопросам информационной безопасности уделяется самое пристальное внимание, обеспечение международной информационной безопасности, становится сегодня одним из приоритетных направлений государственной политики. И в связи с этим, бесспорно, что одним из важнейших документов, отражающих политику России в этой сфере, являются утвержденные 24 июля 2013 года Президентом Российской Федерации В.В.

Путиным «Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года». Указанный документ, разработанный Советом Безопасности Российской Федерации при участии заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, содержит ключевые инициативы Российской Федерации в сфере международной информационной безопасности и определяет приоритеты не только сегодня, но и на последующие годы, что, безусловно, важно для продвижения российских инициатив в этой сфере.

Необходимо отметить, что в этом актуальном политико-правовом документе, имеющим стратегическое значение, обозначены новые подходы к формированию такого ключевого понятия как «международная информационная безопасность», которое существенно отличается от тех международных актов (соглашений), в которых оно было закреплено ранее. Международная информационная безопасность определена как «состояние глобального информационного пространства, при котором исключены возможности нарушения прав личности, общества и прав государства в информационной сфере, а также деструктивного и противоправного воздействия на элементы национальной критической информационной инфраструктуры».

Бесспорно, знаковым для дальнейших исследований является то, что в указанных Основах определены цели, задачи, основные направления, а также механизмы реализации государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности.

Совет Безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW:

URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/114.html (дата обращения: 22.12.2013) В качестве основных угроз для Российской Федерации в сфере международной информационной безопасности признаны использование информационных и коммуникационных технологий: в качестве информационного оружия в военно-политических целях, для осуществления враждебных действий и актов агрессии, нарушение территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности и стратегической стабильности;

в террористических целях, в том числе для оказания деструктивного воздействия на элементы критической информационной инфраструктуры, а также для пропаганды терроризма и привлечения к террористической деятельности новых сторонников;

для вмешательства во внутренние дела суверенных государств, нарушения общественного порядка, разжигания межнациональной, межрасовой и межконфессиональной вражды, пропаганды расистских и ксенофобских идей или теорий, порождающих ненависть и дискриминацию, подстрекающих к насилию, а также для совершения преступлений, в том числе связанных с неправомерным доступом к компьютерной информации, с созданием, использованием и распространением вредоносных компьютерных программ.

Для формирования правовой базы в области международной информационной безопасности существенное значение сыграли инициативы России и достижения в сфере международного сотрудничества в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте и международной информационной безопасности, ряд международных соглашений в этой сфере уже действует – в рамках Шанхайской организации сотрудничества, Организации Договора о коллективной безопасности, БРИКС.

Так, Соглашение между правительствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, подписанное главами государств-участников ШОС в 2009 году94, признающее наличие следующих Международные правовые акты и документы в области международной информационной безопасности // М.: 2012, С 66- основных угроз в области обеспечения международной информационной безопасности: разработка и применение информационного оружия, подготовка и ведение информационной войны;

информационный терроризм;

информационная преступность;

использование доминирующего положения в информационном пространстве в ущерб интересам и безопасности других государств;

распространение информации, наносящей вред общественно-политической и социально-экономической системам, духовной, нравственной и культурной среде других государств;

угрозы безопасному, стабильному функционированию глобальных и национальных информационных инфраструктур, имеющие природный и (или) техногенный характер, а также определяющее перечень основных понятий в области обеспечения международной информационной безопасности, среди которых информационная преступность, информационное оружие, информационный терроризм и другие. Указанный международный правовой акт стал своеобразным импульсом для подписания аналогичных соглашений в других региональных форматах БРИКС95, Союзного государства Республики Беларусь и России (подписано 25 декабря 2013 года) и др.

Представляется необходимым провести систематизацию правовых проблем развития информационного общества в условиях глобализации, с преобладающим вниманием к проблемам обеспечения противодействия новым вызовам и угрозам информационной безопасности, а также возникающим рискам в связи с активным развитием информационно-телекоммуникационных технологий, в целях дальнейшего совершенствования интеграционных процессов дальнейшего развития глобального информационно-правового пространства государств на основе вхождения в него ШОС, БРИКС, СНГ, ЕврАЗэС, ОДКБ, Союзного государства Республики Беларусь и России, а также иных региональных объединений, членом которых является Российская Федерация.

В настоящее время ведется разработка аналогичных соглашений и в других форматах. В международном сотрудничестве в данной области важную роль Международные правовые акты и документы в области международной информационной безопасности // М.: 2012. С 80-87.

имеет также продвижение ряда ключевых инициатив Российской Федерации.

Среди них особенно следует отметить дальнейшее продвижение предложений, связанных с принятием в ООН Конвенции об обеспечении международной безопасности96.

информационной Концепция указанной Конвенции стала результатом многолетней работы российских экспертов в области международной информационной безопасности (Совета Безопасности Российской Федерации, Института проблем информационной безопасности МГУ и ряда федеральных органов исполнительной власти) во взаимодействии с нашими зарубежными коллегами.

Концепция Конвенции содержит правила поведения в киберпространстве, развивает предложения, связанные с интернационализацией системы управления Интернетом и установления международного правового режима нераспространения информационного оружия, а также основные угрозы, на борьбу с которыми направлен документ. Среди основных угроз выделяются «использование информационных технологий для враждебных действий и актов агрессии», «подрыв политической, экономической и социальной систем» одного государства другим, «манипулирование потоками в информационном пространстве других государств с целью искажения психологической и духовной среды общества», а также «массированная психологическая обработка населения для дестабилизации общества и государства».

Необходимо отметить, что в Концепции предлагается установить обязанность государств руководствоваться принципом неделимости безопасности, запрета укрепления своей безопасности в ущерб безопасности других, попыток добиться господства в информационном пространстве над другими государствами. В Концепции содержится ряд положений, призванных защитить государства: от кибернападения и от помощи извне местной оппозиции в организации twitter-революции;

обязывающих государства воздерживаться от разработки и принятия планов, способных спровоцировать возрастание угроз в Совет Безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW:

URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/114.html (дата обращения: 22.12. информационном пространстве;

содержащих запрет не использование информационно-коммуникационных технологий для вмешательства во внутренние дела другого государства и предписывается воздерживаться от клеветнических утверждений, оскорбительной или враждебной пропаганды для осуществления интервенции или вмешательства во внутренние дела других государств. Также в концепции закреплн принцип невмешательства в информационное пространство друг друга. Предусматривается право каждого государства устанавливать суверенные нормы и управлять в соответствии с национальными законами своим информационным пространством. Кроме того, предлагается установить обязанность государств защищать свободу слова в Интернете и запрет на ограничение доступа граждан к информационному пространству. Однако очень важно отметить, что при этом предусматривается право на введение ограничений в целях защиты национальной и общественной безопасности.

Учитывая, что одним из важнейших стратегических документов в области обеспечения информационной безопасности в России является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, необходимо обратить внимание, что одним из путей предотвращения угроз информационной безопасности Российской Федерации в ней определено совершенствование безопасности функционирования информационных и телекоммуникационных систем критически важных объектов инфраструктуры и объектов повышенной опасности в России. В связи этим в июне 2012 года были разработаны «Основные направления государственной политики в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления производственными и технологическими процессами критически важных объектов инфраструктуры Российской Федерации»97, определившие факторы, влияющие на формирование государственной политики в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов, принципы Совет Безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW:

URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/114.html (дата обращения: 22.12.2013) государственной политики в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов.

В рамках данного исследования особенно важно отметить, что в указанном документе сформулированы задачи, касающиеся совершенствования:

нормативно-правовой базы в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов;

государственного регулирования в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов;

промышленной и научно-технической политики в области, обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов;

развития фундаментальной и прикладной науки, технологий и средств обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов и критической информационной инфраструктуры, а также задачи по совершенствованию образования, подготовки и повышения квалификации кадров в области обеспечения безопасности автоматизированных систем управления критически важных объектов, повышению общего уровня культуры информационной безопасности граждан.

О безусловном внимании к вопросу решения организационно-правовых проблем информационной безопасности свидетельствует также Указ Президента Российской Федерации 15 января 2013 г. № 31с «О создании государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации» 98, в соответствии с которым на ФСБ России возложены полномочия по созданию государственной системы не только обнаружения, но и предупреждения, а также ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации информационные системы и информационно телекоммуникационные сети, находящиеся на территории Российской Федерации и в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации за рубежом, которые вытекают из основных задач государственной СЗ РФ. - 2013. - № 3 Ст. 178.

системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации.

Таким образом, представляется, что проблема обеспечения информационной безопасности ввиду стремительности развития новых информационных технологий уверенно входит в перечень приоритетных задач, стоящих перед государством и мировым сообществом, на что указал Президент Российской Федерации 5 июля 2013 года на заседании Совета Безопасности, посвящнном совершенствованию военной организации России на период до 2020 года, назвав борьбу с угрозами в киберпространстве одним из приоритетных направлений для обороны страны. При этом было справедливо констатировано, что в современных военных конфликтах растет значение информационных технологий, и информационные атаки уже применяются для решения задач военно политического характера.

Необходимо отметить, что значительное место в развитии сферы информационной безопасности занимает научное исследование указанных вопросов и подготовка квалифицированных кадров. В Основных направлениях научных исследований в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации99, утвержденных 7 марта 2008 года, определены гуманитарные, научно-технические, а также проблемы кадрового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, при этом выделено более 100 приоритетных проблем научных исследований в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

В соответствии с Доктриной информационной безопасности Российской Федерации100, одним из приоритетных направлений государственной политики в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации также является совершенствование системы подготовки кадров в области обеспечения информационной безопасности.

Совет Безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW:

URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/114.html (дата обращения: 22.12.2013) Утверждена Президентом РФ 09.09.2000 № Пр- Федеральным законом от 16.10.2012 № 174-ФЗ «О Фонде перспективных исследований»101 в целях содействия осуществлению научных исследований и разработок в интересах обороны страны и безопасности государства создан Фонд перспективных исследований, которым в соответствии с информацией, России, размещенной на официальном сайте Минобороны будут осуществляться исследования по проблематике информационной безопасности, в частности разработка методов и средств обхода антивирусных систем, средств сетевой защиты, средств защиты операционных систем, а также в блоке информационных технологий заявлены такие темы, как: методы и средства борьбы с дезинформацией в Интернете;

подтверждение подлинности и целостности сканированных документов без применения электронной подписи;

новые механизмы и способы работы с оборудованием, не имеющим стандартных программных и аппаратных интерфейсов либо имеющих неизвестные интерфейсы.

Очевидно, что для выработки системных подходов формирования и реализации государственной политики в сфере обеспечения информационной безопасности в Российской Федерации особое значение имеет развитие научных исследований в этой сфере. В связи с этим важно отметить, что в Программу фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период (2013 – 2020 годы)103, утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2012 года № 2538-р, включены фундаментальные исследования в области информационно коммуникационных технологий и систем, стратегических компьютерных технологий и программ.

Проведенное исследование обосновывает вывод о том, что информационные войны, информационный терроризм и киберпреступность стали уже реальностью современного времени. Однако важно, что сегодня международное сообщество Опубликовано: 19 октября 2012 г. в "РГ" - Федеральный выпуск № [Электронный ресурс]. – Режим доступа WWW: URL:

(дата обращения:

http://ens.mil.ru/education/contests/more.htm?id=1720%40morfSimpleEvent 10.12.2013).

СЗ РФ. – 2012. - № 53 (часть II), Ст. 8042.

осознало, в том числе в значительной степени благодаря российским инициативам на самом высоком уровне в ООН, угрозу национальной и глобальной информационной безопасности и готово к практическим шагам по ее нейтрализации. Во многих странах предпринимаются порой весьма жесткие меры в этой сфере, но они оказываются малоэффективными, прежде всего вследствие трансграничности характера новых угроз и анонимности нарушителей.

Необходимо постоянное содействие государств рассмотрению на многостороннем уровне существующих и потенциальных угроз и выработка мер правового характера в сфере информационной безопасности, направленных на разработку концепции обеспечения информационной безопасности при передаче данных при трансграничном электронном взаимодействии между государствами, выработки единых подходов к формированию и реализации политики в области международной информационной безопасности.

Также, принимая во внимание принципы глобального информационного общества и практику саморегулирования в сети Интернет, представляются необходимыми научные исследования для разработки концептуальных положений, направленных на формирование единых подходов государств к политике в области регулирования информационно-коммуникационной сети Интернета. Представляется, что особого внимания заслуживает разработка и закрепление на международном уровне принципов управления Интернетом.

Это исключительно важно для России в связи с развитием информационного общества и в целях реализации основ государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности для продвижения на международной арене инициативы по интернационализации управления Интернетом, а также принятия в качестве универсального акта ООН правил безопасного поведения в глобальном информационном пространстве в целях формирования глобальной культуры кибербезопасности.

§2. Подходы к решению правовых проблем использования интернет технологий и интернет-среды Вопрос о роли в современном обществе информационно-коммуникационных технологий с учетом динамики их развития, расширения сферы применения волнует не только отдельных пользователей, представителей бизнес-сообщества, но и все государства. О значении и важной роли такого феномена как Интернет свидетельствует, по мнению автора, не только вручение в 2013 году первой всемирной премии в инженерном деле, учрежднной Королевой Великобритании Елизаветой II пяти главным основателям Интернета, а также учреждение Всемирного дня Интернета, учреждение национальных дней Интернета в ряде государств (например, в России - 30 сентября). Более того, 2009 год был объявлен в России годом безопасного Интернета.

Вместе с тем, хотя Интернету исполнилось уже более 40 лет, еще десять лет назад российскими специалистами в сфере информационного права Интернет не рассматривался как правовая проблема. Как показывают исследования, даже сегодня на различных международных площадках продолжаются активные дискуссии специалистов различных отраслей права и зачастую высказываются абсолютно различные точки зрения относительно необходимости правового регулирования общественных отношений, связанных с Интернетом, его правовым статусом, правовой природой. Также следует признать, что, несмотря на широкое использование этого термина в национальном законодательстве, в огромном количестве международных правовых и политических актов, подходы к его правовому понятию нельзя признать определенными.

Интернет, бесспорно, представляет собой достаточно сложное явление, оказывающее существенное влияние на формирование нового глобального информационного пространства. За время существования Интернета было предложено множество его определений, характеризующих, однако преимущественно технологическую сторону этого явления. Из них наиболее точным, заслуживающим внимания представляется определение, данное выдающимся российским учным в сфере информационного права И.Л. Бачило Интернет это сфера непрерывного информационно-коммуникационного процесса, обеспечивающего обращение информации (сведений) в цифровой форме в неограниченном пространстве через связанные между собой сети связи, и реализации обмена информационным ресурсом любых субьектов-пользователей (потребителей) в целях получения, накопления знаний или осуществления электронных операций субъектов в разных областях реализации их интересов, прав и обязанностей104.

Несмотря на множественность и неоднозначность правовых дефиниций Интернета, не вызывает сомнений то, что этот феномен, требует глубокого научного анализа, фундаментального изучения особенностей, связанных с ним отношений при построении как информационного общества в России, так и глобального информационного общества в условиях трансграничности.

Автор данного исследования полагает, что процессы, происходящие в современном мире, все с большей очевидностью демонстрируют глубокую взаимосвязь и взаимозависимость глобализации и роста информационно коммуникационных технологий. Возникающие сегодня информационные и инновационные решения, наряду с техническими и управленческими, не только значительно расширяют возможности управления государством, развития информационного обмена, электронного взаимодействия, оказания государственных и муниципальных услуг, но также и существенно повышают ценность информации как стратегического ресурса.

Возрастающая роль информации и развитие информационных технологий, их значение в современной жизни общества являются несомненными достижениями в этой области, и неслучайно ХХI век называют информационным, чему, безусловно, способствует развитие глобальных информационных систем, и в первую очередь Интернета. Человечество находится сегодня в стадии построения и развития глобального информационного общества, и вопросы правового урегулирования уже имеющихся, а также вновь возникающих общественных Бачило И. Л. Информационное право: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2011.

522 с.

отношений в информационной сфере, включая и необходимость урегулирования появляющихся противоречий (коллизий), занимают важное место в построении глобального информационного общества. Следует с сожалением признать возникновение и уже активное использование информационной борьба, появление конфликтов, в основе которых лежат противоречия, принимающие форму разногласий не только внутреннего, но и внешнего, международного характера.

Исследования в данной области подтверждают, что при построении глобального информационного общества неизбежно возникают и активно проявляются противоречия целей и интересов субъектов взаимодействия.

Представляется интересной оценка Интернета и регулирования общественных отношений, связанных с ним, Б. Н. Мирошникова: «…бедный Интернет ни в чем не виноват. Он таков, каково Общество. Общество отражается в Интернете, как в зеркале. Или как в луже. Это человек делает его оружием в информационных войнах, инструментом для совершения преступлений, рупором террористов и экстремистов, превращает в липкую паутину для клеветников, сплетников, растлителей и извращенцев. Вот кого на самом деле нужно регулировать. Впрочем, нет, не регулировать. А учитывать. Урегулирует их Закон. В интересах Общества»105.

В современных условиях глобализации противоправные деяния, совершаемые в информационно-телекоммуникационных системах, включая Интернет, представляют серьезную угрозу международной информационной безопасности.

В отношении вопроса о необходимости и возможности правового регулирования сети Интернет в настоящее время существуют диаметрально различные позиции, высказываются различные оценки (от свободы, до полного блокирования) функционирования интернет-сайтов, пропагандирующих терроризм и экстремизм. Делаются выводы об отсутствии необходимого Мирошников Б.Н. Сетевой фактор. Интернет и общество. Взгляд. М. Инфорос 2012. С. 208.

правового регулирования отношений, связанных с использованием Интернета в связи с его трансграничностью, невозможности ответственности провайдеров, управления Интернетом и т. д. Одно при этом представляется бесспорным и признается большинством: глобализация в информационной сфере представляет собой угрозу не только национальной, но и международной безопасности, которой нужно найти противодействие, включая правовые средства и механизмы.

Всемирная информационно-телекоммуникационная сеть Интернет наряду с бесспорными достижениями, предоставляющими все новые возможности, создат и новые формы (виды) преступной деятельности, объективные, реальные угрозы и вызовы мировой стабильности, безопасности и доверию.

Это широкое распространение противоправной информации об изготовлении наркотических средств, отравляющих и взрывчатых веществ, незаконная торговля оружием, осуществление связи посредством этой использование информационно телекоммуникационной сети для установления связи между преступными формированиями, использование ботнетов (сети компьютеров, зараженных вредоносной программой поведения) и разработка новых изощрнных видов атак, а также разнообразные формы мошенничества с платжными системами Интернет также является мощным средством идеологической поддержки и информационных воздействий деструктивных экстремистских организаций, в частности международных террористов и групп и формирований экстремистской направленности. Интернет используется для создания и ведения баз разведывательных данных, перехвата информации правоохранительных органов, пропаганды террористических и экстремистских взглядов, вербовки сообщников, сбора пожертвований, размещения руководств по организации терактов, психологического терроризма, сбора информации о предполагаемых целях и объектах шантажа, подготовки лиц для ведения террористической деятельности, пропаганды расовой, религиозной и других форм нетерпимости. Получил распространение так называемый кибертерроризм, единое правовое определение которому пока не дано, но этот термин нашел уже достаточно широкое применение во всем мире.

Вместе с тем в приложении к Соглашению между правительствами государств — членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности понятие «информационный терроризм» определено как использование информационных ресурсов и (или) воздействие на них в информационном пространстве в террористических целях.

Кроме того, важно, что в перечне угроз, утвержденных приложением 2 к данному Соглашению, уточняется, что признаками угрозы информационного терроризма являются: использование информационных сетей террористическими организациями для осуществления террористической деятельности и привлечения в свои ряды новых сторонников;

деструктивное воздействие на информационные ресурсы, приводящее к нарушению общественного порядка;

контролирование или блокирование каналов передачи массовой информации;

использование сети Интернет или других информационных сетей для пропаганды терроризма, создания атмосферы страха и паники в обществе, а также иные негативные воздействия на информационные ресурсы.

При этом необходимо отметить, что согласно ст. 15 Конституции международные правовые акты являются частью правовой системы РФ и, соответственно, входят в систему законодательства в области обеспечения информационной безопасности.

Сложность урегулирования вопросов ответственности и осуществления противодействия распространению противоправной информации в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе Интернете, определяется такими их свойствами, как анонимность, экстерриториальность и саморегулирование, что позволяет радикальным организациям регистрировать доменные имена сайта в одной стране, размещая при этом информацию в другой.

В то же время, существует и проблема определения признаков сайтов, пропагандирующих терроризм и экстремизм.

Принципы распространения информации в глобальных сетях и свободы выражения мнений в настоящее время регулируются в таких документах, как Декларация Комитета министров СЕ о свободе выражения мнений и информации СМИ в контексте борьбы с терроризмом от 2 марта 2005 г., Декларация о свободе общения в Интернете от 28 мая 2003 г., Рекомендации Парламентской Ассамблеи СЕ № 1706 2005 г. «Средства массовой информации и терроризм»;

Рекомендация № R (2001) Комитета министров СЕ «О вопросах регулирования виртуального содержания (саморегулирование и охрана пользователей от противоправного или причиняющего вред содержания новых информационных и коммуникационных услуг)» (2001 г.), Дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности относительно введения уголовной ответственности за правонарушения, связанные с проявлением расизма и ксенофобии, совершенные посредством компьютерных систем (2003 г.). С 2009 г. в европейских государствах действует Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2009/24/EC «О правовой охране компьютерных программ», предписывающая интернет-провайдерам, в том числе в целях противодействия терроризму, сохранять в течение года данные о сетевой активности своих клиентов.

Важным политическим документом, которому необходимо уделить внимание в рамках данного исследования, является Довильская декларация, принятая 27 мая 2011 г., содержащая раздел об Интернете, в котором закреплен ряд таких ключевых принципов его функционирования, как свобода, уважение частной жизни и интеллектуальной собственности, участие в процессе управления широкого круга заинтересованных сторон, кибербезопасность и защита от преступности. Также в данной Декларации отмечается, что для граждан Интернет является уникальным информационным и образовательным инструментом, содействующим защите свободы, демократии и прав человека, благодаря Интернету становится возможным появление новых форм предпринимательства, использование Интернета способствует повышению эффективности, конкурентоспособности и темпов экономического роста. Правительства, частный сектор, пользователи, а также другие заинтересованные стороны — все призваны сыграть свою роль в создании условий, благоприятствующих сбалансированному развитию Интернета и во всем мире. Соблюдение этих принципов должно осуществляться в более широком контексте уважения верховенства закона, прав человека и основных свобод, защиты прав на интеллектуальную собственность, т. е. всего того, что составляет суть любого демократического общества и служит на благо всех его граждан. В документе содержится убежденность в необходимости следовать одновременно к достижению свободы и безопасности, соблюдению транспарентности и конфиденциальности в той же неразрывной связи, как между соблюдением прав человека и исполнением им своих обязанностей.

Защита этих базовых механизмов и принципов, а также предоставление соответствующих гарантий должны осуществляться как в Интернете, так и в любой другой сфере нашей жизни.

В Декларации отмечается, что соблюдение свободы слова, выражения мнений, информации, собраний и ассоциаций должно быть гарантировано в отношении Интернета в той же степени, что и в любой другой сфере общества.

Наличие произвольной или неизбирательной цензуры и ограничение доступа в Интернет идут вразрез с международными обязательствами государств и абсолютно неприемлемы, выражается решительная нацеленность на стимулирование использования Интернета в качестве инструмента продвижения прав человека и демократии во всем мире. Для того чтобы страны могли получить максимальную отдачу от цифровой экономики, необходимо использовать возникающие возможности, связанные в том числе с технологиями «облачных»


вычислений, социальными сетями и публикацией информации гражданами, способствующими инновациям и социальному росту. Отмечается также необходимость обеспечения совместимости и конвергенции политики государств по таким вопросам, как защита личных данных, нейтральность сетей, трансграничное перемещение данных, безопасность ИКТ и интеллектуальная собственность.

В рассматриваемой Декларации также подтверждается приверженность принципам обеспечения эффективных действий по борьбе с нарушениями прав на интеллектуальную собственность в сфере цифровых технологий, в части авторского права, торговых марок, профессиональных секретов и патентов, признается необходимость разработки национальных законов и механизмов, направленных на более эффективную защиту, в то же время, стимулируя развитие интернет-торговли товарами и контентом, не нарушающими прав правообладателей интеллектуальной собственности. В Декларации признается, что эффективное внедрение правил, регулирующих сферу интеллектуальной собственности, потребует соответствующих усилий со стороны заинтересованных сторон в рамках международного сотрудничества, в том числе с частным сектором, а также выражается необходимость определения путей, способствующих большему доступу и открытости в отношении знаний, образования и культуры, включая поощрение постоянных инноваций в осуществлении законной интернет-торговли товарами и контентом при уважении к правам интеллектуальной собственности.

Декларация содержит призыв на основе соблюдения основных прав, которые защищали бы персональные данные, с учетом национальных законодательств и в то же время с использованием механизмов, позволяющих осуществлять законную передачу данных (поскольку эффективная защита личных данных и неприкосновенности частной жизни в Интернете является важнейшим условием доверия пользователей и касается всех заинтересованных сторон: пользователей, которые должны быть лучше осведомлены о своей ответственности при размещении в Интернете личных данных;

поставщиков услуг, которые хранят и обрабатывают эти данные;

правительств и регулирующих органов, которые должны обеспечивать эффективную защиту этих данных), разработать общие подходы к решению данных проблем.

Вопрос о безопасности сетей и услуг в Интернете касается многих заинтересованных сторон и соответственно требует скоординированных усилий со стороны правительств, региональных и международных организаций, частного сектора, гражданского общества, а также «восьмерки» -G-8 по линии Римско Лионской группы, с тем, чтобы предотвращать, сдерживать и пресекать использование ИКТ в террористических и криминальных целях. Требуют особого внимания все виды атак, направленные против инфраструктуры, сетей и сервисов, в том числе это касается распространения через Интернет вредоносного программного обеспечения и действию «зомби-сетей» (ботнетов). В этой связи чрезвычайно важно повышать осведомленность пользователей, интенсифицировать международное сотрудничество для защиты критически важных ресурсов, ИКТ и других объектов инфраструктуры.

Глобальный характер информационно-коммуникационной сети Интернет создает потенциальные возможности его использования в целях, противоречащих задачам поддержания международного мира и безопасности или же способных оказать негативное воздействие на целостность критически важных систем.

В связи с этим справедлива позиция о том, что правительства в контакте со всеми другими заинтересованными сторонами должны заниматься разработкой норм поведения в киберпространстве и общих подходов к его использованию.

Все заинтересованные стороны должны вести борьбу с использованием Интернета для торговли детьми и их сексуальной эксплуатации, работать над созданием среды, в которой дети могут безопасно пользоваться Интернетом, путем повышения их осведомленности о рисках и стимулирования достаточного контроля со стороны родителей, не нарушающего при этом свободы выражения мнений. Признается важность облегчения доступа к Интернету для развивающихся стран. Также поддерживается модель управления Интернетом с участием широкого круга заинтересованных сторон, содержится призыв активизировать сотрудничество в рамках всех международных форумов. В этой связи необходимо проявлять гибкость и открытость, чтобы адаптироваться к высоким темпам развития и расширения области применения технологий и методов ведения бизнеса, и в этой модели правительства должны играть ключевую роль.

Исследования показывают, что задачи по обеспечению противодействия терроризму и экстремизму нашли отражение в государственной политике многих зарубежных государств. Анализ правового регулирования в этой сфере позволяет сделать вывод о тенденции к ужесточению ответственности за кибертерроризм и распространение противоправной информации. Так, в законодательствах Бельгии, Франции, Италии, Израиля и ряда других государств по-разному, но регулируются вопросы ответственности авторов, владельцев сайтов, провайдеров и хостинговых компаний за противоправный контент. По информации различных международных организаций, около 20 государств ограничивают доступ своих граждан в сети Интернет.

Известно, что особую критику в мире в связи с этим вызывает политика Китая, где начиная с 2000 г. созданы специальные подразделения — киберполиции для поддержания порядка в сети Интернет. Существенное внимание там уделяется совершенствованию средств контроля за интернет пространством, созданы кибервойска, в тоже время важным вопросом является применение так называемой «мудрой силы», т.е. улучшение имиджа государства.

Необходимость и значение регулирования отношений, связанных с Интернетом в Китае, было оценено в постановлении «Об обеспечении безопасности сети Интернет» (2000 г.), в котором отмечалась роль Интернета в экономическом строительстве и различных сферах жизни Китая.

Народные правительства всех уровней и соответствующие ведомства должны принимать меры для стимулирования использования Интернета и распространения сетевых технологий, обращать внимание и поддерживать исследование и освоение технологий, обеспечивающих безопасность в Интернете, а также укреплять возможности систем защиты безопасности в Интернете.

Компетентные органы должны усиливать пропаганду и проводить обучение по вопросам обеспечения безопасности применения Интернета и информационной безопасности, осуществлять в соответствии с законодательством эффективный контроль и управление, предупреждать и пресекать незаконные действия с использованием Интернета, создавать хорошую социальную среду для его нормального развития. Компании, которые работают в сфере интернет технологий, осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством. В случае обнаружения в Интернете незаконной и преступной деятельности, а также информации, способной нанести ущерб, необходимо принять меры для прекращения передачи данной информации и своевременно оповестить об этом соответствующие органы.

Все юридические и физические лица во время использования Интернета должны соблюдать действующее законодательство, а также противодействовать всем видам незаконной и преступной деятельности и информации, способной нанести ущерб. Народные суды, органы прокуратуры, общественной и государственной безопасности должны выполнять свои функции, тесно координировать свои усилия, и жестко бороться с преступлениями, связанными с использованием интернет-ресурсов. Предписывается мобилизовать все силы и совместными усилиями всего общества обеспечить безопасность функционирования Интернета и информационной безопасности с целью содействия строительству социалистической духовной и материальной культуры.

В настоящее время в Китае действует проект «Великая китайская информационная стена», позволяющий отфильтровывать в сети информацию.

Кроме того, на Кубе, а также в ряде мусульманских государств имеются достаточно жесткие ограничения пользования Интернетом, в первую очередь в целях противодействия терроризму.

В результате анализа вопросов, связанных с определением критериев признания сайтов террористическими или экстремистскими, изучения правоприменительной практики государств в отношении мониторинга информации, блокирования работы противозаконных сайтов и их полного закрытия, лишения пользователя доменного имени и отмены его регистрации, лицензии, а также определения структур, компетентных осуществлять указанную деятельность, выявлены следующие тенденции.

Вместе с тем, следует отметить, что в большинстве зарубежных государств не существует конкретных критериев признания сайтов террористическими или экстремистскими. Исключение составляют Германия, Израиль, Казахстан, Польша, где интернет-сайты признаются террористическими или экстремистскими на основании оценки размещенной на них информации, а также, если эти сайты указывают на свою принадлежность к террористическим или экстремистским организациям, признанными таковыми, в том числе национальным санкционным списком. Немецкие законодатели наряду с вышеобозначенными критериями выделяют в качестве критериев также цели и задачи создателей сайтов.

Норвежские эксперты считают целесообразным рассматривать и оценивать каждый конкретный случай отдельно. По их мнению, многие национально освободительные движения занимаются в Интернете пропагандой своих подходов к вооруженной борьбе и это не является преступлением.

В качестве примера можно привести недавнее решение брюссельского уголовного суда, приговорившего двух руководителей интернет-сайта к десяти месяцам лишения свободы и штрафу в 15 тыс. евро за распространение идей расизма, ксенофобии и за призывы к насилию. Сайт содержал ссылки на материалы, размещенные на зарубежных сайтах, а также высказывания экстремистского характера участников интернет-форума. Сайт был закрыт (хотя позже появился под новым именем).


Для оценки, размещаемой на интернет-сайтах информации в некоторых странах (Германия, США и др.) практикуется проведение ее психолого лингвистической экспертизы. Так, в США «просеиванием» Интернета, включая названную экспертизу, занимаются девять региональных лабораторий ФБР.

Особого внимания заслуживает анализ организационно-правовой основы мониторинга размещаемой на интернет-сайтах информации. В основном отслеживанием интернет-контента занимаются правоохранительные органы и спецслужбы. При этом обозначилась тенденция создания в рамках спецслужб или антитеррористических центров специализированных подразделений, которые осуществляют мониторинг сети, в том числе с последующей передачей собранных данных компетентным органам.

Например, в США задача такого мониторинга возложена на Управление ФБР по киберпреступности, тесно координирующее свою работу со Специальной межведомственной рабочей группой в составе представителей более федеральных и муниципальных правоохранительных структур. Интересен в этой связи американский опыт взаимодействия с бизнес-сообществом и общественностью, вылившийся в создание Центра по принятию обращений пострадавших от компьютерного мошенничества, аккумулирующего среди прочего и данные о пропаганде терроризма на интернет-сайтах.

Также внимания заслуживает швейцарская система организации мониторинга Интернета. Так, в Минсвязи Швейцарии создано Ведомство по решению особых задач, которое передает интернет-провайдерам указания органов прокуратуры об отслеживании незаконной информации. Если у Ведомства имеются сомнения в правомерности поступивших указаний, то решение принимают судебные органы.

Интернет-провайдеры обязаны предоставить Ведомству все имеющиеся данные, которые могут способствовать установлению источника незаконной информации.

Более того, в рамках швейцарской Службы контрразведки (Служба анализа и предупреждения) с 2003 г. действует Координационная группа по киберпреступности. Она осуществляет мониторинг сети Интернет на наличие нелегальной информации, в том числе экстремистского содержания, выполняет ее предварительную юридическую экспертизу с последующей передачей собранных данных компетентным правоохранительным органам Швейцарии и зарубежных стран, а также проводит анализ состояния и динамики развития киберпреступности в Швейцарии.

В Норвегии мониторингом размещаемой на сайтах информации занимается Криминальная полиция и входящий в нее Департамент по информационным преступлениям. При контроле запросов и поиска информации в Интернете упор делается на ключевые слова, имеющие отношение к терроризму и киберпреступности (применение «фильтров»). Полученные данные о конечных пользователях и сфере их интересов передаются в Полицейскую службу безопасности. Норвежский Директорат национальной безопасности отслеживает и обеспечивает всем госорганам защиту от несанкционированного доступа и атак на их интернет-сайты, отвечает за наблюдение за интернет-трафиком, в том числе из-за границы.

В настоящее время в Германии мониторинг размещаемой на сайтах информации вправе проводить любые правоохранительные органы. Однако при объединенном Антитеррористическом центре в Берлине создано спецподразделение по отслеживанию интернет-данных террористического и экстремистского толка.

Весьма прогрессивная система мониторинга действует в Нидерландах, где функции контроля за распространяемой в Интернете и телекоммуникационных сетях информацией возложены на национальную Службу разведки и безопасности. С санкции прокурора эта служба, помимо мониторинга открытой части Интернета, может также проникать в закрытые и корпоративные компьютерные сети, контролировать электронную почту, телефонные переговоры и SМS-переписку, отслеживать размещаемые в сети блоги. В структуре службы был создан отдел, специализирующийся на анализе размещаемой в сети информации в контексте охраны интересов национальной безопасности и противодействия терроризму.

В Чили с 2000 года в структуре следственной полиции действует специальное профильное подразделение (так называемая Бригада по киберпреступности), в компетенцию которого входит мониторинг появляющейся на интернет-сайтах информации, включая обнаружение и расследование незаконной деятельности в сети, поиск соответствующих доказательств, обеспечение их сохранности, подготовка и обучение специалистов по борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий.

В некоторых странах, например в Израиле, к силовым структурам (Министерство внутренней безопасности, Служба общей безопасности, Служба внешней разведки, Военная разведка) причисляется и Минсвязи;

в Индии — Группа быстрого реагирования на компьютерные атаки.

Важно отметить, что мониторинг информации в Интернете может осуществляться как на постоянной основе без санкции компетентных структур, так и в рамках расследуемого уголовного дела, исполнения запроса о правовой помощи, а также по решению суда.

По решению суда в ряде европейских стран (Бельгия, Финляндия, Швейцария) предусматривается и закрытие интернет-сайтов, распространяющих противозаконную информацию с целью предотвращения подстрекательства к совершению уголовных преступлений, по соображениям сохранения целостности и защиты суверенитета государства, его безопасности в интересах поддержания дружественных отношений с иностранными государствами и общественного порядка.

В соответствии с законодательством Словении, если суд усмотрит в информации призывы к терроризму или экстремизму, то в отношении организаций или лиц, осуществивших ее размещение, может быть возбуждено уголовное дело, а компания, предоставившая им услуги доступа в Интернет, должна будет заблокировать вход на сайты, где была размещена подобная информация. В большинстве случаев информация о размещении на словенских сайтах «ненормативных» материалов поступает в полицию от самих граждан, общественных или государственных организаций. Нередко такие сигналы направляются Уполномоченному по правам человека, а также в Агентство почты и электронных коммуникаций Словении.

Наиболее упрощенная процедура закрытия интернет-сайтов существует в Дании. Для нее достаточно подать в Комиссию по рассмотрению жалоб соответствующее заявление на работу интернет-сайта с изложением причины.

Если она будет признана веской, Комиссия закрывает незаконный сайт своим решением, которое можно отменить только решением суда.

В ряде государств — участников СНГ в настоящее время приняты законы о противодействии экстремизму и терроризму, содержащие нормы о запрете распространения противоправной информации.

Среди них законы Республики Молдова от 21.02.2003 № 54-XV «О противодействии экстремистской деятельности» и от 12.12.2001 № 539-XV «О борьбе с терроризмом», Республики Казахстан от 13.07.1999 № 416-I «О борьбе с терроризмом» и от 18.02.2005 № 31-III ЗРК «О противодействии экстремизму», Республики Беларусь от 03.01.2002 № 77-З «О борьбе с терроризмом», и от 04.01.2007 № 203-З «О противодействии экстремизму» и др.

Особого внимания заслуживают нормы законов Республики Молдова и Республики Беларусь, связанные с отнесением к экстремистской деятельности предоставления информационных услуг.

В ряде европейских государств, например во Франции, приняты законы, в которых предусмотрена обязательная регистрация всех владельцев веб-сайтов и обязанность провайдеров сообщать сведения об авторах сайтов любому заинтересованному третьему лицу, при этом запрещается предоставление хостинга неидентифицированным пользователям. За нарушение этих норм установлена уголовная ответственность провайдеров. Также предусматривается уголовная ответственность и авторов сайтов за предоставление неполных или недостоверных личных данных. Введена проверка на уровне провайдера, а все сайты, авторство которых не установлено, переходят под ответственность провайдера. В рамках законов по борьбе с организованной преступностью и с особо опасными преступлениями предусматривается наказание в виде трех лет лишения свободы за распространение любыми техническими средствами информации, позволяющей изготовлять технические устройства, предназначенные для использования в преступных целях.

В Великобритании фильтрация контента (содержания) интернет-ресурсов осуществляется Национальным отделением по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. Существует также «горячая линия» по разбору жалоб по этим вопросам — «Фонд Интернет Наблюдения». Провайдер обязан после получения информации о противоправности содержания немедленно удалить материал с сервера, и в этом случае провайдер не подвергается преследованию.

Такой разнообразный опыт правового регулирования в рассматриваемой сфере позволяют сделать вывод о необходимости гармонизации международных правовых норм и выработке унифицированных подходов в национальных законодательствах государств, определяющих составы правонарушений в сфере Интернета, по вопросам установления юрисдикции и разработки проекта универсальной Конвенции ООН по противодействию информационной преступности, взамен Будапештской конвенции о киберпреступности, а также разработка и заключение соответствующих межгосударственных соглашений многосторонних и двухстронних.

Заслуживает внимания и требует своего решения вопрос о наделении правоохранительных органов государств полномочиями по осуществлению общего мониторинга сетей передачи данных, включая Интернет.

Вопросы правового регулирования пресечения распространения противоправной информации посредством использования информационных технологий и предоставления информационных услуг нуждаются также в дополнительном обсуждении с привлечением представителей международного сообщества и общественности.

Как отмечалось ранее, в Российской Федерации в настоящее время правовой базой для противодействия терроризму и экстремизму, в том числе в информационной сфере, являются: Федеральный закон от 6.

03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (ст. 3, 11, 24) (в ред. от 02.11.2013), а также Закон об информации, в п. 6 ст. 10 которого установлен запрет распространения информации, направленной на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность. Кроме того, федеральными законами может быть предусмотрена обязательная идентификация личности, организаций, использующих информационно-телекоммуникационную сеть при осуществлении предпринимательской деятельности. При этом получатель электронного сообщения, находящийся на территории РФ, вправе провести проверку, позволяющую установить отправителя электронного сообщения, а в установленных федеральными законами или соглашением сторон случаях обязан провести такую проверку (п. 4 ст. 15).

Правовые нормы, направленные на противодействие распространению экстремистской и террористической информации и устанавливающие ответственность за осуществление такой деятельности, содержатся также в федеральных законах «О противодействии экстремистской деятельности»106 (ст.

1, 8, 11, 12, 13, 15, 17), «О связи»107 (ст. 13, 29–40), КоАП108 (ст. 20.3, ч. 1 ст. 20.27, ст. 20.28), УК (ст. 205, 205.1, 205.2, 280, 282, 282.2) и т.д.

Необходимо отметить, что длительное время в законотворческой сфере ведутся дискуссии о необходимости законодательного закрепления понятийного аппарата, связанного с Интернетом. Разрабатывались различные проекты, поскольку от определенности понятийного аппарата, особенно в этой достаточно новой сфере, зависит и вопрос об установлении адекватной ответственности за совершение таких общественно опасных противоправных деяний с использованием информационно-телекоммуникационных технологий. Но для того, чтобы указанные правовые нормы действовали, необходимо было законодательно закрепить ключевые дефиниции, и такие изменения в 2012 году были внесены законодательство. Так, Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»109 и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с внесением изменений в Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, в ст. 2 базового Закона об информации были определены следующие понятия:

- «сайт в сети Интернет» — совокупность программ для электронных вычислительных машин и иной информации, содержащейся в информационной системе, доступ к которой обеспечивается через сеть Интернет по доменным именам и (или) по сетевым адресам, позволяющим идентифицировать сайты в сети Интернет;

- «страница сайта в сети Интернет» (также «интернет-страница») — часть сайта в сети Интернет, доступ к которой осуществляется по указателю, состоящему из доменного имени и символов, определенных владельцем сайта в сети Интернет;

СЗ РФ. – 2002. - № 30. - Ст. 3031.

СЗ РФ. – 2003. - № 28. - Ст. 2895.

СЗ РФ. – 2002. - № 1 - (часть I), Ст. 1.

СЗ РФ. – 2012. - № 31. Ст. 4328.

- «доменное имя» — обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети Интернет в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети Интернет;

- «сетевой адрес» — идентификатор в сети передачи данных, определяющий при оказании телематических услуг связи абонентский терминал или иные средства связи, входящие в информационную систему;

- «владелец сайта в сети Интернет» — лицо, самостоятельно и по своему усмотрению определяющее порядок использования сайта в сети Интернет, в том числе порядок размещения информации на таком сайте;

- «провайдер хостинга» — лицо, оказывающее услуги по предоставлению вычислительной мощности для размещения информации в информационной системе, постоянно подключенной к сети Интернет.

Однако в настоящем исследовании представляется исключительно важным отметить, что понятие «Интернет» так и не нашло пока своего емкого, правового определения, несмотря на его очевидную необходимость.

Использование Интернета как средства коммуникации в социальных сетях, где аккумулируются огромнейшие массивы персональных данных, активно используемые спецслужбами различных государств, также является одной из ключевых проблем, требующих соответствующего правового регулирования.

В связи с этим следует отметить, что социальные сети (social networking service) появились в США почти 20 лет назад (в 1995 г.) и по своей сути являются платформой онлайн-сервиса для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений. Они действительно выполняют различные социальные функции коммуникации, но не так безобидны, как показывает информация, распространенная Э. Сноудэном. Специалисты, исследовавшие вопросы, связанные с обеспечением информационной безопасности в социальных сетях, отмечают, что в 2003–2004 гг. был пик социальных сетей, используемых человеком для установления и поддержания контактов, для самовыражения, а именно это и признается его высшей потребностью. Неслучайно в таких сетях существует, как уже отмечалось, более 2 млрд аккаунтов.

В связи с этим представляется исключительно важным вопрос о необходимости наделения правоохранительных органов полномочиями по осуществлению общего мониторинга сетей передачи данных, включая Интернет.

Такие предложения неоднозначно оцениваются в обществе, вызывают многочисленные разногласия и носят зачастую конфликтный характер из-за опасности, что может быть установлена цензура, ущемляющая свободы использования глобальных систем нарушающая принципы существования Интернета.

Представляется, что заслуживает внимания и вопрос о функционировании системы учета и рассмотрения жалоб на содержание интернет-сайтов в России, в частности «горячих линий». Учитывая зарубежный опыт, было бы целесообразным развитие соответствующих международных связей. Такие «горячие линии» играют важную роль в превращении сети Интернет в безопасное место, поскольку при их помощи любой пользователь может сообщить о том наличии в сети Интернет противоправной информации. Если контент предварительно признается незаконным, сотрудники «горячей линии» передают заявление в правоохранительные органы, а также направляют соответствующее предупреждение сервис-провайдеру. Сегодня подобные «горячие линии»

объединяют 40 государств в рамках международной организации INHOPE.

Правовые проблемы регулирования вопросов, связанных с противодействием использования Интернета в террористических и экстремистских, а также в иных противоправных целях, необходимо решать для обеспечения информационной безопасности личности, общества и государства, поскольку они являются важной составляющей обеспечения МИБ. Это также связано с активным обсуждением проблемы интернационализации управления Интернетом, которая встречает достаточно активное противодействие.

Как отмечалось ранее, одной из ключевых проблем, имеющих важное социальное значение, является проблема обеспечения доступа населения к информационным технологиям, преодоления цифрового неравенства.

Социальное и цифровое неравенство способно существенно дестабилизировать нормальное функционирование общественного процесса и государственного управления и влияет на состояние обеспечения информационной безопасности.

Эта проблема также носит конфликтный характер и нуждается в решении.

Очевидно, что XXI век может стать веком информационных конфликтов, причиной которых могут явиться и противоречия, возникающие в связи с использованием Интернета, однако киберпространство не сможет существовать без правового регулирования, которое позволит разрешать эти конфликты и противоречия, а также обеспечить информационную безопасность.

Проблемы урегулирования отношений в Интернете, установления ответственности за содержание Интернет-сайтов и интернационализации управления Интернетом также носят международный характер. В связи с этим проблема правового характера нуждается в дополнительном изучении для выработки взаимосогласованных предложений и их реализации. Роль ООН в современном мире беспрецедентна и сегодня нет других таких универсальных площадок, для согласования интересов участников глобального информационного общества, и решения вопросов, связанных с обеспечением международной информационной безопасности, включая интернационализацию управления Интернетом. ООН накопила богатый опыт, выработала систему международного права, и ни одна страна в одиночку не способна решить международные проблемы информационной безопасности, поэтому так важно создание и развитие системы международной информационной безопасности на основе международного информационного права.

С каждым годом углубляется глобализация и усиливается роль информационно-коммуникационных технологий в мировом экономическом развитии. Информационно-коммуникационные технологии существенно влияют на конкурентоспособность экономик АТЭС, снижая транзакционные издержки, связанные с поиском и обменом информацией. Они дают дополнительные возможности для экономического развития, обеспечивают полный и равный доступ к информации.

Развитие информационных услуг и расширение использования новейших технологий входят в число приоритетных направлений внешнеэкономической политики экономик АТЭС.

Главная цель АТЭС в области развития ИКТ состоит в создании информационного общества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

АТЭС активно содействует созданию информационно-коммуникационной инфраструктуры региона для устойчивого развития информационного общества, глобального доступа к цифровым сетям и расширения возможностей.

Окинавы» В двух важнейших документах – «Декларации и «Стратегическом плане действий Группы по информационно-коммуникационным технологиям на 2010-2015 гг.»111 – отмечены приоритетные области Группы по ИКТ. Это широкополосный доступ в Интернет, использование ИКТ, создание безопасной и надежной среды ИКТ, региональная экономическая интеграция.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.