авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» ...»

-- [ Страница 6 ] --

Такие критерии были сформулированы в рамках т.н. неклассических психологических концепций, обращенных к качественной исследовательской методологии (этнометодологии, феноменологической и экзистенциальной психологии, психоаналитически ориентированной социальной психологии, нарративной и дискурсивной психологии). К сожалению, критерии, предложенные в этих подходах, оказались весьма туманными и методологически спорными и в этой связи не могли стать четкими ориентирами и стандартами для исследовательской практики. Примерно в середине 1980-х гг. начинается очередной виток дискуссий по проблеме валидности качественных исследований, которая теперь стала рассматриваться в междисциплинарном пространстве. За последние тридцать лет различными авторами был предложен ряд критериальных систем, которые пытались соотнести конструкционистские установки качественной методологии и запросы научной практики. В общей сложности мы выделили всего пять критериальных систем валидности качественных исследований. К ним относятся:

(1) реалистическая система (ее сторонники сохранили классический критерий валидности и попытались соотнести идеи критического рационализма К. Поппера и Д.

Кэмпбелла с конструкционистским принципами);

(2) конструкционистская (в рамках которой предполагался отказ от классического критерия валидности и вводились совершенно новые, специфичные именно для качественных исследований критерии и принципы оценки их качества);

(3) критическая (сделавшая акцент на социальной полезности, критической составляющей анализа и его включенности в контекст социальных изменений);

(4) эстетическая (условно говоря, поставившая знак равенства между качеством анализа и выразительностью, полифонией получаемых данных) и (5) радикальная (отказ от какого-либо стандарта качества исследований как такового).

Мы особо отмечали открытость перечисленных критериальных систем, их взаимные пересечения между собой и возможность для творческих усовершенствований и дополнений на основе личного практического опыта исследователя. В соответствии с фундаментальными принципами качественной методологии (подробно раскрытыми в первой главе) эти критерии сами по себе не гарантируют «хорошего» исследования, но являются практическими ориентирами или – в терминологии Р. Готтсданкера [Готтсданкер, 2005] – идеальными эталонами для реальной практики. Если мы в своей работе придерживается этих мыслительных образцов, то нам, скорее всего, удастся максимально полно раскрыть – сделать «прозрачным» для читателя будущего отчета – процесс аналитических рассуждений и формирования рефлексивных позиций исследователя, а также то, насколько проведенный анализ является «контекстуально чувствительным» и тонко раскрывает смысловые позиции («голоса») респондентов с учетом их культуры, референтной группы, уникального автобиографического опыта.

Инструментами экспликации этой позиции являются аналитические обобщения или типизации, выводимые из исходных «сырых» данных, и интерпретативные реконструкции значений и смысловых содержаний людей, осуществляемые исследователем. В этом смысле мы предложили говорить не об устранении субъективности, а об ее включении и контроле в рамках исследовательского процесса. Важнейший вывод по критериям валидности состоит в том, что проблема субъективности качественного анализа переформулируется – в свете культурно-исторической концепции Л.С. Выготского, которая постулирует возможность проникновения в психические феномены через «объективизированную мысль» [Зинченко, Пружинин, Щедрина, 2010, с. 19] – как проблема знакового, а, следовательно, и языкового опосредования анализа субъективными смысловыми содержаниями и представлениями исследователя и их экспликации посредством специальных техник.

Мы рассмотрели ряд таких стратегий, основной из которых является триангуляция.

Будучи заимствованной из экспериментальной психологии, функция этой стратегии в структуре качественного исследования была определена неточно, что послужило причиной для формирования специальных концепций триангуляции, нами всесторонне рассмотренных.

В конечном счете мы выяснили, что триангуляция сама по себе не способна проверить или фальсифицировать наши гипотезы, но позволяет углубить знания об изучаемом предмете за счет обращения к новым концепциям, методам и данным и рассмотреть его с нескольких точек зрения, т.е. она стимулирует и контролирует аналитический процесс.

Вспоминая тот принципиальный момент, что (a) стратегии валидизации включаются, или «вплетаются» в процесс качественного исследования per se, по сути, и (b) качество последнего оценивается в том числе и с точки зрения того, насколько ясно и логично автор продемонстрировал, как именно он пришел к своим умозаключениям и что конкретно сделал (иначе: к каким вспомогательным стратегиям валидизации обращался) для обеспечения их достоверности, встает вопрос о разработке конкретно-методического дизайна триангуляции, вокруг которого строится качественное исследование. М.К. Мамардашвили, касаясь вопроса научной проверки «всего на опыте и эксперименте», утверждает, что «научное рассуждение есть контролируемое рассуждение;

следовательно, продукты научного рассуждения достоверны, очевидны в особом смысле этого слова» [Мамардашвили, 2010, с. 201].

Эти слова, на наш взгляд, применимы и к качественной методологии. Триангуляция, которая становится «внутренним стержнем» качественного анализа, позволяет не только эксплицировать рефлексивные позиции автора, но и проконтролировать ход его рассуждений со стороны читателей, заказчиков и экспертного сообщества – что является, в свою очередь, одним из основных условий валидности исследования в целом.

Таким образом, в рамках теоретической части диссертационной работы мы прошли тернистый путь от самого верхнего уровня философской методологии – до нижнего уровня конкретных стратегий и техник валидизации качественного исследования в психологии, и, более того, постарались раскрыть исторический контекст обсуждения проблемы валидности – как на эпистемологическом, так и на практическом уровне. По итогам анализа нам удалось сформулировать основные критерии валидности и соотнести их со структурными уровнями качественного исследования (планирования, сбора, анализа и интерпретации данных, а также представления результатов). Что касается методических форм валидизации исследования – прежде всего посредством триангуляции – то здесь-то и возникает основная проблема. Как именно строить дизайн триангуляции в качественном исследовании, можно ли объединить весь аналитический процесс вокруг этого дизайна и какие конкретные преимущества – в плане повышения валидности анализа – мы получаем через использование триангуляции?

3.2. Программа исследования Цель эмпирического исследования – апробация триангуляции как стратегии валидизации качественного исследования (на примере изучения социальных представлений об образовании за рубежом).

Обоснование выбора эмпирического предмета исследования. Изучение социальных представлений – сама по себе методически удобная предметная область для проведения триангуляции [Flick, Foster, 2008]. Современные дискуссии о реформировании отечественного образования и приведении его к западным образцам задают необходимый контекст, который позволяет раскрыть методическое своеобразие триангуляции как особой техники экспликации различных позиций и мнений о том или ином социальном явлении.

Обращение к публичным дискуссиям в СМИ об образовании за границей дает возможность в полной мере показать валидизирующий потенциал триангуляции.

Задачи исследования состоят в следующем:

разработка дизайна триангуляции данных – формирование нескольких выборок (1) с целью получения широкого спектра мнений об образовании, представленных в обществе;

разработка дизайна методической триангуляции – анализа данных несколькими (2) методами с целью как можно полнее раскрыть феноменальное поле социальных представлений об образовании за границей;

разработка дизайна теоретической триангуляции – одновременное (3) привлечение двух теоретических концепций для того, чтобы задать различные контексты социально-психологической интерпретации полученных в ходе анализа данных;

проведение качественного исследования, включающего в себя все три (4) разработанных дизайна триангуляции как вспомогательной стратегии валидизации;

оценка проведенного исследования по критериям валидности, разработанным (5) нами в теоретической части работы.

Объект исследования – категория валидности в качественной методологии.

Эмпирический объект исследования – общественное сознание, представленное в СМИ.

Предмет исследования – стратегии валидизации качественного исследования.

Эмпирический предмет исследования – структура социальных представлений об образовании за рубежом.

Планирование качественного исследования предполагает обсуждение дизайна двух выборок – теоретической и целевой [Мельникова, 2007], которые хотя и тесно связаны, все же не покрывают друг друга. Остановимся на них подробнее.

Теоретическая выборка. Напомним, что теоретическая выборка является одной из основных составляющих дизайна качественного исследования и одновременно стратегией валидизации, включаемой в него. Формирование теоретической выборки предполагает обсуждение того, какие данные отвечают – релевантны [Страусс, Корбин, 2001] – поставленным нами целям и занимаемым теоретическим позициям. Она обладает гибким характером – мы можем варьировать данные на протяжении всего аналитического процесса для того, чтобы охватить как можно более широкий круг явлений, относящихся к изучаемой проблеме. Когда привлекаемые данные начинают повторяться и не привносят никаких содержательных изменений в наши выводы, то можно говорить об окончательном формировании выборки. Такого рода расширения или сужения выборки обсуждаются в каждом случае отдельно.

Исходя из специфики предмета исследования, вопрос о том, какого рода данные мы будем относить к теоретической выборке, должен рассматриваться с точки зрения уровней и систем коммуникации в обществе – как известно, социальные представления формируются в ходе каждодневных коммуникаций между людьми. Думается, для достижения поставленной нами методической цели – эмпирической апробации триангуляции – уместно исследовать то, какие социальные представления формируются на уровне коммуникации в СМИ, ибо этот уровень отражает особенности коммуникации между большими социальными группами и характеризуется весьма сложной и противоречивой структурой передаваемой информации. В этом смысле он удобен для изучения и сопоставления различных познавательных позиций в отношении того или иного социального объекта (следуя логике концепции триангуляции У.

Флика). Таким образом, мы считаем возможным ограничиться только документальными данными и не обращаться к интервью или фокус-группам ввиду того обстоятельства, что нас сейчас интересуют не индивидуальный и межличностный, а только макропсихологический уровень функционирования социальных представлений. Следует отметить двойственный характер отношений СМИ и социальных представлений: СМИ одновременно и конструируют социальные представления, и сами конструируются ими [Социальная психология, 2007]. Этот момент важен при теоретической интерпретации данных.

В общей сложности нами отобраны и проанализированы печатные статьи в газетах «Коммерсант» и «Ведомости», посвященные образованию за рубежом, и комментарии к ним в блогах и на форумах за два последних года (2010-2011).

Целевая выборка. Формирование целевой выборки предполагает отбор конкретных данных, на которые «заострен» наш анализ. Мы ориентировались прежде всего на ежедневные деловые газеты («Коммерсант» и «Ведомости») для того, чтобы зафиксировать повседневный контекст новостных сообщений и обсуждения тем, задающих смысловое – феноменальное поле социальных представлений об образовании. Выбор деловой прессы обусловлен тем, что она, кроме чисто информативной функции, предлагает читателям и аналитические обзоры по той или иной тематике в контексте социально-экономических изменений. На наш взгляд, эта аналитическая составляющая деловой прессы дает возможность для изучения механизма конструирования социальных представлений в языке.

В меньшей степени нас интересовали узкоспециализированные журналы об образовании – ведь они обращены к определенным целевым аудиториям, в то время как мы отдавали предпочтение статьям, направленным на информирование широкой аудитории по проблемам образования за рубежом.

В качестве второго источника данных нами были выбраны комментарии в блогах и форумах к статьям из деловой прессы, посвященным проблематике образования за рубежом.

Такой методический ход позволяет изучить то, как «отражаются» экспертно-аналитические мнения в системе интернет-коммуникации и опосредуемом ею общественном сознании. Эта «виртуальная» выборка выступила в роли дополнительной по отношению к первой и сделала возможной проведение триангуляции данных.

Обоснование триангуляции данных, представленных в двух выборках, дается нами в разделе процедуры исследования.

Гипотезы исследования Ввиду того обстоятельства, что исследование носило поисковый характер, гипотез в строгом смысле этого слова мы не выдвигали, а исходили из следующих предположений, сформулированных по итогам проведенного нами теоретико-методологического анализа.

Стратегия триангуляции опосредует процесс качественного исследования и 1.

является одной из техник экспликации исследовательского процесса.

Стратегия триангуляции стимулирует и контролирует процесс качественного 2.

исследования путем расширения и углубления эмпирической информации об изучаемом предмете, что позволяет более полно раскрыть изучаемый предмет и в том числе устранить ряд угроз валидности исследования.

Процедура исследования Эмпирическое исследование включало в себя пять этапов.

1. На первом этапе разрабатывались специальные дизайны триангуляции, которые затем включались в качественное исследование: три типа триангуляции – к ним относятся триангуляция данных, методическая и теоретическая триангуляция – были разведены по соответствующим структурным уровням качественного исследования: сбора, анализа и интерпретации данных [Мельникова, Хорошилов, 2010]. Тем самым техники валидизации, будучи вплетены в процесс исследования, охватывали его от начальной работы с исходным материалом до итоговой социально-психологической интерпретации.

На уровне сбора данных предполагалось проведение триангуляции данных. Нами было принято решение совместить в рамках исследования два источника информации: (a) новостные ленты, обзорные и аналитические статьи, представленные в деловых изданиях («Ведомости», «Коммерсант») и (b) интернет-контент, т.е. записи, комментарии и краткие сообщения к этим статьям в блогах и форумах. Мы ориентировались на те записи, которые открыты для всех пользователей интернета и тем самым выносятся их авторами на публичное обсуждение.

Концептуальное обоснование триангуляции данных. Такой выбор был обусловлен тем, что нам – в логике конструкционистской концепции триангуляции как стратегии сопоставления познавательных перспектив – хотелось раскрыть некие смысловые рамки и структуры социальных представлений об образовании, а также их пересечения между собой.

Мы исходили из теоретического предположения, что СМИ – деловая пресса и интернет – реализуют определенные системы социальной коммуникации в обществе. Напомним, что С. Московиси выделил три таких системы, а именно: общее распространение информации, специальное распространение информации и пропаганда [Социальная психология, 2007].

Мы исходили из той гипотезы, что печатные издания направлены на широкое оповещение различных групп о зарубежном образовании в целом, а комментарии в блогах «заостряют» те или иные аспекты обсуждаемой темы и являются формой ее «отражения» в общественном сознании. Деловая пресса и интернет – два инварианта СМИ, и в этом смысле их можно рассматривать как две системы коммуникации в обществе, которые, по всей видимости, тесно взаимосвязаны и могут пересекаться друг с другом.

На уровне анализа данных собранные материалы по печатным изданиям и блогам изучались методами качественного контент-анализа и дискурс-анализа в традиции Дж. Поттера и М. Уэзерелл.

Концептуальное обоснование методической триангуляции. Мы руководствовались теми соображениями, согласно которым качественный контент-анализ позволит обработать весь объем данных и свести их к общим смысловым блокам. Дискурс-анализ дополняет и расширяет результаты качественного контент-анализа тем, что параллельно к основным темам мы раскрываем т.н. риторические средства их «проговаривания» в текстах и блогах, и то, как эти средства, закрепленные в письменной речи, помогают людям конструировать тот или иной образ социального мира. Таким образом, если контент-анализ позволяет выявить образы и значения социального представления, то дискурс-анализ раскроет механизмы их конструирования (точнее сказать, те символические структуры, вокруг которых формируется представление). Качественный контент-анализ является довольно формальным, если не сказать – чисто прикладным методом обработки данных в современной психологии, и в этой роли он удачно сочетается с дискурс-анализом, который задает четкие эпистемологические рамки исследования и тем самым выводит его на содержательный уровень.

На уровне интерпретации данных осуществляется экспликация теоретических позиций, и полученные на предыдущем этапе данные – аналитические выводы и гипотезы – рассматриваются с точки зрения двух социально-психологических теорий верхнего уровня – теории социальных представлений, задающей предметное поле нашего исследования, и теории дискурса, выступающей в качестве дополнительной.

Концептуальное обоснование теоретической триангуляции. Эпистемологический вопрос об уместности сопоставления названных концепций неоднократно поднимался в современной литературе [Емельянова, 2006]. Как считает Р. Харре, теория социальных представлений – это лишь инвариант дискурсивной психологии [Harr, 1998]. В целом, можно сказать, что если теория социальных представлений акцентирует внимание на структурных составляющих (поле – ядро) представления и динамике их развития, то теория дискурса ориентирована на изучение семиотических систем и систем значений, принятых в обществе и закрепленных в его языковых практиках. Язык выступает в роли одновременно и ресурса конструирования, и некого посредника – проводника социальных представлений в сложившейся социально-исторической ситуации. На наш взгляд, триангуляция двух названных концепций позволит более полно реконструировать те системы значений, что составляют внутреннее ядро социальных представлений, а также, вполне возможно, и лежащие в его основании познавательные антиномии – тематы [Markov, 2003].

Общая структура первого этапа исследования – этапа его планирования и разработки дизайна с включением в него стратегии триангуляции – кратко представлена в таблице №1.

Таблица №1. Дизайн качественного триангулятивного исследования Этапы – уровни Типы триангуляции, Основной Дополнительный Цель качественного включаемые в фокус фокус триангуляции исследования исследование исследования исследования раскрытие различных уровень сбора триангуляция комментарии к статьям в деловая пресса систем коммуникации данных данных блогах и на форумах СМИ в обществе метод качественного метод дискурс-анализа изучение механизма уровень анализа методическая контент-анализа (в традиции Дж. Поттера– конструирования поля данных триангуляция (по схеме К. Чармаз) М. Уэзерелл) представлений уровень реконструкция теоретическая теория социальных теория дискурса в интерпретации системы значений триангуляция представлений психологии данных ядра представлений 2. На втором этапе исследования осуществлялся сбор качественных данных – статей в деловой прессе (газетах «Коммерсант» и «Ведомости») и комментариев к ним в блогах и на форумах. Критерий поиска – прямое обращение к теме образования за рубежом.

3. На третьем этапе комплекс полученных данных анализировался двумя методами качественного анализа (качественным контент-анализом и дискурс-анализом в традиции Дж.

Поттера – М. Уэзерелл). Каждый блок данных – как печатные статьи, так и блоги и форумы – анализировался одновременно двумя обозначенными методами.

На четвертом этапе исследования итоговые результаты анализа 4.

интерпретировались с точки зрения двух социально-психологических концепций:

социальных представлений и дискурсивной психологии. Эпистемологическое обоснование сочетания названных теорий в рамках одного исследования приводилось нами выше.

5. На пятом этапе исследование, изначально построенное как триангулятивное (т.е.

предполагающее одновременное совмещение нескольких источников данных, методов их анализа и теоретических концепций), оценивалось по общим критериям валидности, которые были сформулированы нами в теоретической части диссертационной работы.

Методы исследования Ввиду того обстоятельства, что мы работали с уже готовыми материалами и документами, – и объясняется это решение стремлением зафиксировать не индивидуально личностный, а макропсихологический уровень социальных представлений в СМИ – остановимся подробнее на используемых нами методах анализа данных. К ним относятся (a) метод качественного контент-анализа и (b) метод дискурс-анализа.

Пилотаж, апробация и стандартизация процедуры качественного контента-анализа и дискурс-анализа осуществлялись нами на протяжении трех лет (2009-2011 гг.) на кафедре социальной психологии факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Метод качественного контент-анализа В социальной психологии, как известно, выделяют два типа анализа документов:

формализованный и неформализованный. Формализованный тип анализа обычно называется количественным контент-анализом [Богомолова, Малышева, Стефаненко, 2006]. Что же касается качественного контент-анализа, то в современных качественных исследованиях нет его однозначного понимания – является ли он технологической стратегией или отдельным методом работы с данными. В настоящем диссертационном исследовании мы определяем качественный контент-анализ как вполне самостоятельный метод систематической работы с данными [вслед за: Hesse-Biber, Leavy, 2011]. Можно говорить о следующих критериях различия количественного и качественного контент-анализа.

Во-первых, – область исследования, в которой оба метода развивались.

Количественный контент-анализ изначально использовался для исследования СМИ. Его критиковали за невнимание к латентным значениям и структуре построения сообщения.

Качественный контент-анализ развивался в рамках социологии, антропологии и психиатрии.

Во-вторых, – принцип анализа данных. Если количественный контент-анализ предполагает дедуктивное восхождение от концептуальных категорий, задаваемых схемой исследования, к данным, то качественный контент-анализ является индуктивным: через обобщение данных осуществляется восхождение к концептуальным обобщениям.

В-третьих, – формирование выборки. Количественный контент-анализ требует, чтобы данные были отобраны, используя метод случайной выборки или другие вероятностные подходы, чтобы гарантировать валидность статистического вывода.

Качественный контент-анализ предполагает формирование теоретической и целевой выборки.

В-четвертых, – форма итоговых данных. В количественном подходе результатом являются числа, которые можно обрабатывать, используя различные статистические методы.

В отличие от этого, в качественном подходе результат – описания или типологии, наряду с цитатами из текстов, отражающих восприятие социального мира.

В-пятых, – модель исследования. Количественный контент-анализ придерживается линейной модели исследования, предполагающей строгое последовательное прохождение нескольких этапов. Качественный контент-анализ ближе к спиральной модели, которая дает возможность возвращения к исходным данным в ходе анализе, переформулирования и дополнения концептуальных категорий.

В кратком виде различия между двумя методами анализа данных приведены в таблице №2.

Таблица №2. Критерии различия количественного и качественного контент-анализа Критерий сопоставления Количественный контент-анализ Качественный контент-анализ область применения прикладные исследования СМИ антропология и социология принцип анализа дедукция (от концептуальных индукция (от данных – к категорий – к данным) концептуальным категориям) выборка рандомизированная теоретическая и целевая форма итоговых данных частота упоминания категорий описательные типы и типологии модель исследования линейная спиральная В современной исследовательский практике дизайн качественного контент-анализа соотносят с трехступенчатой процедурой кодирования данных, предложенной в рамках метода обосновывающей теории. Заметим, что в этом методе кодирование является только одной из технологий формулирования теории (гипотезы) об изучаемом явлении, однако же сегодня эти техники часто используются сами по себе как самостоятельные стратегии работы с данными. Имеется несколько вариаций метода обосновывающей теории. Согласно версии, изложенной в книге А. Страусса и Дж. Корбин [Страусс, Корбин, 2001], кодирование можно представить через три типа – этапа: открытое, осевое и избирательное кодирование. Такой подход представляется несколько громоздким для практического использования – особенно тогда, когда речь идет о работе с большими объемами данных.

К. Чармаз – автор современной версии метода обосновывающей теории, который она называет конструкционистским, – выделяет всего две ступени кодирования [Charmaz, 2008].

Эта схема кладется нами в основание качественного контент-анализа текста.

1. Исходное или построчное кодирование. Построчное кодирование – это краткое изложение основных тем текста, т.е. выделение его основных смысловых категорий. Для формулирования кластера таких смысловых категорий при работе с текстом используются «наводящие вопросы» – «о чем этот текст?» и «что и каким образом сообщает этот текст читателю?». Для того, чтобы максимально обеспечить прозрачность анализа, можно кодировать каждое предложение, хотя такой подход не всегда отвечает реальным задачам исследования – отбор конкретного материала определяется прагматикой последнего. Короче говоря, исходное или построчное кодирование предполагает парафразирование, обобщение текста и сведение его к отдельным смысловым блокам или темам. При формулировании таких общих категорий следует «идти за текстом» и сохранить стилистические особенности его языка, не прибегая к специальной терминологии. Исходное кодирование можно в какой то степени назвать буквальным или дословным кодированием.

2. Избирательное или фокусированное кодирование – это объединение основных тем, полученных по итогам предыдущей ступени анализа, в более крупные единицы или смысловые категории. Весь массив данных сводится к общим категориям, составляющим изучаемый текст. Эти категории скорее абстрактны, нежели конкретны – они выстраивают основные «сюжеты» текста и сводят его к неким смысловым концептам. Фокусированное кодирование заканчивается тогда, когда категориальная сетка охватывает или «покрывает»

весь объем данных – в этом случае принято говорить о теоретическом насыщении категорий, и процедура качественного контент-анализа подходит к завершению.

Метод дискурс-анализа в традиции Дж. Поттера – М. Уэзерелл Метод дискурс-анализа сформировался в теории дискурса в социальной психологии;

отправной точкой можно считать выход хрестоматийной книги Дж. Поттера и М. Уэзерелл «Дискурс и социальная психология: за пределами установок и поведения» [Potter, Wetherell, 1987]. Теория дискурса считается реализацией идей социального конструкционизма, хотя это утверждение стоит принимать с известной долей осторожности: так, Р. Харре предлагает свой вариант дискурсивной психологии, которая становится методологической программой обновления психологии и строится исходя из реалистической онтологии и эпистемологии. В настоящей работе мы ориентировались на классический вариант метода дискурс-анализа, предложенный Дж. Поттером и М. Уэзерелл [Potter, Wetherell, 1987], – этот метод позволяет понять, как конструируются события социального мира в повседневном языке через т.н.

интерпретативные репертуары. Определение этого понятия дается нами ниже – в описании процедуры дискурс-анализа.

В настоящее время унифицированной процедуры дискурс-анализа не существует, и сам метод имеет множество различных вариаций. На основании анализа современной литературы [Касавин, 2008, Чернецкая, 2007, Gee, 2005, Holt, 2011, McMullen, 2011, Potter, 1996, Parker, 2004, Potter, Wetherell, 1987, Wiggins, Potter, 2008, Wiggins, Riley, 2010, Willig, 2008, Wood, Kroger, 2000] и практического опыта применения метода дискурс-анализа в социально-психологических исследованиях мы предлагаем следующий процедурный план.

Первичный анализ данных. Первичный анализ предполагает краткое 1.

изложение основных тем текста и предварительное формулирование гипотез – обычно дискурс-аналитики при ознакомительном чтении текста задаются вопросами, что делает этот текст интересным и какие темы привлекают наибольшее внимание у читателя?

Анализ риторических средств. Риторические средства, или ресурсы дискурса 2.

– это языковые формы, которые конструируют образ социального мира (см. таблицу № 3).

Таблица №3. Риторические средства дискурса Риторическое средство Эмпирическая Гипотеза о возможной иллюстрация функции в дискурсе Метафора – использование слова по «Героиня мечется на формирование кластера отношению к новому внеязыковому электричке между двумя интерпретативных объекту мирами» репертуаров контраст с когнитивными Категория эмоций «Я был очень опечален» категориями и перенос (emotion categories) ответственности на Другого Экстремальная формулировка случая «Это худший день в моей усиление, подчеркивание, жизни» иногда – ироническое (extreme case formulation) отношение к описываемым фактам Скрипт-формулировка описание события как «Мы смотрим кино вместе»

типичного и обыденного (script formulations) принятие или перенос Использование и смена местоимений «Я» – «Мы» – Ты» ответственности за (pronoun use and footing shifts) описываемые события развитие и обозначение Контраст «Раньше я был таким...

основных проблемных – Теперь я другой»

(contrasting discourse) критических точек текста Неопределенные описания формирование пространства «Это все каким-то образом»

неопределенности в тексте (vague descriptions) Определение интерпретативных репертуаров и их социально 3.

психологических функций. Интерпретативный репертуар – это набор понятий, который используется для описания социальных действий и событий и обычно выстраивается вокруг специфических метафор и фигур речи [Potter, 1996]. Индикатором репертуара являются те или иные риторические средства, которые используются для рассуждения о какой-либо теме или социальном объекте. Отличительные свойства интерпретативного репертуара – это, во первых, его готовность к использованию в конкретных ситуациях и, во-вторых, гибкость, изменчивость, подвижность в зависимости от контекста. Если интерпретативный репертуар не объясняет какое-либо социальное событие или не делает его «более понятным», т.е. не снимает неопределенность в познании, то он переформулируется или заменяется на другой.

В целом, можно сказать, что интерпретативный репертуар представляет собой некий способ рассуждения или стиль обсуждения какого-либо социального явления.

Определение социального порядка, задаваемого интерпретативными 4.

репертуарами. Ошибочно считать интерпретативный репертуар предметом дискурс-анализа.

Он выступает в роли вспомогательного средства – «идеального типа» – который позволяет реконструировать дискурс. Под дискурсом обычно понимается система значений, разделяемая данным сообществом – однако, как мы показали в теоретической части диссертационной работы, дискурс сам по себе не является предметом социально психологического исследования. Дискурс – это прежде всего объяснительный принцип, который позволяет реконструировать идеологические структуры, укорененные в языковых практиках. Осознавая сложности научной концептуализации понятия идеологии, мы разворачиваем фокус анализа на вопросы социального познания – какой социальный порядок (образ мира) создают интерпретативные репертуары и какие социальные противоречия и ситуации неизвестного, неопределенного, пугающего в познании социального мира выражают эти репертуары?

5. Оценка валидности проведенного исследования. Завершающий этап дискурс анализа предполагает обсуждение его валидности. Дискурс-аналитики следуют собственным критериям валидности, которые мы рассматривали в главе, посвященной теоретическим подходам, ориентированным к качественной методологии. В рамках нашего эмпирического исследования обсуждение валидности проводится по сформулированным нами выше критериям (по итогам теоретико-методологического анализа различных критериальных систем валидности).

3.3. Результаты триангуляции данных Логика презентации данных исследования. Прежде чем мы перейдем к изложению полученных данных, следует остановиться на стилистическом вопросе о его структуре.

Ввиду того методологического обстоятельства, что триангуляция непосредственно включается в дизайн качественного исследования и, скажем так, «перестраивает» его вокруг себя, представляется логичным рассмотреть эмпирические результаты по указанным выше уровням качественного анализа и соответствующим им типам триангуляции. Традиционная структура изложения эмпирического исследования – через разделы описания, анализа и интерпретации данных – симметрична уровням качественного анализа и соотносимым с ними типами триангуляции.

Важно отметить, что в приводимых далее эмпирических иллюстрациях из деловой прессы и интернет-пространства сохраняется авторская орфография – эта грамматическая и стилистическая специфика значима не только для дальнейшего дискурс-анализа, но иной раз выразительна сама по себе и не нуждается в каких-либо разъяснениях. Такое внимание к чисто риторической стороне представления данных обусловлено тем, что валидность анализа во многом определяется принципом его «контекстуальной чувствительности» и стратегией «насыщенных описаний», о чем подробно говорилось в теоретических главах диссертации.

Таким образом, ключевые ориентиры, принципы и стратегии валидизации закладываются в качественное исследование изначально – этот важный теоретической вывод приобретает особую значимость при обращении к реальной практической работе с данными.

Темы и основные тенденции обсуждения образования за рубежом в СМИ. При первичном ознакомлении с полученными данными следует отметить ряд характерных тем и тенденций, касающихся обсуждения интересующей нас проблемы в двух информационных системах – деловой прессе и интернет-контенте. Напомним, эти системы коммуникации задаются уже теоретической выборкой исследования и являются его теоретическим каркасом – теорией социальных представлений С. Московиси. Триангуляция данных предоставляет в распоряжение исследователя большой объем информации, который становится основанием для осуществления методической триангуляции. Первичная систематизация данных – это уже форма их первичного анализа и распределения по тематическим блокам и категориям, значит, предварительные рассуждения и гипотезы исследователя нуждаются в экспликации и аргументации – в соответствии со спецификой валидности в качественной методологии.

Можно выделить следующие темы и векторы рассмотрения заграничного образования в отечественных СМИ.

Обучение за рубежом бюрократического аппарата. За последний год в деловой прессе – газетах «Коммерсант» и «Ведомости» – на первый план выходят острые дискуссии о необходимости повышения образовательного уровня российских чиновников, создания государственных программ по обучению последних за границей за счет бюджета, как далее утверждается, с целью «модернизации системы повышения квалификации и переподготовки чиновников» и «повышения качества государственного управления». Особое значение в этой связи приобретает изучение чиновниками иностранного языка, утверждается, что «к госслужащих в России обяжут изучить иностранный язык, чтобы они могли общаться напрямую с коллегами-иностранцами», а нормативно-правовая документация правительства будет переведена на английский язык. В качестве примера приводится и анализируется опыт китайского государства – китайцы активно направляются на обучение в ведущие учебные заведения Европы и США. Результат, полагают авторы серии статей, ссылаясь на экспертные мнения, заключается в следующем: «специалисты, направлявшиеся еще в 1980-х на учебу за рубеж, вносят сегодня ключевой вклад в стремительное превращение Китая в лидера современного мира». Многие китайцы остаются в Европе после обучения – на время или навсегда, так что китайское правительство «реализует целый ряд программ по привлечению талантливых специалистов на родину». По итогам одной аналитической статьи делается следующий парадоксальный вывод: если российское государство считает «бесполезным», «унизительным» или «опасным» посылать учиться будущих «лидеров науки и образования»

(чиновников?) в Гарвард, то «через пару десятилетий мы будем посылать их учиться в Китай. У китайских профессоров, получивших образование в Гарварде». Как отмечается в газете «Ведомости», «у российской элиты крайне убогое представление о современном мире, устройстве государства и экономической политике», «такая элита, как в России, – ограниченная и жадная, не читающая ничего, кроме каталогов европейской недвижимости, – опасна для страны». Уровень образованности элиты, которая здесь отчасти тождественна чиновникам, прямо связан с развитием гражданского общества в стране. Однако – гласит заголовок статьи – «русских за границей хорошему не научат», ибо «программу «Глобальное образование для россиян», подготовленную по инициативе российских выпускников Гарварда, ведомство Алексея Фурсенко внедрять не торопится» (см. приложение №1).

Отработка бизнес-моделей стажировки учащихся за границей. В деловой прессе активно обсуждается еще один образовательный тренд – учебные заведения и их «бизнес партнеры» осваивают пилотные программы и модели отбора лучших учащихся для продолжения их обучения за рубежом. Утверждается, что студенты, которые получают образование за границей, стараются остаться там и найти вакансии на рынке труда, ибо «это другой рынок труда, это интереснее, это новые возможности, перспективы».

Возникает сложная проблема возвращения студента домой, в Россию – эта задача стоит перед самими компаниями, они должны «мотивировать возвращение студента». Для выполнения этой задачи предлагаются кредитные схемы или схемы, когда компании «гарантируют очень хорошую зарплату, и человеку нет выгоды идти в другое место».

Приводится экспертное мнение, что «в сегодняшнем мире найти работу, даже получив образование в самом престижном университете мира, не так просто. А тут у вас есть дом, который вас ждет и который вам предоставляет место». Встает вопрос о поддержке стажировок, «нормативной базе» и «отработке модели, как обучать за рубежом».

Определение страны для получения образования. Отмечается ряд тенденций, показывающих, что популярность таких направлений, как Великобритания и Швейцария, снижается прежде всего из-за ужесточения визового режима в первом случае и повышения платы за обучение во втором (показателен заголовок: «швейцарские уроки дорого обойдутся иностранцам») – см. приложения № 2, 4. Весьма привлекательными выглядят сегодня, согласно колумнистам «Коммерсанта» и «Ведомостей», учебные заведения Германии – это связано с тем, что там «образование бесплатное, стажировки входят в программу обучения, а студенческая виза дает право на работу. К тому же Германия открыла англоязычные курсы обучения для иностранцев». В приложении к газете «Коммерсант» «Guide Германия»

№70 (125) от 07.12.2011 г. отдельная обзорная статья посвящена Германии «как стране для получения образования», которое «отличается практически идеальным соотношением цены, качества и престижности – и все это в трех часах лета от Москвы». Обсуждаются следующие преимущества образования в Германии: немецкий диплом высоко котируется во многих странах мира, в том числе Великобритании и США, отсутствие экзаменационных испытаний «в нашем понимании этого слова» («места распределяются по системе, основанной на средней оценке за абитур», т.е. «экзамены по окончании школы»), невысокая стоимость – «дешевизна» – образования, хорошо развитая система выделения грантов и «относительно недорогая жизнь» по сравнению с другими странами Европы в целом. Особо отмечается, что «для многих учащихся и их родителей оказывается решающим то, что перелет из Москвы занимает не больше трех часов и стоит от 50 евро».

Присоединение России к Болонской системе. Болонская образовательная система предполагает проведение комплексной реформы образования, и этот момент вызывает недовольство многих российских преподавателей – «опасение вызывает ключевой принцип Болонского процесса, согласно которому в странах-участницах, в том числе и России, вводится двухэтапная унифицированная система обучения». Вопрос осложняется еще и стремлением сохранить творческие специальности («нам нельзя уподобляться странам, где исчезла театральная и художественная школы» – приводятся слова министра культуры).

Дополнительный предмет дискуссий – проблема детского профессионального художественного образования – реформа грозила тем, что «профессиональные дисциплины в средних специальных заведениях дети смогут изучать только с 15 лет, тогда как в балетных школах обучение исторически начинается с дести лет, а то и раньше. Внимание к творческим специальностям связывается с образом России в мировом сообществе: «раньше олицетворением нашей страны был мальчик со скрипкой, как в фильме Тарковского, а сегодня лицо нашей страны – футбольный фанат, с ним беседует премьер-министр».

Социальное неблагополучие в стране. Показательна полемическая статья «Жители Рублевки покидают ее» («Ведомости»), в которой речь идет о процессах внутри весьма определенной социальной страты, хотя автор касается и темы образования в несколько неожиданном срезе – по ее мнению, речь идет не об утечке мозгов, а «утечке за мозгами».

Приведем весьма красноречивое описание этого процесса: «Те, кто разбогател в 1990-е и поселился на Рублевке, они стареют, дети оттуда разъезжаются за границу – у всех людей, у которых есть дома на Рублевке, есть возможность купить дом в Англии и Швейцарии.

Как правило, дети, которые учились за границей, назад не возвращаются»... «Молодежь после школы, которая каким-то образом сюда приехала – на длительные курсы английского языка либо поучиться в Королевском колледже искусств, не хочет возвращаться обратно, согласен бизнесмен, живущий в Англии. – После года обучения к ученикам подтягиваются мамы, чтоб жить неподалеку, некоторые из них умудряются найти работу. К мамам потом перебираются и папы». Таким образом, тема образования за границей раскрывается через проблемы эмиграции из России ввиду происходящих в ней социальных изменений.

Отражение тем деловой прессы в блогах. Наибольший резонанс в блогах вызывают статьи об образовании с явным политическом уклоном. Как ни странно, статьи, касающиеся присоединения России к Болонской системе или определения страны для стажировки, почти не получают отклика в интернет-пространстве. Иногда встречаются краткие отзывы о личном опыте или опыте знакомых обучения в Германии, однако никаких развернутых обсуждений и дискуссий – как в случае с проблемой повышения образовательного уровня чиновников – мы не встречаем. Основное внимание в блогах сфокусировано на социально-политических аспектах образования.

Упомянутая выше статья о жителях Рублевки получила широкий резонанс в интернет пространстве. Обсуждение в блогах касается проблемы трудоустройства после образования:

«вся молодешь в Европе точно также думает, и куда бы нам поехать. Выпускники лучших универов только и могут что устроиться продавцами в GAP, и то ели повезет»;

«немалая часть знакомых уже перебралась за границу, но делала это либо сразу по окончании вуза (из одноклассников - двое физтехов и одна из МГИМО), либо и вовсе после школы, сразу в Беркли. Вот они устроились вроде неплохо». Тема образования тесно сплетается с темой дальнейшего трудоустройства и адаптации к жизни в новой стране. Характерной чертой публичной дискуссии в блогах является апелляция либо к своим знакомым, либо к неким утверждениям общего характера. Обращают на себя внимание и многочисленные языковые ошибки, что может свидетельствовать об уровне образования самих читателей.

В интернет-пространстве обнаруживаются весьма интересные комментарии и к обозначенной серии статей об обучении бюрократического класса за границей. Наметим основные тенденции и линии обсуждения этой темы, представленные в комментариях.

Тенденция к соглашению и продолжению заочного диалога с автором статьи. Ряд читателей не только формально соглашаются с высказанными в этих статьях идеями – «ну очень правильно все изложено. Вопрос – что делать?», – но и дополняют их соображениями из своего личного или профессионального опыта – «такую точку зрения лоббирует сословие консультантов, разрабатывающих курсы для чиновников. Слышал эту идею несколько раз в различных конторах при топовых ВУЗах». Такие комментарии встречаются не очень часто, их авторы редко вступают в публичные дискуссии и ограничиваются в блогах единичными сообщениями.

Тенденция к проекции темы образования в социально-политический контекст. Другая группа читателей – более многочисленная, чем предыдущая – сразу переносит обсуждение образования в широкие социально-политические контексты, комментарии таких читателей в известной степени язвительны, ироничны и отчасти провокативны. Не будет преувеличением сказать, что темы зарубежного образования и социальных проблем российского общества здесь смешиваются и составляют неразрывное единство.

Приведем для ясности наиболее интересные комментарии к статьям о повышении образовательного уровня чиновничьего аппарата за границей. Наличие или отсутствие зарубежного образования становится важным критерием социальной стратификации: «если ты не чиновник, то курорты Краснодарского края, Лада Калина и Выдропужский экономфак. То есть – самое лучшее, что есть в мире. Если ты чиновник то мерседес бенц, Куршавель и образование за рубежом». Отдельный вектор обсуждений связан с потерей конкурентоспособности российского образования в мировом сообществе: «это подпись под тем, что тут к 2020 году конкурентоспособного образования даже в области иностранных языков не останется». Кроме того, встречаются более радикальные оценки, что заграничное обучение чиновников противоречит «всей сути российской внешней политики. Нам уже столько лет рассказывают, что американцы наши враги, а люди, получившие образование в США, – предатели (Навальный, например)». В последнем случае студенты, получившие образование за границей, ассоциируются с политической «оппозицией».

Тенденция к нивелированию темы зарубежного образования. Третья группа читателей высказывается агрессивно и разворачивает обсуждение темы образования к конкретным политическим призывам: «надо не бюджетные деньги на заграничные куршевели чинуш тратить (учиться они все равно не будут), а нанимать палача, что бы за каждую взятку по одному пальцу на руке у чинуши вырывал – без наркоза и медленно. И никакое образование тут не нужно». Отчасти в противоположность к таким комментариям некоторые читатели апеллируют к абстрактным философским рассуждениям: «проще следовать проверенным методом Моисея: ждать, пока не повымрут все те, кто руководил ещё при Совке. Более молодое поколение руководителей и чинуш, как показывает практика, и во взглядах либеральнее, и язык худо-бедно учили сами». Наконец, нельзя не отметить и комментарии, осмысляющие сюжет статьи с точки зрения повседневной жизни: пока чиновники учатся «за наш счет», «мы» ищем деньги на «обучение своего ребенка».

Материал в блогах и на форумах достаточно амбивалентен и многозначен, чтобы свести его к однозначной категориальной схеме, и отличается крайне пестрой картиной. По всей видимости, здесь особое значение имеет компетентность и мастерство аналитика.

Выводы по триангуляции данных как стратегии валидизации. Триангуляция данных раскрывает различные контексты обсуждения темы образования за рубежом в отечественных СМИ, которые задают многозначные смысловые рамки для структуры социального представления. Результат триангуляции данных – богатый и отчасти противоречивый исследовательский материал, дающий возможности для обращения к новым и, очевидно, «негативным случаям», которые могут войти в логическое противоречие с предварительными гипотезами. Объем получаемой информации заставляет исследователя четко и подробно описывать те или иные примеры и исследовательские случаи во всей их смысловой полноте. Триангуляция данных открывает путь к экспликации различных плоскостей рассмотрения изучаемого явления, что не только стимулирует творческий процесс формулирования гипотез, но и позволяет более критически отрефлексировать свои умозаключения. Сама по себе триангуляция данных не гарантирует «хороших», «правильно подобранных» данных, ибо критерий отбора данных задается теоретической и целевой выборками качественного исследования. Функция триангуляции на этапе сбора информации – стимулирование анализа и его дополнительный контроль в смысле того, не «пропускает» ли исследователь значимые с точки зрения его целей и задач случаи. Отметим, что строгость этого контроля во многом определяется личными качествами и компетенциями самого исследователя (и этот момент согласуется с культурно-историческим пониманием проблемы валидности в качественной методологии – личные представления, умения и навыки являются опосредующим инструментом анализа).


3.4. Результаты методической триангуляции Логика качественного анализа данных. После того, как мы выделили основные смысловые блоки по итогам триангуляции данных, можно перейти к результатам их анализа.

Напомним, что основной фокус нашего исследования составляет деловая пресса как система коммуникации, направленная на общее информирование различных социальных аудиторий.

Предварительный анализ деловой прессы позволил выделить основные и периферийные темы, касающиеся получения образования за границей. К основным темам относятся следующие: обучение за рубежом бюрократического аппарата, отработка бизнес-моделей стажировки учащихся за границей, определение страны для получения образования. К периферийным – присоединение России к Болонской системе и социальное неблагополучие в стране.

Выделенные темы составляют смысловое поле и рамки социальных представлений об образовании за рубежом, конструируемые в современной деловой прессе за последний календарный год. Далее выделенные тематические блоки изучались двумя методами качественного анализа: качественного контент-анализа и дискурс-анализа. Дополнительным источником данных выступили комментарии в интернете к тем или иным статьям из деловой прессы, посвященным проблемам образования за границей. Комментарии в блогах анализировались не по отдельным темам, как в случае с деловыми газетами, а комплексно – такой ход обусловлен противоречивым характером этих данных и смещением в них акцента от заявленных в статьях проблем на широкие социально-политические контексты.

Сразу же отметим ряд методических особенностей используемого нами инструментария, обнаруживших себя при работе с данными. Качественный контент-анализ, как и заранее предполагалось, редуцирует текст до смысловых категорий. Однако эти категории сами по себе формальны. Базой для социально-психологических обобщений становится дискурс анализ. Интересно, что дискурс-анализ раскрывает свой потенциал при работе с цитатами и «прямой речью», вставленной в публицистической текст и иллюстрирующей его сюжеты.

Абстрактные, «сухие» формулировки в меньшей степени поддаются дискурс-аналитической интерпретации, хотя в отдельных случаях и здесь может быть достигнут результат. Таким образом, качественный контент-анализ подготавливает эмпирические данные, приводя их к более крупным семантическим единицам, к дальнейшим аналитическим процедурам, которые, в сущности, задают контекст научно-психологический интерпретации.

Ниже – в таблицах и развернутых пояснениях к ним – представлены ключевые результаты методической триангуляции.

Таблица 4. Методическая триангуляция в анализе темы «ОБУЧЕНИЕ ЗА РУБЕЖОМ БЮРОКРАТИЧЕСКОГО АППАРАТА»

«Ведомости», 02.02.2011 Метод качественного контент-анализа Метод дискурс-анализа Эмпирическая Дословное Фокусированное Риторическое Гипотезы о функциях иллюстрация кодирование кодирование средство в дискурсе Трагедия, произошедшая в Террористический акт аэропорту Домодедово 24 января, в Домодедово и казалось бы, должна затмить обучение чиновников тему, широко обсуждавшуюся в за рубежом – широко прессе и блогах на прошлой обсуждаемые темы в неделе: предложение повышать прессе Взаимосвязь качество государственного политических событий и управления посредством уровня образованности обучения чиновников за рубежом.

и профессионализма Для меня же эти две темы Связь борьбы с Смена лица – для меня – чиновников связаны неразрывно. Почему терроризмом и наши наши успехи в борьбе с успехами в терроризмом строго государственном соответствуют успехам в управлении государственном строительстве?

С древнейших времен известно, Если человек не хочет метафора – Формирование что как нельзя заставить осла, учиться, то его и как нельзя заставить интерпретативного Проблема не испытывающего жажду нельзя заставить осла, не испытывающего репертуара при профессиональной пить, также нельзя заставить жажду пить... обсуждении образования мотивации чиновников учиться человека, не желающего за границей и возможные результаты приобретать знания, учиться.

их обучения за границей Поэтому возникает вопрос: в Проблема неопределенность Применение какой степени чиновники или мотивированности описания –будут интерпретативного силовики, которых будут чиновников к отправлять репертуара в отправлять на учебу за рубеж, повышению своего использование неопределенной мотивированы к повышению профессионализма за квазинаучной социально-политической своего профессионализма? границей терминологии – ситуации мотивированы Ответ на этот вопрос, в свою Определение цели, экстремальная Покрытие очередь, в значительной степени зачем чиновники формулировка случая – в интерпретативным будет определяться тем, зачем пришли работать в значительной степени репертуаром всего они пришли в госуправление или государственные пространства правоохранительные органы. сферы обсуждаемой проблемы Менталитет формируется у Формирование Пассивные языковые Утверждение пассивности человека в молодости, и если в менталитета формы – менталитет субъекта и процесса молодости он увидел образцы определяется опытом, формируется, он увидел, формирования его грамотного государственного полученном в ему захочется «менталитета»

Обусловленность управления, основанного на молодости через менталитета служении своему делу, то наблюдение образцов образовательным вероятность того, что ему грамотного управления опытом, полученным в захочется воспроизводить эти страной на практике юности образцы на практике, вернувшись на родину, относительно высока.

Если же отправить на обучение Чиновник, который Формирование Экстремальная за границу чиновника, который работает для интерпретативного формулировка случая – пришел на работу в госорганы удовлетворения своего репертуара при Проблема крайне маловероятна меркантильного обсуждении мотивации для снятия соответствующей профессиональной Метафора – снятие интереса, с меньшей чиновников в их карьере и мотивации чиновников ренты, то вероятность ренты вероятностью обучении за границей и возможные результаты воспроизводства правильных воспроизведет эти их обучения за границей образцов в последующей правильные образцы деятельности на родине крайне даже после обучения маловероятна Речь идет о том, что Необходимость Безличная форма– Определение системы необходимо тестировать по тестирования системы необходимо тестировать ценностей и мотивации Разведение проблем существу систему ценностей ценностей и Использование как «объективно профессиональной человека, а надежной системы отсутствие надежной квазинаучной фиксируемых»

мотивации и такой диагностики не системы для такого терминологии показателей образовательного существует тестирования уровня чиновников, Доводы в пользу обучения Низкое качество Скрипт-формулировка – сложности диагностики госслужащих за рубежом неявно государственного доводы базируются… на мотивационной и базируется на предположении, управления предположении… ценностной что низкое качество определяется составляющей работы госуправления обусловлено недостаточным последних недостаточным уровнем уровнем образования образования чиновников. чиновников Общий застой в развитии Примат целеполагания страны связан вовсе не с и мотивации над необразованностью чиновников. вопросами повышения Главная проблема состоит в образовательного целеполагании уровня чиновников Как мне кажется, первыми с Из чиновников, госслужбы будут уходить как получивших Проблема раз те из прошедших обучение за образование за профессиональной границей, кто в наибольшей границей, будут мотивации человека степени мотивирован реальными уходить те, кто своими же успехами и результатами своего труда, а не мотивирован результатами только своими доходами. результатами труда, а не только деньгами Они-то наверняка вспомнят в положении Метафора – цитата из Окончательное знаменитое грибоедовское «служить бы рад, классического текста формирование Конформизм «служить бы рад, прислуживаться интерпретативного прислуживаться тошно». тошно». репертуара Таблица № 4 примечательна тем, что она раскрывает сложные смысловые структуры экспертно-аналитической статьи из газеты «Ведомости», которые едва ли можно заметить при первом ознакомительном чтении. Триангуляция контент- и дискурс-анализа позволяет сформулировать предположение о том, как конструируются социальные представления об образовании за границей в деловой прессе. Качественный контент-анализ сводит весь текст к нескольким центральным смысловым сюжетам. Повышение профессионального уровня и компетентности чиновников через стажировки в зарубежных университетах автоматически не гарантирует совершенствования государственного управления. Успешность применения полученных знаний к практике государственного управления определяется «внутренними»

факторами мотивации и целеполагания – работают ли чиновники ради чистой прибыли или же ориентируются на конкретные результаты своего труда. Мотивация и целеполагание формируются в молодости – путем усвоения некого «менталитета» через «наблюдение» за «правильными образцами» государственного управления. Однако, как отмечает автор статьи, надежного инструмента для диагностики мотивации не существует. Проблема повышения образовательного уровня чиновников оборачивается проблемой их мотивации – захотят ли получившие западное образование специалисты «служить» стране или «прислуживаться»


исключительно для «снятия ренты», т.е. удовлетворения своего корыстного интереса.

Обратимся теперь к результатам дискурс-анализа статьи – в отличие от контент анализа, этот метод дает не «сжатый пересказ» основных идей текста, но дает возможность понять механизмы конструирования представлений об образовании чиновников за рубежом через использование публицистического языка и его своеобразной риторики. Эти механизмы раскрываются через интерпретативные репертуары – «стилистики обсуждения» той или иной темы. По итогам анализа, представленным в таблице № 4 и приложениях № 1 и № 3, мы выделили бы два основных репертуара.

Первый интерпретативный репертуар – психологический – рассматривает проблемы образования чиновников за границей через квазипсихологические конструкты мотивации, целеполагания и ценностей без их концептуализации. Указанные конструкты используются в тексте как сами собой разумеющиеся, их значение не поясняется. Обратим внимание, что психологический репертуар формулируется фактически сразу после поговорки: «как нельзя заставить осла, не испытывающего жажду пить, также нельзя заставить учиться человека, не желающего приобретать знания, учиться». Фигура осла, не жаждущего пить, метафорически соотносится с человеком, который не хочет получать новые знания, который «не мотивирован», по словам автора, к учебной и профессиональной деятельности. Если позволительно интерпретировать этот метафорический образ, то можно сказать, что фактор мотивации в каком-то смысле биологизируется (через соотношение с животным), становится предметом «тестирования по существу системы ценностей человека» и приобретает тем самым вид не зависящей от самого человека характеристики. Мотивация и менталитет – эти понятия «плавно перетекают» в тексте из одного в другое – формируются через пассивное наблюдение и усвоение «образца» хорошего государственного управления за рубежом (что задается пассивными языковыми формами – «у человека», «он увидел образцы», «ему захочется воспроизвести»). Функция психологического интерпретативного репертуара – объяснение неопределенной политической ситуации с обучением чиновников за границей и ее возможного исхода в условиях социальных изменений, причем это объяснение апеллирует к мотивации и ценностям человека, закладываемым в него «извне» и определяющим все его дальнейшее поведение – благородное «служение» стране или корыстное «снятие ренты».

Второй интерпретативный репертуар – экономический – в известном смысле удачно дополняет первый. Он выстраивается преимущественно вокруг метафорического ряда (уже известного нам «снятия соответствующей ренты» и расхожей цитаты из пьесы Грибоедова «служить бы рад, прислуживаться тошно»). Экономический репертуар особо выделяет мотивацию к получению максимального дохода от государственной службы, что, по мнению автора, закрепляется сегодня политическим «строительством сильного государства (читай – государства с многочисленным государственным аппаратом)», т.е. актуальной социально политической ситуацией в стране. Очевидно, экономический репертуар отчасти покрывает психологический репертуар и делает акцент на прагматической составляющей образования чиновников за рубежом и их работы. Его функция – конкретизация того, что является одним из возможных факторов мотивации обучения чиновников за рубежом и применения знаний на практике. Кроме того, экономический интерпретативный репертуар категоризует группы чиновников по их психологическим характеристикам (наличию мотивации к «корыстному»

обогащению). Примечателен факт – в анализируемой статье используется интерпретативный репертуар для категоризации, так сказать, «неэффективной» группы тех чиновников, однако для категоризации другой группы (которой «прислуживаться тошно» и которая работает на «реальные результаты своего труда») отдельный репертуар не конструирован.

Обратимся к таблице № 5. Как видно из приведенного исследовательского случая, метод качественного контент-анализа помогает выделить основные смысловые блоки, так сказать, «смысловой скелет» статьи. Проблема создания и последующей отработки бизнес моделей стажировки студентов за границей рассматривается в деловой прессе сквозь призмы государственной поддержки этих моделей, проблемы возвращения учащихся домой после завершения учебы в зарубежных учебных заведениях и борьбы, конкуренции между бизнес компаниями за лучшие кадры – через «выгодные и лучшие предложения», которые поощряли бы возвращаться их домой и работать в родной стране.

Дополнительное изучение статьи методом дискурс-анализа – заложенное в дизайне методической триангуляции – разворачивает полученные данные в новой перспективе. Если внимательнее вчитаться в текст, то в нем можно обнаружить любопытные риторические средства – использование квазипсихологической терминологии («мотивировать студентов вернуться будут сами компании») и футбольной метафоры при обсуждении конкуренции за успешных учащихся между бизнес-корпорациями («одна компания по примеру футбольных команд «перекупала» игрока или бывшего студента в другую компанию»). Эти риторические средства позволяют выдвинуть гипотезы об интерпретативных репертуарах, используемых в деловой прессе при обсуждении проблемы возвращения студентов домой из-за рубежа. Как ни странно, эти репертуары аналогичны тем, что использовались в статьях о повышении образовательного уровня чиновников.

Первый интерпретативный репертуар – психологический – используется для объяснения названной проблемы через обращение к ожиданиям, запросам и целям самих студентов, которые ищут «выгодную» работу сообразно уровню полученного образования в западных университетах. Однако студенты в логике этого интерпретативного репертуара становятся пассивными объектами воздействия со стороны самих компаний (что отчасти подтверждается пассивной языковой формой во втором высказывании). Функция психологического интерпретативного репертуара – объяснение и, следовательно, снятие неопределенности относительного того, почему студенты, получившие образование за границей, не остаются там же, а должны все-таки вернуться домой и компенсировать экономические затраты государства, учебных заведений и их бизнес-партнеров.

Второй интерпретативный репертуар – экономический – отвечает на вопрос о средствах, используемых компаниями для стимулирования и внешнего «мотивирования»

учащихся. Такими средствами выступают выгодные сделки, в результате которых студенты становятся успешными «игроками» на «футбольном поле бизнес-команд» – и эти игроки становятся объектами экономического обмена, торговли. Функция репертуара заключается в категоризации студенческой группы, прошедшей обучение за границей, как «товара» или объекта «торговли» между бизнес-компаниями. Как можно интерпретировать полученные данные? Думается, экономический репертуар как бы «поддерживает» психологический – раз учебные заведения и их бизнес-партнеры сформировали определенный уровень притязаний студентов, то они же и претендуют на «разыгрывание» своих потенциальных кадров между собой. И для того, и для другого репертуара характерна общая тенденция к обезличиванию субъекта образовательного процесса и превращению образования в маркетинговый продукт.

Таблица №5. Методическая триангуляция в анализе темы «ОТРАБОТКА БИЗНЕС-МОДЕЛЕЙ СТАЖИРОВКИ УЧАЩИХСЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ»

Коммерсант FM, Метод качественного контент-анализа Метод дискурс-анализа 13.10. Эмпирическая Дословное Фокусированное Риторическое Гипотезы о функциях в иллюстрация кодирование кодирование средство дискурсе Российские вузы и их бизнес- Государственные планы cмена лица Перенос ответственности за партнеры уже с 2012 года по отбору и обучению повествования: предлагаемые программы с будут отбирать лучших студентов за рубежом в вузы и бизнес-партнеры учебных заведений и учащихся и отправлять их ближайшем будущем – Минобрнауки бизнес-компаний на продолжать образование за министерство образования Проблема рубежом, рассказали в государственной Минобрнауки.

поддержки обучения Мотивирование использование Формирование студентов за рубежом и Мотивировать студентов студентов к квазинаучной интерпретативного их последующего вернуться будут сами возвращению домой терминологии – репертуара при возвращения домой компании. после обучения мотивировать обсуждении проблемы возвращения Наблюдатели считают, что Положительная оценка неопределенность Осторожная оценка пилотная программа вполне пилотной программы описания – вполне результата применения может оказаться успешной... наблюдателями может интерпретативного реп-ра «В сегодняшнем мире найти Полученное контраст – образование Категоризация двух работу, даже получив образование даже в в престижном социальных ситуаций – Сложности образование в самом престижном университете и реальная образования и карьеры трудоустройства в престижном университете университете не работа?

современном мире мира, не так просто. гарантирует работы А тут у вас есть дом, который Дом (родная страна) неопределенность вас ждет и который вам ждет возвращения описания – тут, вас, предоставляет место. студентов вам, место и предлагает им рабочее скрипт-формулировка:

место предоставляет место Я знаю случаи, кстати, когда Реальные возможности смена местоимений – Формирование Конкуренция за студенты после получения конкуренции и вас, вам на Я успешных студентов и интерпретативного образования уходили в другую перекупки экстремальная репертуара при внедрение практики их компанию, были предложения учившихся за границей формулировка случая – обсуждении проблемы «перекупки» между намного более выгодные и студентов между намного более выгодные возвращения – компаниями как лучше, и одна компания по компаниями метафора – перекупка мотивирования учащихся возможное решение примеру футбольных команд наиболее успешных вернуться домой проблемы возвращения «перекупала» игрока или студентов как игроков учащихся домой бывшего студента в другую футбольных команд компанию.

Эта штука работает, и я Прогноз успешной неопределенность Применение думаю, что она будет успешно работы «перекупки» описания – эта штука интерпретативного реп-ра к работать у нас» студентов компаниями смена местоимений обсуждаемой ситуации Таблица № 6 – показательный пример методической триангуляции в анализе темы определения страны для стажировки. Обычно статьи в деловой прессе, посвященные этой проблематике, написаны в последовательной и жесткой манере, в них прослеживается четкая логическая и понятийная структура, что в значительной степени облегчает качественный анализ – обобщающие категории почти сформулированы самими авторами. Контент-анализ здесь дает мало полезной информации, едва ли не дословно повторяя основные идеи статьи.

Тем интереснее обращение к дискурс-аналитической процедуре, которая фиксирует в столь четкой и наукообразной риторике текста примечательные смысловые акценты и, в отличие от контент-анализа, эксплицирует их.

Одна из статей приложений «Коммерсанта» – фрагменты из нее демонстрируются в таблице – посвящена Германии как привлекательной стране для получения образования (см.

приложение № 5). Перечисляются ее формальные преимущества: котируемость немецкого диплома в Англии и США, отсутствие вступительных испытаний, невысокая стоимость образования, удобная система получения научных грантов и ряд других. Последним в этом списке оказывается близость к России и недорогие авиабилеты, указывается, что настоящий момент является «решающим для многих учащихся и их родителей». Статья завершается итоговой рекомендацией эксперта – тот советует определить «цель», «субъективные факторы для себя и своего ребенка». Эти моменты называются «программой максимум», а «программа минимум» складывается из знания немецкого языка, успеваемости, здоровья и усердия. После того говорится, что прерывание учебы или смена системы обучения может оказаться болезненным для детей и их родителей.

Использование квазинаучной терминологии, контрастное сравнение «максимума» и «минимума» позволяет выделить интерпретативный репертуар, с которым мы уже встречались – психологический. Однако в данном случае в репертуар вводятся значимые Другие, родители ребенка (и самоопределение ребенка дается с точки зрения родительской позиции, что задается самой структурой высказывания – для себя и своего ребенка). Таким образом, психологический интерпретативный репертуар меняется в зависимости от того или иного контекста. В одном случае он объясняет необходимость получения образования за рубежом (в частности, в Германии) через обращение к «субъективным» факторам студента, в другом же – определяет отношения с родителями как значимыми другими как основной мотивационный фактор. Любопытно, что психологический репертуар как бы «уравнивает»

родителей и бизнес-компании, которые теперь становятся значимыми другими для будущего самоопределения студента. В обоих случаях специфика обучения за границей сводится к внешним воздействиям.

Таблица №6. Методическая триангуляция в анализе темы «ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТРАНЫ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ»

Хороший немец, Метод качественного контент-анализа Метод дискурс-анализа Guide Германия, 70 (125) Эмпирическая Дословное Фокусированное Риторическое Гипотезы о функциях иллюстрация кодирование кодирование средство в дискурсе Германия как страна для Невнимательное отношение Неопределенность получения образования к учебным заведениям описания – «кем незаслуженно обделена вниманием. Германии обделена?»

Виной тому равнение россиян Популярность и Скрипт-формулировка Привлечение внимания на ставшие популярными в разрекламированность докризисные годы и к немецким учебным разрекламированные других направлений для Конструирование некого заведениям на образовательные учреждения стажировок – Англии и пространства Англии и США. современном США повседневности, образовательном рынке Высшее и среднее образование Популярность немецких Скрипт-формулировка привычных действий и в учебных заведениях учебных заведений на суждений об образовании Германии — одно из самых рынке современного популярных на в Германии международном образования образовательном рынке Невысокая стоимость И, наконец, для многих Близость к Москве, учащихся и их родителей перелета и удобство возможность общения с оказывается решающим то, сообщения между странами близкими, дешевые что перелет из Москвы занимает не больше трех авиабилеты часов и стоит от € Обобщение и фиксация Признание широких В общем, выбор у детей и их родителей достаточно конструкции возможностей большой.

Но опрошенные нами образовательные центры не советуют спешить.

«Главное — определиться с Определение цели, Использование конечной целью и реально объективных и квазинаучной оценить объективные и субъективных факторов, терминологии – Формирование субъективные факторы для себя и своего ребенка. способствующих объективные и интерпретативного успешному образованию за субъективные репертуара границей факторы для себя и своего ребенка Перечисление основных Контраст – определение Это программа максимум, а Личностные факторы, минимум — отличное знание «факторов успеха» программы «минимум»

способствующие немецкого языка, хорошая и «максимум»

успеваемость, здоровье и обучению в Германии Утверждение взаимосвязи усердие, усердие и еще раз усердие между интерпретативным Проблема прерывания Скрипт-формулировка:

Следует понимать, что репертуаром и прерывать учебу или менять обучения и ее возможные следует понимать систему обучения весьма успешностью обучения за последствия Апелляция к прямой болезненно как для детей, так границей и для их родителей»,— речи эксперта говорит Дмитрий Мизоян, директор по маркетингу образовательной службы «Йорк».

Методическая триангуляция в изучении реплик к статьям в блогах и на форумах дала следующие результаты. К выделенным ранее – на этапе триангуляции данных и первичного анализа – типам комментариев качественный контент-анализ не привносит ничего нового, но только заостряет социально-политический характер обсуждений в блогах: почти любая тема, в том числе и интересующая нас тема образования за рубежом, становится поводом для широких политический обобщений относительно изменений в стране и ее будущем. Можно сделать методическое предположение, что в том случае, если исследователь демонстрирует достаточно высокий профессиональный уровень, то, очевидно, основные смысловые темы и категории он выделит уже на этапе первичной обработки данных, а качественный контент анализа выступит лишь дополнительным средством проверки его умозаключений.

Дискурс-анализ – как и при изучении деловой прессы – выводит эти умозаключения на концептуальный уровень. Прежде всего, результаты, полученные по итогам проведения дискурс-анализа, обнаруживают существенные различия двух систем коммуникации СМИ – деловой прессы и блогов. Поле и смысловые рамки социальных представлений в деловых изданиях задаются двумя интерпретативными репертуарами, которые конструируют вполне определенный социальный порядок (в отношении к теме образования за границей). Эти два репертуара – психологический и экономический – в известной степени, как было сказано, перекрывали друг друга. Мало того, что репертуары, используемые в блогах, существенным образом отличаются от деловой прессы, они независимы друг от друга и часто применяются одновременно. В целом, можно выделить три интерпретативных репертуара по итогам анализа комментариев к статьям в блогах:

Агрессивный интерпретативный репертуар рассматривает заявляемые в деловой прессе темы образования как маркер социальной катастрофы и безысходности и призывает к радикальным массовым действиям. Индикаторами обычно служат безличные языковые формы, экстремальные формулировки случая, своеобразный сленг и «тюремная» лексика («надо не бюджетные деньги на заграничные куршевели чинуш тратить (учиться они все равно не будут), а нанимать палача, что бы за каждую взятку по одному пальцу на руке у чинуши вырывал – без наркоза и медленно»). Функция репертуара – объяснение социального неблагополучия через необоснованные финансовые траты со стороны правительства и конструирование образа врага («оккупанта» с Запада). Любопытно, что иногда агрессивный репертуар используется и для конструирования образа государства и бюрократии как врага (а люди, получившие образование за границей, приравниваются к «оппозиции»).

Фаталистический интерпретативной репертуар, как видно из названия, предлагает созерцательное и философское отношение социальной действительности. В рамках этого репертуара социальные изменения в обществе рассматриваются в трансцендентальном, библейском ракурсе («проверенный метод Моисея: ждать, пока не вымрут»). Функция репертуара – отстранение и дистанцирование от происходящих социальных событий.

Бытовой интерпретативный репертуар переконструирует обсуждение образования за рубежом с точки зрения социального статуса и ассоциируемого с ним образа жизни, чаще всего выстраивается вокруг экстремальных формулировок, смены местоимений и яркого визуального ряда («если ты не чиновник, то курорты Краснодарского края, Лада Калина и Выдропужский экономфак. То есть – самое лучшее, что есть в мире. Если ты чиновник то мерседес бенц, Куршавель и образование за рубежом»). Функция репертуара – категоризация различных социальных групп по критерию их стиля жизни.

Таким образом, интерпретативные репертуары, конструируемые в блогах, переводят проблемы образования за рубежом в широкий политический контекст, позволяют читателям выразить свое отношение к актуальным социальным событиям и создать альтернативное деловой прессе пространство для дискуссий. В этом особом коммуникативном пространстве формируются полемические социальные представления об образовании за границей с ярко выраженным политическим акцентом.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.