авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«Марк Дейч Коричневые Марк Дейч Коричневые ...»

-- [ Страница 6 ] --

«Имеющиеся в деле доказательства являются достаточными для окончательного решения вопроса о виновности Коваленко, Перова, Иванова и Фурсова».

И это после того, как г-на Герасимова и его подчиненных схватили за рукав, уличив в фальсификации… А «окончательное решение вопроса» – это одна смертная казнь и три пятнадцатилетних срока.

Дело №1012 было передано другому прокурору Иркутска: следователю по особо важным делам Николаю Китаеву. Спустя некоторое время – после проведения эксгумации трупа жертвы и нескольких тщательных экспертиз – Китаев вынес постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

«Мы обследовали весь пол квартиры Васильевой, – рассказывал Китаев, – но не обнаружили тех потоков крови, о которых живописали свидетельницы. На полу вообще не оказалось надрезов от топора. Мнимые свидетельницы путали самые элементарные детали, не смогли даже опознать Стельмах! Версия с убийством в доме Васильевой с самого начала была ошибочной, тупиковой, по ней пошли с целью закрыть дело. Наша следственная группа доказала, что Васильева и Подоляк просто-напросто оговорили Коваленко и других, а Фурсова на предварительном следствии „обработали“ так, что он подписал все бумаги, которые требовались».

Теперь – итоги. Четыре человека провели под стражей почти пять лет. Два года они ждали приведения приговора в исполнение: трое – пятнадцати лет лагерей, один – расстрела.

Потом их вдруг освободили. Правда, извинились.

Две главные «свидетельницы» обвинения осуждены за оговор на 5 лет каждая.

Убийца Татьяны Стельмах не найден. Слишком много времени ушло на версию, оказавшуюся фальшивкой.

А г– н Герасимов переведен в Москву, в большие чины. Ну как же: профессионал… Я вот думаю: ну почему все-таки он? Почему не Китаев – талантливый юрист, отстаивающий Закон, а не пытающийся, как Герасимов, подгрести его под себя? Оно конечно: пути начальственных прихотей неисповедимы, а истинные юристы в Иркутске тоже нужны. А чего похуже – стало быть, в Москву?

Мне не удалось дознаться, благодаря кому г-н Герасимов осел в столице. Говорят, в студенческие годы он хорошо играл в футбол. Кто там из московского начальства большой любитель этой игры?

Прежние сослуживцы г-на Герасимова рассказывают о том, что мнение начальства для него – главный закон. О его умении создавать о себе благоприятное впечатление у руководства. Еще будучи в Иркутске, Сергей Иванович издал в столице брошюру о замечательной деятельности иркутской областной прокуратуры. Брошюра вышла как раз в то время, когда четверо обвиняемых по делу об убийстве Стельмах сидели в тюрьме и один из них ждал расстрела.

Говорят также, что Сергей Иванович бесподобен в составлении победных реляций и рапортов для начальства. И коих у любого непредубежденного начальника обязательно должно создаться впечатление, какой он, г-н Герасимов, в сущности замечательный и необходимый. И как его не хватает. В Москве, к примеру.

И ведь создалось, как видите.

Давайте спросим себя, граждане: зачем в столице такой прокурор? При котором прокуратура явно к нацистам благоволит, а глава сего учреждения способен отправить не смерть невиновного?

Вопрос, по свидетельству Хазанова, безусловно, интересный. Но не такой уж сложный.

Мы бы и ответили. Да только кто ж нас спросит?… *** Помимо своих профессиональных навыков, о которых читатель имеет теперь некоторое представление, г-н Герасимов на посту столичного прокурора сумел прославиться еще как минимум двумя качествами. Во-первых, показал себя очень независимым. Во-вторых, сильно принципиальным.

В ответ на запрещение мэром Москвы проведения в столице съезда РНЕ, Баркашов высказался крайне агре ссивно и о скорбительно. Юрий Лужков направил в Мосгорпрокуратуру требование – принять в отношении Баркашова меры в соответствии с Законом.

Решение состоялось. Причем г-н Герасимов не вытянулся во фрунт перед столичным градоначальником, как можно было бы ожидать, а высказался вполне независимо:

«Уважаемый Юрий Михайлович! По вашему обращёнию, связанному с высказываниями лидера движения „РНЕ“ А. Баркашова, прокуратурой г, Москвы проведена проверка.

В ходе ее были получены объяснения от Баркашова и лидеров правозащитных и общественных организаций, которые обратились в Правительство г. Москвы с просьбой о запрещении съезда движения «РНЕ» в столице, опрошен корреспондент телевидения, приобщены регистрационные и иные документы, отражающие цели, задачи и фактическую деятельность движения, получено мнение специалиста Российской Академии Наук.

При оценке высказываний Баркашова использована следственно-судебная практика, рекомендации Пленума Верховного Суда РСФСР. По результатам проверки в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием в действиях Баркашова состава преступления.

Его высказывания не содержат неприличной формы, как этого требует уголовный закон.

Поэтому не могут рассматриваться как оскорбление.

Проверка показала, что прозвучавшие в интервью Баркашова угрозы не содержат конкретно выраженных намерений на причинение каких-либо насильственных действий, сам Баркашов настаивает на том, что у него не было намерения применять силу, он имел в виду приезд своих сторонников в Москву после судебного разрешения конфликта в свою пользу.

Прокурор города С. И. Герасимов».

Стало быть, г-ну Герасимову потребовалась неприличная форма.

Действительно: ст. 130 УК говорит об оскорблении, каковое есть «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Но вот вопрос: что понимать под неприличием? Конечно, Баркашов московского мэра на три буквы не посылал. Хотел, но сдержался. Однако Комментарий к УК сей вопрос решает вполне основательно. Неприличная форма, говорится в Комментарии, «циничная, глубоко противоречащая правилам поведения, поинятым в обществе».

Партайгеноссе Баркашов назвал Лужкова главарем «еврейской банды». И дело не в том, что еврейской, – почему бы и нет? А в том, что московский мэр, согласно сути высказываний фюрера РНЕ, оказывается – пахан. По-видимому, г-н Герасимов ничего неприличного в этом не усмотрел. И циничного тоже. Может быть, подобные публичные высказывания приняты в нашем обществе? Тогда конечно. Тогда взятки с московского прокурора гладки. Потому как – каково общество, таков и прокурор.

Но особенно умилило меня сообщение столичного прокурора о «приобщении всевозможных документов РНЕ». Уж не знаю, чего он там наприобщал, но призывов к насилию и гражданской войне, а также разжигания межнациональной вражды прокурор в этих документах не заметил.

Таким образом г-н Герасимов явил нам свою независимость: не пошел на поводу у московского мэра, общественности и закона.

И принципиальность. Спустя короткое время прокуратура Москвы все-таки решила завести уголовное дело против Баркашова в связи с заявлением мэра. Сначала, значит, «за отсутствием состава преступления» – отказать. Немного погодя – возбудить. Но г-н Герасимов на этом возбуждении не остановился. Он подал в московский суд иск с требованием отменить регистрацию РНЕ в столице. Суд, понятное дело, ожидания прокурора оправдал. Отменил.

Что же такое произошло? Да ничего особенного: московский градоначальник рассердился и топнул ножкой. А г-н Герасимов – во фрунт и под козырек. «Чего изволите? – осведомляется… – Запретить-с? Не извольте беспокоиться, это мы мигом…». Хотя буквально только что – сильно о плюрализме мнений заботился. Чтобы, значит, – упаси бог судить за политические убеждения… Оказывается, и судить можно, и даже запретить. Стоило только московскому мэру осерчать – и будьте любезны.

А если бы не задел Баркашов московского мэра?

Зато других мэров фюрер РНЕ теперь не задевает. Остерегается. Потому-то, надо полагать, «Русское национальное единство» продолжает действовать в России вполне легально.

P.S. Что же касается «героя» многих моих публикаций, г-на Герасимова, то он все-таки слетел со своей должности. Хотелось бы потешить себя тем, что это случилось после моих неоднократных упоминаний о благорасположении Московской прокуратуры к отечественным нацистам. Однако вряд ли. К тому же, слетев, г-н Герасимов полетел на повышение: нынче он командует НИИ проблем укрепления законности и правопорядка прокуратуры РФ.

Стало быть, с укреплением законности у нас теперь всё в порядке. Нацисты не жалуются.

«Самый дешевый вид гордости — это национальная гордость.

Всякий жалкий простофиля, не имеющий ничего в мире, чем бы он мог гордиться, хватается за последний ресурс гордости — за нацию, к которой он принадлежит».

А.Шопенгауэр Мы уже знаем, чем оканчиваются попытки наших отдельных излишне принципиальных сограждан противодействовать отечественному национал-социализму. Одних судят за «хулиганство» (Егор Рудаков в Москве), других приговаривают к денежным штрафам и заставляют публично извиняться перед людоедами (Галина Туз в Ставрополе).

Знаем мы и о том, что, напротив, общение нацистов с Уголовным Кодексом почти всегда завершалось для них вполне благопристойно. Откровенная поддержка правоохранительных органов и властных структур позволяет им чувствовать себя «сверхчеловеками», стоящими над Законом и обществом.

Вот уже полтора десятка лет некоторые наивные мои сограждане пытаются призвать к порядку одного из таких «сверхчеловекдв». Тот, однако, непотопляем. Как то самое, что всегда плавает на поверхности. Для борьбы с этим «явлением» отдельных энтузиастов не хватает. Тут нужны золотари-ассенизаторы – профессионалы своего дела.

Иными словами – сотрудники правоохранительных органов, которым вменено в обязанность очищать страну от всякого рода экскрементов.

Сотрудники, однако, то ли чересчур брезгливые попадаются, то ли сами… плавают. А рыбак рыбака, как известно, далеко видит.

В начале сей скорбной истории позвольте огласить «ПРОТОКОЛ Заседания Высшего Совета Русских патриотических сил Председатель: Корчагин Виктор Иванович.

Секретарь: Русин Виктор Яковлевич.

Присутствовали: Васильев Д.Д., Ковальков В.П., Степанов А.Е., Липатов АИ., Щеглов И.Е., Данилов А.В., Севастьянов А.Н., Демин И.Л.

Повестка дня: О поддержке генерала Макашова.

Слушали: Корчагина В.И. о необходимости поддержать генерала Макашова в связи с нападками на него еврейской оккупационной власти за выступление на митинге в Москве, где он сказал: «Пора гнать всех жидов из России».

Выступили: Русин В.Я., Степанов А.Е., Липатов А.И., Щеглов И.Е., Севастьянов А.Н., Данилов А.В., Васильев Д.Д.

Постановили:

1. Учитывая, что еврейская оккупационная власть нагло грабит Россию и осуществляет геноцид русского народа, а евреи вместо осуждения этого преступления организуют травлю русских патриотов – одобрить высказывание генерала Макашова:

«Пора гнать всех жидов из России!».

2. Провести Всероссийскую акцию в поддержку генерала Макашова в Москве, Петербурге и других городах.

3. Подать коллективное заявление в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой возбудить уголовное дело против Иосифа Кобзона по статье 282 УК РФ за разжигание национальной розни.

4. Одобрить действие Генеральной прокуратуры РФ, возбудившей уголовное дело против известного русофоба еврея Марка Дейча».

А теперь – обещанное:

ДЕЛО «АКАДЕМИКА»

В апреле 1995 года судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда после двухдневного разбирательства пришла к следующему выводу:

«Подсудимый Корчагин, являясь учредителем, издателем и редактором газеты „Русские ведомости“ и издателем и редактором брошюры „Сущность сионизма“, в мае 1993 года совершил умышленные действия, направленные на возбуждение национальной вражды и унижение национальной чести и достоинства путем неоднократного опубликования в своей газета, а затем в брошюре материала анонимного происхождения под названием „Катехизис еврея в СССР“, содержащего открытое изложение идей национальной вражды и унижающего национальную честь и достоинство русских и евреев с целью распространения в обществе идей, подрывающих уважение к русским и одновременно возбуждающих чувство вражды и неприязни к евреям».

Во время суда государственный обвинитель прокурор Сумин заявил, что, «говоря об истоках дела, хочу заметить, чтов его развитии заинтересованы проеврей-ские организации России ». После чего прокурор от обвинения в адрес подсудимого отказался.

Случись это в наши дни, Корчагин вышел бы из зала суда с гордо поднятой головой.

Поскольку, согласно ныне действующему УПК, в случае прокурорского отказа от обвинения подсудимый признается невиновным, и судебное дело против него немедленно прекращается.

Хотя в то время действовал старый УПК, подсудимый остался доволен и собой, и правосудием. Правда, он был приговорен к штрафу «в размере 16 минимальных месячных размеров оплаты труда», а также лишен «права заниматься издательской, редакторской и журналистской деятельностью в течении трех лет». Однако – тут же амнистирован.

Ирония бывает иногда необычайно злой. Зоологический антисемит, не скрывающий своей симпатии к Гитлеру, освобождается от наказания за (помимо прочего) призыв к «100% ной депортации евреев » в связи с праздником Победы над фашизмом.

Несколько слов об амнистированном. Судя по статьям и речам на вышеупомянутом судебной процессе, Корчагин – человек фантастически невежественный и столь же воинственный. Это не помешало ему (а может быть, наоборот: помогло) основать карликовую «Русскую партию России», стать «академиком» мифической «русской академии», а также председателем «общественного русского правительства России».

Поначалу члены «Русской партии» в выборах участия не принимали. По той причине, что «за какой блок ни голосуй – там в основном евреи и жиды ». Однако на президентских выборах 1996 года сторонники Корчагина голосовали за КПРФ, а сам «академик» даже написал программную погромную статью под названием «Почему мы должны поддерживать Зюганова? ». Статью иллюстрировал большой портрет лидера коммунистов – надо понимать, близкого по духу.

В экономической сфере руководимая Корчагиным партия в начале 90-х выдвинула лозунг: «Каждой семье – долю в 1 миллион рублей!». Корчагин лично раздавал желающим «сертификаты» на эту сумму. Желающих не нашлось.

В области идеологии «Русская партия России» заявляла о себе как об «антикоммунистической, антимарксисткий, антихристианской, антисионисткой ». Кроме того, она считала необходимым:

«Обеспечить свободу вероисповедания в России! Пропагандировать веротерпимовстъ.

Признать христианство, проповедующее идею богоизбранного израильского народа, еврейской идеологией и пришлой религией, способствующей установлению сионистского ига в России. Содействовать возрождению Православия».

Выписка из истории болезни, которую лучше было бы оставить на усмотрение судебных психиатров. Однако у Корчагина нашлись в то время серьезные защитники.

Причем не адвокаты, а прокуроры. В течение двух лет, с 1993-го по 1995-й, «стражи закона»

под различными предлогами отказывались возбудить уголовное дело против распространителя антисемитских фальшивок. Заместитель Таганского межрайонного прокурора Москвы И. Мариненко заявляла:

«Перепечатка „Катехизиса еврея в СССР“ ничего нового не добавила, так как широкая общественность давно с его содержанием была знакома. То же самое, но с еще большей убедительностью можно говорить и о „Протоколах сионских мудрецов“.

Хороший довод. Раз общественность была в курсе, можно не стесняться.

Старший следователь Тимирязевской межрайоннной прокуратуры А. Кравцов:

«Основное содержание представленных публикаций составляет критика еврейского национализма и шовинизма, главным образом в форме сионизма, а также их идеологической базы – иудаизма в их исторических аспектах. Полагаю, что такая задача в принципе заслуживает не осуждения, а одобрения».

Почти дословный аргумент одного из адвокатов на Нюрнбергском процессе.

Заместитель Тимирязевского межрайонного прокурора Москвы Р. Клопцов:

«На момент повторных публикаций „Катехизиса…“ Корчагин располагал официальными уведомлениями прокуратуры Тимирязевского района г. Москвы и РСФСР об отсутствии состава преступления в действиях подобного рода».

Стало быть, Корчагин заранее получил индульгенцию от прокуратуры. Удивительно, что несмотря на это судья Мосгорсуда Гусева все-таки вынесла «академику» обвинительный приговор.

Получив амнистию и не сомневаясь в благорасположении прокуратуры, «академик»

выпустил объемную книгу, которая вполне заслуженно была названа хрестоматией по антисемитизму. С тех пор московская прокуратура успешно защищает своего любимца от обвинений в уголовно наказуемых деяниях.

Как– то к прокурору Юго-Западного округа Москвы В.Юдину пришли члены Союза евреев-инвалидов и ветеранов войны Ефим Гохберг и Борис Стамблер. Они попросили текст постановления о прекращении уголовного дела в отношении Корчагина. И хотя просьба была вполне законной, прокурор Юдин выставил стариков из своего кабинета.

Они пришли еще раз. Оба – в военной форме, с орденами: 73-летний инвалид войны Борис Стамблер – гвардии рядовой, получивший тяжелейшее ранение на Курской дуге, и 86 летний ветеран войны полковник Ефим Гохберг. Они сказали, что не уйдут, пока не получат текст постановления, а если прокурор хочет применить силу – пусть применяет.

Юдин растерялся и бумагу все-таки выдал. Хотя обязан был это сделать сразу, по первому требованию.

В постановлении следователь по особо важным делам прокуратуры Юго-Западного округа А. Тихонов ссылался на «литературно-правовую экспертизу произведений Корчагина В.И. в Российском университете дружбы народов ». Согласно прокурору Тихонову, эксперты ничего такого разжигающего в вышеупомянутых «произведениях» не нашли, а «следствие полностью доверяет объективности и компетентности выводов экспертов».

Председатель Союза евреев-инвалидов и ветеранов войны, Герой Советского Союза, командир танкового батальона Моисей Марьяновский обратился к ректору Российского университета дружбы народов. Из ответа ректора выяснилось, что к проведенной экспертизе университет никакого отношения не имеет.

Следователь прокуратуры Тихонов ставил перед анонимными экспертами два вопроса:

направлена ли книга Корчагина на возбуждение национальной вражды или розни и имеются ли в ней призывы к насильственному свержению государственного строя РФ? Судя по всему, ответы неведомых экспертов следователя удовлетворили. Но вопросы эти – сугубо юридические, ответы на них должно было дать следствие. Более того, ст. 78 Уголовно процессуального кодекса гласит: с юридическими вопросами обращаться к экспертам запрещено.

С помощью таких экспертиз, неведомо кем проведенных, прокуратура Москвы возвела вокруг «академика»-антисемита надежную защиту. Депутат городской думы, председатель Московского антифашистского центра Евгений Прошечкин пытался найти в ней брешь. В ответ на его неоднократные обращения к прокурору Москвы дело против Корчагина было возбуждено вновь и направлено куда бы вы думали? Правильно: все в ту же прокуратуру Юго-Западного административного округа. Где, как и следовало ожидать, его опять благополучно прекратили, о чем Прошечкина торжественно известила заместитель прокурора округа Л. Кутловская.

После новой серии обращений к прокурору Москвы дело возбудили в третий раз.

Ничего хорошего из этого не вышло: начальник управления по надзору за следствием в прокуратуре Н. Пудова посчитала, что «следствие пришло к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Корчагина состава преступления».

Между тем, книга самозванного «академика» без ограничений продавалась в столице.

Собственно, Корчагин ее и не писал – сам он и двух слов связно произнести не в состоянии.

Он составил ее из «произведений» любимых и почитаемых авторов. Более ста страниц книги – выдержки из Адольфа Гитлера. К фюреру Корчагин относится с явным одобрением, чего не скрывает. А поскольку ничего противоправного в действиях сего «академика» прокуроры не находили, стало быть, и они тоже одобряли. Например, вот это:

«Борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за дело божие».

Инвалид Борис Стамблер в очередной раз попросил разрешения прокурора Юго Западного округа ознакомиться с текстом очередного постановления о прекращении уголовного дела в отношении Корчагина. Заместитель прокурора округа Л. Кутловская ответила гвардии рядовому: «Ничего мы вам не дадим. Можете жаловаться!»

Солдат жаловать не будет – не привык, да и силы уже не те. Я сделал это за него. В связи с чем позволил себе задать вопрос прокурору Москвы (ведь сила чиновничья – в единении со своим начальством. Особенно в вопросах идеологии). Посему я спросил городского прокурора: он часом не поклонник фюрера? Или, на худой конец, дуче? Его подчиненные этого почти не скрывали.

*** В первые месяцы после избрания Путина Президентом России буквально вся страна затаилась.

Дескать, какой он, Путин? В качестве Президента России? Господин или все-таки товарищ?

По РТР телевизионный фильм показывали – «Неизвестный Путин». Большего лизоблюдства мне видеть не приходилось. Ну прямо – «Дорогой Леонид Ильич».

Известнее Путин не стал. Известней некуда. При этом изо дня в день все задавали друг другу один и тот же вопрос: «Что будет?»

Аркадий Райкин на этот вопрос уже давно ответил: «Пиво холодное будет».

Впрочем, предпочтения Владимира Владимировича понемногу вырисовывались. Ну, авиация там. Флот опять же. Подводный. Оно, может, и правильно было. Государство без армии – это какая-нибудь там задрипанная Швейцария. Или даже Монако. А мы совсем даже не Монако.

Но были они, предпочтения президентские, все-таки как бы неявные. Поначалу г-н Путин нас, как в свое время Остап Бендер миллионера Корейко, за вымя трогал. На предмет обнаружения нашей реакции. Мы – не реагировали.

Вот, например, вскоре после избрания Путин в Краснодаре побывал. С дружественным визитом. Общался с «батькой Кондратом» – тогдашним губернатором Краснодарского края Николаем Кондратенко. Свои впечатления о состоявшейся беседе президент выразил коротко, но емко. И вполне определенно.

«Взгляды Николая Игнатовича не совсем обычны. Но каждый имеет право на свое мнение».

Тут Владимир Владимирович явно обмишурился. Ничего необычного во взглядах губернатора Кондратенко не наблюдалось. Самый что ни на есть примитивный черносотенец с зоологическим уклоном. Бей жидов (то есть, извините, сионистов), а также прочих кавказцев. Оригинальностью не пахнет. Пахнет погромами.

А вот насчет своего мнения, на которое «каждый имеет право», – здесь Путин как раз в точку попал. Однако высказываемые публично антиинородческие взгляды, да к тому же лицом, облеченным властью, заставляют вспоминать об Уголовном кодексе. Каковой, впрочем, в нашей стране, похоже, не действует.

Макашовско-кондратенковское «неандертальство» (точное выражение Юрия Лужкова) очень многих обеспокоило. И не только нас, граждан нашей замечательной отчизны, но и непонятливых иностранцев. Их-то сие обеспокоило, понятное дело, в одном ряду с Гондурасом, но все-таки.

Весной 2000 года 98 американских сенаторов (а их всего-то там – сотня, и даже не черная) г-ну Путину письмо прислали. Насчет нашего неандертальства интересовались.

Лучше бы они своим ку-клукс-кланом занимались. Так нет же: «Антисемитизм, – писали сенаторы, – не должен становиться оружием в борьбе за власть между политическими партиями».

Ну, не должен и не должен. Мы-то здесь при чем?

Так ихняя писучая сотня на этом не остановилась.

«Борьба с антисемитизмом, – поучали американские сенаторы, – должна стать одним из приоритетов российских властей».

Совсем обнаглели.

Ну, Владимир Владимирович их, понятное дело, отбрил. По-нашему. Нет, вы не подумайте – без мата. Но тем не менее вполне достойно отбрил.

«Любые акты антисемитизма рассматриваются в России как недопустимое проявление агрессивного национализма, которому нет места в цивилизованном обществе», – заявил в ответном послании наш дорогой Владимир Владимирович.

Ай, молодец!

В цивилизованном обществе места действительно нет. Так то ж в цивилизованном… Но нам туда тоже очень хочется. Поэтому у краснодарского губернатора просто «не совсем обычные взгляды». А то, что изгнанное из Москвы РНЕ нашло приют и ласку как раз у «батьки Кондрата», – этого г-н Путин как бы не знал.

Но это еще что.

В том самом 2000 году юбилей стукнул. Десять лет одному ужасно интересному уголовному делу. Возникло оно еще в СССР, в 1990 году. Главный персонаж – некий «русский академик», не раз мною упоминаемый. Воинственно невежественный, он исступленно призывал (и призывает) к полной депортации евреев из России.

Спасибо, что только к депортации.

Но, допустим, подобные призывы нашу замечательную прокуратуру никогда не убеждали. На откровенный антисемитизм она не реагировала. Но ведь соответствующая статья УК не только о разжигании межнациональной вражды повествует. Она еще и религиозную рознь в себя включает. Тут вышеупомянутый «академик» тоже наследить успел.

Цитирую:

«Христианство – это религия духовного разложения, своего рода духовный СПИД, разрушающий защитные силы народа перед нашествием чуждых и враждебных сил. Иисус, называющий себя Христом, не просто идиот, параноик и извращенец. В его действиях легко видеть целенаправленный злой умысел».

Похоже, что у тов. «академика» какие-то счеты с Иисусом Христом. Скорее всего, личные. А почему? Я так понимаю, потому, что Христос – еврей. По матери. А с евреями у тов. Корчагина разговор короткий.

«Евреи – с рождения разрушители, порождение дьявола. Мы настаиваем на полном изгнании евреев из русской земли».

Как вам это нравится? Прокуратура, похоже, была в восторге.

Дела против непотопляемого «академика» возникали еще не раз. Однако не подумайте – вовсе не по инициативе прокуратуры. Напротив: прокуратура предпринимала все от нее зависящее, чтобы эти дела закрывать. Одно дело, например, она пыталась закрыть пять раз.

Однако не получалось. Московский антифашистский центр и Союз евреев-инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны оказались самыми настоящими сутягами: из-за них несчастному «академику» приходилось отбояриваться целых пять лет, с 1995 по 2000 год. Да не одному (один он бы не справился), а с помощью все той же прокуратуры.

К делу даже был привлечен так называемый «незаинтересованный свидетель».

Студентку Института стран Азии и Африки Морозову попросили прочесть некоторые опусы тов. Корчагина и высказать свое к ним отношение. Студентка Морозова высказала:

«Я считаю, что в публикациях Корчагина содержатся оскорбления в адрес еврейского народа».

Официальные лица тоже высказались. После ознакомления с «трудами» «академика»

заместитель министра по делам национальностей Томтосов в ответ на запрос прокуратуры написал:

«В России действуют группы и организации экстремистского толка, которые ведут пропаганду этнической ксенофобии, в том числе и антисемитизма. Безусловно, факты такого порядка дискредитируют государственную власть. Необходимо наступательное применение правоохранительными органами уголовно-правовых норм».

А директор ВЦИОМа профессор Левада на запрос прокуратуры относительно выступлений и «трудов» Корчагина откликнулся так:

«Есть устойчивая связь между наличием ксенофобских (в том числе антисемитских) у с т а н о во к и ч т е н и е м п еч ат н ы х и зд а н и й ру с с ко го н а ц и о н а л и с т и ч е с ко го и прокоммунистического направлений».

Профессор Левада приводит цифры:

«От 12 до 20 процентов населения России проявляют выраженное негативное отношение к евреям. От 6 до 9 процентов отличаются весьма агрессивными и экстремистскими настроениями».

От себя добавлю, что накануне прихода к власти Гитлера лишь 5% населения Германии отличались «агрессивными и экстремистскими настроениями» по отношению к евреям.

Что делает Московская прокуратура, заручившись столь мощной поддержкой в лице «незаинтересованного свидетеля» и официальных лиц? Правильно: в шестой раз, но теперь окончательно, закрывает дело против «академика». Генеральная прокуратура страны с таким решением полностью соглашается.

Мне довелось прочесть «Постановление о прекращении уголовного дела» в отношении «академика». Это, доложу я вам, граждане, вещь. Поэма. Не знаю, как насчет «Фауста», но уж точно: эта штука – посильнее всех наших кодексов будет. Тем более – посильнее ответа нашего президента настырным американским сенаторам. Подписал сие «Постановление»

некто Крылов – следователь по особо важным делам Московской городской прокуратуры. Из весьма плотного текста (на 12 страницах) можно понять следующее.

Экспертиза «академических трудов», в которой зоологические взгляды «академика»

именно так и названы, следователя не устраивает. Его устраивает другая экспертиза: в ней та же зоология проходит под кодовым названием «здорового патриотизма».

Конечно, есть УПК. А в нем, между прочим, говорится: если эксперты не согласны друг с другом, следователь обязан собрать их вместе и попытаться устранить противоречия. Если же «консенсуса» достичь не удастся, следователь должен сам сделать свои собственные выводы из имеющихся у него материалов.

Но вот этой-то самостоятельности г-ну Крылову очень не хотелось. Потому как – кто ж его знает, как оно все дальше обернется. Риск, конечно, – дело благородное. Но не настолько.

И тогда-то следователю Крылову знамение подоспело. В виде «Методических рекомендаций Генпрокуратуры РФ». В числе прочего Генпрокуратура рекомендует своим подчиненным привлекать «для производства экспертиз специалистов в области психолингвистики».

Такого слова – «психолингвистика» – г-н Крылов, я полагаю, отродясь не слыхивал. Но ведь – подарок! И главное – вовремя.

Следователь привлек. Это была последняя, седьмая экспертиза по делу «академика». И тут случился конфуз. Психолингвисты пришли к однозначному выводу: в текстах «академика» (содержащих, по мнению экспертов, огромное количество стилистических ошибок и свидетельствующих о низкой культуре автора) отчетливо просматривается «побуждение к действиям против еврейской нации».

Казалось бы, все ясно. Дело можно отправлять в суд.

Не тут-то было. Ибо нет таких крепостей, которые наша прокуратура не смогла бы взять.

Г– н Крылов поступил просто. Заключение психолингвистов он показал экспертам, которые (по тем или иным причинам;

чаще – по тем) сочли «академика» вполне достойным членом нашего охотнорядческого общества. Другим экспертам, придерживавшимся как раз противоположного взгляда, – не показал. И подследственного с мнением психолингвистов тоже ознакомил. Ознакомленные в один голос заявили, что все эти сильно научные выкрутасы – чушь собачья и что «академик» заслуживает всемерной поддержки и премии имени доктора Дубровина.

Следователь Крылов не возражал. И дело закрыл.

Между тем обращение к экспертам в делах подобного рода – крайняя мера. В тех же «Методических рекомендациях Генпрокуратуры» говорится:

«Если идеи публикатора (оратора) выражены прямо, а не завуалированно, содержательный анализ вполне доступен подготовленному следователю или прокурору и не требует специальных познаний. Поощрение, оправдание геноцида, депортации, репрессий в отношении какой-либо нации, расы, религии, объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных этнических, расовых, религиозных групп – это и есть признаки того, что в данном тексте наличествует „возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды“.

Эта часть рекомендаций начальства московским прокурорам, и в частности – тов.

Крылову, не понадобилась. Или они не подготовлены были (а что они тогда делают в прокуратуре?), или им, гагарам, недоступно.

Союз евреев-инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны, а также Московское еврейское культурно-просветительное общество, попытались оспорить это решение. Их представитель Виктор Дашевский и адвокат Андрей Муратов подали иск в суд.

И что б вы думали? Судья Замоскворецкого межмуниципального суда Москвы Васина постановила: решение прокуратуры отменить. Однако не будем радоваться прежде времени.

Дело в том, что судью Васину возмутили отнюдь не нарушения закона. Все эти призывы «академика» к «поголовному выселению евреев из России», откровенная пропаганда нацистской идеологии – все это чепуха. Оказывается, прокурор Крылов закрыл уголовное дело против Корчагина, обвинявшегося по ст. 74 УК. Однако кодекс с тех пор изменился, и у статьи, в которой речь идет о «разжигании», теперь совсем другой номер. В этом и состоит главное нарушение закона, допущенное прокуратурой.

Исправить положение – раз плюнуть. Всего-то изменить номер статьи, а дело опять закрыть.

Так и случилось.

Между тем, за пять лет – от открытия до окончательного закрытия дела «академика» – произошли некоторые события.

Один из поклонников «академика» совершил теракт в московской синагоге. Основной инструкцией, которой пользовался поклонник, была статья «академика» «Еврейская оккупация России». Террориста признали невменяемым и препроводили на отдых в психиатрическую лечебницу.

Отправлен в отставку «в связи с переходом на другую работу» прокурор Москвы г-н Герасимов, весьма лояльно относившийся к столичным нацистам.

Наконец, в Московской городской прокуратуре был создан специальный Отдел по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях. В отделе трудятся аж пятеро юристов: начальник (старший советник юстиции), старший прокурор, прокурор, следователь по особо важным делам и старший следователь.

Этой-то мощной команде и удалось, наконец, справиться с задачей: окончательно закрыть дело «академика» «за отсутствием состава преступления». Генеральная прокуратура решение утвердила.

«Академик», между прочим, занимался и продолжает заниматься издательско просветительской деятельностью. В белокаменной он магазин держит, продает книжки и брошюрки собственного издания. Например, «Катехизис еврея в СССР» – откровенную фальшивку, на которой пробу ставить уже некуда. «Протоколы сионских мудрецов» – тоже отечественную фальшивку, но постарше. О ней еще Николай II, относившийся к иудеям без особой симпатии, отзывался весьма неприязненно. Зато вождь Третьего рейха;

, напротив, эти «Протоколы…» очень любил. Это была его настольная книга.

А г– н Корчагин, не мудрствуя лукаво, объемлет своей любовью и «Протоколы…», и самого фюрера. «Мою борьбу» «академик» издал особенно почтительно: «Авт. Шикльгрубер А. А., 600 стр. В тв. пер. Библия нацизма без сокращений на русском языке».

Но не подумайте, будто г-н Корчагин зациклился на гениальных трудах А. А. – Адольфа Алоизовича. «Академик» издал и другие книжки. Ну вот, к примеру, «Доктрина фашизма», «Международное еврейство», «Еврейский фашизм в России», «Еврейская оккупация России». Ну и далее везде. Со всеми остановками.

*** Много раз я писал о том, что прокуратура покровительствует отечественным нацистам. Приводил конкретные примеры и упоминал конкретных прокуроров. Ничего не меняется.

Может быть, прокуроры уверены в том, что нацисты нашей державе позарез необходимы? В смысле – полезны? Вроде изюминки, хотя бы и с гнильцой, без которой жизнь не в радость… Вот заместитель генерального прокурора г-н Колмогоров пишет ответ Герою Советского Союза Марьяновскому: легендарный танкист совершенно справедливо возмутился решением прокуратуры о прекращении уголовного дела в отношении одного из отечественных нацистов, г-не Корчагина.

Я тоже не раз писал о непотопляемости этого партайгеноссе. О том, как прокуратура Москвы неоднократно спасала его от тюремных нар.

Честно говоря, этот партайгеноссе изрядно надоел. Тем более что каждое упоминание о нем подстегивает его рвение на ниве поисков жидомасонского заговора и наполняет гордостью по поводу собственной значимости.

Но это он мне надоел. А прокуратуре – вовсе нет. Вот г-н Колмогоров и пишет: дескать, следствие по делу проведено «полно и объективно», а в выпускаемых Корчагиным зоологических изданиях ничего этакого не содержится, что подтверждается и свидетелями, и экспертизами.

Получив от заместителя генерального прокурора такой ответ, Марьяновский с горечью сказал: «Не понимаю, зачем я воевал».

Между прочим: многочисленные свидетели (отнюдь не один бывший танкист) как раз о том и свидетельствуют, что место г-на Корчагина – на нарах. Причем давно. Что же касается экспертиз, то привлеченный в качестве эксперта самой же прокуратурой доктор социологических наук профессор Покровский заключил: публикации Корчагина «можно охарактеризовать как планомерно и вполне определенно направленные на разжигание национальной розни».

Поэтому Союз евреев-инвалидов и ветеранов войны (Марьяновский – его председатель) не успокоился, продолжил свое безнадежное дело. И опять пришлось г-ну Колмогорову отписываться. Очередной ответ заместителя Генерального прокурора пришел гвардии рядовому, инвалиду войны, участнику Курской битвы и форсирования Днепра Борису Стамблеру. И вновь г-н Колмогоров уверяет: все хорошо, прекрасная маркиза! Уголовное дело против Корчагина прикрыто совершенно правильно, «оснований для отмены принятого решения не имеется», потому как прокуратура основывается на показаниях свидетелей и заключениях экспертиз.

Как же так? – спросите вы. А как же показания свидетелей Стамблера, Марьяновского и многих других? И куда делось заключение профессора Покровского?

Все просто, граждане. У прокурорских, когда им это нужно, – совсем другие свидетели и эксперты. Было бы желание. А желание есть, это очевидно. Сами-то они, прокурорские, конечно же, не нацисты, упаси бог! Но явно – сочувствующие.

Кстати, об экспертизах. Мнение Покровского прокуратуру не устроило, она ссылается на заключение некоего кандидата филологических наук доцента Крутовой. Однако ни одного слова из самого заключения прокуратура не приводит и ознакомиться с ним никому не дозволяет. Создается впечатление, что результаты экспертизы, проведенной Круговой, доступны только особо доверенным товарищам. По партии.

Зададимся вопросом: так ли уж нужна в данном случае экспертиза? Нужна, отвечает Закон, но только если есть сомнения. Что ж, обратимся тогда, что называется, к первоисточнику. В своих «теоретических изысканиях», опубликованных немалым тиражом, партайгеноссе Корчагин утверждает: «Только полная депортация евреев может спасти Россию. Я осмыслил еврейский вопрос и хорошо понял, что без депортации евреев никакая нормальная экономика в России невозможна ».

Какие уж тут сомнения… Особенно впечатляет «я осмыслил». Вслед за Остапом хочется спросить: как ваше имя, мыслитель? Жан-Жак Руссо? Спиноза?… Хотя нет, Спиноза не пойдет: еврей.

Еще из публикаций вышеупомянутого Корчагина: «Вернуть себе власть, снять с шеи народов России удушающую жидовскую петлю мы можем теперь только силой оружия».

Неужто еще есть сомнения? У прокуратуры имеются.

Или вот. До кучи. «Христианский бог – это не общечеловеческий бог, это – только еврейский бог. Будь он трижды проклят, этот еврейский бог!»

(Высшие иерархи Русской православной церкви пытались запретить показ по телевидению прекрасного фильма-притчи Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа»

– якобы оскорбляющего чувства верующих. Настояли на отмене проведения в Москве корриды – будто бы богопротивного зрелища. А вот тут они почему-то молчат. Или тоже – сочувствуют?…) Министерство печати РФ дважды выносило официальное письменное предупреждение партайгеноссе Корчагину «за публикацию материалов, разжигающих национальную нетерпимость и рознь». Работники Правового управления – как бы ни относиться к министерству в целом – безусловно эксперты. Они полагают (и не без оснований), что «разжигание» имеет место. А прокуратура, стало быть, с ними не согласна.

Потому что такие эксперты прокуратуре даром не нужны. Нужны другие, вроде глубоко законспирированного доцента Круговой, – чтобы обеспечить наших нацистов охранной грамотой.

Конечно же, дело не в паргайгеноссе Корчагине: это существо незначительное и нездоровое. Дело в том, что власть в лице прокуратуры не только не озабочена его «шалостями», но и всячески ограждает «шалуна» от давно назревшей порки. А вот это уже – симптом болезни всего общества.

Именно об этом шла речь в письме известных академиков и депутатов Государственной думы – в большинстве своем отнюдь не евреев – Президенту России. Вот фрагмент их письма:

«Поддерживая Вашу линию на борьбу с международным терроризмом, хотим обратить Ваше внимание на то, что в России практически не ведется борьба с одной их духовных основ терроризма – антисемитской идеологией. Обоснованную обеспокоенность и возмущение многих российских граждан вызывает антисемитская пропаганда, возбуждающая национальную и религиозную вражду в российском обществе, угрожая гражданскому миру в нашей стране. В эту угрожающую всем гражданам России кампанию вовлечены десятки организаций и сотни периодических изданий общим тиражом несколько миллионов экземпляров, безнаказанно действующих во всех регионах страны, и в том числе распространяемых в Москве и даже в Госдуме. Подобная пропаганда создает питательную среду для терроризма, проявляющегося во взрывах и поджогах синагог, в актах вандализма на еврейских кладбищах, погромах школ, оскорбительных статьях и лозунгах, призывающих к насилию по отношению к евреям и изгнанию их из России.

К сожалению, правоохранительные и другие органы исполнительной власти не принимают должных, а зачастую никаких мер по пресечению подобных действий и наказанию виновных».

Ответ ждать себя не заставил: подписанты получили его всего-то через три с небольшим месяца. Первый заместитель начальника Главного управления внутренней политики Администрации Президента (осилил все-таки, переписал с бланка;

запомнить бы не смог) г-н Абрамов уведомил академиков и депутатов, что эти «вопросы находятся в поле зрения главы государства». И что вот ужо совсем скоро, с принятием благословенного закона «О противодействии политическому экстремизму», у нас будет установлена «уголовная ответственность за использование нацистской символики в РФ». Вот тогда, дескать, и заживем. А пока – извините.

Академики и депутаты, стало быть, – про Фому, а оттуда, из Кремля, пером заместителя начальника… (см. выше) г-на Абрамова – про Ерему. Конечно же, уголовная ответственность за использование нацистской символики – дело хорошее. Однако антисемитизм с ксенофобией и без символики будут чувствовать себя вполне сносно.

Закон о борьбе с экстремизмом прежней Думой был отвергнут. Ее коммунистическое большинство полагало – и вполне резонно, между прочим, – что этот закон можно будет использовать как против «коричневых», так и против «красных». Однако существовал (и существует) президентский Указ, имеющий силу Закона. Да и в имеющемся Уголовном кодексе вполне достаточно статей, чтобы обуздать отечественных нацистов. Но этого почему то не происходит.

Новый закон вроде бы жестче, а санкции, им предусмотренные, – куда как строже. К примеру, можно будет привлекать к ответственности за экстремизм не только физическое, но и юридическое лицо. Органы юстиции всего-навсего должны будут доказать в суде, что какая-нибудь там РНЕ – экстремистская партия, и готово дело: ее, эту самую РНЕ, в момент ликвидируют.

Вопрос лишь в том, кто будет доказывать. Прокуратура? Сомневаюсь я, граждане.

Совсем недавно, когда санкции были, мягко говоря, и вовсе смешные, некоторые прокуроры отказывались поддерживать обвинение против нацистов и публично, в зале суда, заявляли о своей солидарности с подсудимыми (подобные случаи стали уже хрестоматийными). Я уж не говорю обо всех этих играх с экспертизами, экспертами и свидетелями. Цель понятна:

оградить коричневых от действия закона, а всяких там ветеранов и антифашистов – заморочить и унизить до такой степени, чтоб всем им стало неповадно. Но уж совсем негоже принимать участие в подобных играх – пусть даже косвенное – работникам президентской администрации.

Но боюсь, даже принятие Закона об экстремизме (а оно, принятие, все-таки состоялось) мало что изменит. Потому что дело не в Законе, а в желании его применить. Или в нежелании.

Чего до сих пор было больше, мы знаем.

Как вы думаете: зачем нам с вами прокуратура?

Ответ, казалось бы, ясен: прокуратура необходима для того, чтобы контролировать исполнение Закона. Чтобы оно, исполнение, было неотвратимым.

Но это ежели высокопарно. А если по-простому? Что значит – контролировать исполнение Закона?

Да очень просто: чтобы преступления – раскрывались, а преступников в обязательном порядке наказывали за содеянное. Что называется, невзирая на лица. Вот тогда-то мы с вами смогли бы обитать на просторах нашей необъятной родины более или менее спокойно, не страшась ежедневно за жизнь наших близких.

Но этого почему-то не происходит. И нам неуютно. Потому что мы понимаем: уж если убийства Меня, Листьева и Старовойтовой остались безнаказанными, то нам, случись что (не дай бог!), рассчитывать и вовсе не на что. И не на кого. Ведь не помогает даже ЛИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ Дело в том, что прокуратура – она не для нас с вами, граждане. Она для начальства. Для самого высокого. Еще Петр Алексеевич, учредив в России прокуратуру по европейскому образцу, назвал ее «государевым оком». Чтобы, значит, наблюдало оно за нами, а заодно и за порядком в империи. А что значит – «государево»? Его, значит, собственное. Захотел государь – сморгнул, захотел – и вовсе глаз прикрыл. Его, государева, воля.

С тех пор у нас так и повелось. И не менялось. Хоть царь был, хоть Сталин, хоть Ельцин. Прокуратура всегда была при них. В их личной собственности. Без «высочайшего соизволения» прокуратура в России не могла и не может ничего.

А еще всегда был «личный контроль». Убьют кого-нибудь не из простых смертных или взорвут что-нибудь – самое высокое начальство берет следствие под свой контроль. При коммунистах ЦК контролировал, в новейшие времена – президенты.

А ведь этот «личный контроль» – абсолютно неправовая и даже противозаконная штука. Попробовал бы какой-нибудь там заокеанский президент взять под свой «личный контроль» некое расследование. Пусть бы даже и убийства. Так его сразу бы на место поставили. На президентское. Сказали бы вежливо, но твердо: это, сказали бы, ваше величество, совсем чужая епархия, нечего вам там делать, А то, глядишь, еще и импичментом пригрозили бы.

Оно конечно: что с «личным контролем», что без оного – результаты у нашей прокуратуры те же. Однако с «контролем» у прокуратуры тыл появляется. В лице царя батюшки. Потому как – кто контролирует, тот, в случае нужды, и от недругов прикроет.

Но ведь в таком случае следователю придется учитывать мнение контролирующего. И личное, и окружения. Его симпатии и антипатии. Его интересы. А ну как кто-то из окружения окажется причастным к расследуемому преступлению?

Именно так случилось с делом об убийстве Дмитрия Холодова. «Личный контроль»

Ельцина привел к тому, что следствие было практически остановлено.

Во время скандала с Гусинским Президент Путин, пребывая в демократической загранице, твердо произнес заученную фразу: «Наша прокуратура независима и подчиняется только Закону».

Позвольте не поверить.

*** России всегда не везло с прокурорами. И с генеральными, и с рядовыми.

Впрочем, любимец Петра, первый генерал-прокурор Российской империи Павел Ягужинский был, говорят, вполне хорош. Даже взяток не брал. Да и зачем ему? Первое лицо после царя, богатейший человек. По свидетельству современников, жил роскошно: тратил огромные деньги на экипажи, слуг, мебель. Всё, что имел, в том числе и титул графа, Ягужинский полчил из царских рук. Зато уж и служил ему не за страх, а за совесть. И только ему.

Правда, один грешок за Павлом Ивановичем водился: неумеренность в возлияниях. Да кто ж в нашей отчизне тут меру знал?

Зато все прочие и последующие прокуроры – от рядовых до генеральных – выгоду свою блюли свято. Брали со всех. Но служили – только царю.

Не Закону.

Потому что служишь тому, от кого твоя должность и твой оклад жалованья зависят.

*** В советское время прокуратура менее независимой не стала. Правда, рядовые прокуроры взятки брать побаивались и потому памяти о себе не оставили. Зато прославились Генеральные. Но не взятками. А личной преданностью.

При Сталине – Вышинский, отрабатывавший свою меньшевистскую молодость липовыми процессами против «врагов народа». Именно Вышинский, выполняя указание Генералиссимуса, совершил переворот в юриспруденции, впервые со времен Римского права введя в лексикон и в оборот «царицу доказательств» – признание обвиняемого в качестве главной и неопровержимой улики. Какими способами эта «царица» добывалась, мы теперь знаем. Вышинский, кстати, знал тоже.

При Хрущеве и Брежневе – Руденко. Этот тоже прославился переворотом, в одночасье отбросив за ненадобностью один из основных постулатов права – «закон не имеет обратной силы». По настоянию Хрущева и под конкретное уголовное дело Руденко ввел смертную казнь за спекуляцию валютой и золотом. Два таких спекулянта, уже осужденных к пяти годам лагерей (по максимуму), еще раз прошли через суд и были расстреляны.


А потом началась новейшая история. Постсоветская. Замелькали Генеральные прокуроры.

*** Первым был Степанков. Молодой и подающий. Сгорел вместе с тогдашним министром внутренних дел Баранниковым. Жена последнего отправилась в вояж по заграницам за счет некоего западного бизнесмена. Со Степанковым сего бизнесмена тоже связывали некие отношения. Не интимные. Доведенная до ушей президента, эта история Ельцину сильно не понравилась, и он отправил в отставку и министра и Генпрокурора.

При всей, на мой взгляд, справедливости ельцинского решения не могу не заметить: не нам, налогоплательщикам, не понравилась эта едва завуалированная форма взятки, а – Президенту.

Следующий – Казанник. Помните – «Совесть России» (так его называли). Этот самоустранился. А позже выяснилось: что-то там такое с мебелью казанниковской получилось, на многие тысячи долларов.

Потом долго исполнял обязанности Генпрокурора Ильюшенко. Непосредственно с этой должности он и угодил в «Лефортово». За порочащие его связи с некими иностранными предпринимателями.

После Ильюшенко нас долго забавлял Генпрокурор Скуратов. Этот никак не мог определить: он ли там, на видеокассете, с двумя дамами кувыркается, или все-таки не он, а лицо, на него, на Скуратова, похожее. Так и не определил. А еще костюмы свои итальянские, на прокурорскую зарплату справленные, всё никак сосчитать не мог, Сбивался… Теперь вот нынешний, Устинов. С его роскошной квартирой стоимостью в почти миллион долларов. Квартирку эту г-н Устинов получил от кремлевского завхоза за бесплатно.

Первый Генпрокурор, Ягужинский, получил в свое время от Петра имение стоимостью в 50 тысяч рублей (по теперешним временам примерно полтора миллиона долларов). А чем нынешний хуже? Ничем не хуже. Ну, талантов поменьше. Так это от Бога.

*** А вот результаты. Надо сказать, скорбные.

Ни одно из «громких» убийств последнего десятилетия не раскрыто (Квантришвили, Холодов, Лиходей, Листьев, Кивелиди, Маневич, Юдина, Старовойтова и многие другие).

Единственное исключение – убийство председателя Российской федерации хоккея Валентина Сыча. Но и тут к Генпрокуратуре есть множество вопросов, отвечать на которые она, Генпрокуратура, по своему обыкновению не собирается.

Несколько масштабных терактов, ужасающих по своим последствиям и психологическому воздействию на российское общество. Террористы на свободе, Генпрокуратура отмалчивается.

Ни одного доведенного до суда дела о коррупции. Одно из двух: или у нас нет коррупции, или – Генпрокуратуры.

Короче говоря: в последнее десятилетие не расследовано ни одно из общественно значимых громких дел.

Может быть, саботаж?

При всем том она полностью независима. От нас с вами. Генпрокуратура неприкасаема и неуязвима. Потому что она служит человеку. Одному человеку. Вы его знаете.

В конце 2000 года говорили: в России происходит смена элит. Ну, происходила и происходила. И Бог бы с ними – и со сменой, и с элитой. У нас и без них забот хватало.

Однако интересно: что это такое – элита?

У Ожегова: «Лучшие представители какой-нибудь части общества».

А кто определяет «лучших»? Опять вопрос.

Да та же «элита» и определяет. Сама себя назначает на эту должность.

Никто из них, обратите внимание, никогда не скажет: «Я, элита». И совсем не потому, что они такие скромные. А потому что смешно получится. Поэтому они всегда говорят: «Мы, элита». Но говорящий это всегда имеет в виду только одного человека – себя.

При этом элита, конечно же, имеется. Ну там научная. Или интеллектуальная. Но никому из них и в голову не придет так себя называть. Представьте себе академика Сахарова, провозглашающего с трибуны: «Мы, элита…»

А еще есть элита политическая. Эти как раз очень любят именовать себя «элитой».

Потому что больше некому.

Вот, скажем, наша Дума. Государственная. По большей части сидят там люди невежественные и косноязычные. Их вина в том небольшая: мы их сами туда навыбирали.

Но и наша вина невелика: мы же себя туда выбрали. Нам пока еще невдомек, что законодательное собрание великой страны должно состоять из людей, которые лучше нас.

Умнее. Образованней. Бескорыстнее. А иначе мы из этой ямы не выберемся.

А пока что думцы у нас – «элита». Василий Иванович Шандыбин, каждая фраза которого – непереводимая на русский игра слов. Или тов. Харитонов с макетом памятника Железному Феликсу. Ну и прочие.

ЭЛИТА, БЛИН!… Политическая «элита» – это вам не кот начихал. Тут обязательно идеологическая подоплека должна присутствовать. Поскольку без нее – какая ж тут «элита»!

А с идеологией – совсем другое дело. Раньше у нас таких подкованных не так уж и много было. Среди депутатов – Макашов с Илюхиным, ну, Зюганов еще, а губернатор и вовсе один: «батька Кондрат».

Зато теперь ихнего полку, похоже, резко прибывает. С особой наглядностью это продемонстрировал новый курский губернатор, коммунист-интернационалист Михайлов. В первых строках своего правления он во всеуслышанье объявил о грядущей борьбе с еврейским засильем. Явная малочисленность вражеских рядов Михайлова не смущала. Это при царе-батюшке, сто лет назад, евреев в России было около 4 миллионов – почти 4% населения Российской империи. А сейчас сколько их осталось? Да с гулькин нос. Кого извели, кто сам уехал.

Однако без врагов жить нам никак нельзя. Вот тов. Михайлов их и определил. «Если в кране нет воды…» Особенно горячей. Кто виноват? Правильно.

Самое любопытное, что во время своей предвыборной кампании тов. Михайлов ни о чем таком даже не заикался. Я так полагаю, не потому, что стеснялся. Это он такую военную хитрость применял. Чтобы противник раньше времени ни о чем не догадался. А кто противник? Да мы с вами, граждане. Избиратели.

Зато сразу после победы тов. Михайлов объявил о первоочередных задачах советской власти в отдельно взятой Курской области. И союзника себе нашел. Меня, говорил коммунист-интернационалист, тов. Путин очень даже поддерживает.

Ну, если уж сам президент страны поддерживает… К тому же и теоретическая база вовремя подоспела. Спрос всегда рождает предложение. И предложение поступило. Говорят, пользуется оно у новой, извиняюсь, «элиты», пришедшей на смену старой, большой популярностью. Помимо прочего еще и потому, что исходит тоже от «элиты». Опять извиняюсь.

*** А теперь, граждане, разрешите огласить список. Нижеперечисленные как раз занимались теоретической подготовкой нашей новой «элиты». Итак:

Главный редактор «Интернациональной газеты» (название может быть неточным;

этих газет развелось – прорва, всех не упомнить).

Заместитель председателя Всеславянского союза журналистов.

Президент Лиги защиты национального достояния.

Оргсекретарь «Союза общественных объединений по защите чести и достоинства русского народа».

Член Центрального совета движения «Спас».

Член Ассоциации искусствоведов.

Член Союза литераторов России.

Самое интересное, что все эти регалии принадлежат одному человеку. Он прямо так и подписывается: всеми сразу.

Ну чего уж, скажете вы. Нездоровый человек. Бывает.

Не знаю, граждане. Я не психиатр.

Давайте, однако, взглянем, чем же вооружает нашу новую «элиту» сей г-н. Фамилия у трижды члена, оргсекретаря и президента – простая. Не лошадиная: Севастьянов. Но дело не в фамилии. Был бы человек хороший. А человек – явно хороший. Ближайший соратник вышепоименованного «академика» Корчагина.

В общем-то ничем особенным хороший человек г-н Севастьянов нас не удивляет. Кого нынче удивишь панегириками Гитлеру? Разве что немцев. А что русскому хорошо, то немцу, как известно, смерть. Вот вышепоименованный г-н и пишет, что главным достижением фюрера было нечто нематериальное. Дескать, почувствовали себя немцы единой нацией, сплоченной и могущественной, имеющей великое будущее. А главным мотором нации стал неподдельный энтузиазм.

Говоря словами нашей песни, «вместо сердца – пламенный мотор». Но на всех Гитлеру было не угодить. «Некоторая (незначительная) часть немецкого народа познакомилась с концлагерями. Ну и, само собой, плохо стало евреям. Ну и что с того? Кого это волновало?

Ведь зато немцам стало хорошо».

Действительно: зачем волноваться? Всем хорошо не бывает. Тем более когда речь идет о высшем благе. А оно, это благо, – вот оно: «Фашизм – это не что иное, как диктатура национального капитала. Да ведь это именно то, что необходимо России как хлеб, как воздух ».

По– видимому, это и есть наше ближайшее будущее. Ежели, понятное дело, евреи не помешают. А они могут. Потому как, по мнению г-на Севастьянова, именно «евреи подтолкнули Англию и Францию к войне с гитлеровской Германией».

Не чужд г-н Севастьянов и современных проблем демографии и внутренней российской политики. «Чечню и Ингушетию – вон из России!», «Ни одного черного илицветного иммигранта на нашей земле!» – заявляет редактируемая им газета. Сам же г-н Севастьянов ратует за демографическую политику, основанную на принципах селекции.

Пока же, поскольку до этого еще не дошло, он рекомендует «разъяснять нежелательность смешанных браков, опасность их последствий для нации».

Может, и вправду – нездоров?

Вот и дедушка Ленин (в общем-то милый и где-то даже интеллигентный человек, хотя дело опять же совсем не в нем) у г-на Севастьянова – «калмыкоеврей». Это, кто не знает, аббревиатура такая. Расшифровывается она двояко. Можно так: «калмыцкое лицо еврейской национальности». Или: «еврейская морда калмыцкой национальности». Желаемое подчеркнуть.

Но особенно впечатляют рассуждения г-на Севастьянова относительно христианства.


Опять же: ничем особо новым сей трижды член нас не поразил. Да и что можно откопать нового в христианстве – «религии расслабленных, больных, вырождающихся народов, сдающих Европу без боя легионам темнокожих южан» ? В христианском раю, который попытался вообразить г-н Севастьянов, оказался «не только социальный сброд, но и сброд национальный. Эфиопы и немцы, евреи и хорваты, армяне и курды, ливанцы и индейцы Патагонии».

И немцев туда же. Только что г-н Севастьянов пел им осанну, а теперь и они попали в «национальный сброд». Может, член Центрального совета движения «Спас» – вудуист какой?

Или еще что похлеще? Не удивлюсь.

*** Все эти откровения – хоть, повторяю, и не новые, но жутковатые – распространяются вполне легально. И не только распространяются, но и пользуются спросом среди думцев и губернаторов «новой волны». В связи с чем Московский антифашистский центр несколько возбудился, а его председатель Евгений Прошечкин обратился с заявлением в Московскую городскую прокуратуру с намерением перенести возбуждение на г-на Севастьянова – в смысле уголовного дела против «члена Ассоциации искусствоведов» (в штатском), оскорбившего, по мнению Прошечкина, религиозные чувства православных, а также национальные чувства иудеев безотносительно к их вероисповеданию.

Результат сей тяжбы был предсказуем. Мосгорпрокуратура, давно и плодотворно покровительствующая русским нацистам, переправила заявление в прокуратуру рангом пониже – Симоновскую межмуниципальную. Туда и был вызван председатель Московского антифашистского центра, и старший помощник прокурора Кондрашова вполне доходчиво ему объяснила: ничего криминального прокуратура не усмотрела, а потому заявление г-на Прошечкина останется без последствий.

И на том спасибо. Не посадили заявителя – уже хорошо.

Но если Прошечкина помощник прокурора вызвала, то г-на Севастьянова – пригласила.

Рассыпалась ли она в любезностях или обошлась без них, не знаю, потому как на ту дружескую беседу зван не был. Знаю только, что заявление Прошечкина оказалось у г-на Севастьянова. И опять же не знаю, насколько это согласуется с УПК: поскольку никаких мер по заявлению никто принимать не собирался, оно – это заявление – внутренний документ прокуратуры.

Ну а уж г-н Севастьянов, окрыленный ласковым приемом, отсутствием к нему претензий со стороны прокуратуры и оказавшимся в его распоряжении заявлением, подал иск в суд – и на Московский антифашистский центр, и на Прошечкина. Иск, понятное дело, «о защите чести, достоинства и деловой репутации». Хотя ни того, ни другого, ни третьего у этого г-на отродясь не бывало. Подписавшись всеми своими регалиями, г-н Севастьянов потребовал возместить ему «моральный вред». Его иск – 6 страниц убористого текста.

Графомания, конечно, но не без потуг на юридическую состоятельность. Цитаты-де, приводимые Прошечкиным в его заявлении, вырваны из контекста, поэтому смысл их якобы искажен, и поэтому президент Лиги защиты национального достояния требует от ответчиков 6 миллионов рублей: 5 миллионов – от Московского антифашистского центра и 1 миллион – лично от Прошечкина.

Губа у этого г-на явно не дура. Особенно нижняя. Ну, хоть не в долларах.

Прочитал я эти цитаты. Не побрезговал. Ну вот, например: «Коммунизм и демократия – это трупный яд христианства, в котором умер и разложился сам Христос. Трупный яд христианства убивает без пощады».

И с контекстом читал, и без. Снизу вверх и справа налево. Все равно получается то же:

«Трупный яд христианства убивает без пощады».

Иск г-на Севастьянова поступил в Кунцевский межмуниципальный суд Москвы. И тут произошло нечто совсем уж фантастическое. В обеспечение иска судья Смотриченко… Ну вот как вы думаете, что она сделала? Наложила арест на счета Антифашистского центра?

Арестовала личное имущество г-на Прошечкина? Ничего подобного. Судья Смотриченко запретила Про-шечкину «совершать какие-либо действия по распространению содержащихся в его заявлении оспариваемых в суде сведений».

А ведь тоже: «элита», блин!… Судейская.

Между тем Прошечкин и его центр могли бы обратиться с тем же заявлением в другие инстанции. Однако нельзя: «распространение». Судья Смотриченко запретила.

Бред.

Спустя короткое время решение судьи Смотриченко было отменено как незаконное. Но дело не в этом. А в том, что перед нами – совершенно очевидный симптом болезни, которая все сильнее расползается в нашем обществе. Особенно прогрессирует она в среде нашей новой «элиты». Недаром «Независимая газета», претендующая на «элитарность», охотно публикует опусы г-на Севастьянова. А у нового курского губернатора, говорят, «труды» сего г-на – и вовсе настольные. Тут, полагаю, никакая вакцина не поможет.

*** Несколько выше я написал о том, что в сочинениях г-на Севастьянова не содержится ничего нового. Это я немножко погорячился. Одна новая мыслишка все-таки присутствует.

Но зато какая! Оказывается, главный наш враг в ближайшем будущем – вовсе даже не мировое еврейство, а – китайцы!

«Китайцы – опаснейший на свете противник. Это народ, слегка не ценящий Декларацию прав человека, да и вообще человеческую жизнь».

«Слегка не ценящий» особенно впечатляет. Забыл сказать: этот г-н – еще и кандидат филологических наук.

Не станем, однако, придираться к филологическим изыскам. Потому как основная идея г-на Севастьянова – совсем не в них. А в том, что китайцы уже давно мечтают завоевать весь мир. Но тут на их пути стоит Россия, которая «имеет самую большую в мире границу с Китаем ».

А при чем тут евреи? – спросите вы.

Ну как при чем! Во-первых, по мнению г-на Севастьянова, «китайцы – это, если можно так выразиться, „желтые евреи“.

Но и это еще не все. Так что не спешите с диагнозом, граждане. В грядущем столетии предстоит «битва гигантов XXI века – еврейства и, если можно так выразиться, «китайства ». И поскольку евреям и так принадлежит уже весь западный мир, их задача – отвести России роль буфера или даже тарана в грядущей войне. «Принять на себя первый удар Китая или самой нанести первый удар – одно из двух: вот что, скорее всего, предстоит сделать России по планам мировой закулисы».

Регулярные высказывания представителей нашей думской и губернаторской «элиты»

свидетельствуют: зерна сии попадают на густо унавоженную почву. Как я слышал, Комитет по геополитике Государственной Думы уже вплотную занимается этой, извините, «проблемой».

Психиатры, к сожалению, не занимаются.

«Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, морали и патриотизма».

Г. Гейне Дело у нас делается не скоро.

Но все-таки что-то такое понемножку сдвигается.

Вот раньше: один, рассказывают, сплошной дефицит. Колбасы – и той не было.

Не говоря уж про секс. Так прямо с трибун и заявляли: дескать, у советских людей секса нет.

А и то правда: какой же секс без колбасы?

ВАГНЕРА!… Однако со временем в нашей отчизне другой дефицит обозначился. Я бы сказал – политический. То есть по большей-то части у нас все как у больших. Даже, извините за выражение, ваХХабизм – и тот присутствует. И ваКХабизм тоже имеется. Ну, это уже другая песня.

Но кое-чего до последнего времени все-таки не хватало. Вот, скажем, нацисты. Это, стало быть, почитатели социализма, но с национальным уклоном. Уж как отдельные граждане (в том числе и ваш покорный слуга) доказывали: ну вот же они! ну как же вы сами не видите! ан нет – прокуратура уперлась, и до сих пор ни в какую. Таких у нас не водится, заявляют прокурорские.

И не только заявляют. Скажем, вздумается кому-то назвать нациста нацистом. А тот возьми да обидься. И сразу – в прокуратуру. Так и так, мол, совсем допекли русофобы, измываются над нами, чистокровными, вражду национальную возбуждают.

Прокурорские, понятное дело, под козырек. Не извольте беспокоиться, говорят, сейчас мы им, этим космополитам пархатым, кузькину мать-то покажем.

И что б вы думали? Еще как показывают… *** В течение нескольких последних лет прокурором Москвы был многократно упоминавшийся мною г-н Герасимов. Ничем особенным не выделялся, хотя кое-какие человеческие слабости и у него случались. А кто ж без них? Г-н Герасимов, к примеру, «любил домашних птиц и брал под покровительство»… Нет, насчет девиц мне ничего не известно. Хотя, если судить по тогдашнему лицу, сильно похожему на Генпрокурора, то не исключаю. Но в особенности главный столичный прокурор любил покровительствовать нашим отечественным нацистам.

Преемник Герасимова главный московский прокурор – г-н Авдюков. Уверенно заявляю:

полный преемник. Однако не открыто, не в лоб. У нового прокурора и тактика новая, соответствующая, так сказать, велениям времени. Теперь ежели кто-нибудь из нацистов обижается, так сразу заявление г-ну Авдюкову. А тот – незамедлительно распоряжение:

найти и обезвредить.

Некое «лицо русской национальности» обратилось к тов. Авдюкову с «Заявлением о совершении преступления в городе». Преступление будто бы состояло в том, что руководитель информационно-аналитического центра «Панорама» Владимир Прибыловский назвал издаваемую «лицом» газету «фашистской» (каковой она в действительности и является) и тем самым возбудил национальную вражду.

Прокурорские засуетились и начали вызывать Прибыловского на допросы. Стражей закона интересовало: каким способом автор передает свои статьи на Запад (работы Прибыловского публиковались в газете «Русская мысль», выходящей в городе Париже), по чьей инициативе он их пишет и сколько «иудиных денег» таким способом зарабатывает?

Мы с вами, граждане, стали уже забывать о существовании подобных вопросов. И напрасно.

«Дело» против Прибыловского тянулось долго. Хотя совершенно непонятно, о каком возбуждении национальной вражды может идти речь, потому как «фашист» или даже «нацист» – вовсе не национальность. С другой стороны, о политических симпатиях «лица»

можно судить по заголовкам статей в редактируемой им откровенно нацистской газете: «Нам нужен русский православный Гитлер»;

«Германию вдохновила Россия»;

«Пять лет назад жиды убивали в Москве русских».

Надо понимать так, что с заголовками и содержанием статей наша прокуратура вполне солидарна.

*** Теперь несколько слов о том самом «лице русской национальности».

Это некто Александр Кузьмич Иванов-Сухаревский. Именно так, через черточку. Будто бы один из предков данного г-на имел какое-то отношение к московской Сухаревской башне – не то к ее возведению, не то к сносу. Но, конечно, тут и другая связь прослеживается.

Суворов был Рымникский, Корсаков – Римский, а Иванов – Сухаревский. Внушает.

Сам И.-С. вообще-то кинорежиссер. Вы, граждане, такого знаете? Ну, неважно.

Согласно автобиографическим россказням, Александр Кузьмич дружен с Георгием Данелия и Сергеем Соловьевым. Может быть, не врет.

В кино И.-С. занимался главным образом сбором средств для съемок своих гениальных фильмов. А когда понял, что денег добыть не удастся, с головой ушел в политику. Причем в политику с совершенно определенным уклоном. Потому что в кино, где все – евреи (ну кроме разве что Данелии с Соловьевым), лицу русской национальности пробиться совершенно невозможно.

С тех пор Александр Кузьмич многого достиг. Он теперь глава партии, «Народная национальная» называется. ННП. Не слышали? Ну поверьте на слово. Политическое кредо?

Вы еще не поняли? Ну вот вам несколько примеров, навскидку:

«Нам срочно требуется долговременная программа расовой селекции. Отборные русские встанут во главе новой опричнины».

«Демократы либо евреи по крови, либо ожидовленные русские. Жиды преследовали меня со дней моей студенческой юности».

«Лица нерусской национальности или неправославного вероисповедания не могут быть гражданами России».

Извиняюсь, конечно, и понимаю: брезгливость одолевает. Но слов из песни не выбросишь. А если выбросишь – что останется? Одна только история болезни.

А еще Александр Кузьмич неоднократно заявлял, что его «духовная опора» в политике – музыка Вагнера. Плагиат, конечно: где-то уже это было. Но впечатляет.

*** Теперь, я надеюсь, вам ясно, граждане, чем вызвано столь явное понимание, проявленное новым прокурором Москвы к заявлению Иванова-Сухаревского. И почему страдальца Прибыловского таскали на допросы.

Правда, возник в этой истории и несколько иной поворот. Я бы сказал – неожиданный.

Непосредственным участником и даже виновником поворота оказался «МК».

Дело в том, что Александр Кузьмич – человек деятельный (во всех аналогичных анамнезах это зафиксировано). Заявлением в прокуратуру на возбудителя национальной вражды Прибыловского он не ограничился. Он еще обратился в суд с иском к «МК».

(Путь прост. В одной из своих статей мой коллега назвал Иванова-Сухаревского «известным нацистом». Александр Кузьмич оскорбился и потребовал от суда защитить его честь и достоинство, от газеты – опубликовать опровержение, а также компенсировать нанесенный ему моральный вред. Прямо так и указал: «Мне причинен моральный вред, который будет компенсирован в случае выплаты мне ответчиком денежной компенсации в размере два миллиона рублей».

Во как! Стало быть, за два миллиона моральный вред уже не такой вредный. А ежели прибавить, так и вовсе божья роса будет.

Одним словом, «патриот».

Судебные заседания проходили ни шатко ни валко. Адвокат Андрей Муратов, съевший на подобных процессах не один десяток собак, пытался убедить судью в правомерности слова «нацист» по отношению к данной истории болезни, а историк Виктор Дашевский привел список явных, но, конечно же, случайных совпадений в программах гитлеровской НСДАП и иваново-сухаревской ННП. Тем не менее эффект был неожиданным, и потому особенно впечатляющим. Судья Пресненского межмуниципального суда Москвы Тюленев в иске Александру Кузьмичу отказал.

«СУД СЧИТАЕТ, – постановил судья Тюленев, – ЧТО СПОРНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ТОМ, ЧТО ИСТЕЦ ЯВЛЯЕТСЯ „ИЗВЕСТНЫМ НАЦИСТОМ“, СООТВЕТСТВУЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И НЕ ПОДЛЕЖИТ ОПРОВЕРЖЕНИЮ».

*** Что же теперь получается, граждане? А вот что.

Теперь у нас в государстве нацист имеется. Правда, всего один. На самом-то деле их гораздо больше, но чтоб вот так, совершенно официально и даже по решению суда, – пока один. Так ведь лиха беда начало.

Но самое главное: решение судьи Тюленева создало невиданный доселе в нашей отчизне прецедент. Теперь ни один высокопоставленный чиновник не сможет отмахнуться от нас, заявляя, будто нацизма в России нет и в помине. Потому как ежели носитель идеологии – вот он, то и сама идеология где-то неподалеку.

Интересно, как смог выкрутиться из этой ситуации прокурор Москвы г-н Авдюков. У него, если вы помните, «дело» имеется, им самим, г-ном Авдюковым, и начатое. Уголовного преследования человека – за возбуждение национальной розни – потребовал нацист! И московская прокуратура ему, нацисту, в этом помогает. Я бы сказал, всемерно.

*** Несколько позже партайгеноссе Иванов-Сухаревский опять решил о себе напомнить – «Открытым письмом» Президенту России Путину Владимиру Владимировичу.

Позволю себе привести цитату из этого поистине исторического документа:

«Как гражданин гражданину, как русский русскому и как офицер офицеру я говорю вам: вы должны в данный исторический момент совершить один-единственный исторический шаг, который вас превратит в мгновение ока из простого государственного деятеля в великого человека. Вы должны собрать в Кремле представителей партий и организаций русского народа».

Кого же должен «собрать в Кремле» Президент России, чтобы сию же секунду превратиться в великого человека? Список невелик, в нем всего-то трое: сам Александр Кузьмич и два других партайгеноссе рангом пожиже. Ну там унтершарфюреры, к примеру.

От комментариев по поводу этого письма воздержусь, но картинку отчетливо себе представляю.

Кремль, понятное дело. Как заказывали. В Георгиевском зале стол накрыт. Хозяином – Владимир Владимирович, а напротив – драй камераден. Самовар кипит, лакеи в косоворотках снуют.

«Как здоровьечко?» – Путин небось спрашивает. Для затравки.

«Слава Богу, – степенно отвечает главный партайгеноссе, – вашими молитвами».

«Как же, как же, молимся, – вежливо кивает Владимир Владимирович. – Какие вопросы обсуждать станем?»

«Начнем с медицинских, – отвечает наци №1. – Вот вы, например, как на такую проблему смотрите: „Национализм – это пенициллин против сифилиса всемирного соития в блуде гедонизма“.

«Это вы, батенька, как-то уж не того, – смущается Владимир Владимирович. – Даже не знаю, что вам сказать… Подумать нужно. А пока, может, Вагнера послушаем?»

*** P.S. Разговор с Путиным – это, конечно, фантазия. Но относительно пенициллина – такое не выдумаешь. Так записано в программе «Народной национальной партии», которую возглавляет уже знакомый нам нацист с двойной фамилией.

Несколько лет общественные еврейские организации России добивались привлечения к суду издателя некой погромной газетки. Название той газетки я запамятовал. Не то «Нерусская правда», не то «Русская неправда». Впрочем, дело не в названии, поскольку таких газет у нас нынче – прорва. «Свобода слова», извиняюсь.

А посему, в связи с этой самой свободой, дело было изначально безнадежное. Однако братцы-еврейцы – люди упрямые. И что самое впечатляющее – иногда это упрямство даже вознаграждается. Так случилось и на сей раз, когда Союзу евреев-инвалидов и ветеранов войны (СЕИВВ) пришло извещение из московской прокуратуры: против вышеупомянутого издателя возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ (разжигание межнациональной вражды. – М. Д.), «расследование поручено следователю отдела». Извещение вполне солидное – на бланке с печатью и подписью: «Ст. прокурор отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях В. М.

Гладенко».

То– то, я полагаю, радости было в гетто!… ГРАЖДАНЕ ИНОРОДЦЫ И ИНОВЕРЦЫ Однако победные фанфары играли не слишком долго. Спустя всего каких-то шесть месяцев СЕИВВ получил новое извещение. В нем Союз ставился в известность о том, что уголовное дело против издателя-черносотенца «прекращено на основании Постановления Государственной Думы „Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов“. И тоже, как вы понимаете, на бланке Московской прокуратуры, с печатью и подписью: „Старший следователь отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях В.В.

Рыбалка“.

Евреи не успокоились. Написали жалобу Генеральному прокурору России г-ну Устинову. Изложили в ней свое возмущение. Однако безо всяких эмоций. Ну, в том смысле, что не стали эти кляузники писать о кощунственности применения амнистии к погромщику по случаю Победы над фашизмом. Вместо этого они раскопали пункт 12-й постановления Думы, в котором совершенно недвусмысленно заявлено: запрещено применять амнистию к лицам, осужденным или подозреваемым в совершении преступлений по статье о разжигании межнациональной вражды.

Жалоба членов СЕИВВ оказалась почему-то в Московской прокуратуре – то есть у тех, на кого жаловались. А оттуда, понятное дело, ответ. Опять же, все, как положено, – бланк печать-подпись:

«Ваша жалоба рассмотрена. Сообщаю, что вынесенное постановление о прекращении уголовного дела вследствие акта амнистии признано законным и утверждено руководством прокуратуры города Москвы.

И.о. начальника отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях П. А. Разгоняев».



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.