авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«Марк Дейч Коричневые Марк Дейч Коричневые ...»

-- [ Страница 2 ] --

«Захотелось взять Президента в ладонь, как озябшего воробья, и внести в тепло, в дом, где перестанет нападать на него лютая свора губернаторов, свирепая стая олигархов, разъяренные журналюги…»

А? Ежели кто и пожелает чего еще у президента вылизать, так свободного пространства уже нету.

А картинка, конечно, образная. Так и представляю себе: президент в ладонях у оппозиции. Ладошки потные и плотные: потрепыхаться можно, но не вырвешься. Зато оппозиция и обогреет, и накормит-напоит. С ладони. И от врагов оборонит. От журналюг.

Да еще как оборонит! Цитатка приведенная – из аршинной статьи, которую товарищ оппозиция назвала просто и ясно, безо всяких там интеллигентских штучек: «Если тронете Путина, врежем! ».

Да что там – «врежем». Пасть порвем.

Главари без идеологии – все равно что бандиты без оружия.

Идеология имеется. Появилась она не сегодня и не вчера. И даже не позавчера. Но все же – не столь уж давно. И не в Третьем рейхе, а у нас, в СССР. Хотя заимствование очевидно и сомнений не вызывает.

Не вызывало оно сомнений и при советской власти. Вероятно, именно поэтому эта идеология не стала официальной: коммунисты всегда сильно гневались от сравнения их режима с режимом гитлеровской Германии. Однако неофициально – охотно пользовались идеями Розенберга и Геббельса. Потому-то, надо полагать, эти идеи безо всяких потерь преодолели коммунистическую эпоху и оказались востребованными нашим «либеральным»

временем.

ПОРТРЕТ ОППОЗИЦИОНЕРА «Русский народ избран Богом для духовно-политического руководства всем человечеством… В клоаке грехов и деморализацией нам сейчас необходимо нащупать ступенечку уверенности и выковать из смердящих растерянных масс новый чекан русского народа, сурово оказачить его. Наш заболевший русский народ, неотъемлемый побег могучей арийской расы, еще имеет порох в пороховницах. По отношению ко всему человечеству, мы, русские, призваны свершить такое же соборное общее дело, которое каждый настоящий русский человек должен духовно-личностно пережить и исполнить в отношении собственного русского народа».

Автор сих откровений – некто Валерий Скурлатов. Он окончил физический факультет МГУ, специализировался в области ядерной физики. По воспоминаниям сокурсников, учился весьма средне, за исключением так называемых «общественных дисциплин», коим Скурлатов впоследствии и отдал предпочтение. Работал помощником директора Института Африки Академии наук СССР, заведовал сектором развивающихся стран Дипломатической академии МИД СССР, вел курс «Критика идеологии сионизма» в Университете Дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Стал кандидатом философских наук, защитив диссертацию о политической ситуации в Китае. В 1965 году Скурлатов вступил в КПСС. И в том же году по заказу Московского городского комитета комсомола написал «философскую работу» под названием «Устав нрава»: проект, согласно которому партия дрлжна была более основательно взяться за работу с молодежью. И хотя после появления этого проекта времени прошло много, он нисколько не устарел – ни для его автора, ни для всей «непримиримой оппозиции».

Впрочем, судите сами.

«Отдел агитации и пропаганды горкома ВЛКСМ г. Москвы.

Валерий Скурлатов (кандидат философских наук) УСТАВ НРАВА 1. Нравы или общественное поведение определяются ответом на такое коренные вопросы, как «в чем смысл жизни», «в чем мой долг перед отечеством, мое место в судьбе моего народа».

Самоотверженная любовь к Родине, к товарищам, к своему делу, подвиг солдата, закрывающего своим телом вражескую амбразуру, – все это не объясняется «разумным эгоизмом». Напротив, всякий скепсис, нигилизм и предательство – от головы, от эгоизма всяких мастей, а революционное сознание прежде всего отличается страстностью, сердцем. Поэтому надо постоянно воспитывать молодежь в атмосфере революционной романтики, устремленности к революционному идеалу – в атмосфере самопожертвования «я» ради «мы».

2. Счастье жизни – в смертельной борьбе. Лишь перед лицом смертельной опасности раскрываются истинная сущность человека и самобытная неповторимость его личности, и лишь в горизонте смерти выявляется радость и гордость господина жизни, тридцать лет пьющего свежую кровь;

страх смерти – стыд и отчуждение раба, триста лет питающегося мертвечиной.

Настраивать молодежь на перманентную смертельную борьбу не только на сегодня и завтра, но и на послезавтра.

3. Органической частью общественно-политического идеала должен быть нравственный «категорический императив», своеобразный «моральный кодекс» сердца.

Любовь к Родине – наилучшее противоядие от скепсиса, нигилизма, распущенности.

4. В нравственном «категорическом императиве» должно быть четко определено, до инстинкта – что хорошо и что плохо в нравственной области. На первых порах провести длительную кампанию о родовой, моральной и физиологической ценности девичьей чистоты и чести, о преступности добрачных связей. Не останавливаться вплоть до рекламы старинных крестьянских обычаев: мазание ворот дегтем, демонстрация перед миром простыни после первой брачной ночи, телесные наказания отдающихся иностранцам и стерилизация их.

5. Подавлять интерес к проблеме пола за счет поощрения интереса к романтике революции, стройки, путешествия и особенно романтике науки и творчества.

Сублимировать пол в творчество! Лучшее половое воспитание – воспитание любви к Родине.

6. С ранних лет не нянчить молодежь! Ввести телесные наказания. Розга – лучший учитель. Удар по телу – закал духа. Продумать комплекс военизации молодежи, начиная с начальной школы, 7. Законы товарищества и рыцарства, инстинктивно установленные свободными людьми между собой и воплощенные Запорожской Сечью и казацкими войсками, требуют жестокого искоренения предателей, преступников, прелюбодеев, премудрых и безумных.

Не будет порядка в народе, если за каждый проступок не следует яростное возмездие.

Два ока за око, два зла за зло, ибо преступник должен нести наказание вдвойне – за преступление перед собой и преступление перед народом.

Пьянство, хулиганство, проституция и трудные подростки будут уничтожены атмосферой товарищества, рыцарства и солдатской дисциплины. Поголовное истребление чужеродного начала – залог достижения благородного конца. Любовь ко всему народу – прежде всего ненависть к себе.

8. Нет более подлого занятия, чем быть «мыслителем», «интеллигентом», премудрым пескарем, и нет более благородного дела, чем быть солдатом. Интеллигент – раб мертвого разума, а солдат – господин жизни, навязывающий мировому прогрессу свою волю».

Это «произведение» Скурлатова можно было бы долго комментировать. Однако еще тогда, в советское время, оно уже было прокомментировано – кратко и точно. В конце «Устава нравов», ходившего тогда в самиздате, была сделана приписка – вероятно, рукой рецензента:

«Сравни: „Я выращу такую молодежь, перед которой содрогнется мир. Эта молодежь будет жестокой и властной. Ни о каком интеллектуальном воспитании не может быть и речи“. Адольф Гитлер».

Нынче Скурлатов не скрывает своих симпатий к Адольфу Алоизовичу. Да и заимствование скурлатовских идей из духовного наследия фюрера Третьего рейха вполне очевидно. А в статье, которую я цитировал в самом начале, Скурлатов пишет и вовсе с предельной откровенностью:

«В отличии от узконемецкого националиста Рема великогерманский державник Гитлер был пророком нордических арийских обетовании. Он был почти таким же трудягой для страны и скромнягой для себя, как наш Сталин. И он вынужден был зарезать Рема, мешавшего созидать великую общеарийскую империю, – Третий Рейх. И правильно сделал».

Так что симпатии Скурлатова вполне определенны. Хотя Сталина он все-таки ставит выше Гитлера. Издержки воспитания.

С началом перестройки Скурлатов начал активно заниматься политикой. Правда, ораторским талантом своего духовного наставника, Адольфа Алоизовича, Скурлатов не обладал: его косноязычие собирало на так называемые «митинги пустых кастрюль» от силы пару сотен пенсионеров.

Тогда-то Скурлатову и вспомнили его «Устав нрава». Своего авторства он не отрицал, но оправдывался: говорил, что «Устав» был «художественным произведением», «гротеском», «пародийным воспроизведением правоэкстремистских взглядов». Пытался он внушить это и мне, но я, как и многие другие, Скурлатову не поверил. А с некоторого времени оправдываться ему стало незачем.

За последние более чем десять лет Скурлатов был весьма активен, но к желаемому результату это не приводило. Он метался от националистов к демократам и обратно. Первые, похоже, не принимали его всерьез, а вторые относились к нему с брезгливостью.

Начинал Скурлатов с общества «Память», где был близок к сторонникам неоязыческого направления. Поддерживал контакты с Ильей Глазуновым, выступал с лекциями на выставках его работ.

В 1988 году Скурлатов участвовал в создании «Российского народного фронта», надеясь подчинить себе ранее созданные региональные народные фронты. Затея провались:

большинство крупных региональных фронтов поспешили отмежеваться от Скурлатова. А в 1990 году от скурлатовского «Фронта» отделилось радикальное антикоммунистическое крыло, которое объявило об исключении из состава «Фронта» самого Скурлатова. Причин было две. Первая – присвоение Скурлатовым денежных пожертвований. Вторая (цитирую по решению чрезвычайной конференции «Фронта»): «Выпив изрядно коньяку и ударившись в воспоминания, Скурлатов рассказал, как он был когда-то рэкетиром КГБ и собирал дань с цеховиков в азиатских республиках».

В 1990 году вместе с «Христианско-демократичес-ким союзом» и некоторыми другими незначительными организациями Скурлатов провозгласил создание «Российского демократического форума». После чего уже от имени «Форума» составил и распространил «Программу действий – 90», в которой, помимо прочего, призывал к насильственному захвату крестьянами колхозных и совхозных земель. «Программа действий – 90» активно размножалась в августе – сентябре 1991 года обкомами КПСС как аутентичный программный документ демократов круга Межрегиональной депутатской группы и движения «Демократическая Россия», использовалась ТАСС, «Правдой» и «Советской Россией» для дискредитации демократического движения. Не исключаю, что и эту свою программу Скурлатов назвал потом «художественным произведением» и «гротеском».

В дальнейшем Скурлатов примкнул к оргкомитету «Демократической партии России».

Однако там его раскусили довольно быстро.

Вместе с Жириновским участвовал Скурлатов в создании Центристского блока политических партий и движений, который изначально оказался опереточным.

Попытки Скурлатова обрести народное доверие оказались также неудачными. Он баллотировался на довыборах в Моссовет. Безуспешно. Пытался добиться включения своей кандидатуры в списки кандидатов, поддерживаемых «ДемРоссией». Также безуспешно баллотировался на освободившееся место народного депутата Российской Федерации. И вновь неудача.

Таков путь Валерия Скурлатова: коммунист – национал-большевик – демократ – национал-социалист. Круг замкнулся.

Нынче Скурлатов уже не отказывается от своего «Устава нравов». Напротив: гордится своим детищем. По-видимому, он понял, что сейчас его «Устав» может пригодиться. Однако старыми заслугами теперь никого не удивишь. И поэтому в статье, которую я уже цитировал, он пишет, споря с вождями оппозиции, в плотном ряду которых надеется найти достойное для себя место:

«Они, видите ли, устали возиться с инородцами. Но я-то, сугубо русский человек, отнюдь не устал. Зачем решать за меня? Мне, русскому по крови и заветам, и шести шестых частей Земли держать кажется мало. Алтарь для запредельного жертвоприношения Бога, которое мы, русские, призваны свершить, – это вся вселенная».

К середине 90-х годов Скурлатов со товарищи организовал некий Объединенный оргкомитет патриотических сил. Что за комитет и каких заединщиков объединял он в своих рядах? Вот что говорит об этом сам Скурлатов:

«Этот Объединенный оргкомитет сложился после октябрьских событий 1993 года, по его инициативе проводились все важнейшие акции в Москве. В нем участвуют все реальные силы, которые способны вывести людей на улицы, и эти силы уже проверены в ряде острых ситуаций, в том числе и в сентябрьски-октябрьских событиях 93 года. У нас по очереди идет работа. Одно мероприятие ведет Анпилов, другое мероприятие ведет Сажи Зайндиновна Умалатова, четвертое мы там где-то берем на себя. Так что разделение труда такое на деле уже осуществилось.

Минус в том, что мы недостаточно организованны, наши патриотические силы…».

Скурлатов вносил тогда весьма реальный вклад в организацию и консолидацию «патриотических сил». Чуть позже он объявляет о создании собственной партии – Либерально-патриотического движения «Возрождение».

«Как видно из ее названия, – вещал Скурлатов под жидкие аплодисменты своих сторонников,– наша партия имеет две ипостаси. Одну ипостась я бы назвал сверхкоммунистической, потому что мы за социальную справедливость, за то, чтобы сбылись те мечты, ради которых была основана величайшая в мировой истории держава наша – это произведение искусства, шедевр в мировой истории, то, что был Советский Союз.

Вторая наша ипостась передается словом «патриотический». Это сверхнационализм.

Не русский национализм, а русский сверхнационализм. То есть идея в том, что русскому народу в силу его исторической судьбы, геополитического положения уготована всемирная миссия.

Сейчас, конечно, началось бегство крыс с тонущего корабля. Мы видим, как многие деятели режима спешно перекрашиваются под русских националистов. Ну ладно, если они действительно искренне это говорят или, в общем – то, поняли, какое чудовищное, неслыханное предательство совершено – Бог с ними, пускай они так говорят. Это очень интересно, мы за всем этим наблюдаем. Мы только хотим сказать, что для нашей истории уже традиционно: те люди, которые надругались над достоинством народа, они все равно неотвратимо получат наказание. Кто бы к власти ни пришел после Ельцина – будь это Жириновский, будь это Зюганов, – кто угодно придет к власти после Ельцина, неотвратимо настигнет наказание тех, кто глумился над ним, и куда бы они ни скрылись по земному шару, везде их достанут».

От комментариев воздержусь. Замечу только, что слова «оппозиция» и «патриотизм» – вполне достойные. Все дело в том, кто именно их произносит. И для чего.

Итак: идеология имеется. Но ее недостаточно – нужны кумиры.

Кумиры тоже есть. Как не быть?… СТАЛИН, БЕРИЯ И ПАПАША МЮЛЛЕР Два увесистых тома (более тысячи страниц) с двумя сильно отретушированными портретами на обложках завершаются так:

«И может быть, иногда, взглянув на корешок этой книги с названием „Генералиссимус“, вы подумаете: „Очень мудрый и прочный был человек. Да, культ личности был, но и личность была! Ах, как нашей многострадальной России-матушке сегодня не хватает такой личности!“.

Нужно очень сильно не любить Россию, чтобы желать ей, «многострадальной матушке», еще одного товарища Джугашвили.

Я одолел это увесистое чтиво. Смешно, но не более. А раз уж прочел – поделюсь с читателями. Только имейте в виду: синдром параноидального бреда – штука заразная.

Двухтомник «Генералиссимус» выпущен в Калининграде, в издательстве ФГУИПП «Янтарный сказ». Что такое ФГУИПП, не знаю, но внушает. А почему в Калининграде, догадываюсь: вряд ли Москва или Санкт-Петербург в начале третьего тысячелетия взялись бы за подобное «историко-документальное издание» (так значится в выходных данных).

Автор «издания» – писатель Владимир Карпов. Поскольку еще не вся читающая публика его знает, разрешите для начала небольшую о нем справочку.

Писатель Андрей Яхонтов в одной из своих книг приводит замечательную историю о том, как в 1986 году ЦК КПСС назначил Карпова главным редактором журнала «Новый мир», Новомирцы собрались тогда в редакционном зале, и кто-то со Старой площади, как полагается, представил собравшимся нового главного. Дескать, Карпов Владимир Васильевич, кандидат в члены ЦК КПСС, первый секретарь Союза писателей СССР. А кроме того – Герой Советского Союза, во время войны был разведчиком и захватил 75 «языков»… Из последних рядов раздался чей-то голос:

– Полиглот!

История подлинная. Конечно же, у шутника и в мыслях не было обидеть Героя. Просто новомирцам тов. Карпов был уже достаточно хорошо известен – прежде всего в качестве партийного функционера, чьи «публицистические произведения из военной жизни» были, с одной стороны, совершенно беспомощны в литературном отношении, а с другой, – компилятивны или даже напрямую заимствованы. Эта «писательская манера» отчетливо видна и в «Генералиссимусе»: время от времени тов. Карпов упоминает фамилию Жукова или, скажем, Василевского, а потом, не мудрствуя лукаво, целыми страницами переписывает их воспоминания.

Заметьте: слово «плагиат» я не употребляю.

Возвращаясь к нашей справочке, должен заметить, что в биографии тов. Карпова имеются некоторые неясности. Сам Владимир Васильевич писал о себе, что в 1941 году он был арестован и осужден по знаменитой 58-й статье УК за «антисоветскую агитацию и пропаганду», но уже в 42-м добился отправки на фронт, в штрафную роту, откуда и началось его героическое военное прошлое.

Вот эти-то автобиографические сведения и вызвали скандал, который разразился в году. Откуда-то всплыл «Ежемесячный журнал для работников исправительно-трудовых учреждений, личного состава внутренних войск, внутренней и конвойной охраны „К новой жизни“ за 1968 год. А в нем – статья тов. Карпова, в которой имеются следующие строки:

«Когда приходится выступать перед другой аудиторией, я об этом не рассказываю.

Стыдно. Судим я два раза, первый раз за ограбление. „В законе“ я не был, громких дел за мной не числилось, и сейчас все судимости давно сняты. Но что было, то было… О „старых делах“ приходилось писать в автобиографиях, рассказывать на собраниях.

Вступая в партию в 1943 году, я тоже все рассказал коммунистам».

Может быть, Герою Советского Союза неловко было рассказывать «личному составу конвойной охраны» о своей судимости за антисоветскую пропаганду? Думается, впрочем, что дело в другом. «Работники исправительно-трудовых учреждений» вполне могли знать о том, что во время войны осужденные по 58-й статье из лагерей не освобождались – даже по окончании срока заключения (если такое случалось): на то имелось специальное постановление. И уж тем более – не отправлялись на фронт. Правда, в штрафники прямо из лагеря попал Лев Гумилев – сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой, осужденный по той же статье. Но такие исключения были единичны.

А вот уголовников, считавшихся «социально-близкими», отправляли в штрафбаты штабелями:

«Советская „малина“ собралась на совет, Советская «малина»

врагу сказала «нет!».

*** Сталинский миф успел набить оскомину еще при жизни «отца всех народов». В наши дни этот миф вновь оказался востребованным – тов. Карпов, будучи истинным людоведом и душелюбом, сей момент не проморгал. А почему не проморгал? Да потому, что хоть и был брошен «на литературу», всегда оставался настоящим партийцем. В качестве такового он чутко слушал глас народа, который и повелел ему сочинить книгу «Генералиссимус».

Владимир Васильевич так прямо и пишет: дескать, народ – это вы, уважаемые читатели. И при этом ссылается на древних:

«Один мудрый грек осененно изрек за семь веков до нашей эры:

– Voxpapule – voxdel! Глас народа – глас Божий!»

То, что мудрый грек у тов. Карпова изъяснялся почему-то на латыни, это еще ладно бы:

может, потому он и мудрый. Но почему с ошибками? Правильно – Vox popull… За семь веков до нашей эры греки не знали латыни: Рим, основанный Ромулом и Ремом в 753 году до н. э., был тогда разве что крошечной деревушкой. И ту знаменитую фразу не грек произнес, а кто-то из римских патрициев, предпочитавших читать Гомера в подлиннике.

Но случилось это лишь много столетий спустя… Попутал тов. Карпов. Небось от сильной образованности.

Тут бы и бросить сие «историко-документальное издание». В мусорную корзину. Но «мудрый грек» – он в самом конце «Генералиссимуса». А за тысячу предыдущих страниц наш людовед много чего успел наворотить. Если верить тов. Карпову, Ленин в 1918 году лично ездил в Брест, чтобы подписать мирный договор с кайзеровской Германией. А «Решение орг. Бюро ВЦИК» о терроре против казачества в 1919 году подписал Володарский.

Которого, между прочим, убили еще в 18-м… Но главное – это, конечно, сталинский миф. В карповском изложении он сводится к трем основным пунктам. Во-первых, Сталин спас страну от сионистского нашествия. Во вторых, – от гитлеровского нашествия. И в-третьих, – сделал нашу страну великой державой.

Пункт третий отбросим сразу – в связи с его явной дискуссионностью. В конце концов, еще неизвестно, заслуживает ли восхищения величие страны, основанное на страхе и рабской покорности ее граждан. А вот о двух первых – немного поговорим. Однако опровергать тов. Карпова не станем: задача сия не имеет смысла. Обратим лишь внимание на «документы», коими оперирует Владимир Васильевич.

*** «Результатом репрессий, проведенных Сталиным, был разгром сионизма на территории Советского Союза. Одержав победу над сионизмом, Сталин избавил тем самым народы, населяющие Советский Союз, от порабощения не менее опасного, чем гитлеровское фашистское нашествие».

Сионисты, утверждает тов. Карпов, проникли на все основные посты молодой советской республики, и Сталину пришлось с ними бороться. И боролся он с ними аж 20 лет.

Ясное дело, успешно. И если бы не Сталин… Главным агентом мирового сионизма был, понятное дело, Троцкий, который действовал «по наводке из-за рубежа », а за ним стояла «вся мировая сионистская закулиса ». Тов.

Карпову можно было бы возразить. В том смысле, что автор теории «перманентной революции» и сам пламенный революционер, создатель Красной Армии, вдохновитель и организатор ее побед в Гражданской войне, Троцкий (как и другие большевики еврейского происхождения) ненавидел сионизм – идею собирания евреев на «земле обетованной», – что называется, всеми фибрами своей души. Но возразить невозможно, потому что у тов.

Карпова есть аргумент. Прямо по Киму:

Я тогда возьму аргумент свой единственный Выну и на их положу.

И Владимир Васильевич кладет. Я бы даже сказал – вываливает. Аргумент, стало быть, такой: некий сенсационный «документ», свидетельствующий о том, как именно Троцкий протаскивал сионистов в руководство Красной Армией. В 1920 году укомплектованный им «Военный комиссариат» выглядел следующим образом. «Итого, – пишет тов. Карпов, – из 43 членов: русских – 0, латышей – 8, немцев – 1, евреев – 34. А перед «итого» оглашается полный список – с должностями, фамилиями и, сами понимаете, национальностью.

И вот тут я должен с огорчением заметить, что Владимира Васильевича кто-то обманул.

Из «документа», добытого (вероятно, с риском для жизни) разведчиком Карповым:

«Председатель революционного штаба Северной армии ». (Сами понимаете, еврей.

Одна загвоздка – не было такой армии. А если б и была, то в ней значился бы не революционный штаб, а просто – штаб.) «Комиссар военных реквизиций города Слуцка ». (Этот, правда, латыш, хотя с очень уж подозрительной фамилией – Кальманович. Но еще более подозрительно само ведомство:

«военные реквизиции города Слуцка» во главе с комиссаром. Полет писательской фантазии.) «Командующий Красной Армией в Ярославле ». (Еврей, конечно. По должности.

Интересно: там, в Ярославле, вся Красная Армия квартировала? А если только часть, то какая? Полк или рота? И почему «командующий»?) «Командующий Западным фронтом против Чехо-Словакии ». (Латыш, но дело не в нем. Тут тов. Карпова подвели его познания в исторической географии. Или географической истории? Ну, не важно это. Я Владимира Васильевича понимаю: Чехо-Словакия – она где-то там на Западе. Однако во время Гражданской войны мятеж бывших пленных чехословаков случился на территории от Поволжья до Сибири, воевал с ними Восточный фронт.) «Начальник обороны Крыма ». (Еврей опять же, но и тут дело не в нем. Какой обороны?

От кого – от красных? И чтоб еврей? Допускаю, все могло быть. Но чтобы Врангель доверил назначение на этот пост Троцкому – сильно сомневаюсь.) «Солдат Военного комиссариата – Смидович – еврей ». (Эта строчка меня добила окончательно. Мало того, что в Военном комиссариате была, оказывается, такая должность:

«солдат ». Так и ее, эту должность, лично Троцкий утверждал?…) Короче говоря, всемирный сионо-масонский заговор.

(Еще одна справочка, специально для тов. Карпова.

Никакого «Военного комиссариата», да еще состоящего из 43 членов, никогда не существовало. Это плод воспаленного воображения нашего «полиглота». До сентября года был «Народный комиссариат по военным и морским делам» во главе с Николаем Крыленко, Петром Дыбенко и Владимиром Антоновым-Овсеенко. В сентябре 1918 года возник Реввоенсовет РСФСР, а впоследствии – СССР. С того же сентября Реввоенсоветом бессменно руководил Троцкий.

В 1919—1920 годах в Реввоенсовете было не более 14 человек, а вовсе не 43. Позже Реввоенсовет состоял из 23 человек, но никогда – больше. Из этих 14, а потом из 23, в разное время (состав менялся) кроме Троцкого – трое евреев: Склянский, Розенгольц и Гусев (Драбкин). Первым главкомом вооруженных сил РСФСР стал Иоаким Вацетис (латыш).

Позднее его сменил на этом посту Сергей Каменев. В Реввоенсовет входили: Николай Подвойский, Алексей Рыков, Иосиф Сталин, Петр Кобозев, Семен Аралов, Владимир Антонов-Овсеенко…) *** В своей книге тов. Карпов использует многочисленные «документы» – под стать тому, что я привел выше. Но где, собственно говоря, он их раздобыл, в каких архивах или у каких «языков», остается загадкой. Ненависть же автора к Троцкому столь сильна, что и в таких, вымышленных, «документах» порой нет нужды.

Да, Троцкий был фигурой не менее страшной, чем Коба. Но даже в ненависти должна присутствовать хотя бы видимость меры.

Ничтоже сумняшеся Владимир Васильевич утверждает, будто в судебных процессах 35-38-х годов неопровержимо было доказано: Троцкий организовал покушение на Ленина, а также по его, Троцкого, распоряжению была расстреляна царская семья. Там же, на этих процессах, якобы со всей убедительностью была вскрыта сионистская сущность Троцкого, каковую (сущность) мудрый Вождь и Учитель сумел в нем (в Троцком) разглядеть… Материалы тех процессов, фальсифицированных Сталиным, давно открыты. В них нет ни единого слова о том, будто Троцкий с помощью Каплан пытался убить Ленина. Обвинения в попытках организовать покушения на Ленина, Сталина и Свердлова были предъявлены Бухарину и Рыкову. «Они во всем признались », – пишет Карпов. И опять врет: именно эти обвинения Бухарин и Рыков категорически отвергли.

И уж конечно, Сталин никогда не предъявлял Троцкому никаких претензий относительно расстрела царской семьи – прежде всего потому, что всегда был сторонником этого убийства.

А уж что касается Троцкого-сиониста… Такое даже Сталину не пришло в голову! Он, правда, обвинил еврея Троцкого в шпионаже в пользу Гитлера. Но это, конечно, от бедности сталинской фантазии… На одном из первых послереволюционных съездов партии кто-то из технических работников спросил Троцкого о его национальности – это было необходимо для статистики.

«Я – боец мирового пролетариата!» – ответил Троцкий.

Завершая сию животрепещущую тему, приведу еще один «документ» из книги тов.

Карпова. Автор «историко-документального издания» приводит некую совершенно фантастическую «Справку». Вот несколько фрагментов:

«СОВ. СЕКРЕТНО Товарищу СТАЛИНУ СПРАВКА В период с 1930 по 1940 гг. органами ОГПУ-НКВД СССР привлечено к уголовной ответственности и осуждено врагов народа по приговорам судов по ст. 58 УК РСФСР 1300 949 чел. Из них расстреляно по приговорам судов 892 985 чел. В том числе:

по делу писателей-«гуманистов» осуждено 39 870 чел. Расстреляно 33 000 чел.;

по делу врачей-вредителей осуждено 3959 чел. Расстреляно 1780 чел.

Из числа сотрудников НКВД, разоблаченных и выявленных врагов народа осуждено 079 чел. Расстреляно 41 080 чел.»

«Справка» гораздо обширнее, и цифр в ней куда больше. Но хватает и этих.

«Дела писателей-гуманистов» не существовало: «инженеров человеческих душ»

расстреливали или отправляли в лагеря как простых «врагов народа». Да и такого количества писателей за всю историю России и СССР никогда не было – уж кому-кому, а бывшему первому секретарю Союза писателей СССР неплохо бы это знать.

С «врачами-вредителями» и того проще. Если речь идет о врачах, якобы отравивших Максима Горького, то суд над ними состоялся в 1938 году. «Отравителей» во главе со знаменитым профессором Плетневым было всего трое. Если же речь идет об «убийцах в белых халатах», то несколько десятков лучших медиков страны арестовали (и страшно пытали) в разгар «борьбы с космополитизмом» – в октябре 1952 года. И суда над ними не случилось: помешала смерть Сталина. Те, кто выжил, были освобождены и тут же реабилитированы.

Что же касается сотрудников НКВД, то на 1 марта 1937 года их было на всю страну около 25 тысяч человек, впоследствии за «контрреволюционные преступления» из них были арестованы 1862… Но самое забавное – заключительная фраза «Справки»:

«Из всех осужденных врагов народа 90% – лица еврейской национальности».

Полная чушь, но, судя по всему, именно ради этой фразы и был затеян сей «документ», в котором значатся сногсшибательные цифры. Тов. Карпов привел фотокопию «Справки».

Лучше бы он этого не делал.

«Документ» завершает полустершаяся печать и вроде бы традиционная фраза: «Верно:

руководитель секретариата НКВД СССР Мамулов С.С. » Имеется даже подпись Мамулова, хотя ее подлинность вызывает сомнение. Дело в том, что хотя личность эта – вполне реальная, Мамулов никогда не был «руководителем секретариата ». Его должность называлась – «начальник секретариата ». Разница вроде бы незначительная, но в такой серьезной организации, как НКВД, подобной ошибки просто не могло быть – потому что не могло быть никогда.

Но самое главное, что и этого «верно» никак не должно было быть на документе, адресованном лично вождю народов. «Кто такой Мамулов?» – спросил бы небось товарищ Сталин. Зато в «Справке», приведенной Карповым, отсутствует дата (попробовал бы кто нибудь положить на стол Сталину документ без даты) и нет собственноручного автографа Берии. Вместо него – исполненное на машинке: «НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ (Л. БЕRIЯ)». Именно так – «БЕRIЯ».

Приведя очевидную фальшивку, тов. Карпов заявляет: «Это не высосанные из пальца разного рода публикации недобросовестных исследователей о судебных процессах 1937— 1938 годов ». Иначе говоря – коммунистический привет от разведчика Карпова артиллеристу Солженицыну.

А предваряет фальшивку Владимир Васильевич следующим образом: «Необходимо сослаться еще на один документ, с самого низа ».

Это точно: с самого низа.

*** О том, как именно Сталин спасал страну от гитлеровского нашествия, написаны сотни трудов – и научных, и беллетризированных. Однако автору «Генералиссимуса» удалось внести неповторимую лепту в это многоголосье.

Правда, кое в чем он все-таки повторился, не удержался от шаблонных славословий в адрес Вождя. Ну вот, например:

«Верховный упорно и терпеливо высматривал, приближал и выращивал когорту полководцев современной войны. Недалеко было то время, когда засияют яркие имена его подлинных воспитанников – Рокоссовского, Ватутина, Конева, Черняховского, Чуйкова, Рыбалко, Катукова и многих других».

Да уж: высматривал.

Обратите внимание: первым в этом ряду назван Рокоссовский. Вот как тов. Сталин его «выращивал» (будущий маршал был арестован в 1938 г.):

«Во время следствия Рокоссовский подвергался избиениям (ему выбили 9 зубов, сломали 3 ребра, отбили молотком пальцы ног) и моральным пыткам, в т. ч. его дважды выводили на расстрел и давали холостой залп» (Из книги К.3алесского «Империя Сталина»).

Рокоссовскому повезло: в марте 1940 года, по личному ходатайству наркома обороны Тимошенко, он был освобожден. Но лишь в ноябре (потребовалось длительное лечение!) смог вернуться в армию.

Другим повезло меньше. За все годы войны погибли 180 человек высшего командного состава: 112 командиров дивизий, 46 командиров корпусов, 15 командующих армиями, начальника штаба фронта, 3 командующих фронтами. А перед войной по сфабрикованным обвинениям были арестованы более 500 человек из высшего военного командного состава – от комбригов до Маршалов Советского Союза. 29 из них умерли от пыток, расстреляны… Так Сталин спасал нас от Гитлера.

Однако в книге тов. Карпова имеются сведения, совсем уж – не побоюсь этого слова – сенсационные. Эти сведения Владимир Васильевич опять же подпирает «документами».

Приготовьтесь, граждане: нас ждут невероятные открытия!

Генеральное соглашение О сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между Главным управлением государственной безопасности НКВД СССР и Главным управлением безопасности Национал-Социалистической рабочей партии Германии (ГЕСТАПО).

Далее, объясняет нам автор «Генералиссимуса», следует текст «Генерального соглашения». Но поскольку этот текст – на 9 страницах, тов. Карпов его опускает и приводит только «последний лист»:

Совершено в Москве, 11 ноября 1938 г. в 15 час. 40 мин. Подписи сторон:

НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Н А Р О Д Н О Г О КО М И С С А Р И А Т А В Н У Т Р Е Н Н И Х Д Е Л С С С Р КО М И С С А Р ГОСБЕЗОПАСНОСТИ 1 РАНГА (Л. Б Е Р И Я).

НАЧАЛЬНИК ЧЕТВЕРТОГО УПРАВЛЕНИЯ (ГЕСТАПО) ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ ГЕРМАНИИ БРИГАДЕНФЮРЕР СС (Г. М Ю Л Л Е Р).

В книге воспроизведены даже подписи – и Берии, и Мюллера. Того самого.

Стало быть, 11 ноября 1938 года в 15 час. 40 мин. шеф гестапо находился в Москве и встречался с Берией. Сенсационное открытие!

Генрих Мюллер никогда не выезжал за пределы Германии. Во всяком случае – до мая 1945 года, когда следы его затерялись.

Но это бы еще ладно. Может, мы чего не знаем. Мы многого не знаем. А тов. Карпов – он знает: разведчик все-таки… Что ж, готов допустить. Однако: «Главного управления безопасности национал социалистической рабочей партии Германии» никогда не существовало. Формально к нацистской партии не имели отношения ни гестапо (аббревиатура от Geheime Staatspolizei – тайная государственная полиция;

государственная ), ни сам Мюллер, который вступил в партию лишь в 1939 году. И РСХА, ведомство Гейдриха и потом Кальтенбруннера, расшифровывалось как «главное управление имперской безопасности». К партии, помимо членства в ней сотрудников управления, оно формально также не имело никакого отношения.

«Имперской» – это значит «государственной».

Если тов. Карпов читать не умеет, только писать, хоть бы кино посмотрел. Про Штирлица. Там всё точно изложено – в отличие от автора «Генералиссимуса», Юлиан Семенов использовал подлинные архивы.

Как вы уже знаете, текст самого «документа» тов. Карпов опускает – якобы из-за нехватки места. По-моему, зря опускает: сей текст – прелюбопытнейшая штука. Постараюсь этот пробел восполнить, хотя бы частично.

В параграфе 1 «Соглашения» формулируется его цель:

«Во имя безопасности и процветания обеих стран, укрепления добрососедских отношений, дружбы русского и немецкого народов, совместной деятельности, направленной на ведение беспощадной борьбы с общими врагами, ведущими планомерную политику по разжиганию войн, международных конфликтов и порабощению человечества».

«Враги» определены в параграфе 2. Из него явствует, что гестапо и НКВД будут совместно бороться с двумя главными врагами — «Международным еврейством, его международной финансовой системой, иудаизмом и иудейским мировоззрением», а также с «дегенерацией человечества во имя оздоровления белой расы и создания евгенических механизмов расовой гигиены».

А в дополнительном протоколе высокие договаривающиеся стороны сформулировали виды и формы вышеупомянутой «дегенерации человечества»:

«Рыжие;

косые;

внешне уродливые – хромоногие и косорукие от рождения;

имеющие дефекты речи: шепелявость, картавость, заикание (врожденное);

ведьмы и колдуны, шаманы и ясновидящие;

сатанисты и черто-поклонники;

горбатые, карлики и с другими явно выраженными дефектами, которые следует отнести к разделу дегенерации и вырождения: лица, имеющие большие родимые пятна и множественное количество маленьких, разного цвета кожное покрытие, разноцветие глаз и т. п.».

Если представить себе, что весь этот бред – правда, то Иосиф Виссарионович оказывается еще хуже, чем мы о нем думали. А хуже, кажется, уже некуда.

Но нет: бред – он и есть бред. Или, если хотите, сказочка. Надыбал ее тов. Карпов в некем журнальчике под названием «Чудеса и приключения» и выдал за подлинный «документ».

Такие вот чудеса.

Но это еще не вся сенсация. Главное – впереди.

«Сталин приказал разведке найти выходы на гитлеровское командование и от его, Сталина, имени внести предложение о перемирии и даже больше (далеко идущие планы) – о коренном повороте в войне ». А поскольку «база» уже была подготовлена (то самое соглашение о сотрудничестве между гестапо и НКВД), то наши «разведчики связались с немецкими «коллегами», встреча состоялась в Мценске 20 февраля 1942 года. Мценск, – объясняет тов. Карпов, – в то время находился на оккупированной гитлеровцами территории ».

На встречу наши товарищи явились не с пустыми руками: при них были «ПРЕДЛОЖЕНИЯ ГЕРМАНСКОМУ КОМАНДОВАНИЮ », подготовленные лично тов.

Сталиным. Вот эти предложения, приведенные писателем Карповым:

«С 5 мая 1942 года, начиная с 6 часов, по всей линии фронта прекратить военные действия. Объявить перемирие до 1 августа 1942 года до 18 часов.

После передислокации армий вооруженные силы СССР к концу 1943 г. готовы будут начать военные действия с германскими вооруженными силами против Англии и США.

СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США, в течение последующих 1943—1944 годов вести совместные боевые наступательные действия в целях переустройства мирового пространства.

Верховный Главнокомандующий Союза ССР И.СТАЛИН.

Москва;

Кремль 19 февраля 1942 г.».

Тов. Карпов утверждает, что под «документом» имеется автограф Иосифа Виссарионовича, хотя это – всего лишь черновик, «конспект, на что указывают короткие «сталинские» фразы, напечатанные не на государственном или партийном бланке, а на простом листке бумаги ». Непонятно, правда, зачем Сталину понадобилось подписываться под черновиком, да еще с регалиями, и ставить дату.

Дата и подвела. 19-го Сталин еще только набрасывает «конспект» своих «предложений», а уже на следующий день, 20-го, они обсуждаются на встрече в Мцен-ске, который, как вы помните, был оккупирован. Очень любопытно, как эти «предложения» туда доставили. Наверное, отправили по факсу.

Переговоры, утверждает тов. Карпов, продолжались до 27 февраля. И в тот же день, 27 го, Сталин получает донесение об этих переговорах. Наверное, тоже по факсу. Итак:

Товарищу СТАЛИНУ РАПОРТ Входе переговоров в Мценске 20-27февраля 1942года с представителем германского командования и начальником персонального штаба рейхсфюрера СС группенфюре-ром СС Вольфом… нашей стороне было предложено оставить границы до конца 1942 года по линии фронта как есть, прекратив боевые действия.

Правительство СССР должно незамедлительно покончить с еврейством. Для этого полагалось бы первоначально отселить всех евреев в район дальнего севера, изолировать, а затем полностью уничтожить.

Германское командование не исключает, что мы можем создать единый фронт против Англии и США.

После консультаций с Берлином Вольф заявил, что при переустройстве мира, если руководство СССР примет требования Германской стороны, возможно, Германия потеснит свои границы на востоке в пользу СССР.

Германское командование в знак своих перемен готово будет поменять цвет свастики на государственном знамени с черного на красный.

Первый заместитель народного комиссара Внутренних дел СССР (МЕРКУЛОВ).

Не знаю, пробирался ли Меркулов в оккупированный Мценск. Зато точно известно:

группенфюрер СС Карл Вольф никогда не был на оккупированной советской территории. До 1943 года Карл Вольф являлся личным представителем рейхсфюрера СС в ставке Гитлера.

А в остальном – серьезный «документ». Особенно впечатляет готовность германского командования поменять цвет свастики с черного на красный. «С нашим знаменем цвета одного ». Кстати, идея переселения всех советских евреев в район дальнего Севера у Сталина действительно была. Теперь понятно, откуда. Осуществить, правда, не успел: помер.

А в общем – хорошенькую свинью подкладывает тов. Карпов своему кумиру. Вот как, оказывается, Генералиссимус спасал нашу страну от фашизма!

*** Ну и напоследок.

Сталин, уверяет нас тов. Карпов, был не только «Великий стратег, но и Великий пророк » (именно так, с больших букв). Многое он предсказал еще в 1939 году, за полвека до событий, которые произойдут в нашей стране. Сталин, значит, предсказал, а «революционерка А.М.Коллонтай » сумела записать руководящие указания Вождя:

«Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом и в нашей стране тоже.

Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет мстить нам за наши успехи и достижения. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут много злодеяний.

Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться…».

Бредятина. Однако навевает. Как та музыка. Вот что значит мастерство писателя!

Благодаря тов. Карпову, отчетливо представляю такую картину. В скромном кремлевском кабинете Сталина сидит в кресле Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Швеции Александра Михайловна Коллонтай. На коленке у нее блокнотик, она торопливо записывает, чтобы, не дай Бог, ничего не упустить. А по кабинету неспешно ходит тов. Сталин и рассуждает. Как бы про себя. Пророчествует. Потом вдруг спохватывается, подходит к Александре Михайловне и ласково произносит:

– Ну как, товарищ Коллонтай, успеваете? А то я буду медленнее говорить. На чем мы там с вами остановились? Кажется, на сионизме?… *** P.S. Авторы только что вышедших книг обычно любят давать интервью. Владимир Васильевич не оказался исключением.

– Сейчас, – откликнулся он на мой телефонный звонок, – только включу магнитофон. А то в наше время очень часто случается: такую бодягу припишут, что потом краснеть приходится. Впрочем, я знаю, что вы серьезный человек, – вы не пойдете на безобразия.

(Пауза. Владимир Васильевич устанавливает магнитофон. Потом объявляет, что готов к моим вопросам.) – В книге «Генералиссимус» вы приводите некие документы. Например, о «Военном комиссариате», который был создан Троцким и им же возглавлялся. Из какого архива взят этот документ?

– А там есть, в книжке все сказано.

– Не могли бы вы повторить?

– Нет, я повторять не буду. В книге написано: это было опубликовано в Америке, не у нас, а в Америке было опубликовано. Я взял оттуда. (Благоговение Владимира Васильевича перед американским изданием некоего «документа» достойно лучшего применения.) – А другой документ – справка, подготовленная Берией для Сталина, о количестве и национальном составе репрессированных?

– Это доклад Сталину, сделанный в единственном экземпляре по его просьбе. Я даю ксерокс подлинника. Чего вам еще нужно?

– Хотелось бы знать, где хранится этот документ.

– Ну это, знаете, у каждого писателя есть свои, как говорится, источники. Я вам показываю ксерокопию – чего еще надо?

– Понял. А «Генеральное соглашение» между НКВД и гестапо?

– У меня еще много документов к этому «Генеральному соглашению», еще 10 у меня есть. Там все указано: дата, где, чего, кто, подписи и печати.

– Но вы не указываете, откуда эти документы взялись. Именно это меня очень интересует.

– Вот еще! Вам, может быть, как говорил Остап Бендер, ключи от квартиры на блюдечке с голубой каемочкой?

Какие ключи? Я ведь об архивах… Помнится, в заключение нашего телефонного разговора тов. Карпов выразил надежду на то, что я не сделаю из этого интервью «какую нибудь бяку». Какая уж тут бяка… Лучше автора никто о нем все равно не скажет.

После выхода «Генералиссимуса» мне позвонил старинный приятель Карпова. Он долго сокрушался, говорил, что ничего не может понять: по его словам, Владимир Васильевич еще не так давно был вполне приличным человеком… По– моему, этот приятель ошибался.

Мой комментарий «Сталин, Берия и папаша Мюллер» был опубликован в «МК» и вызвал особенно бурные эмоции у автора двухтомника «Генералиссимус» Владимира Карпова. Свой «Ответ Марку Дейчу» он предварил просьбой – оно же требование:

немедленно опубликовать, причем без «правки и сокращения». А «в случае отказа в публикации (бывает такое при нашей „демократической свободе слова“) прошу меня уведомить, чтобы я мог опубликовать отказ и мою статью в другой газете».

Пришлось уведомить еще одним комментарием — СТАЛИН, ТРОЦКИЙ И ПАПАША КАРПОВ 18– страничный «Ответ Марку Дейчу» завершается, понятное дело, подписью: «Герой Советского Союза, Владимир Карпов». После «Союза» ручкой поставлена запятая и ручкой же добавлено слово «академик».

Я с большим пиететом отношусь к академикам. А уж перед ветеранами войны и вовсе снимаю шляпу (которую, впрочем, не ношу) – эти люди заслуживают самых высоких и добрых слов. Но в «МК» тов. Карпов пришел не как ветеран, а как автор «историко документального издания» под названием «Генералиссимус». В качестве же автора, претендующего на историзм, да еще и документальность своего «издания», никакие льготы на него, автора, – будь он хоть четырежды Героем, как незабвенный Леонид Ильич Брежнев, – не распространяются.

И еще одно предуведомление. Безусловно, «отказ в публикации» можно объяснить, как это делает тов. Карпов, ущербностью нашей демократической свободы слова. Дело, думается, все-таки в другом. Ни одна уважающая себя газета не станет публиковать откровенное вранье и фальшивые «документы», которыми пестрит книга «Генералиссимус».

Именно такая оценка сего «труда» – фальшь и вранье – вытекает из моей статьи «Сталин, Берия и папаша Мюллер». Тов. Карпов с ней не согласен? Что ж, у него остается истинно демократический способ доказать свою правоту – подать в суд. Потому что публиковать его «Ответ», в котором повторяются те же бредни и фальшивки, что и в «историко документальном издании», иначе как по решению суда мы не станем. За сим – не обессудьте.

*** Перво-наперво Владимир Васильевич возмутился: как это я осмелился назвать его партийным функционером от литературы, а его произведения – беспомощными в литературном отношении! «Не монтируется это с тем, – пишет тов. Карпов, – что меня писатели страны избрали своим руководителем ».

Еще как монтируется. Именно таких и избирали: тех, кто отсутствие писательского дара восполнял деятельностью на ниве «общественно-политической жизни».

Вершин своей номенклатурной карьеры тов. Карпов достиг в 1986—1991 годах: первый секретарь Союза писателей СССР, кандидат, а затем и член ЦК КПСС. То есть – как раз во время горбачевской перестройки. Между тем, если верить Владимиру Васильевичу, именно в эти годы в России к власти пришли «сионисты», которые развалили созданную Сталиным великую державу: «Сотни и тысячи представителей других национальностей служат, а точнее, прислуживают сионистам, являются их верными пособниками, получая за это вознаграждение высокими должностями, допуском в политические и коммерческие структуры, в СМИ, кино, литературу, на эстраду, телевидение, радио ».

Самокритично. Вот, стало быть, от кого и за что у тов. Карпова все его чины и регалии.

Но главный «конек» тов. Карпова – отнюдь не новейшая история, а борьба за власть между Сталиным и сионистами во главе с Троцким. «Я разобрался в этой борьбе за власть в 30-е годы, – утверждает Владимиру Васильевич. – Троцкий после ранения Ленина был фигурой №1 в Советском правительстве и в партии. Борьба за власть им практически была выиграна: на всех ключевых постах находились сторонники Троцкого ».

То ли разобрался плохо, то ли подвело автора дремучее невежество. Еще в 20-е годы Троцкий вчистую проиграл борьбу за власть в партии «ленинскому большинству в ЦК».

«Троцкисты были разбиты наголову как в Москве, так и по всему Советскому Союзу». Этот вывод содержится в «Кратком курсе истории ВКП(б)» – популярном когда-то учебнике, подготовленном самим вождем. Уж не спорит ли с ним, с любимым и мудрым, тов. Карпов?

… Тогда же, в 20-е, Троцкий был изгнан со всех постов, а в 1929 году – еще и из страны. В 30-е годы Сталин уже расставил своих сторонников («Кадры решают всё!») «на всех ключевых постах», его власть стала практически неограниченной.

И уж конечно – никогда Сталин не обвинял Троцкого в сионизме. Кстати говоря, сионизм – политическое движение за возвращение евреев в Палестину и создание там еврейского государства – в 20-е годы был в России запрещен. Более яростных противников, чем евреи-большевики, у сионистов не было. Троцкий и тут был самым непримиримым. Вот один лишь штрих. Во время Гражданской войны к Троцкому пробились еврейские «ходоки»


и попросили его не провоцировать «белую солдатню» на погромы. Троцкий ответил так:

«Возвращайтесь к своим евреям и передайте им, что я – не еврей и мне наплевать на то, что с вами, случится».

Все приводимые мной цитаты (не только последнюю) и цифры я готов подтвердить с документами в руках. Тов. Карпов подобными доказательствами себя не обременяет. Понятно почему – документов у тов. Карпова нет, потому что их не существует. Зато фальшивок – сколько угодно. Из «Генералиссимуса» они перекочевали в «Ответ», хотя весомее от этого не стали.

*** В своем послании тов, Карпов прилежно переписывает из «Генералиссимуса»

«сладострастные слова Троцкого, пьяного от пролитой крови русских людей :

«Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем до животного состояния… А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, – о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию – офицеров, инженеров, учителей, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!»

Обратите внимание, Дейч, не Карпов сочинил эти слова, а привел их секретарь Троцкого в своих воспоминаниях».

Осмелюсь утверждать: воспоминаний о Троцком, откуда тов. Карпов якобы заимствовал эту цитату, не существует. А нашел ее Владимир Васильевич в книге некоего Шевцова «Последний роман». Этот «писатель» (полковник пограничных войск) печально прославился еще в советские времена своими зоологически антисемитскими опусами «Тля», «Любовь и ненависть», «Во имя отца и сына». Слава была настолько громкой (понятное дело, в весьма специфических кругах), что ЦК КПСС был вынужден осудить «произведения В.М.Шевцова, наносящие вред делу партии».

Осудить-то осудил, однако «произведения» эти продолжали исправно выходить.

Вот в этом-то «Последнем романе» его «герой», 70-летний артист МХАТа Егор Лукич Богородский, просвещает свою 30-летнюю любовницу: рассказывает ей о трагической истории России, которую захватили сионисты. И в качестве «аргумента» – пересказывает якобы слова Троцкого.

Таким образом, сей «документ» разведчик Карпов скоммуниздил у пограничника Шевцова. Ни мифический «секретарь Троцкого», ни сам Лев Давидович не имели к этому пассажу никакого отношения.

А вот как поступает тов. Карпов с теми подлинны ми документами, которые хоть и в очень незначительном количестве, но все-таки присутствуют в его «историко документальном издании».

«А вот еще один кровавый документ, – продолжает делиться открытиями в своем «Ответе» Владимир Васильевич, – подписанный четырьмя единокровными соратниками Троцкого – Свердловым (Гаухманом), его женой Новгородцевой, Володарским (Голдштейном) и Крестинским:

«Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их полностью, провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо участие в борьбе с Советской властью ».

Свердлов хоть и еврей, но фамилия его – подлинная. Крестинский – чистокровный украинец. Жена Свердлова, Клавдия Новгородцева, – чистокровно русская;

она никогда не была членом ЦК и потому документов, исходящих от ЦК, никогда не подписывала. И уж тем более – никак не мог Володарский поставить свою подпись под чем бы то ни было в году, потому что годом раньше его убили. Но все это мелочи. Дело в том, что под этим документом – действительно страшным – вообще нет ни одной фамилии. Называется он так:

«Циркулярное письмо ЦК РКП(б) об отношении к казакам», подпись под ним – «Центральный комитет РКП(б)». Подлинник находится в архиве РГАСПИ, фонд 17, опись 4, дело 7, лист 5. Ответственность за него лежит на всем большевистском руководстве, и не в последнюю очередь – на Иосифе Виссарионовиче.

Если тов. Карпов этот документ видел, то он – лжец. А если не видел – то просто невежда и дешевый фальсификатор.

*** Особенно огорчили Владимира Васильевича мои комментарии по поводу приведенного им в «Генералиссимусе» списка «Военного комиссариата», якобы укомплектованного Троцким. Был такой комиссариат, утверждает тов. Карпов в своем «Ответе», потому как «факты упрямая вещь ».

Действительно: упрямая. А потому повторю еще раз. Специально для… ну, в общем, специально для тов. Карпова. Никакого «Военного комиссариата» никогда не существовало.

Был «Народный комиссариат по военным и морским делам», позднее – Реввоенсовет.

Согласно карповской комплектации, в «военном комиссариате» русских не было вообще, евреев же – 34, да еще 8 латышей плюс 1 немец… Все это бред воспаленного воображения:

подавляющее большинство членов наркомата были русскими (Крыленко, Дыбенко, Каменев, Рыков, Подвойский, Кобозев, Аралов, Антонов-Овсеенко…), но были и латыши (Вацетис и Смилга), и даже один грузин – Сталин.

Но самое забавное – это «источник», откуда вдохновенно черпает свои фантастические сведения тов. Карпов. Вообще-то он на подобные вопросы не отвечает, молчит, как разведчик на допросе в СМЕРШе. И лишь выдавливает из себя нехотя: «Это было опубликовано в Америке, не у нас, а в Америке было опубликовано. Я взял оттуда ».

Вперед, граждане! В Америку, вслед за тов. Карповым.

В начале 20-х годов в Нью-Йорке вышла книга «автомобильного короля» Генри Форда «Международное еврейство». В ней было много любопытного: о «всемирном еврейском заговоре», «тайном еврейском правительстве» и тому подобных кознях «мировой закулисы».

В Америке, правда, книга успеха не имела, более того – ее окрестили «злонамеренной пропагандой». Реакция общества была столь сильной и однозначной, что в 1927 году Форд публично отрекся от авторства, признался, что в действительности книга состоит из статей двух русских эмигрантов (Б. Бразоль и Череп-Спиридович. – М.Д.), которые ввели его, Форда, в заблуждение. «Король» даже принес извинения евреям «за тот вред, который книга им причинила».

Все это не помешало триумфальному приему «Международного еврейства» в нацистской Германии. Книга неоднократно издавалась там миллионными тиражами, а фотографию Форда держал на своем рабочем столе сам фюрер… Вот там-то, в этой книге, имеются те сведения, коими оперирует тов. Карпов: военное ведомство советской России безграмотно названо «Военным комиссариатом», число его членов то же, что и у Владимира Васильевича, – 43, из них – 33 еврея. У Карпова, правда, – так это от усердия… Имеются в той книг и «исторические свидетельства очевидцев». Ну вот, к примеру:

«Когда большевики захватили власть, тотчас весь Петербург был наводнен тучей прокламаций и плакатов на еврейском языке. Ясно было видно, что этот язык должен сделаться одним из главных языков в России… Говорят, что Ленин не еврей. Возможно, но почему его дети говорят по-еврейски? Почему его воззвания написаны по-еврейски? Почему он отменил христианское воскресение и велел праздновать еврейскую субботу? Объяснение этого, может быть, в том, что он женат на еврейке».

Жаль, что тов. Карпов не привел сей «документ» в своем «Генералиссимусе». Было бы весьма уместно. А впрочем – есть на сей счет старинная турецкая пословица: «Если ты пьешь воду из мутного источника, не удивляйся потом, что у тебя испортился желудок».

*** Владимир Васильевич – человек упрямый. Упрямство сие вполне понятно: уплочено, назад дороги нет… В статье я пишу, что не существовало такой должности – «руководитель секретариата НКВД СССР». Была должность – «начальник секретариата». Нет, тупо упирается тов. Карпов в своем «Ответе»: «На штампе, на рабочем повседневном документе зафиксирована должность: руководитель секретариата НКВД СССР Мамулов С. С. ».

Правда, где бы на тот штамп хоть одним глазком взглянуть, Владимир Васильевич не указывает. Секретные сведения.

Между тем все просто. В сборнике «Кто руководил НКВД, 1934—1941» читаем:

«Мамулов С.С., начальник секретариата».

Еще один фантастический «документ» из «Генералиссимуса» – «Генеральное соглашение» о сотрудничестве и «взаимопомощи», якобы подписанный Берией и шефом гестапо Мюллером. И тут тов. Карпов меня ущучивает. «Мюллеру не надо было приезжать в Москву, а Берии в Берлин. Сотни политических и государственных деятелей ставили подписи, не приезжая в другую страну, документы им возили на подпись ».

Поясняю. Специально для… ну, опять специально для тов. Карпова. В XX столетии ни один мало-мальски значимый международный документ не подписывался с помощью курьеров. Тут автора «Генералиссимуса» вновь кто-то обманул. И группенфюрер СС Карл Вольф никогда не приезжал в оккупированный гитлеровцами Мценск, чтобы обсудить с заместителем Берии некие сепаратные «Предложения германскому командованию».

Бредятина все это. И комкор Фельдман, выполняя план троцкистов-заговорщиков, никак не мог, согласно тов. Карпову, «отправить в лагерь поляка Рокоссовского». Потому что арестовали будущего маршала в 38-м, а Фельдмана расстреляли – в 37-м, и как раз за участие в мифическом троцкистском заговоре. «Фейхтвангер написал об этих процессах книгу, но к россиянам, – утверждает Владимир Васильевич в «Ответе», – ее не допускают нынешние поборники свободы слова».

Совсем заговаривается тов. Карпов. Книга та – «Москва 1937» – издана в 1990 году двухсоттысячным тиражом. И о том, как Сталин сумел обмануть Фейхтвангера, тоже давно известно.

*** Но кое-что известно еще не слишком. Во всяком случае, именно на это рассчитывает тов. Карпов, когда пишет в письме в «МК»: «Всего 30—40 страниц осилил Дейч из моих тысячи, подробно описывающих и промахи и добрые дела Сталина в мирные дни и особенно его блестящее руководство крупнейшими операциями ».

Осилил. Хотя, признаюсь, с трудом: очень много смешных мест попадалось. Вот даже в одной вышеприведенной фразе – словечко «промахи» в применении к Сталину. Смешно.


Что же касается «блестящего руководства крупнейшими операциями »… Об одной из таких операций – контрнаступлении под Москвой в ноябре 41-го – тов. Карпов очень подробно пишет в «Генералиссимусе», Целыми страницами передирая чужие воспоминания, в частности, Жукова. Пишет с придыханием и восторгом перед гением Великого Стратега. О том, во что вылилось это контрнаступление, Владимир Bacильевич умалчивает. Восполним сей пробел:

«Все доводы Жукова против распыления сил на контрудары, успех которых весьма сомнителен, не возымели успеха. Сталин своего решения не только не отменил, а, наоборот, потребовал немедленного его исполнения.

Контрудар 16-й армии – это совершенно не подготовленное наступление именно в тот момент, когда противник уже изготовился к нанесению своего удара, имея превосходство в личном составе и артиллерии в 2,4-3 раза, а в танках – в 10 раз. Это был первый бой еще несколоченных и необстрелянных частей фронтового резерва, к тому же начавших его без подготовки. В результате 58-я танковая дивизия потеряла танков (70,2% общего количества), 17-я кавалерийская дивизия – 75% личного состава.

О том, как нещадно уничтожались конники, свидетельствует запись в отчетных документах 4-й немецкой танковой группы: «Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном разве что для парадов. Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками. Первые снаряды разорвались в гуще атакующих. Вскоре сплошное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади. Немногие уцелевшие всадники были добиты огнем артиллерии и пулеметов».

Контрудар оказался крайне неудачным. Цели его не были, да и не могли быть достигнуты. Армия понесла большие потери, ее оборона была ослаблена».

Обойдемся без комментариев. Помолчим. В память о тех, кого безумный Стратег отправил на верную и бессмысленную смерть.

*** В завершение сих дебатов – еще об одной фальшивке из книги «Генералиссимус». Тов.

Карпов очень подробно приводит слова якобы Алена Даллеса о том, как будет проводиться в жизнь план закабаления России. Вот этот страшный заокеанский план (цитирую q некоторыми сокращениями, чтобы не утомиться):

«Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, – словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Национализм и вражда народов, прежде всего вражда и ненависть к русскому народу – все это расцветет махровым цветом. Главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».

«Нетрудно понять, – завершает эту жуть тов. Карпов, – что осуществляет эту иезуитскую программу «пятая колонна» и антисоветски настроенные аборигены. А главная ударная сила, хорошо замаскированная в тексте директивы, – сионисты».

Можете мне не верить, граждане, но покойный теоретик и практик «холодной войны»

Ален Даллес не имел к этой «директиве» ни малейшего отношения. Эти слова писатель Анатолий Иванов придумал для одного из героев романа «Вечный зов» – бывшего жандарма, потом – троцкиста, а потом и штандартенфюрера СС, но не Штирлица, а некоего Арнольда Лахновского.

Такие у тов. Карпова «документы». Сию «директиву» он дословно переписал, иными словами – сплагиатил у Иванова (так же как в предыдущем случае – у Шевцова), и отнес на счет Даллеса. Потому как Алену-то уже все равно, а для «писательских» целей как Раз подходит. Выполнять же сей план, согласно тому же тов. Карпову, должна «главная ударная сила – сионисты ».

Сдвинулся человек на сионистах. Бывает.

*** Личные выпады тов. Карпова в мой адрес я опущу. Ну там «махровый антисоветчик», «антисоветчиков законе» и тому подобное. Тут, по-видимому, у тов. Kaрпова аберрация сознания наблюдается: советская власть давно уже приказала долго жить, а он все еще там. В ней.

В завершение своего многотрудного и многостраничного «Ответа Марку Дейчу»

Владимир Васильевич пишет высоким штилем всякие красивые слова о своем патриотизме и прочем таком. И еще о пожеланиях единомышленников «стоять насмерть !».

«Никакие выпады меня не запугают – стоял и буду стоять за Россию », – грозно предупреждает Владимир Васильевич.

Между прочим, Советский Союз и Россия – не одно и то же. Это тов. Карпова опять кто-то обманул. И стоять не надо. Тем более – насмерть. Настоялись уже. Присесть бы тов.

Карпову. Отдохнуть. От изнурительной борьбы с сионистами. Глядишь, оно бы и полегчало.

*** Последний штрих. Согласно всяким справочникам, тов. Карпов – Герой Советского Союза. Однако сие утверждение было, по-видимому, справедливо лишь до выхода «Генералиссимуса», поскольку в аннотации к первому тому об авторе написано: «Владимир КАРПОВ – дважды Герой Советского Союза ».

Прямо-таки не знаешь, чему верить. Не исключено, впрочем, что вторая Звезда Героя – лично от Генералиссимуса. За это вот «историко-документальное издание».

«Царь-колокол не звонит, поломатый, Царь– пушка не стреляет, мать ети.

И ясно, что евреи виноваты, Осталось только летопись найти».

Игорь Губерман Летопись нашлась.

Ее поиски, собственно, никогда не прекращались: наши коричневые постоянно ссылаются на «исторические корни» злокозненного еврейского заговора против России. А к началу третьего тысячелетия подоспела мощная поддержка – в виде очередного исследования знаменитого на весь мир Александра Солженицына.

Честно говоря, мне очень не хотелось упоминать о нем в этой книге: слишком многим мое поколение (следующее за «шестидесятниками») обязано его «Архипелагу» и «Теленку».

Но выбросить слова из песни невозможно. Тем более – из такой песни.

КЛИО В БАГРОВЫХ ТОНАХ Объемный труд А.И.Солженицына «Двести лет вместе» ожидаемого скандала не вызвал. Хотя, судя по всему, сам Великий Писатель Земли Русской (далее ВПЗР. – М.Д.) явно на него рассчитывал. Во всяком, случае, в предисловии Александр Исаевич пишет. Во первых:

«Искренне стараюсь понять обе стороны. Для этого – погружаюсь в события, а не в полемику».

И во– вторых:

« С двух (выделено автором) сторон ощущаешь на себе возможные, невозможные и еще нарастающие упреки и обвинения».

Намерение понять обе стороны весьма похвально. Правда, хорошо известно, куда именно мостится дорога с помощью благих намерений.

С полемикой тоже понятно. Кто же рискнет полемизировать с «живым классиком»?

Иных уж нет, те – далече, а третьи испытывают к ВПЗРу чувство почтительного восхищения, от которого немеет язык и прочие члены.

Упреков и обвинений, да еще с двух сторон, тоже не получилось. Сразу после выхода книги одна сторона _ «инородческая» – объявила А.И. чуть ли не главным евреем России.

Другая, национал-патриотическая, бросилась защищать ВПЗРа, хотя никто на него не посягал. Один из наших главных коричневых публицистов поспешил написать, что «поддержать книгу А. Солженицына – означает признать собственную вину евреев перед русскими за двести лет». Поэтому «в нашем патриотическом обществе отношение к книге А.Солженицына в основном благоприятное».

Ну– ну. Похоже, за «200 лет вместе» коричневые (вместе с красными) готовы простить Солженицыну его «Архипелаг ГУЛАГ».

Но самое главное, что и сам Солженицын, судя по всему, вполне созрел для такого прощения.

*** Когда-то Солженицын сказал про нас про всех: «Образованщина».

Правильно сказал, между прочим. Хотя и обидно.

Но дело не только в обиде. Не только в том, что Александр Исаевич выглядит здесь неприкасаемым мэтром, спорить с которым невозможно и бессмысленно. Понятное дело: не станет же он – без ущерба Для собственной значительности – дискутировать с «образованщиной», С другой стороны, сей термин создает автору ореол непререкаемости. Любая попытка возразить изначально наталкивается на презрительное: «Образованщина». Конечно же, мы виноваты в этом сами – слишком Долго Солженицын был для нас ярким лучом света на диссидентской кухне, мы запрещали себе любое несогласие с мэтром. Между тем времена вермонтской ссылки давно прошли, а мы все еще полны благоговейного почтения. Нам неловко сказать: «Здесь что-то не так». На нас давят авторитет и былые заслуги «вермонтского узника».

Но хуже всего, что молчат историки. Впрочем, их можно понять. Одни не хотят тратить время на пустые дискуссии. Другие и рады бы подискутировать, но не хотят связываться с мэтром, который давно уже заклеймил термином «образованщина» любых возможных оппонентов.

И все-таки – давайте попробуем взглянуть на то, как Александр Солженицын заставляет служить себе беспристрастную Клио.

*** Временные рамки исторического труда Солженицына «Двести лет вместе» определены самим автором: 1795—1995. Но не заглянуть, что называется, в глубь времен автор, конечно, не мог. И он заглянул.

Еще со времен Киевской Руси евреи, по мнению А.И., всячески вредили русским людям: были жестокими и жадными ростовщиками, работорговцами, сборщиками дани. В подтверждение своего мнения Солженицын цитирует замечательного русского историка Карамзина:

«Жители Владимира, Суздаля, Ростова вышли наконец из терпенья и единодушно восстали, при звуке Вечевых колоколов, на сих злых лихоимцев: некоторых убили, а прочих выгнали».

Кто же были те «злые лихоимцы»? Понятное дело: евреи. Автор рассчитал правильно – не будем же мы копаться в сочинениях Карамзина. Мы этих сочинений, небось, отродясь не открывали.

Однако на сей раз не поленимся, откроем Николая Михайловича. И узнаем, что в году жители вышеупомянутых городов восстали против ордынских откупщиков дани, «купцов бесерменских» и их русских пособников. После приведенной Солженицыным цитаты Карамзин продолжает:

«В Ярославле народ умертвил какого-то злочестивого отступника, именем Зосиму, бывшего монаха, который, приняв веру магометанскую в Татарии, ругался над святынею христианства;

тело его бросили псам на снедение».

О евреях у Карамзина здесь нет ни слова.

Такова технология солженицынского цитирования. Эта технология используется постоянно, на протяжении всей книги.

Что же касается Московской Руси, то среди ее населения евреев вообще не было.

Собственно, это признает и сам Солженицын, проговариваясь мимоходом, что их проникновение в Московию «было самым незначительным». Но если оно «незначительное», то о чем же речь? А вот о чем:

«Но в конце XV в. у самого центра духовной и административной власти на Руси происходят как будто и негромкие события, однако могшие повлечь за собой грозные волнения или глубокие последствия в духовной области, – интригует читателя А.И.– Это так называемая «ересь жидовствующих».

Из дальнейшего повествования заинтригованный читатель узнаёт, как евреи, выражаясь современным языком, чуть было не осуществили величайшую идеологическую диверсию против православия. Некий «приехавший в 1470 году в Новгород из Киева еврей Схариа»

обратил в «закон Моисеев» двух священников – Дионисия и Алексея. А последний сумел прельстить самого самодержца, Ивана III, который возвел «в митрополиты – то есть во главу всей русской Церкви – из своих обращенных в ересь архимандрита Зосиму. А кроме того, обратил в ересь и Елену, невестку великого князя и мать возможного наследника престола », – рассказывает «живой классик».

Короче говоря, еще немного – и «ересь жидовствующих» разрушила бы православную веру.

Рассказывая читателю эту басню, Солженицын опять же ссылается на Карамзина – приводит его цитату. Но в нужном для себя месте цитату обрывает. Между тем рассказ о «ереси жидовствующих» Николай Михайлович завершает следующим образом:

«Так повествует Св. Иосиф, основатель и начальник монастыря Волоколамского, историк, может быть, не совсем беспристрастный » (выделено мной. – М.Д.).

В первой четверти XIX века, когда Карамзин создавал свою «Историю государства Российского», он, конечно же, не мог прямо критиковать знаменитого, средневекового богослова, к тому же объявленного святым. Однако, будучи добросовестным ученым, не преминул назвать Иосифа «не совсем беспристрастным». Солженицына такое мнение историка не устроило, и он попросту обкорнал цитату.

«Ереси жидовствующих» посвящено немало исследований. Вот что пишет о средневековом «судилище над мифической сектой тайных иудеев» наш современник, историк с мировым именем Руслан Скрынников:

«Лишь с помощью „прехищрения“ и „коварства“ Геннадию (архиепископу Новгородскому. – М.Д.) и Иосифу удалось доказать принадлежность православных вольнодумцев к иудаизму („жидовству“). Сжечь их без такой лжи было невозможно.

Жестокие гонения на вольнодумцев, продолжавшиеся 15 лет („еретиков“ сожгли в 1504 году после страшных пыток. – М.Д.), нанесли непоправимый ущерб русской духовной культуре».

Стало быть, «жидовствующие» – «мифическая секта», а основоположник сей ереси, еврей Схариа, согласно десятку исторических трудов, – мифический: персонаж.

Такое мнение «живого классика» не устраивает, поэтому того же Скрынникова он не упоминает вовсе. Не вписывается.

Переходя к XVI веку, к Ивану Грозному, Солженицын ссылается на «еврейского историка XX века » Гессена. Тот, дескать, пишет о том, как Иоанн Васильевич запретил евреям приезжать в Москву, поскольку они «русских людей „от христианства отводили, и отравные зелья в наши земли привозили, и пакости многие людям нашим делали“.

А.И. часто и обильно цитирует Гессена. Цель вполне очевидная: уж если еврей пишет, то не извольте сомневаться. При этом Солженицын являет вполне пролетарский интернационализм, препарируя Гессена1 столь же успешно, что и Карамзина. То же – и в данном случае. После приведенной Солженицыным цитаты у Гессена следует вполне однозначный комментарий:

«В этих словах (Ивана Грозного. – М.Д) звучали превратные толки о роли евреев в насаждении жидовской ереси, а вместе с тем повторялись обвинения, которые царь трафаретно предъявлял всем иноземцам, ему неугодным».

Этот комментарий у Солженицына отсутствует.

В других случаях нобелевский лауреат позволяет себе и вовсе едва завуалированную фальсификацию. Он пишет:

«Есть легенда, что при взятии Полоцка в 1563 году Иоанн IV приказал всем евреям тут же креститься, а отказавшихся велел утопить в Двине».

Обратите внимание на слово «легенда».

«Историки тщательные, – продолжает А.И., – как, например, Гессен, не только не подтверждают эту версию, хотя бы в ослабленном виде, но даже не упоминают о ней».

Ну если уж даже Гессен, «тщательный » (и притом еврейский) историк, «даже не упоминает » об этом событии, стало быть – его не было.

Не было?

Действительно: Гессен об этих событиях не упоминает. Дело в том, что российскому еврейству XV—XVII веков Гессен отводит всего-то три страницы. Однако не менее «тщательный» (к тому же еще и русский) историк Карамзин, подробно рассказывая о зверствах царя Иоанна, пишет о взятии Полоцка:

«Иоанн, взяв государственную казну, взял и собственность знатных, богатых людей, велел разорить латинские церкви и крестить всех жидов, а непослушных потопить в Двине».

Вот что пишет о тех же событиях Руслан Скрынников:

«Благочестивый царь, отслужив молебен в честь победы над безбожными „люторами“, велел истребить всех полоцких евреев».

Не могу не согласиться со словами нобелевского лауреата (речь шла, конечно же, не о его книге): «Если такое изложение истории считать объективным – то до истины не договориться».

*** «Евреи хлеба не сеют, евреи водкой торгуют». Эти чуть перефразированные мной строки, написанные ироничным Борисом Слуцким, можно поставить эпиграфом ко всей книге Солженицына. Но уже безо всякой иронии.

«Живой классик» утверждает: весь XIX век царское правительство выбивалось из сил, дабы отвадить русских евреев от вредного промысла – торговли водкой. Дескать, евреи, жившие в сельской местности (к 1882 году – «одна треть всего еврейского населения»), спаивали крестьян, чем, понятное дело, сильно вредили «коренному населению».

«Алкоголизм поддерживается не только спросом на водку, но и предложением ее », – замечает А.И. (замечание весьма сомнительное;

вспомним, что творилось в СССР совсем недавно, когда Политбюро попыталось ввести ограничения на продажу спиртного).

Солженицын приводит выдержку из «влиятельной в те годы газеты „Голос“, которая назвала еврейское шинкарство „язвой края“, причем „язвой неисцелимой“. Это и есть, считает А.И., «оголенная, стонущая, вопиющая правда ».

Пытаясь соблюсти хотя бы видимость объективности, Солженицын приводит слова писателя Николая Лескова, «знатока, – по свидетельству самого же А.И., – русской народной жизни »:

«В великорусских губерниях, где евреи не живут, число судимых за пьянство, равно как и число преступлений, совершенных в пьяном виде, постоянно гораздо более, чем число таких же случаев в черте еврейской оседлости. То же самое представляют и цифры смертных случаев от опойства. И так стало это не теперь, а точно так исстари было».

Солженицын «опровергает» Лескова, Делает он это незатейливо: более не упоминает ни об этом писателе, ни о других источниках (а их в русской историографии немало), которые противоречат мнению о спаивании русского народа евреями.

Брошюра Лескова «Евреи в России: несколько замечаний по еврейскому вопросу» была напечатана В-50 экземплярах. Тем не менее историкам она вполне доступна. Эта брошюра не оставляет камня на камке от тезиса, согласно которому евреи злонамеренно травили русских водкой. Лесков пишет:

«Развертываем дошедшие до нас творения св. Кирилла Туровского в XII веке и что же слышим: святой муж говорит уже увещевательные слова против великого на Руси пьянства;

обращаемся к другому русскому святому – опять же Кириллу (Белозерскому), и этот со слезами проповедует русским уняться от „превеликого пьянства“, и, к сожалению, слово высокого старца не имеет успеха. Кирилл делает краткую, но ужасную отметку: „Люди ся пропивают, и души гибнут“.

Ужасно, но жид в этом нимало не повинен. «История церкви» (митрополита Макария, проф. Голубинского и Знаменского), равно как и «История кабаков в России» (Прыжова) представляют длинный ряд свидетельств. Как св. Кирилл Белозерский, так и знатные иностранцы, посетившие Россию при Грозном и Алексее Михайловиче, относили русское распойство прямо к вине народного невежества – к недостатку чистых вкусов и к плохому усвоению христианства, воспринятому только в одной внешности. Перенесение обвинения в народном распойстве на евреев принадлежит самому новейшему времени, когда русские, как бы в каком-то отчаянии, стали искать возможность возложить на кого-нибудь вину своей долгой исторической ошибки. Евреи оказались в этом случае удобными;

на них уже возложено много обвинений;

почему бы не возложить еще одного, нового? Это и сделали».

Такие цитаты Солженицыну не нужны.

Какие нужны, мы уже знаем.

Порой А.И. избегает прямого цитирования, излагает, что называется, своими словами.

Ну, например: «Системы капиталистическая в экономике, в торговле и демократическая в политическом устройстве» – по большей части детище евреев, – считает Солженицын, – «и они же для расцвета еврейской жизни наиболее благоприятны». «Об этом ярко и убедительно писал выдающийся политэконом Бернер Зомбарт ».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.